Читать онлайн Любовь на Бродвее, автора - Марти Беверли, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь на Бродвее - Марти Беверли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь на Бродвее - Марти Беверли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь на Бродвее - Марти Беверли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марти Беверли

Любовь на Бродвее

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

— Не может быть, Карен! — Джаффи всплеснула руками. — Ты и этот старый сухарь Хенриген. Просто не верится!
В то время как Карен рассказывала о новостях, Джаффи доставала из гардероба свое добро. Вся комната была завалена платьями, костюмами, блузками, бельем, туфлями и украшениями. Девушки копались в разноцветной одежде, как властительницы, упивающиеся богатством своего королевства.
Карен, покачивая бедрами, примеряла голубую атласную юбку для коктейлей.
— Он вовсе не старый сухарь. Бернард замечательный, отзывчивый, необыкновенный человек. Я думала, ты разбираешься в людях.
— А сколько лет этому отзывчивому, необыкновенному человеку? — спросила Джаффи.
— Недавно исполнилось пятьдесят два. — Карен подошла к маленькому холодильнику и, налив стакан сока, залпом выпила. — Не ожидала такого от тебя, Джаффи.
Я думала, ты порадуешься за меня.
Джаффи смягчила тон:
— Миленькая, я очень хочу, чтобы ты была счастлива. Чтобы у тебя была замечательная жизнь. Только вот…
— Ты рассуждаешь по-обывательски. Бернард и я не хотим придерживаться условностей.
— Вы собираетесь пожениться?
— Нет, это еще одна условность, — сказала Карен вызывающе. — Осенью я начну работать над диссертацией, чтобы получить степень доктора. У нас нет времени заниматься свадьбой.
— Твои родители знают?
— Не будь дурой. Конечно, нет. Об этом не знает ни единая душа, за исключением тебя. Одна из причин, по которой я задержалась в Нью-Йорке, хотела поговорить с тобой. — Она наклонилась вперед и положила руки на плечи Джаффи. — Ты моя лучшая подруга и должна понять меня, Джаффи. Пожалуйста. Мне надо с кем-то поделиться.
Джаффи обхватила тонкую талию Карен:
— Конечно, я понимаю тебя. Если ты счастлива, тогда все в порядке. Мне не хочется, чтобы ты уезжала сегодня, мы прошлись бы по магазинам, и ты могла бы подобрать что-нибудь в соответствии Со своим новым имиджем.
— Я не могу позволить себе этого, — ответила Карен. — Я пока еще бедная студентка.
— Не важно, — беззаботно продолжала Джаффи. — У меня повсюду открыт кредит. У Бергдорфа, Альтмана, Сакса, Бонвита Теллера, Бенделя… везде.
— И они не присылают тебе счета в конце месяца?
Забавные дела творятся у вас в Нью-Йорке.
— Конечно, присылают. Я плачу им всем понемногу каждый раз. Достаточно, чтобы они оставались довольными.
— Ты звезда, поэтому они и не возмущаются. Джаффи, ты действительно достигла того, о чем мечтала. Но, — она обвела рукой неказистую квартиру, почему же ты не зарабатываешь миллионы долларов?
Джаффи рассказала о контракте на четыреста долларов в неделю.
— Я связана им до октября. Конечно, теперь дела пойдут по-другому. Она протянула руку и коснулась золотого медальона на краю стола рядом с диваном. На нем были изображены маски, олицетворяющие комедию и трагедию, с одной стороны, и профиль Антуанетты Перри — с другой. — Теперь я получила «Тони» и Мэтт нажмет на них. Они должны, вероятно, добавить несколько сот долларов.
— Между прочим, твой Мэтт просто восхитителен.
Когда ты вышла для получения награды, он так хлопал, что я думала, у него отвалятся руки.
Джаффи начала засовывать отобранную одежду в большой коричневый бумажный мешок.
— Забери эти шмотки с собой, тебе надо только немного укоротить кое-что. — Она добавила к вещам в мешке голубую атласную юбку. — Он вовсе не мой Мэтт.
Он мое доверенное лицо. И аплодировал он так бурно только потому, что после «Далилы» я сразу заключу контракт на участие в другом спектакле и заработаю еще кучу денег. Его десять процентов составят кругленькую сумму. У Мэттью Варлея вместо сердца долларовый знак.
Возможно, Джаффи была права, однако он не советовал ей заключать поспешные сделки, сколько бы денег ни предлагали.
Однажды днем она пришла домой, чтобы принять душ и переодеться за час до того, как ей надо было идти в театр. Открыв дверь, она услышала звонки телефона и, бросившись к нему, подняла трубку:
— Алло.
— Привет, малышка. Узнаешь, кто это?
— Нет. — Она сразу узнала этот голос, хотя лучше было бы не узнавать. Джаффи хотела повесить трубку, но заколебалась.
— Я освежу твою память. Какой рукой ты держишь трубку, малышка?
Анджел Томассо. О Боже!
— Чего ты хочешь?
— Я, мистер Фальдо и еще несколько парней из нашего города хотим посмотреть твой спектакль, но нас умыли, сказав, что сегодня на вечер нет билетов.
Могло быть и хуже. Джаффи позволила себе немного расслабиться.
— Сколько мест?
— Восемь. Мистеру Фальдо нужна ложа. Как можно ближе к сцене.
Джаффи с трудом проглотила ком, подступивший к горлу. Он знал номер ее телефона и адрес. Анджел Томассо относился к тем людям, которые делают карьеру благодаря тому, что многое знают.
— Билеты будут.
— Хорошо. И еще кое-что. После спектакля мистер Фальдо и его гости собираются пойти в ресторан «Сарди» и провести вечер так, как это делают на Бродвее. Он хочет, чтобы ты была с ним.
— Я не могу, — прошипела Джаффи. — Я никуда не хожу после представления. Мне нужен отдых.
— В «Сарди», сразу после спектакля, — сказал Анджел, как будто не слышал ее. — Столик мистера Фальдо.
Джаффи задумалась на мгновение, затем снова набрала номер. Горничная сказала, что мистера Фаина нет.
Не желает ли мисс Кейн поговорить с миссис Фаин?
Джаффи согласилась.
Она встречалась с Нессой несколько раз в прошлом году, и та ей понравилась. Общаясь с Нессой, Джаффи не чувствовала необходимости скрывать, что она чего-то не знает.
— Знаешь, мне нужно восемь билетов на сегодняшнее представление, сказала она, — а говорят, что все проданы. Как мне достать их?
— Это не сложно, — ответила Несса. — У Ларри всегда есть кое-что в запасе.
— Проблема не только в этом. Мне нужны не просто восемь мест, но ложа Джона Корта. — Они по-прежнему называли ее так, хотя основатель театра давно умер и владельцем являлся консорциум бизнесменов. — Думаешь, это возможно?
Несса тихо засмеялась:
— Джаффи, ты ведь звезда. Конечно, черт побери, это возможно. Хочешь, я позвоню Ларри и все устрою?
— Пожалуйста. Я принимаю душ и должна быть в театре через сорок минут.
— Считай, дело сделано. Оставить билеты в кассе на твое имя?
— Нет. На Анджела Томассо. — Это имя она произнесла очень медленно, почти по буквам.
* * *
В течение всего спектакля, выходя на сцену, Джаффи ощущала, что на нее смотрят люди из ложи Джека Корта — четверо мужчин и столько же женщин. Время от времени она бросала короткий взгляд в их сторону Один раз она чуть не пропустила реплику, и это отрезвило ее. Она не стала больше смотреть на ложу и на людей, находившихся в ней. Всю свою энергию Джаффи направила на остальных зрителей, и через несколько секунд установился необходимый магический контакт с залом. Джаффи и публика привычно чувствовали друг друга, а все остальное не имело значения.
Однако после спектакля она должна определиться, как ей поступить с Анджелом Томассо и его компанией.
Джаффи решила сначала не ходить в «Сарди». Она пойдет домой и ляжет спать. Но в этом случае ей не долго придется быть одной. Явится Томассо с ножом, ремнем и… Нет она не зря захватила с собой вечерний наряд.
— Добрый вечер, мисс Кейн. Рад видеть вас. — Метрдотель «Сарди» узнал ее сразу, как только она вошла.
Он взглянул на записи в своей книге на столе. — Давайте посмотрим, что зарезервировано для вас? — Он явно играл, прекрасно зная, что на имя Джаффи Кейн ничего не заказано. Какая-нибудь дрянь может и потерпеть.
Плевать ему на нее. Сейчас надо решить, как усадить мисс Кейн за столик, который он придерживал для Дэнни Кея.
— Я ничего не заказывала, — сказала Джаффи. — Я приглашена в компанию мистера Фальдо.
Мужчина никогда не стал бы метрдотелем «Сарди», если бы был способен удивляться. Он даже глазом не моргнул:
— Пожалуйста сюда, мисс Кейн. Может быть, леди и джентльмены предпочтут места в центре зала?
Маленький толстый человек взглянул на стол, который ему предлагали. Он был на виду у всех входящих и выходящих. Там нельзя было прислониться спиной к стене, как здесь. Толстяк покачал головой. Тогда заговорил Анджел:
— Нет. Нам хорошо здесь. Принеси еще бутылку виски.
— Шампанского, — сказал коротышка. — Для Джаффи здесь должно быть шампанское.
— Слышал, что сказал мистер Фальдо? Принеси шампанского, — повторил Анджел. — И не какое-то дерьмо, а самое лучшее.
— Сию минуту. — Метрдотель щелкнул пальцами, и тут же появился еще один стул.
— Сюда, рядом со мной, — сказал коротышка. — А ты подвинься, милая. Последние слова были обращены к крашеной блондинке, сидящей слева от него. Метрдотель исчез. Маленький толстяк протянул руку. — Винни Фальдо. Очень приятно познакомиться, Джаффи. Нам понравился ваш спектакль. Вы были превосходны.
— Благодарю, — пробормотала Джаффи. На ней было длинное белое шифоновое платье с открытым верхом без бретелек и подобранное в тон меховое боа, которое она плотнее запахнула на плечах, чувствуя, что каждый из четырех мужчин старается заглянуть за вырез.
— Она совсем не похожа на Дино Салиателли, не правда ли, босс? хихикая, спросил Анджел.
— Так же как и на Бенни Кейна, — согласился Винни Фальдо. — Где же, черт побери, шампанское?
Анджел откинулся назад и сделал знак проходящему мимо официанту. Шампанское тут же появилось.
Наблюдая, как наполнялся ее бокал, Джаффи и почувствовала руку на своем правом колене. Она оттолкнула ее. Через несколько секунд все повторилось.
Джаффи взяла бокал с вином и выпила. Кто-то снова наполнил его.
Казалось, вечер никогда не кончится. Рука Винни Фальдо пробралась под платье и проникла в трусики.
Анджел непрерывно смотрел на нее и самодовольно улыбался, понимая, что происходит. Мужчины пили виски и отпускали грязные шуточки. Женщины потягивали шампанское и помалкивали. Джаффи тоже молчала.
— Так вот этот парень и говорит: «Значит, член конвертируется, так, что ли?»…
Мужчина, рассказывавший анекдот, разразился смехом, и остальные присоединились к нему. Пальцы толстяка старались возбудить ее. Она больше не могла терпеть и встала.
— Прошу прощения.
— Ну конечно, Джаффи, — сказал Винни Фальдо. — Сходи пописай. — Он поднес пальцы к носу и понюхал. — Только возвращайся побыстрее.
Все засмеялись. Джаффи ощутила, что ее щеки краснеют, и неожиданно почувствовала головокружение, как бывает, когда человек готов упасть в обморок. Она поспешила в дамскую комнату. Прежде чем открыть дверь, Джаффи ощутила прикосновение к своему плечу и вздрогнула от неожиданности. Она обернулась, полагая, что Анджел или кто-то другой из компании последовал за ней, однако это не был ни один из четверых мужчин, прибывших из Бостона.
— Джаффи, как ты поживаешь?
— Прекрасно. Благодарю, мистер Уинчел.
— Поздравляю с «Тони». Ты заслужила награду. Но какого черта ты здесь торчишь с этими подонками? Это кучка дешевых мошенников, я чую их за милю. Мне не хочется писать об этом, Джаффи, но как обойти этот факт?
Джаффи поняла, что это ее единственный шанс. Если она упустит его, через некоторое время ее заставят лечь в постель с Винни Фальдо.
— Сама не знаю, мистер Уинчел. Один знакомый из Бостона попросил меня достать билеты на спектакль, и, честно говоря, я даже не представляла, что они за люди.
А теперь не знаю, как избавиться от них. — Раньше ей не приходилось изображать наивную девушку, но получилось неплохо.
— Скажи им до свидания, — посоветовал Уинчел. — Коротко и любезно. И отправляйся домой.
Джаффи покачала головой:
— Не могу. Они действительно жуткие типы. Я боюсь уйти просто так.
Уинчел на минуту задумался:
— О'кей. Предоставь это мне. Иди в дамскую комнату, затем возвращайся, сиди наготове и жди.
Вернувшись, Джаффи ухитрилась улыбнуться. Однако при этом она отодвинулась от Фальдо как можно дальше и, скрестив ноги, наблюдала за Уинчелом и еще каким-то человеком, приближавшимся к их столу.
— Джаффи Кейн, какими судьбами?
— Рада видеть вас, мистер Уинчел. — Она повернулась к Винни Фальдо и остальным присутствующим. — Полагаю, джентльмены, вы знаете Уолтера Уинчела — известный журналист.
Винни выглядел так, как будто проглотил свой кадык, остальные не лучше.
— Приятно познакомиться, — сказал Уинчел. — Мне нужны все ваши имена для моей статьи до того, как вы уйдете. Между прочим, это мой приятель, Джим Бакстер, из Федерального бюро расследований. Он ужасно хочет познакомиться с тобой, Джаффи. Даже представители власти иногда ходят в театр.
Джаффи вскочила и вышла вперед, чтобы пожать руку незнакомцу.
— Послушай, — сказал Уинчел, — с нами жена Джима. Она тоже хочет познакомиться с тобой. Как насчет того, чтобы пройти за наш столик на несколько минут, а Джаффи?
Она подхватила свою сумочку и боа и пошла с Уинчелом, ни слова не сказав Винни Фальдо и его друзьям.
Он быстро провел Джаффи к двери. На улице их ожидало такси.
— Я останусь здесь. Если кто-нибудь из этих олухов попытается увязаться за тобой, я и мой друг задержим их.
— Мистер Уинчел, этот человек действительно из ФБР?
Уинчел усмехнулся:
— Какое это имеет значение, Джаффи?
— Никакого, — согласилась она. — Благодарю. Я никогда не забуду этого.
— Я тоже. Надеюсь, последние новости о легендарной Джаффи Кейн американцы узнают из моей статьи.
— Обещаю, — сказала Джаффи и поцеловала его, прежде чем сесть в такси.
— Куда, мисс?
— К «Пьеру», — ответила она не задумываясь. Это был один из самых роскошных отелей города, расположенный на Пятой авеню. Здесь день и ночь дежурила охрана и потому было гораздо безопаснее, чем в квартире в Тудор-Сити.
На следующий день рано утром она позвонила Мэтту:
— Я у «Пьера» в весьма критическом положении.
Ты можешь приехать прямо сейчас?
Он появился через пятнадцать минут:
— Что случилось, Джаффи? Какого черта ты здесь делаешь, да еще в таком прикиде?
Она была по-прежнему в белом шифоновом платье для коктейлей.
— Я вляпалась в неприятности прошлым вечером. — И она рассказала ему ту же историю, что и журналисту.
Будто бы она не представляла, с какими типами связалась, а потом побоялась уйти.
— Черт! — воскликнул Мэтт. — И Уолтер Уинчел знает об этом?
— Да, он помог мне, как я уже рассказывала тебе. Я уверена: он не станет писать об этом. Он сам сказал, что не хочет.
— Хорошо. Дай мне твой ключ. Я пошлю свою секретаршу упаковать твои вещи и принесу их сегодня днем.
До этого времени оставайся здесь.
Чуть позже трех дежурный администратор позвонил и сообщил, что к ней направляется мистер Варлей, но она не открывала дверь, пока не услышала его голос.
— Джаффи, это я, Мэтт. — Он был бледен и явно потрясен.
— Что это значит? О Боже, Мэтт, что произошло?
Ты здоров?
— Давай лучше сядем. Я послал мисс Уилкинс в твою квартиру, но кто-то уже побывал там раньше. — Он взял ее за руку. — Ужасное зрелище, Джаффи. Паковать было нечего. Кто-то все изрезал на куски. Они изуродовали даже туфли.
Джаффи заплакала.
— Не надо, — сказал Мэтт. Он взял ее под руку, прижимая к себе. — Это всего лишь одежда, Джаффи. Не стоит плакать о ней. Ты купишь новую.
— Дурак, — сказала она приглушенным голосом, уткнувшись в рукав его летнего полотняного костюма. — Я плачу не из-за вещей, которые мой отец называет шмотками. Я боюсь. О, Мэтт, я боюсь смерти.
Затем она рассказала ему почти всю правду. Она хотела поделиться с кем-то своим несчастьем. Если бы кто-нибудь узнал, что несколько лет назад Анджел Томассо изнасиловал ее, а потом она по глупости уговорила деда связаться с гангстерами и тем самым сунула голову прямо в пасть льву, тогда сейчас, может быть, она не была бы так одинока.
Мэтт протянул ей носовой платок:
— Вот. Возьми и высморкайся. И перестань плакать, иначе твои глаза станут красными. Я присмотрю квартиру для тебя, — что-нибудь подходящее в здании с усиленной охраной. — Он приподнял голову и внимательно посмотрел на нее. — Ты успокоилась?
Джаффи кивнула. Мэтт не мог дать ей утешения, которого она ждала, но по крайней мере заботился о ней, а ей это было крайне необходимо.
— Затем я найму для тебя телохранителя. Какого-нибудь парня из «Пинкертона». И больше никаких такси, только лимузин с шофером. С этого момента ты не должна никуда ходить одна. По крайней мере до тех пор, пока эти ублюдки не забудут о тебе. Я звонил Уинчелу и сказал ему, что, как только станет известно о твоей следующей роли, он немедленно получит информацию.
— Мэтт, ты просто прелесть. Что бы я без тебя делала?
— Но ты забыл об одной вещи. Я не могу пойти сегодня в театр в этой одежде. — Она провела пальцами по юбке белого шифонового платья.
— Я ничего не забыл, — уверил ее Мэтт. — Мисс Уилкинс пошла в магазин и будет здесь с минуты на минуту.
* * *
Три месяца спустя Джаффи жила в пентхаусе нового дома на углу Шестьдесят восьмой улицы и Второй авеню. Здание было очень красивым пятнадцатиэтажным, из белого кирпича. От улицы его отделяло пространство, заполненное садами и фонтанами. Внутри были все современные удобства и использовались последние достижения в области охранных систем. Наблюдение велось круглосуточно с помощью скрытых телевизионных камер. Кроме того, пентхаус имел отдельный лифт. Ист-Ривер-Тауэр считался зданием будущего и резко выделялся среди соседних домов.
Джаффи не стала арендовать девятикомнатный пентхаус. Она купила его за сто тысяч долларов.
— На Парк-авеню или на Пятой авеню это было бы в три раза дороже, сказал Мэтт. — Со временем Вторая авеню и Шестьдесят восьмая улица станут одними из самых дорогих. Стоимость жилья здесь будет не меньше, чем в престижных районах.
Джаффи не нужно было убеждать: Она обладала тем, что ее дед называл чутьем ка хорошие вещи. Она даже купила меховую шубу своей мечты роскошную, длинную, из светлой норки. Все эго стало возможным, потому что теперь она будет зарабатывать одиннадцать сотен в неделю, после того как состоится премьера нового спектакля.
Он назывался «Гостья из прошлого». Это была комедия о девушке по имени Пенелопа, каким-то образом попавшей из времен Римской империи в Манхэттен двадцатого века. Джаффи считала, что идея лучше самой пьесы, но по крайней мере ей не пришлось снова играть деревенскую простушку.
* * *
Премьера «Гостьи из прошлого» состоялась 7 января 1950 года в «Национале» на Сорок первой улице. Это была неудача, но не явный провал. Однако Мэтт начал терять терпение, и у него появились новые идеи.
— Телевидение становится все популярней и популярней. Мне кажется, тебе надо поучаствовать в нескольких передачах.
Но Джаффи и слышать не хотела о привлечении ее на главную роль в киноверсии «Далилы». Мэтт не понимал этих отказов.
Через неделю он предпринял еще одну попытку:
— Джаффи, телевизионщики предлагают большие деньги. Они хотят, чтобы ты появилась на экране с парнем по имени… — он заглянул в свои записи, Салливан, Эд Салливан, он ведет программу под названием «Знаменитые люди города».
— Рискни, Джаффи, как ты это делала раньше.
Казалось, она была готова вот-вот согласиться, когда позвонил Майер. Это было в полночь в первое воскресенье марта.
— Джаффи, это папа. Ты можешь срочно приехать?
— Плохо деду?
— Нет, матери.
* * *
Сердце Рози Салиателли Кейн перестало биться в понедельник в четыре часа пополудни.
— Это было очень доброе сердце, — сказал Майер, все еще держа безжизненную руку жены. — Ты отдала его все, без остатка, дорогая Рози…
— Папа, мы должны идти. — Джаффи положила руки на плечи отцу. Медсестры и доктора сделают все, что надо. Пойдем, папа. Пойдем домой.
В коридоре ждал телохранитель. Его звали Майк Райан. Он неотступно следовал за Джаффи с того самого момента, когда она утром села в самолет. Она не возражала против компании Майка. Сейчас он был особенно полезен для преодоления препятствий. Бостонские газетчики пронюхали, что Джаффи находится у постели умирающей матери, и толпились у входа в Центральную больницу.
* * *
— Мисс Кейн, принесли посылку, и я полагаю, вам надо взглянуть на нее.
Майк Райан повел Джаффи на кухню. Дино и Манер последовали за ними. Это была длинная картонная коробка, в какой обычно присылали розы. Но пахло совсем не розами. По комнате распространилось ужасное зловоние.
— Адресовано вам, — сказал Майк, обращаясь к Джаффи. — Я должен вскрыть.
Дино, стоя сзади, кивнул в знак одобрения. Телохранитель приподнял крышку коробки и отошел назад.
Джаффи зажала рукой рот и выбежала из комнаты.
Дино и Майер заглянули в коробку. В ней находилась фотография Джаффи в полный рост в роли Далилы. Она, несомненно, была вырезана из цветного журнала. Бумага лежала на какой-то скользкой, кровоточащей массе, покрытой густым слоем червей. Они ползали по крови и налипли налицо и тело Джаффи на фотоснимке.
— Это печень, — сказал Райан, потрогав пальцами частицу массы. — Сырая печень.
— Подонок! — прошипел Дино. Он повернулся и направился в свою спальню. Майер последовал за ним.
— Что это значит, па? Кто мог послать Джаффи эту гадость?
— Я не уверен. Придется поработать на телефоне, пока не узнаю точно. Не думаю, что это Фальдо. Вряд ли у него хватит на это фантазии. Слишком мудрено для него. Цыпленок со свернутой шеей — это возможно. Но сырая печень с червями и фотографией — это не его стиль.
— Тогда кто же? — спросил Майер. За последний час он узнал кое-что о Джаффи. Она рассказала ему об «Ассоциации вкладчиков», финансировавших «Маленькое чудо» пару месяцев. Как из-за этого она стала должницей Винни Фальдо и как он пытался вернуть долг, завладев ею. Она опустила историю с порезанной одеждой и, конечно, умолчала о том, что еще раньше Анджел изнасиловал ее в автомобиле. Даже дед не знал об этом.
Однако сейчас у него было больше информации, чем у любого из них.
— Фальдо продал твой долг, — сказал он внучке после дюжины телефонных разговоров.
— Не понимаю, — призналась Джаффи.
Майер пояснил:
— Кредиторы часто поступают так. Скажем, ты что-то покупаешь в кредит с рассрочкой на тридцать шесть месяцев. Кредитор, например, парень, торгующий автомобилями, не может столько ждать. Он заключает контракт с финансовой компанией или, может быть, с банком и продает свои права кредитора за более низкую цену, чем размер кредита. Допустим, ты должна выплатить три тысячи долларов с учетом основной суммы и процентов, а он продает свои права за две с половиной тысячи. Покупатель получит доход в пятьсот долларов, когда взыщет все деньги с должника. Все это вполне законно в случае, который я привел в пример.
— Но я не должна деньги Винни Фальдо, — возразила Джаффи.
Дино покачал головой:
— Джаффи, Джаффи. Я же говорил тебе с самого начала. Ты становишься должницей. Хорошо, это не деньги, но ты должна. Фальдо продал свое право взыскать с тебя долг.
Майер хотел накричать на тестя, сказать, что тот сошел с ума, позволив Джаффи влипнуть в такую историю. Но не сделал этого. Слишком поздно, и они все переживали, что так случилось.
— Кому он продал свое право долга? — спросил он.
— Парню по имени Финки Аронсон. Из Нью-Йорка. Живет в Браунсвилле. Кажется, он близкий друг Багеи Зигела.
Майер похолодел, услышав это имя. Багси Зигел возглавлял организацию, называвшуюся «Корпорацией убийц». Джаффи не знала этого, но тем не менее спросила:
— И этот Финки собирается убить меня?
— Нет, — ответил Дино. — Ты не нужна ему мертвая, Джаффи. С трупа ничего не возьмешь. Даже с красивого трупа.
— Тогда зачем он прислал мне… эту гадость?
— Предупреждение, вот и все. Финки хочет поставить тебя в известность о том, что он может сделать.
* * *
Заключив контракт на участие Джаффи в спектакле «Гостья из прошлого», Мэтт все основательно продумал. В нем было даже положение, позволявшее Джаффи отлучиться на четыре дня в случае смерти ее ближайших родственников. Рози умерла в понедельник, сегодня была среда — Пенелопу еще один вечер будет играть дублерша. Это позволило ей встретиться с Карен и Бернардом Хенригеном за обедом.
Карен предложила «Марлиав», расположенный на узкой улочке, отходящей от Бромфилд-стрит. Это место находилось в торговом районе, а не в Норт-Энде. Ресторан был итальянским. Возможно, сейчас Джаффи выбрала бы что-то другое, но она ничего не сказала и согласилась встретиться.
После коробки с гнилой печенью Майк Райан обратился за подкреплением в контору «Пинкертона» в Бостоне. Теперь Джаффи охраняли четыре телохранителя, один из которых в среду днем остался в Ньютоне, в то время как Майк и двое других обследовали ресторан «Марлиав».
— Все в порядке, — сказал он Джаффи, вернувшись. — Мы будем прикрывать вас, а один останется здесь с вашим отцом и дедом.
Джаффи настояла на этом, хотя, кроме нее, никому не требовалась охрана.
Она пришла в ресторан последней. Райан довез ее на взятом в аренду автомобиле и первым вошел в зал.
Затем вернулся и проводил Джаффи до столика, где ее ждали друзья. После чего Райан и двое других заняли свои места.
Карен и Бернард молча наблюдали за всеми приготовлениями, полагая, что это неотъемлемая часть жизни звезды. Ничего особенного в том, что ее безопасности уделяют столько внимания. Когда Джаффи приблизилась к столику, Хенриген встал. Она поцеловалась с Карен, затем повернулась к нему:
— Добрый вечер, профессор. — Джаффи пожала ему руку и попыталась незаметно разглядеть его. Бернард Хенриген обладал самой заурядной внешностью, и было непонятно, что, собственно говоря, Карен нашла в нем.
Для Джаффи он так и остался старым сухарем.
— Прошу садиться. — Он пробормотал соболезнования, а затем сказал:
— Помнится, я видел вас в колледже, но вы никогда не были моей студенткой, не так ли?
— Нет. Боюсь, психология не мой конек.
— Зато у вас много других. Тот, кто читает газеты, знает об этом, даже если никогда не был в театре.
— Джаффи, почему ты не выступаешь по телевидению? — спросила Карен. Очень многие люди увидели бы тебя.
— И ты туда же.
— Что значит и я?
— В последнее время все говорят о телевидении. Особенно мой агент. Папа и дед тоже считают это хорошей идеей. Но не стоит больше говорить обо мне. Расскажите лучше о себе.
Рассказывал в основном Бернард. Карен молчала и с обожанием смотрела на него. Джаффи была рада, что встреча закончилась до десяти часов, поскольку завтра у Бернарда рано начинались занятия.
— Ну разве он не замечательный человек? — первым делом спросила Карен, позвонив в пятницу утром.
— Ода, — согласилась Джаффи. Когда-нибудь она, возможно, выскажет Карен свое истинное мнение, но сейчас Джаффи понимала, что ее подруга глуха и слепа в своем обожании Бернарда. Однако она не могла удержаться от того, чтобы хотя бы намеком не предупредить ее. — Послушай, Карен, если у тебя возникнут проблемы, приезжай ко мне и обо всем расскажи, хорошо? Не будь слишком гордой и упрямой, если ты допустила ошибку.
— Конечно. Но думаю, проблем не будет, Джаффи.
Бернард и я будем всегда счастливы.
Джаффи хотела вернуться в Нью-Йорк поездом.
«Янки Клиппер» отправлялся от Южного вокзала в полдень и прибывал на Гранд-централ в пять часов. Она успевала на вечернее представление.
— Это не очень хороший вариант, мисс Кейн, — сказал Майк Райан, — У поезда слишком много остановок, и при этом много людей входит и выходит. В этом случае трудно держать ситуацию под контролем. Мы можем поехать на автомобиле, если хотите. Но я предложил бы лететь самолетом.
— Я терпеть не могу самолет, вы знаете.
— Но это самый безопасный вариант, мисс Кейн.
Он был прав. Они вылетели из аэропорта «Поган» и в четверть четвертого, примерно через два часа полета, приземлились в Нью-Йорке. В этой поездке Джаффи повстречалась с Полом Дьюмонтом.
* * *
В зале ожидания он явно выделялся своей великолепной внешностью темные вьющиеся волосы, немного длиннее, чем принято, и изумительный профиль, — так что Джаффи не могла не заметить его. Пол не сидел, как все, в креслах, обитых красным плюшем, а стоял у окна, облокотившись на подоконник, и наблюдал за прибывающими и улетающими самолетами.
Без двадцати два объявили посадку.
— Это наш, мисс Кейн, — сказал Райан.
Охранников осталось только двое. Один из них дежурил на Уолнат-стрит.
— Всего на несколько дней, — сказала Джаффи Майеру. — Так будет спокойнее.
Остальных отпустили.
— Толпа телохранителей привлекает ненужное внимание, — пояснил Райан. Они нужны в критической ситуации, но, кажется, сейчас она миновала. — Он указал на обтянутую черной кожей шляпную коробку с тисненными золотом инициалами Дж. К, и на небольшой чемоданчик у нее в руках.
— Я вынужден просить вас понести это самой, и идите впереди меня, пожалуйста.
Джаффи сделала так, как он сказал. Они подошли к турникету, ведущему на посадку. Мужчина в костюме в светлую полоску подошел к очереди сбоку и ухитрился втиснуться между Джаффи и Райаном. Райан тотчас отодвинул его плечом.
— Эй! — сказал мужчина. — Я что, занял ваше место?
— Прошу прощения, — пробормотал Райан, по-прежнему следуя позади Джаффи. Они уже подошли к турникету и вот-вот должны были выйти на продуваемую ветром посадочную полосу. Райан взял Джаффи под руку.
— Я не думал, что вы вместе, — сказал незнакомец. — В тех краях, откуда я родом, джентльмен всегда носит багаж леди, которую сопровождает. Позвольте помочь вам, мадемуазель? — Он протянул руку к двум небольшим чемоданчикам Джаффи.
— Отвали, приятель, — глухо прорычал Райан.
— Сам отвали, — огрызнулся незнакомец.
Пока никто из пассажиров не обращал на них внимания. Однако, когда голоса мужчин стали более резкими, человека три позади них стали вытягивать шеи, чтобы увидеть происходящее, а те, что были впереди, обернулись. Джаффи молчала и послушно делала то, что говорил ей Майк Райан. Но вот она повернулась и посмотрела прямо в лицо незнакомцу.
— Все в порядке, Майк. Я уверена, что этот джентльмен действительно хотел только помочь мне. — Она улыбнулась ему своей самой ослепительной улыбкой и протянула шляпную коробку и чемоданчик с косметикой. — Благодарю вас, вы очень добры.
— Так вы… — сказал он тоном, в котором слышалось явное удивление, вы Джаффи Кейн. Я даже не мог представить…
Они поднялись по ступенькам трапа и вошли в самолет.
— Идите в самый конец, — прошептал Райан. — Я заказал два последних места.
Райан хотел, чтобы она села в кресло у окна, но Джаффи предпочла место у прохода. Француз занял место напротив. Он подождал, пока она застегнет пряжку, затем наклонился через проход и протянул руку:
— Позвольте представиться, Пол Дьюмонт.
Позже, через много лет, он скажет ей, что сразу заметил ее, как только она вошла в зал ожидания. Затем подкупил клерка в билетной кассе, выяснил, какое у нее место, и попросил место рядом.
— Я понял, что человек рядом с тобой — телохранитель и руки у него должны быть свободными. Поэтому он не мог нести твои вещи.
К тому времени, когда Джаффи узнала об этом, ей стало известно и многое другое.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь на Бродвее - Марти Беверли


Комментарии к роману "Любовь на Бродвее - Марти Беверли" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100