Читать онлайн Любовь на Бродвее, автора - Марти Беверли, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь на Бродвее - Марти Беверли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь на Бродвее - Марти Беверли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь на Бродвее - Марти Беверли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марти Беверли

Любовь на Бродвее

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Утром в понедельник Мэтт обнаружил в своем офисе телеграмму, в которой Джаффи сообщала, что вернется вечером к шести часам. Когда она прибыла, он ждал ее в пентхаусе.
Джаффи бросила свой чемодан в холле и вошла в гостиную. Мэтт сидел на диване, обтянутом зеленым букле.
— Привет, я не ожидала застать тебя здесь.
— Пол дал мне на время свой ключ.
Джаффи покраснела. Должно быть, это выглядело ужасно глупо и неестественно, как на сцене. Она направилась в кухню.
— Нам надо поговорить, — сказал Мэтт ей вслед. — Куда, черт возьми, ты уходишь?
— Я хочу немного вина. — Джаффи вернулась с охлажденной бутылкой и двумя бокалами. — Не о чем говорить. Хочешь выпить?
— Нет, я не хочу никакого вина. Мне нужны, черт побери, объяснения! Ты слышишь меня, Джаффи?
— Да, Мэтт, слышу.
— Тогда скажи что-нибудь!
— Рассказывать нечего. Надо только как-то выпутаться из этой истории.
— Это то, что ты сказала Харкорту.
— Верно.
— О Боже! — Он схватил бутылку с вином, налил себе бокал и выпил залпом. Это немного успокоило его. — Хорошо, Джаффи. Если так должно было случиться, что нам теперь делать? Как мне себя вести? Ты не хочешь рассказать, почему ты так поступила? Я не заслуживаю особого доверия?
Она отвернулась от него, испугавшись, что начнет плакать:
— Я не могу, Мэтт. Извини. Просто не могу. Я хотела поговорить с тобой перед отъездом, но тебя там не было. Я звонила очень долго.
Он посмотрел на нее несколько секунд. Затем поставил свой бокал:
— Кажется, больше не о чем говорить?
Джаффи покачала головой.
— Тогда я пошел.
Она наблюдала, как он шел к двери. Прежде чем он открыл ее, она спросила слабым голосом:
— Мэтт, ты все еще мой агент?
Мэтт задумался в нерешительности.
— Да, — сказал он наконец. — Думаю, что да.
* * *
Спустя три месяца, в июле, Манхэттен изнемогал от ужасной жары. Именно в это время Дино прибыл к своей внучке.
— Дед, что ты здесь делаешь? — Джаффи проводила старика до кресла в гостиной.
— Все в порядке. Я позвонил домой и сообщил твоему отцу, прежде чем уехать, так что он не будет беспокоиться. Он просил крепко поцеловать тебя за него.
На Дино были белый льняной костюм, коричневые с белым ботинки и белая панама. Джаффи взяла его пиджак, шляпу и заставила развязать галстук. Она настояла также, чтобы он снял ботинки. Кондиционированный воздух оживил его.
— Чего ты хочешь выпить, дед? Вина, пива, кока-колы?
— Стаканчик молока, дорогая. — Дино прижал руку к своему плоскому животу. — У меня небольшая язва.
Так говорит врач, но мне кажется, она болит как большая.
Джаффи принесла ему молока и подождала, пока он выпьет.
— Дед, ты очень рискуешь? Я имею в виду твои обязательства после досрочного освобождения…
— Все кончено. Пять лет — такой срок они определили для меня после выхода из тюрьмы. Теперь я полностью свободный человек. Правда, это не означает, что я могу делать все что угодно. Однако если я хочу поехать и повидать мою красивую внучку в Нью-Йорке. никто не запретит мне этого.
— Поэтому ты и приехал? Просто повидать меня'.
Почему же ты не известил меня заранее?
— Это экспромт. Кроме того, я подумал, что ты начнешь отговаривать меня, а нам надо кое-что решить.
Джаффи. Мы с тобой должны «дегли аффари». Знаешь, что это означает?
— Поболтать.
— Верно, Джаффи, поболтать. Тебе нужен собеседник, и я наилучший из них.
Джаффи встала и начала крутить ручки настройки кондиционера.
— О чем ты хочешь поговорить, дед? О моих делах или о твоих?
Дино пожал плечами:
— Это одно и то же. Мы ведь одна семья, Джаффи.
Я читал то, что они пишут о тебе.
— Я переживу это, дед, — сказала Джаффи. — Конечно, неприятно, но я напоминаю себе, что все это рано или поздно забудется.
— Разумеется. Но дело не в этом. Я приехал сюда, чтобы узнать, почему ты поступила так, Джаффи.
— Финки Аронсон напомнил мне о долговом обязательстве.
Дино кивнул:
— Понятно. Он получает прибыль из Вегаса. Все его парни тоже вложили туда свои деньги. Я догадывался о чем-то подобном.
— Хорошо, теперь ты все знаешь, и давай прекратим разговор на эту тему. Думаю, на этом все кончилось. — Она протянула руку к его пустому стакану. Хочешь еще молока?
— Нет, молока я не хочу. Я хочу, чтобы ты рассказала мне всю правду. Его черные глаза пристально смотрели на нее. — Что ты имела в виду, когда сказала «все кончилось»? Финки должен сам сказать тебе об этом.
Только так. Таковы правила.
— Финки Аронсон не играет по правилам.
— Нет, Джаффи, ты ошибаешься. Правила установила «Коза ностра», и никто, даже такой, как Финки, не посмеет нарушить их. Поверь мне, я знаю. Так что он сказал тебе?
Она никогда не могла врать ему в глаза.
— Я все еще в долгу перед ним. Я буду должна до самой смерти.
Дино глубоко, со свистом вдохнул сквозь стиснутые зубы:
— Я боялся именно этого. Я часто думал о тебе. О тебе и о моей Розе, когда она была маленькой. Что Аронсон хочет от тебя, Джаффи, и зачем купил твой долг у Фальдо?
— Все произошло из-за папы. У Аронсона есть фотография, где отец участвует в марше вместе с каким-то союзом молодых коммунистов. Аронсон угрожал отправить ее в Комитет по расследованию антиамериканской деятельности или прямо к сенатору Маккарти.
Дино закрыл глаза и на мгновение задумался. — Послушай, ты говорила, у тебя есть вино?
— Да, но как же твоя язва?
— Моя небольшая язва. Черт с ней. Я хочу подумать, а со стаканчиком вина думается лучше.
Джаффи достала из холодильника бутылку «Сансерре», открыла ее и принесла в гостиную.
— Это не итальянское вино, — сказал Дино.
— Нет, французское. Очень вкусное, попробуй.
Когда он сделал первый глоток, в замке повернулся ключ. Вошел Пол:
— Джаффи… Извини, я не знал, что ты не одна.
Она была раздосадована тем, что он воспользовался ключом. Они договаривались, что он сначала должен позвонить в дверь. Если она дома, то сама откроет.
— Конечно, не знал. Это мой дедушка, мистер Салиателли. Дед, это Пол Дьюмонт. Он француз, но живет в Нью-Йорке.
Дино встал, и мужчины пожали друг другу руки.
Затем Пол последовал за Джаффи на кухню.
— Хватит злиться на меня. По крайней мере не сегодня.
— У меня потрясающие новости. Я сразу примчался к тебе, чтобы рассказать о них. Испанская танцевальная труппа, исполнители фламенко из Севильи. Я договорился и привез их в Нью-Йорк. Недельный ангажемент в «Карнеги-холл». Шикарно, не так ли?
— «Карнеги-холл», — повторила Джаффи благоговейным голосом. — Боже, Пол, откуда у тебя столько денег?
И где гарантия, что концерт принесет доход?
В этот момент он ставил вино в холодильник: она не видела его лица.
— Да, я нашел покровителя.
— Кого? Где?
— Приятеля прежних лет. Человека, которого знал во время войны. Он хочет вознаградить меня за мой героизм.
Он произнес это каким-то странным голосом, но Джаффи не обратила внимания на его тон.
— Чудесно, Пол. Я восхищаюсь тобой.
Он обнял ее и крепко поцеловал:
— Это обещание на будущее. Я должен вернуться в кинотеатр, но потом хочу поговорить с тобой, но не по телефону. — Он бросил взгляд в сторону гостиной. — Твой дед долго пробудет здесь?
— Не знаю. Думаю, два или три дня. Несколько ночей тебе придется спать одному, милый.
— Не будь так уверена в этом, — сказал он, ущипнув ее за нос. — Если ты спишь одна, это еще не значит, что я делаю то же самое.
Джаффи расстегнула верхние пуговицы рубашки и сунула его руки внутрь. Лифчика на ней не было, она не нуждалась в нем. Груди у нее были небольшие, но необыкновенно высокие и упругие.
— Где ты найдешь лучше? — спросила она хриплым шепотом.
Пол тихо застонал:
— Нигде. Лучше не существует во всем этом проклятом мире. Выходи за меня, Джаффи.
— Не сегодня. Я должна позаботиться о деде.
Дино пробыл в Нью-Йорке три дня. В первый вечер Джаффи повела его в заведение «У мамаши Лионы». Это был самый шикарный в городе итальянский ресторан. В пятницу жара спала, и они посетили зоопарк, поели земляных орехов и угостили обезьян. Дино хотел посмотреть на магазин «Маси». Это был единственный в Нью-Йорке универсальный магазин, который он знал, потому что всегда смотрел по телевизору шествие в День Благодарения. Дино рассказал также, что три раза видел фильм «Чудо на Тридцать четвертой улице». Два раза в тюрьме и один раз дома по телевизору.
Она купила ему билет на поезд «Янки Клиппер», отправлявшийся в Бостон в субботу днем. Джаффи надо было подготовиться к дневному спектаклю, но у них еще было время, чтобы позавтракать. Дино сказал, что хочет пойти к «Линди».
— Бенни часто рассказывал об этом ресторане. Он приезжал сюда пару раз в двадцатых годах.
Они заказали сандвичи с соленой говядиной. Дино заявил, что хочет забыть о своей язве хотя бы раз в жизни.
— Оставь место в животе, дед. Ты должен обязательно попробовать пирог с сыром. Этот ресторан знаменит именно этим пирогом.
— Надеюсь, он понравится вам и вашему гостю, мисс Кейн, — сказал официант, принеся два огромных пирога, украшенных сверху вишнями.
Дино посмотрел на Джаффи:
— Ты так много ешь?
— Дед, если бы я столько ела, то проломила бы сцену. Но сегодня праздник. Сегодня я в «Линди» со своим дедом, и к черту все эти калории.
Дино откусил несколько раз и отодвинул пирог.
— Он очень вкусный, но слишком сдобный. Послушай, красавица, я все думаю над твоей проблемой.
— Не стоит, — сказала она. — Не волнуйся, дед. Это моя проблема, а не твоя.
— Ерунда. Мы одна семья, ты моя кровь и плоть.
Кроме того, я твой покровитель, а что стоят покровители, если не могут дать хорошего совета.
— Хорошо, что ты посоветуешь?
— Мы должны связаться с Аронсоном и договориться с ним о выкупе.
— Как? Какой выкуп?
— Пока не знаю, но хочу поработать над этим. Если что-нибудь придумаю, сообщу.
Когда они вышли из ресторана, на Бродвее их поджидал человек с фотоаппаратом. Он быстро наставил его на них:
— Пожалуйста, улыбнитесь, мисс Кейн.
Джаффи вздрогнула, но не удивилась. Вероятно, официант по-дружески сообщил о ее присутствии фотографу. Такое часто бывало.
Дино выступил вперед, как молодой, намереваясь вырвать фотоаппарат у репортера. Джаффи удержала его, взяв за руку:
— Не надо, дед. Все в порядке. Я привыкла к этому.
— А я нет, — глухо проворчал он. — Я не привык. В прежние времена его прибили бы за такие дела.
— Сейчас другое время, дед, — мягко сказала Джаффи. — Пошли возьмем такси до Центрального вокзала, и я посажу тебя на поезд.
Она настояла, чтобы он отправился домой первым классом в отдельном купе, купила ему билет и проводила до перрона. У них оставалось еще несколько минут, и они решили прогуляться по платформе. Поездов не было видно, так как они находились за закрытыми бронзовыми дверями в мраморных стенах. Центральный вокзал являлся не только вокзалом, но и своеобразным храмом, волшебным входом в город, возвышающимся над остальными домами.
— Чуть не забыл. Неделю назад или около того я встретил твою подругу Карен на Тремонт-стрит. Она выглядела немного странно.
— Она, наверное, устала. Недавно ее постигло большое разочарование. Докторскую диссертацию отклонили, и она не получила ученой степени.
— Плохо, Карен хорошая девушка. Наверное, надо было подмазать их.
— Не думаю, дед. Вряд ли можно получить степень доктора психологии с помощью взятки.
— Займите свои места, — объявил проводник, и Джаффи еще раз поцеловала деда. Ей захотелось поскорее повидать Карен.
* * *
Через неделю после визита Дино «Конфиденшиал» опубликовала статью, посвященную родословной Джаффи Кейн. В основном это был старый материал в подновленном виде, который публиковала бостонская газета «Рекорд Америкэн» пять лет назад, когда Джаффи играла Далилу, но сейчас они поместили рядом фотографию, сделанную недавно на Бродвее рядом с рестораном «Линди».
Подпись гласила: «Джаффи Кейн со своим дедом Дино Салиателли, бывшим боссом подпольного синдиката».
Мэтт позвонил ей через несколько часов после того, как «Конфиденшиал» появилась на стендах:
— Ты видела?
— Конечно. Трудно было не заметить свою физиономию на первой полосе. Более того, они принесли газету в соседнюю кондитерскую. Я спустилась за печеньем и обнаружила сюрприз, прежде чем успела открыть коробку.
— Джаффи… ты ничего не скажешь? Если бы ты объяснила, что произошло, я постарался бы помочь тебе…
— Мне нечего объяснять. Ты можешь все прочитать в «Конфиденшиал». — Она не бросила трубку, но опустила ее, не попрощавшись.
Ей стало жаль, когда связь прервалась. Мэтт не заслужил такого обращения. Но она была ужасно ала, обижена и напугана, переживая за своего отца, деда и за себя. А мнением Мэтга она действительно дорожила Пусть лучше он думает, что она совершила ужасную ошибку, чем считает ее глупой, поскольку она допустила контроль над своей жизнью со стороны «Коза ностры».
* * *
Контракт позволял Джаффи оставить «Голос Веддеи» в ноябре 1953 года. В августе она попросила Мэтта подыскать что-нибудь новенькое, а к концу месяца узнала, что Мосс Харт набирает исполнителей на новую комедию под названием «Юбилейный вальс». На следующее утро Джаффи первым делом позвонила Мэтту:
— Почему я до сих пор не видела сценарии новой пьесы Харта?
— Думаю, он хочет использовать на главной роли свою жену.
Харт был женат на Китти Карлисл.
— Пьеса написана специально для нее? — спросила Джаффи.
— Не знаю, но думаю, вряд ли. Послушай, Джаффи, скандал скоро забудется. У тебя есть работа, богатая публика любит тебя. Что тебе надо? Как только подвернется что-нибудь подходящее, я сообщу.
Но Джаффи не могла жить без новых предложений, без работы над новой ролью.
В сентябре в Нью-Йорк приехал Рамон Виера, танцовщик фламенко из Севильи, со своей труппой, и Пол всю неделю после прибытия испанцев провел без сна, носясь по Манхэттену вместе с переводчиком. В городе появилась реклама: «Пол Дьюмонт представляет Рамона Виеру и его танцевальную труппу, всего неделя первоклассного представления в „Карнеги-холле“».
Предварительная продажа билетов шла хорошо. В четверг Пол сказал, что они продали все билеты на субботнюю премьеру.
— Извини, но я не смогу быть там. У меня остается всего минута после финального занавеса.
— Разумеется, твои поклонники не отпустят тебя.
Оставайся на все вызовы, дорогая. Только приезжай ко мне на вечеринку после окончания концерта.
Вечеринка состоялась в «Русской чайной» на Пятьдесят седьмой улице рядом с концертным залом. Прибыв туда, Джаффи устроилась рядом с Полом и поцеловала его:
— Я не должна спрашивать, но мне очень хочется.
Все было замечательно?
Он обнял ее и крепко прижал к себе:
— Великолепно, изумительно! Чуть не разнесли зал.
После окончания занавес поднимали семь раз и дважды вызывали на бис, зрители не хотели отпускать их.
Он повернулся к переводчику справа от себя:
— Пожалуйста, скажите сеньору Виера, что я хочу познакомить его с моей невестой, известной актрисой Джаффи Кейн.
Он всегда представлял ее своей невестой, и она в конце концов перестала протестовать. Джаффи наклонилась вперед и через стол пожала руку танцору:
— Поздравляю, сеньор Виера. Добро пожаловать в Нью-Йорк.
— Эй, — удивился Пол. — Ты умеешь говорить по-испански?
— Я изучала испанский язык два года в школе для молодых леди в Честнат-Хилле, но на этом кончается весь мой словарный запас.
Джаффи улыбалась и кивала по меньшей мере десятку знакомых. Они тоже раскланивались в ответ, но, как ей казалось, холоднее, чем прежде.
Однако Финки Аронсон, приблизившись к их столу, улыбался совершенно искренне.
— Добрый вечер, мисс Кейн. Я подошел только для того, чтобы поздравить мистера Дьюмонта. Настоящий триумф. Я был в зале, и мне очень понравилось, как и всем остальным.
Пол невнятно поблагодарил Аронсона, и тот смешался с толпой.
— Откуда ты знаешь его? — подозрительно спросила Джаффи. В тот момент, когда появился Аронсон, она подносила ко рту вилку с икрой, но так и застыла, забыв о еде.
— Он любитель кино и регулярно посещает кинотеатр на Пятьдесят пятой улице. — Пол отвернулся от Джаффи, чтобы побеседовать с еще одним доброжелателем, подошедшим с другой стороны.
* * *
В конце месяца Джаффи пошла к новому ларингологу. Доктора Мертона ей рекомендовала оперная певица, с которой Джаффи часто встречалась, так как они обе пользовались услугами одного и того же парикмахера. Однажды в салоне Джаффи поделилась своей проблемой — горло постоянно испытывало раздражение, — и примадонна направила ее в кабинет на Мэдисон-авеню.
Доктор тщательно осмотрел ее, затем пригласил в консультационный кабинет.
— Переутомление, мисс Кейн. Весь ваш организм говорит о крайнем стрессовом состоянии. Когда в последний раз вы отдыхали?
— Не помню. Я долго работала на телевидении до нынешнего спектакля. Тогда у меня было много свободного времени, но я не могу назвать это отдыхом.
— Я тоже так думаю. Если вы немедленно не сделаете перерыв, вы потеряете нормальную речь.
— Как долго надо отдыхать?
— Точно не могу сказать. Два, три месяца, а затем посмотрим.
Пол находился в Сент-Луисе с испанцами. Но не о нем первом подумала Джаффи. Как всегда в критических ситуациях, она сразу позвонила Мэтту, как только вышла от врача:
— Мне надо поговорить с тобой прямо сейчас.
Он услышал в ее голосе всхлипывания.
— Ты где, Джаффи?
— На углу Мэдисон и Восемьдесят девятой. В телефонной будке.
— Слушай, неподалеку находится отель «Кройдон».
Встретимся там в персиковой гостиной.
Мэтт приехал через двадцать минут. Было три часа дня, и в крошечном баре находилось всего несколько человек. Джаффи сидела в углу за небольшим столиком.
— Привет. — Он наклонился и чмокнул ее в щеку, чего не делал этого уже много месяцев. — Что-то случилось? — спросил он бодрым голосом.
— Случилось, — сказала Джаффи. — Я только что от доктора Мертона, ларинголога, который специализируется на оперных певцах. Он говорит, что если я не сделаю перерыв на два-три месяца, то могу вообще потерять голос. Вероятно, навсегда. Возможно, я дура, Мэтт, но не хочу выглядеть таковой, если ты понимаешь, что я имею в виду. — Она достала из крокодиловой сумочки носовой платок.
Он подождал, пока она вытрет глаза, и взял ее за руку:
— Нечего скулить, Джаффи. Если это наилучший медицинский совет, надо следовать ему.
— Оставить спектакль? Ты говорил, что мне не следует делать этого.
— Я говорил так до твоего посещения доктора Мертона. Теперь другое дело. Твой контракт предполагает еще два месяца работы в спектакле, но они должны отпустить тебя по болезни. Мне удалось узнать, что они вели переговоры с Гвен Вердон по поводу роли. Если она откажется, они намерены обратиться в гастролирующую на западном побережье труппу. Все можно устроить, я думаю, проблем не должно быть.
— Проблема во мне. Что мне делать с собой? Я непрерывно работаю в театре с 1948 года, то есть почти шесть лет, и теперь не знаю, что делать.
Мэтт усмехнулся:
— Что-нибудь придумаешь, Джаффи. Я знаю тебя.
— Буду читать сценарии. Если есть что читать. Мэтт, были запросы на меня?
Он отвел взгляд:
— Точно не знаю, но я работаю над парой вещей.
— Не ври. Одна ошибка, один ложный шаг — и я отвергнута. Как там говорится в поэме: «И были розы, розы на моем пути…»
— «…Смешанные с миртом в моей безумной судьбе». Затем что-то такое, не могу вспомнить. «Год назад в тот самый день…» Это Браунинг, «Патриот».
— Как там в конце?
Он сдвинул брови:
— Самый конец не могу вспомнить, но знаю, о чем ты думаешь. «Я иду под дождем, и веревка режет мои запястья за спиной. И я чувствую, как кровоточит мой лоб, потому что все обиженные бросают в меня камни за мои злодеяния». Так, что ли?
— Так. Только за одно злодеяние.
— Но за очень большое, Джаффи. Статья в «Конфиденшиал» не нанесла бы такого ущерба, если бы люди не помнили о твоем фиаско во время награждения «Тони».
Впервые за несколько месяцев они открыто заговорили об этом.
— Знаю, — сказала Джаффи. — Мэтт, я не наплевала на тебя и действительно пыталась дозвониться в тот вечер перед отъездом в Лас-Вегас. Я не лгала тебе.
— Верю. Я находился дома, но, по-видимому, линия была неисправна. Я обнаружил это позже. Впрочем, это не имеет значения. Разве ты послушалась бы меня и не поехала?
Джаффи покачала головой:
— Поверь, Мэтт, у меня не было выбора.
Он подался вперед, держа обе ее руки:
— Джаффи, ты связана с бандой гангстеров, синдикатом или как там они называются? Я не имею в виду через твоих родственников, но сама непосредственно?
Она знала, что в городе говорят не только о том, что она пренебрегла своей профессией, когда люди пришли почтить ее, и не только о ее пресловутых родственниках. Распространялась молва, будто бы Джаффи Кейн была как-то связана с гангстерами и работала на них.
— Нет, я не связана с ними. Не так, как ты думаешь.
Оставим это, Мэтт. Дело сделано, и конец.
— Хорошо. Больше не будем говорить об этом. Что касается спектакля, я позвоню Майку, как только вернусь в офис. — Протокол требовал, чтобы режиссер был уведомлен до официального обращения к администрации. Джаффи знала это, как и Мэтт, и кивнула. — Я скажу им, что ты уйдешь к концу следующей недели, — добавил он. — Ты сможешь дотянуть?
— Да, конечно. Я хочу повидаться с Майком сегодня вечером после спектакля. Скажи ему, как я сожалею.
В следующую субботу Джаффи дала последнее представление в роли Мертл. В зале плакали. Вердон отказался от дальнейших представлений, и директор решил закрыть спектакль на Бродвее и отправиться на гастроли по стране. Джаффи чувствовала себя так, как будто жизнь кончилась. Она просидела все воскресенье одна в своей квартире, размышляя, а в понедельник настроилась на активные действия.
* * *
Джаффи бывала здесь прежде и знала, что предстанет перед ее взором, когда откроется дверь. Несса Фаин полностью распоряжалась деньгами мужа и, надо сказать, делала это весьма успешно. Прихожая в квартире на углу Парк-авеню и Восемьдесят второй улицы была отделана орехом. Полы покрыты паркетом и изысканным восточным ковром. Исключительная роскошь сочеталась с превосходным вкусом. Это было как раз то, что имел в виду Пол, когда настаивал, чтобы она пригласила декоратора в свой пентхаус.
Несса сама ответила на звонок. Вероятно, слуг не было поблизости.
— Джаффи, вот так сюрприз. Хочешь повидать Джека? Сейчас его нет.
— Нет, не Джека, Несса. Я хотела бы поговорить с тобой. Новая пьеса Леонардов, — Джаффи сразу приступила к делу. — Мэтт говорит, что мне даже не прислали сценарий. А я всегда собирала полный зал, играя в «Голосе Веддеи», Несса. Не говоря уже о «Далиле». Почему Джек так холодно относится ко мне? Разве я не способна обеспечить полный зал в театре?
— Джек вовсе не охладел к тебе. Он… — Несса сделала паузу. — Он опасается. Джек боится работать с тобой, так как считает, что ты можешь подвести его, и потому не доверяет тебе. Но мне кажется, он ошибается. Я знаю: такие, как ты, таланты не появляются каждый день.
— Спасибо за добрые слова, — сказала Джаффи. — Но мне кажется, ты уходишь от разговора о новой пьесе Леонардов. Я даже не знаю, как она называется.
— «Время лилий», и сегодня утром они договорились встретиться с Деборой Керр. Именно там сейчас находится Джек. — Несса налила чай и протянула чашку Джаффи. — Мы слышали, что ты вынуждена оставить «Голос Веддеи» на два месяца раньше по рекомендации врача.
— Да, но мне уже лучше. Все из-за этого безумного пения, если можно так назвать то, что делаю я.
— Я считаю это замечательным, — сказала Несса улыбаясь. — Ты знаешь, что я смотрела твой спектакль три раза?
— Неужели?
— Да, подряд три субботних дневных представления. И мне было этого недостаточно.
Джаффи поставила чашку с чаем:
— Благодарю. За все.
Позже Несса обсудила с мужем этот визит.
— О чем она беспокоится? — спросил Джек. — Джаффи всегда может найти работу у гангстеров. Во всяком случае, ее дружок уже нашел. Испанская танцевальная труппа сделала ему состояние.
— Ты собираешься звонить ей?
— Зачем? Сегодня утром мы подписали контракт с Деборой Керр.
— Речь идет не о спектакле. Только для того, чтобы помириться. Она очень расстроена сейчас, Джек, и как никогда нуждается в поддержке друзей.
— Я был ее другом, а теперь нет. Что у нас на обед?
Неделю спустя Несса возобновила разговор:
— Джек, я навела кое-какие справки.
— И что же ты обнаружила?
— Я думала, тебе безразлично.
— Ты сидишь с таким видом, как кошка, добравшаяся до сметаны. Конечно, это интересует меня. Давай выкладывай, — Джек, он женат.
— Женат! Мэтт Варлей? Не верю. За все эти годы я никогда не видел его с женой. И вообще с какой-либо женщиной. Где же, черт возьми, он прячет ее? В камере хранения Центрального вокзала?
— Нет. В Инглвуд-Клифс, в Нью-Джерси.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь на Бродвее - Марти Беверли


Комментарии к роману "Любовь на Бродвее - Марти Беверли" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100