Читать онлайн Поцелуй меня, Катриона, автора - Мартен Жаклин, Раздел - ГЛАВА 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй меня, Катриона - Мартен Жаклин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй меня, Катриона - Мартен Жаклин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй меня, Катриона - Мартен Жаклин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мартен Жаклин

Поцелуй меня, Катриона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 2

В следующем году к началу фестиваля Катрионе было почти тринадцать лет. Эти дни, как всегда, были для нее самыми счастливыми, а этот фестиваль – особенным, так как мать впервые позволила ей самостоятельно выступать на сцене.
Элизабетта никогда не позволяла дочери петь в хоре, так как ей не нравился руководитель – неделя занятий с таким учителем могла оказаться губительной для голоса девочки, на который Элизабетта возлагала большие надежды. Катриону это сильно огорчило, но она молча смирилась с приказом матери.
Элизабетта Сильвано сама подготовила дочь, позволив ей выступить с сольными номерами. Чтобы порадовать отца Умберто (а именно благодаря его уговорам мать согласилась на выступление дочери), Катриона сначала спела церковный гимн. Затем девочка исполнила итальянскую версию английской песни «Барбара Аллен», которую они перевели вместе с Элизабеттой. И, наконец, по просьбе публики, она спела свою любимую балладу «Зеленые рукава».
Когда она закончила, раздался гром аплодисментов, одобрительные возгласы и топот ног. Катриона почувствовала, что от успеха у нее голова пошла кругом. Она была счастлива. «Как можно устать от признания и восторженного поклонения публики?»
С огромными букетами цветов в руках, Катриона сошла по ступенькам со сцены. Девочке казалось, что она не идет, а парит в облаках. Ничто на свете не могло сравниться с радостным волнением, заполнившим в этот момент все ее существо.
Она выбежала из шатра и пошла по дороге. Ей хотелось побыть наедине со своей радостью. Душа маленькой певицы была наполнена ликованием.
Положив цветы под дерево, Катриона сбросила с ног атласные туфельки. Мама была права – они немилосердно сжимали ноги. Затем, подобрав пышные юбки, она избавилась от шелковых чулок. Оставшись босиком, девочка закружилась в танце…
«Девушка в платье с зелеными рукавами,Ты была моей единственной отрадой,Ты навсегда осталась в моем сердце».
– Ой!
Певица шлепнулась на землю, столкнувшись с каким-то мальчишкой, которого раньше не заметила. Песня ее внезапно оборвалась.
Мальчик тоже упал, но, в отличие от Катрионы, не издал при падении ни единого звука.
Казалось, он был всего лишь удивлен и только проворчал себе что-то под нос.
Они сидели на земле, уставившись друг на друга, и потирали ушибленные места.
В эту ночь ярко светила луна, и Катриона могла хорошо рассмотреть так некстати подвернувшегося ей мальчишку. У него было худощавое остренькое личико и ежик торчащих соломенных волос на голове.
«Да, до красавца ему далеко!» – подумала про себя девочка.
Незнакомец заговорил, и она сразу же поняла, что имеет дело с англичанином.
– Прошу прощения, синьорита Сильвано. Вы из-за меня упали.
У него был явный английский акцент – по-итальянски это звучало просто ужасно.
– Я говорю по-английски, – высокомерно заявила Катриона.
– Я так и думал. Когда вы пели английскую балладу, было видно, что вы понимаете то, о чем поете, а не просто зазубрили слова.
Такие взрослые суждения настолько не вязались с петушиным фальцетом мальчишки, что Катриона едва удержалась от смеха. Он как будто прочел ее мысли и укоризненно посмотрел на нее. Девочке стало стыдно, и она сделала вид, что закашлялась.
Незнакомец отвел руку за спину, а когда протянул ее Катрионе, та увидела маленькую белую коробку, перевязанную золотистой атласной ленточкой.
– Я привез это из Англии для вашей матери, но решил подарить вам, – сказал он по-английски.
Рука Катрионы застыла в воздухе.
– Но почему?
– Вы спрашиваете, почему я хочу сделать подарок вам, а не вашей матери?
– Да.
– Потому, – мальчишка отвесил ей низкий поклон, – что я с наслаждением слушал ваше пение.
Озорная улыбка внезапно осветила его некрасивое лицо.
– И потом, мне очень жаль, что из-за меня вы ушибли свой очаровательный задик.
Развязав атласную ленточку и открыв крышку, она в изумлении отступила на несколько шагов.
– Какая прелесть! – Пряча смущение, она уткнулась лицом в цветок, который был в коробке.
– Это белая орхидея, – сказал мальчик фальцетом, но пытаясь при этом походить на взрослого. – Они очень красивы, но ничем не пахнут.
– Спасибо. Она и правда изумительна.
– Как вы и ваш голос, Катриона Сильвано.
Катриона удивленно посмотрела на него. Он явно испытывал удовольствие от удачно сказанного комплимента и снова отвесил ей изящный поклон. Затем он галантно представился:
– Меня зовут Питер Карлэйл. Скоро мне исполнится пятнадцать.
– Как вы догадались, что я?..
– Так я прав? Именно это вы хотели узнать?
– Да.
– Ваше лицо так же выразительно, как и ваш голос. На нем отражаются все ваши чувства.
Катриона смущенно пробормотала «спасибо», хотя ей было не совсем понятно, можно ли расценивать слова мальчишки как комплимент. Ее охватила досада.
Несмотря на то, что англичанин был на целую голову ниже Катрионы и говорил писклявым голосом, в его присутствии она вдруг ощутила некоторую неуверенность, и это ей не понравилось.
Девочка подобрала с земли атласные туфельки и шелковые чулки, а Питер Карлэйл взял цветы.
– Можно, я провожу вас домой?
Катриона гордо подняла подбородок и отбросила назад густые черные волосы. В такие моменты братья дразнили ее «спесивой принцессой».
– Я могу добраться и сама, – высокомерно ответила она.
– Не сомневаюсь, – миролюбиво заметил Питер Карлэйл. – Дело вовсе не в этом.
Катриона подумала что ей было бы очень интересно поговорить с Питером об Англии, а кроме того, он помог бы донести цветы до фермы Сильвано, которая находилась в полумиле отсюда. Она уже открыла рот, чтобы ответить «да», как вдруг заметила, что в их сторону направляется один из ее братьев, Скотти, в сопровождении двух своих закадычных друзей – Гидо Карлино и Марко Манфреди. По возрасту они были ровесники Карлэйлу. Эта славная троица вполне заслуженно пользовалась репутацией самых отчаянных сорванцов и буянов в округе.
При мысли о том, что она может стать объектом для насмешек своего братца и его приятелей, девочку охватила дрожь. Если они увидят ее в обществе расфранченного коротышки-англичанина, облаченного в светлые панталоны, темную курточку и шелковый галстук, ей придется многие месяцы терпеть издевательские насмешки и дурацкие намеки по поводу «заморского кавалера». «О, Боже! Просто подумать страшно!»
Пробормотав слова благодарности и быстро попрощавшись, Катриона схватила цветы и побежала прочь.
Когда через два дня Элизабетта Сильвано выступала на сцене, девочка вся извертелась, высматривая среди публики Питера Карлэйла. Он находился в окружении мужчин, в которых можно было с первого взгляда узнать англичан. Гостей сопровождал сам герцог Креспи с супругой.
Похоже, писклявый мальчишка был важной персоной. Впрочем, об этом можно было сразу догадаться по одежде, манерам и великолепной белой орхидее, которую он преподнес ей в подарок. Без сомнения, он – гость герцога Креспи.
Встретившись глазами с Катрионой, маленький Карлэйл вежливо поклонился и, не выражая особого дружелюбия или радости, отвел глаза в сторону.
«Должно быть, позавчера вечером он очень обиделся на меня за внезапное бегство, – подумала Катриона.
Встряхнув головой, девочка отвела взгляд и стала смотреть прямо перед собой. «Что ж, тем хуже для него! Завтра фестиваль заканчивается, и, возможно, мы никогда больше не увидимся».
Так бы, наверное, и произошло, если бы на следующий день после закрытия фестиваля, охваченная каким-то странным беспокойством, Катриона не отправилась на прогулку вдоль озера, находившегося в северной части городка.
Дойдя до поворота дороги, ведущей к замку герцога Креспи, она увидела стайку деревенских мальчишек в рабочей одежде. Гидо, Марко, Луиджи Рамбуни и ее братец, Скотти, тесным кольцом окружили Питера Карлэйла. Тот был одет в элегантный костюм для верховой езды.
Катрионе костюм показался сущей нелепицей, как, впрочем, и дразнившим его мальчишкам. Однако это никак не оправдывало их безобразного поведения.
– Вы только взгляните на этого английского клоуна! – Луиджи прицелился и бросил ком грязи, попавший прямо на кремовые брюки англичанина.
– А какие у него мощные мускулы! – здоровенный детина ткнул пальцем Питера прямо в грудь.
Мальчишки выкрикивали обидные замечания по поводу маленького роста и хилого телосложения англичанина. Совсем распоясавшись, они стали делать непристойные намеки, унижавшие его мужское достоинство. Сам Питер стоял среди града сыпавшихся на него оскорблений и глупо улыбался. Казалось, он делает вид, что воспринимает выходку ребят как шутку.
Катриона подбежала к обидчикам и, подобно урагану, обрушилась на них. Она сильно ударила Луиджи ногой под колено и закатила увесистую оплеуху своему несносному братцу.
– Это и есть ваше хваленое гостеприимство?! – сердито крикнула девочка, дав пощечину Марко Манфреди, который пытался как-то оправдаться. – Вы вообразили себя взрослыми и сильными? Если бы об этом безобразии узнали ваши отцы, они спустили бы с вас шкуру! Тоже мне, мужчины!
– Мы и не думали бить его. Просто хотели немного пошутить, – пробормотал Гидо.
– Хорошенькие шутки! – презрительно воскликнула Катриона. – Навалились четверо на одного, вы, бессовестные скоты!
Гидо отбежал на почтительное расстояние и ядовито парировал:
– А ты – сварливая и горластая ведьма! Тебе никогда не найти мужа в нашей деревне, потому что дураков, которые возьмут тебя замуж, здесь нет!
Катриона с угрожающим видом направилась в его сторону, и Гидо разумно предпочел ретироваться. Когда она повернулась лицом к англичанину, всех его обидчиков словно ветром сдуло. Те, кому удалось ускользнуть от ее крепких кулаков, были уничтожены ее злым языком и тоже обратились в постыдное бегство.
Катриона с отвращением заметила, что Питер Карлэйл выглядит еще более бледным и жалким, чем до того, как она пришла ему на помощь.
– Они больше не будут к тебе приставать, – пообещала она, не скрывая своего презрения.
– Они вовсе ко мне не приставали. Кто тебя просил вмешиваться?
Не веря своим ушам, Катриона в изумлении уставилась на мальчишку:
– Не приставали? А что же они в таком случае делали? Любовались твоим элегантным английским костюмом?
– Я сам прекрасно знаю, что они делали, – спокойно заявил он. – Я терпел их выходки потому, что они не причиняли мне вреда. Ведь они мне ничего не сделали, верно?
– Ну, это как сказать, – насмешливо сказала девочка. – Смотря что ты подразумеваешь под словом «вред». Может быть, англичанам и нравится, когда их высмеивают. В таком случае…
– В таком случае, – надменно перебил ее мальчишка, – тебе не следовало вмешираться не в свое дело. Тем более, что никто тебя об этом не просил.
– Какая неблагодарность! – Катриона задохнулась от возмущения. От гнева и унижения ее лицо стало малиновым.
– В следующий раз, когда ты надумаешь оказать кому-нибудь подобную услугу, сначала поинтересуйся, есть ли в ней нужда! – нахально продолжал англичанин.
Возмущенная девочка быстро оглянулась по сторонам. Они были совершенно одни. Мать с отцом никогда не узнают о том, что она сейчас скажет этому мерзавцу, а следовательно, ей нечего бояться.
– Катись ты ко всем чертям, Питер Карлэйл! – обрушилась она на него, совершенно забыв о том, что всего лишь несколько минут назад упрекала своего братца и его друзей за отсутствие гостеприимства, которым так славился Фридженти.
– И ты катись туда же, – ответил он, стараясь уклониться от меткого удара Катрионы.
С огромным удовольствием она влепила пощечину зарвавшемуся нахалу, но в то же мгновение сама отлетела назад, шлепнувшись на землю.
«Подумать только, этот мерзавец посмел ее ударить!»
Сидя на земле, она ошарашенно смотрела на англичанина, который стоял рядом и, тяжело дыша, судорожно сжимал кулаки.
Наконец обоюдное оцепенение прошло. Кулаки Карлэйла разжались, а девочка стала обиженно потирать ушибленный зад. Мрачное выражение на лице мальчишки сменилось невольной усмешкой.
– Кажется, нас преследует злой рок. Наши встречи всегда сопровождаются ушибленными задами, – сказал он и дружелюбно протянул Катрионе руку.
Не обращая внимания на протянутую руку, Катриона проворно вскочила на ноги и, ни к кому не обращаясь, бросила в пространство:
– Куда безопаснее ударить девчонку, если страшно связываться с мальчишками.
– А знаешь, тот парень был прав – ты и впрямь сварливая, горластая ведьма! Сомневаюсь, что ты найдешь себе жениха во Фридженти.
– Вот и хорошо! – воскликнула Катриона. – Я никогда и не собиралась хоронить себя в этой деревне! Я поеду в Рим, а потом в Англию. Я собираюсь посвятить себя музыке и не желаю связывать себя замужеством. Не хочу портить себе жизнь из-за какого-нибудь тупого, эгоистичного мужлана, возомнившего о себе Бог знает что!
– Похожего на мальчишек из этой деревни?
– А ты думаешь, где-нибудь есть другие?
– А ко мне это тоже относится?
– Ха! – презрительно фыркнула девочка. – Ты будешь первым в этом списке.
– Когда-нибудь я заставлю тебя пожалеть об этих словах.
– Ты?
– Да, я!
Катриона, выведенная из себя окончательно самоуверенностью англичанина, стала изрыгать страшные итальянские ругательства, которые не осмелились бы произнести вслух ни ее брат Скот-ти, ни его приятели. Карлэйл, казалось, не слышал ее бурных излияний. Он лишь слегка приподнял брови в знак презрения.
– Тебе когда-нибудь придется извиниться. Ты будешь смиренно просить прощения за свою грубость, сварливость и неумение себя вести.
– Ты помрешь, дожидаясь моих извинений! – закричала обезумевшая от ярости девочка – спокойный, самоуверенный тон Питера бесил ее больше всего.
– Ступай домой, малышка, – сказал он ей.
И вдруг Катриона Селестина Сильвано, которая была на целых полтора дюйма выше этого мерзавца, и впрямь почувствовала себя рядом с ним совсем маленькой девочкой.
– Иди домой, пока я тебя снова не ударил. На сей раз я отшлепаю тебя по заднему месту, потому что весь ум у тебя находится именно там.
Новая волна гнева охватила было Катриону, но, взглянув на худенькое личико мальчишки, ей вдруг совершенно расхотелось его задирать, во всяком случае, не на таком близком расстоянии.
Она быстро побежала прочь, а затем оглянулась и крикнула:
– Английский сукин сын – вот ты кто!
В ответ девочка услышала ругательство, выкрикнутое сначала по-итальянски, а потом по-английски:
– Зловредная двуногая сучка!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуй меня, Катриона - Мартен Жаклин


Комментарии к роману "Поцелуй меня, Катриона - Мартен Жаклин" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100