Читать онлайн Великосветские игры, автора - Маршалл Паола, Раздел - Глава двенадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Великосветские игры - Маршалл Паола бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.48 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Великосветские игры - Маршалл Паола - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Великосветские игры - Маршалл Паола - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маршалл Паола

Великосветские игры

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двенадцатая

Уилл понятия не имел, как выглядит вожак луддитов. Мысленно он представлял его себе внушительным мужчиной, способным справиться с разнузданной толпой. А «человек из Ноттингема» оказался невысоким и худощавым, с умным лицом, в одежде скромного клерка.
Одно было ясно: он вряд ли голодал. Уилл заметил, что на ногах у него добротные сапоги, да и приехал он отнюдь не на заморенной кляче. Луддиты обступили вожака, выспрашивая у него последние новости. Неужели правительство наконец-то решило помочь им?
Вновь прибывший покачал головой и коротко ответил:
— Как и следовало ожидать, нам ничего не предложили.
Это заявление вызвало бурю гнева — луддиты разразились бранью. Их вожак молча спешился, взял Джоба под руку и отвел его в сторону, чтобы поговорить с глазу на глаз.
Когда разговор закончился, Джоб попросил внимания:
— Мистер желает поговорить со всеми.
В толпе зашикали и притихли, а «мистер» встал на табурет и обратился к своим сторонникам с речью, которая наверняка подстрекнула бы их к бунту, если бы они находились на улице города, а не в глухом лесу.
Уиллу и прежде случалось слышать и видеть радикалов, но среди них не попадалось столь одаренных демагогов. Уилл читал речи французского революционера Робеспьера и находил между ним и «человеком из Ноттингема» немало общего. И этот умный, изворотливый человек должен был решить судьбу Ребекки и самого Уилла!
Время от времени «мистер» делал паузу, чтобы дать толпе выплеснуть свои эмоции. Он пообещал, что когда-нибудь его сторонники поднимут мятеж против угнетателей, разграбят и дотла сожгут Ноттингемский замок и дома богачей, будут есть на серебре, спать на шелковых простынях и владеть поместьями своих бывших хозяев.
Слушая его, Ребекка побледнела, а когда речь закончилась и «человек из Ноттингема» направился к ним с Уиллом, судорожно вцепилась в руку мужа. Тем временем луддиты одобрительно похлопывали своего вожака по плечам и даже пытались расцеловать его.
Уилл крепко сжал руку жены и вполголоса приказал:
— Ступай в хижину, Бекки. Я сам поговорю с этим человеком.
— Нет, Уилл, никуда я не…
Он взял ее за обе руки и заглянул в глаза.
— Бекки, ты поклялась любить меня, почитать и повиноваться. До сих пор ты не выполнила ни единого обещания. Я впервые прошу тебя об одолжении — и не без причины. Обещаю, я передам тебе весь разговор. А теперь сделай, как я прошу, — я просто хочу защитить тебя.
У Ребекки задрожали губы: Уилл казался суровым и непреклонным. Высвободив руки, она с неожиданной покорностью проговорила:
— Хорошо, Уилл, только будь осторожен.
— Обещаю. — Наклонившись, он поцеловал ее. — Сделай это ради меня, Бекки.
Проследив, как она вошла в хижину, он обернулся лицом к человеку, от которого зависела их судьба. Тот холодно произнес:
— Насколько я понимаю, Джоб сглупил, назвав вам мое имя.
— Если вы Грейвнор Хенсон — да, — не менее холодно ответствовал Уилл. Хенсон усмехнулся.
— Наверное, вы понимаете, что это несколько осложняет положение.
— Думаю, да. Ваше имя мне знакомо: судя по всему, вы один из так называемых лидеров «умеренных» ткачей, которые недавно выступали в парламенте.
Хенсон высоко поднял брови.
— Вот как, мистер Шафто? Значит, вы должны понять, почему я не в состоянии отпустить вас. Нед Лудд — чистейшая выдумка, а я — живой человек. Если вы окажетесь на свободе, моя жизнь будет в ваших руках.
— Как сейчас моя — в ваших, — возразил Уилл. — И в згой игре вам достались лучшие карты.
— Полагаю, нынешнее положение для вас в новинку, — продолжал Хенсон. — Прежде вы и вам подобные распоряжались этими несчастными работягами, мало что давая им в уплату за вашу праздность.
— Ошибаетесь, мистер Хенсон, — ровным тоном ответил Уилл. — У меня нет ни шахты, ни фабрики, я не землевладелец, которому принадлежат тысячи акров земли и множество батраков. Я никогда и никого не эксплуатировал.
Хенсон рассмеялся ему в лицо.
— И это говорит благородный джентльмен, который, как мне стало известно, женился на богачке ради денег! Сознайтесь, вам ни единого дня не пришлось заниматься честным трудом, сэр!
Его тон был воинственным и пренебрежительным, но Уилл не позволил себе оскорбиться, тем более что отчасти Хенсон был прав.
— Это совсем другое дело. Сейчас я готов на все, лишь бы избавить от страданий жену. По крайней мере позвольте ей вернуться домой, к друзьям!
Хенсон задумался.
— Я понимаю вас, мистер Шафто. Но коль уж речь зашла о вашей жене, здесь есть два затруднительных момента: во-первых, она приглянулась Джобу. Если бы он не боялся меня больше правосудия, он давным-давно прикончил бы вас и позабавился с вашей женой. Джоб утверждает, что был бы не прочь сделать шелковой эту бойкую и строптивую девчонку. А во-вторых, если я отпущу ее, она отправится прямо к властям и выдаст нас всех. Должен признаться, насилие и убийство мне отвратительны. С другой стороны, вы представляете угрозу для всех нас.
— Мы поклянемся не выдавать вас, — предложил Уилл. — Я дам вам слово джентльмена, уверен — жена поддержит меня. Ее так ужаснули страдания голодающих женщин и детей, что она вряд ли решится хоть чем-нибудь навредить им.
Но Хенсон продолжал, словно не слышал его:
— Беда в том, что с моей стороны было бы неразумно слишком часто отказывать Джобу. Вы наверняка понимаете, в каком затруднительном положении я очутился. Но я нашел решение, благодаря которому вы получите шанс вновь стать свободным, а эти несчастные немного повеселятся. Надеюсь, мне удастся убедить Джоба. Хотелось бы только прежде получить ваше согласие.
Что мог предложить этот человек? Можно ли ему доверять?
— Во времена рыцарей, мистер Шафто, поединки устраивали из-за прекрасных дам. Разумеется, рыцарский турнир для нас — непозволительная роскошь, но вы могли бы принять участие в состязаниях наших борцов. Я слышал, джентльмены вашего круга ищут в боксе спасения от скуки. Если вам посчастливится победить нашего чемпиона, мы отпустим вас и вашу жену — разумеется, в обмен на обещание хранить тайну. Но если вы проиграете, я с сожалением отдам вашу жену Джобу, а вас прикажу казнить. Та же участь ждет вас, если вы откажетесь сражаться за свою супругу. Словом, выбор за вами, мистер Шафто.
У Уилла закружилась голова. — А если я выиграю поединок, вы сдержите свое обещание? И если уж состязание неизбежно, почему бы мне не сразиться с Джобом?
— Мистер Шафто, вы будете защищать честь своей жены, а наш лучший борец выступит за Джоба.
— Но последнюю неделю я почти ничего не ел.
— Согласен, это досадно. Мы отложим поединок на два дня и немного подкормим вас. А что касается доверия ко мне — это ваше дело, а не мое.
— Решено, — кивнул Уилл. — Правда, я не уверен, что жена воспримет эту новость спокойно. — Он уже понял, что услышит от Бекки.
— Значит, вот почему вы отправили меня в хижину! — взорвалась она. — Стало быть, вы согласились участвовать в поединке. Я не желаю, чтобы ради меня вы рисковали жизнью. Лучше я умру вместе с вами.
— Почему вы заранее решили, что меня ждет поражение? По-моему, здешний чемпион — какой-нибудь дюжий кузнец, который ничего не смыслит в боксе. Я понятия не имел, что Хенсон предложит мне подобный выход.
— А если он отличный боксер, Уилл? Что тогда?
Он поцеловал ее.
— Значит, будем сражаться.
— Я вскрою себе вены, Уилл, если вы проиграете, но не позволю этому человеку прикоснуться ко мне!
— Так вы разрешите мне участвовать в поединке?
— У нас нет выбора. Нельзя допустить, чтобы нас считали малодушными людьми.
Сильнее всего Уилла тревожила дальнейшая судьба Бекки. Что будет с ней, если он проиграет неизвестному борцу и Бекки останется совсем одна? Но делать было нечего, оставалось лишь готовиться к поединку — и молиться, чтобы Хенсон сдержал слово…
Следующие два дня Уилла действительно кормили лучше, чем прежде. Он отоспался, но в день поединка проснулся на рассвете. Выйдя из хижины, Уилл обнаружил, что на поляне уже собрались почти все обитатели леса. Подобно им, он сполоснул лицо и руки в ближайшем ручье.
Уилл оброс бородой, которая придавала ему суровый вид. Сражаться предстояло без перчаток, с обнаженным торсом. Хенсон послал двух мужчин за чемпионом и его помощниками. Джоб уже объяснил Уиллу, что пресловутый чемпион — крестьянин из деревни Хакнолл по прозвищу Черный Джек. Прославившись борцовским искусством в округе, он вскоре собирался попытать удачу в Лондоне.
Противником Уилла оказался вовсе не неуклюжий громила кузнец, а его ровесник, явно обладающий навыками профессионального борца. Уиллу оставалось надеяться, что Черному Джеку далеко до Ужаса, иначе ему несдобровать.
Решили ограничиться одним раундом, и Уилл порадовался: дольше он все равно не выдержал бы. Луддиты делали ставки на своего чемпиона, сходясь во мнении, что ставить на Уилла не имеет смысла.
Только один Чарли Нортон, которого луддиты звали Остряком Чарли, — бывший портной из Мэнсфилда — долго присматривался к Уиллу. Когда-то Чарли был ассистентом ноттингемского боксера, который затем снискал шумную славу в Лондоне.
После того как весть о поединке разнеслась по всему лагерю, Чарли явился к Уиллу и пожелал пощупать мускулы его руки. Коснувшись бицепса, Чарли потрясение прошептал:
— «Не хотел бы я оказаться вашим противником! Настоящих боксеров я узнаю с перво: го взгляда. Вы один из таких.
Уилл коротко усмехнулся.
— Я всего лишь любитель. — Он хотел, чтобы противник с самого начала недооценил его.
В день поединка Остряк Чарли отозвал Уилла в сторонку и прошептал:
— Сэр, вам понадобятся секунданты. Я буду одним из них, а Билл Пайк — вторым.
— А Черный Джек уже прибыл? — спросил Уилл.
— Да, вчера ночью Хенсон привез его. Джеку пообещали кругленькую сумму за то, чтобы он одолел вас, иначе бы он не согласился. Я раздобуду вам башмаки, — пообещал Остряк. — Не годится выходить на ринг босиком. Джек знает много грязных трюков: он может наступить вам на пальцы ног и сломать их. Кстати, остерегайтесь ударов правой — ею он бьет, как кузнечным молотом. Своего последнего противника он чуть не прикончил одним ударом.
Поединок должен был состояться днем. С раннего утра в лагерь начали стекаться люди. Поддержать луддитов явились жители деревень, расположенных по соседству с Шервуд-ским лесом. Уилл пришел к выводу, что все местные крестьяне заодно, поэтому власти до сих пор и не обнаружили убежище луддитов.
Остряк Чарли и его друзья направились к импровизированному рингу, устроенному на лесной поляне и огороженному прутьями. На нём размещались бойцы, их секунданты и двое судей, одним из которых оказался Хенсон.
— Я прослежу, чтобы бой шел по правилам, — пообещал он Уиллу.
Черного Джека, окруженного почитателями, представили Уиллу незадолго до начала поединка. Он протянул Уиллу гигантскую лапищу и изо всех сил сдавил в ней ладонь противника.
— Пусть выиграет сильнейший, — буркнул он так, что Уилл понял: сильнейшим Джек считает себя и уверен в исходе поединка.
Остряк Чарли, довольный тем, что оказался в центре внимания, помог Уиллу снять некогда элегантную, а теперь потрепанную и грязную рубашку и зашнуровал башмаки, которые пришлись Уиллу почти впору. Опасения Уилла внезапно улетучились, едва он узнал, что Джеку предстоит сражаться только ради денег. Сам Уилл должен был вступить в бой за честь Бекки и собственную жизнь, а потому не мог проиграть.
Увидев обнаженный торс Уилла, ничуть не напоминающий тело изнеженного денди, Джек слегка прищурился. Он явился в лес, твердо уверенный, что легко выиграет бой. Он и сейчас был убежден в своей победе, но понял, что она достанется ему нелегко.
Огромная толпа с нетерпением ожидала, когда начнется бой — за исключением Ребекки. Уилл велел ей уйти подальше от ринга, но Джоб решил по-своему. И вот теперь Бекки стояла рядом с ним у самых прутьев и смотрела, как ее муж готовится к сражению.
Ребекка страдала. Если Уилл победит, они окажутся на свободе — конечно, если Хенсон сдержит слово. Но какой ценой достанется им эта свобода! Ребекка уже поняла, что зрители не сомневаются в успехе Джека.
Хенсон со вторым судьей вышли на ринг и объяснили правила бойцам и их секундантам. Уилл и Джек снова обменялись рукопожатием. Хенсон и его товарищ отступили в сторону, и поединок начался.
На поляне немедленно поднялся немыслимый шум. Женщины и мужчины подбадривали яростными криками Черного Джека. Но вскоре всем стало ясно, что Уилл — противник, с которым следует считаться, что бой затянется, и вскоре шум утих.
Ребекка стиснула кулаки. В наступившей тишине, видя, как Уилл уворачивается от ударов Джека, она вдруг выкрикнула:
— Давай, Уилл, покажи ему!
Кое-кто из зрителей с изумлением оглянулся на нее, но Ребекка ни на что не обращала внимания.
Между тем бой продолжался, противники обменивались сокрушительными ударами. Уилл разбил Джеку губы, Джек не остался в долгу и вскоре рассек Уиллу бровь, начал то и дело наступать ему на ноги. В ответ Уилл принялся наносить удары левой. Зрители заволновались: события разворачивались совсем не так, как они ожидали. Товарищ Хенсона уговаривал сократить время перерывов, но Хенсон не согласился: он твердо решил сдержать слово, данное Уиллу.
Ребекка зажала рот ладонями, а когда Уилл пошатнулся от мощного удара, вскрикнула.
Если бы Уилл дрался с Джеком в лондонском заведении, то легко победил бы его. Но сейчас Джек вел настоящий, безжалостный бой, пуская в ход всевозможные грязные трюки. Тем не менее Уилл был уверен, что, если ему удастся удержаться на ногах, он победит: уставший Джек стал нетерпеливым. Удачный удар любого из соперников мог решить исход боя.
Уилл пустился на хитрость: сделал вид, что совсем ослабел, хотя, Бог свидетель, он и вправду уже валился с ног от усталости. Он начал спотыкаться, тяжело дышать, опуская окровавленные кулаки. Черный Джек, которому не терпелось положить конец схватке, увидел перед собой совсем измученного человека и приготовился к мощному удару, благодаря которому снискал славу, и теперь надеялся отправить неженку джентльмена в нокаут.
Всецело уверенный в том, что его противник совсем пал духом, Джек позабыл, что должен защищаться. Готовясь к удару, он опустил левую руку, и Уилл, заметив это, собрался с остатками сил и ударил Джека справа. При этом из глаз Уилла посыпались искры, он сам чуть не рухнул на землю.
А Джек не устоял и распростерся перед противником. Секунданты бросились к нему. Остряк Чарли и Билл Пайк подхватили Уилла и отвели его в угол, где помогли встать на колени. Схватив тряпку, Чарли принялся обтирать лицо Уилла.
После падения Черного Джека на поляне воцарилась мертвая тишина. Ее нарушили Хенсон и его помощник: посовещавшись, они объявили Уилла победителем, как только убедились, что Черный Джек не в состоянии встать. Поединок был окончен.
Кто-то выкрикнул:
— Молодец, денди! Здорово отделал Джека!
И те же мужчины и женщины, которые еще совсем недавно подбадривали Джека, принялись громко хвалить Уилла. Эти люди умели ценить отвагу.
Измученный, перепачканный кровью Уилл помнил только об одном: что бы ни случилось дальше, он сражался за Бекки и победил. Секунданты помогли ему покинуть ринг.
Остряк Чарли закричал на всю поляну, что он выиграл пари. Даже Джоб уважительно поглядывал на Уилла, но тот ничего не замечал. Кто-то из прежних тюремщиков схватил разбитую руку Уилла и с воодушевлением пожал ее. Уилл даже не ощутил боли — он знал, что она появится позднее. А пока его ждала Ребекка.
Он попытался улыбнуться, но опухшие, разбитые губы не слушались его. В огромных глазах Ребекки застыли слезы. Она протянула руки так, словно хотела обнять его, но, рассмотрев поближе синяки и раны, оставленные кулаками Джека, не решилась. Глаз Уилла заплыл и потемнел, правая кисть быстро опухала. Костяшки пальцев были разбиты в кровь. Ахнув, Ребекка тихо выговорила:
— Уилл… — Подавшись вперед, она нежно поцеловала его в грудь ниже левого соска — единственное место, где не было ни синяков, ни ран. В этом жесте чувствовалась и гордость. Уилл опустил веки и пробормотал:
— Полно, Бекки, что ты делаешь со мной…
Усмехнувшись, она ответила привычным задорным тоном:
— Уилл, если ты выстоял в бою против Джека, то что же могу сделать с тобой я?
Хенсон, стоящий рядом, расхохотался.
— Ей-богу, Шафто, вам повезло с женой!
— Знаю, — прохрипел Уилл.
Толпа, которая обрадованно расхохоталась, услышав реплику Хенсона, расступилась, пропуская Черного Джека. Тот направился к Уиллу.
— Мы еще не попрощались, — произнес он. — Вот уж не думал, что какой-то любитель собьет меня с ног! Ручаюсь, вас тренировал мастер, но и без того вам не занимать силы и проворства.
— Меня тренировал Джексон, — объяснил Уилл, который уже пришел в себя и теперь стоял без помощи секундантов. — Но я никогда не думал, что мне пригодятся его уроки. — Он помедлил. — Не знаю, нужен ли вам такой совет, но на вашем месте я бы продолжал заниматься своим ремеслом в провинции. Лондон не для вас. — Уилл протянул опухшую ладонь. — Надеюсь, вам хорошо заплатят.
Джек криво усмехнулся.
— Да, но не так, как если бы я победил вас.
Бывшие противники рассмеялись, изумив Ребекку: она не понимала, как мужчины, которые только что обменивались яростными ударами, способны вместе смеяться над шуткой! Нет, мужчин ей никогда не понять — впрочем, а разве мужчины понимают женщин?..
Ее размышления прервал Уилл.
— Идем, Бекки, — произнес он. — Если мистер Хенсон сдержит обещание, нам надо собираться.
Хенсон вмешался:
— Я всегда выполняю свои обещания, мистер Шафто. Но по-моему, вам было бы лучше провести здесь еще один день, чтобы отдохнуть. В таком состоянии вам не проделать длинный и трудный путь. Завтра или через день Остряк Чарли довезет вас в повозке до опушки леса. Дальше вам придется идти пешком. Из соображений безопасности мы не станем провожать вас.
— Мы уйдем немедленно, — заявил Уилл.
— Нет! — вдруг решительно возразила Ребекка. — Тебе не уйти далеко. Я уверена, что мистер Хенсон сдержит свое слово.
От усталости Уилл валился с ног и мечтал только прилечь и отдышаться, поэтому уступил.
Он позволил Ребекке увести его в хижину, повалился на тощий тюфяк и мгновенно заснул. Боль и кровь переполняли его сновидения, и единственным светлым проблеском было видение Бекки — улыбающейся, протягивающей руки и нежно целующей его в грудь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Великосветские игры - Маршалл Паола

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Ваши комментарии
к роману Великосветские игры - Маршалл Паола



сюжет оригинальный. и закончился роман симпатично. но шедевром канечно не назовешь
Великосветские игры - Маршалл ПаолаМарина
27.08.2013, 9.58





Муть редкая . Дочитала из принципа . Как черновик романа,а не готовое произведение.
Великосветские игры - Маршалл Паолаольга
4.09.2013, 9.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100