Читать онлайн Секретная миссия, автора - Маршалл Паола, Раздел - Глава двенадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Секретная миссия - Маршалл Паола бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Секретная миссия - Маршалл Паола - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Секретная миссия - Маршалл Паола - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маршалл Паола

Секретная миссия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двенадцатая

Отпустив наконец Клариджа, Девениш подошел к камину и долго стоял, прислонившись лбом к мраморной доске. То, что он услышал, оказалось страшнее, ужаснее, чем он ожидал. Хуже всего, что все это не должно выйти наружу. Это дело не из тех, которые можно представить на суд лорду-наместнику.
Надо попытаться сделать все так, чтобы никто никогда не прознал о страшной правде и в то же время сам Леандр Харрингтон понес наказание за свои чудовищные преступления. Достаточно убрать его со сцены — и тайное общество рассыплется за неимением влиятельного лидера.
Правда, тогда гибель Джереми Фолкнера и несчастных девушек останется неотомщенной и родные никогда не узнают об их участи.
Да, остаются проблемы, у которых нет решения, и это одна из них. Надо хорошо подумать, как поступить, чтобы скандал не вышел наружу и в то же время правосудие свершилось. Ничего путного пока в грлову не приходило.
Оставалось надеяться, что этот слабак не выдаст его своему властному хозяину. Очень рискованно, но иного способа проникнуть в тайное братство Девениш пока не видел.
Друсилла не могла не заметить, что Гилс чем-то озабочен. Его минорное настроение показалось ей странным, потому что до нынешнего утра Гилс веселился вовсю. Девениш познакомил его с несколькими юношами, и они сразу подружились.
Днем во время прогулки Друсилла застала Гилса одиноко сидящим на скамье у озера.
— Что с тобой, Гилс?
Его лицо страдальчески искривилось.
— Ладно, я скажу тебе, хотя, уверен, это тебе не понравится. А все Девениш. Мы с тобой не верили толкам о том, что он нехороший человек, но этой ночью он именно таким себя и показал. Ты знаешь, они всю ночь играли в карты. Так вот, Девениш обобрал бедного Тоби до нитки.
— Нет… я не… я не верю, что Девениш мог так поступить, — бледнея, произнесла Друсилла. — Если бы такое случилось, никто бы не остался там, где хозяин доводит до разорения своего гостя.
Она быстрым шагом направилась к дому и столкнулась в прихожей с графом. По его виду было невозможно догадаться, что он провел ночь за картами. Девениш встретил ее радостной улыбкой, но, посмотрев на нее более пристально, спросил:
— Что с вами? Вы чем-то расстроены?
— Ох, милорд, Гилс сообщил мне, будто вы ночью обыграли Тоби в пух и прах. Скажите, что это неправда.
Следовало ожидать, что слух распространится очень быстро.
Девениш схватил ее за руку.
— Друсилла, не судите меня сейчас. Я прошу вас, верьте мне. Смею надеяться, вы любите меня. Если ваша любовь истинная, тогда верьте мне без всяких вопросов. Я не могу вам сейчас объяснить, почему так поступил.
В его глазах Друсилла заметила слезы.
— О, Хэл, я хочу верить, я верю вам, и я люблю вас. — Вот она и сказала это вслух. Оба застыли, глядя друг на друга. — Только умоляю вас, не обманите меня, Хэл, потому что, если еще и это добавится к гибели Джереми, я просто не выдержу.
— Верьте мне, — страстно повторил он. — Только этого я от вас прошу. Я люблю вас, Друсилла. Вы та женщина, которую я даже не надеялся встретить когда-нибудь. Женщина, которой я не заслуживаю. Я сделаю все, чтобы вы во мне не разочаровались. Скоро придет день, когда я все смогу вам рассказать. — Он замер в поклоне, и снова между ними пробежала искра. — А сейчас я должен вас покинуть.
Он ушел, а Друсилла осталась стоять, лелея в душе слова, которые и не мечтал от него когда-либо услышать. Она будет молить Бога, чтобы ее вера не была обманута.
Друсилла медленно пошла к своей комнате и на первой же площадке лестницы столкнулась с сэром Тоби. Тот был весел и самоуверен, как всегда.
Наверное, он что-то заметил по выражению ее лица, потому что сочувственно спросил:
— Что с тобой, Дру? Ты больна?
На мгновение у нее словно отнялся язык, а потом слова полились потоком. Она хочет знать, непременно, и он ей все объяснит.
— Нет, я не больна, но скажи мне, Тоби, зто правдя, что ты ночью проиграл все лорду Девенишу?
— О, вот о чем все говорят. Конечно же, это неправда. Да, дейетвительно, когда все ушли, я был практически разорен, но Девениш согласился еще на одну партию, и к рассвету я вернул почти все.
Эту легенду они придумали с Девенишем.
Чувство облегчения нахлынуло на Друсиллу, и это не ускользнуло от Тоби.
— Ты переживала из-за него, да? — с горечью спросил он. — У меня не было никаких шансов завоевать тебя, да? Подумай, Дру, он жесток как сам дьявол, я его знаю.
— Ах, Тоби, — отозвалась Друсилла, — я люблю тебя как друга… и ты правильно сказал — он жесток, но, может быть, это меня в нем и привлекает.
— Мне остается лишь пожелать тебе счастья.
С чувством безнадежности Тоби повернулся и пошел вниз. Сегодня вечером, думал он, как следует напьюсь, а завтра будет видно.
Разговоры о ночном событии велись не только среди господ. Слути тоже живо обсуждали результаты игры. Эштон, камердинер Леандра Харрингтона, с притворным огорчением выразил сочувствие Грейсону, камердинеру Тоби.
— Вот что я вам скажу — тут что-то не так, — с сомнением произнес Грейсон. — На рассвете сэр Тоби все ругался, что вот, мол, какая хитрая свинья этот Девениш, ничего не даст просто так. Я спросил, о чем это он, а сэр Тоби только выругался и сказал, не мое дело.
— Да, хитрости ему не занимать, — подтвердил Эридж. — Было такое дело в Лондоне с одним парнем, Алинсоном зовут. Он все проиграл моему хозяину как раз перед тем, как нам ехать сюда. Так вот, хозяин простил ему весь проигрыш при условии, что тот больше не возьмет в руки карты.
— Может, и с сэром Тоби он проделал то же самое? — предположил Грейсон.
Эштону подумалось, что надо будет об этом сказать своему хозяину.
Как оказалось, Леандр Харрингтон очень заинтересовался этой историей.
— Повтори-ка все еще раз. Эштон исправно пересказал весь разговор.
— Значит, Эридж говорит, что его хозяин имеет обыкновение выпускать свою жертву, если тот что-то сделает для него, так?
— Не совсем, — возразил щепетильный Эштон. — В случае с Алинсоном это было просто обещание не садиться больше за карты.
— Интересно, что пообещал ему сэр Тоби.
Леандр Харрингтон знал сэра Тоби как человека слабовольного и недалекого. Кроме того, сэр Тоби в дружеских отношениях с Друсиллой Фолкнер, пассией Девениша. А потому странно, чтобы Девениш вдруг решил его разорить. Но еще более странно то, что, добившись этого, он ни с того ни с сего дал ему отыграться.
А может, он просто вернул Клариджу его расписки в обмен на что-то другое? И если так, то на что? Надо поприжать Клариджа и все выяснить.
Харрингтон почувствовал себя неуютно. Он знал, что ведет опасную игру, ставка в которой не деньги, а жизнь. В мозгу молнией сверкнула мысль: с чего это Девениш вдруг вернулся сюда? Что его привело — скука, любопытство или что-то иное? Разумный человек должен учитывать все, особенно если на кон поставлена его жизнь.
Он не станет расспрашивать Клариджа здесь, в Трешем-Холле, а то ведь от него всего можно ожидать — возьмет да и кинется к Девенишу. Нет, он подождет, пока они уедут, а тогда улучит возможность напоить Клариджа, чтобы развязать ему язык.
Таким образом, Друсилла была не единственной, кто с нетерпением ждал отъезда. Ей надо было подумать, притом вдали от Девениша, близость которого действовала на нее расслабляюще.
После того разговора они встречались редко, он не делал попыток застать ее в одиночестве, а она отвечала ему тем же. Я становлюсь такой же хитрой, как и он, мрачно подумала она по пути домой, в Лайфорд. Он вышел ее проводить и еле слышно шепнул:
— Еще немного, и мы сможем вести себя свободнее. Мое сердце с вами.
Охваченная необъяснимым предчувствием чего-то плохого, Друсилла прошептала ему на ухо:
— Я жду этого с нетерпением, милорд.
— Хэл, — поправил он ее.
Коляска тронулась. Друсилла сидела, глядя перед собой. Гилс с любопытством спросил:
— Что он тебе сказал, Дру? Он объяснил этот случай с сэром Тоби?
— Как и что он делает, нас не касается, — спокойно сказала сестра. — Милорд был очень добр к тебе, пока мы находились в Трешеме, и этого достаточно.
— Все так и было, — радостно подтвердил Гилс. — Девениш разрешил мне кататься на своей милой кобылке. И, что мне еще понравилось, он не обращал внимания на мою ногу.
И в этом тоже доброта Девениша, подумала Друсилла. Как же трудно разобраться в нем, он весь состоит из противоречий.
Похожие мысли занимали и Тоби Клариджа по дороге домой. Перед самым отьездом из Трешем-Холла, к нему подошел Леалдр Харрингтон.
— Мы тут так хорошо веселились, — сказал он, — что мне не хочется ждать полнолуния. Давайте соберемся, выпьем сегодня вечером у меня в Маршеме, я пригласил нескольких друзей. Если и естъ недостатки у хозяина Трешема, так это его несерьезное отношение к вину.
— Какое там, он вообще не пьет. Странно, правда?
Тоби не очень-то хотелось проводить вечер с Харрингтоном, но он прежде всегда принимал приглашения, и отказ выглядел бы подозрительно.
— Ну так как, приедешь? — настаивал Харрингтон.
— Конечно! Разве я упускал когда-нибудь случай посидеть с друзьями за стаканчиком?
Харрингтон проводил коляску Тоби мрачным взглядом. Этому Клариджу будет не до смеха, если подтвердятся его подозрения. Хотя кара настигнет его не сразу — еще одно таинственное убийство пока ни к чему.
Однако что делать с Девенишем? Он приехал в Трешем не просто так.
— Да уж, нам пришлось потрудиться, но мне кажется, дело стоило того, — заметил Роб Стэммерс, когда уехал последний гость и слуги принялись за уборку.
— Пожалуй, стоило, — сказал Девениш, чувствуя, что он смертельно устал. Завтра он без лишнего шума отправится в Лондон посоветоваться с Сидмаутом.
— Что ты задумал, Хэл? — донесся до него голос Роба.
— Что? Не понял.
— Правда? Я же вижу по твоему лицу. Такое же у тебя бывало, когда мы работали за линией фронта в Испании.
— Выходит, у меня все написано на лице? — Девениш чертыхнулся, что делал очень редко. — Поверь, я бы тебе все сказал, если б мог. Давай не будем ставить под угрозу нашу дружбу лишь потому, что я поклялся хранить это дело в тайне. — Роб обиженно пытался что-то возразить, но Девениш остановил его мановением руки. — Оставь, Роб, — сказал он. — Мне сейчас совершенно не до твоих оскорбленных чувств. — Не дожидаясь ответа, он пошел по коридору. — Будь ты проклят, дед, — громко сказал Девениш, поднимаясь по лестнице. — Ты переделываешь меня по своему подобию, и за это я всегда буду тебя ненавидеть. Хотя, с другой стороны, ты не дал мне стать таким, как мой отец, за что я, наверное, должен тебя поблагодарить.
— Я думал, Харрингтон, тут будет вечеринка, — сказал Тоби Кларидж, оглядев небольшую гостиную Маршемского аббатства и обнаружив, что никого нет.
— Судя по всему, остальные перепутали день, — засмеялся хозяин, подводя Тоби к длинному низкому столу, уставленному бутылками и стаканами. — Наверное, подумали, что я их приглашаю на завтра.
Тоби не нашел ничего странного в этом объяснении.
— Что, мне прийти завтра? — немного расстроился он.
— Да ни в коем случае! Мы что, не можем посидеть вдвоем и уговорить несколько бутылочек?
Тоби пил стакан за стаканом, думая про себя, какой замечательный парень этот Харрингтон. Они смеялись, и болтали, и пьянели все больше. Вернее, пьянел Тоби. Он был так занят собой, что не замечал — Харрингтон почти не пьет.
— Ты, конечно, придешь на следующее собрание братства?
— А как же, — пробормотал Тоби, отрываясь от стакана. Он был тяжко пьян, но еще способен отвечать. Харрингтон решил поторопиться, не дожидаясь, пока тот свалится под стол.
— Разве Девениш не приказал тебе не ходить?
— Он не говорил… я должен вести себя как обычно, — важно заявил Тоби.
— Именно так он сказал? А почему, интересно?
— Ну да. И я не должен никому говорить, что рассказал ему про братство. Он сказал, это секрет…
Тоби замолчал, ошеломленный тем, что выдал себя и Девениша, и кому же — самому Харрингтону.
— Секрет, значит. — Леандр Харрингтон рассмеялся. — И что же это за секрет, Кларидж? Уж старому-то другу ты можешь сказать.
— Никакого секрета нет, — промямлил Тоби. Его затуманенный мозг работал с трудом, и все же он понял, что разоблачен. — Не могу сказать. Не имею права.
Харрингтон перегнулся через стол и, ухватив Тоби за галстук, притянул к себе.
— Ну уж нет, Кларидж. Давай говори, что у вас за секреты с Девенишем, или я поступлю с тобой как с Фолкнером. Ты меня понимаешь.
— Я не могу, — просипел Тоби, почти протрезвевший от страха. — Я обещал.
— Он обещал! — насмешливо воскликнул Харрингтон. — Ты что, забыл про клятву, которую дал своему господину, великому Люциферу? Разве с ней может сравниться обещание какому-то смертному?
— Нет, — пролепетал Тоби. — Я клялся вам, а не дьяволу.
— Да, мне, но в качестве его посланника на земле. — Харрингтон с силой толкнул Тоби, тот упал на колени. — Отвечай, я требую.
Хрипя и задыхаясь, проклиная себя за глупость, Тоби просипел:
— Он шантажирювал меня, клянусь. Он сказал, что уничтожит мои долговые расписки, если я расскажу про братство.
— Наконец-то! — Харрингтон отпустил Тоби. — Ты полный идиот, Кларидж! Ты что, не соображаешь, что мог привести всех нас на виселицу, ведь, как я понимаю, ты ему все выложил о Фолкнере и девчонках.
— Он грозился меня разорить, — захныкал Тоби. — Меня так и так ничего хорошего не ждало.
— Ну и зачем было тащить за собой всех нас? — прошипел Харрингтон. — Теперь надо что-то придумать насчет Девениша, пока он не успел сдать нас властям. А потом… — он засмеялся, — потом Люцифер займется тобой. А чтобы ты не кинулся в ноги к Девенишу, посиди-ка здесь, в Маршеме. Пошли своего конюха домой, пусть скажет там, что ты перепил и будешь ночевать здесь.
Выбора не было. Сэр Тоби Кларидж был всего лишь слабым, безвольным малым, которого использовали в своих целях люди сильные и волевые.
Девениш приказал оседлать коней для себя и слуги к восьми утра. Он не подозревал, что Харрингтон с несколькими слугами, членами братства, уже с шести часов поджидал его там, где проселок от Трешема вливался в дорогу на Лондон.
Харрингтон провел полночи в размышлениях о дальнейших действиях Девениша. Теперь он уже полностью был уверен, что неожиданный приезд лорда в Трешем связан с тем, что власти попросили его выяснить причину столь многочисленных смертей и исчезновений в окрестностях его поместья.
А если так, то Девениш отправится не к лорду-наместнику, а прямиком к министру внутренних дел. Значит, имело смысл последить за дорогой от Трешем-Холла. Дальше придется действовать по обстоятельствам.
Девениш решил ехать в Лондон налегке. Поначалу он намеревался отправиться в путь вечером, но решил не рисковать, тем более что своей поездке хотел придать вполне невинный вид.
Робу он сказал, что задержится на день, не больше. Полнолуние приходилось на конец недели, и оставалась возможность захватить всю шайку в разгар церемонии в склепе. Как, он пока не знал.
Провожая Девениша, Роб тихо сказал:
— Будь осторожен. Лучше бы я поехал с тобой.
— Я вооружен, и Мартин тоже. К вечеру вернемся. — Девениш лукаво улыбнулся. — Мне это напоминает ночные поездки в Испании. Что-то я не помню, чтобы ты так беспокоился, когда я один ездил по ночам за линию фронта, к французам. А это Англия, Роб.
Роб постоял, провожая глазами удаляющихся всадников, и пошел к дому. Наверное, Девениш знает, что делает. И все-таки весь день Роба мучили дурные предчувствия.
Девениш и его слуга проехали две мили по проселку, когда из-за деревьев выехал Леандр Харрингтон со своими людьми.
— А, вот и вы, Девениш. Я жду вас. Этот слабак Кларидж проболтался, как вы его шантажировали. Хочу попросить вас поехать со мной в аббатство, посидим, потолкуем, как с вами быть.
— Увы, не могу, — с беспечной улыбкой ответил Девениш. — У меня срочное дело. Может, в другой раз.
— Ну уж нет, — насмешливо проговорил Харринтон. — Я не желаю, чтобы вы куда-то ехали.
Девениш окинул взглядом всадников, окруживших его и Мартина.
— Милорд, мы что, позволим ему остановить нас? — закричал Мартин и, не успел Девениш опомниться, как он с криком «Эй вы, дорогу!» проскочил между двумя всадниками и поскакал по направлению к Лондону.
То, что за этим последовало, потрясло даже Девениша, который считал, что его не выведет из равновесия не что. Харрингтон выхватил пистолет и выстрелил Мартину в спину. Тот кулем свалился на дорогу и остался неподвижен.
— Хватайте его коня, — закричал Харрингтон, — не дайте ему уйти! А вы, — он с ухмылкой посмотрел на Девениша, — теперь убедились, что я не шучу. Попробуйте только дернуться, и я пристрелю вас, как вашего лакея. Будет очень жаль, если вы умрете, не успев оказать мне маленькую услугу, но не сомневайтесь, отпускать вас я не собираюсь.
— Да уж вижу, — ровным тоном проговорил Девениш. — Я прекрасно понимаю, что, громоздя убийство на убийство во имя вашего Люцифера, вы не можете позволить себе оставить в живых свидетеля.
— В самую точку. Итак, или вы спокойно едете в аббатство и не пытаетесь удрать, или мне придется попросить моих людей как следует отделать вас, чтобы вы больше не причиняли нам хлопот. Выбирайте.
— Что ж, я всегда подчиняюсь форс-мажорным обстоятельствам, — холодно произнес Девениш. — От своего дорогого покойного деда я усвоил один урок — делать это по возможности с достоинством.
— Да вы разумный малый, Девениш, — одобрительно сказал Харрингтон, поворачивая коня в сторону аббатства. — Прямо как ваш дед. Вы очень на него похожи, знаете?
— Правда? Я так не думаю, но вы знали его лучше, чем я. Он ведь когда-то участвовал в ваших забавах?
— Да ну вас, Девениш, вы же сами все знаете. За вами в Лондоне следили, так что я знал, что вы ходили к де Кастелену. Но зачем, понял, лишь когда наш друг Кларидж выложил мне все.
Да, Девениш недооценивал Харрингтона, и теперь придется пожинатъ горькие плоды.
— Я предусмотрителен, знаете ли, — продолжал между тем Харрингтон. — Меня насторожил ваш внезапный приезд в Трешем-Холл после столь долгого отсутствия, а когда вы так странно повели себя в склепе, я встревожился еще больше. С того дня я приставил людей следить за вами.
— Понимаю, — задумчиво произнес Девениш, словно они с Харрингтоном обсуждали какую-то логическую задачу, а не дело, касающееся убийств и святотатства. — Можно сказать, мы играли с вами заочно партию в шахматы, а теперь она подошла к концу
Перед его глазами вдруг всплыло улыбающееся лицо Друсиллы, у которой хранится письмо к Сидмауту. После того, как на его глазах был застрелен Мартин Девениш не мог пригрозить Харрингтону этим письмом. Стоит только убийце узнать о его существовании, как он тут же примется за всех, кто был так или иначе связан с Девенишем.
Посему он ничего не сказал, хватаясь за последнюю надежду — что кто-то встретится им по пути в Маршемское аббатство. Но дорога была пустынна, лишь крестьяне, работавшие на полях, поднимали головы и равнодушно смотрели на проезжавшую мимо кавалькаду.
Надежды на спасение нет, а в аббатстве не будет вовсе. Мысли Девениша снова обратились к Друсилле, словно к спасительному талисману Что она сейчас делает, она и Гилс? Если ему удастся вырваться из западни, что крайне маловероятно, он предложит ей руку и сердце и позаботится о них обоих.
Девениш усмехнулся: что за странные фантазии у человека, который оказался неспособен позаботиться даже о самом себе.
День в Лайфорде начался как обычно. Друсилла надеялась, что, может, Девениш приедет, твердя себе, что рассчитывать на это не стоит. Гилс бродил, зевая, по дому, не зная, чем заняться.
После полудня он упросил Друсиллу позволить ему покататься на кобылке, которую привели из Трешема. Он уехал в сопровождении Вобстера, а Друсилла с мисс Фолкнер сидели на лужайке и вышивали. Это занятие не мешало Друсилле думать о Девенише.
— Наверное, я была неправа насчет Девениша, — словно читая ее мысли, сказала мисс Фолкнер. — Он на редкость добр к Гилсу Мистер Питер Клифтон по секрету рассказал мне, что поначалу, когда его привезли в Трешем, дед был очень строг с ним. Потому он и вырос такой суровый. — Он действительно кажется суровым человеком, подумала молодая женщина. Мисс Фолкнер между тем продолжала: — А строгость покойного графа, наверное, объясняется тем, что, когда он нашел своего внука, тот был похож на беспризорника. Как я поняла, после смерти отца он жил с матерью в страшной нищете.
Глаза Друсиллы наполнились слезами при мысли о бедном мальчике, оказавшемся в руках бессердечного старика. Его заносчивость, высокомерие и холодность — все это идет оттуда, из его печального детства.
Друсилле вспомнилось, с какой нежностью Девениш держал на руках маленького Джеки Милнера и как просто он сказал ей тогда: «У меня был маленький брат».
— Вы говорите, Корделия, об этом вам рассказал мистер Клифтон? Но откуда он знает, это же никому не известно?
Мисс Фолкнер покраснела и оглянулась вокруг
— Я решила с ним поговорить, потому что волнуюсь за вас. Я ведь вижу, что Девениш вам очень нравится. Мистер Клифтон известен как человек очень умный, вот я и решила с ним посоветоваться, ведь в последние годы жизни покойного графа он был его другом и незадолго до смерти старик сказал ему, мол, он сожалеет о том, что так жестоко обращался с внуком, когда привез его в Трешем.
Друсилла подняла глаза от вышивания.
— Спасибо, Корделия, что рассказали грустную историю графа. Это многое в нем объясняет. Кто бы мог подумать, глядя на него теперь, что он был когда-то так несчастен?
Забыв о вышивании, обе женщины застыли в молчании, размышляя о колесе фортуны, которое, как писали старые поэты, одного возносит на небеса, а другого низвергает в бездну.
Словно в подтверждение этого, появился запыхавшийся Вобстер.
— Ох, мадам, — заговорил он на бегу, — боюсь, я с плохими новостями. Господин Гилс снова упал. Но он не виноват…
— С лошади?.. — воскликнула Друсилла, вскакивая.
— Да, мадам. Мы ехали по тропе вдоль ручья, и тут на кобылу кинулся бродячий пес, она встала на дыбы и сбросила господина Гилса. Все это произошло в один момент. Мы отнесли господина Гилса в его комнату. Он без сознания и до сих пор не очнулся. Просто невезение какое-то. Сколько лет езжу, а такого ни разу не было.
Забыв о Девенише, Друсилла и мисс Фолкнер бросились к Гилсу. Тот лежал в постели, бледный и недвижный, хотя никаких видимых повреждений не было. Немедленно послали за врачом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Секретная миссия - Маршалл Паола

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Секретная миссия - Маршалл Паола



неплохо. можно прочитать.
Секретная миссия - Маршалл Паолалия
1.03.2013, 12.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100