Читать онлайн Мой любимый принц, автора - Маршалл Паола, Раздел - Шестая глава в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой любимый принц - Маршалл Паола бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой любимый принц - Маршалл Паола - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой любимый принц - Маршалл Паола - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маршалл Паола

Мой любимый принц

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Шестая глава

Крысы, загнанные в угол, бросаются в драку — особенно, если им грозит смерть. Но тем сентябрьским вечером в залитой электрическим светом гостиной, где столы были расставлены для игры в баккара, так легко было поверить, что скандала не будет, и что опозоренный сэр Рэтклифф молча уйдет в тень.
Принц и сэр Рэтклифф сидели за разными столиками. Фоллиота-младшего пригласили за стол принца, а все, кто готовы были выступить в роли свидетелей, собрались за столом сэра Рэтклиффа. Коби сидел напротив. Он приготовился наблюдать за игрой сэра Рэтклиффа и запоминать каждую карту, на которую тот ставил.
Сэр Рэтклифф выглядел изможденным и осунувшимся. Он был слишком резок с Сюзанной, даже более резок, чем со своей женой, которая сидела у окна, листая старый журнал. Женщины не догадывались о том, что что-то должно случиться. Впервые их мужья сумели удержать язык за зубами.
Единственной женщиной, которая что-то подозревала, была Дина, но она тоже молчала.
То, что сэр Рэтклифф жульничает, не вызывало сомнений. Красные фишки были розданы, партия началась, и карандаш сэра Рэтклиффа снова вступил в игру.
Коби понять не мог, как можно быть таким безрассудным. Но сэр Рэтклифф слишком много выпил и едва ли сознавал, что делает. Его лицо покраснело, руки дрожали, и его жульничество стало еще более очевидным.
Лорд Кенилворт не верил своим глазам. Предчувствие беды уже нависло над игорным столом, но сэр Рэтклифф ничего не замечал. Последняя партия оказалась для него очень удачной, и он торопливо передвинул на свою карту еще три фишки, чтобы увеличить выигрыш.
Принц зевнул. Он знал, что за соседним столиком сэр Рэтклифф выигрывает в карточной игре, но вот-вот проиграет в жизни.
— Я устал, — объявил он. — Пора отдыхать. Загляните в мою комнату, Бьючамп, когда выкурите последнюю сигару.
Игроки встали и поклонились, провожая принца. Лорд Кенилворт обратился к сэру Рэтклиффу, собирающему деньги.
— Не могли бы вы зайти в мой кабинет, Хинидж? С вами хотят побеседовать.
Сэр Рэтклифф взглянул на него с удивлением. Он был уверен, что его действия остались незамеченными.
— В этот час, Кенилворт? Я хочу спать. Странно, что вы не хотите.
— Еще рано, — Кенилворт был немногословен. — Так что будьте так любезны, Хинидж. Не тяните время.
Сэр Рэтклифф, ворча, вошел вслед за Кенилвортом в его кабинет и обнаружил среди группы аристократов Коби Гранта. Единственный взгляд на него привел сэра Рэтклиффа в бешенство.
— Я ничего не собираюсь обсуждать с вами, Кенилворт, в присутствии Гранта. Я не хочу иметь дело с американскими выскочками.
— С этим «выскочкой» вам придется иметь дело, Хинидж.
Впервые Кенилворт позволил себе грубость.
— Простите меня, Грант, если я был невежлив с вами, — обратился он к Коби, — но оскорбление исходило не от меня.
Коби кивнул.
— Прощаю, — произнес он с царственным видом.
— А теперь вам лучше подчиниться, Хинидж, ради вашего собственного блага.
Сэр Рэтклифф скользнул взглядом по лицам Коби, Кенилворта и остальных свидетелей.
— Ну, хорошо. Тогда скажите, какого черта вы притащили меня сюда в столь поздний час.
Кенилворт не предложил ему сесть. С суровым видом он сказал:
— Я сразу же перейду к делу. Мне сообщили, что вы постоянно жульничаете в баккара, Хинидж. Если бы я получил только одно свидетельство, можно было бы подумать, что это ошибка или обман. К несчастью, ваши действия были столь очевидны, что их заметили многие. Сегодня мы все решили понаблюдать за вами, и, как ни прискорбно, ваша вина не вызывает сомнений.
Сэр Рэтклифф не выказал удивления. С видом оскорбленной невинности он произнес:
— Как вы можете, Кенилворт, выдвигать подобное обвинение против человека, который является другом принца Уэльского и членом кабинета министров? Могу лишь предположить, что общение с чернью отразилось на вашей способности рассуждать здраво. Конечно, я не жульничал. Само это предположение абсурдно.
— Я бы поверил вам, — ответил Кенилворт, — если бы не видел собственными глазами, как вы передвигаете фишки. Более того, каждый из присутствующих в этой комнате, готов свидетельствовать против вас.
Сэр Рэтклифф изменился в лице.
— Я так и знал, что Грант интригует против меня. Он преследует меня с нашей первой встречи, Бог знает почему. Вероятно, он ненавидит джентльменов.
Кенилворт устало закрыл глаза. Коби, наблюдавший за ним, понял, что сильно его недооценивал: за его внешней мягкостью скрывалась стальная воля.
— Грант не жаловался мне на вас, Хинидж. Он всего лишь выступил свидетелем по моей просьбе, как и остальные присутствующие здесь. Вы должны понимать, какой разразится скандал, если о вашем поступке узнают. Под угрозой не только ваша честь, но и честь всех нас.
— Что, и его тоже? — ухмыльнулся сэр Рэтклифф, указывая на Коби. — У него нет чести, и я не верю вам, Кенилворт. Вы прикрываете его. Я знаю, что за всем этим стоит он.
Хинидж решил выстрелить наугад.
— Он украл мои бриллианты, черт побери, и я это знаю. Тот парень из Скотланд-Ярда был уверен, что вор — один из гостей, и это он.
По комнате пробежал шепоток. На лицах присутствующих было написано отвращение. Лишь Бьючамп, серый человечек, охраняющий репутацию своего господина, смотрел на Коби со странным любопытством.
Коби ничего не ответил. Он предоставил это остальным. Удивленные и возмущенные возгласы доносились со всех сторон.
— Это чудовищно, Хинидж, — воскликнул Дагенхэм. — Все сочувствие, которое я мог испытывать к вам, исчезло после столь бесстыдного обвинения. Расследование инспектора Уокера доказало, что ни один из обитателей Маркендейла, будь то гость или слуга, не причастен к похищению ваших бриллиантов. И вы настолько бесчестны, что пытаетесь защищаться, нападая на других.
— Я знаю то, что знаю, — упрямо возразил сэр Рэтклифф, обводя взглядом лица своих обвинителей. — Но вижу, вы намерены меня опозорить.
— Нет, вы ошибаетесь, Хинидж, — сурово произнес лорд Кенилворт. — Ради принца мы намерены избежать скандала. Все ваши оправдания бесполезны в свете того, что мы видели собственными глазами. Но мы готовы молчать о вашем бесчестном поведении. Если вы согласитесь подписать признание своей вины и поклянетесь никогда больше не играть в карты, тайна никогда не выйдет за пределы этого кабинета. Отныне вы лишаетесь расположения принца. Завтра вы объявите о том, что получили телеграмму, требующую немедленного отъезда в Лондон, и сразу же покинете Маркендейл. Если вы не подчинитесь, ваша вина станет достоянием гласности. Я уверен, что вы хорошо представляете себе последствия. Крах и бесчестье. Что предпочтете, Хинидж? Выбор за вами.
Выбора не было. Это было меньшее, на что рассчитывал Коби, но в любом случае убийца Лиззи будет опозорен и разорен. Многие догадаются о случившемся, а внезапная немилость принца станет последним гвоздем, вбитым в крышку его гроба.
Он видел, что сэр Рэтклифф страдает. Но этого мало, и Коби чувствовал, что игра еще не окончена.
Три дня спустя гости начали разъезжаться. Сэр Рэтклифф давно уже вернулся в Лондон. После его отъезда в Маркендейле воцарилась гнетущая атмосфера.
Все понимали, что что-то произошло. Поскольку слишком многие гости видели, как сэр Рэтклифф жульничает, о причине его отъезда сразу же поползли слухи.
Дине все рассказала Виолетта. Ее муж молчал, как рыба, но Рейни проболтался. Он совершенно не умел хранить секреты.
— Твой муж тоже замешан, — заявила Виолетта. — Похоже, он точно запомнил все ставки сэра Рэтклиффа, и это решило его судьбу.
— А тебе обязательно надо было рассказывать, Виолетта? — поинтересовалась Дина, понимая, что все это должно было остаться в тайне.
Виолетта пожала плечами.
— Ну, знаешь ли, — беззаботно ответила она, — рано или поздно правда выползла бы наружу. Странно, что Кенилворт этого не понимает. Мне он, конечно, ничего не сказал, но он давно уже перестал со мной откровенничать. Вижу, и Коби с тобой не поделился. Наверное, думает, что ты слишком молода, чтобы знать о таких вещах.
— Какой удар для жены сэра Рэтклиффа, — заметила Дина, и Виолетта снова рассмеялась.
— Какой же ты ребенок, моя дорогая. Ей он совершенно безразличен. Они уже несколько лет как в ссоре.
— И все же, — начала Дина.
— Ничего, — грубо бросила Виолетта. — Прибереги свое сочувствие для тех, кто в нем нуждается. — Она помолчала. — Знаешь, мне кажется, этим дело не кончится.
При всем своем внешнем очаровании Виолетта была невероятно практичной особой. Мужские разговоры о чести и соблюдении приличий она считала бесполезным сотрясением воздуха. Но Виолетта очень удивилась бы, узнав, что ее «наивная» младшая сестра полностью разделяет ее мнение.
Дина принялась расспрашивать Коби о сэре Рэтклиффе на пути домой. Они ехали в купе первого класса, окруженные «всем необходимым в дороге»: корзинкой для пикника, полной изысканных кушаний, бутылками шампанского, коврами, подушками, цветами, персиками из оранжереи, шоколадками, газетами, журналами и книгами. Подобная роскошь в пути была для Дины в новинку.
— Это правда? — закончила она.
Со вздохом Коби ответил:
— Я не спрашиваю, кто рассказал тебе все это, Дина, но ты должна понять, что я не вправе говорить на эту тему. Я дал слово и не могу его нарушить. Это все.
— Виолетта считает, что это еще не конец, — заметила Дина.
Муж лишь головой покачал. Похоже, причина отъезда сэра Рэтклиффа добавилась в растущий список тем, которые он категорически отказывался с ней обсуждать.
В этот момент в купе вернулся Ван Дьюзен. Он выходил в коридор, чтобы выкурить сигару.
Дина ехидно поинтересовалась:
— Что вы подумаете, мистер Ван Дьюзен, если я скажу, что мужчины слишком тщательно оберегают своих жен и дочерей? Вы будете шокированы? Или согласитесь со мной?
Мистер Ван Дьюзен был прирожденным дипломатом. Он заметил улыбку на лице своего друга и осторожно заметил:
— Мир полон волков в человеческом облике, леди Дина, и я полагаю, что порядочный мужчина обязан защищать от них свою жену.
— Так я и думала, что вы согласитесь с моим мужем, мистер Ван Дьюзен. Надеюсь, когда-нибудь, возможно, в отдаленном будущем, все признают, что у женщин не меньше здравого смысла, чем у мужчин.
— Дело не в здравом смысле, — лениво возразил Коби, взяв «Таймс» и бросив взгляд на первую страницу.
Дина открыла рот… и снова его закрыла. Она видела, что Коби непоколебим. Быть может, ее воля не менее сильна, но если обратить ее против Коби, сохранившееся между ними доверие будет разрушено.
Мистер Ван Дьюзен догадывался о ее чувствах.
— Долгие поездки наводят скуку, леди Дина, — мягко сказал он. — Быть может, вы хотите поиграть в карты или побеседовать? Джейк… Джейкоб говорил, что вы уже прочли книгу Гиббона, которую я подарил вам к свадьбе. Мне хотелось бы узнать ваше мнение о его великолепном цинизме и, конечно же, о примечаниях.
Это было неуклюже, слишком неуклюже для мистера Ван Дьюзена, но и муж, и жена сочли его предложение своевременным. Все трое принялись с живостью обсуждать творение Гиббона, а бутылки с шампанским помогли скрасить и скоротать путешествие.
Виолетта, конечно же, оказалась права. Если сначала о происшествии в Маркендейле шептались украдкой, то под конец о них кричали на каждом углу. Более того, события приняли совершенно непредсказуемый оборот.
Однажды, когда Коби вернулся домой из Сити, дворецкий сообщил, что его желает видеть какая-то леди. Причем она выразила желание дождаться его возвращения, а встретиться с леди Диной отказалась наотрез.
— Я отвел ее в маленькую гостиную, — закончил дворецкий.
— Она назвала свое имя? — поинтересовался Коби, передав ему пальто и цилиндр.
— Леди Хинидж, сэр.
Леди Хинидж. Что за причина привела ее сюда? Коби все еще ломал голову над этой загадкой, когда дворецкий распахнул двери гостиной и объявил о его появлении.
Она встала и сделала шаг навстречу. Ее наряд был более элегантным, чем обычно, а на впалых щеках играл румянец.
Коби обменялся с ней обычными вежливыми фразами, и лишь затем спросил:
— Чем могу служить, леди Хинидж?
Она загадочно улыбнулась.
— Напротив, мистер Грант, это я могу оказать вам услугу!
— Вы заинтриговали меня, леди Хинидж. — И это была чистая правда.
— Во-первых, должна сообщить, что я рассталась с мужем. Мне посчастливилось получить наследство от тети, а благодаря закону о собственности замужних женщин мне не придется отдавать деньги мужу. Теперь мне хватит средств, чтобы переехать к сестре в Шотландию. Но прежде чем покинуть Лондон я хотела бы сообщить вам очень важные сведения. Вы всегда были добры ко мне, мистер Грант, и ваша молодая жена тоже, особенно в Маркендейле.
Она умолкла, и Коби поклонился в знак благодарности.
— Мой муж ненавидит вас, мистер Грант. Он постоянно твердит о том, что это вы украли его бриллианты, и что вы постоянно преследуете его. Я знаю, что насчет кражи он не ошибается, ведь я видела вас в ту ночь…
Впервые Коби утратил контроль над собой, и на его лице отразилось удивление. Он был уверен, что маскировка делала его неузнаваемым.
Леди Хинидж печально улыбнулась.
— О, да. Я узнала бы вас где угодно, мистер Грант. Не спрашивайте, почему… возможно, вы и сами догадаетесь. Вас не зря прозвали Аполлоном. Впервые я верю своему мужу, а зная о том, что его… вкусы… чудовищны, я могу догадаться, почему вы преследуете его столь настойчиво. Перед тем как уйти, я обыскала его кабинет и просмотрела бумаги, чтобы подтвердить свои подозрения. Если вы хотите узнать о тайнах и преступлениях моего мужа, мистер Грант, думаю, эти два адреса будут вам полезны. Третий его сообщник, насколько я поняла, погиб при странных обстоятельствах во время пожара.
Коби понять не мог, как ему удалось не измениться в лице.
Леди Хинидж продолжила.
— Мне следовало бы заявить в полицию, но он мой… бывший… муж, и он не всегда был таким. Кроме того, у меня нет веских доказательств. Вот имена и адреса, мистер Грант.
Она протянула ему лист бумаги.
— Утром я отправлюсь на север. Он еще не знает о том, что я собираюсь уйти от него. Он сейчас в Брайтоне, а когда вернется, меня уже здесь не будет. Не думаю, что мы с вами когда-нибудь встретимся. Я лишь прошу вас быть осторожнее. У него есть опасные знакомые.
Коби взял у нее бумагу и сказал:
— Я не знаю, как отблагодарить вас, леди Хинидж. Я преследую его не беспричинно. Но, как и у вас, у меня нет веских доказательств, чтобы представить их полиции.
— Думаю, у вас есть собственные методы, мистер Грант. Я права, не так ли?
Леди Хинидж встала.
— А теперь я вынуждена вас покинуть. Еще одно. Мне кажется, он собирается подать в суд на тех людей, которые разоблачили его в Маркендейле. Среди них вы… и принц Уэльский…. Зная об этом, вы сможете принять необходимые меры.
В дверях она обернулась.
— Желаю приятного вечера, мистер Грант. Пожалуйста, передайте привет вашей юной жене. Я желаю вам счастья.
Леди Хинидж ушла, оставив за собой тонкий аромат вербены… и листок бумаги. Теперь надо передать эти сведения Портеру и надеяться, что они помогут загнать сэра Рэтклиффа в ловушку.
Кто бы мог подумать, что мимолетная жалость, которую испытал Коби к несчастной жене сэра Рэтклиффа, обернется для него таким подарком! Игра становится все интереснее.
Эбенезер Бристоу вошел в убежище Армии спасения возле Хеймаркета и обнаружил, что его дожидается мистер Дилли, одетый в коричневый костюм бедняка.
Заметив удивление на лице капитана, Коби сказал:
— Я пришел, чтобы снова обратиться к вам за советом, капитан Бристоу. Однажды вы очень мне помогли. Надеюсь, так будет и в этот раз.
Бристоу жестом указал ему на кресло.
— Чем могу быть полезен, мистер Дилли? Прежде чем вы перейдете к делу, я должен сообщить, что в приюте все благополучно. Те деньги, что вы недавно прислали, положены в банк и будут потрачены на обучение детей. Мы очень вам благодарны.
Коби кивнул.
— Мне в руки попала крупная сумма денег. Очень крупная, больше, чем все мои предыдущие пожертвования. Я хотел бы потратить ее с пользой.
Если Бристоу и был удивлен столь невероятной щедростью, то ничем не выдал своих чувств.
— О какой сумме идет речь, мистер Дилли?
— Около сорока тысяч фунтов.
Это была часть выручки от продажи бриллиантов Хиниджа.
Бристоу побледнел.
— Вы можете выстроить школу на эти деньги, мистер Дилли, если пожелаете.
— Я желаю. Завтра я пришлю к вам своего человека. Вместе вы обсудите подробности. А теперь я хотел бы обратиться к вам с еще одной просьбой.
Он вынул из кармана лист бумаги, который накануне дала ему леди Хинидж.
— Знакомы ли вам эти имена, капитан Бристоу?
Бристоу прочитал фамилии и адреса и пристально взглянул на Коби.
— Откуда это у вас?
— Это не имеет к вам никакого отношения, капитан Бристоу. Скажите то, что знаете. Ваш ответ может решить чью-то судьбу.
— Не сомневаюсь. Эти люди очень опасны. Первый, Мэйсон, известный сутенер, а второй, Линфилд, его охранник. Говорят, что Мэйсон поставляет аристократам мальчиков для постельных утех. У Линфилда на совести убийство… и оно сошло ему с рук. Они оба водили знакомство с мадам Луизой и Хоскинсом, который погиб при пожаре. Лучше с ними не связываться.
— Постараюсь.
Коби встал и взял лист бумаги.
— Спасибо, капитан Бристоу. Вы должны понимать, что какими бы ни были последствия нашего разговора, ни вас, ни Армию спасения они не коснутся. Это я вам обещаю.
— Мне хотелось бы знать только одно, мистер Дилли, — сказал Бристоу. — Откуда взялись эти сорок тысяч?
Коби одарил его очаровательной улыбкой (Дина бы ее сразу узнала).
— Можете называть его неизвестным благотворителем, капитан Бристоу.
— Но это не вы?
— Нет, конечно. Не в этот раз. Я всего лишь… посредник. Простите, но мне пора.
— Я хотел бы выразить свою признательность благотворителю, мистер Дилли. Размер его пожертвования столь велик, что было бы невежливым не поблагодарить его.
— Естественно. — Улыбка Коби стала еще шире. — Можете написать благодарственное письмо и отдать его мне. При случае я сообщу этому человеку, что вы ему очень признательны. Вас это устроит?
— Думаю, да, — с сомнением ответил Бристоу.
— В таком случае благодарю вас за помощь. Кстати, я намереваюсь поучаствовать в рождественском представлении. Я придумал парочку новых фокусов, которые наверняка понравятся детям. Вы сообщите мне точную дату ближе к декабрю?
И он ушел, столь же бесшумно и незаметно, как появился. Капитан Бристоу сидел, уставившись в стену. Если бы он мог убедить себя, что деньги, пожертвованные мистером Дилли, получены честным путем!
— Коби, если можно, я хотела бы навестить Па. Я его целый год не видела. Обычно я ездила к нему каждую осень до начала дождей.
Коби оторвал взгляд от книги. С тех пор, как они вернулись в Лондон, он все время был чем-то занят.
— Конечно, можно, Дина. Есть только одна загвоздка. Ты не будешь возражать, если я не поеду с тобой? Похоже, мне придется остаться в Лондоне. Дела, дела…
— Мне кажется, — сказала Дина, — я обязана поехать. Жаль, конечно, что без тебя.
Дина лгала. На самом деле ей хотелось расстаться с ним, освободиться от его чар, чтобы спокойно подумать о нем и об их браке.
Она написала письмо своему отцу профессору Луису Фабиану, и получила довольно странный ответ. Да, он очень рад и будет ждать ее с нетерпением, жаль только, что ее муж не приедет. Все эти слова казались совершенно естественными, но почему-то в письме ощущалась какая-то недосказанность. Год назад Дина все принимала за чистую монету, но светская жизнь и замужество помогли ей обрести особое чутье.
Коби отвез их на станцию Паддингтон (Дина взяла с собой Гортензию и Пирсон). Интересно, что скажет Па, когда узнает, что у нее не одна служанка, а целых две?
Для нее было заказано купе первого класса. Джилс нес багаж. Дина не могла не вспоминать свои предыдущие поездки, когда она частенько путешествовала одна с единственным старым чемоданом и большим потрепанным саквояжем.
Теперь ее окружала роскошь. Ее чемоданы были обиты прекрасной черной кожей и украшены золотыми инициалами. Пирсон несла шляпные коробки, Гортензия присматривала за личными вещами: сумкой, зонтиком, журналами, шоколадками, корзиной с фруктами, а также букетом фрезий из собственной оранжереи. Купе сразу же наполнилось цветочным ароматом.
— Я буду скучать по тебе, — сказал Коби.
Дина хотела ему поверить. Он был красив как никогда. Их шествие по платформе напоминало королевскую процессию. Большинство прохожих, особенно женщины, провожали их взглядами.
— Я буду скучать по тебе, — откликнулась Дина, а затем, с мучительной застенчивостью, не свойственной ей в последние дни, добавила: — Мне будет плохо без тебя.
— Если бы я мог, я бы поехал с тобой, — сказал Коби, а затем, нарушив все правила этикета, склонился к ней и нежно поцеловал ее в губы. — Счастливого пути.
Дина села у окна, чтобы видеть платформу. Коби взмахнул рукой, и у нее на глазах выступили слезы, но она не могла позволить себе разрыдаться перед Гортензией и Пирсон.
Северный Оксфорд тоже показался ей чужим. Экипаж Па дожидался ее на станции, и старый Симмондс радостно поприветствовал ее, пока грузчики укладывали ее пожитки, а затем подал руку и помог сесть. Миссис Руддл, экономка, вышла ей навстречу, а когда Дина впорхнула в дом, снимая на ходу высокую шляпу с пером, украшенную шелковыми маргаритками и подсолнухами, внутри ее ждал Па, такой же как всегда, добрый и радушный.
Дине хотелось броситься ему на шею как в детстве, но теперь она была замужней женщиной. Поэтому она чмокнула его в щеку, выразила восхищение теплой сентябрьской погодой — короче говоря, вела себя как Виолетта, а не как леди Дина Фревилль.
И все-таки Па изменился — он выглядел каким-то смущенным. Он улыбнулся, взял ее за руку и сказал:
— Я счастлив видеть тебя, Дина. Ты так очаровательна, так не похожа на печальную девочку, какой была раньше. Замужество пошло тебе на пользу.
— Это Коби Грант пошел мне на пользу, — искренне ответила Дина.
Что бы она ни думала о своих взаимоотношениях с мужем, нельзя забывать, что даже не любя ее, он прилагал все усилия, чтобы сделать ее счастливой.
— А теперь, дорогая Дина, я не стану ходить вокруг да около. Здесь человек, с которым, я думаю, ты должна встретиться как можно скорее.
Па взял ее за руку и повел к задней двери, затем, через маленькую оранжерею вывел на лужайку, где на белой скамье под кедром сидела какая-то женщина.
Дина разинула рот от удивления.
— Мама! — воскликнула она. — Что ты здесь делаешь?
Снова почувствовав себя маленькой девочкой, она набросилась на маму с объятиями.
— Ой, мама, я совершенно не ожидала увидеть тебя здесь.
— Правда, радость моя? Мы так и думали, что ты удивишься. Папа хотел написать тебе в письме, но я сказала: «Нет, представь только, какой замечательный выйдет сюрприз».
— Но почему? — растерянно спросила Дина. Она вдруг вспомнила горькое прошлое своих родителей. Ее мать, нелюбимая жена покойного лорда Рейнсборо, сбежала с учителем своего сына, Луисом Фабианом, и забеременела от него. Лорд Рейнсборо отказался дать ей развод и пригрозил отомстить ее любовнику, если она не вернется в семью. Когда она подчинилась, он признал Дину, но отправил их обеих в изгнание.
— Почему? — повторил отец. — Мы встретились снова, случайно, в доме одного из друзей, и поняли… что же мы поняли, моя дорогая?
— Мы поняли, почему у нас такая красивая дочь, и вспомнили наше былое счастье, — сказала мама, целуя ее. — Да, ты очаровательна, радость моя. Я знала, еще тогда, когда познакомилась с твоим мужем в Лондоне, что он позаботится о тебе.
— Да, — с улыбкой добавил отец, поцеловав мамину руку, — и мы подумали о том, что преграды между нами исчезли, и ничто не препятствует нашему счастью. Я просил руки твоей матери, Дина, и она согласилась. Мы поженимся по специальному разрешению через два дня, и ты будешь свидетельницей.
— Ой, Па, — воскликнула Дина и разрыдалась. Она сама не знала, были ли это слезы радости, или сожаления о тех годах, которые ее родители провели в разлуке. И позже, попивая шампанское в саду, Дина не была уверена в собственных чувствах.
Будем ли мы вместе, я и Коби, когда нам исполнится столько же лет, сколько им? Станем ли мы пить шампанское за наше прошлое и будущее?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мой любимый принц - Маршалл Паола

Разделы:
Пролог1 глава2 глава3 глава4 глава5 глава6 глава7 глава8 глава9 глава10 глава11 глава12 глава13 глава

Ваши комментарии
к роману Мой любимый принц - Маршалл Паола



Мало
Мой любимый принц - Маршалл Паолалена
6.01.2014, 22.39





Очень хороший роман!Не пойму для чего его разделили и почему вторая книга так называется.Советую,читайте.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаАнна.Г
13.12.2014, 13.49





Очень интересный роман.Читала с большим удовольствием. Перед его чтением прочитайте "Английский подснежник". почему-то роман разделен.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаСофи
1.02.2015, 22.45





Роман вызвал у меня массу эмоций, в основном отрицательных, единственное положительное-это чувства гл. героев, Дина и Коби мне очень понравились. Через весь роман проходит тема педофилии, изнасилования девочек и их убийства. Гл. герой пытается вывести подонка на чистую воду, но в конце его просто застрелили, ведь это же роман, неужели нельзя было бы придумать более страшную смерть, в жизни и так большинство преступников остаются безнаказанными. Моя оценка 5 баллов, это за то, что негодяй не поплатился за содеянное, раньше меньше 8-ми я никогда не ставила.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаТаня Д
12.03.2015, 13.32





Мне понравился роман,хотя жаль,конечно,что этого козла убили.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаТатьяна
15.05.2016, 15.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100