Читать онлайн Мой любимый принц, автора - Маршалл Паола, Раздел - Пятая глава в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой любимый принц - Маршалл Паола бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой любимый принц - Маршалл Паола - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой любимый принц - Маршалл Паола - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маршалл Паола

Мой любимый принц

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Пятая глава

Сплетен становилось все больше, и никто не знал, кто их распускает. Уж точно не Коби Грант, который проявлял к истории с ожерельем довольно сдержанное любопытство.
Говорили, будто сэр Рэтклифф сам выкрал ожерелье, чтобы тайно его продать. Нависшая над ним угроза банкротства перестала быть тайной. Принц лишил его своего покровительства, и сэр Рэтклифф утратил последний оплот, защищавший его от разорения.
И Уокеру, перед его отъездом из Маркендейла, тайно сообщили об этой возможности. Его представили принцу, который был с ним чрезвычайно любезен и дал понять, что Коби Грант пользуется его особым расположением.
Инспектору пришлось бы распрощаться со своей карьерой, если бы он попытался обвинить «мистера Дилли» в похищении бриллиантов, не располагая вескими доказательствами.
О сэре Рэтклиффе поползли и другие слухи, на этот раз не лишенные основания.
Говорили, что его удивительное везение в карты объясняется не прихотью Фортуны. Лорд Дагенхэм и лорд Рейнсборо поделились с лордом Кенилвортом своими подозрениями. Более того, и другие игроки намекали владельцу дома, что за столом сэра Рэтклиффа происходит нечто странное.
Лорд Кенилворт воспринял это известие точно так же, как и его жена, когда узнала о краже бриллиантов.
— Только не здесь, — заявил он, а затем обратился к Дагенхэму, которого очень уважал, — Вы уверены, что он жульничает?
— Почти уверен, — ответил Дагенхэм. — Думаю, за ним следует понаблюдать.
— Снова скандал! — простонал Кенилворт. — Разве нельзя было промолчать?
— Нет, нельзя. Фоллиот-младший тоже заметил. Он первый ко мне обратился. Разве можем мы покрывать шулера на глазах у молодежи?
Кенилворт кивнул.
— Как же нам поступить?
Дагенхэм предложил:
— Спросите у Бьючампа. Он знает, как можно замять скандал.
Кенилворт последовал его совету. Бьючамп сказал, что если обман обнаружится, сэру Рэтклиффу придется предъявить обвинение. Нельзя, чтобы принц оказался причастен к мошенничеству.
— Но это все равно приведет к скандалу, — убитым голосом произнес Кенилворт.
— Вот именно, — ответил ему Бьючамп, — и в этом случае мы должны поступить надлежащим образом. — Он помолчал. — Пусть одним из свидетелей будет Грант.
— Почему Грант?
— Он очень наблюдателен, — заявил Бьючамп. Не мог же он признаться, что собирается скормить Хиниджа волкам, вернее, самому матерому из них, который только и ждет подходящей возможности, чтобы вонзить в Хиниджа свои клыки.
Коби вовсе не чувствовал себя волком. Дина заметила, что после ухода Уокера он стал каким-то рассеянным. Похоже, ему непросто было сохранять свое обычное самообладание.
Тайна исчезновения бриллиантов мучила его весь вечер, и за обедом, и за игрой в баккара, словно зубная боль. Впервые за многие годы он был совершенно растерян.
Зато Дина была ослепительна. Она снова оделась в белое, а ее прическу и пояс украшали крохотные розовые бутоны. Чтобы подчеркнуть невинность своего облика, она вместо веера прикрепила к правому запястью букет из таких же нежно-розовых цветов. Украшений на ней было мало: лишь ожерелье из речного жемчуга и простой серебряный браслет на левой руке.
Она буквально светилась изнутри. Когда игра закончилась, и супруги вернулись в свои покои, Дина взглянула на Коби и сказала:
— Ты выглядишь утомленным, милый. Наверное, слишком много ездил верхом. Может, ты не хочешь, чтобы я приходила к тебе сегодня?
Нет, он хотел. Надо же как-то отвлечься от мыслей об этих чертовых бриллиантах. Более того, ему нравилось спать с ней в одной постели, даже если они и не занимались любовью. Вот так сюрприз! Раньше женщины были нужны ему исключительно для плотских утех. Он знал, что это эгоистично, но ничего не мог с собой поделать. А Дина… все изменила. Еще одна проблема, которую надо решать.
— Моя дорогая, — ответил он, и это была чистая правда, — от тебя я никогда не устаю.
Ответ мужа удивил Дину сильнее, чем она ожидала. Коби говорил серьезным тоном, без своей обычной насмешливости, и это значило, что ему можно верить.
Он заслужил награду. Как же его отблагодарить? Может, показать, что она его достойная ученица?
— Вот и хорошо. Я скоро.
В последние дни они готовились ко сну без помощи слуг. Коби переоделся в льняную ночную сорочку, которая, по словам Дины, делала его похожим на архангела.
Дверь отворилась, и вошла Дина.
В белом шелковом халате поверх ночной рубашки и с распущенными волосами она казалась совсем юной. Исходящее от нее свечение усилилось настолько, что ее матово-белая кожа казалась жемчужной.
Коби протянул ей руку. Дина не взяла ее и попятилась, что-то пряча за спиной.
— Коби, зачем ты украл бриллианты сэра Рэтклиффа?
Коби Грант никогда не испытывал подобного потрясения: это был гром среди ясного неба. Ему понадобилось все его самообладание, накопленное за десять безумных лет, чтобы скрыть истинные чувства и выразить лишь легкое удивление.
— Бриллианты сэра Рэтклиффа, Дина? Зачем мне их красть? К моим услугам целое месторождение бриллиантов.
— Знаю, — с улыбкой сказала она. — Поэтому и спрашиваю. Это же так нелепо.
— Твои подозрения еще более нелепы.
— Это не подозрения, Коби. Я знаю, что ты их украл. Смотри, — и Дина распахнула халат, показав ему сияющее на груди бриллиантовое ожерелье. На пальце ее протянутой руки красовалось кольцо, а на ладони лежала брошь. — Великолепные, не правда ли, Коби? Поэтому ты их украл?
Он удивил ее. Он всегда ее удивлял. Он опустился на колени и поцеловал ее руку.
— Ну и ну, что за жену я выкупил у Рейни, Дина! Признаюсь, мне и в голову не пришло, что это ты могла забрать бриллианты из шкатулки, что это ты спасла меня. Ты заслуживаешь не только моей благодарности, но и награды!
Коби одним плавным движением подхватил ее на руки, бросил на кровать и сорвал с нее халат и ночную рубашку, оставив не ее теле одни лишь драгоценности, как в ночь их первой любви. И Дина ответила ему с той же страстью, с тем же жгучим желанием.
Он смеялся, и она тоже, когда волна наслаждения затопила их, превратив в единое существо. Такого сильного наслаждения они не испытывали ни разу.
Потом, когда они лежали рядом полусонные, Дина приподнялась, сняла ожерелье и надела его на шею мужу со словами:
— А теперь скажи, зачем ты его украл.
— Нет, сначала ты ответь, как ты его нашла и зачем украла.
Дина смутилась, не желая признаваться, что рылась в его вещах.
— Это было как в сказке о Синей Бороде, — ответила она. — Я зашла в твою комнату и увидела шкатулку. Я не знала, что она с секретом, но она мне очень понравилась, и я взяла ее в руки, чтобы лучше рассмотреть. Я на что-то нажала, и вдруг дверца открылась… а внутри лежали бриллианты сэра Рэтклиффа.
— И…? — спросил Коби с веселым блеском в глазах.
— И все, — твердо сказала Дина.
Он сел и прижал ее к себе.
— Нет, это еще не все, моя умная женушка. Так почему ты взяла их, не сказав мне ни слова?
— Я подумала…
Что же ответить? «Я не доверяю тебе. Я все еще не доверяю тебе, и хотела, чтобы ты хоть немного поволновался, потому что ты всегда такой скрытный, и не мешало бы тебе чуточку помучиться, как всем нам, простым смертным».
Вместо этого Дина сказала:
— Я подумала, что раз мне удалось случайно открыть шкатулку, то это мог сделать и кто-нибудь другой… например, полицейский… и поэтому я их взяла…. Но разве это не к лучшему?
— Но, дорогая, куда же ты их спрятала?
Ее улыбка была совершенно невинной.
— В сумочку с принадлежностями для шитья.
Коби расхохотался.
— Которая валялась на лужайке на виду у всех, включая и меня самого, пока Уокер играл со мной в «кошки-мышки». Ох, Дина, ты не перестаешь меня удивлять.
— Ты тоже, — сказала она и добавила, — но ты так и не ответил на мой вопрос. Зачем ты их украл?
— Я не могу тебе ответить.
Коби не собирался посвящать невинную молодую жену в подробности своих авантюр. Лучше ей ничего не знать, если Уокер, или кто-то другой, начнет задавать вопросы.
Ее лицо помрачнело.
— Ты мне не доверяешь, — печально сказала Дина, и начала снимать с себя драгоценности. — Вот, забирай. — Ей казалось, будто бриллианты жгут ее кожу.
Коби обнял ее.
— Дина, поверь мне. Я знаю, что тебе тяжело, но чем меньше ты будешь знать, тем лучше. Нет, лучше не для меня, а для тебя самой. Я не хочу, чтобы ты стала моей соучастницей. Мне очень жаль, что так получилось, хотя без твоей помощи я бы мог сейчас оказаться в тюрьме.
Она уткнулась лицом в его грудь.
— Я же твоя жена, Коби. Твоя жена.
— Тем более, ты должна оставаться невинной. — Коби умолк. Надо быть последней скотиной, чтобы не отблагодарить ее за спасение. — Причина, по которой я их взял … — он снова запнулся, — была хорошей, Дина, поверь.
Дина сдавленным голосом пробормотала:
— И что же ты собираешься с ними делать?
— Я их продам, а деньги пойдут на доброе дело.
— Но ты… мы… так богаты… Мы могли бы потратить собственные деньги. Алмазное месторождение, говоришь? Так почему бы не продать те алмазы? Зачем красть драгоценности сэра Рэтклиффа?
Коби и восхищался ее умом, и в то же время мысленно проклинал его. Он отстранился и пристально взглянул ей в глаза.
— Было бы правильнее потратить деньги сэра Рэтклиффа. Больше я ничего не могу добавить.
— Он что-то сделал? Что-то плохое? Что же?
— Ужасное преступление.
— Тогда почему полиция бездействует? Они знают?
— Дина, у меня нет доказательств. Если бы они были, думаешь, я стал бы так рисковать?
Дина молчала, лежа в его объятиях, а затем с грустью сказала:
— И все-таки я твоя жена, Коби, и что бы ты ни говорил, ты мне не доверяешь.
Теперь настала его очередь молчать. Как они могли дойти до такого? Когда он снова заговорил, Дина слышала боль в его голосе.
— Зря я женился на тебе, Дина. Я не должен был этого делать. Я не хочу, чтобы ты пострадала из-за меня или запачкалась в грязи.
Это был человек, которого она не знала, которого никто не знал. Таким он мог бы стать, если бы не узнал правду о своем рождении, если бы не уехал на юго-запад и не вкусил бы плода с Древа Познания.
— Я люблю тебя.
Коби застыл, как изваяние.
— Я же говорил, чтобы ты не влюблялась в меня, Дина.
— Я знаю, но ничего не могу поделать. Я уверена, что ты не совершил ничего плохого, так почему ты не хочешь рассказать мне всю правду?
Коби молчал. Случилось то, чего он не мог предвидеть. Обнимая ее, думая о ее храбрости, о ее безоговорочной преданности, он испытывал ту же боль, что и она.
— Ох, Дина, я не хотел этого. — Теперь от его обычной сдержанности не осталось и следа.
— Чего не хотел, Коби?
Он не мог ей сказать. Он чувствовал, как сердце рвется у него из груди. Впервые с тех пор, как Белита умерла у него на руках, он испытал подобное чувство к другой женщине. Его женитьба на Дине была чем-то вроде акта благотворительности, попыткой переделать мир, как сказал бы Хендрик Ван Дьюзен. Но с тех пор он влюбился в нее и лед, сковывающий его сердце, начал таять.
Коби не хотел, чтобы лед таял, он хотел оставаться таким, как прежде — бесстрастным, ни к кому не привязанным. Только так он мог оставаться свободным.
Но он влюбился.
Дина молча лежала в его объятиях. Она видела слезы в его глазах, и поняла, что дальше расспрашивать бесполезно. Более того, если она действительно его любит, то надо принять его таким, какой он есть.
Он всего лишь пытается ее защитить… а ведь желание защитить — тоже одно из проявлений любви.
— Спи, — прошептала она. — Я больше не буду тебя тревожить. Я доверяю тебе. Но помни: я твоя жена, и всегда поддержу тебя, что бы ты ни делал.
— Я недостоин тебя, — пробормотал Коби ей на ухо. Он мог только молиться, чтобы на этот раз его любовь к женщине не оказалась для нее роковой.
Сразу же после возвращения Уокера в Лондон Хендрик Ван Дьюзен подошел к Коби в гостиной. Пока инспектор рыскал по дому, следя за гостями (и особенно за мистером Джейкобом Грантом), Хендрик старался избегать своего друга. Он не хотел возбуждать подозрения насчет алиби, которое обеспечил для Коби в ночь гибели Хоскинса.
— Так кто же, по-твоему, украл бриллианты, Джейк? Говорят, будто их собственный владелец, но я так не думаю, и сдается мне, ты тоже.
Если бы не причастность Дины, Коби с удовольствием устроил бы пикировку с Хендриком.
— Ты же сам знаешь, что это я, — еле слышно прошептал Коби.
— То-то почерк мне показался знакомым. И тебе удалось спрятать их от нашего друга из Скотланд-Ярда, который давно подозревает тебя…
— В убийстве. — Коби обвел взглядом собравшихся в комнате гостей и только что вошедших принца с принцессой. — Я поговорю с тобой позже… если сочту нужным.
— Я всегда готов прикрыть тебя, Джейк, ты это знаешь. Кстати, Кенилворт хочет побеседовать с нами обоими после чая. Бог знает, зачем.
— А ты не знаешь, Хендрик? Ты меня удивил! — с иронией произнес Коби.
Он был уверен, что Кенилворт обеспокоен поведением сэра Рэтклиффа за игорным столом. Но в последнее время Хинидж стал слишком неосторожным не только во время игры.
Однажды Коби встретился с ним во время утренней прогулки в саду. В то утро сэр Рэтклифф ушел от Сюзанны раньше обычного. После убийства Лиззи его перестали удовлетворять обычные плотские удовольствия. В результате, незадолго до отъезда из города он совершил свое второе убийство.
Теперь он не находил себе места. Накануне он ни с того ни с сего решил пройтись по саду. На одной из дорожек играли дети садовника, мальчик и девочка. Девочка, чуть младше Лиззи Стил, оказалась очень хорошенькой, пухлой и застенчивой. По настоянию отца она сделала реверанс, и сэр Рэтклифф погладил ее по голове и сунул ей в ладонь монетку в шесть пенсов.
Она еще раз присела и улыбнулась так мило, что у сэра Рэтклиффа все сжалось внутри. Он сказал себе, что было бы безумием поддаться искушению: он мог бы навлечь на себя подозрение, если бы очередное убийство, подобное двум лондонским, вдруг произошло в Маркендейле.
Но забыть ее он не мог. Мысли о девочке преследовали его весь день и помешали насладиться ночным свиданием с Сюзанной.
И вот она снова здесь. Ее отец разбрасывал удобрения на одной из клумб, а девочка сидела на дорожке, играя с тряпичной куклой. Она вскочила, снова сделала реверанс и улыбнулась, надеясь получить еще один шестипенсовик.
Сэр Рэтклифф судорожно сглотнул и наклонился к ней, чтобы…
Нет. Волосы на его затылке неожиданно встали дыбом. Хинидж почувствовал, что за ним наблюдают. Он выпрямился, не успев даже прикоснуться к ребенку, медленно повернулся и увидел перед собой отвратительного выскочку Коби Гранта.
Что-то в облике Гранта заставило его насторожиться. Он знает! Грант знает! Но откуда он мог узнать? По-своему сэр Рэтклифф не был глупцом. Он вспомнил некоторые странности в поведении американца, а мысль о том, что Грант мог каким-то образом открыть его тайну, многое объясняла. В любом случае не помешает проследить за Грантом, а главное, как можно скорее отправить письмо приятельнице в Соединенные Штаты и поинтересоваться, что ей известно о нем и что она может выяснить.
Коби видел, как сэр Рэтклифф двинулся к девочке, и ярость, угасшая в нем после женитьбы на Дине, вспыхнула вновь. Если бы у него было хоть одно веское доказательство виновности сэра Рэтклиффа! Не в первый раз Коби пожалел о том, что настроил Уокера против себя.
— Наслаждаетесь свежим воздухом? — с издевкой поинтересовался он.
— Теперь уже нет, — огрызнулся сэр Рэтклифф.
— Нет? — Коби вскинул брови, смерил взглядом сэра Рэтклиффа и мягко обратился к девочке, сделавшей очередной реверанс в надежде выклянчить монетку у второго джентльмена. — Беги к отцу, малышка.
Садовник закончил работу и теперь катил пустую тачку сквозь арку в кирпичной ограде сада. Девочка кивнула и, схватив тряпичную куклу, умчалась. Сэр Рэтклифф проводил ее голодным взглядом.
Теперь, вспоминая это мгновение, Коби чувствовал, как ярость ворочается в его душе, словно запертый зверь, готовый броситься на любого, кто войдет в клетку. Хендрик, умеющий тонко чувствовать его настроение, спросил:
— Что случилось, Джейк?
— Ничего. Всего лишь воспоминание.
Его подозрения оправдались. В курительной комнате их дожидался Кенилворт в сопровождении Дагенхэма и Бьючампа. Кенилворт выглядел, словно неумолимый судья. Бьючамп оставался невозмутимым.
Кенилворт был краток. Он сообщил о подозрениях молодого Фоллиота и других игроков.
— Ради принца мы обязаны разоблачить его, — подытожил он, — и по возможности обойтись без скандала.
Бьючамп кивнул.
— Принц предоставил мне полную свободу действий. Он предложил, а я согласился с ним, что сэр Рэтклифф должен подписать документ, в котором признает свою вину и поклянется больше не играть в карты. Кроме того, он должен будет публично объявить, что получил телеграмму, вынуждающую его немедленно уехать в Лондон. Я обратился к опытным людям с просьбой выступить в роли свидетелей. Фоллиот-младший слишком молод, чтобы взвалить на него эту ношу, особенно если сэр Рэтклифф попытается запугать тех, кто выступит против него. Я пригласил мистера Ван Дьюзена и мистера Гранта, поскольку они оба опытные игроки. Я наслышан о превосходной памяти мистера Гранта, и уверен, что сэру Рэтклиффу будет непросто опровергнуть его свидетельство. Надеюсь, вы согласитесь, мистер Грант.
— Конечно, — ответил Коби, — как бы неприятна ни была мне эта ситуация. Я еще в первый вечер заметил странности в поведении сэра Рэтклиффа за игорным столом. Он кладет фишки на карту, на которую ставит, и держит сверху руку с карандашом. Если карта выигрывает, он придвигает еще несколько фишек и тем самым увеличивает свой выигрыш, а если карта проигрывает, то он украдкой снимает с нее свои фишки. Я ничего говорил лишь потому, что являюсь гостем в вашей стране и в вашем доме.
— То же самое утверждал и молодой Фоллиот. Вы говорили с ним об этом, Грант? — спросил Кенилворт.
Коби покачал головой.
— Нет, я не обсуждал это ни с кем. Должен признаться, меня очень удивляла его манера игры. Учитывая, что он джентльмен и один из приближенных его королевского высочества, я думал, что ошибаюсь. Но если и остальные… — Он пожал плечами.
— Остальные согласны с вами, — веско произнес лорд Кенилворт. — Они видели то же, что и вы. А вы, Ван Дьюзен? Вы согласны?
— Конечно, согласен, — ответил Хендрик. — Я и не сомневался в том, что этот Хинидж постоянно жульничает. Но при всем моем уважении, лорд Кенилворт, я считаю неразумным приглашать свидетелями в столь щекотливом деле двух американцев. Поэтому я бы предпочел остаться в стороне.
Нахмурившись, лорд Кенилворт сказал:
— Я считаю, что ваше мнение обоснованно, Ван Дьюзен. В таком случае предлагаю, чтобы свидетелями выступили лорд Рейнсборо, Дагенхэм, Грант и я. Сегодня вечером мы будем внимательно следить за действиями Хиниджа. После игры встречаемся здесь, чтобы поделиться наблюдениями. Это все, джентльмены. Вопрос должен быть решен. Бесчестное поведение любого из нас расшатывает основы общества.
В коридоре Профессор (так прозвали Хендрика Ван Дьюзена на американском юго-западе) отвел Коби в сторонку.
— Выходит, ты своего добился, Джейк, — сказал он, понизив голос, чтобы не услышали остальные. — Я знаю, что ты жаждешь крови Хиниджа. Но будь осторожен. Мы не на Диком Западе.
Очередное предупреждение! В последние дни они как из мешка сыплются. Коби прошептал в ответ:
— А жаль, Прохвессор. Естественно, я буду осторожен. Но он все это заслужил.
Профессор покачал головой.
— Джейк, Джейк! Мир не всегда можно переделать по-своему. Я всегда буду рядом, когда понадоблюсь, но на этот раз опасность сильнее, чем ты думаешь.
— Уверяю тебя, риск оправдан. И я обойдусь без прикрытия — не хочу никого впутывать, особенно если Кенилворт и его друзья сделают все за меня.
— Тебе так долго везло, Джейк-Попрыгунчик, что одно лишь это меня настораживает. Повадился кувшин по воду ходить…
Ван Дьюзен умолк, взглянув на Коби. Он слишком хорошо знал этот взгляд и понимал, что спорить бесполезно.
— Ну хорошо, пусть будет по-твоему. Только потом не говори, будто я тебя не предупреждал. А теперь давай поговорим о чем-нибудь другом, ради Бога.
Дина сидела в гостиной рядом с принцессой Уэльской. Но, даже разговаривая и смеясь, она могла думать лишь об одном.
Она теряет его. С того вечера, когда Дина уличила мужа в краже бриллиантов, он начал отдаляться от нее. О, нет, он не был жесток или невнимателен к ней, и только человек, знающий его так же хорошо, как она, мог догадаться, что происходит.
Ей уже казалось, будто она начинает понимать Коби, казалось, что он вот-вот раскроет перед ней свою душу, но после похищения все изменилось. Он был неизменно любезен с ней, а по ночам, когда они любили друг друга, проявлял еще больше нежности и теплоты. Казалось, он превращается в другого человека, молодого, невинного, почти такого же неопытного, как она. И тем невыносимее было видеть его днем, холодного и замкнутого.
Дина не напрасно пыталась защитить себя и не хотела признаваться ему в любви, но, даже сознавая это, продолжала любить его и бояться за него. Неожиданно у нее возникло острое желание его увидеть.
Молодая женщина встала, извинилась перед принцессой и отправилась на поиски мужа. Она пошла прямиком к курительной комнате. Ее тянуло к Коби как магнитом. Он стал ее полярной звездой.
Проходящий мимо лорд Кенилворт рассеянно ей кивнул. С ним был кто-то из его друзей, но ни Коби, ни мистера Ван Дьюзена рядом не оказалось. Дина прошла чуть дальше по коридору и, не доходя до угла, услышала приглушенные голоса. Она остановилась и прислушалась.
Мистер Ван Дьюзен называл Коби Джейком, и это неудивительно, ведь его полное имя Джейкоб. Но Джейк-Попрыгунчик? И она оказалась права насчет сэра Рэтклиффа. Коби, по словам мистера Ван Дьюзена, жаждал его крови. И они вместе были на юго-западе. На юго-западе чего? Соединенных Штатов, вероятно? Надо будет выяснить точно.
Но важнее всего было то, что Коби делал (или намеревался сделать) нечто незаконное, нечто опасное, а мистер Ван Дьюзен пытался его остановить.
Дина никогда еще не чувствовала себя такой беспомощной. В первое мгновение ей захотелось подобрать юбки и броситься наутек — обречь себя на роль равнодушной жены, ничего не знающей о своем муже, или даже поискать утешения на стороне, как это делала Виолетта и остальные женщины ее круга. Но она вышла замуж не для этого.
Решившись, Дина вышла из-за угла и жеманно воскликнула:
— Коби, мистер Ван Дьюзен, вот вы где! Я думала, вы с лордом Кенилвортом, но он прошел тут только что, а вас с ним не было. Я хотела прогуляться с вами по саду. Виолетта говорит, что эта замечательная погода скоро закончится.
Дина редко прибегала к подобному притворству в отношениях с Коби, но надо ведь когда-то начинать, тем более, если он и дальше намерен обращаться с ней как с ребенком.
Ей показалось, что она заметила удивление на лице Коби, но он сразу же одарил ее ослепительно-белой улыбкой.
— Конечно, моя дорогая. Мы тебя покинем, Хендрик, если только ты не хочешь пойти с нами и прослушать лекцию по ботанике. Дина великолепно разбирается в растениях, можешь мне поверить.
«Да, так и есть, он меня за дурочку держит!» На мгновение Дину охватила слепая ярость. Овладев собой, она взяла мужа за руку на глазах у иронически улыбающегося мистера Ван Дьюзена.
— Боюсь, сегодня не получится. Как-нибудь в другой раз, леди Дина.
Дина не ошиблась: мистер Ван Дьюзен видел ее насквозь. Направляясь в свою комнату, чтобы почитать Канта, он размышлял о том, что его друг Джейк-Попрыгунчик зря недооценивает свою юную жену.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мой любимый принц - Маршалл Паола

Разделы:
Пролог1 глава2 глава3 глава4 глава5 глава6 глава7 глава8 глава9 глава10 глава11 глава12 глава13 глава

Ваши комментарии
к роману Мой любимый принц - Маршалл Паола



Мало
Мой любимый принц - Маршалл Паолалена
6.01.2014, 22.39





Очень хороший роман!Не пойму для чего его разделили и почему вторая книга так называется.Советую,читайте.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаАнна.Г
13.12.2014, 13.49





Очень интересный роман.Читала с большим удовольствием. Перед его чтением прочитайте "Английский подснежник". почему-то роман разделен.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаСофи
1.02.2015, 22.45





Роман вызвал у меня массу эмоций, в основном отрицательных, единственное положительное-это чувства гл. героев, Дина и Коби мне очень понравились. Через весь роман проходит тема педофилии, изнасилования девочек и их убийства. Гл. герой пытается вывести подонка на чистую воду, но в конце его просто застрелили, ведь это же роман, неужели нельзя было бы придумать более страшную смерть, в жизни и так большинство преступников остаются безнаказанными. Моя оценка 5 баллов, это за то, что негодяй не поплатился за содеянное, раньше меньше 8-ми я никогда не ставила.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаТаня Д
12.03.2015, 13.32





Мне понравился роман,хотя жаль,конечно,что этого козла убили.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаТатьяна
15.05.2016, 15.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100