Читать онлайн Мой любимый принц, автора - Маршалл Паола, Раздел - Вторая глава в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой любимый принц - Маршалл Паола бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой любимый принц - Маршалл Паола - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой любимый принц - Маршалл Паола - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маршалл Паола

Мой любимый принц

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Вторая глава

— В точности как та, другая, Лиззи Стил. Только ее бросили не в реку, а прямо посреди аллеи.
Инспектор Уилл Уокер подумал о том, что к некоторым сторонам его профессии привыкнуть невозможно, и одной из них было исследование изувеченных детских тел.
Он вздохнул. Завтра бульварные газеты запестрят заголовками, осуждающими полицию за бездействие. Ему еще повезло, что расследованием прошлого убийства занимался не он.
— С души воротит, да, шеф?
Уокер мрачно кивнул.
— Точно, Бейтс. Я не успокоюсь, пока не остановлю эту тварь. Но это не так-то просто. Никаких зацепок… если не считать того, что девочку убили и искалечили так же, как и малышку Стил.
— Выходит, Лиззи Стил убил не Хоскинс? — задумчиво произнес Бейтс. — Может, снова Потрошитель появился?
Уокер покачал головой. Четыре года назад, в 1888 году, Джек Потрошитель прошелся по Ист-Энду, убивая и расчленяя проституток. Но вскоре убийства прекратились так же неожиданно, как и начались.
— Нет, Бейтс, это не почерк Потрошителя. Это нечто иное. Придется мне снова побеседовать с нашим приятелем Дилли. Если бы у него не было алиби в ночь убийства Хоскинса…
Он умолк. В последние дни дела у него шли хуже некуда. Только вчера начальство устроило ему разнос. Уокеру хотелось ответить, что он ничего не сможет сделать, пока ему не дадут подкрепления. Но пришлось придержать язык.
А теперь еще и серийный убийца. Сходство между этими двумя преступлениями так велико, что наверняка это дело рук одного человека. И Уокер не сомневался, что будут и другие тела…
Две недели назад ему велели прекратить слежку за мистером Джейкобом Грантом (он же мистер Дилли), фокусником-любителем и бывшим бандитом. «Как хорошо иметь друзей наверху», — цинично заметил Уокер. Но с другой стороны, у него не было ни единого доказательства причастности Гранта ни к пожару на набережной, ни к гибели Хоскинса.
Но если Грант считал Хоскинса виновным в убийстве и изнасиловании девочки, что он думает теперь? Хоскинс мертв, мадам Луиза и ее помощники в тюрьме… а убийца маленьких девочек разгуливает на свободе.
Какой очередной фокус выкинет мистер Дилли?
Дина завтракала вместе с Коби. Их путешествие в Сандрингхэм благополучно завершилось. А о разговоре ее мужа с Херви Бьючампом она так и не узнала.
Сэр Рэтклифф был как шелковый. Принц дал ему понять, что не хочет видеть его в своем ближайшем окружении, и за это Хинидж ненавидел «выскочку Гранта» сильнее всего.
Он даже в чем-то сожалел о своем проступке, вызвавшем негодование принца и пошатнувшем его и без того неустойчивое положение. Впрочем, пока в его руках компрометирующие письма, принц не посмеет окончательно лишить его своего покровительства.
В последний день пребывания в Норфолке принц добродушно обратился к Грантам.
— Я уже мечтаю о следующей встрече с вами, леди Дина. Позаботьтесь, чтобы ваш муж прихватил с собой все музыкальные инструменты. Леди Кенилворт утверждает, что он божественно играет на банджо.
Коби поклонился, а Дина ответила так, что маркиза де Шеверней, ее наставница в вопросах этикета, могла бы ею гордиться. Естественно, она умолчала о том, что предпочла бы вернуться домой, а не торчать еще одну неделю в огромном особняке сестры, с людьми, которые ей совершенно не интересны.
Кроме того, поездка в Маркендейл уже на носу, а в их отношениях с Коби никаких перемен. Дина намеревалась завоевать его любовь, но увязла в трясине удовольствий, в которую превратилась ее жизнь.
Впрочем, Коби и не подозревал о том, что что-то должно измениться. Он оставался таким же спокойным, добрым и обаятельным. Иногда Дине хотелось, чтобы он дал ей хоть какой-нибудь повод для обиды. Чтобы не был таким идеальным. Так тяжело, когда твоего мужа и упрекнуть не в чем!
Взять, к примеру, сегодняшнее утро. Коби съел завтрак, довольно скудный по его меркам, и теперь пил кофе, читая «Таймс». Перед тем, как приступить к чтению, он извинился и пояснил, что должен ознакомиться с мировыми новостями.
Наконец он отложил газету и сказал, по мнению Дины, не слишком искренне:
— Я надеялся провести день с тобой, но вынужден отправиться в Сити. Прости, любовь моя. Завтра я это заглажу.
— Конечно, — ответила Дина. Раз уж Коби — идеальный муж, ей приходилось быть для него идеальной женой. Она знала, что его что-то взволновало, но не понимала, что именно. Какая-то статья в газете.
После его ухода Дина взяла сложенную газету. Она понятия не имела, что нужно искать. Ее взгляд скользил по страницам. Ничего необычного. Ближе к концу в глаза ей бросился заголовок о том, кого бульварные газетенки называли «вампиром из доков». «Таймс» описывала происшествие слишком уклончиво, и Дина лишь поняла, что уже вторая девочка была найдена мертвой и обезображенной недалеко от реки. Полицейские обещали исполнить свой долг и найти убийцу. Зло должно быть наказано.
«Вероятно, — подумала она, отложив газету, — его взволновало нечто из раздела финансовых новостей, в которых я ничего не смыслю». Коби никогда не рассказывал о своей деятельности ни ей, ни кому-либо другому. Дина была уверена, что в его жизни есть тайны, о которых не знает никто, кроме, быть может, мистера Ван Дьюзена. И о чем это ей говорит?
Коби прочел краткую заметку об убийстве ребенка с жалостью и ужасом. Он знал, кто в ответе за это. Сэр Рэтклифф, как и чета Грантов, на неделю вернулся в Лондон и, похоже, ему наскучили пресные развлечения аристократов.
Ему хотелось сразу же помчаться в Скотланд-Ярд и рассказать все, наплевав на репутацию принца, не говоря уже о своей собственной. Но какие доказательства он может представить? Сказать, что видел Хиниджа вместе с Лиззи в доме терпимости, и помог ей сбежать? Единственный свидетель, Хоскинс, погиб… но даже если бы он был жив, что значило бы единственное свидетельство против власти и могущества сэра Рэтклиффа?
Кроме того, позволит ли неназванный «хозяин» Бьючампа арестовать сэра Рэтклиффа, когда в его руках украденные письма принца? Все, что мог сделать Коби, это отправиться в свою контору и надеяться, что Уокер навестит его там.
Естественно, Уокер уже его дожидался. Бейтс с невозмутимым видом стоял позади.
— Итак, мистер Дилли, — без обиняков начал Уокер, — что вы на это скажете? — Он швырнул на стол пачку газет с кричащими заголовками. — Вы убили Хоскинса ни за что, ни за про что. Настоящий убийца Лиззи Стил все еще ходит среди нас. И как вам это нравится?
Оставалось только лгать.
— Знаете, инспектор, а я ведь думал, что с этими беспочвенными обвинениями давно покончено. С чего вы взяли, будто Хоскинса зарезали из-за Лиззи Стил, или что это Хоскинс убил ее? Лично я считаю, что детей убивает человек из другого круга.
— О, да, — усмехнулся Уилл Уокер. — Какой-то джентльмен, полагаю. Что ж, мистер Дилли, вы единственный известный мне джентльмен, любящий странные развлечения. Впрочем, я не считаю вас убийцей детей, несмотря на все мои чувства к вам.
Коби медленно произнес:
— Какое доказательство сможет убедить вас в моей правоте, инспектор? — Сейчас он как никогда жалел о том, что сделал этого человека своим врагом.
— Веское доказательство, мистер Дилли. Веское доказательство. Не пустая болтовня, и не попытки свалить вину на человека, которого вы недолюбливаете. И не признание, сделанное кем-то перед смертью.
Инспектор, сам того не зная, угодил в самое уязвимое место!
Коби медленно произнес:
— Допустим, я найду доказательство и передам его вам. Вы примете его к сведению?
Уокер вскинул голову.
— Я уже сказал, какое доказательство может меня убедить, мистер Дилли, так что не стоит вам убивать всех подряд, причастных, по вашему мнению, к гибели Лиззи Стил и этой девочки. Мы даже не знаем ее имени. Только попробуйте, и я вас упеку… попомните мое слово. Поэтому я и пришел к вам. Возвращайтесь домой к вашей хорошенькой молодой женушке, развлекайте ее и не лезьте в дела полиции. Здесь вам не Америка, мистер Дилли.
Нет, Коби не мог рассказать этому недоверчивому человеку о сэре Рэтклиффе. О друге принца Уэльского, министре, генеалогическое древо которого насчитывает пятнадцать поколений! Уокер лишь рассмеется в ответ. С таким же успехом можно обвинить и самого принца.
Нет, придется сначала найти неопровержимое доказательство, а потом уже решать, что делать дальше. Трудная задача, если учесть, что этого негодяя будут защищать от ужасного скандала, способного пошатнуть трон и усилить мощное движение республиканцев.
Тем временем Коби улыбнулся, поклонился Уокеру и Бейтсу и выразил им свои соболезнования в связи с последним убийством. Уже в дверях Уокер обернулся и схватил Коби за лацканы его великолепного пиджака. Он подался вперед и прошипел сквозь зубы:
— Запомните, мистер Дилли, один неосторожный шаг, и вы угодите на виселицу, клянусь.
— Ей-богу, а он крепкий орешек, шеф, — с уважением заметил Бейтс, когда они садились в кэб. — И бровью не повел, когда вы ему пригрозили, только рассмеялся.
— Пускай смеется, лишь бы в наши дела не лез. Но он скользкий дьявол, и, боюсь, это еще не все.
Сразу после ухода полицейских Коби вызвал Роджерса, своего секретаря.
— Я хочу нанять детектива, — резко сказал он, — честного детектива. Мне понадобились кое-какие сведения об одном из наших конкурентов, так что нужен человек, достойный доверия и умеющий держать язык за зубами. Причем срочно — не через неделю и не через месяц, а завтра. Вы меня поняли? Используйте ваши связи.
Роджерс использовал их весьма успешно.
Через сутки в кабинете Коби сидел бывший полицейский, такой же ироничный, как и Уокер.
— Я хочу, — сказал Коби, — чтобы вы провели расследование, касающееся человека по имени сэр Рэтклифф Хинидж. В этих бумагах, — и он указал на собственноручно написанный отчет, — изложено, кто он, и в чем я его подозреваю.
Джем Портер взял папку и спросил:
— Что же такого он сделал?
— Он любит девочек, — ответил Коби. — Слишком любит. Мне нужны сведения о том, где он встречается с ними, кто находит их для него, и что он с ними делает. Обо всем. И, кроме того, о любых его действиях, законных и незаконных.
— Не могу сказать, что сталкивался с ним раньше, — пробормотал Портер. — Сплетни слышал, и только. Он не единственный мужчина со странными вкусами.
— Мне нужны доказательства, а не сплетни, — бросил Коби, — и чем меньше вы будете болтать, тем лучше. Будьте осторожны, держите язык за зубами, и я хорошо вам заплачу. Пока я в городе, присылайте отчеты сюда. На следующей неделе я уеду в Маркендейл, и вы сможете отправлять их туда по почте. Он тоже поедет в Маркендейл. Пока его не будет в городе, расспросите его слуг и всякую шушеру в Ист-Энде.
— Ясно, — ответил Портер. — Что касается убийства детей. Это дело расследует Уилл Уокер. Когда-то я работал с ним. Вы его знаете?
— Да, — последовал краткий ответ.
— Хороший парень, этот Уокер. Ему можно доверять. Он помог мне, когда у меня были неприятности. Я встречаюсь с ним время от времени.
— Ага, — сказал Коби, — хорошо, что вы мне это сказали. Если встретитесь с ним, не говорите, что работаете на меня. Это приказ, и он не обсуждается. Иначе я сразу же вас уволю.
— Правильно, — кивнул Портер. — Я знаю, кто мне платит. Я вас не подведу. Буду молчать как рыба, сэр.
Вот и все. Дело пошло, и теперь можно спокойно ехать в Маркендейл и надеяться, что Портер откопает хоть какие-то доказательства, которые можно будет использовать.
Теперь Дина так тонко чувствовала настроение своего мужа, что сразу поняла: несмотря на его внешнюю невозмутимость, он чем-то обеспокоен. Ей хотелось, чтобы Коби поделился с ней своими тревогами, но, к ее горькому разочарованию, он не собирался откровенничать, вероятно, из-за ее молодости.
За несколько дней до отъезда в Маркендейл Дину навестила Виолетта. Ее пристальные взгляды и неестественные манеры, словно у трагедийной актрисы, заставили Дину насторожиться.
Начала Виолетта со вполне невинного замечания.
— Ты в последние дни часто встречалась с Сюзанной Уинтроп? — как бы между прочим поинтересовалась она.
Дина покачала головой.
— Нет, она к нам в гости почти не заходит, а мы у нее однажды были. На ее дне рождения.
— Ну, конечно.
Виолетта съела бутерброд и беззаботно добавила:
— Я не ожидала, естественно, что Аполлон будет хранить тебе верность, но и подумать не могла, что он так скоро загуляет.
Дина, хлопочущая над серебряным подносом (она как раз собиралась налить по второй чашке чая), замерла. Опустив руки, она безжизненным голосом сказала:
— Я не понимаю, что ты пытаешься мне сообщить, Виолетта. Лучше уж говори прямо, чтобы не было недоразумений.
— Я как раз и хочу избавить тебя от недоразумений, — ехидно протянула Виолетта. — Мне не хотелось огорчать тебя, но раз уж тебе не терпится все узнать, пожалуйста. Ходят слухи, и очень странно, что ты этого не слышала, будто Сюзанна Уинтроп беременна, но не от мужа, а от твоего благоверного.
Теперь Дина слышала лишь несмолкающее тиканье часов и свой внутренний голос: «Так вот что его мучает? Связь с Сюзанной?»
Вслух же она произнесла, радуясь, что уроки маркизы помогли ей сохранить хладнокровие:
— Я не верю тебе, Виолетта. Я знаю, что у нее роман с сэром Рэтклиффом Хиниджем, и Коби это беспокоит. Он дал мне это понять.
— Вот уж святая наивность! — Виолетта отставила чашку и с сочувственным видом склонилась к ней. — Это же ширма, как ты не понимаешь? Я уверена, что ее отношения с сэром Рэтклиффом совершенно невинны, а они с Аполлоном пользуются этим, чтобы скрыть собственные делишки. Тем более что они давно уже были любовниками, несмотря на разницу в возрасте.
«Неужели это правда? — в странном оцепенении подумала Дина. — Или обычная клевета Виолетты? Не мог же Коби изменить мне со своей сводной сестрой… так скоро?» Ей вспомнились счастливые ночи и дни, которые они провели вместе, но также вспомнились и слова ее мужа, которые он не раз повторял: «Ты не должна любить меня, Дина».
Могло ли это быть оправданием его неверности? У Дины комок подступил к горлу. Ей хотелось накричать на Виолетту, осыпать ее ругательствами…
Вместо этого она спокойно произнесла:
— Что за чушь, Виолетта. Я не настолько глупа, чтобы ожидать от своего мужа вечной преданности. Так уж устроен мир. Но я не могу поверить, что он сделал это так скоро после нашей свадьбы.
— А зачем он вообще женился на тебе? — с победоносным видом воскликнула Виолетта. — Не по любви, это точно. Так почему он должен хранить тебе верность, скажи?
— Не лучше ли нам оставить эту тему, Виолетта? — Дина могла бы гордиться спокойствием своего голоса. — Бессмысленно строить догадки.
— Как хочешь, но ты сама захотела, чтобы я говорила начистоту.
— И я тебя выслушала. А теперь выпей еще чаю и подскажи, что мне следует взять с собой в Йоркшир. Боюсь, мы с моей парижской учительницей этого не проходили.
— Ты о маркизе де Шеверней? — взвилась Виолетта. — Еще одна его любовница. Знаешь, дорогая, ты не заслуживаешь такого окружения!
— Вероятно, тебе бы такое окружение подошло больше, — ледяным тоном ответила Дина. — Сомневаюсь, что Коби когда-либо хотел на ней жениться!
Виолетта грациозно кивнула.
— Вот именно. Полагаю, ему по вкусу наивность. Тебе не с кем его сравнивать, он не боится, что ты ему изменишь. По крайней мере, поначалу.
Дине захотелось швырнуть чашку с чаем прямо в улыбающееся лицо Виолетты.
— Ты думаешь, я повторю твой жизненный путь, Виолетта? А не боишься, что я отобью у тебя принца? Однажды ты намекнула, что ему нравится очарование невинности. Может, проверим?
Все это было высказано совершенно невозмутимым тоном, без единой гневной ноты.
— Но мы же взрослые люди, не так ли? — пробормотала Виолетта. —Интересно, что сделал бы Аполлон, узнав об измене жены? Страшно подумать. Но с другой стороны…
— С другой стороны, давай перейдем к обсуждению моего гардероба для поездки в Маркендейл, — решительно отрезала Дина, — и поскорее. Сегодня Коби обещал отвезти меня в парк, и, похоже, мне уже пора собираться. — Она встала. — Возможно, ты изложишь свои советы в письменном виде, если выкроишь время в перерыве между обсуждением моей семейной жизни.
Виолетта взяла зонтик.
— Непременно, моя дорогая. Знает ли Аполлон о том, как решительно ты его защищаешь? Он тебя не заслуживает.
«Раньше ты думала иначе», — мысленно сказала себе Дина, но проводила Виолетту до двери со всей возможной любезностью.
Она решила ничего не рассказывать Коби и попыталась забыть весь этот разговор. Сюзанна нравилась ей, несмотря на ее молчаливость и сдержанность; от мысли о том, что они с Коби могли быть любовниками, Дине становилось не по себе. И все же, видя, как холодно разговаривают друг с другом Коби и Сюзанна на очередном приеме, Дина невольно подумала о возможном притворстве — вроде той игры, которую некогда вел Рейни с женой лорда Брендона, пытаясь убедить свет, что у них нет романа.
Бывали времена, когда Сюзанна Уинтроп горько сожалела о том, что не приняла предложение руки и сердца своего сводного брата, сделанное много лет назад в пылу страсти. Она отказала ему из-за значительной разницы в возрасте и убедила себя, что сможет не испытывать боли при встречах с ним — она ведь разумный человек, не так ли?
И все же, после его женитьбы на Дине, после того, как Коби отказался стать ее любовником, Сюзанна начала испытывать к нему чувство, очень похожее на ненависть. Она начала встречаться с сэром Рэтклиффом потому, что Коби его недолюбливал — по той же самой причине, по которой вышла замуж за Артура. Ей было невыносимо видеть своего сводного брата рядом с Диной.
Семейное счастье Дины казалось Сюзанне насмешкой над ее собственным горем, и, хотя сэр Рэтклифф был с ней и добр, и нежен, ее сердце оставалось в плену у Коби, пусть даже любовь к нему сменилась ненавистью.
На одном из званых вечеров она встретилась с Диной в длинном коридоре на верхнем этаже Кенилворт-Хауза. Это было вскоре после Дининого разговора с Виолеттой.
Они поздоровались. Какой-то бес в душе Сюзанны заставил ее обратиться к этой девочке, в которой она видела свою соперницу.
— Мы давно не виделись, — мягко сказала она. Это была правда. По разным причинам они старались избегать друг друга.
Помня наставления мадам де Шеверней, Дина спокойно ответила:
— Скоро мы встретимся в Маркендейле.
Она хотела пройти мимо, но Сюзанна ее остановила.
— Вас это не беспокоит? То, что вам придется проводить столько времени с возможными… соперницами?
Что ответить? Наверняка, она имеет в виду Виолетту или себя.
— Напротив, — все с тем же спокойствием ответила Дина, хотя ее и бросило в дрожь: она впервые заметила, как красива Сюзанна, и как украшает ее беременность. — Думаю, это им надо беспокоиться, не так ли?
Дина знала, что Сюзанна ее недолюбливает, а теперь поняла, что своим ответом сделала ее своим врагом. Слегка изменившимся голосом Сюзанна продолжила:
— Верно, но он красавец, не так ли? Совершенно неотразим… кому знать, как не мне.
Тот же самый бес заставил Сюзанну сказать Виолетте, что ее ребенок от Коби. Сэр Рэтклифф рассмеялся, узнав об этом. На самом деле он же и подбросил ей эту идею.
Сюзанна поняла, что ее отравленная стрела попала в цель. На мгновение ей захотелось воскликнуть: «Нет, дитя мое. Прости мне эту ложь. Он мне не любовник, напротив — он меня отверг, храня верность тебе». Но в этот момент Сюзанна заметила Коби, вышедшего из комнаты в дальнем конце коридора. Его лицо осветилось радостью, когда он увидел свою молодую жену, и жалость оставила Сюзанну.
Женщина ничего не сказала Дине, но вышла из-за портьеры, скрывавшей ее от сводного брата, и промурлыкала сладким голосом:
— Ах, это ты, Коби. Смею ли я напомнить, что ты обещал навестить меня завтра вечером?
Назначенная встреча была совершенно невинной. Сюзанна собиралась передать ему письмо от матери. Прошлое письмо затерялось где-то на почте.
— Нет нужды напоминать, Сюзанна. Я всегда к твоим услугам. — Этот ответ, обращенный к женщине, которую Коби искренне жалел и любил как сестру, расстроил Дину еще сильнее.
Она пыталась убедить себя, что слова Сюзанны совершенно невинны, но единственная мысль, которая приходила ей в голову, была о том, как плохо она знает своего мужа.
Втайне от жены Коби отправился в приют Армии спасения на улице Кочегаров, который сам же и финансировал, и выступил на летнем празднике, организованном для сбора средств в пользу детей-сирот.
Дети были в восторге от его фокусов, но вопреки всеобщему веселью он видел перед собой призрак Лиззи, напоминающий о том, что ее убийца все еще ходит по земле…
Оставалось надеяться, что это продлится недолго. Коби больше не виделся с мистером Бьючампом, но решил расправиться с сэром Рэтклиффом ради Лиззи, а не для этого серого человечка, вечно скрывающегося в тени.
Когда настало время отъезда в Маркендейл, Коби радовался не меньше Дины, хотя и по другой причине. Он решил, что жена выглядит уставшей, не подозревая о том, что ее дурное настроение вызвано насмешками Виолетты и намеками Сюзанны. Как ни старалась она забыть об их словах, они продолжали звучать у нее в ушах.
Однажды, поддавшись какому-то необъяснимому порыву, она вошла в его спальню. В комнате, как и следовало ожидать, царила идеальная чистота. За дверью платяного шкафа рядами висели костюмы. Два высоких комода предназначались для белья, и молодая женщина убедилась в этом, выдвинув ящики. Она знала, что порядок здесь наводит Джилс, но при этом прекрасно представляла, на что похожи комнаты Рейни, и в каком свинарнике тот живет.
В углу стоял письменный стол, и Дина часто обращала на него внимание, когда ночевала в комнате мужа. Рядом была полка с книгами и большой шкаф. Дина машинально попыталась его открыть. Она знала, что не должна делать этого, но не могла остановиться.
Дверь оказалось запертой, а ключа в замке не было. «Этот шкаф совсем как он», — с неожиданной болью подумала Дина. Она в гневе рванула на себя ручку, и шкаф открылся: замок оказался слишком старым и ненадежным.
Чувствуя себя преступницей из детективных рассказов мистера Артура Конан-Дойля, Дина заглянула внутрь. Левая половина шкафа осталась запертой, правая, с глубокими полками, стояла открытой. Молодая женщина сама не знала, что ищет, но увиденное ее удивило.
На нижней полке, аккуратно сложенные, лежали колоды карт, и вскрытые и совершенно новые. Там было несколько разноцветных мячиков и большие шелковые платки ослепительно-ярких расцветок — Коби никогда такими не пользовался. Дина осторожно взяла один из них и к своему ужасу обнаружила, что платки соединены друг с другом уголками. Уложить их обратно оказалось непростой задачей.
Были там очень легкие синие и серебряные булавы, которыми пользуются жонглеры, и шелковый цилиндр (опять же не из тех, которые носил ее муж). Непохоже, чтобы его вообще можно было носить. Были какие-то палочки, украшенные ярко раскрашенными перьями…. Были деревянные и металлические обручи и стопка шляп из бумаги.
Средняя полка была заставлена странными коробками всевозможных форм и размеров — Дина так и не поняла, для чего они.
На верхней полке обнаружилась коричневая шляпа-котелок, которые ремесленники носят «на выход». Под ней аккуратной стопкой (здесь все было аккуратным) лежали несколько шарфов, шерстяные и шелковые, но все одинаково заношенные. Еще здесь были брюки в коричневую и желтую клетку, короткая шерстяная куртка и тяжелые ботинки. Рядом, сложенная пополам, лежала большая кукла с ярко-красными щеками и улыбающимся ртом. Ее деревянная голова крепилась к тряпичному туловищу.
Теперь Дина чувствовала себя героиней сказки о Синей Бороде, которая вошла в запретную комнату и обнаружила там нечто странное и пугающее. Неожиданное воспоминание помогло ей разгадать если не загадку Коби, то загадку всех этих вещей — это же реквизит фокусника!
Маленькой девочкой они сидела в гостиной, ахая и хлопая в ладоши, глядя, как заезжий фокусник исполняет свои трюки с помощью точно таких же предметов. А с подобными куклами выступают чревовещатели.
Но зачем Коби все это прячет? Дина подумала о нем, таком серьезном, обаятельном, безукоризненно одетом, известном своими безупречными манерами в обществе, где умение вести себя ценится особенно высоко. По нему не скажешь, что он может хранить у себя такие вещи… или пользоваться ими.
Зачем? Дина в последний раз окинула взглядом содержимое шкафа и закрыла дверь, постаравшись, чтобы замок защелкнулся. Что еще он скрывает? Что за человек пользовался этими странными игрушками, ведь по их виду заметно, что это не просто частная коллекция. Что еще хранится за запертыми дверями его комнаты?
И странная одежда. Зачем она здесь? Дине никак не удавалось представить Коби в подобном наряде. Но затем, когда она закрыла дверь комнаты, чувствуя себя испуганной и немного пристыженной, на нее нахлынуло воспоминание.
До замужества Дина видела его в своих снах. Теперь, когда она стала его женой и разделила с ним хотя бы малую часть его жизни, это прекратилось. Но воспоминание о том повторяющемся сне осталось с ней.
В ее снах Коби не был похож на цивилизованного горожанина, на златокудрого Аполлона из окружения принца Уэльского. Он казался грубым и необузданным. У него были длинные волосы, небритое лицо, а рука, которую он протягивал ей, была покрыта грязью. Дина помнила, что во сне он никогда не подавал ей правую руку, только левую. Но он ведь правша? Еще одна загадка.
Зато этого человека Дина могла представить в роли фокусника. Этот человек, по ее мнению, способен на все. Но почему она видела своего мужа таким?
Дина помнила слова, которые Коби сказал ей незадолго до свадьбы: «Внешность часто бывает обманчивой». До самого отъезда в Маркендейл она только и думала, что о загадках Коби Гранта, как голодный пес не может думать ни о чем, кроме мозговой косточки.
Но она оказалась хорошей ученицей фокусника, потому что сумела не подать виду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мой любимый принц - Маршалл Паола

Разделы:
Пролог1 глава2 глава3 глава4 глава5 глава6 глава7 глава8 глава9 глава10 глава11 глава12 глава13 глава

Ваши комментарии
к роману Мой любимый принц - Маршалл Паола



Мало
Мой любимый принц - Маршалл Паолалена
6.01.2014, 22.39





Очень хороший роман!Не пойму для чего его разделили и почему вторая книга так называется.Советую,читайте.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаАнна.Г
13.12.2014, 13.49





Очень интересный роман.Читала с большим удовольствием. Перед его чтением прочитайте "Английский подснежник". почему-то роман разделен.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаСофи
1.02.2015, 22.45





Роман вызвал у меня массу эмоций, в основном отрицательных, единственное положительное-это чувства гл. героев, Дина и Коби мне очень понравились. Через весь роман проходит тема педофилии, изнасилования девочек и их убийства. Гл. герой пытается вывести подонка на чистую воду, но в конце его просто застрелили, ведь это же роман, неужели нельзя было бы придумать более страшную смерть, в жизни и так большинство преступников остаются безнаказанными. Моя оценка 5 баллов, это за то, что негодяй не поплатился за содеянное, раньше меньше 8-ми я никогда не ставила.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаТаня Д
12.03.2015, 13.32





Мне понравился роман,хотя жаль,конечно,что этого козла убили.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаТатьяна
15.05.2016, 15.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100