Читать онлайн Мой любимый принц, автора - Маршалл Паола, Раздел - Двенадцатая глава в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой любимый принц - Маршалл Паола бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой любимый принц - Маршалл Паола - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой любимый принц - Маршалл Паола - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маршалл Паола

Мой любимый принц

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Двенадцатая глава

Дина и Виолетта дожидались своих мужей в вестибюле.
— Ну, и интересная же у тебя жизнь, Коби, — воскликнула Виолетта, — какую версию ни возьми!
— Довольно, Виолетта, — сердито проворчал Кенилворт.
— Пустое, — успокоил его Коби. — Я предпочитаю версию мистера Ван Дьюзена, а ты, Виолетта?
— Невинным ты никогда не был, — возразила Виолетта. — Но с другой стороны… — и она пожала своими прекрасными плечами.
— С другой стороны, ты не можешь представить меня в облике грязного бандита.
— Как сказал твой приятель, полная чушь.
Дина не считала обвинение сэра Альберта чушью. Она была уверена, что все это чистейшая правда. Она помнила разговоры Коби и мистера Ван Дьюзена в Мурингсе. Знала, что мистер Ван Дьюзен солгал, утверждая, будто учил Коби и выигрывал у него в шахматы. В Мурингсе он говорил ей совсем другое. Более того, она верила своим снам…
Но ничего этого Дина не сказала. Когда к ним подошел мистер Ван Дьюзен, и Коби, и лорд Кенилворт обменялись с ним рукопожатием. Лорд Кенилворт заметил, как им повезло, что мистер Ван Дьюзен путешествовал вместе с Коби по юго-западу и смог опровергнуть лживые заявления адвоката.
— Мистер Ван Дьюзен, — обратилась к нему Дина, — я хотела бы поблагодарить вас за все, что вы сделали для моего мужа. Я была бы очень рада, если бы вы согласились поехать к нам и поужинать с нами.
— С удовольствием, леди Дина, если это не утомит вас после долгого дня в суде.
— Для вас с Коби этот день был гораздо длиннее, — ответила Дина.
Дина оставила мужчин в гостиной, а сама поднялась наверх, чтобы переодеться. Коби предложил своему другу бренди.
— Я искренне благодарен, Профессор. Ты был так хорош, что даже я поверил в собственную невинность.
— Да ладно тебе, Джейк. Правда всегда хорошо звучит, хоть в суде, хоть за его пределами. Я всего лишь описал того юношу, каким ты был до отъезда на запад. Помнишь, ты рассказывал мне в ту ночь, когда мы захватили Братт-Кроссинг и взорвали шахту?
Коби рассмеялся.
— Тут сэр Альберт слегка исказил факты. Я взорвал две шахты, а не одну.
— Ага. И теперь обе принадлежат тебе. Как же они тебя выследили, Джейк? Не могу поверить, чтобы ты проболтался… да и я не мог. Слишком многое стояло на кону.
Коби нахмурился.
— Этого я не знаю. И сыщик из агентства Пинкертона, которого отец пустил по моему следу, вряд ли мог проговориться. Джек точно молчал. Он был потрясен до глубины души, когда узнал, что натворил его сынишка-ангелочек… и предпочел все забыть. Даже с матерью не поделился.
В дверь постучали. Это был личный секретарь Коби с письмом в руке.
— Это пришло в вашу контору сегодня вечером, сэр, с пометкой «срочно», и его доставил сюда посыльный.
— Срочно, да? Подожди минуточку, Хендрик.
На конверте был американский штемпель. Коби прочел письмо с каменным лицом, но Профессор понял, что его друг взволнован.
— Письмо от моего давнишнего врага, — пояснил Коби. — Она организовала кражу в конторе Пинкертона.
Он не стал говорить Хендрику, что это Софи Мессингем, располневшая пожилая вдова, давно утратившая былую красоту, происки которой и привели к тому, что Коби был рожден вне брака.
«Мой дорогой родственничек, — писала она, — я знаю, что сейчас, когда ты читаешь мое письмо, тебе уже припомнили в зале суда твое грязное прошлое. Надеюсь, что если это не уничтожит тебя, то погубит твою репутацию. Если хочешь знать, кто тебя выдал, так это твоя обожаемая матушка Мариетта, которая, как и ты, отняла у меня то, чего я хотела.
Она сболтнула кузине Джулии, что Джек, твой отец, пустил по твоему следу агента Пинкертона после того, как ты затерялся на юго-западе в 1881 году. Впоследствии Джулия рассказала об этом мне. Как только я узнала, что ты судишься с моим старым другом сэром Рэтклиффом Хиниджем, я наняла людей, которые выкрали из конторы Пинкертона отчет о твоих похождениях. Хоть Мариетта и говорила Джулии, будто бы ты всего лишь путешествовал и занимался живописью после увольнения с шахты, я не могла в это поверить.
Я видела, каким ты стал после возвращения с запада — совершенно не похожим на глупого мальчишку, который так грубо отверг мои ласки. Что-то тебя изменило, и Джек скрыл это «что-то» от собственной жены.
Как же я смеялась, читая отчет! Если я и хотела расплатиться с тобой, то моя месть состоялась, когда я рассказала тебе историю твоего рождения. Но этого было мало, и отчет о твоих скандальных приключениях оказался для меня долгожданным призом.
К сожалению, половины свидетельств недоставало: записи, относящиеся к твоему пребыванию в Братт-Кроссинге, оказались уничтожены. Но и Сан-Мигеля хватит, если не для того, чтобы повесить тебя, то хотя бы для того, чтобы раз и навсегда уничтожить твою репутацию в обществе».
«Так бы и вышло, — мрачно подумал Коби, — если бы не Профессор… и Джек. Ведь именно Джек заплатил сыщику из агентства Пинкертона за уничтожение отчета. Но кое-какие свидетельства пришлось оставить, чтобы подтвердить работу агента… и ими оказались сведения о Сан-Мигеле, разложенные по папкам и дожидающиеся своего часа, словно мина замедленного действия».
Профессор не сводил с него глаз. Коби бросил ему письмо: он не мог сейчас говорить об этом. Оказывается, ненависть Софи, разгоревшаяся, когда Джек предпочел ей Мариетту, не угасла и за тридцать лет. А Коби, отказавшись стать ее любовником, невольно подлил масла в огонь. Да, поистине, ревность жестока, как смерть.
Профессор с сумрачным лицом вернул ему письмо.
— Сука. Зато понятно, кто снабдил Хиниджа деньгами. Знаешь, Джейк, имея двух таких врагов, ты должен быть очень осторожным…
— Снова предлагаешь мне поддержку, Профессор? Еще один повод для благодарности.
— Отблагодаришь меня, когда вынесут вердикт в твою пользу.
Коби выпил бренди одним глотком.
— Я знаю, каким будет вердикт. Сэр Рэтклифф проиграет. Сегодня ты утопил его. Присяжные не потерпят столь оскорбительных обвинений в адрес свидетеля, не подкрепленных доказательствами.
— Не думаю, что твой адвокат уверен в благополучном исходе, Джейк.
— Нет? — Коби вскинул брови. — Готов поспорить, Профессор, но не с тобой. Побереги свои деньги. Не хватало еще, чтобы меня обвинили в неблагодарности. Выпьем еще? За старые времена.
Они выпили снова, со смехом вспоминая былые дни. И если воспоминания Коби отдавали горечью, то он ничем не выдал этого ни перед другом, ни перед женой.
Сэр Рэтклифф тоже чувствовал, что проигрывает. Он жил в постоянном страхе. Три мертвых ребенка не выходили у него из головы. О, нет, это были не угрызения совести, а страх перед разоблачением.
Покровители от него отвернулись… одна лишь Софи Мессингем поддержала его, она и ее бездонный кошелек. Линфилд, его правая рука, его опора, исчез, а впоследствии в газетах сообщили, что его труп был выловлен из Темзы. Сразу после этого к нему явился дрожащий Мэйсон.
— Сначала Хоскинса убили, — проскулил он, — а теперь и Линфилда. Следующим буду я или вы. Линфилд говорил, что какая-то сволочь из высшего света натравила на нас Портера и полицию. Линфилд обещал прикончить полицейского, но кто-то прикончил его. Ему сломали шею, прежде чем бросить в реку. Я выхожу из игры.
Сэр Рэнфилд принялся спорить, и угрожал, и упрашивал. Но без Линфилда все было бесполезно. Да, он прекрасно знал, что это за «сволочь из высшего света», знал с тех пор, как написал письмо Софи Мессингем после возвращения из Маркендейла. А известие о преступном прошлом Гранта убедило его, что именно Грант преследовал его после убийства Лиззи Стил.
Теперь над ним висело две угрозы. Он боялся проиграть дело (а после лживых показаний этого подонка Ван Дьюзена шансов на победу у него почти не осталось) и еще сильней боялся, что полиция отыщет Мэйсона и выжмет из него признание.
Что ж, если это случится, винить за все надо подлого ублюдка Гранта. Сэр Рэтклифф поклялся отомстить ему, во что бы то ни стало. Он думал даже, что жена, эта чертова дура, сбежала от него из-за Гранта. Ее последние слова перед уходом не выходили у него из головы.
Сэр Рэтклифф поморщился. «Да, Грант заплатит за все. Если меня и повесят, то не просто так». Три мертвые девочки из трущоб ничего для него не значили.
Ночь перед окончанием судебного заседания Коби и Дина провели вместе. Как только они остались наедине, Дина спросила:
— Это правда, да? То, что говорил адвокат. А вы с мистером Ван Дьюзеном рассказывали сказки.
Коби уклончиво ответил:
— Вот завтра присяжные и решат, кто из нас лгал, а кто говорил правду.
Неожиданно Дина разозлилась.
— Не играй словами, Коби. Я слишком хорошо тебя знаю. — А затем добавила: — Та ванна была в борделе?
В первое мгновение Коби понять не мог, о чем она говорит, но затем вспомнил, как они любили друг друга в ванне, и свое последующее признание.
— Ох, Дина, Дина, ты меня удивляешь. Замечаешь даже то, что я считаю пустяками. Чем ты удивишь меня в следующий раз?
Дина чуть было не решилась рассказать ему о ребенке… но тень судебного решения еще висела над ними. «Завтра вечером, — подумала она, — мы сможем отпраздновать и порадоваться наедине».
С некоторой робостью она предложила:
— Коби, я могу чем-то тебе помочь? Знаешь ведь, все, что ты делал в Аризоне, ничего для меня не значит.
Он ответил, уткнувшись лицом ей в шею:
— Ничего, Дина. Просто оставайся Диной и все.
После этого они занялись любовью с такой нежностью, словно были фарфоровыми статуэтками и от резкого движения могли разбиться. Наслаждение было таким долгим и острым, что Дина почти сразу уснула.
Не удивительно, что во сне ей снова явился Коби. Он был очень молод, с длинными волосами, загорелым и заросшим щетиной лицом и яркими голубыми глазами, которые она узнала бы где угодно. Вокруг лежала пустыня, и горная цепь лиловела на фоне неба, такого же голубого, как его глаза. Он шел к ней, улыбаясь.
Дина была так рада увидеть его, что бросилась ему на шею и поцеловала, прежде чем спросить:
— А где же мистер Ван Дьюзен? То есть, Шульц.
— Там, — ответил он, указывая на долину, в которой разместился маленький городок. — Но что ты здесь делаешь, Дина, так далеко от дома?
— Это и есть мой дом, — ответила она. — Мой дом там, где ты. Об этом месте говорил сегодня сэр Альберт? Здесь ты взорвал поезд?
Он отстранился и повторил слова, которые говорил наяву:
— Ох, Дина, ты меня удивляешь.
Она указала на маленький городок.
— Отведи меня туда. Я хочу это видеть.
Коби покачал головой.
— Увы, хотя я и люблю тебя, но ничего не могу поделать. Здесь мне снова двадцать лет, а если я отведу тебя в Сан-Мигель, святилище изгоев, ты тоже станешь на десять лет моложе, а это не годится. Я слишком сильно люблю тебя.
Он признался ей в любви, и не один раз, а целых два! Хотя никогда не говорил этого наяву. Но как только Дина задумалась об этом, пустынный пейзаж начал таять, и сон прервался.
К утру его признание забылось; если бы Дина и вспомнила его слова, то не поверила бы им… ведь желания сбываются только во сне.
Зато Коби долго не смыкал глаз. Он нежно обнимал Дину и думал о Белите, впервые не чувствуя за собой вины.
Однажды Хендрик сказал ему, что он не Господь Бог, и не в его силах взвалить на плечи все беды мира.
Завтра, когда все закончится, он скажет Дине то, что должен был сказать давным-давно: что он искренне любит ее и никогда больше не подвергнет ее опасности, не станет рисковать ни ею, ни их отношениями. Наконец-то Коби Грант остепенится и заживет собственной жизнью.
И, наконец, уже проваливаясь в сон, он вспомнил Джека и Мариетту, которые любили его… и любят до сих пор. Теперь он горько сожалел о своем разрыве с ними, о том, что не только отверг их любовь, но и отказался признать их своими родителями. Нет, нельзя было доставлять Софи эту радость.
Так или иначе, придется помириться с ними, попытаться загладить десятилетнюю размолвку. Приняв решение, Коби почувствовал, какой камень свалился с его души, и уснул безмятежно, как не спал уже многие годы.
Письмо Софи Мессингем лежало в камине горкой серого пепла, который утром выметет служанка.
Зал суда был полон до отказа. Вошел судья, величественный в своем одеянии. Адвокаты, которые только что обменивались шутками в комнате для переодевания, вновь превратились в злейших врагов. Ответчики предвкушали победу. Лишь сэр Рэтклифф, чувствуя себе обреченным, смотрел с ненавистью на весь мир, и особенно на Джейкоба Гранта. Принц Уэльский отсутствовал… по уважительным причинам.
Уокер и его подчиненные застыли в ожидании: сегодня дело наверняка завершится, и они получат свою добычу.
Выступая с заключительным словом, оба адвоката превзошли самих себя. Сэр Альберт превозносил сэра Рэтклиффа до небес. О троих ответчиках он отозвался уважительно, зато Коби обозвал авантюристом. Он знал, что не сумеет изменить сложившееся у присяжных благоприятное мнение о мистере Ван Дьюзене, но сделал все, чтобы пробудить сомнения в его честности.
Свидетельства против сэра Рэтклиффа он назвал неубедительными и заявил, что понять не может, как принц Уэльский мог им поверить. По его мнению, подписанное признание является не доказательством вины сэра Рэтклиффа, а свидетельством его преданности принцу.
— Я молю вас, — обратился он к присяжным, — восстановите доброе имя сэра Рэтклиффа и позвольте ему продолжить политическую карьеру, так жестоко разрушенную этими ошибочными обвинениями.
К раздражению судьи, зрители с галерки, ничего не знающие о сэре Рэтклиффе, но считающие его жертвой принца Уэльского, принялись аплодировать в знак поддержки. Зрители, сидящие в первых рядах, хранили молчание.
— Тихо, — рявкнул лорд главный судья. — Здесь вам не театр и, — он сердито взглянул на сэра Альберта, — не мюзик-холл.
Сэр Дарси был сдержан и проявлял больше сожаления, чем гнева. Он предпочел не останавливаться на бессмысленных и ничем не подкрепленных обвинениях в адрес мистера Гранта (по его собственным словам), но сосредоточился на сильных сторонах позиции ответчиков. Мысль о том, что сэр Рэтклифф мог подписать документ ради спасения принца, он назвал «невиданным донкихотством».
Наконец, дошла очередь и до судьи.
Лорд Кольридж не оставил никаких сомнений в исходе дела. Он обрушился на сэра Альберта за личные нападки в адрес всех ответчиков, а особенно несчастного мистера Джекоба Гранта, который всего лишь исполнил долг чести, засвидетельствовав то, что видел собственными глазами.
— Скажу наконец, — заявил он, — что попытки очернить репутацию мистера Гранта были предприняты лишь потому, что его свидетельство оказалось решающим. Он американец, гость в нашей стране. Я надеюсь, что это бесстыдное обвинение, от которого доктор Ван Дьюзен не оставил и камня на камне, не отразится на его мнении о британской системе правосудия.
Сэр Альберт побагровел. Злые языки утверждали, что лорд главный судья и адвокат не ладят друг с другом, и судья воспользовался подвернувшейся возможностью, чтобы уязвить сэра Альберта.
Судья поддержал заявление сэра Дарси о том, что ни один разумный человек не станет губить свою репутацию ради кого бы то ни было.
— У вас, — обратился он к присяжным, — есть все основания полагать, что раз сэр Рэтклифф Хинидж поставил свою подпись под признанием, один этот факт является прямым и неоспоримым доказательством его виновности. Невозможно поверить, что невинный человек мог бы сам, намеренно, объявить себя бесчестным. Господа присяжные, решение за вами.
— Боже мой, — прошептал Кенилворт. — Им же нечего решать.
Присяжные удалились. Зрители начали вставать, потягиваться, ходить по залу. Дина помахала мужу впервые за всю неделю, пока шло заседание. Коби испытывал огромное облегчение. То, что началось с похищения Лиззи Стил, наконец-то завершится. В исходе дела он не сомневался.
Уокер тоже дожидался вынесения вердикта. Он собирался арестовать сэра Рэтклиффа на улице, при выходе из здания суда.
Неожиданно раздался гул голосов. И десяти минут не прошло, как присяжные объявили, что готовы огласить свое решение!
— Зря я ставку не сделал, — прошептал Рейни.
Коби не ответил. Он видел, что ни один из присяжных даже не взглянул в сторону сэра Рэтклиффа. Наконец-то Лиззи Стил и ее подруги по несчастью будут отомщены.
Он выиграл закулисную войну с сэром Рэтклиффом, но испытывал не торжество, а печаль. Та же печаль наполнила его сердце, когда он застрелил убийцу Белиты, потому что месть не вернет к жизни несчастных жертв, и три мертвых девочки останутся лежать в своих безымянных могилах.
В зале раздались крики и радостные возгласы. «Три благородных пэра» и Коби обменялись рукопожатиями. Галерка, настроенная против принца, безумствовала. Вокруг здания суда собрались любопытные. Известие о вынесенном вердикте дошло и туда, и крики, ликующие и возмущенные, свидетельствовали о настроениях толпы.
Дина и Виолетта бросились к Коби и Кенилворту.
— Я так рада, что все уже позади, — воскликнула Дина. — Теперь мы можем отпраздновать.
Коби обнял ее и прошептал ей на ухо:
— Я тоже, Дина. Когда приедем домой, скажем Джилсу, чтобы приготовил для нас ванну.
Он начал проталкиваться сквозь толпу. Большинство из присутствующих в суде были настроены дружелюбно, радостно приветствовали его и остальных ответчиков, хлопали по спине, протягивали ладони для рукопожатия. Только Хендрик Ван Дьюзен куда-то пропал.
Лорд Кенилворт схватил Коби за руку и с широкой улыбкой сказал:
— Ей-богу, Грант, только благодаря вам мы выиграли дело, а Ван Дьюзен добил Паркера, когда доказал, что обвинение против вас было сфабриковано.
Дагенхэм и Рейни закивали в знак согласия. Одна лишь Дина взглянула на Коби с иронией, прежде чем встать на цыпочки и чмокнуть его в щеку со словами:
— Внешность часто бывает обманчивой!
Пока ответчики праздновали победу, сэр Рэтклифф, на лице которого был написан ужас перед виселицей, стоял в нерешительности.
Только что к нему подошел адвокат и без прежней учтивости сказал:
— Один совет. Я узнал, что снаружи вас дожидается полиция с ордером на арест. Так что прежде чем выходить подождите несколько минут, пока толпа рассосется.
Сэр Рэтклифф кивнул и протянул адвокату руку, которую сэр Альберт отказался пожать. Он чувствовал на себе любопытные и враждебные взгляды. Вопли галерки и угроза ареста казались ему сном: решение присяжных означало, что его жизнь кончена. Он обречен.
Выйдя из здания на широкую лестницу, Коби обратился к Дине:
— Куда подевался Хендрик? Я хотел поблагодарить его. Ему мы обязаны победой.
— Аминь, — согласился Кенилворт. — Между нами, вы вдвоем и утопили сэра Рэтклиффа. А мы трое произвели жалкое впечатление.
Полицейские безуспешно пытались разогнать толпу, чтобы очистить проход к зданию суда.
Дина ответила:
— Мистер Ван Дьюзен поцеловал меня, когда огласили вердикт, а потом сказал, что у него важное дело, и что он вынужден сразу уйти. Он просил передать вам свои поздравления.
Неожиданно в дверях появился сэр Рэтклифф. Он видел Уокера и констеблей, дожидающихся его у подножия лестницы. Его не заметили, пока он сам не окликнул Коби.
— Эй, Грант! Эй, ты, взгляни на меня!
Коби оглянулся… и увидел своего врага, с пистолетом в руке, с искаженным от ненависти лицом.
— Грант, будь ты проклят, это ты погубил меня! Но тебе недолго осталось радоваться.
Звук выстрела, произведенного почти в упор и отбросившего Коби на ступеньки лестницы к ногам перепуганной Дины, был заглушен резким щелчком.
Сэр Рэтклифф, сбитый с ног вторым выстрелом, рухнул замертво у дверей суда.
Никто так и не понял, где находился второй стрелок.
Началось столпотворение. Зеваки с криками бросились врассыпную.
Уокер взбежал по лестнице, велел Бейтсу заняться сэром Рэтклиффом, а Алькотту — искать человека, который стрелял в Хиниджа, а сам склонился над упавшим мистером Дилли, надеясь, что какое-то чудо сможет его спасти.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мой любимый принц - Маршалл Паола

Разделы:
Пролог1 глава2 глава3 глава4 глава5 глава6 глава7 глава8 глава9 глава10 глава11 глава12 глава13 глава

Ваши комментарии
к роману Мой любимый принц - Маршалл Паола



Мало
Мой любимый принц - Маршалл Паолалена
6.01.2014, 22.39





Очень хороший роман!Не пойму для чего его разделили и почему вторая книга так называется.Советую,читайте.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаАнна.Г
13.12.2014, 13.49





Очень интересный роман.Читала с большим удовольствием. Перед его чтением прочитайте "Английский подснежник". почему-то роман разделен.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаСофи
1.02.2015, 22.45





Роман вызвал у меня массу эмоций, в основном отрицательных, единственное положительное-это чувства гл. героев, Дина и Коби мне очень понравились. Через весь роман проходит тема педофилии, изнасилования девочек и их убийства. Гл. герой пытается вывести подонка на чистую воду, но в конце его просто застрелили, ведь это же роман, неужели нельзя было бы придумать более страшную смерть, в жизни и так большинство преступников остаются безнаказанными. Моя оценка 5 баллов, это за то, что негодяй не поплатился за содеянное, раньше меньше 8-ми я никогда не ставила.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаТаня Д
12.03.2015, 13.32





Мне понравился роман,хотя жаль,конечно,что этого козла убили.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаТатьяна
15.05.2016, 15.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100