Читать онлайн Мой любимый принц, автора - Маршалл Паола, Раздел - Одиннадцатая глава в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой любимый принц - Маршалл Паола бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой любимый принц - Маршалл Паола - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой любимый принц - Маршалл Паола - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маршалл Паола

Мой любимый принц

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Одиннадцатая глава

Во время завтрака дворецкий доложил Коби о визите инспектора Уокера.
Коби отвел взгляд от тарелки с яичницей. За ночь к нему вернулись и силы, и аппетит. От вчерашней усталости не осталось и следа. Зато Дина с утра выглядела осунувшейся, словно его истощение передалось ей. Она согласилась позавтракать в постели, но отвергла предложение мужа не идти в суд и отдохнуть денечек.
— Я уверена, что сегодняшнее заседание окажется последним, Коби. Завтра идти будет некуда.
Уокер вошел с таким торжествующим видом, словно выиграл главный приз в подпольной лотерее.
— Спасибо, что согласились принять меня, мистер Грант. Я знаю, что вам нужно собраться с силами перед перекрестным допросом.
— Поэтому вы и пришли, инспектор? — сухо поинтересовался Коби и тут же спросил, — Вы завтракали? Если нет, приглашаю разделить со мной трапезу.
Уокер покачал головой.
— Я пришел сказать, что мы его раскололи… Мэйсона, то есть. Мы арестовали его три дня назад, и он запел, словно птичка. Скорее как козодой, чем канарейка, — и инспектор посмеялся собственной шутке. — Он утверждает, что его запугал «благородный баронет». Как вы и говорили, это сэр Рэтклифф убил Лиззи Стил. Линфилд помог ему избавиться от тела: он все время делал грязную работу, убирал за хозяином.
Он помолчал и коротко хохотнул.
— Вчера утром из Темзы выловили Линфилда, и поэтому Мэйсон стал таким разговорчивым. Похоже, он до смерти боялся Линфилда, а теперь успокоился. Он клялся могилой своей матери, что не убивал его.
Инспектор рассмеялся снова.
— Я сказал, что не верю ему, и он наговорил еще больше. На целую книгу наберется. Время, дату и место каждого убийства. Мы арестуем сэра Рэтклиффа после окончания процесса. Комиссар считает, что его надо хватать сразу, но сверху поступил приказ дождаться решения суда. Как вы думаете, мистер Грант, он победит?
Коби встал и налил кофе для себя и Уокера.
— Не думаю, но у меня есть странное предчувствие, что сегодня мне готовят сюрприз.
— Не страннее, чем ваше вчерашнее представление. Вы знаете, что я был в суде?
— Жена сказала. — Коби смотрел, как Уокер с нескрываемым удовольствием опустошает кофейную чашку.
— Милая молодая леди ваша жена. Должен признаться, я знаю о вас больше, чем следует… то же самое могут знать и остальные. Будьте осторожны хотя бы ради нее.
Значит, Уокеру нравится Дина.
Словно прочитав мысли Коби, Уокер добавил:
— Мне понравилось, как она заступилась за вас в Маркендейле. Набросилась на меня словно маленькая тигрица. Но хватит. Я собирался только предупредить вас о готовящемся аресте сэра Рэтклиффа. Думаю, теперь мы оба вздохнем свободнее. Ну, я пошел. Бейтс, небось, уже удивляется, куда я запропастился.
Коби протянул ему руку.
— Возможно, наши пути больше не пересекутся, инспектор. Спасибо за все, что вы сделали.
— Ну, я еще приду на ваше рождественское представление, — усмехнулся на прощание Уокер. — А сэр Рэтклифф уже не сможет.
Коби обдумывал слова Уокера и на пути в суд, и позже, когда его вызвали для перекрестного допроса. Итак, Уокер знает о нем слишком много, а значит, могут знать и остальные… к примеру, сэр Альберт, который смотрел на него, словно тигр на добычу.
Когда сэр Альберт приступил к перекрестному допросу, Коби напустил на себя скучающий вид.
— Я знаю, что вы называете себя Джейкобом Грантом.
— Да, это мое имя.
— Или одно из них.
«Ну-ну, — подумал Коби, — что у нас тут? И как быстро. Похоже, адвокат весьма самоуверен».
— Насколько мне известно, — вежливо ответил он, — я ничем не отличаюсь от большинства. У меня только одно имя.
После его ответа в зале раздался смех, и даже судья улыбнулся, но Коби пожалел об этом: ему не хотелось раздразнивать тигра.
— Конечно, — сказал адвокат. — Попробуем зайти с другой стороны. Разве при рождении вы не были наречены Джейкобом Персивалем, позже называли себя Джейкобом Грантом, а еще позже — Джейком-Попрыгунчиком Кобурном?
Коби и бровью не повел. Взгляд его голубых глаз был направлен не на сэра Альберта, а на Хендрика Ван Дьюзена, который слегка покачал головой. Впрочем, Коби знал, что его выдал не Хендрик… но кто же?
— Нет, — холодно произнес он. — Что касается последнего имени, вы ошибаетесь
— Нет, мистер Джейк-Попрыгунчик Кобурн, не думаю, что я ошибаюсь.
Адвокат Коби с возмущенным видом вскочил.
— Ваша честь, я не понимаю, зачем сэр Альберт задает эти вопросы. Они не имеют отношения к делу.
Зрители затаили дыхание. Мистер Ван Дьюзен взял Дину за руку и сжал ее ладонь.
— Мужайтесь, моя дорогая.
Судья ответил:
— Да, сэр Альберт. С какой целью вы расспрашиваете мистера Гранта о его имени?
Адвокат развел руками.
— Ваша честь, свидетельство мистера Гранта оказалось роковым для моего клиента. Его представили нам как преуспевающего американца из хорошей семьи, родственника американского посла. Его репутация считается незапятнанной. И все это, включая его удивительную память, сделало его главным свидетелем. Я пытаюсь доказать, что все это не так, что на его слово нельзя положиться, поскольку он всего лишь обычный преступник, и даже убийца, свидетельство которого ничего не доказывает. Он преследует моего клиента по личным причинам и стремится погубить его. Возможно, именно он и похитил фамильные драгоценности Хиниджей, когда гостил в Маркендейле.
Зал загудел. Приставы тщетно пытались утихомирить зрителей. Во время этой речи Коби сохранял на лице выражение полнейшего равнодушия. Сэр Рэтклифф подался вперед, в его взгляде читалась свирепая ярость. Наконец-то его смертельного врага загнали в угол!
Репортеры, забыв о приличиях, бросились вон из зала, чтобы как можно скорее передать в редакции эту скандальную новость.
Коби улыбнулся Дине. Он видел, что Виолетта пожирает его глазами. Все взгляды были направлены на него.
Судья сказал:
— Поскольку показания мистера Гранта оказались решающими, и его представили нам как честного и непредвзятого свидетеля, я позволяю вам продолжить, сэр Альберт. Но если я пойму, что ваши утверждения ничем не подкреплены, я сразу же вас остановлю.
— В таком случае с вашего разрешения, — и адвокат вновь повернулся к Коби.
Перед глазами Коби встали горы, лиловеющие на фоне блекло-голубого неба. Неужели его след был обнаружен в Братт-Кроссинге, где его избили до полусмерти за попытку помочь местным жителям?
Или в Сан-Мигеле, где Коби родился заново, превратившись в бандита, вора и, да, говоря словами сэра Альберта, в убийцу… хотя и убивал только ради спасения жизни или мести за отнятую жизнь. Лишь те, кто жил в тех диких местах, знают, какие поступки иногда приходится совершать для того, чтобы выжить. А он ведь выжил.
Вряд ли им удалось хоть что-нибудь узнать о нем в Братт-Кроссинге: ведь этот городок был заброшен вскоре после взрыва шахты, а его обитатели затерялись на бескрайних просторах американского запада.
— Ваша честь, — продолжал сэр Альберт. — У меня есть письменные показания Нью-Йоркских агентов, которые занимались расследованием прошлого мистера Гранта. Все они дали присягу перед прокурором округа. Я предоставляю эти свидетельства суду и, с вашего разрешения, задам мистеру Гранту несколько вопросов.
Сэр Дарси вскочил на ноги.
— Ваша честь, я возражаю. И я, и мистер Грант, впервые об этом слышим. Я прошу прервать заседание и позволить мне поговорить со своим клиентом.
Сэр Альберт попытался спорить, но судья остановил его.
— Да, сэр Дарси. У вас пятнадцать минут.
Оставшись с Коби наедине в маленьком кабинете, сэр Дарси спросил:
— Что все это значит, мистер Грант?
Коби беззаботно ответил:
— Как и вы, я теряюсь в догадках. Похоже, это лишь порожденная отчаянием попытка очернить мое имя, разрушить мою репутацию… и опровергнуть мое свидетельство.
— Значит, все это ложь?
— Что ж, правда в том, что около десяти лет тому назад я совершил двухгодичную поездку по юго-западу Америки, но что касается… как он сказал, мистера Джейка Кобурна или Джейка-Попрыгунчика? Я понятия не имею, о чем он говорит. Я работал горным инженером в местечке под названием Братт-Кроссинг в Аризоне. Там я прожил около полугода, но затем поссорился с управляющим из-за условий труда рабочих и уволился. После этого я долго путешествовал по пустыне и наслаждался ее первозданной красотой, прежде чем вернуться к цивилизации. А что касается бандита и убийцы, я вас умоляю, — и он с улыбкой развел руками. — Наверняка агенты сэра Рэтклиффа выдумали эту нелепую историю, чтобы доставить удовольствие своему нанимателю. Такое бывает.
— И это все?
— Мне жаль разочаровывать вас… и сэра Альберта. Правда, как всегда, скучна и заурядна.
— Кто-нибудь может подтвердить ваши слова? Я понимаю, что это маловероятно, поскольку прошло уже десять лет…
Коби улыбнулся еще раз. Он решил сделать ставку на мистера Ван Дьюзена.
— Что ж, сэр Дарси, к счастью, одним из гостей в Маркендейле оказался мой давнишний друг, американский финансист и политик, мистер Хендрик Ван Дьюзен, и он сейчас находится в зале суда.
И тут к сэру Дарси обратился один из его помощников.
— Мистер Ван Дьюзен передал вам записку, сэр Дарси, и ждет ответа.
«Значит, Хендрик все еще меня прикрывает и, без сомнения, вызвался выступить в роли свидетеля. Пора умолкать, а не то еще скажу что-нибудь лишнее, и наши с ним показания не совпадут».
Сэр Дарси торопливо прочитал записку.
— Я встречусь с ним сразу после разговора с мистером Грантом. У меня последний вопрос, сэр. Что он имел в виду, утверждая, будто у вас несколько имен?
— Ничего особенного, сэр. У меня есть убедительное объяснение, почему имя в моем свидетельстве о рождении не совпадает с именем, которое я ношу сейчас.
— И все?
— Этого будет достаточно.
Сэр Дарси вздохнул.
— До сих пор я был уверен в нашей победе. Ладно. Похоже, вас это мало трогает. Вы уверены, что вам нечего мне сказать? К примеру, о краже бриллиантов Хиниджа?
— Ах, это! Простая попытка облить меня грязью.
— Надеюсь, вы правы.
Один из помощников заметил:
— Время почти истекло, сэр Дарси. Если вы хотите встретиться с мистером Ван Дьюзеном…
— Можете возвращаться в зал, мистер Грант. Надеюсь, больше у сэра Альберта не будет для нас сюрпризов.
Коби тоже на это надеялся. Мистер Дилли и мистер Хорн остались в тени… но надолго ли?
Он вернулся в шумный зал и уселся рядом с лордом Кенилвортом, который склонился к нему и спросил:
— Что это за чертовщина, Грант?
— Понятия не имею, Кенилворт. У ищеек сэра Альберта слишком живое воображение… и я надеюсь это доказать.
Рейни заметил:
— Ну и интересная же у вас жизнь, Грант. — В его тоне не было насмешки, одно лишь одобрение.
Адвокат вернулся, и Коби вызвали снова.
— А теперь, мистер Грант, я собираюсь ознакомить вас с результатами расследования.
Коби кивнул.
— Начнем с вашего имени, мистер Грант. Вы, как я знаю, незаконнорожденный.
Все с тем же скучающим видом Коби поинтересовался:
— Это вопрос, милорд?
— Задавайте вопросы, сэр Альберт, — приказал судья.
— Верно ли, что вы незаконнорожденный, мистер Грант?
Ответ Коби был насквозь лживым. Подобно своему деду, Тому Дилхорну, на которого он был очень похож, Коби жил по собственным правилам, а общественная и человеческая мораль ничего для него не значили.
— Нет, сэр. Но я был усыновлен.
— Я это знаю, мистер Грант. По моим сведениям, вы незаконнорожденный и не имеете никаких прав на имя, которое носите. Это правда?
Коби взглянул на потолок, а затем обратился к судье.
— Я обязан отвечать, милорд?
— Да, мистер Грант, вам придется ответить.
— Хорошо, но ответ будет длинным. Моим отцом был Френк Персиваль, лейтенант армии северян. Он был женат на Джози Хенти, дочери фермера, и погиб до моего рождения. Моя мать умерла при родах. Так как других родственников у меня не было, меня взяла на воспитание старая тетка отца, служившая экономкой в доме покойного сенатора Хоупа. Его дочь, мисс Мариетта Хоуп, официально меня усыновила, а впоследствии вышла замуж за мистера Эйвори Гранта, героя Гражданской войны. Он настоял, чтобы я взял его имя. Через два года после его гибели под Фредериксбургом Мариетта вышла замуж повторно, и моим приемным отцом стал мистер Джон Дилхорн.
Он улыбнулся судье и адвокатам самой очаровательной из своих улыбок.
— Я понимаю, почему меня называют незаконнорожденным. Но мое свидетельство о рождении доказывает, что я выходец из почтенной семьи Персивалей, хотя и никогда не пользовался этим именем.
Сэр Альберт покачал головой.
— Это всего лишь ваше утверждение, мистер… э… Грант. Довожу до вашего сведения, что фактически вы являетесь незаконнорожденным сыном мистера Джона Дилхорна.
— Я счел бы это за честь, сэр, так как мистер Джон Дилхорн известен своим благородством, и я с гордостью назвал бы себя его сыном. К несчастью, я вынужден опровергнуть ваши слова.
— Надеюсь, вы не станете опровергать тот факт, что вы и мистер Джон Дилхорн находитесь в ссоре друг с другом, и что он отрекся от вас?
— Мы действительно редко видимся в последнее время. Но он от меня не отрекался, и мы не ссорились.
— Правда в том, что вы перестали видеться с вашими родителями и ушли из дома после того, как узнали о своем незаконном происхождении.
В зале установилась мертвая тишина. Сэр Дарси вскочил, но Коби опередил его.
Он повернулся к судье, и сказал без злости, но с таким видом, словно весь этот разговор смертельно ему наскучил.
— Ваша честь, это обычная сплетня, которую адвокат преподносит в качестве свидетельства. Я прошу вас избавить меня от этого.
Сэр Дарси поддержал его.
— Я тоже требую, чтобы сэр Альберт прекратил задавать эти вопросы, если у него нет доказательств.
Это было рискованное заявление, поскольку сэр Дарси не был уверен в искренности своего клиента.
— Я соглашаюсь с вашим требованием, сэр Дарси. Продолжайте, сэр Альберт. Вам придется прекратить эту линию допроса, если у вас нет документального подтверждения ваших слов.
— Документального подтверждения нет, ваша честь, но весь мир знает…
— Достаточно, сэр Альберт. Продолжайте.
— В таком случае, мистер… э… Грант, я вынужден спросить, где вы находились с 1880 по 1882 год?
— На юго-западе Америки в Аризоне. По-моему, пару раз я заезжал и в Нью-Мексико.
Коби производил впечатление истинного джентльмена, которому докучает невежа и грубиян.
— В этот промежуток времени вы жили в окрестностях Сан-Мигеля?
— Нет, сэр.
— Я располагаю другой информацией. Являлись ли вы членом банды под предводительством печально известного Блейка Андервуда, впоследствии повешенного за свои преступления?
— Нет, сэр.
— Мне сообщили, что являлись. Что вы носили имя Джейка-Попрыгунчика Кобурна, что вы ограбили несколько банков, взорвали поезд и шахту в Сан-Мигеле, убили четверых человек, одного из них прямо на шлюхе в борделе…
Поднялся шум. Единственным спокойным человеком в зале оставался мистер Джейкоб Грант. Принц Уэльский склонился к Херви Бьючампу и что-то торопливо зашептал ему на ухо. Серый человечек покачал головой.
Как только порядок был восстановлен, судья возмущенно заявил:
— Вы здесь не для того, чтобы произносить речи, сэр Альберт.
— Прошу прощения, ваша честь. Правда ли, мистер Грант, что вы были членом банды Блейка Андервуда?
— Я не был членом банды, а всего лишь путешествовал и делал зарисовки. Хочу напомнить, что я едва достиг совершеннолетия и не годился в бандиты.
Он с победоносной улыбкой обвел взглядом зал суда.
— Никогда бы не подумал, что о моих каникулах, проведенных на юго-западе Америки, неожиданно вспомнят во время судебного разбирательства в Лондоне, иначе я привез бы с собой пачку письменных показаний, подтверждающих мои действия…
— Мистер Грант, — прогремел голос судьи. — Я обвиню вас в неуважении к суду, если вы еще раз произнесете подобную речь.
— Прошу прощения, милорд, — вежливо ответил Коби. — Гнев заставил меня забыться. Обещаю больше этого не делать.
— Вижу, сэр Альберт, что и эта линия допроса ничего вам не принесла. Я сразу же вас остановлю, если вы и на этот раз позволите себе голословные утверждения.
— Да, ваша честь. Итак, мистер Грант, вы отрицаете, что взорвали поезд с целью ограбления?
— Да, отрицаю.
Неожиданно Коби вспомнил, как они с Андервудом плясали от радости при виде взлетевшего на воздух поезда, окутанного клубами дыма. Он не удержался от улыбки. Адвокат сразу же набросился на него.
— Мысль о взрыве поезда кажется вам забавной, мистер Грант?
— А вам нет, мистер адвокат? Все мы в душе остаемся мальчишками.
Раздался взрыв хохота. Смеялся даже принц Уэльский. Сэр Дарси, составивший собственное мнение о предполагаемой бандитской карьере мистер Гранта, решил, что подобного хладнокровия он еще не встречал. «Боже мой, — подумал он, — при всей своей ангельской внешности этот человек способен на все».
Впрочем, эта мысль не помешала ему выразить протест.
Лорд Кольридж, повеселившийся не меньше, чем любой из зрителей, сурово заявил:
— Я согласен с вами, сэр Дарси. Вам придется прекратить эти вопросы, сэр Альберт. Вы пытаетесь очернить репутацию свидетеля, не имея веских доказательств.
Сэр Альберт схватил пачку бумаг и потряс ими, намереваясь продолжить.
— Вы слышали мое распоряжение, сэр Альберт. Я считаю неуместным принимать в расчет письменные показания о событиях десятилетней давности, тем более что эти показания присланы из-за рубежа и их подлинность сомнительна. Суд должен учитывать факты, которые непосредственно относятся к делу, а не события, которые происходили или могли происходить много лет назад.
— Ваша честь, — начал сэр Альберт, но настаивать не осмелился. Оставалось надеяться, что на присяжных произвели впечатление его намеки о преступном прошлом мистера Гранта.
— Вы слышали меня, сэр Альберт. Мне не хотелось бы прибегать к взысканиям.
— Хорошо, ваша честь. Мистер Грант, я вынужден задать вам вопрос о краже бриллиантов Хиниджа…
— Сэр Альберт! — повысил голос судья. — Не понимаю, какое это имеет отношение к игре в баккара в Маркендейле. Насколько мне известно, Скотланд-Ярд продолжает расследование, и пока еще никому не было предъявлено обвинение. Вам придется воздержаться и от этого вопроса. Задавайте вопросы по существу.
— Как угодно вашей светлости, — поклонился сэр Альберт.
После этого сэр Альберт еще раз расспросил Коби о событиях в Маркендейле. Он с самого начала знал, что больше ничего не добьется.
Сэр Дарси поднялся для повторного допроса. Он был краток.
— Мистер Грант, правдивы ли обвинения, касающиеся вашего прошлого, которые были предъявлены вам сегодня утром?
— Нет, сэр.
— Вы подтверждаете ваше свидетельство о том, что сэр Рэтклифф жульничал во время игры в баккара?
— Да, сэр.
Во время перерыва сэр Дарси снова встретился с Коби в маленьком кабинете.
— Вы отлично держались, мистер Грант. Были даже слишком спокойны.
Коби кивнул.
— Это мне свойственно, сэр.
— Я вижу. Полагаю, сенсационные разоблачения сэра Альберта вряд ли ему помогут.
Коби улыбнулся и веселым голосом ответил:
— Мистеру Кобурну можно позавидовать, не так ли? Какие приключения… бордели, ограбленные банки, убийства, взорванные шахты и поезда! Вам не кажется, что ваш противник начитался бульварных романов?
— Я думаю, что мой противник в отчаянии, мистер Грант, а его агенты в Нью-Йорке стремились предоставить ему хоть какие-то сведения… щедро оплаченные сэром Рэтклиффом. И это еще одна загадка, поскольку сэр Рэтклифф находится на грани банкротства.
Виолетта поделилась с Диной впечатлениями:
— Я уверена, что все это чистая правда. Что за человек, этот твой Аполлон! Убить своего врага на… падшем создании… кажется, так этих женщин называют в Штатах.
Дина вспомнила рассказ Коби об убийстве женщины, которую он любил. Он мстил за нее? Как и Виолетта, она готова была поверить во все что угодно. К тому же она слишком хорошо помнила свои сны, в которых Коби являлся ей в странной одежде и с шестизарядным револьвером в руке.
«Внешность часто бывает обманчивой», — говорил он. Что ж, его внешность действительно обманчива. Он совершенно не похож на молодого бандита из дикой страны.
Она не единственная думала об этом. Как ни странно, сообщение о том, чем Грант мог заниматься десять лет назад, совершенно не повредило его репутации. Оставалось надеяться (как сказала Виолетта Кенилворту во время перерыва), что среди присяжных не так уж много баптистов и методистов, испытывающих священный ужас при одном упоминании борделя!
Заседание продолжилось. Коби занял свое место между Кенилвортом и Дагенхэмом. Сэр Дарси склонился над своими бумагами и что-то сказал помощнику. Что дальше? Коби взглянул на Дину и только теперь увидел, что место Хендрика Ван Дьюзена опустело.
Вот оно! Сэр Дарси собирается вызвать Профессора! Коби украдкой усмехнулся.
— Я намерен пригласить еще одного свидетеля, ваша честь, — произнес сэр Дарси. — Здесь поднимался вопрос о прошлом мистера Гранта. Я желаю прояснить обстоятельства, вызвав для дачи показаний мистера Хендрика Ван Дьюзена.
— Хорошо, сэр Дарси. Поскольку была затронута репутация вашего клиента, я даю разрешение.
— Хендрик Ван Дьюзен, — объявил пристав.
Вышел мистер Ван Дьюзен. Он был так широк в плечах, что даже при шестифутовом росте его фигура выглядела квадратной. Его мясистое лицо было покрыто коричневым загаром. Он казался воплощением респектабельного американского горожанина средних лет.
Зрители зашептались. Кто такой этот мистер Ван Дьюзен? Какова его роль в драме, которая разыгрывалась у них на глазах? Скоро они это узнают.
— Ваше имя, сэр?
Профессор с готовностью ответил:
— Я Хендрик Ван Дьюзен, американский гражданин.
— Итак, мистер Ван Дьюзен…
Профессор со смущенным видом перебил сэра Дарси:
— Наверное, я должен заметить, что было бы правильнее называть меня доктором Ван Дьюзеном.
— Значит, вы врач?
— Нет, к сожалению. — В поведении Профессора появилась некоторая рассеянность, свойственная ученым. — Я доктор философии, которому посчастливилось быть философом. Но я редко пользуюсь этим титулом, — добавил он с еще более скромным видом.
— То есть, я могу называть вас мистером Ван Дьюзеном.
— Конечно. Как вам будет угодно.
Этот вежливый диалог вызвал улыбки на лицах зрителей. Судья окинул зал гневным взглядом, и волнение улеглось. Несколько дам, в их числе Виолетта Кенилворт, направили на Профессора свои лорнеты. Ван Дьюзен пожалел, что не может им помахать.
— Какова ваша профессия, мистер Ван Дьюзен?
— Что ж, часть своей жизни я посвятил науке… преподавал философию в Гарвардском университете. Сейчас я банкир и собираюсь выдвигаться в Сенат от штата Иллинойс на следующих выборах.
По залу прошел шепоток. Коби искренне веселился. Так вот кем был Профессор до того, как оказался на юго-западе! Прозвище, данное ему бандитами, оказалось пророческим.
Сэр Дарси продолжил:
— Я знаю, что во время рассматриваемых событий вы находились в Маркендейле.
— Да. Меня представил хозяину дома лорду Кенилворту мой друг мистер Коби Грант весной этого года. Оказалось, что у нас много общих интересов.
— Ваш друг, мистер Коби, то есть, Джейкоб Грант. Вы давно его знаете?
После недолгого раздумья мистер Ван Дьюзен сказал:
— Около десяти лет, по-моему.
— Где состоялась ваша первая встреча с мистером Грантом?
Мистер Ван Дьюзен ответил не сразу. Он достал очки в позолоченной оправе, надел их и внимательно взглянул на адвоката.
— Вы слышали мой вопрос, мистер Ван Дьюзен?
— Ах, да, конечно. Простите, мое зрение уже не то, что раньше. — Он помолчал и с задумчивым видом произнес: — Впервые я повстречал мистера Гранта в маленьком салуне в Аризоне. Название города я запамятовал.
— Маленький салун в Аризоне. Что вы там делали, мистер Ван Дьюзен?

— Преподавательская работа утомила меня. Я переживал кризис среднего возраста. Хорас Грили

type="note" l:href="#FbAutId_4">[4]
сказал: «Иди на Запад, юноша». Я был уже не юношей, но отправился на запад, чтобы увидеть эту легендарную землю.
На его глазах выступили слезы. Он моргнул, снял очки и протер стекла.
— Вы встретились с мистером Грантом в Аризоне. Хорошо ли вы помните вашу встречу? Почему вы стали друзьями?
— Как сейчас помню, сэр. А как же иначе? Я не ожидал встретить подобное создание в тех диких краях. Он был таким неженкой, новичком, горожанином. Вам знакомы эти слова, сэр? Они означают наивность. Мне стало жаль его. Он был так одинок, этот ангелочек, едва достигший совершеннолетия. Он нуждался в защитнике, в отце. И я на время заменил ему отца. Мы играли в шахматы.
Ван Дьюзен улыбнулся Коби и добавил:
— И он почти всегда проигрывал!
Это была такая откровенная ложь, что Коби еле удержался от смеха.
— Вы предложили ему помощь. В чем эта помощь выражалась?
— Я уже привык к западному образу жизни и помог ему освоиться. Он был слишком цивилизованным. Я научил его стрелять из винтовки, играть в покер.
— То есть, он не был бандитом, когда вы его встретили?
— Бандитом! — Мистер Ван Дьюзен рассмеялся. — О, нет. Это был законопослушный молодой человек. Очень образованный. Я помню, как мы беседовали с ним о Шекспире. Как приятно было встретить в этой глуши любителя хорошей литературы. — Он помолчал. — Я описал все это в моей книге.
— В вашей книге, мистер Ван Дьюзен? Вы написали книгу о своем путешествии?
— О, да. «Горожанин отправляется на запад». В ней упоминается и мистер Грант. Вы должны понимать, что встреча с ним стала для меня глотком воды в пустыне. Никто в этом зале не сказал о том, что он за человек — эрудированный, образованный, остроумный. Я могу привести цитату из своей книги. У меня хорошая память… хотя и не такая, как у мистера Гранта.
— Нет необходимости, — ответил судья. — Хотя книга может послужить доказательством, если у вас найдется при себе экземпляр.
— О, да, милорд. Завтра я принесу ее в суд.
Сэр Дарси продолжил. Сходство мистера Ван Дьюзена с классическим образом рассеянного ученого оказалось таким разительным, что даже Коби готов был ему поверить!
— Чем занимался мистер Грант, когда вы его встретили?
— Живописью и рисунком. У него и мольберт был с собой. Еще один признак пижона.
Он повернулся и обратился к судье, уже готовому задать вопрос.
— Это западное словечко, милорд, означающее невинность. Вы должны понимать, что все эти мужланы с запада потешались над ним. Один из этих грубых парней даже имел наглость называть его хорошеньким маленьким Коби! Если сначала все это меня расстраивало, то позже я понял, почему мой юный друг стал объектом насмешек. Он берег свою невинность. Такое не часто встретишь на западе.
В зале снова прогремел взрыв хохота. И громче всех смеялся мистер Джейкоб Грант.
— Сколько времени вы провели вместе, мистер Ван Дьюзен?
— Около четырнадцати месяцев.
— Каким именем он пользовался?
Мистер Ван Дьюзен изобразил удивление.
— Своим собственным, конечно. Он представился мне как Джейкоб Грант.
— Называл ли он себя когда-либо Джейком Кобурном?
— Нет.
— Возможно, после вашего отъезда?
— Мы уехали с запада вместе, и на этом наши приключения завершились. — Очки мистера Ван Дьюзена снова покрылись влагой, он снял их и протер.
— Я повторяю вопрос: ни сам он, ни кто-либо другой никогда не называл его Джейком Кобурном?
— Нет, сэр. — Он задумался на мгновение. — Но мне знакомо это имя. Так звали бандита, юнца с очень дурной репутацией, совершенно не похожего на мистера Гранта. Его слава оказалась недолгой… как и у многих других.
— Значит, это не мистер Грант.
— Боже упаси. Это же полная чушь. Бандит, знающий наизусть почти всего Шекспира! — Ван Дьюзен покачал головой. — Он помогал мне скрашивать долгие вечера в пустыне. Особенно когда выхаживал меня после тяжелого приступа лихорадки. Я обязан ему жизнью, милорд.
«Вот как он называет две пули в спине», — подумал Коби.
— Приходилось ли вам посещать местечко Сан-Мигель в штате Нью-Мексико?
— Нет, сэр.
— Значит, при вас он поезда не взрывал?
Мистер Ван Дьюзен позволил себе сдержанно рассмеяться.
— Он был слишком занят рисованием и повышением своего образовательного уровня. Я тешу себя мыслью, что знакомство со мной помогло ему в начале его карьеры.
Сэр Дарси собирался задать очередной вопрос, но судья его опередил:
— Я считаю, сэр Дарси, что этого достаточно. Мистер Ван Дьюзен находился на западе вместе с мистером Грантом и подтвердил, что на протяжении этого времени мистер Грант не называл себя мистером Джейком Кобурном и не посещал… местечко… Сан-Мигель. Дальнейшие вопросы излишни.
— Одну минуту, милорд. Я хотел бы задать мистеру Ван Дьюзену вопрос об игре в баккара.
Судья кивнул. Сэр Дарси был краток.
— Вы присутствовали на игре в баккара, которая стала предметом нашего обсуждения?
— Да.
— Что вы думаете о виновности сэра Рэтклиффа?
— О, — сокрушенно произнес мистер Ван Дьюзен. — Я не сомневаюсь, что он жульничал. На западе за это бьют канделябрами.
Зал взорвался снова. Мистер Ван Дьюзен определенно пользовался успехом у зрителей.
— Благодарю вас, мистер Ван Дьюзен, у меня все.
Мистер Ван Дьюзен с рассеянной улыбкой начал спускаться в зал. Судья остановил его.
— Одну минуту, сэр. Вас желает допросить сэр Альберт.
— Ах, да. Прошу прощения. Я думал, со мной покончено.
На самом деле покончено было с сэром Альбертом. Мистер Ван Дьюзен оставался тверд, как скала. Во время перекрестного допроса сэр Альберт, доведенный до белого каления его постоянными манипуляциями с очками, наклонился вперед и спросил:
— В своих показаниях вы называли мистера Гранта наивным. Знаете ли вы о стремительной карьере мистера Гранта в деловом мире Соединенных Штатов? И вы по-прежнему считаете его наивным?
— Я называл его наивным по западным меркам. Моим мнением относительно его карьеры на восточном побережье никто не интересовался.
— Что ж, меня интересует ваше мнение, мистер Ван Дьюзен.
Очки были сняты, протерты и вновь водружены на нос. Сэр Альберт глубоко вздохнул, собрался что-то сказать, но воздержался. Его противник оказался таким же скользким типом, как и мистер Грант, а это о чем-то да говорило!
— Я банкир, сэр, — ответил Профессор. — Мое восхищение карьерой мистера Гранта поистине безгранично!
Все усилия оказались напрасны. На этот раз мистер Ван Дьюзен терпеливо дождался позволения вернуться в зал. Судья объявил перерыв до завтра. Уокеру и его подчиненным пришлось уйти с пустыми руками.
— Завтра будет объявлено окончательное решение, — закончил судья.
В комнате для переодевания сэр Альберт обратился к своему коллеге:
— А ведь ваш клиент лгал.
— О, нет. Мистер Коби Грант чист, как стеклышко.
— Я заметил. И его ученый друг тоже.
— А вы способны доказать обратное? — огрызнулся сэр Дарси. — Судья дал вам слишком много воли во время перекрестного допроса. Вы пытались очернить его репутацию, не имея никаких доказательств.
— И мне это удалось, — улыбнулся сэр Альберт.
— Ненадолго, дружище, ненадолго.
— Признаться, вашему клиенту наглости не занимать. Ну, вылитый дядя, сэр Алан. Снаружи — само очарование, и стальной стержень внутри.
Сэр Дарси улыбнулся.
— По-моему, он доказал, что сплетни о его родстве с Дилхорнами лгут.
— Так он соврет, и глазом не моргнет.
— Хитрый ублюдок, тут я с вами согласен, — рассмеялся сэр Дарси.
— И принц ему покровительствует. С чего бы это?
Сэр Дарси честно ответил, что не знает. Выходя из комнаты, он предложил:
— Хотите пари, каким будет вердикт?
Сэр Альберт улыбнулся.
— Не сейчас. Все зависит от того, сколько в жюри методистов.
То же самое говорила утром и Виолетта Кенилворт.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мой любимый принц - Маршалл Паола

Разделы:
Пролог1 глава2 глава3 глава4 глава5 глава6 глава7 глава8 глава9 глава10 глава11 глава12 глава13 глава

Ваши комментарии
к роману Мой любимый принц - Маршалл Паола



Мало
Мой любимый принц - Маршалл Паолалена
6.01.2014, 22.39





Очень хороший роман!Не пойму для чего его разделили и почему вторая книга так называется.Советую,читайте.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаАнна.Г
13.12.2014, 13.49





Очень интересный роман.Читала с большим удовольствием. Перед его чтением прочитайте "Английский подснежник". почему-то роман разделен.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаСофи
1.02.2015, 22.45





Роман вызвал у меня массу эмоций, в основном отрицательных, единственное положительное-это чувства гл. героев, Дина и Коби мне очень понравились. Через весь роман проходит тема педофилии, изнасилования девочек и их убийства. Гл. герой пытается вывести подонка на чистую воду, но в конце его просто застрелили, ведь это же роман, неужели нельзя было бы придумать более страшную смерть, в жизни и так большинство преступников остаются безнаказанными. Моя оценка 5 баллов, это за то, что негодяй не поплатился за содеянное, раньше меньше 8-ми я никогда не ставила.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаТаня Д
12.03.2015, 13.32





Мне понравился роман,хотя жаль,конечно,что этого козла убили.
Мой любимый принц - Маршалл ПаолаТатьяна
15.05.2016, 15.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100