Читать онлайн Королевское предложение, автора - Маршалл Паола, Раздел - Глава вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королевское предложение - Маршалл Паола бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королевское предложение - Маршалл Паола - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королевское предложение - Маршалл Паола - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маршалл Паола

Королевское предложение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава вторая

– Ты какая-то притихшая, Джорджина. Что-нибудь случилось?
После ужина поиграли в карты, а когда дети ушли спать, Каро расположилась, по своему обыкновению на софе с книгой в руках.
Джорджина чинила платьице кукле, разорванное мопсом Кассиусом в один из редких приступов живости. Большую же часть времени он дремал, как и его хозяйка.
Не дождавшись ответа, Каро возмутилась:
– Не могла бы ты быть повежливее и ответить, если тебя спрашивают?
Джорджи вытащила изо рта булавки.
– Прости, Я сегодня какая-то рассеянная. – Она думала, как рассказать о встрече с Джесмондом Фицроем. Следовало сделать это сразу, когда они вернулись из парка, но Каро была целиком поглощена собой. Дети пытались рассказать матери о незнакомце, но она от них отмахнулась.
Каро, очевидно, заметила выражение озабоченности на лице Джорджи.
– Надеюсь, ты не простыла, а то я боюсь заразиться. Доктор Медоуз все время повторяет, что при таком слабом здоровье мне надо держаться подальше от больных.
– Нет, я не простыла. Дело в том, что, когда мы играли в крикет на лужайке, появился наследник мисс Джесмонд.
Каро рывком села.
– И ты говоришь об этом только сейчас! – рассердилась она. – Знаешь, Джорджина, это просто непорядочно с твоей стороны. В Нетертоне так мало событий, а когда что-то происходит, ты непременно норовишь скрыть это от меня.
– Ты преувеличиваешь, Каро, – улыбнулась Джорджи. – Прошло всего три часа.
Возразить было нечего, и Каро несколько спокойнее спросила:
– Это о нем болтали Гас и Энни?
– Да, конечно. Его зовут Джесмонд Фицрой, он внучатый племянник мисс Джесмонд.
– А как он выглядит? Сколько ему лет?
Он истинный джентльмен?
Джорджи припомнила встречу.
– Совершенный.
– И это все? – возмутилась Каро. – Ты могла бы сказать, по крайней мере, старый он или молодой?
– Ему лет за тридцать. Он красавец. Блондин. Высокий.
– А он не говорил, женат он или нет? – В голосе Каро звучало необычное для нее оживление, что несколько удивило Джорджи.
– Мы разговаривали недолго, и я его ни о чем не расспрашивала. Предложил нам и дальше играть в крикет на лугу, но думаю, мы не должны этого делать.
– Разве можно отказываться от столь любезного приглашения? Привлекательный молодой человек, возможно неженатый, – ценное приобретение для Нетертона! Интересно, какое у него состояние… Надо непременно пригласить его на ужин. Тебе следует нанести ему визит вежливости. – В голосе Каро зазвучало беспокойство. – А он обратил внимание на твои брюки? Говорила тебе не надевать их!
Ответ Джорджи прозвучал сухо: – Он не мог не заметить. Но если я поеду с визитом, то непременно надену юбку.
– Почему «если»? Ты же ничем особенным не занята! Я просто изнываю от скуки, и мне доставит удовольствие протянуть ему руку дружбы раньше, чем это сделает миссис Боулби. Она в последнее время задирает нос. Как будто я уже не миссис Джон Памфрет, хозяйка Памфрет-холла!
– Хорошо. – Джорджи внутренне поежилась при мысли о визите. – Но если так необходимо поставить на место миссис Боулби, почему бы тебе не собраться с силами и не поехать с визитом самой? Каро страдальчески вздохнула. – Ты прекрасно знаешь, Джорджи, почему я почти не выхожу из дома. Это требует от меня слишком больших усилий. Доктор Медоуз советует не переутомляться. А ты любишь общаться с людьми.
Только не с Джесмондом Фицроем, мысленно возразила Джорджи. И кто мог подумать, что Каро так заинтересуется новым соседом? Но вдруг ее осенило: Каро всего тридцать лет, но после гибели мужа мужчин, достойных руки миссис Джон Памфрет, без сомнения, можно было пересчитать по пальцам. Ей ничего не оставалось, как лежать на софе.
От этой мысли Джорджи почему-то поежилась. Ну да ладно, твердо сказала она себе, из них может получиться прекрасная пара, особенно если они будут едины в порицании ее, Джорджи, поведения.
Каро между тем продолжала говорить. – Итак, решено, – донеслось до ушей Джорджи. – Завтра же с утра поедешь к нему, чтобы успеть, пока весь Нетертон не выстроился в очередь у его дверей. – Каро откинулась на подушки. – И не забудь пригласить мистера Фицроя – и его жену, если таковая имеется, – к нам на ужин.
Но Джорджи уже надумала: наутро она пошлет в Джесмонд-хауз лакея с приглашением на ужин в пятницу, то есть через два дня, чтобы дать мистеру Фицрою время отдохнуть.
Нетертон, по сути, большая деревня, решил называться городом. В нем имелось несколько неплохих магазинчиков, две гостиницы, банк, и, хотя городок не был настоящим курортом, он располагал приличными залами для ассамблей, где можно было выпить чистой и полезной для здоровья воды из источника святой Анны. Здесь же устраивались балы и – два раза в неделю – чаепития с пирожными под звуки струнного квартета.
В Нетертоне редко объявлялись посланцы из внешнего мира, потому весть о прибытии наследника мисс Джесмонд вызвала необычайное оживление среди местных дам. Не оставили этот факт без внимания и мужчины, которые, впрочем, были более сдержанны.
На следующий день после стычки Джорджи с Джессом миссис Боулби сидела в своей гостиной в окружении ближайших подруг и приживалок. Говорили о прибытии нового владельца Джесмонд-хауза, которое привело хозяйку в чрезвычайное возбуждение.
– Ты уверена Летиция? Он действительно приехал? – обратилась она к бедной родственнице жившей у нее на правах компаньонки. – Представляешь, как глупо я буду выглядеть, если заявлюсь с визитом в пустой дом, какими глазами посмотрит на меня болван дворецкий?!
– Я точно знаю, что он приехал, – уверила мисс Летиция Маркхэм. – Тамошняя кухарка сказка, что он уже два дня как приехал, но не хотел, чтобы это стало известно всем. Об увольнении дворецкого и речи нет. Напротив он нанял всех слуг, что там были. Боюсь Мария, вам придется с этим смириться.
Шпильки, которые бедная мисс Летиция подпускала своей хозяйке, были из тех маленьких удовольствий, которые она могла себе позволить в безрадостной жизни при богатой родственнице. Впрочем, единственным выражением родства было обращение хозяйки к ней по имени.
– Он просто глупец! – воскликнула миссис Боулби. – Ему представлялся прекрасный случай выбросить все старье. Ты узнала что-нибудь о нем?
Мисс Летиция заулыбалась.
– Кое-что. Зовут его Джесмонд, фамилия Фицрой. Он внучатый племянник мисс Джесмонд и живал у нее в детстве. Он холост. Есть ли у него родственники и состояние, об этом наша кухарка не знает.
– Хм-м, Фицрой, – хмыкнула старая мисс Уолтон из Уолтон-корта. – Странная фамилия… Лет двадцать с лишком назад к мисс Джесмонд приезжал мальчишка с такой фамилией.
– Она означает «сын короля»,
type="note" l:href="#n_2">[2]
– важно произнесла миссис Боулби. – Возможно, восходит к Средним векам.
– Как романтично, – выдохнула миссис Фирт, чей род брал начало со времен королевы Елизаветы.
Ну а Летиция в который раз подумала, что все это ничего не значит, потому что все мы происходим от Адама и Евы. Впрочем, свои бунтарские мысли она держала при себе.
– Миссис Памфрет пригласила мистера Фицроя на ужин, и приглашение было с благодарностью принято, – с простодушной миной сообщила Летиция.
– Кто бы мог подумать, что эта немочь разовьет такую деятельность! Но больше всего меня удивляет, – добавила миссис Боулби, – почему слуги узнают обо всем раньше всех.
– А кроме мистера Фицроя миссис Памфрет кого-нибудь еще пригласила? – спросила мисс Уолтон, обводя взглядом присутствующих. Никто из них приглашен не был. Миссис Боулби презрительно фыркнула.
– Уж будьте уверены, она постарается не выпустить его из своих рук. Я нисколько не удивлюсь, если окажется, что он единственный приглашенный.
Миссис Боулби понимала, что роль первой леди Нетертона, которую она присвоила, пользуясь тем, что Каро Памфрет удалилась от общества, перестанет ей принадлежать, стоит только Каро покинуть свою софу.
Она уже собиралась, было отпустить что-нибудь более язвительное в адрес Памфретов, когда появившийся в дверях дворецкий объявил:
– Миссис Чарлз Херрон.
Вошла Джорджи в прогулочном платье цвета молодой листвы, прекрасно оттеняющем ее рыжеватые волосы и зеленые глаза.
Она не испытывала ни малейшего желания идти к миссис Боулби, которая была ей крайне неприятна, однако, уклонившись от визита к мистеру Фицрою, чтобы пригласить его на ужин, согласилась посетить миссис Боулби.
– Послушаешь, что говорят о нашем соседе, – оживленно напутствовала Каро, провожая ее до двери. – Ведь кухарки миссис Боулби и мистера Джесмонда – родные сестры, ты, верно, знаешь.
Джорджи слышала об этом впервые и с невеселой усмешкой подумала о мелочных интересах провинциальной жизни, крутящихся вокруг сплетен и слухов. Сама она благодаря браку с ученым, игравшим видную роль в академической жизни Оксфордского университета, попала в совершенно иное общество. Правда, держалась она в тени мужа, но считала это вполне справедливым.
Как бы там ни было, сейчас, ради Каро, она улыбалась миссис Боулби, всем своим видом убеждая, что всю жизнь мечтала сидеть у нее в гостиной, пить жидкий чай и болтать об отсутствующих соседках.
Миссис Боулби не замедлила перейти в наступление:
– Я узнала, что миссис Памфрет уже успела пригласить нашего нового соседа на ужин. Могу я поинтересоваться, вы с ним виделись, миссис Херрон?
– Да. И совершенно случайно, уверяю вас. Мы с детьми гуляли на лугу, что расположен между нашим поместьем и Джесмонд-хаузом. Мистер Фицрой тоже туда пришел.
– Как он вам показался? – вскинулась мисс Уолтон.
– Он был очень мил, вежлив. Одет по лондонской моде, – с улыбкой ответила Джорджи.
– Мы слыхали, ему слегка за тридцать, – вмешалась миссис Боулби. – Он ничего не говорил о жене, о семье?
– О, разговор был совсем недолгий. О личном не говорили, как-то было не к месту.
Разговор о Джессе Фицрое сам собою угас, и дамы перешли к обсуждению бала, который должен был состояться через две недели. Супруг миссис Боулби возглавлял попечительский комитет залов для ассамблей, и ее мнение о том, каким должен быть бал, становилось решающим.
– О, прошу вас, устройте что-нибудь не слишком официальное, – умоляющим тоном проговорила Джорджи. – По-моему, официальные балы такие скучные, а молодым девушкам хочется повеселиться. Пожалуйста, уговорите мистера Боулби.
– Думаю, это ни к чему, – твердо сказала миссис Боулби. – В последнее время молодежь и так взяла себе слишком много воли. Чем раньше научатся подчиняться правилам, тем лучше.
После ухода Джорджи миссис Боулби заметила:
– Миссис Херрон слишком самоуверенна для молодой женщины. Хотя сегодня, надо признать, она забыла свои мальчишеские замашки.
Миссис Фирт доверительно наклонилась вперед.
– Джепсон, моя горничная, сказала, что видела, как она бегает по парку Памфрет-холла в бриджах, представляете?
Дамы в изумлении воздели руки к небу. Итог подвела мисс Уолтон.
– Остается только надеяться, – сказала она, – что миссис Херрон не попалась на глаза мистеру Фицрою в таком наряде. Иначе что бы он подумал о нравах, царящих в Нетертоне!
Следующим утром Джесс Фицрой появился в Нетертоне. Вечером он был зван на ужин в Памфрет-холл, и ожидал этого с большим любопытством, поскольку ему предстояло встретиться с юной мегерой на ее территории.
На своей двуколке он заехал на постоялый двор «Белый лев» и, вылезая из коляски, спросил у подбежавшего конюха, как проехать к банку.
– Как выедете со двора – налево, на главную улицу. Там сразу увидите, – сказал конюх, за что получил не слишком щедрые чаевые.
Джесс отправился в банк пешком.
Главная улица была оживленной. Джесс то и дело ловил на себе любопытные взгляды.
Банк он увидел издалека.
Джесс толкнул тяжелую дубовую дверь с медной табличкой, извещавшей о том, что банк принадлежит Боулби.
Невысокий человечек в черном направился к нему со словами:
– Чем могу быть полезен, сэр?
– Джесмонд Фицрой, владелец Джесмонд-хауза, наследник мисс Джесмонд. В своем письме из Лондона я сообщал мистеру Боулби, что намерен с ним сотрудничать и, возможно, открыть счет. Хотелось бы переговорить с ним.
– Одну минуту, мистер Фицрой. Я справлюсь, может ли он принять вас сейчас.
Джесс опустился на указанный ему стул и обвел взглядом скверно написанные портреты. Ему подумалось, что легче попасть на прием к мистеру Коуттсу в его лондонском отделении, чем к провинциальному банкиру Боулби. Правда, мистер Коуттс знает его, а мистеру Боулби известно лишь, что он племянник мисс Джесмонд.
Дверь открылась, появился мистер Боулби в сопровождении клерка.
– Польщен встречей с племянником мисс Джесмонд, – пробасил мистер Боулби с широкой улыбкой на мясистом лице, приветственно простирая вперед руку. – Пожалуйста, сюда. – Он сделал приглашающий жест в сторону своего кабинета. Там он усадил Джесса в глубокое кресло напротив своего массивного письменного стола. – Итак, сэр, что я могу сделать для вас?
Джесс обвел взглядом уютную комнату.
– Прежде всего, я хотел бы получить бумаги по Джесмонд-хаузу, которые, как я полагаю, хранятся у вас. Кстати, почему они не были переданы поверенному мисс Джесмонд, мистеру Крейну? Была какая-то особая причина?
– Никакой, сэр, никакой. Просто мы с мисс Джесмонд были старыми друзьями, и, когда она сказала, что желает оставить их у меня на сохранение после уплаты по закладной, я не стал спорить. Прикажу отвезти их в Джесмонд-хауз завтра же. Могу я еще что-нибудь для вас сделать?
– Хотел бы открыть у вас текущий счет, чтобы иметь деньги на расходы здесь, в Нетертоне. Ничего особенного, вы понимаете. Мой основной вклад останется у Коуттса.
Мистер Боулби потер руки и назидательным тоном спросил:
– Не создаст ли это излишние сложности, сэр, если вы намереваетесь остаться в Нетертоне? Не разумнее ли иметь основной вклад здесь? У нас прекрасная репутация.
Джесс почувствовал, что мистер Боулби вызывает у него неприязнь. Почему, он не мог сказать, но годы совместной работы с Беном Вулфом обострили его интуицию и научили доверять ей. Впрочем, он продолжал излучать на стоявшего перед ним человека свое обаяние, которым славился в лондонских кругах.
– Поскольку я не решил окончательно, станет ли Нетертон постоянным местом моего жительства, думаю, имеет смысл оставить в силе существующие финансовые соглашения. Вы, я уверен, рады всякому вкладу, даже небольшому.
Перевод накоплений в банк Боулби означал бы, что этот человек будет полностью осведомлен о размерах состояния Джесса, а этого он не хотел. Его доверие надо заслужить, потому что в мире бизнеса и финансов ничто не дается даром. Время покажет, в какой мере он может доверять мистеру Боулби.
– Конечно, конечно, сэр. Я только хотел помочь вам. Финансы – сложная материя, джентльмены частенько попадают впросак. Могу я еще что-нибудь сделать для вас?
– Да, – Джесс ласково смотрел на мистера Боулби. – Можете указать мне дорогу в контору мистера Крейна, где у меня тоже есть дела.
– С удовольствием, сэр. – Банкир подвел Джесса к парадному выходу и показал рукой на дверь конторы, причем сделал это с неменьшей резвостью, чем конюх на постоялом дворе.
Чаевых, однако, Джесс ему не дал, с поклоном поблагодарил и прошел пешком несколько метров до конторы мистера Крейна.
Мистер Крейн оказался пожилым джентльменом с приятными манерами. В конторе его царил покой, не было никаких портретов, лишь небольшая акварель – пейзаж с овцами на фоне реки.
Сообщение мистера Крейна о размерах наследства было неожиданным.
– Боюсь, я ввел вас в заблуждение, сэр.
Подвергнув финансовое положение мисс Джесмонд более тщательному анализу, я обнаружил, что состояние вполовину меньше того, что я указывал в письмах. Судя по всему, она делала непродуманные вложения, продала надежные акции и купила ничего не стоящие. Я разговаривал с мистером Боулби, и он сказал, что она не захотела слушать его советы, целиком полагаясь на какого-то своего друга, якобы работавшего когда-то экспертом в Сити. В результате положение настолько ухудшилось, что она вынуждена была взять ссуду в банке, заложив свой дом. Позднее, насколько я знаю, она ссуду выплатила. Но ей пришлось продать банку значительную часть земель, издавна принадлежавших Джесмондам.
– И все документы на дом остались у мистера Боулби, – медленно произнес Джесс, – даже после выплаты займа.
– О, вы должны понять – она доверяла мистеру Боулби и сама оставила их у него. Я не счел себя вправе требовать документы обратно, поскольку они в полной сохранности.
– Что ж, это все объясняет, – сказал Джесс, хотя на самом деле так не думал.
– Поверьте, мне жаль, что ввел вас в заблуждение относительно наследства. Надеюсь, вы не приняли каких-либо окончательных решений, опираясь на прежние данные.
– Нет. – Джесса больше интересовал сам дом, а не деньги. Интересно, почему мистер Боулби ничего не рассказал, когда речь шла о документах.
– Вы должны подписать несколько документов, мистер Фицрой, чтобы полностью вступить в права наследования. Затем вы решите, буду ли я вести ваши дела, как это было с вашей теткой.
– Вы можете остаться и моим поверенным, но только касаемо Нетертона. В Лондоне у меня есть поверенный, который будет продолжать вести мои дела там. Ваши интересы от этого не пострадают.
Мистер Крейн кивнул.
– Понимаю.
Джесс встал, коротко поклонился и сел снова.
– А сейчас будьте любезны рассказать мне подробнейшим образом о моей части поместья мисс Джесмонд.
У мистера Крейна зародилось сомнение в том, что Джесс Фицрой, который в продолжение всего разговора держался со светской развязностью, действительно легкомысленный молодой человек, каким он показался ему вначале.
А Джесс с невозмутимым видом выслушал рассказ старого поверенного о запутанных делах мисс Джесмонд, не сделав ни одного замечания, затем раскланялся и вышел.
Из конторы он отправился на постоялый двор «Белый лев», где оставил коляску. По дороге домой ему пришлось тащиться за каретой, которая, в конце концов, свернула на аллею, ведущую к Памфрет-холлу, примерно за полмили до Джесмонд-хауза. Джесс рассеянно отметил, что у миссис Памфрет визитеры.
Но мысли его занимало совсем другое – разговор с банкиром Боулби и то, о чем рассказал мистер Крейн… и о чем умолчал.
– Гарт! Откуда ты взялся? Почему не сообщил, что собираешься к нам? Джорджи, вели немедленно приготовить моему брату комнату.
Сэр Гарт Мэннинг, не отвечая сестре, с улыбкой повернулся к Джорджи, которая на сей раз была одета в строгое серое платье с отороченным кружевами воротником и такими же манжетами.
– Не суетись, Каро, ты же знаешь, я человек настроения, делаю, что взбредет в голову, не представляя, что или кого встречу. Сегодня, например, встретился с твоей золовкой, что подтверждает мои слова: нет ничего лучше неожиданности. Вы прекрасно выглядите, дорогая сестричка – если позволите вас так называть.
Джорджина, которая ставила сэра Гарта невысоко, хотела, было возразить, но вспомнила разговор с Джесмондом Фицроем и решила промолчать, лишь неопределенно улыбнулась.
– Значит, решено. Не могу же я постоянно называть вас миссис Херрон, это так скучно.
– Зато верно, – не удержалась Джорджи.
– О, Гарт, ты очень кстати приехал! Теперь в Нетертоне будет двое привлекательных холостяков!
– А кто второй? – со смехом спросил Гарт. – У меня, оказывается, есть соперник.
Джорджи прикусила губу, чтобы не высказать свое мнение, что он и мистер Фицрой – одинаково несносные. А Каро взахлеб начала рассказывать брату о новом владельце Джесмонд-хауза.
– Он что, богат? – небрежно спросил сэр Гарт.
– Говорят, да, – ответила Каро. – Он приглашен к нам сегодня на ужин, так что все узнаешь сам. Во всяком случае, у него наследство мисс Джесмонд, думаю – немалое.
Сэр Гарт вздернул темные брови, и сразу напомнил Джорджи злодея из готического романа миссис Радклиф,
type="note" l:href="#n_3">[3]
такое же смуглое лицо с ястребиным носом, обрамленное темными блестящими волосами.
– Кто знает, – загадочно протянул он. – Старая леди к концу жизни слегка тронулась умом, распродала все земли, чтобы вложить деньги в пустые бумаги. Если ты наметила его для себя, Каро, то сначала постарайся разузнать, толст ли его кошелек. Еще один неудачный брак – прошу прощения, дорогая сестричка Джорджи, – это было бы слишком.
Каро натянуто улыбнулась.
– Спешишь, братец, мы с ним даже не виделись, а ты прочишь его мне в мужья!
– Твои интересы на первом месте, дорогая Каро. Мир жесток, надо знать ходы и выходы. Не все то золото, что блестит.
Джорджи подумалось, что сэр Гарт знает, о чем говорит. Интересно, он решил немного пожить за счет сестры или занять у нее денег? Без крайней необходимости он вряд ли приехал бы в Нетертон.
Джорджи сидела в гостиной, рассматривая альбом «Красоты Британии» в ожидании мистера Фицроя.
Вошла Каро и, вместо того чтобы направиться к своей софе, сделала пируэт посередине комнаты, взмахнула веером и застыла, кокетливо глядя поверх него.
– Ну, как я выгляжу, Джорджи?
Глядя на невестку, Джорджи не могла не признать, что возраст нисколько не сказался на прелести ее золотых волос, голубых глаз и персиковой кожи. Каро была в светло-голубом платье, расшитом крохотными незабудками. Ее белокурые локоны поддерживала лента синего цвета с шелковыми цветочками. Из-под платья выглядывали изящные белые туфельки. Три года, проведенные в праздности, сохранили ее красоту. Каро слегка пополнела, но стала от этого еще соблазнительнее.
Джорджи почувствовала себя неуклюжей и некрасивой в своем зеленом платье, показавшемся ей вдруг блеклым и скучным.
Однако сэр Гарт, войдя в гостиную, приблизился к ней, словно она являла собой олицетворение красоты.
– Когда я видел вас в последний раз, вы были неприметной маленькой сестренкой, но время сотворило истинное чудо преображения.
Джорджи отложила в сторону книгу, не зная, что ответить. Но тут доложили о прибытии мистера Джесмонда Фицроя.
При взгляде на него улетучилась надежда, что память обманывает ее, преувеличивая его обаяние. Теперь оно даже усиливалось непринужденностью, с какой он носил дорогой, но без излишнего щегольства, костюм.
Джорджи услышала порывистый вздох Каро, когда он склонился к ее руке. Сэр Гарт, искушенный в светской жизни, вставил в глаз монокль и негромко сказал:
– Когда я услышал вашу фамилию, мне показалось, что мы встречались в Лондоне, но теперь вижу, что ошибся.
– О, я не принадлежу к высшему обществу.
Каро спохватилась:
– Я полагаю, мистер Фицрой, вы уже встречались с моей золовкой миссис Чарлз Херрон.
Она подтолкнула Джорджи вперед, и Джесс оказался лицом к лицу с девчонкой в бриджах, которой читал нотацию на поляне. На сей раз она была в простом зеленом платье. Непослушные рыжеватые волосы спрятаны под широкой черной лентой, а небольшое декольте убеждало, что перед ним молодая женщина лет двадцати с хвостиком, а не юная девушка. Лишь взгляд зеленых глаз был прежним – вызывающим и настороженным.
Каро Памфрет пояснила, что миссис Херрон, как и она сама, вдова, они живут вместе ради компании, иначе обеим было бы слишком одиноко.
– Она возится с моими милыми двойняшками и умеет держать их в руках, в отличие от меня, – со вздохом произнесла Каро, будто речь шла о няньке.
Все устроились поудобнее, и разговор зашел о Нетертоне и покойной мисс Джесмонд.
– Я так любила дорогую старую леди, – Каро лицемерно вздохнула, потому что они терпеть не могли друг друга. Не она, а Джорджи забегала в Джесмонд-хауз до своего замужества и, вернувшись в Нетертон после смерти мужа, скрашивала дни одинокой старушки дружеским участием, пока ту не призвала смерть. – Можете себе представить, как я рада увидеть наконец племянника той, которую так любила, – она улыбнулась. – Джорджи ее немного знала. – Каро вздохнула. – А ведь мы и не думали, что у нее окажется наследник.
– И я не думал. – Джессу было приятно восхищение, с каким смотрела на него эта прелестная женщина. – Прошло так много лет после моего последнего приезда к тете.
Джорджи молчала, чувствуя обиду, что Джесс все больше увлекается Каро. Нет, он ничуть ее не интересует, но в небольшом городке им придется часто встречаться, так что оставаться с ним в ссоре не годится, обязательно пойдут сплетни.
Поэтому незадолго до того, как дворецкий объявил, что кушать подано, она спросила:
– Вы уже побывали в городе, мистер Фицрой?
– Да, сегодня утром. Ездил в банк и к поверенному мисс Джесмонд. Перепиской всех дел не уладишь. Меня приятно удивило, что этот городок красив и полон жизни. Здесь есть даже залы для ассамблей. Кажется, их не было двадцать лет назад.
– Они были построены пятнадцать лет назад. Мой отец и мистер Боулби создали комитет, под руководством которого привели в порядок дороги и разбили общественный сад, а в конце главной улицы устроили небольшой дендрарий. Отец, как и ваша тетушка, увлекался садоводством. Они часто дарили цветы и саженцы для сада и дендрария.
Джесс отметил про себя, что Джоржи назвала мисс Джесмонд его тетушкой и подчеркнула – то есть, скорее, напомнила ему, – что та не была домоседкой, любила природу. Надо непременно восстановить парк вокруг Джесмонд-хауза в знак уважения к тете. И он сказал об этом Джорджи.
Ее лицо просияло.
– Как она обрадовалась бы, если бы услышала! Она боялась, что после ее смерти парк останется в запустении.
Каро зевала в кулачок, слушая пустой, по ее мнению, разговор. Цветы и прочие растения были только предметом любования, когда слуги расставляли их в горшках и вазах вокруг дома. Но это случалось редко.
Она оживилась, когда дворецкий пригласил к столу. И в столовой продолжала без умолку говорить.
– Я почему-то решила, что вы предпочтете званому обеду ужин в узком кругу. Все жаждут познакомиться с вами, вы просто растерялись бы под градом вопросов.
Джорджи усмехнулась про себя: мистер Джесмонд Фицрой вряд ли растерялся бы.
– Вы поступили совершенно правильно, мадам, – учтиво поблагодарил он, хотя думал иначе. В любой ситуации он предпочитал сразу ознакомиться с обстановкой. Он был бы очень рад, если бы миссис Каролайн Памфрет пригласила на ужин большую часть нетертонского общества.
Джорджи усмехнулась. Она уже начала понимать, что гость далеко не так прост.
Джесс, как человек наблюдательный, не мог не заметить ее усмешку. А миссис Чарлз Херрон, оказывается, не только сорвиголова, но и насмешница.
Сэр Гарт развлекал общество светскими сплетнями, и выходило, что он дружен чуть ли не со всеми высокими особами в Лондоне. У каждого из них имелось свое прозвище: лорд Пальмерстон был у него «купидоном», лорд Гренвилль – «весельчаком», леди Джерси – «молчальницей», и так далее и тому подобное.
Джесс был в недоумении. Что делает этот явный плут в городке, где развлечений – всего маленькие залы для ассамблей да крохотный парк? Стоит разобраться в этом, и неплохо бы проследить за ним.
Такие мысли были у него в голове, пока он поддерживал беседу с братом и сестрой о слухах по поводу стараний короля Георга IV избавиться от своей жены Каролины. Хитрая, по мнению Джесса, Херрон не проронила ни слова. Интересно, кем был покойный мистер Чарлз Херрон, отважившийся жениться на рыжей чертовке?
В середине ужина дворецкий приблизился к Каро Памфрет и что-то ей тихо сказал. Та улыбнулась и указала на Джорджи. Дворецкий торопливо перешел к той и снова зашептал.
– Прошу простить, но Энни, кажется, приснился дурной сон, и она зовет меня. – Джорджи поднялась из-за стола.
Джесс с поклоном встал. С некоторым запозданием то же сделал и сэр Гарт.
– Извинений не требуется, – сказал Джесс с улыбкой. – Дурной сон важнее ужина.
– Если только он не следствие ужина, – хохотнул сэр Гарт, когда Джорджи скрылась за дверью.
– Джорджи так хорошо с ними ладит, – с улыбкой проворковала Каро. – Жаль, что у нее нет детей. Здоровье не позволяет мне возиться с ними. А Джорджи вынослива как лошадь.
Взгляд Джесса стал впервые критическим. Странно, миссис Памфрет явно пышет здоровьем, хотя, возможно, видимость обманчива…
Сэр Гарт, уловив фальшивые нотки в голосе сестры и боясь упустить наследника Джесмонд-хауза, возможного жениха, томно посмотрел на сестру.
– Каро, дорогая, ты ведь уже оправилась после гибели мужа, хотя она и была для тебя поистине ужасным ударом. – Он с широкой улыбкой пояснил Джессу: – Милая Джорджи была словно несокрушимая крепость, такая сильная, такая волевая, это все подметили. Она стала опорой для Каро в том отчаянном положении.
Действительно сильная и волевая, припомнил Джесс реакцию Джорджи на его добрые советы. Теперь ясно, что чувствительность бедняжки Каро ей чужда.
Джорджи вернулась, когда все уже сидели в гостиной в ожидании чая. Ей совсем не хотелось смотреть, как Каро очаровывает Джесса, и она решила подольше побыть с Энни, почитать ей сказку, но девочка скоро спокойно уснула.
Наблюдая за беседой, она заметила, что Джесс не очень-то увлечен болтовней, а его пустые на первый взгляд замечания и вопросы вытягивают информацию из Каро и сэра Гарта.
Не столь наблюдательная Каро оживленно рассказывала о банкире Боулби.
– Если бы не безвременная смерть моего отчима, а потом мужа, – кипятилась она, – мистер Боулби не был бы персоной в Нетертоне, главным землевладельцем. Покупка у мисс Джесмонд непригодных земель дает ему право считаться всего лишь деловым человеком с претензией на дворянство.
– Проблема в том, – вмешался сэр Гарт, – что мы понятия не имеем, кем был отец мистера Боулби. Он явился в Нетертон с небольшой суммой денег и огромными амбициями. В конце концов заполучил банк старого Гардинера, решившего отойти от дел, не имея наследников. Боулби говорит, что его дед владел деревней, носившей его имя, но доказательств не представил.
Постепенно разговор коснулся Уилтонов и Фиртов. Джорджи было скучно до зевоты. Она все это уже слышала и потому удивлялась, что интересного находит в этом Джесмонд Фицрой.
Джесмонд Фицрой. Как до нелепости пышно! Фиц – это имя ему подходит больше. Джорджи фыркнула и покраснела. Да, она назвала бы его Фиц.
Джесс, слушая с удовольствием – и с пользой – нетертонские сплетни, частенько бросал на нее взгляды. От него не ускользнуло, что глаза ее улыбались, в то время как губы были недвижимы.
Мелькнула мысль: может, она и есть причина приезда Гарта Мэннинга? Но почему думать об этом неприятно? Если Гарт Мэннинг и охотится за скромным состоянием миссис Херрон, ему, Джессу, какое дело? Состояние, он уверен, у нее невелико, но Мэннинга и это устроит, если он в безвыходном положении.
Почему он решил, что Мэннинг в безвыходном положении, Джесс не мог бы сказать. Но знал уже точно, что Мэннинг – ничтожество, недостойное быть братом добропорядочной, прелестной женщины и женихом ее золовки.
Подошло время откланяться. Прощаясь, Джесс сначала поцеловал руку миссис Херрон, а затем – Каро Памфрет, задержав ее в своей. Выпрямившись, он уловил благожелательный взгляд сэра Гарта Мэннинга и понял, что тот одобрит его ухаживания, если Каро станет женщиной, которую Джесс захочет видеть своей женой.
В Джесмонд-хаузе его встретил взволнованный Твеллс.
– К вам посетитель, сэр.
– В такой час?
– Он прибыл вскоре после того, как вы уехали, и говорит, что непременно должен вас увидеть. Он был так настойчив, что я впустил его в библиотеку.
Джесс был заинтригован. Кто это может быть? Он бросил сюртук и шляпу на старинную скамью, стоявшую в прихожей, и направился в библиотеку.
– Уже поздно, идите спать и больше не ждите меня вечерами.
– Я тут дворецкий, сэр, – с достоинством и некоторой укоризной возразил Твеллс.
– Знаю, но почему бы вам не взять помощника, чтобы он подменял вас? Послушайте моего совета.
В библиотеке сидел человек и читал книгу при свете свечи.
– Кайт! – воскликнул Джесс. – Какого черта ты здесь делаешь?
Это был высокий стройный мужчина с умным лицом, неброско, но хорошо одетый, по виду нечто среднее между клерком и денди. Речь его была неспешной и правильной, но Джесс знал, что в любую минуту она может смениться лондонским жаргоном.
– Прочтите это, сэр.
Письмо было от Бена Вулфа.
«Дорогой Джесс, – говорилось в письме. – Посылаю тебе в помощники Кайта. Мне надоело все время натыкаться на его мрачную физиономию. Они с Тоззи, по-видимому, решили, что я тебя уволил. Пришлось выбирать, кого из них послать к тебе, и я остановился на Кайте. Он лучше впишется в твою новую жизнь нетертонского помещика. Только не отсылай его обратно. Он сделает для тебя то, что ты делал для меня. И он прямо мне сказал, что хочет служить тебе. Так что я потерял сразу двух хороших работников. Утешает меня только то, что он избавит тебя от лишних забот. Ты понимаешь, что я имею в виду.
Привет от Сюзанны, а от нас обоих – пожелание всяческих благ в будущем. Твой покорный слуга, Бен Вулф».
Джесс поднял глаза на Кайта.
– Ты знаешь, о чем он пишет?
– Только суть.
– Ты этого хочешь?
– Именно. Мистер Вулф все объяснил.
– Много он понимает! Ты хоть представляешь себе, что быть моим помощником здесь – совсем не то, что в Лондоне?
– Какая разница, тут или еще где, вам все равно надо иметь под рукой своего человека.
– Хорошо, а если я потребую стать моим камердинером?
– Все, что потребуете, сэр.
– Мне, похоже, пригодятся твои особые навыки, и думаю, это будет не так опасно, как в Лондоне.
– Поживем – увидим.
– Хорошо, официально будешь моим секретарем. Завтра я встречаюсь с Парсонсом, бывшим управляющим моей тетушки. Ты будешь все слушать и записывать. Да слушай хорошенько, я знаю, ты это умеешь.
– Что есть, то есть, сэр.
Джесс позвонил в колокольчик.
– Тебе приготовят комнату, только особых удобств не жди. Дом в очень плохом состоянии. Ты поможешь его восстановить.
– С удовольствием, сэр.
Джесс проводил глазами Кайта, следовавшего за Генри Крэгом, который нес его сумки. Он не знал, ругать этого упрямца или поздравить себя с его прибытием.
Да уж, достанется Нетертону, особенно сэру Гарту Мэннингу и мистеру Боулби, когда Кайт начнет действовать. Уж он-то вытащит на свет всю их подноготную.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Королевское предложение - Маршалл Паола

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Королевское предложение - Маршалл Паола



понравился роман интересный красивые чувства и отношения между героями и счастливый конец что не мало важно
Королевское предложение - Маршалл Паоланаталия
4.01.2012, 11.56





Интересно, что технологии банковских афер были хорошо известны и в те времена и сейчас с успехом возрождаются в России. Например, сейчас ситуация с банком Пушкина. Поэтому я связываюсь только с Сбербанком РФ. С него хоть что-то получишь.
Королевское предложение - Маршалл ПаолаВ.З.,65л.
10.10.2013, 10.22





Почему-то не понравилось.
Королевское предложение - Маршалл Паолаелена:-)
14.07.2014, 9.56





Почему-то не понравилось.
Королевское предложение - Маршалл Паолаелена:-)
14.07.2014, 9.56





Роман мне очень понравился. добро должно побеждать зло, не только в романах . но иногда наяву. А любовь - это всегда прекрасное чувство, волнует и воодушевляет на добро.
Королевское предложение - Маршалл ПаолаСофи
25.01.2015, 23.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100