Читать онлайн Английский подснежник, автора - Маршалл Паола, Раздел - Восьмая глава в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Английский подснежник - Маршалл Паола бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Английский подснежник - Маршалл Паола - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Английский подснежник - Маршалл Паола - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маршалл Паола

Английский подснежник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Восьмая глава

— Он вернулся из Парижа, шеф. Без своей миссис. Вы хотите, чтобы я и дальше следил за ним?
Уокер знал, что его поиски загадочного мистера Хорна, были делом личным, а не официальным, и что он должен отказаться от них и заняться настоящими преступниками. Только вчера комиссар спросил у него о ходе расследования.
— Я еще не нашел его, сэр, но не теряю надежду, — ответил Уокер.
А комиссар со вздохом приказал ему:
— Есть более важная работа, Уокер. Оставьте его в покое.
Что ж, он не собирался никого оставлять в покое. Ни Бейтс, ни остальные констебли не знали о распоряжении комиссара.
— Только не ты, Бейтс, — сказал Уокер. — Он знает тебя в лицо. Пошли за ним Алькотта. Прикажи ему быть осторожным и отчитаться передо мной в конце недели.
Алькотт был осторожен, но этого оказалось мало. Через двое суток Коби понял, что за ним наблюдают. У него было особое чутье — один из странных талантов, о котором не подозревали лондонские аристократы. Кроме фотографической памяти, позволявшей ему с легкостью выигрывать в карты и шахматы, он обладал способностью чуять слежку.
Итак, украдкой поглядывая на преследователя, он легким шагом принялся кружить по улицам и площадям вокруг квартала Мэйфейр, обдумывая, как бы насолить Уокеру.
На следующий день, одевшись как можно неприметнее, он устроил для несчастного Алькотта еще более веселую прогулку. Он довел «легавого» до грязной конторы на краю Сити, снятой на имя мистера Дилли.
Коби представлял себе, какой восторг вызовет это известие в Скотланд-Ярде, и не ошибся. Алькотт ворвался в каморку Уокера, сияя от счастья и лопаясь от гордости.
— Отличная работа, констебль, — похвалил его Уокер. — Продолжай в том же духе, и сообщай обо всех новых открытиях.
Через два дня он вернулся еще более довольным собой и огорошил Уокера очередной новостью.
— Он время от времени посещает какой-то дом в районе доков. Его клерк говорит, будто там происходит что-то странное.
Сначала Уокер решил, что расследование проходит слишком уж гладко, но вскоре отбросил эту мысль.
Однако, он не зря сомневался. Мистер Дилли подробно объяснил клерку, что тот должен говорить своему любопытному новому знакомому.
Коби собирался как следует повеселиться. Разоблачение его не пугало: в то время он считал, что покончил с этим делом раз и навсегда.
Вскоре Алькотт убедился, что мистер Дилли время от времени наведывается в какой-то дом. По словам Алькотта, здание казалось обшарпанным и стояло в стороне от дороги. Ему удалось лишь выяснить, что у хозяев дома очень много детей.
— Дети? — задумчиво переспросил Уокер. — Наверное, какая-то ширма. При чем тут дети? Ты уверен, что это наш человек, Алькотт?
— Уверен, сэр. — Алькотт уже предвкушал повышение в звании.
— Ну да, — заметил Уокер, — и он отправится туда на следующей неделе, надев свой лучший костюм.
Алькотт уже отыскал каморку в доходном доме, где Джейкоб Грант переодевался в подозрительно вульгарный наряд, включающий в себя клетчатые брюки, коричневый пиджак и шляпу-«котелок» — униформу бедных ремесленников.
— Какого черта ему там надо? Мы прочешем этот дом, Бейтс, вот что мы сделаем. В следующую субботу. Выясним, что за игру он ведет. Ты тоже пойдешь с нами, Алькотт.
Подходя к загадочному дому в субботу, Уокер не мог сдержать нетерпение. Алькотт и Бейтс еле поспевали за ним.
Он позвонил. Дверь открыл сгорбленный пожилой человек.
— Полиция! — объявил Уокер. — У меня ордер на обыск, — это была ложь, но большинство людей, с которыми он привык иметь дело, предпочитали верить на слово. — Я хочу поговорить с владельцем или нанимателем.
Старик удивленно моргнул.
— Тут окромя меня никого нету, — дрожащим голосом произнес он. — Я слуга здешний, Паркером меня кличут. Они все в церкви дальше по дороге.
— В церкви? Я должен удостовериться, что в помещении никого нет.
Уокер и его люди ворвались в дом и убедились, что старик говорил правду. Дом был чистым и совершенно пустым. Наверху обнаружились двадцать детских кроватей — по две в каждой комнате.
Уокер пулей слетел с лестницы.
— Где эта церковь, и что они там делают? Зачем сюда приходит Дилли, и где он?
Слуга, которому сам же мистер Дилли и давал указания, ответил:
— Не знаю.
Уокер начал догадываться, что на этот раз он сам с подачи Алькотта уселся в лужу. Но рядом возмущенно сопел Алькотт, и хмурился Бейтс, так что ничего не оставалось, кроме как продолжить поиски.
— Тогда где эта церковь?
Старик объяснил им дорогу, и они ушли.
Церковь нашли сразу. Это было деревянное здание с рифленой металлической крышей, из которого доносились голоса и аплодисменты. В дверях стоял священник с мягким, добродушным лицом. Он пропустил их, удивляясь, что могло понадобиться полицейским на детском празднике.
Церковь была набита детьми; присутствовали и взрослые, причем большинство из них носили форму Армии спасения. Длинный стол у стены ломился от праздничного угощения. Рядом стояла суровая женщина с поджатыми губами.
Мистер Дилли/Хорн/Джейкоб Грант тоже был здесь. На сцене. В своем коричневом костюме бедняка. Его волосы были гладко причесаны. Он выглядел, словно дешевый актер из мюзик-холла… и публика принимала его с восторгом.
Он жонглировал. Затем позвал на сцену одного из мальчишек и принялся вытаскивать цветные платки из его ушей, рта и карманов. Уокер, Алькотт и Бейтс стояли, как громом пораженные. Покончив с платками, фокусник отправил мальчика назад в зал, вытащил из кармана колоду карт и воскликнул:
— Мне нужен еще один доброволец.
Ответом было море взметнувшихся детских рук. Мистер Дилли улыбнулся до ушей.
— Нет, мне нужен мальчик постарше, — объявил он на чистейшем «кокни», заставив Уокера скрипнуть зубами от злости. — Может, вы, сэр? — Он указал на Алькотта, который только теперь начал понимать, что фокусы удаются мистеру Дилли не только не сцене.
— Я запрещаю, — прорычал Уокер. Алькотт с несчастным видом покачал головой.
— Как вам не стыдно, упрямец, — укорил его мистер Дилли. — Неужели вы хотите испортить детям удовольствие? Ну-ка, позовите его, ребятня. Все вместе: «Мистер, выходи!»
Дети заорали хором:
— Мистер, выходи! — размахивая руками и улыбаясь троим мужчинам, мрачность которых казалось очень странной на фоне веселых лиц.
— Ради Бога, Алькотт, иди. Ты втянул нас в эту переделку, ты и расплачивайся.
И Алькотту пришлось расплачиваться. Репертуар мистера Дилли казался бесконечным. За карточными фокусами последовали манипуляции с обручами и монетами. А «гвоздем» программы стало извлечение живого кролика.
В награду Алькотту был вручен бумажный гусарский кивер. Дети умирали со смеху.
Под конец все спели хором «Боже, храни королеву», причем мистер Дилли играл на гитаре. Затем на сцену поднялся священник, поблагодарил мистера Дилли и Алькотта за представление и объявил, что пора приступать к угощению. Дети, как угорелые, бросились к столу.
Одна из девочек подбежала к мистеру Дилли, когда тот спускался со сцены с гитарой в руке; следом за ним брел красный Алькотт в дурацком кивере. Дилли пообещал девочке сыграть и спеть ее любимую песню, а лишь затем направился к Уокеру и Бейтсу.
Кивер Алькотта раздражал Уокера не меньше, чем наглость мистера Дилли.
— Ради Бога, Алькотт, сними это, — прорычал он. — Он же тебя, дурня, целую неделю по Лондону водил. Так зачем лишний раз показывать свою глупость?
Мистер Дилли взглянул на Уокера.
— Вам достаточно было просто задать вопрос, инспектор, — спокойно сказал он. — Я бы ответил, что финансирую приют для брошенных детей и сирот. С помощью Армии спасения и отца Ансельма.
Отец Ансельм, лицо которого теперь стало гораздо менее добродушным, заметил:
— Уверен, что все присутствующие меня поддержат, когда я скажу, как многим мы обязаны мистеру Дилли. Он не только дает нам деньги. Как вы только что видели, он не жалеет и своего времени.
— Святой мистер Дилли, — прошипел Уокер сквозь зубы.
— О, да. А теперь, джентльмены, время пить чай. Насколько я понял, вы офицеры полиции, которые преследовали преступника и ошиблись адресом. Следуйте за мной.
Не успел Уокер ответить, как Алькотт схватил чашку чая с бутербродом, а Бейтс не замедлил последовать его примеру.
Неожиданно Уокер остался с мистером Дилли наедине.
— Вам меня обмануть не удастся, — в гневе воскликнул он. — Вы водили Алькотта за нос, а мне следовало проверить его информацию, прежде чем являться с обыском.
Коби кивнул.
— Вот именно, — сказал он, а затем поднял гитару, сыграл несколько аккордов известной баллады и приятным баритоном пропел, — Хочешь знать, который час, спроси у полисмена.
— Очень смешно, — рявкнул Уокер. — Но вы мошенник, Грант, Дилли, Хорн, как бы вы ни называли себя, и я это знаю. Когда-нибудь я выведу вас на чистую воду, пускай хоть целая толпа идиотов называет вас святым праведником.
— Вполне с вами согласен, — заявил Коби. — Насчет святости. Это весьма далеко от истины. Как жаль, что вам не понравились мои фокусы. Мои сводные братья и сестры их обожали.
— Мне не нравятся ваши фокусы ни на сцене, ни на лондонских улицах, мистер Грант… если это ваше настоящее имя.
Коби пробежался по гитарным струнам и ответил:
— В том-то и дело, инспектор Уокер. У меня нет имени. Можете называть меня как угодно. Почему бы вам не выпить чая с булочкой, как вашим коллегам? После еды вы почувствуете себя лучше
— Ваша булка у меня в горле застрянет, — огрызнулся Уокер. — Хотел бы я знать, что за игру вы ведете, Грант? Скажите мне.
— Жизнь, — с усмешкой ответил Коби. — Жизнь — моя игра, Уокер, и я сам устанавливаю в ней правила. Как и вы. А ваше начальство знает, что вы нарушаете приказы, преследуя меня? Нет, можете не говорить, у вас все на лице написано. Вы ничем не лучше меня, Уокер, но только не признаетесь.
Только теперь Уокер понял, что такое жажда убийства. Он отвернулся и приказал Алькотту и Бейтсу следовать за ним. Когда они уходили, мистер Дилли пел обещанную песню для маленькой девочки, которая смотрела на него, словно на Всемогущего Господа.
Леди Дина Грант не считала своего мужа Господом Всемогущим, но очень обрадовалась, когда он приехал забрать ее из Парижа после проведенных здесь трех недель.
В свете ее сопровождал близкий друг маркизы, шевалье де Соль, и Дина посетила столько домов в предместье Сен-Жермен, что у нее голова шла кругом. Никого не удивляло, что муж расстался с ней после медового месяца, не продлившегося и недели. Чего еще ждать от американца? Без сомнения, он делает деньги. А любовь подождет. Тем более, они так молоды, особенно миледи.
Все считали миледи Дину или миледи Грант, как ее чаще называли, очаровательной. И ее очарование росло с каждым днем.
Когда приехал Коби, она вышла к нему изящной походкой, как учила ее маркиза, опустила ресницы, протянула ему руку для поцелуя и поприветствовала его с хладнокровием признанной красавицы, за спиной у которой множество сезонов.
Коби склонился к ее руке.
— Поздравляю вас, леди Дина, вы потратили время не зря.
Дина ответила по-французски: после отъезда мужа она только на этом языке и разговаривала. Так велел Коби.
— Еще один месяц, — хвалила ее маркиза, — и вас нельзя будет отличить от парижанки.
Так она и сказала Коби, когда Дина ушла переодеваться. Этим вечером они собирались на прием в Британское посольство. Посол был другом как мистера Джейкоба Гранта, так и маркизы де Шеверней. И, как многие другие, был без ума от леди Дины Грант.
Леди Дина сама себе удивлялась. Словно старуха из песни, она постоянно спрашивала себя: «Неужели это я?». Этот же вопрос она задала мужу, когда они вместе входили в здание посольства.
Коби взглянул на жену. На ней было платье из нежно-бирюзового шелка, расшитое аметистами. Он сам надел на нее диадему, украшенную мелким жемчугом и аметистами, аметистовое ожерелье, серьги и кольцо. Все это было привезено из Лондона. По семейной традиции мужчины из рода Дилхорнов дарили женам аметистовые украшения в память о Патриархе, основателе династии, который восемьдесят лет назад, в Австралии, купил аметисты для своей молодой жены.
— А внутри ты осталась прежней Диной Фревилль? — поинтересовался Коби, в очередной раз удивив ее своей способностью читать мысли.
— Да. Во многом. Не могу поверить, что всего один месяц так сильно меня изменил.
— Одежда, хорошая еда, доброта, внимание — все это может изменить человека. Да, ты преобразилась, и даже сильнее, чем я ожидал.
— Ты знал, что так будет. — В голосе Дины звучал упрек.
— Да, если позаботиться о тебе.
— Ты обо мне не заботился. — И снова в ее тоне чувствовалось обвинение.
— Ты так думаешь? — спросил ее Коби. — Я полагал, ты умнее.
Конечно, он прав. Мадам маркиза всего лишь следовала его указаниям.
Следующий вопрос заставил сжаться его сердце.
— Должна ли я забыть все это, когда увижу Виолетту?
— Нет. Напротив. Впервые вы встретитесь как равные. Позже появится и превосходство.
Они поднимались по широкой лестнице мимо кланяющихся лакеев. Раньше Дина дрожала бы от страха, но сейчас даже не задумывалась о том, что делает. Сзади шли маркиза и шевалье, но их поддержка ничего не значила для нее в сравнении с поддержкой этого человека, который был ее мужем, но еще не стал ее мужчиной.
Все оказалось даже слишком просто. Дина представляла себе, будто сидит в гостиной маркизы, с книгой на голове, беседуя с воображаемыми аристократами, министрами, придворными и дельцами. Наконец она сумела убедить себя и окружающих, что способна превзойти даже Виолетту.
Только в экипаже, на пути домой, она позволила себе ссутулить плечи и снова превратиться в незаметную, маленькую Дину Фревилль.
Коби, сидящий напротив, протянул руку и приподнял ее подбородок.
— Нет, Дина. Раз уж надела маску, носи ее до конца. Игра еще не окончена.
— А ты носишь маску? — спросила она, выпрямившись и подхватив его шутливый тон.
— Конечно. Сдается мне, их у меня больше, чем у большинства людей.
— А что ты делал в Лондоне?
Дине стало не по себе от направления, которое принял их разговор. Последний вопрос, по ее мнению, был достаточно невинным. Ей и в голову не приходило, насколько это далеко от истины.
Коби подумал об Уилле Уокере, и мысленно рассмеялся.
— Занимался делами.
Он не стал упоминать, что вел свои дела не в роскошной конторе «Юго-западной горной компании» в тени собора Святого Павла, а в обшарпанной каморке, снятой на имя мистера Дилли.
Также он умолчал о встрече со сводной сестрой Сюзанной, случившейся три дня назад…
После стычки с Уиллом Уокером и его подчиненными Коби прямиком направился домой. Одежду он сменил в своем убежище в Ист-Энде. Не успел Коби ступить на черно-белые плитки прихожей своего особняка на Парк-Лейн, как к нему обратился дворецкий.
— К вам пришла миссис Уинтроп, сэр. Я сказал ей, что не знаю, когда вы вернетесь, но она решила вас подолжать. Она в маленькой гостиной, сэр.
— Вы велели приготовить ей чай?
— Как раз собирался сделать это, сэр.
— Распорядитесь немедленно. Я поднимусь в свою комнату. Сообщите миссис Уинтроп, что я подойду через четверть часа. Пришлите ко мне камердинера.
Джилс служил у Коби последние пять лет. Он привык к причудам хозяина, никогда не задавал вопросов и держал рот на замке.
Войдя в спальню Коби, он увидел, как его хозяин сунул голову в тазик с водой.
— Вы не могли дождаться меня, сэр? — укоризненно спросил он.
— Нет, не мог, Джилс. Я знаю, что у меня гостья, и я должен привести себя в порядок, прежде чем идти к ней. Вот теперь вы можете мне помочь.
Его волосы были влажными, когда он вышел к Сюзанне, сжавшейся в кресле и не притронувшейся к чаю.
— Прости, — сказал Коби. Она вскочила на ноги, увидев его. — У меня был тяжелый день, и я должен был освежиться.
— О, Коби, — воскликнула женщина и бросилась к нему на шею. — Ты не представляешь, как я рада встретиться с тобой.
Ее поведение было красноречивее слов. Сюзанна всегда отличалась хладнокровием. Но сейчас она казалась страшно взволнованной и дрожала всем телом.
Коби осторожно отстранился и предложил:
— Присядь, Сюзанна, выпей чаю и расскажи, что случилось.
— Я не хочу, — капризно отмахнулась она, но все же села, глядя перед собой невидящими глазами. Но когда Коби сам разлил чай, не стала отказываться и покорно взяла чашку.
— В чем дело, Сюзанна? — спросил Коби.
Она схватилась за голову, взглянула на него полными слез глазами и хрипло сказала:
— Не притворяйся, будто ничего не знаешь, Коби. Это Артур.
— Артур?
Он отставил чашку, дожидаясь продолжения.
Через мгновение, отвернувшись, Сюзанна добавила:
— Наверное, я всегда знала, что с ним что-то не так. Но притворялась, будто ничего не замечаю. Да мне и не хотелось замечать. Так было безопаснее. — Она помолчала, а затем продолжила. — Не спрашивай у меня подробностей, но вчера ночью, случайно, я узнала правду. Всю правду. Я… не могу рассказать. Не заставляй меня. Наверняка, ты сам все знаешь.
— Да, — кивнул Коби. — Давно знаю. Конечно, не с тех времен, когда вы поженились, хотя мне он никогда не нравился…
— Боже правый, я думала, что ты ревнуешь, когда ты отговаривал меня от замужества. Господи, наверное… если бы… он был обычным извращенцем, я смогла бы это пережить. Но дети… Коби… дети, как в том доме у мадам Луизы… Я знаю, он ходил туда… мы давно уже не спим вместе… Господи, что же мне делать?
Она встала и порывисто добавила:
— Я должна вернуться домой. Зря я рассказала все это, но мне казалось… сама не знаю, что мне казалось…
Коби тоже поднялся. Он подошел к ней, обнял ее, чтобы утешить, и начал поглаживать, словно ребенка.
Сюзанну бросило в дрожь, когда она вспомнила, какими были раньше его объятия.
— Все эти годы я отталкивала тебя из-за разницы в возрасте. Теперь я больше не стану тебя отталкивать, Коби. Я не откажусь от тебя ни за что.
Она притянула его к себе и поцеловала в губы.
— Люби меня, Коби, и я смогу все это пережить.
К ужасу Коби, воспоминания о былой любви и знакомый, такой родной ее запах возбудили его. На мгновение он сжал ее в объятиях, а Сюзанна прильнула к нему со вздохом… словно его жена…
Жена! Коби вспомнил о Дине, оставшейся в Париже. Он отшатнулся.
— Нет! — Сюзанна прижала его к себе и набросилась на него с поцелуями. Неожиданно она превратилась в соблазнительницу. Она была его первой любовью, несчастной любовью. Коби пытался напомнить себе о Дине, но чувствовал, как откликается его тело…
Сюзанна поняла, что побеждает.
— Сейчас, Коби, сейчас, — прошептала она, — после всех этих лет.
Ее голос вырвал Коби из забытья. Он отвернулся; прямо перед ним стояло открытое пианино. Коби с силой стукнул по клавишам сжатыми кулаками, и нестройный звук полностью выражал его чувства.
Он разрывался пополам. Слишком часто в своей жизни он оказывался перед ужасной дилеммой, когда любое действие вело к поражению. Как выбрать меньшее из двух зол? Лечь с Сюзанной в постель означало предать Дину, а отказ грозил навсегда испортить отношения со сводной сестрой.
— Нет, Сюзанна, — сказал Коби, поворачиваясь к ней. По ее лицу текли слезы, и она все еще пыталась привлечь его к себе. — Слишком поздно. Мальчик, которого ты любила, давно мертв. Он сгинул в Аризоне, и никогда уже не воскреснет. А мужчина, который пришел ему на смену, знал, что ты была права, когда отказывала ему в близости, даже если в то время это и разбивало ему сердце. Я все еще люблю тебя, Сюзанна, но люблю как сестру. Если сейчас я лягу с тобой в постель, это будет не только уступка бездумной похоти, но и предательство по отношению к моей жене. Я не могу изменить Дине, Сюзанна, даже ради тебя. Она и так слишком много страдала. Этого она не заслуживает.
— Она не любит тебя, — бросила ему Сюзанна.
— Да. Но я не хочу использовать тебя, как утешительный приз, Сюзанна. У меня осталось немного чести. Я не смогу предать свою жену, когда еще и месяца не прошло после нашей свадьбы. Ты была права, когда отвергла меня много лет назад, и теперь нам придется жить с этим.
— Если бы я приняла тебя, когда ты узнал об обстоятельствах своего рождения, — ответила женщина, — ты не уехал бы в Аризону и не стал бы таким, какой ты сейчас. Я сама убила того невинного мальчика. А когда ты вернулся, я с трудом тебя узнала. Что случилось, Коби, что с тобой случилось?
— Я вырос, — сказал он грубо, — и тебе следует повзрослеть. Может это хоть немного тебя утешит, но я уехал на юго-запад не из-за твоего отказа. Причина была другая. То, что изменило меня, произошло там, и это никак не связано с моей прежней жизнью в Нью-Йорке… и с тобой.
Сюзанна словно не слышала его слов.
— Я так хочу стать матерью, пока не поздно, — взмолилась она. — Он никогда не даст мне ребенка. А ты можешь, Коби, ты можешь.
Ничего хуже она предложить не могла.
— Что?! Сотворить еще одного несчастного ублюдка?! Нам всем приходится выбирать, Сюзанна, и жить со своим выбором. Ты сделала выбор десять лет назад и тем самым изменила наши жизни. Но я не собираюсь обрекать ни в чем не повинное существо на все то, что пришлось вытерпеть мне.
— Никто не считает тебя… — начала Сюзанна, но с болью поняла, что больше ей нечего ему сказать. Все, что было между ними, закончилось, но она не удержалась от горестного восклицания, — Ты так жесток, Коби, я никогда не думала…
Когда Коби повернулся к ней, на его лице было столько страдания, что она отшатнулась.
— Нет, Сюзанна. Если я и жесток, то это к лучшему. Я могу сейчас утешить тебя, но подумай сама, чем все это закончится?
Он снова сел и будничным тоном произнес:
— Чай еще не остыл. Позволь, я налью тебе еще одну чашку.
Что сказать? Что сделать? Ничего. Слова бесполезны. И снова, какое из зол окажется меньшим? Бессмысленно говорить ей: «Настанет день, и ты поймешь, что поступила правильно», потому что сейчас ничто не поможет Сюзанне в ее горе…
Коби протянул ей чашку с чаем.
— Выпей, Сюзанна, тебе станет легче.
Она рассеянно взяла чашку и выпила все до последней капли, символизирующей то, что осталось от ее жизни.
Сидя рядом с Диной, Коби пытался забыть лицо Сюзанны, когда она уходила.
Он взглянул в полные надежды глаза Дины и подумал: «Я был прав, что не изменил жене, даже если не люблю ее, но как бы мне хотелось избежать этой мучительной дилеммы. Одно хорошо: мне легко с ней… но было бы по-другому, если бы я уступил желанию Сюзанны. А скоро, надеюсь, и Дине будет так же легко со мной».




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Английский подснежник - Маршалл Паола

Разделы:
Пролог1 глава2 глава3 глава4 глава5 глава6 глава7 глава8 глава9 глава10 глава11 глава12 глава13 глава

Ваши комментарии
к роману Английский подснежник - Маршалл Паола



книга хорошая, но концовка такая как будто должно быть продолжение.
Английский подснежник - Маршалл ПаолаАлександра
19.12.2012, 13.52





По концовке и так понятно,что у этого романа есть продолжение,ищите "Мой любимый принц"!Потрясающий роман,давно таких не читала!!!!
Английский подснежник - Маршалл ПаолаKatrina
24.12.2012, 14.51





Прекрасно и увлекательно! Приятно читать, приятно вспоминать
Английский подснежник - Маршалл ПаолаItis
10.05.2013, 20.49





Куций романчик.
Английский подснежник - Маршалл Паолалена
2.01.2014, 20.38





Потрясающий роман!Но оконцовка,если это правда что есть продолжение сейчас буду искать.Но роман классный.Советую.
Английский подснежник - Маршалл ПаолаАнна.Г
12.12.2014, 19.48





некакие
Английский подснежник - Маршалл Паоламаша
20.01.2015, 20.03





Приятно удивило в романе то,как расцветает любовь героя к героине. Понравилась реалистичность,а не как обычно увидел и влюбился сразу. Правда жаль детей,которых продавали извращенцами.
Английский подснежник - Маршалл ПаолаТатьяна
14.05.2016, 7.49





Роман совсем не впечатлил. Все показалось каким-то скучным и вялым: и странная секретно-шпионская линия, затесавшаяся сюда, и отношения героев. Вообще не поняла, где тут любовь, если даже к концовке герой не может определиться, какие чувства испытывает к героине, не говоря уже об объяснении с ней. Так что читала по диагонали. Знаю, что есть продолжение этой книги, но... нет. Ставлю 5 только за возвышенную идею защиты несчастных детей от извращенцев.
Английский подснежник - Маршалл ПаолаНаталия
5.06.2016, 2.27





Роман нельзя назвать потрясающим, но приятным. Закомплексованную и затюрканную в семье девочку главный герой превращает в великосветскую звезду и свою жену. А то, что некоторые дамы сетуют на отсутствие любви совсем не портит роман. Главное, что героям в постели хорошо! С позиции своего возраста считаю, что наличие страстной любви не только не укрепляет брак, но и вредит ему.
Английский подснежник - Маршалл ПаолаВ.З.,68 л.
16.09.2016, 10.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100