Читать онлайн Английский подснежник, автора - Маршалл Паола, Раздел - Вторая глава в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Английский подснежник - Маршалл Паола бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Английский подснежник - Маршалл Паола - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Английский подснежник - Маршалл Паола - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маршалл Паола

Английский подснежник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Вторая глава

В приюте, расположенном в помещении бывшей церкви, солдаты Армии спасения поили чаем и утешали отверженных. Среди несчастных был оборванный бродяга и проститутка, жестоко избитая клиентом.
Коби настолько отличался от обычных посетителей приюта, что все сразу же уставились на него. Мужчина, перевязывающий шлюхе раны, и две молодые женщины, разносящие чай, были удивлены не меньше, чем бедняки, о которых они заботились.
Девочка все еще пряталась под плащом.
— Я слышал, здесь спасают души… и тела… — протянул Коби, оглядевшись по сторонам. — Я искал помощь и вижу, что пришел по адресу.
— Это правда, — ответил капитан. Мужчина средних лет, с неприметным лицом и фигурой, он сидел за столом в дальнем углу комнаты и что-то записывал в гроссбух. — Что мы можем для вас сделать? Мы всегда готовы помочь нуждающимся.
— Ваша помощь требуется не мне, сэр. Боюсь, мою душу уже не спасти. Но я нуждаюсь в совете и буду очень признателен, если вы согласитесь поговорить со мной наедине.
Капитан взглянул на Коби, властного, богатого и полного сил. Что за совет ему может понадобиться?
— Хорошо. Сюда, пожалуйста. — С этими словами он указал на дверь маленькой комнатки. — Так чем я могу быть вам полезен?
Коби с улыбкой распахнул плащ.
— Я повторяю, не мне, сэр. Ваша помощь нужна этой бедной девочке. Видите ли, есть очень мало мест, куда я мог бы отнести ее, не навлекая при этом подозрений на себя.
Малышка в безвкусном и причудливом наряде соскользнула по его ногам и уселась на пол.
— Да уж, мистер, туго мне пришлось.
— Теперь видите, зачем мне понадобилось уединение, капитан, — сказал Коби. — История, конечно, неприглядная, и огласка нам ни к чему.
Капитан кивнул. Девочке он предложил кресло, но они с Коби остались стоять.
— А теперь, — начал он, — расскажите мне вашу историю… хотя о многом я могу догадаться.
— Торговля детьми — дело не такое уж редкое. Вы наверняка это знаете. Я слышал, несколько лет назад солдаты Армии спасения пытались предать гласности некоторые факты, и были обвинены в клевете.
— Это так, — согласился капитан. Познания этого надменного молодого красавца удивили его не меньше, чем его поступок. — Вы говорите о деле Стеда, когда люди, пытавшиеся спасти несчастных детей, оказались в тюрьме, а виновные избежали наказания. Но вы, похоже, столкнулись с чем-то подобным?
— Да полно вам. — Коби не пытался скрыть иронии. — Не притворяйтесь, будто живя и работая возле Хеймаркета, вы не знаете о том, что происходит здесь…
Неожиданно малышка вскочила с кресла и нахально подергала Коби за рукав.
— Мистер, я есть хочу.
К вящему удивлению капитана, молодой денди опустился на колени, достал из внутреннего кармана большой носовой платок и начал вытирать лицо ребенка.
— Ничего удивительного, — мягко ответил он. — Как ты думаешь, может, нам попросить этого джентльмена, чтобы тебя накормили, пока мы с ним будем разговаривать?
Девочка кивнула, а затем вновь схватила его руку и поцеловала.
— Мистер, вы же обратно меня не отправите? Можно, я поем здесь? С вами мне не страшно.
— Нет, обещаю, обратно ты не вернешься. Я найду для тебя безопасное убежище.
Коби встал и резко обратился к капитану:
— Можете накормить ее?
Капитан подошел к двери и отдал распоряжение одной из женщин, вскоре вернувшейся с миской супа и куском хлеба с маслом.
— Как тебя зовут, малышка? — спросила женщина. Девочка тем временем схватила миску и начала жадно пить суп через край, забыв про ложку.
— Лиззи. Лиззи Стил, — а затем, повернувшись к Коби, — А вас, мистер?
Кобби рассмеялся.
— А тебе какое имя нравится?
Он скорее почувствовал, чем заметил пристальный взгляд капитана. Лиззи, допивая суп, поинтересовалась:
— Разве у вас нету имени?
— Честно говоря, нет, — сказал Коби, и, в некотором смысле, это было правдой. Он не собирался называть свою фамилию обитателям приюта. Осторожность была его второй натурой, хотя многие из его знакомых не подозревали об этом.
Теперь, когда Лиззи была доставлена в безопасное место, его ярость прошла. Он снова чувствовал себя опустошенным, а голова болела все сильнее. Скоро и в глазах темнеть начнет. Но Коби не мог уйти, не позаботившись о ребенке.
Девочка глядела на него с удивлением.
— У каждого есть имя, мистер, — наконец заявила она.
— Какое-то есть, — серьезно согласился Коби.
Капитан решил вмешаться. Лиззи, жующая хлеб с маслом, смотрела на Коби с таким видом, словно он был центром ее Вселенной.
— Я думаю, — сказал капитан, — что мисс Меррик следует подыскать для Лиззи более пристойную одежду. А мы тем временем продолжим разговор.
Лиззи, ткнув в Коби пальцем, пискнула:
— Я никуда без него не пойду!
И снова капитан был удивлен поведением Коби. Тот обратился к девочке с такой любезностью, словно она была английской королевой.
— Вы здесь в полной безопасности, мисс Стил. Я уверен, что за вами хорошо присмотрят. Ничего плохого с вами здесь не случится. Даю слово. — Он взял ее грязную ручонку и склонился к ней.
В глазах девочки читалось подозрение. Ее обманывали так часто, что она не верила словам.
— Обещаете? — переспросила она.
— Обещаю. — Коби был сама серьезность.
Он знал, что капитан не сводит с него глаз. Без сомнения, ему часто приходилось видеть таких, как Лиззи, но такие, как Коби, не испытавшие на себе жестокость этого мира, встречались крайне редко.
Ярость вспыхнула на мгновение и снова угасла. Один Бог знает, как близко был однажды Коби Грант к отчаянию и смерти.
Женщина, которая принесла суп, вернулась, чтобы забрать с собой пустую миску и девочку. Ей велели переодеть Лиззи в приличное платье и выкупать ее.
Лиззи так и вскинулась, услышав про купание, но Коби посоветовал ей доверительным тоном.
— Позвольте им вымыть вас, мисс Стил. Я люблю мыться, и уверен, что вам это тоже понравится.
Лиззи окинула взглядом его золотистые волосы и ответила:
— Ага, по вам заметно. — К женщине она обратилась с куда меньшим почтением, — Можете вымыть меня, но только чтобы мыло в глаза не лезло!
— Буду краток, — сказал Коби капитану. — Я выкрал ее из борделя мадам Луизы и принес сюда, так как слышал, что вы спасаете заблудшие души. К счастью, ей удалось сбежать от насильника. Только собственная хитрость и спасла ее.
— И вы. — Лицо капитана оставалось таким же бесстрастным, как и лицо его странного молодого собеседника. Он привык ничего не брать на веру, даже спасение ребенка. Также он почти не выказывал подобострастия, с которым представители низших классов в Англии обычно обращались к аристократам.
— Я был всего лишь средством, — протянул Коби, — и позаботился о том, чтобы ее не схватили снова.
— Вы были одним из клиентов мадам?
— По сути, да. — Коби говорил спокойным и уверенным тоном. — А теперь обсудим ее положение. Она сказала, что в дом терпимости ее продал отчим.
Капитан, будучи офицером Армии спасения, не имел права ругаться или сыпать проклятиями, но фраза, слетевшая с его губ, подозрительно напоминала и то, и другое.
— Вот именно, — согласился Коби. — Этим подлым бизнесом управляют с верхних этажей роскошного особняка мадам Луизы. Уверен, что вы знаете это и без меня.
— Да… и здесь я бессилен. Улики, которые можно было бы представить в суде, собрать невозможно. Я не могу сделать даже то, что совершили сегодня вы.
— Этого недостаточно. Слишком много малых птиц падают на землю
type="note" l:href="#FbAutId_2">note 2
. Мне посчастливилось спасти одну из них… и только. Но что же нам делать с этой птицей? — Коби с радостью заметил по лицу капитана, что тот понял его намек на цитату из Евангелия.
— Которую Господь позволил вам спасти.
— Господь. — Коби вскинул брови. — Ах, да, Всемогущий и Всемилостивый. Который позволяет злу свершиться… а птицам падать… и который отдал Лиззи в руки насильников. Не важно, я не собираюсь вести с вами богословские споры, хочу лишь узнать, что можно для нее сделать. — Его улыбка была холодной, как лед. — Деньги не проблема, сэр.
Он сунул руку в карман, вытащил кошелек и открыл его. Поток золотых соверенов просыпался на грязный стол.
— Это для начала, в знак моих добрых намерений.
Капитан произнес:
— Кого или что вы хотите купить? Бога, спасение, меня или ребенка?
В ответ Коби вложил всю свою иронию.
— Все вместе, сэр, все вместе. Все продается, и спасение в том числе, и все можно купить в обмен на деньги… или на любовь. Если совесть не позволяет вам иметь дело с таким грешником, как я, мы с Лиззи уйдем и поищем помощи у менее разборчивых людей.
Деньги вернулись в кошелек, а сам Коби направился к двери. «Черт бы побрал его чудовищное самомнение», — подумал капитан, но долг христианина не позволял ему отказать в помощи бедной девочке из-за нрава человека, просившего за нее.
Ему казалось, будто незнакомец презирает весь мир, включая себя самого. Здесь две души нуждаются в спасении, а не одна. И в первую очередь спасать надо отнюдь не ребенка.
Он сказал Коби в спину.
— Подождите минутку. Есть один дом, куда я могу пристроить ее на время, и там она будет в безопасности. Но постоянного жилья у нас мало.
— А если бы оно было, вы могли бы спасти больше малых птиц?
— Если вам будет угодно.
— В таком случае я делаю вам предложение. Возьмите Лиззи Стил под свою опеку, а я дам вам достаточно денег, чтобы купить и обставить дом для двадцати таких девочек, чтобы они могли в нем жить и учиться до тех пор, пока не станут взрослыми и не смогут сами позаботиться о себе.
— Вы не шутите, сэр?
— Ни у одного человека, — сказал Коби угрожающим голосом, — не было причин подвергать сомнению мои обещания.
— Я должен знать ваше имя, сэр.
Коби задумался. У него не было желания сообщать капитану имя, под которым его знали в высшем обществе, но можно ведь назвать и вымышленную фамилию.
— Я сказал Лиззи, что у меня нет имени. Я был рожден без имени. Можете звать меня мистером…
Он запнулся: какой-то странный порыв чуть не заставил его назвать имя своего настоящего отца, Джека Дилхорна. Коби придумал нечто похожее и с улыбкой закончил:
— Мистер Дилли. Джон Дилли.
Капитан сразу понял, что это ложь. На его глазах Коби бросил на стол кошелек, достал записную книжку и начал писать.
— А ваше имя?…
Капитан чопорно представился.
— Бристоу. Эбенезер Бристоу.
— Что ж, капитан Эбенезер Бристоу, мой поверенный встретится с вами завтра. В котором часу?
— Я бываю здесь с четырех часов пополудни.
— Тогда в половине пятого. Мой человек обо всем позаботится. Деньги будет передавать он. Если вам понадобится связаться со мной, обращайтесь к нему. Не пытайтесь выследить меня — в этом случае наше соглашение будет расторгнуто. Вы меня поняли? Я намерен оставаться неизвестным благотворителем.
Он рассмеялся, и капитан понял, что в жизни не слышал более невеселого смеха.
— Так вы и скажете начальству, что деньги поступили от неизвестного благотворителя.
Коби вырвал страничку, что-то написал на ней и протянул капитану.
— Это вам. Отдайте завтра моему поверенному. А теперь скажите, куда вы собираетесь пристроить Лиззи, чтобы я мог проведать ее и убедиться, что с ней хорошо обращаются.
Ошеломленный этой невероятной щедростью, капитан взял бумажку.
— Зачем вы это делаете, мистер Дилли?
— Причуда. И ничего больше. — Коби был краток.
— А остальные? Как же они?
— Какие еще остальные?
— Те, кого держат в доме мадам Луизы. Им не так повезло, как Лиззи.
Коби по-волчьи оскалился.
— Вы должны понимать, что не в моих силах спасти всех. Но те, кто торгуют детьми, и те, кто пользуются их услугами, заплатят за все.
Капитан не мог поверить собственным глазам. Ему еще не приходилось встречать златокудрых мужчин, которые появляются ниоткуда и швыряются золотом ради спасения несчастных детей.
— Вы, наверное, очень богаты, — выдавил он наконец.
— О, да, — любезно согласился Коби. — Невероятно богат. Настолько, что вы даже представить себе не можете. Ни Мидас, ни Крез со мной не сравнятся. И все это собственными руками!
— И вас это не пугает? Можете ли вы не ведать страха Божия, с такой легкостью распоряжаясь судьбами людей?
— Нет, капитан. Судьбу нелегко изменить. И я никем не распоряжаюсь… я всего лишь подталкиваю события. С этого и начинаются лавины. Что касается страха Божия, я забыл о нем восемь лет назад, когда предпочел, чтобы люди боялись меня. А теперь я попрощаюсь с Лиззи, после того, как вы сообщите мне ее новый адрес.
— Она отправится к знакомым мне супругам, которые заботятся о бездомных детях. Дом двадцать один по улице Кочегаров.
Он помолчал.
— Надеюсь, вы будете осторожны с ней. Было бы жестокостью с вашей стороны обещать ей нечто сверх того, что судил ей Бог.
— Поверьте, это не входит в мои намерения, капитан Бристоу, сэр, — ответил Коби. — Даже если воля Божья и заключается в том, чтобы отдать ее в лапы извращенцам, я этого не допущу!
— Но Он послал ей на помощь вас.
Капитану хотелось, чтобы последнее слово осталось за ним, но Коби придерживался иного мнения.
— Да, но подумайте о тех, которых Он не спас!
Эбенезер Бристоу сдался. Каково бы ни было его личное мнение о собеседнике, помнить следовало лишь о размерах его внушительного пожертвования.
Коби понял, что Бристоу ведет внутреннюю борьбу, и испытал прилив отвращения к самому себе. Жестоко и несправедливо насмехаться над человеком, посвятившим жизнь служению людям, тогда как сам он, Коби, не заботится ни о ком, кроме самого себя.
Даже ради спасения собственной жизни он не смог бы объяснить, что за порыв заставил его вырвать девочку из беспощадных рук сэра Рэтклиффа Хиниджа. А теперь, когда дело сделано, сможет ли он жить спокойно, зная о том, что происходит на верхних этажах дома мадам Луизы?
Коби почему-то вздрогнул, поежился, достал роскошные золотые часы и открыл крышку.
— Уже поздно, я должен идти. Не забудьте, что завтра придет мой поверенный. Спокойной ночи, сэр.
Он развернулся на каблуках и собрался уходить.
Капитан Бристоу бросил ему вслед:
— Будьте осторожны, мистер Дилли. Летая слишком близко к солнцу, недолго и крылья опалить. С Богом не шутят.
Коби оглянулся, сверкнул белыми зубами и ответил.
— Да, капитан, в этом я не сомневаюсь.
Станция в Мурингсе была именно такой, какой запомнила ее Дина: с пламенеющими цветочными клумбами, согретыми ярким полуденным солнцем. Станционный кот свернулся калачиком на выкрашенной в зеленный цвет скамейке. Сандерс, смотритель, сидел в своей маленькой будке.
Он вышел и помог Дине и ее служанке Пирсон выгрузить багаж на платформу.
— Простите, леди Дина, но мы не знали о вашем приезде, и из усадьбы двуколку не прислали.
— Я подожду здесь, Сандерс. В такой замечательный день приятно посидеть на солнышке. Наверняка, двуколка прибудет с минуты на минуту.
В последнем девушка вовсе не была уверена, но, к счастью, через двадцать минут двуколка действительно подъехала. На козлах сидел один из кучеров.
— Простите, леди Дина, госпожа забыла предупредить о вашем приезде. Но американский джентльмен, который гостит в доме, узнал о том, что вы ждете на станции, и велел мне забрать вас.
«Забывчивость» Виолетты Дину не удивила, но ей стало ужасно любопытно, кто же такой этот американский джентльмен. Она знала, что в высшем свете вращается множество богатых американцев. Обычно это мужчины средних лет и старше. Вероятно, им двигали отцовские чувства. Надо будет поблагодарить его при встрече.
Как и следовало ожидать, дома Виолетты не оказалось. Экономка миссис Гривс сказала, что леди Кенилворт уехала по срочному делу, и в спешке забыла предупредить прислугу об ожидающемся прибытии леди Дины.
К счастью, американский джентльмен мистер Грант, знал о том, что Дина должна приехать, и отдал все необходимые распоряжения.
Когда миссис Гривс упомянула о мистере Гранте, на ее лице промелькнуло какое-то странное выражение. Неужели это один из поклонников Виолетты? Вряд ли… она предпочитает молодых и красивых.
Дворецкий Честермен предложил:
— Я полагаю, вы не откажетесь от чашечки чая, леди Дина, прежде чем переоденетесь с дороги. Прошу прощения за оплошность. Мистер Грант был очень этим… обеспокоен.
Да, от чая леди Дина не отказалась. Но почему Честермен и Гривс так странно отзываются об этом американце? Тут и так друзей Виолетты полон дом, а теперь еще какой-то пожилой американец раньше времени приехал. Зачем?
Позже, выпив чая, Дина с помощью Пирсон переоделась в детское платьице с голубым поясом и стянула длинные темные волосы синей бархатной лентой. В этом наряде она выглядела лет на пятнадцать, но зато он отлично защищал ее от излишнего мужского внимания!
И что теперь делать в этих пустых хоромах? Дина решила пойти в библиотеку и приятно провести время, забыв о Виолетте и благополучно избежав встречи с пожилым американским джентльменом.
Захватив блокнот и пенал с карандашами, она поднялась по главной лестнице, пройдя мимо портретов грозных предков лорда Кенилворта. «Знали бы они, какой у них потомок!» — подумалось ей. Мама называла его подкаблучником, дающим Виолетте слишком много воли.
Наконец, Дина остановилась у дверей библиотеки и поняла, что ошибалась. Внутри кто-то был. И этот «кто-то», как ни странно, играл на гитаре. А самое странное, что играл он мелодию Вивальди, которую Дина однажды слышала в Оксфорде на концерте, куда ходила вместе с Па.
Мгновение девушка колебалась, подумывая о бегстве, затем, прижав к себе блокнот с пеналом, приняла решение, навсегда изменившее ее жизнь. Она открыла дверь и вошла в библиотеку, чтобы встретиться с неизвестным музыкантом…
Он сидел на длинной низкой скамье у окна, лицом к двери, склонившись над гитарой. Дина застыла как вкопанная.
Она впервые видела такого красивого мужчину. Красивого настолько, что от восхищения у нее захватило дух. Он был похож на статую Аполлона Бельведерского. Его лицо и фигура отличались такой же классической красотой, глаза были голубыми, как небо, а кудри отливали золотом.
Его наряд казался столь же безукоризненным. Рядом с ним Дина почувствовала себя замарашкой. «Это нечестно: иметь такую внешность и такой талант, — с болью подумала она. — Нечестно, когда одним дается так много, а другим ничего».
Играя, он не сводил с нее своих удивительных глаз. Хотя мелодия была очень сложной, пальцы Аполлона двигались с такой божественной точностью, словно он и был творцом музыки.
Все завершилось. Он встал, положил гитару на скамью и направился к Дине, зачарованной его ростом и неотразимой внешностью.
С поклоном он произнес:
— Должно быть, вы леди Дина Фревилль, сестра Виолетты. Простите, что не встал и продолжал играть, когда вы вошли, но я отношусь к музыке с уважением, и вы, надеюсь, тоже.
Аполлон взял ее безвольную руку, поцеловал тыльную сторону кисти и отпустил. Он продолжал говорить, видимо, догадавшись, что от изумления девушка утратила дар речи.
— Позвольте представиться. Я Джейкоб… Коби Грант из Нью-Йорка. Лорд и леди Кенилворт любезно пригласили меня в Мурингс. Наша встреча необычна, но надеюсь, вы не в обиде на меня за это.
Так это и есть ее американский спаситель, которого она считала пожилым чудаком!
Рядом с ним Дина чувствовала себя словно под властью чар или гипноза. Внезапно она поняла, почему слуги так говорили о нем. Он был загадкой… да, загадкой. И последним любовником Виолетты, в этом у нее не было сомнений.
Севшим голосом она ответила:
— Конечно, я не обижаюсь, ведь вы были так добры, что прислали за мной двуколку на станцию. К тому же я люблю необычные встречи, а вы так замечательно играли! — Не сдержавшись, Дина добавила, — Но почему именно в библиотеке, мистер Грант?
Ее слова развеселили Коби. Она так непохожа на сестру, так непохожа на образ, который он представлял себе после едких отзывов Виолетты. Она напоминает молодую Сюзанну. В ней тоже чувствуется уязвимость, желание защититься. Но Сюзанна всегда знала себе цену, а эта девочка — нет.
Кроме того, Сюзанна была красавицей, а Дина явно считает себя дурнушкой. Она еще наполовину ребенок, но Коби уже видел в ней зарождающуюся красоту.
Ответил он ей серьезно, чтобы не обидеть ненароком.
— Удобное место, леди Дина. Сюда редко кто заходит (по крайней мере, так сказал дворецкий), а значит, меня вряд ли бы кто-нибудь потревожил.
— Вы играли Вивальди? Мне нравится Вивальди. Я думаю…
Дина запнулась, не зная, стоит ли продолжать. Он мог посмеяться над ней за глаза; девушка знала, что сестра часто так поступала, когда у нее хватало глупости поделиться с Виолеттой сокровенными мыслями, но все-таки решила продолжить…
— Его музыка напоминает мне журчащие фонтаны. Струи вздымаются и падают, становятся то шире, то тоньше, а затем собираются в один огромный столб воды и обрушиваются в бассейн…. Только… только… последние ноты продолжают звучать, в отличие от капель.
Надо быть сумасшедшей, чтобы делиться своими фантазиями с американским дикарем (как их обычно называл Рейни) и, к тому же, с одним из наперсников Виолетты. Но играл он так прекрасно, что наверняка вкладывал в свою игру живые чувства.
Если Коби и удивили ее слова, то он ничем не выдал удивления. Вместо этого поднял гитару и, стоя, заиграл снова.
На этот раз он играл еще более вдохновенно, и последние несколько нот еще дольше звучали в воздухе — словно водяные капли, медленно оседающие в бассейн.
Он ничего не сказал, лишь вопросительно поднял брови.
Дина вздрогнула.
— Да, что-то вроде, — выдавила она, наконец. — Жалко, что Па вас не слышит.
Коби кивнул. Кто такой Па, он не стал спрашивать: догадался и сам. Сегодняшним утром Виолетта рассказала ему историю своей единоутробной сестры. Коби мог только радоваться, что вовремя узнал о пренебрежительном отношении Виолетты к бедной девочке. Она бросила свою сестру на железнодорожной станции, словно ненужную вещь.
Теперь, встретившись с Диной, Коби жалел, что не поехал на станцию сам. За ее застенчивой и скромной внешностью скрывается живой и самобытный ум — без сомнения, унаследованный от отца.
— Спасибо, что похвалили мою игру, — сказал Коби. — Боюсь, я всего лишь любитель, в отличие от моей сводной сестры Сюзанны. Она могла бы стать концертирующей пианисткой, если бы женщинам было позволено профессионально заниматься музыкой.
Дина снова удивила его… и не в последний раз.
— Вы не похожи на любителя, мистер Грант, и, не сочтите за дерзость, совсем не похожи на американца.
— Нет, я вовсе не считаю вас дерзкой, — ответил Коби, глядя с улыбкой на ее оживившееся лицо. — Позвольте поблагодарить вас, леди Дина, за оба ваших комплимента, тем более что я был невнимателен к вам. Я не спросил, предложили ли вам выпить чаю после долгой дороги. Должен ли я позвать горничную?
— И да, и нет, — весело откликнулась Дина. — Да, я пила чай, и нет, больше не хочу.
Рядом с ним она чувствовала себя совершенно раскованной. Казалось, он готов ее выслушать. На мгновение ей захотелось обладать такой же прекрасной внешностью и такими же безукоризненными манерами. В сравнении с ним даже Виолетта выглядела слишком суетливой. Каково это, знать, что ты совершенство? Смогла бы она вести себя с таким непринужденным спокойствием, если бы была ему ровней?
Позже Дина посмеялась над своими глупыми мыслями. Никогда ей с ним не сравниться. Скорее рак на горе свистнет, — как говаривала в подобных случаях ее старая нянюшка.
— Что ж, значит, разговор о чае отпадает, — так же весело ответил Коби. — А как насчет погоды? Может, побеседуем о метеорологии? Похоже, здесь это излюбленная тема. К примеру: как вы думаете, завтра будет так же солнечно, леди Дина? Или вы позволите задать вам более личный вопрос, чтобы выяснить, для чего вы пришли в библиотеку?
— Конечно, позволю, — серьезно ответила Дина, усаживаясь, чтобы и он мог сесть, — тем более, что на мой вопрос о библиотеке вы ответили. Полагаю, я должна отплатить вам той же монетой. Па, то есть профессор Фабиан, рассказывал, что покойный лорд Кенилворт собрал огромную коллекцию мемуаров и документов о выдающихся политиках за последние три столетия. Если я смогу когда-нибудь изучать историю в Оксфорде, было бы неплохо для начала внимательно прочитать документы и сделать выписки.
Да, леди Дина Фревилль действительно пошла в отца и оказалась кукушонком в гнездышке Рейнсборо. Коби сильно сомневался, что Дине разрешат поехать в Оксфорд. Виолетта этого не допустит.
— Разумная мысль, — с одобрением заметил он. — Чтобы составить правильное представление о прошлом, нет ничего лучше изучения первоисточников. Поздравляю вас, леди Дина, не многие студенты это понимают.
«Боже правый, этот американский дикарь говорит в точности как Па! Неужели он с Виолеттой и Рейни ведет такие же ученые беседы? Вряд ли».
— Многие ли американцы согласятся с вами, мистер Грант? Как вы думаете, много ли общего у государственных деятелей в Америке и у нас? Вы со многими политиками знакомы? Я слышала, Нью-Йорк совсем не похож на Вашингтон.
— Нет, конечно, — согласился Коби, снова взглянув на Дину изумленными глазами, и от этого взгляда у нее почему-то закружилась голова. Тронутый ее искренним любопытством, Коби рассказал несколько анекдотов об американских политиках и рассмешил ее.
— Похоже, единственная разница между вашими и нашими политиками, — подытожила Дина, — состоит в том, что у ваших больше прямолинейности, а у наших — лицемерия. Мне всю жизнь говорили, будто Кристофер Фревилль, первый лорд Рейнсборо, получил свой титул за какие-то дипломатические заслуги во времена правления Карла II. Но однажды Па сказал мне, что это полная чепуха, и объяснил, в каких документах можно найти подлинную историю. Кристофер был собутыльником короля Карла, — сообщила она с веселым блеском в глазах. — Королю были свойственны весьма пагубные привычки, хотя, по-моему, теперешний принц Уэльский недалеко от него ушел.
Она никогда бы не осмелилась произнести подобную ересь при Виолетте, но рядом с Коби ее почему-то так и тянуло на вольности.
— При дворе он был пустым местом, обычным камергером. Однажды король отправился на прогулку (а Па говорил, что он очень любил гулять), и начался сильный дождь. На короле был легкий плащ, а на Кристофере — плотный. Он увидел, что король промок, и предложил поменяться плащами. Тем же вечером они напились, и король пообещал Кристоферу в знак благодарности любую милость. Кристофер ответил, что дарит королю свой плащ в обмен на графский титул. Король рассмеялся и сказал: «Раз ты спас меня от дождя, быть тебе лордом Рейнсборо
type="note" l:href="#FbAutId_3">note 3
». Кристофер был обычным шалопаем — не дипломатом и не политиком, как называли его потомки. Король Карл II сделал его графом в шутку. Прошу вас, не рассказывайте об этом Виолетте, она не оценит.
«Это уж точно», — подумал Коби, благодарный Дине за то, что она поделилась с ним этой занятной историей.
Немного позже он обнаружил, что Виолетта воспринимает свою единоутробную сестру слишком серьезно. После часа увлекательной беседы дверь библиотеки распахнулась, и вошла Виолетта, великолепная в своем платье цвета чайной розы.
Коби и Дина, смеясь, играли в шахматы на инкрустированном столике возле окна. Дина обнаружила, что мистер Грант играет даже лучше, чем Па. Впрочем, Виолетту раздражало и их занятие, и мистер Грант, и Дина.
Особенно Дина.
— Вот ты где, Коби, — заявила она, подплывая к ним, словно галеон под всеми парусами, — в библиотеке. Тоже мне место нашел! Ты пил чай?
Она в ярости взглянула на доску, где черные ферзь и король пытались зажать в угол белого ферзя Дины.
— Ты же в безвыходном положении, дорогая, — насмешливо протянула Виолетта и небрежным движением руки смахнула с доски фигуры. — Ой, простите, — все с той же насмешкой воскликнула она, — но правда, Дина, эту партию не стоит и продолжать. А теперь почему бы тебе не подняться наверх и не переодеться в более приличное платье: то, что сейчас на тебе, больше подходит для детской, чем для гостиной. Да, и не забудь поблагодарить мистера Гранта, за то что он взял на себя труд развлекать тебя.
Говорила она таким тоном, словно Дина была капризным трехлетним ребенком, а Коби — ее пожилым дядюшкой.
Коби, не знающий, то ли злиться на Виолетту, то ли посмеяться над ней, с огорчением понял, что любые попытки утешить бедную девочку приведут лишь к более жестоким нападкам со стороны Виолетты, и решил промолчать.
Дина, густо покраснев, встала и направилась к выходу. Впрочем, она понятие не имела, во что ей переодеться — ни одно из ее платьев Виолетта не одобрит. Сестра никогда не забывала напомнить ей о том, какая она уродливая, неуклюжая и глупая… особенно глупая.
— Д-д-да, — запинаясь, буркнула она. Девушка нагнулась, чтобы поднять белого ферзя, закатившегося под стол, а когда выпрямилась, мистер Грант бережно взял фигурку у нее из руки и поставил на доску.
— Мы еще поиграем, — серьезно сказал Коби, не сводя с нее своих удивительных синих глаз. Ради ее же блага он не осмелился ничего добавить. Иначе Виолетта получила бы новый повод для раздражения.
Дина понятия не имела, почему Виолетта смотрит на нее с такой ненавистью.
Она бессвязно пробормотала:
— Незачем, благодарю вас… мистер Грант… я и в самом деле плохо играю… должно быть, вам скучно со мной.
Коби застыл на месте: опасный признак, хотя обе женщины не догадывались об этом.
— Ну что вы, леди Дина, мне не было скучно с вами. Напротив, я испытал огромное удовольствие.
Виолетта раздраженно притопывала ногой, пока Дина, красная, как рак, и неспособная связно ответить мистеру Гранту, не вышла из комнаты.
Не успела дверь закрыться, как Виолетта гневно воскликнула:
— Я испытал огромное удовольствие! В самом деле, Коби, нечего было так расшаркиваться перед девчонкой. Хватило бы и простого «спасибо».
Неужели она ревнует к Дине? Но почему? До прихода Виолетты Дина была интересной и веселой собеседницей, но по ее последующему поведению ясно, что Виолетта не впервые обращается с ней с подобной жестокостью. Все ее очарование мгновенно исчезло.
Неприязнь Коби к Виолетте росла с той же скоростью. Он решил защитить несчастного ребенка. Дина напомнила ему другую девушку, которую однажды, много лет назад, он тщетно пытался спасти. Даст Бог, он сумеет помочь Дине хотя бы на то время, пока будет гостить в Мурингсе.
Все эти мысли остались при нем. С Виолеттой Коби был само очарование, но у нее хватило ума заметить, что он никогда не упоминает о Дине. Она и сама не понимала, почему, увидев Дину вместе с Коби, пришла в такую ярость. Возможно, причина заключалась в том, что Виолетта, стоящая на пороге сорокалетия, приближалась к возрасту, когда о ней будут говорить не как о «признанной красавице Виолетте Кенилворт», а как о «Виолетте Кенилворт, которая в молодости была красавицей».
Коби было двадцать девять лет, а Дине — восемнадцать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Английский подснежник - Маршалл Паола

Разделы:
Пролог1 глава2 глава3 глава4 глава5 глава6 глава7 глава8 глава9 глава10 глава11 глава12 глава13 глава

Ваши комментарии
к роману Английский подснежник - Маршалл Паола



книга хорошая, но концовка такая как будто должно быть продолжение.
Английский подснежник - Маршалл ПаолаАлександра
19.12.2012, 13.52





По концовке и так понятно,что у этого романа есть продолжение,ищите "Мой любимый принц"!Потрясающий роман,давно таких не читала!!!!
Английский подснежник - Маршалл ПаолаKatrina
24.12.2012, 14.51





Прекрасно и увлекательно! Приятно читать, приятно вспоминать
Английский подснежник - Маршалл ПаолаItis
10.05.2013, 20.49





Куций романчик.
Английский подснежник - Маршалл Паолалена
2.01.2014, 20.38





Потрясающий роман!Но оконцовка,если это правда что есть продолжение сейчас буду искать.Но роман классный.Советую.
Английский подснежник - Маршалл ПаолаАнна.Г
12.12.2014, 19.48





некакие
Английский подснежник - Маршалл Паоламаша
20.01.2015, 20.03





Приятно удивило в романе то,как расцветает любовь героя к героине. Понравилась реалистичность,а не как обычно увидел и влюбился сразу. Правда жаль детей,которых продавали извращенцами.
Английский подснежник - Маршалл ПаолаТатьяна
14.05.2016, 7.49





Роман совсем не впечатлил. Все показалось каким-то скучным и вялым: и странная секретно-шпионская линия, затесавшаяся сюда, и отношения героев. Вообще не поняла, где тут любовь, если даже к концовке герой не может определиться, какие чувства испытывает к героине, не говоря уже об объяснении с ней. Так что читала по диагонали. Знаю, что есть продолжение этой книги, но... нет. Ставлю 5 только за возвышенную идею защиты несчастных детей от извращенцев.
Английский подснежник - Маршалл ПаолаНаталия
5.06.2016, 2.27





Роман нельзя назвать потрясающим, но приятным. Закомплексованную и затюрканную в семье девочку главный герой превращает в великосветскую звезду и свою жену. А то, что некоторые дамы сетуют на отсутствие любви совсем не портит роман. Главное, что героям в постели хорошо! С позиции своего возраста считаю, что наличие страстной любви не только не укрепляет брак, но и вредит ему.
Английский подснежник - Маршалл ПаолаВ.З.,68 л.
16.09.2016, 10.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100