Читать онлайн Великолепие шелка, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Великолепие шелка - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Великолепие шелка - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Великолепие шелка - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Великолепие шелка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

– Очень извиняюсь, мистрисс, но без денег мы не поплывем.
Чина Уоррик, вспотевшая, усталая, с трудом превозмогавшая боль, предпринимала отчаянные усилия, чтобы сохранить спокойствие духа. О, если бы она только могла вспомнить какие-нибудь малайские ругательства, чтобы проклясть лодочника на том языке, который он понимает! Как непорядочно с его стороны отказываться переправить ее через Сингапурский пролив только на том основании, что она не может заранее заплатить за свой проезд!
– У меня нет с собой денег, – снова объяснила заартачившемуся владельцу сампана Чина, стараясь не показывать ему своего раздражения. Ей было нелегко скрывать свои чувства, ибо, несмотря на то что дело шло к вечеру, солнце продолжало немилосердно палить ее непокрытую голову, а деревянная пристань раскалилась настолько, что жгла ее ноги даже сквозь тонкие подошвы туфель. К тому же вечерний бриз не начинал еще дуть, и в неподвижном воздухе стойко держался тошнотворный запах гниющих водорослей.
Основную часть пути от отеля до этого места Чина проделала пешком. Здесь, вдалеке от суеты торговых и приморских кварталов, джунгли, не собираясь, казалось, сдавать* своих позиций, решительно подступали к самой кромке воды. Над ее головой вились тучи москитов. Был отлив, и вода, нежно булькая под сваями причала, заставляла побитый рыбацкий сампан мерно покачиваться на волнах.
– Тысяча извинений, мистрисс, – повторил лодочник с почтительным поклоном, – но моя лодка не выйдет в море до тех пор, пока денежки не лягут ко мне в карман.
Чина сжала губы в полном отчаянии. О, почему она, вместо того чтобы искать переправу где-нибудь в порту, отправилась сюда, в Оранг-Лаут, за милю, а то и дальше от города! Она с детства помнила, что жители этого селения, малайцы-лодочники, строят свои дома на сваях, возвышающихся над линией прилива. Они всегда с готовностью, без лишних вопросов и препирательств брались перевезти пассажира, куда бы тот ни пожелал, ради того, чтобы в конце путешествия получить всего несколько мелких монет. Что же заставило этого парня наотрез отказаться помочь ей?
– Вам заплатят, как только мы приедем, – продолжала убеждать его Чина. – Я ведь уже объяснила вам, кто я такая и почему не могу заплатить сразу. Неужели моего слова вам недостаточно?
Выражение темнокожего лица оставалось невозмутимым.
– Прошу прощения, мистрисс Чина Уоррик. Вы, несомненно, настоящая, благородная леди, но я вас не знаю.
– Но вы наверняка должны были знать моего отца! – произнесла с надеждой Чина.
– Когда-то имя Уорриков пользовалось огромным уважением, – ответил лодочник задумчиво, – и тем, кто носил его, доверяли. А теперь все не так. Я бедный человек, мистрисс, и останусь голодным, если мой сампан не вернется сегодня вечером с уловом рыбы.
Чина почувствовала, как у нее забилось сердце. Уже не в первый раз она слышала нечто, что заставляло подозревать неладное. Неужели на плантации «Царево колесо» действительно что-то случилось? И не по этой ли причине Дэймон известил ее в записке, что не сможет приехать за ней ранее чем послезавтра?
Что-то произошло там, дескать, с их яликом, и нужно его починить. Во всяком случае, так передала ей Джулия.
Жалость в глазах Джулии Клэйтон более чем что-либо еще заставила Чину как можно быстрее покинуть отель и попытаться самой добраться до Бадаяна. Ей не хотелось откладывать возвращение домой еще на целый день, и, кроме того, ей невыносима была сама мысль о том, что Джулия или кто-то еще заподозрит вдруг, что на Бадаяне не очень-то жаждут вновь увидеть ее!
– Это ваше последнее слово? – спросила она сердито. Рана на спине нещадно болела, на причале было нестерпимо жарко, и ей вовсе не улыбалось провести остаток вечера в препирательствах с этим лодочником. Через пролив хорошо были видны отдаленные горы Индонезии. До Бадаяна отсюда рукой подать – часа три неторопливого хода на сампане. Если бы только этот упрямец поверил наконец в то, что за такую нехитрую работу он смог бы получить приличную сумму!
– Очень сожалею, мистрисс.
Он был вежлив, но непреклонен, и Чина поняла, что только зря теряет время, а так как поблизости не было видно ни одной другой лодки, она, признав свое поражение, решила вернуться в отель и ждать Дэймона.
– Вы понимаете, мисс Уоррик, – прозвучал неожиданно рядом с ней спокойный голос, – что снова ведете себя непростительно глупо?
Чина с судорожным вздохом оглянулась и увидела направленный на нее пристальный взгляд голубых глаз Этана Бладуила.
– Как вы меня нашли? – прошептала она, непроизвольно делая шаг назад.
– С трудом, разумеется, ибо вы никому в отеле не сказали о своих намерениях, – продолжал он недобрым голосом. – Миссис Клэйтон была вне себя, когда сообщила моему стюарду о том, что вы пропали. – Лицо его скривилось при воспоминании о неприятной сцене с Нэппи, последовавшей сразу же за визитом Джулии. Старый матрос возложил с невероятной энергией всю ответственность на него...
– Ну вот, теперь-то вы наконец довольны, не правда ли? – прорычал угрожающе Нэппи, настигнув его на кормовой палубе. Исполосованное и покрытое синяками лицо маленького стюарда налилось кровью. – Теперь можете радоваться, гнусный, подлый ублюдок!
Этан, оторвавшись от морской карты, спросил спокойно:
– О чем это ты, старина?
– Здесь только что побывала Клэйтон. Сказала, что девушка упаковала свои вещи и исчезла из отеля вскоре после того, как вы ее посетили. Может, я выжил из ума, но мне кажется, что вам немедленно следует отправиться на ее поиски! И дай Бог, чтобы вам повезло!
– Уточни, кого ты имеешь в виду? – произнес нетерпеливо Этан.
– Мисс Чину, вот кого! Она сбежала! И даю голову на отсечение, что это вы своим чертовым недобрым языком заставили ее на это пойти! Я ведь уже знаю, что наговорили вы ей сегодня утром! Вина за все это ложится только на вас!..
– Так ты говоришь, что мисс Уоррик одна покинула «Райфлз-отель», – недоверчиво перебил его Этан.
– Господи, кажется, я говорю на чистейшим королевском английском! – воскликнул Нэппи гневно. – Вы сами слышали, что я сказал! Исчезла, не сказав никому ни слова, непонятно куда! – Он начал возбужденно жестикулировать, указывая руками в сторону городских крыш, выглядывавших из-за портовых строений. – Могу поклясться, что в эту минуту она ищет переправу на свой чертов остров, если только не получила новый удар в спину! Трудно себе представить лучшую приманку для всех этих головорезов, чем английская леди, разгуливающая сама по себе, в полном одиночестве! Взять хотя бы тех же убийц, что напали на нас!
Этан, грубо оттолкнув Нэппи в сторону и выкрикивая на ходу краткие распоряжения, почти бегом устремился к трапу, вознамерившись лично заняться поисками мисс Уоррик. К счастью, найти ее оказалось не столь уж и сложно, потому что, как и предполагал Нэппи, одинокая женщина в дорогом черном платье, не могла не привлечь к себе внимания туземцев. И Этан испытал вскоре неимоверное облегчение, убедившись в том, что на этот раз никто не собирался на нее нападать.
– Как это вам удалось меня разыскать? – снова спросила девушка, и звук ее голоса словно подлил масла в огонь.
– Все очень просто, – ответил капитан сухо. – Не многим женщинам достанет безрассудности, если не сказать тупости, отправиться одной в путь. Разумеется, вы привлекали к себе внимание местных жителей, и мне оставалось только спрашивать. Ну а теперь, мисс Уоррик, я предлагаю вам вернуться на мой корабль, прежде чем вас хватит солнечный удар. ^~– Он критически осмотрел девушку. – Вы и так не в лучшей форме.
Чина вздернула подбородок, решив не придавать особого значения недобрым его словам и тому обстоятельству, что ее немытые волосы ниспадали лохмами на плечи, а подол платья отяжелел от пыли.
– Как это мило с вашей стороны, капитан, отправиться на мои поиски! – проговорила она с достоинством. – Но, боюсь, мне придется отклонить ваше приглашение. Я собираюсь немедленно отправиться домой.
Голубые глаза Этана сузились, в них вспыхнул недобрый огонек.
– А на чем вы собираетесь отправиться домой? Уж не на этой ли развалине? – поинтересовался капитан, заметив освещенный солнцем сампан, качающийся на волнах» возле" самого причала, хотя и мог бы при этом получить в любой момент течь. К счастью, он говорил по-английски, и до лодочника, таким образом, не дошел оскорбительный смысл его слов.
Чина открыла было рот, чтобы отстаивать свое решение, но капитан не допустил этого.
– У вас нет другого выхода, как только вернуться на корабль вместе со мной, – заявил он непреклонно. – Уже почти темно, а у вас нет денег, чтобы заплатить за перевоз.
Глаза Чины вспыхнули.
– Пусть так, сэр, но это вовсе не значит, что я собираюсь отправляться куда бы то ни было вместе с вами. Если уж я решу провести ночь в Сингапуре, то изберу для этого «Райфлз-отель».
– У меня другое мнение на сей счет, – проговорил капитан внешне вполне спокойным тоном. – Видите ли, милая леди, мне теперь совершенно ясно, – к сожалению, я понял это слишком поздно, должен добавить, – что как только я упускаю вас из виду, так сразу же подвергаюсь риску потерять свои две сотни фунтов.
– Уж не думаете ли вы, что я способна сбежать, не заплатив вам, как обещала? – возмутилась Чина.
Лицо Этана внезапно приняло жесткое выражение.
– Дорогая моя юная дама, я имел в виду совсем другое, а именно то, что вы с легкостью можете пасть жертвой еще одного нападения, если впредь будете разгуливать по берегу в одиночестве. И у меня имеются все основания сомневаться в том, что ваш брат оплатит ваш долг, если я положу у порога его дома ваше бездыханное тело.
– О! – вздохнула Чина и заметила язвительно, злобно сверкая глазами: – Не могу себе представить, как это Джулия Клэйтон может думать всерьез, будто я влюблена в вас! Я все больше утверждаюсь во мнении, что вы самый несносный человек, которого я когда-либо встречала!
– Благодарю покорно! И позвольте заметить: я прекрасно осведомлен о ваших чувствах по отношению ко мне, мисс Уоррик, так что нет никакой необходимости снова напоминать мне о них. Ну а теперь, если не возражаете, давайте продолжим наши препирательства где-нибудь в другом месте, а не на этой шаткой пристани. Могу поклясться, что запах водорослей уже начал пропитывать мою одежду.
Чина ничего не ответила, но в повороте ее наклоненной головы появилось что-то смиренное и покорное, что заставило Этана вспомнить адресованные ему обвинения Нэппи в том, что он ведет себя с ней слишком грубо.
– Прошу прощения, мисс Уоррик, за мою бестактность, проявленную сейчас и в отеле сегодня утром, – произнес он неожиданно. – Насколько я понимаю, ваш брат написал, что не сможет за вами приехать. Если вы вернетесь со мной на корабль, я обещаю вам завтра же утром отплыть на Бадаян. Как вы считаете, это приемлемо?
Чина подняла голову и посмотрела на него такими удивленными глазами, что ему невольно вспомнился тот вечер, когда он, глядя в эти вот очи, был близок к тому, чтобы ее поцеловать.
– Неужели так и будет?
Этан невольно рассмеялся: столько недоверия читалось в ее лице. Краткий миг, когда сердце его было преисполнено нежностью к ней, миновал, и, таким образом, она снова стала представлять для него интерес лишь постольку, поскольку он мог получить с нее эти проклятущие две сотни фунтов.
– Даю вам слово джентльмена!
Теперь засмеялась Чина, что оживило несколько изнуренные черты ее лица.
– Ваше слово джентльмена? Что-то не припомню, чтобы мне доводилось когда-либо слышать подобное, откровенно лживое обещание. Однако я приму, пожалуй, ваше предложение – хотя бы потому, что у меня просто нет другого выхода.
– Ну что ж, и за то спасибо, – сказал Этан миролюбиво и предложил ей свою руку.
Обратный путь они проделали в темноте: ноль наступила с быстротой, характерной для тропиков. Окна в складских помещениях были темны, лавочки закрыты. Их шаги звонко отдавались на дощатой мостовой. На черном небе уже мерцали первые звезды, по воде бесшумно сновали китайские джонки, и их опознавательные огни оставляли за кормой сверкающий след.
... Этан взял Чину под локоть, и хотя ей не нравились его прикосновения, теперь она тем не менее с благодарностью оперлась на его руку.
Нэппи и Джулия встретили их у трапа. Чина ощущала такую слабость, что безропотно выслушала их у коры, и, даже не удосужившись поинтересоваться, что делает Джулия на корабле, не стала возражать, когда ее отправили в каюту и уложили в постель, как ребенка. Она моментально погрузилась в тяжелый, беспокойный сон, а когда проснулась на следующее утро, то оказалось, что возлюбленный ею остров находится уже пряма по курсу корабля.
– О Нэппи! – с восторгом закричала она, поднявшись на палубу и подбегая весело к борту. – Он и впрямь бесподобно прекрасен, каким я и помню его!
«Звезда Коулуна» плавно скользила по голубой водной глади, в которой отражались ее белые паруса. Несмотря на низкую посадку, корабль успешно миновал коралловую отмель – пристанище для мириады разноцветных рыбок. Вдалеке в кристально чистое небо устремлялись вершины бадаянских гор, покрытых буйной растительностью. Их очертания были до боли знакомы Чине.
– Посмотрите! – воскликнула она, радостно указывая стюарду на берег. – Видите вон тот вулкан между горами? Последний раз он извергался при жизни моего дедушки, и в своем дневнике он записал, как лава устремилась к берегу и... Ой, взгляните, вон тот берег, у которого мы с братом Брэндоном плавали обычно! Разглядели? Он там, справа от скал!
Она глаз не могла оторвать от полоски белого песка, простершейся между зелеными пальмами и океаном.
По правде сказать, Нэппи придерживался мнения, что Бадаян мало чем отличался от прочих покрытых изумрудной зеленью остров Индонезии, однако ему ничего не оставалось делать, как только кивать в ответ на энтузиазм Чины.
– Только непонятно, где же сам дом? – спросил он, не видя ни малейших просветов в густых джунглях, покрывавших остров.
– Он там, на подветренной стороне острова, где глубоководная бухта и причал, построенный еще моим прадедушкой.
Глаза Чины сверкали, когда она вспоминала то радостное возбуждение, которое охватывало всех во время прибытия шхун, раз в месяц доставлявших на Бадаян почту и товары. Это было настоящим праздником. Они с Брэндоном бежали вприпрыжку к пристани, где им вручали припасенные специально для них печенье и засахаренные кокосы.
– Да, очень красивое место! – произнесла со вздохом Джулия Клэйтон, привлеченная на палубу счастливой болтовней Чины. Бадаян казался ей, рожденной в рабочей семье и выросшей среди почерневших от копоти кварталов Шеффилда, настоящим солнечным раем. Обратившись к девушке, она проговорила задумчиво: – Как бы мне хотелось высадиться на берег вместе с вами! – И тут же добавила весело: – Но боюсь, что сделать этого не смогу. – Глаза ее алчно устремились на высокого человека, стоявшего на своем обычном месте у руля. – Капитан Бладуил согласился взять меня с собой в Джакарту.
Чина застыла на месте, но Джулия, не замечая этого, продолжала оживленно:
– Судя по тому, что рассказал мне капитан, Ява – куда более цивилизованное место, чем Сингапур, и уж, во всяком случае, мне будет там не так одиноко, поскольку он обещал представить меня некоторым из своих друзей. Как это мило с его стороны, не правда ли?
Девушка кивнула. Разве Джулия не предупредила ее заранее и вполне откровенно, что имеет виды на капитана? И разве влюблена в него сама она, Чина? Как раз наоборот, она терпеть его не может!
И однако же скандальное признание Джулии совершенно непонятным образом привело к тому, что счастливое настроение Чины мгновенно улетучилось.
– Черт побери, что там такое? – воскликнул Нэппи, и Чина, благодарная за его вмешательство, устремила глаза в указанном направлении и увидела легкий белый ялик, вынырнувший из-за острова и теперь быстро приближавшийся к ним под надутыми парусами.
– Ах, так это же «Темпус»! – закричала она в волнении – Яхта моего отца!
Перегнувшись через перила, она жадно наблюдала, как на ялике убрали паруса и суденышко заскользило вдоль просоленного корпуса бригантины, пока сидевшему за рулем черноволосому молодому человеку не позволили подняться на борт. Он ловко взобрался по веревочной лестнице и застыл на месте. Подобное поведение незнакомца, свидетельствовавшее о похвальных свойствах его характера, было вполне разумным, ибо не успел он и глазом моргнуть, как оказался в плотном кольце дюжины свирепых матросов, чья разбойничья внешность только подтверждала ту недобрую репутацию, которую «Звезда Коулуна» уже успела снискать в этих водах.
– Добрый день! – сказал капитан Бладуил, выступая вперед. – Насколько я понимаю, вы приехали за мисс Уоррик?
–Да.
Дарвин Стэпкайн, который был на несколько лет моложе и немного ниже капитана Бладуила, посмотрел на морского волка с плохо скрываемым неодобрением. Он ни разу в жизни не встречался с этим человеком лицом к лицу, однако многое о нем слышал – в основном в виде сплетен, – и, увидев сейчас капитана, тотчас решил, что его внешность, точно так же, как и его репутация, мало располагают к нему.
– Мистер Дэймон Уоррик уполномочил меня доставить его сестру домой, – произнес он холодно. – Могу я узнать, где она? – Всем своим видом он давал понять, что вовсе не удивится, если узнает, что неразборчивый в средствах напитай держит ее закованной в цепи в кишащем крысами трюме.
– Разумеется, – проговорил любезно Этан. – Она здесь, у борта.
Дарвин Стэпкайн повернулся и встретил взгляд, от которого у него перехватило дыхание. Он бы никогда не поверил, если бы ему рассказали, что кто-то в действительности может обладать глазами столь огромными и зелеными, как у Чины, своим разрезом вызывавшими самым мистическим образом ассоциации с храмовыми кошечками с острова Бали.
– Мисс... мисс Уоррик? – выдавил он из себя, с усилием глотая слюну.
– О, Дарвин, неужели я так изменилась? – со смехом спросила Чина.
Он утвердительно кивнул головой, не в силах поверить, что перед ним стоит та самая маленькая девочка, которую он помнил в помятом фартучке и с ленточками в косичках и которая много лет назад проливала безмолвно слезы в то утро, когда они с отцом отправлялись в Сингапур. Конечно, в усадьбе имелся портрет Чины Уоррик, списанный с нее во время учебы в Англии, но и на нем она выглядела совсем ребенком, нетерпеливым и не оформившимся. И хотя острые линии ее подбородка и длинные чувственные пальцы, которыми она ласкала сидевшую на руках обезьянку, говорили о том, что в один прекрасный день она превратится– в красавицу, немногие тогда могли заметить признаки этого в ее мальчишеских чертах.
Во всяком случае, Дарвин Стэпкайн никогда не задумывался об этом. Будучи менеджером плантации «Царево колесо», он редко интересовался чем-либо, кроме своих приходно-расходных книг. И помнил Чину Уоррик как не в меру смышленого ребенка, коему предназначено было судьбой изучать секреты производства шелка и помогать обожающему его отцу управлять плантацией, когда тот станет достаточно стар.
Рэйс Уоррик, конечно, очень много возился с дочерью: прежде всего, это забавляло его самого, и, кроме того, он заметил со временем, что она обладала такой же страстью к шелку, как и мужские представители рода Уорриков. Когда она чуточку подросла, он начал со рвением обучать ее всем секретам своего искусства. Дарвина, в то время только недавно вернувшегося из университета и всеми силами стремившегося заполучить на плантации то же место, что и его отец, девочка лишь раздражала вначале, но потом он настолько привык к присутствию маленькой Чины на предприятии, что практически перестал ее замечать. Теперь же Дарвин смотрел на выросшую уже Чину Уоррик совсем другими глазами и не находил в себе силы отвести от нее взгляд. Он был уверен, что ни одна молодая леди из числа тех, кто входит в европейское общество Сингапура, не может соперничать с этим прелестным созданием.
Чина оставалась в полном неведении относительно всех его драматических переживаний, ибо ее мысли были заняты совершенно другим, и к тому же она помнила Дарвина только как робкого, погруженного в книги юношу, который жил в постоянном трепете перед ее отцом. Конечно, он вырос за то время, пока ее здесь не было, но все так же имел наружность приятно-скучную. Тощие ноги его казались слишком уж длинными для тех парусиновых брюк, в которые он был одет, а на нижней губе красовалось чернильное пятно, которое говорило о том, что он по-прежнему любит совать в рот перо.
Капитан Бладуил между тем начал испытывать растущее беспокойство по поводу ошеломленного вида Дарвина и продолжающегося молчания Чины. Поэтому он решил положить конец этой немой сцене с помощью замечания:
– Боюсь, что вы забыли представить нас друг другу, мисс Уоррик.
Чина вспыхнула смущенно, что в глазах Дарвина придало ей еще больше очарования, и он, потрясенный ее красотой, не очень-то слушал, как произносила она их имена.
– He могли бы вы распорядиться насчет багажа мисс Уоррик? – проговорил он торопливо, даже не пытаясь скрыть тот факт, что просто жаждет поскорее покинуть корабль вместе со своей добычей.
– Хафиз, позаботься о сходнях, чтобы мисс Уоррик могла сесть в лодку, и проследи, чтобы там же оказались и ее чемоданы, – приказал Этан Бладуил и обратил взгляд своих суженных глаз к Дарвину: – Мы полагали, как и сообщалось в записке, что за мисс Уоррик и в самом деле никто не приедет до завтра.
– Да, мы именно так и думали, – примирительно сказал Дарвин, – однако ялик был починен значительно раньше, чем мы ожидали. – Он прокашлялся и добавил, сокрушенно взглянув в сторону Чины: – С тех пор как «Добрая надежда» потонула вместе с мистером Уорриком прошлым летом, у нас осталось всего лишь это суденышко. Вчера, когда на нем плавал мистер Дэймон, в днище образовалась пробоина, которую было ужасно трудно заделать.
– Выходит, «Добрая надежда» так и не была поднята на поверхность? – спросила Чина.
– К сожалению, нет. Она так и осталась там, как и сам мистер Уоррик.
– Понятно. Я этого не знала. В письме мамы мало что говорилось конкретно об этом.
– Он плыл в Сингапур, когда поднялся ветер, – про: должал Дарвин, решив, что лучше уж она сразу узнает всё трагические подробности. – Вам же известно, как молниеносно обрушивается с севера шквал.
Чина прекрасно понимала, что изменчивые азиатские ветры были той силой, с которой всегда приходилось считаться в этих местах, и ясно могла себе представить, каким образом «Добрая надежда» была разбита вдребезги на коралловых рифах и почему невозможно было вытащить из воды даже тело ее отца. Если он не пошел ко дну вместе с яхтой, то, значит, стал жертвой вечно рыскающих тут акул.
– Кажется, сходни готовы, мисс Уоррик, – произнес Этан и обратился к темноглазому арабу, молчаливо стоявшему чуть поодаль: – Раджид, помоги, пожалуйста, мисс Уоррик сесть в лодку.
– Но, право же, капитан, нет никакой необходимости... – неприязненно начал Дарвин, однако тут же прикусил язык, ибо заметил в тяжелом взгляде голубых глаз нечто весьма неприятное для себя. Повернувшись к Чине, чтобы просто, без всяких разговоров предложить ей свою руку, он был весьма раздосадован, увидев, что, стоя к нему спиной, она тепло и сердечно прощается со всеми членами ужасной команды капитана Бладуила.
Он молча наблюдал за происходящим до тех пор, пока Чина не зашла столь далеко, что обняла нежно какого-то шутливого коротышку с изукрашенным одиозными синяками лицом и повязкой на глазу, и тогда, не сдержав чувств, ринулся к ней, чтобы, вмешавшись, положить конец этому спектаклю. Однако тут же был остановлен самым решительным образом и вновь встретил взгляд голубых глаз, в которых сквозил настоящий лед. Между ними двоими – Дарвином и Этаном – не было произнесено ни слова. Отпустив своего пленника через минуту, капитан Бладуил поинтересовался, готова ли мисс Уоррик к отъезду.
Чина утвердительно кивнула головой и протянула ему в знак прощания руку, но он не стал ее пожимать.
– Нам ни к чему прощаться друг с другом, мисс Уоррик... во всяком случае, пока. – Он ухмыльнулся, нахально глядя в ее испуганные глаза. – Разве вы забыли, что я намерен нанести вашему брату визит, как только вернусь из Джакарты?
По правде сказать, Чина действительно об этом забыла и была неприятно уязвлена этим напоминанием в тот самый момент, когда все ее чувства были устремлены к дому, о котором она мечтала столько лет. Пробормотав уверения, что брат ее будет рад встретиться с ним после его возвращения, она позволила Дарвину сопроводить ее в лодку.
Те, кто стоял на борту бригантины, были вознаграждены ярким отблеском на огненных волосах Чины, перед тем как она ступила на уорриковский ялик. Зная наверняка, что все глаза устремлены на нее, девушка тем не менее не повернула назад головы на прощание. Когда же суденышко было достаточно далеко, Этан Бладуил, обладавший исключительно острым зрением, заметил, что маленькие плечи Чины как-то странно поникли.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Великолепие шелка - Марш Эллен Таннер



Мне понравился)))
Великолепие шелка - Марш Эллен ТаннерЛуиза
4.06.2014, 16.07





очень интересный роман, читала с удовольствием...
Великолепие шелка - Марш Эллен ТаннерЕлена
9.06.2014, 18.08





Отличный приключенческий роман!!!!
Великолепие шелка - Марш Эллен ТаннерКатрина
10.01.2016, 2.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100