Читать онлайн Великолепие шелка, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Великолепие шелка - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Великолепие шелка - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Великолепие шелка - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Великолепие шелка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Что-то холодное и мокрое лежало у нее на лбу, смягчая пульсирующую боль. Открыв глаза, Чина увидела в свете лампы склоненное над ней ужасно знакомое лицо, совсем юное и заботливое, на котором появилось выражение облегчения, когда она сделала слабую попытку приподняться.
– О, как я счастлив, что вы проснулись, мисс Уоррик! Мы так боялись за вас!
Чина беззвучно пошевелила губами, затем провела по ним задеревеневшим языком и попыталась заговорить:
– Брэн... Брэндон и Филиппа?.. Мои брат и сестра?.. Где они?..
– Внизу, в каюте, мисс. Со старшиной-рулевым, мистером Купером. Он уложил их в постель. У него самого шестеро детей, так что он знает, как обращаться с ребятней. А посему можете быть спокойны за брата с сестрой.
– А вы... Вы Дэвид?..
– Да, Дэвид Борн, мисс. И я счастлив сказать, что вы находитесь на борту «Ориона», где вам уже ничто не угрожает. – Он снял со лба Чины компресс и снова окунул его в воду. Девушка увидела, что свет за его головой шел вовсе не от лампы. То был солнечный свет, струившийся через прикрытый жалюзи иллюминатор и отбрасывавший на стены теплые золотые зайчики.
Она подняла голову, чтобы получше осмотреться, и тут же пожалела об этом, потому что от плеч до макушки прокатилась горячей пульсирующей волной острая боль, заставившая ее застонать.
– О, мисс, прошу вас, лежите спокойно! Вы сильно ушиблись, и если начнете сейчас двигаться, вам станет хуже! – заботливо предупредил Чину Дэвид.
Стараясь не обращать никакого внимания на мучившую ее тошноту, она схватила его руку.
– Как долго пробыла я здесь, мистер Борн?
– Около двух часов, мисс. Мистер Чени принес вас сюда, в салон, чтобы вы были тут в полном покое. Мистер Файн, первый помощник капитана, попросил меня за вами присмотреть.
По щекам Дэвида Борна прокатилась волна краски. То, что ему пришлось ухаживать за женщиной, находившейся в бессознательном состоянии, весьма смущало его, и теперь, когда Чина пришла в себя, Дэвид остро почувствовал к тому же, что между ними возникла непреднамеренная, но совершенно очевидная близость. Окна по необходимости были прикрыты ставнями от тяжелой дневной жары, поэтому в салоне царил полумрак, который только усиливал его ощущение, что они тут вдвоем отрезаны от остального мира.
Возможно, если бы мисс Уоррик была облачена в более подходящее для молодой леди одеяние – в туго зашнурованный корсет, например, или в платье с нижними юбками, длинными рукавами и высоким воротником, который бы скрывал ее белую кожу, – смущение Дэвида не было бы таким сильным. Хорошо еще, что мисс Уоррик, к его облегчению, как будто не придавала никакого значения тому факту, что рядом с ней присутствует в качестве сиделки молодой мужчина, в то время как она одета всего лишь в типичный для восточной женщины наряд из тонкой шелковой ткани.
По правде сказать, Чина совершенно забыла, что за одеяние было на ней, да если бы и помнила, то не стала бы, демонстрируя естественную женскую скромность, волноваться из-за этого. Ее беспокоили совсем другие, гораздо более серьезные вещи. И когда Дэвид повернулся, чтобы положить ей на лоб новый компресс, он был крайне изумлен, обнаружив, что она с бледным, как полотно, лицом стоит, хоть и нетвердо, возле кровати, держась за спинку стула.
– Мисс Уоррик!
– Прошу вас, мистер Борн, помогите мне отсюда выйти. Я хочу сама посмотреть, что случилось со «Звездой лотоса».
Он взглянул на нее непонимающе.
– Со «Звездой лотоса»? Это что, какое-то название, мисс?
Чина подумала, что Ванг Тох, должно быть, переименовал клипер, и его прежнее название знали теперь, вероятно, только Этан, Раджид и она. Однако она не собиралась терять время на объяснения и поэтому, упрямо посмотрев на Дэвида, двинулась к двери.
Над бизанью висело солнце цвета золотистого вина, заставляя палубу блестеть от проступивших из дерева капель смолы. Ослепленная ярким солнечным светом, Чина не сразу заметила завернутых в саваны мертвецов, которые лежали в ряд на кормовой палубе. И только обернувшись на монотонный голос Томаса Файна, первого помощника на «Орионе», в ужасе замерла, ибо до нее дошло наконец, почему он читает по большой книге псалмы. Команда клипера, с непокрытыми головами, молча стояла полукругом возле него. Служба была поневоле короткой, потому что мертвые тела следовало предать морю еще до того, как жара и мухи оставят на них свой мерзостный след.
Схватившись одной дрожащей рукой за поручень, а другой прикрыв глаза, чтобы защитить их от солнца, она молча взирала на недвижные тела – маленькая, никем не замеченная свидетельница, одетая в помятый и порванный в нескольких местах наряд одалиски. Когда Дэвид Борн подошел к ней, то он был просто потрясен выражением леденящего ужаса, застывшего на ее лице.
– Как много их! – прошептала она в страхе.
– В большинстве это китайцы, – заверил он ее торопливо. – Хотя, конечно, мы потеряли кое-кого из наших. Мистера Форстера, например, боцмана, потом стюарда мистера Крю, затем этого араба, друга капитана Бладуила...
– Раджида?
– Да, так, кажется, его звали. Он дрался, как тигр, до самого конца. Это была его идея – использовать пушки капитана Тилера против китайского клипера, и он же первым, с одной лишь индийской саблей в руке, и бросился на китайцев, захвативших наш корабль. Те, что постарше, говорят, что на своем веку подобного проявление доблести они еще не видели.
Чина заплакала, безмолвно и горько, ее узкие плечи поникли. Тан Ри, старый мусульманский учитель, который, насколько она помнит, жил на Бадаяне еще задолго до того, как она родилась, сказал ей однажды, что каждый мусульманин желает испустить дух у стен Каабы – «на руках Пророка и его ангелов». Однако Раджид Али не смог совершить свой хадж – священное паломничество в Мекку, и теперь никто не обрызгает его тело священной водой и не прочитает над ним* молитвы, которые должны сопровождать его в путешествие на тот свет. Он даже не будет похоронен на земле своего детства. И тут Чина ощутила внезапно странное чувство удовлетворения, вспомнив о том, что, по словам Тан Ри, Мухаммед произнес, как говорится в Священном писании: «Лучшая могила для тебя та, которую ты можешь уничтожить собственной рукой».
Она молча смотрела на то, как завернутое в саван тело Раджида было уложено на носилки, и почувствовала благодарность ко всем присутствующим за то уважение, которое отразилось на их лицах и с которым они подняли в последнем салюте руки.
– Лаббайка Аллахумма лаббайка! Я во власти твоей, Боже мой! – шептала Чина чуть слышно единственную мусульманскую молитву, которую знала, и услышь сейчас ее Раджид, он бы, верила она, прекрасно бы понял смысл этих слов.
Глухой всплеск за бортом, и тело ушло под воду. Чина отвернулась в слезах. Раджид принял смерть ради спасения Этана. И Этан не упустил бы случая сказать последнее прости своему старому другу, который... Этан! Внезапно сердце ее словно остановилось.
Как ни казалось это невероятным, из-за страшной боли в голове и всех тех ужасов, которые довелось ей пережить, она совершенно забыла о нем. Вспомнив теперь обо всем, она, сама не своя, начала высматривать что-то на горячей, искрящейся поверхности океана и не находила того, что искала.
– Мистер Борн, где он, китайский корабль?
– Не надо беспокоиться, мисс, он пошел ко дну.
– Ко дну?
– Наши шесть девятифунтовых пушек буквально продырявили его, мисс. И кто-то, должно быть, взорвал к тому же хранившиеся на нем боеприпасы, потому что китайское судно взлетело на воздух вскоре после того, как мистер Чени доставил вас на «Орион». Сперва мы подумали было, что это произошло из-за пожара, но потом решили, однако, что такой большой корабль... – Он оборвал себя, заметив, что при этих словах на юном, бесхитростном лице девушки отразилось невыносимое страдание. Но чуть погодя продолжил все же, хоть и чувствовал себя крайне неуверенно: – Мистер Файн выслал лодку, когда огонь поутих. Китайцы при виде ее бросались с гибнущего корабля за борт, потому что, я слышал, они редко позволяют взять себя в плен.
– А капитан Бладуил? – прошептала Чина побелевшими губами.
– Судно затонуло очень быстро, – ответил он, помедлив немного. – Наши люди искали капитана, сколько могли. И не нашли. Некоторые подумали, что это он поджег трюм с боеприпасами, но что побудило его совершить такое самоубийственное дело, этого никто не знает. В подобном поступке не было никакого смысла, да и на капитана Бладуила это мало похоже: можно было избрать менее рискованный способ заставить этих нечестивцев признать свое поражение.
Ч.ина молча отвернулась и пошла прочь. Дэвид отправился было за ней, однако крик впередсмотрящего остановил его:
– На горизонте корабль! С левого борта! По виду бриг! На палубе раздался топот ног, и «Орион», замедливший ход на время траурной церемонии, вздрогнул в ответ на поворот руля, когда штурвальный постарался развернуть судно по ветру.
– Какие на нем цвета, мистер Тэтчер? – прокричал первый помощник, приложив руки к губам.
В утреннем штиле слова дозорного были слышны очень хорошо.
– Никаких! Но не может быть сомнений, что это «Звезда Коулуна», корабль Этана Бладуила!
– Левый галс! – приказал первый помощник. – Pad-пустить главный парус! Идем на сближение с ним!
С туго надутыми парусами, максимально используя преимущества легкого, но постоянного ветра, гигантский клипер смог быстро покрыть разделявшее суда расстояние.
Менее чем через полчаса оба корабля шли уже в тандеме по сияющей поверхности тропического моря, причем так близко друг от друга, что необходимость в рупоре отпала.
– Черт тебя подери, Файн! – раздался явственный голос со «Звезды Коулуна», опередивший положенные приветствия со стороны первого помощника капитана «Ориона». Все глаза устремились на Тилера Крю, который, отчаянно жестикулируя, стоял, перегнувшись через перила. – Ты что, совершенно рехнулся и тебя потянуло на приключения? А где Бладуил? Я его на части разрублю за то, что он скрылся с моим кораблем! Вы все ответите за это, каждый из вас! А теперь подставляйте свои задницы, я иду к вам!
Слова Тилера подвигли измученную команду к действию. С новой энергией одни из матросов принялись спускать лестницу, другие же, выстроившись в линию с приличествующими случаю почтительными физиономиями и с зажатыми в руках шляпами, стали ждать с замиранием сердца появления на судне своего законного капитана.
Однако гнев Тилера Крю охладился на удивление быстро. Когда он пересек палубу, чтобы поговорить со своим первым помощником Томасом Файном, в его лице уже не было ни малейших следов краски, которые только что там наблюдались.
– Какие трудности, Том? – спросил он чуть ли не ласково. – Я уже кое-что заметил с бладуиловского корабля. Опять это резвятся наши китайские друзья?
– Так вы о них уже знаете, сэр?
– Черт подери, конечно! Мы встретили «Аврору», когда выходили с Бадаяна, и ее шкипер нам все рассказал. Надо полагать, что вы отыскали малышей? Иначе ведь не возвращались бы теперь домой, не так ли? Да и не в правилах Бладуила такое спускать. – Он вопросительно замотал головой. – Так где же этот проклятый ублюдок? Конечно, я не собираюсь брать назад свое обещание поломать ему кости за то, что он похитил мой корабль, но сперва мне бы хотелось пожать ему руку, поскольку...
Увидев, что никто из толпившихся вокруг него матросов не улыбается, Тилер Крю прервал внезапно свою тираду. Но пауза длилась недолго.
– Так что же, черт возьми, случилось с вами? – спросил он подозрительно, упершись руками в бока. – Неужели какая-то гнусная маленькая лорча причинила вам столько неприятностей? Мистер Файн, пушки на «Орионе» стреляли, не так ли? Я почувствовал запах, как только поднялся на борт!
– Да, сэр, боюсь, что стреляли.
– Хотелось бы мне послушать для начала, какой предатель рассказал о них Бладуилу! – рявкнул Тилер, снова накаляясь. – Вам же известно, что о них никто не должен знать, потому что мы не имеем права их иметь! – Он сплюнул в воду. – Черт побери! Надеюсь хотя бы, что они помогли вам расправиться с этими косоглазыми?
– Сэр...
– Так где же он, а?
Настроение у Тилера было настолько непоколебимо прекрасным, что морской волк даже теперь не замечал вокруг следов развернувшейся на судне баталии. И тут ему на плечо опустилась сморщенная узловатая рука. Он быстро обернулся.
– Ах, это ты, Кварлз! Может, ты сумеешь рассказать мне, где находится твой капитан?
Нэппи, который вскарабкался по лестнице на борт «Ориона» вслед за Тилером Крю, ничего не ответив, устремил взор в сторону стоявшей в отдалении Чины Уоррик. Девушка, в свою очередь, посмотрела на него. Во взгляде ее, сквозил мертвенный холод. Затем, кивнув ему, она отвернулась, и лицо Нэппи сразу же постарело и осунулось.
– Так вот какие дела! – произнес тихо одноглазый стюард и, не обращая внимания на ничего не понимавшего капитана, подошел к ней и взял ее за руки. Она взглянула на него с чувством признательности, и Нэппи с нежным выражением лица начал шептать ей теплые, идущие от сердца слова, которые не имели особого смысла и тем не менее должны были ее слегка ободрить.
С потолка свисала горевшая лампа, и Чина, пробудившись от тяжелого сна, лежала без движения, наблюдая за медного цвета отблесками на стенах. Поскрипывание корабельных балок и тихий шум ветра и воды за окном были привычными звуками, и она прислушивалась к ним с благодарностью, словно с ней разговаривали старые проверенные друзья. Конечно, самое простое – это закрыть глаза и просто слушать. И представлять себе, что все осталось по-прежнему, а обо всем, что случилось, можно как бы забыть.
Дверь каюты тихо скрипнула. Чина повернула голову и увидела улыбающееся лицо Джулии Клэйтон.
– О, Чина, не могу тебе передать, насколько я счастлива, что ты уже проснулась! – воскликнула Джулия, перейдя на «ты», словно Чина была ее близкой подругой. – Я так беспокоилась, что Тилер дал тебе слишком много настойки опия. Ты спала со вчерашнего утра, а сейчас между тем уже вечер! Как твоя голова? Болит все еще?
– Не очень.
– Ты, наверное, сильно ударилась. – Подойдя к столу, Джулия поставила на него поднос и начала поправлять лампу над головой. Проследив за ней глазами, Чина заметила, что ее обычно бледное и бескровное лицо выглядело теперь на удивление оживленным и разрумянившимся.
– Ты упомянула Тилера, – произнесла Чина. – По-видимому, ты имела в виду капитана Крю?
Джулия, вспыхнув, принялась усиленно возиться с полотенцами, которые принесла с собой.
– Видишь ли, я думаю, что он скоро сделает мне предложение, – проговорила она наконец с очаровательной и робкой улыбкой невинной школьницы.
– И ты его примешь? – спросила Чина, ничуть не удивившись.
Джулия, поколебавшись немного, кивнула.
– Я понимаю, что это выглядит странно. Тилер совершенно не тот мужчина, которого я себе представляла в качестве своего мужа. Но нам показалось... что каждый из нас восполняет в другом нечто, что отсутствует в нем самом. Внезапно мне стало ясно, что я не смогу быть без него счастлива. Наверное, это глупо?
– Нет, – ответила Чина. Джулия с облегчением вздохнула.
– Не могу тебе передать, как я рада, что ты меня понимаешь, Чина. Наверное, тебе сейчас очень трудно, когда ты при столь трагичных обстоятельствах потеряла своего жениха...
– Моего жениха?
– Ну да! Горацио Крил рассказал нам, что вы с Дарвином собирались пожениться. А от Томаса Файна мы узнали, что его убили во время нападения китайцев на тилеровский корабль. Я так сочувствую тебе, Чина, поверь мне!
Хотя Джулия, само собой, ждала от нее какого-то ответа, Чина молча отвернулась к стене и начала смотреть на медленно покачивавшиеся пятна света.
– Знаешь, выпей чаю, – сказала Джулия немного погодя. – Ты ужасно бледна и, наверное, не один уже день ничего не ела.
– Спасибо, но мне не хочется есть.
Чина откинула с лица волосы. Вид у нее был измученный' и болезненный. В комнате вновь воцарилось неловкое молчание. Подождав немного, Джулия поднялась, нарушив тишину шелестом юбок.
– Я скоро вернусь к тебе, дорогая, – произнесла она с наигранной веселостью. – А ты постарайся пока отдохнуть.
Чина снова ничего не ответила, и дверь каюты с мягким скрипом закрылась за спиной Джулии.
– Ну, так как там эта уорриковская девица? – спросил Тилер Крю, когда Джулия спустилась к нему на палубу. Он стоял возле корабельного компаса и курил сигару, сосредоточенно глядя на паруса. Ветер, поднявшийся еще в предвечернюю пору, теперь значительно усилился, и «Орион» шел с хорошей скоростью, хлопая время от времени главным парусом и поскрипывая снастями. За ним тянулась вспененная дорожка, а с левого борта вырисовывался силуэт послушно шедшей рядом «Звезды Коулуна».
Джулия, покачав головой, плотнее завернулась в теплую шаль.
– Хорошо, что ты предложил мне отправиться с тобой, Тилер. По-моему, в подобной ситуации ей нужна женская компания. Я никогда раньше не видела ее столь усталой и подавленной. Это на нее совершенно не похоже.
– Девушка должна горевать, потеряв своего парня, – заметил Тилер. – Но Чина – сложная натура. Нельзя ее надолго оставлять в таком состоянии... Впрочем, она вызывает во мне восхищение. Юный Брэндон рассказал мне кое-что о том, через что им пришлось пройти. И Бладуил уверял меня, что она отважный человек. Надо полагать, что он прав. – Капитан вздохнул и выбросил окурок сигары в море.
Некоторое время они стояли молча.
– Не могу поверить, что его уже нет в живых, – проговорила наконец Джулия.
– Точно так же и я, – произнес тут же Тилер, думая о том, что она выразила его собственные мысли. – Он всегда слишком дорого ценил свою проклятую шкуру, чтобы рисковать ею, разыгрывая из себя героя.
– Мне кажется, что Чина знает, почему он поступил таким образом, – сказала Джулия медленно. – Но у меня такое чувство, что она об этом ни за что не расскажет.
– Думаю, самое лучшее, что мы можем теперь для нее сделать, это отправить ее домой, к маме, – промолвил Тилер. – Ты согласна со мной, дорогая?
– Вроде бы да, – ответила Джулия задумчиво. – Только сомневаюсь, хочет ли она того же самого?
Чину в данный момент совершенно не волновало, куда направляется «Орион» – на Бадаян или нет. Она продолжала лежать в кровати в той же позе, в которой ее оставила Джулия, глаза ее были устремлены в потолок, и она ни о чем не думала. Когда же повернула голову, то увидела на столе нетронутый поднос с обедом.
Несмотря на то что Чина не ела уже более двадцати четырех часов, аппетита у нее не было, и она с отвращением отвернулась от еды. И хотя девушка есть не собиралась, она чувствовала все же, что не может больше лежать вот так и рассматривать тени от раскачивающейся лампы: она уже начинает сходить от этого с ума.
Придя к такому заключению, Чина встала и, прошествовав через каюту, заглянула, как в зеркало, в оконное стекло. На виске у нее красовался ужасный синяк, однако его вид оставил девушку совершенно равнодушной.
И вообще ее, казалось, теперь уже ничто не волновало. Она взирала на все взглядом стороннего наблюдателя, не имевшего с ней самой ничего общего и смотревшего безучастно откуда-то сверху на некое курьезное существо по имени Чина Уоррик.
– Чина, можно мне войти?
Она медленно повернулась, и впервые за последнее время, пусть и на короткий миг, на ее лице появились признаки румянца.
– Конечно, Брэндон!
Мальчик проскользнул внутрь и обнял сестру. Чина ощутила невыносимую душевную муку, однако постаралась всячески скрыть ее, чтобы никто, даже Брэндон, не смог догадаться о терзавших ее мыслях и чувствах.
Чина прижала брата к себе, и он с благодарностью зарылся лицом в ее руки. Она поглаживала его нежно, стараясь успокоить, и по истечении какого-то времени мальчик почувствовал себя увереннее.
– Я видел, как утонула «Звезда лотоса», Чина, – сообщил он шепотом, когда они уселись на койку. – Они не хотели, чтобы мы смотрели на это, но после того, как мистер Купер уложил нас в постель, я пробрался тайком на палубу и все видел. – Он поднял на нее свои огромные зеленые глаза и добавил с дрожью в голосе: – Может быть, ты знаешь... Все говорят, что корабль взорвал Этан Бладуил... Там имелась такая комната... пороховой склад, в самом центре судна... и поэтому он смог это сделать.
– Я тоже об этом слышала, – молвила Чина.
– Мистер Файн сказал, что они пытались его найти, но у них не было времени. Они должны были поскорее отойти подальше от этого места с кораблем, а не то тоже бы утонули. – Брови мальчика изогнулись дугой. – Они все полагают, Чина, будто капитан Этан погиб. Но я в это не верю. Этого не может быть! А ты как думаешь?
Чина хотела бы утешить его, но не находила подходящих слов и поэтому спросила только:
– А где Филиппа?
Лицо Брэндона, вмиг переключившегося на другую тему, выразило явное презрение.
– Играет с котом, которого капитан Крю держит на корабле. Это ужасное животное, Чина! Толстое и отвратительное, с одним лишь глазом и без хвоста. Но Филиппа без ума от него. Она собирается попросить капитана, чтобы он позволил ей взять его домой, но я заявил ей, что он будет там драться с Ибн-Биби и точить когти о мамину мебель.
– Наверное, ты прав, – произнесла Чина, радуясь его рассудительности. Она почувствовала облегчение оттого, что Филиппу, судя по всему, не мучают воспоминания о пережитых ею страхах.
– Чина!
– Да, милый? – спросила она, поглаживая его по голове.
– Ведь это моя вина, что и капитан Этан, и Раджид, и Дарвин умерли, не правда ли?
Ласкавшая Брэндона рука Чины застыла в воздухе, а потом безжизненно опустилась.
– Разумеется, нет! С чего ты это взял?
– Если бы я не подговорил Филиппу бежать, всего бы этого не случилось.
Чина, схватив его крепко за руки, даже не попыталась скрыть обуявшие ее чувства, хотя и заметила, как мальчик вздрогнул при виде ее разгневанного лица. Дрожа от ярости, она с силой встряхнула его.
– Не смей никогда говорить такое, Брэндон Уоррик! Я не желаю слышать ничего подобного! Этан и Раджид так и так стали бы искать встречи с Ванг Тохом, независимо от того, захватил бы он вас или нет. Они были злейшими врагами уже многие годы, и Этан отлично понимал, что мстительный, преисполненный ненависти Ванг Тох постарается в один прекрасный день уничтожить его.
– Но...
– Никаких «но»! Ванг Тох Чен Арн мертв, и поэтому никто из них – ни Этан, ни Раджид, ни даже Дарвин – не стал бы сожалеть, что схватился с ним в жестокой схватке.
Наступило молчание. Через минуту или две Брэндон поднял голову и произнес с типичным уорриковским упрямством:
– Ты так считаешь, Чина? А знаешь, я все еще не верю, что капитан Этан погиб. И не имеет значения, что все так говорят!
– Тише, Брэндон, – промолвила девушка дрогнувшим голосом, думая о том, что тоже не верит в это.
Так и заявила Чина, ясно и безапелляционно, Нэппи Кварлзу, когда они повстречались на следующее утро на залитой солнцем главной палубе. Она гордо смотрела на стюарда. И хотя ее лицо, на взгляд Нэппи, было слишком уж бледным, в словах ее прозвучала столь глубокая убежденность, что он ощутил неловкость и чувство тревоги. Ярко-рыжие волосы Чины прикрывала теперь одна из широкополых соломенных шляп Джулии Клэйтон, скрывавшая синяк на виске. Одета она была в муслиновое платье цвета слоновой кости, отделанное темно-зелеными лентами. Оно также принадлежало Джулии, и, поскольку было для Чины слишком велико, девушка подтянула его потуже у пояса и закатала рукава. В таком виде она походила на маленького ребенка, худенького, больного и до такой степени несчастного, что у Нэппи невольно вырвались слова, которые он не собирался произносить:
– Вам не следует его оплакивать, мисс! Чему быть суждено, того не миновать, смею сказать. Не думайте, что он стал бы терять время на причитания и заламывания рук, если бы обнаружил, что по ошибке надел ботинок не на ту ногу!
В глазах Чины промелькнуло удивление.
– Вы это о Дарвине?
– Не принимайте меня за идиота! – сурово ответил Нэппи. – Эти придурки могут думать все, что им угодно, но я-то знаю вас слишком хорошо! Чтобы вы горевали по этому Стэпкайну? Ну уж нет!
Издав раздраженно какое-то восклицание, он отвернулся, потому что она смотрела на него так, что ему захотелось схватить ее за плечи и потрясти. Или сжать в противном случае кулаки и обрушить свой гнев на Бога за то, что он допустил подобную несправедливость по отношению к ни в чем не повинным людям. Вместо этого, однако, он просто перегнулся через перила и стоял так, с поникшими плечами, чувствуя, как возраст и печаль неотвратимо тянут его вниз, в бездну. Время каким-то неуловимым, предательским своим способом наконец-то одолело Нэппи Кварлза, и он понял внезапно, что значит быть старым и смертельно усталым.
Услышав тихий шорох ткани, он увидел, что Чина стоит возле него, вцепившись в поручень с такой силой, что пальцы ее побелели. Она не смотрела в его сторону, но вглядывалась в очертания «Звезды Коулуна», которая шла рядом с ними в ожидании, когда на нее вернется Нэппи, чтобы направиться затем в сингапурский порт.
– Я отказываюсь верить в то, что он погиб, Нэппи, – снова повторила она так тихо, что вначале ему показалось, будто это всего лишь шелест ветра и воды. – Я бы знала, если бы это случилось. Я бы чувствовала это.
Морщины на лице Нэппи словно углубились при этих словах, руки еще крепче сжали поручень.
– «Звезда лотоса» пошла ко дну, деточка, – произнес он неторопливо, не думая о том, сколь жестоко говорить ей об этом. – Том Файн видел, как она затонула. Наверх всплыли только несколько тел и какие-то щепки. Матросы подплывали к каждому телу и удостоверились в конце концов, что среди них его нет.
Чина ничего не сказала в ответ и, выпрямившись через минуту, заметила, что «Звезда Коулуна» ждет Кварлза и что им пора прощаться.
– И что же вы собираетесь делать теперь, когда остались одни, без капитана? – спросила она.
Нэппи пожал плечами и нервно поправил повязку на глазу.
– Еще не знаю. Остались коралловый дом и «Звезда Коулуна», за которыми нужно присматривать. С ними придется что-то делать. Капитан Этан держал свои бумаги запертыми в морском сундуке, но я не уверен, что он успел выразить в них свою последнюю волю. – Глубоко вздохнув, стюард добавил грустно: – Думаю, мне не мешало бы взглянуть на них, хотя, признаюсь, мисс, у меня нет особого желания делать это.
– Вы оповестите меня о ваших намерениях, не правда ли?
– Разумеется! Неужели вы думаете, что я исчезну, не сказав вам на прощание ни слова?
На губах Чины появилось подобие улыбки. Она только кивнула головой вместо ответа. А потом вдруг подняла импульсивно руки и обхватила Нэппи за шею. Он растроганно обнял ее, стараясь при этом не выдать охватившего его волнения.
Чина наблюдала, как хорошенькая лодочка возвращалась на поджидавший ее корабль. Гребцы работали дружно, и хотя Нэппи наверняка знал о том, что она все еще стоит на прежнем месте и смотрит ему вслед, головы он не повернул.
Девушка продолжала стоять все там же и тогда, когда лодка была поднята наверх и матросы начали карабкаться по мачтам, чтобы поставить паруса, которые тут же туго надулись от попутного ветра. Через минуту «Звезда Коулуна» начала медленно и грациозно разворачиваться. За бортом бригантины образовалась вспененная волна, и расстояние между двумя кораблями, шедшими в разных направлениях, стало быстро увеличиваться.
Через некоторое время, когда белые паруса бригантины были уже едва различимы на горизонте, впередсмотрящий на «Орионе» заметил по курсу знакомые очертания покрытого зеленью вулкана на Бадаяне – одном из бесчисленных гористых островов, которые усеивали в этом районе голубую поверхность океана. Чина отослала Брэндона вниз собирать вещи и только покачала головой, увидев огромного рыжего кота, который лениво поднялся в этот момент с какого-то ящика и начал тереться своей изуродованной головой о костыли Филиппы, изготовленные ей к этому времени корабельным плотником.
– Кажется, они выслали кого-то встречать вас, мисс Уоррик.
Чина в удивлении повернулась и обнаружила рядом с собой капитана Крю.
– Неужели?
– Да вот же, посмотрите сами.
Она взяла у него из рук протянутую ей подзорную трубу и взглянула. Вдалеке виднелись мачты «Темпуса», который отчаянно боролся с волнами. И туту нее перехватило дыхание: она впервые задумалась о том, что скажет Дэймону, когда встретится с ним. Ей не хотелось бы рассказывать ему о бессмысленной гибели Дарвина, однако она понимала, что он вправе все знать.
– Держу пари, что вам станет значительно легче, когда вы окажетесь наконец дома, – произнес Тилер с грубоватой сердечностью. – В такие времена, как эти, лучше всего находиться в кругу семьи.
– Думаю, что вы правы, – согласилась Чина, слегка удивившись тому, что она вовсе не прочь вернуться в «Царево колесо», в объятия своей матери.
– Чина, ты не могла бы на минуту задержаться перед уходом? Мы бы обсудили кое-что, если ты не возражаешь?
Девушка, несколько встревожившись, повернула голову и увидела Джулию Клэйтон, успевшую уже к ним присоединиться. Потом, глубоко вздохнув, спросила озабоченно:
– О чем речь?
Джулия перевела взгляд на капитана Крю.
– Тилер, не будешь ли ты так любезен оставить нас вдвоем?
Он молча поклонился и с видимым облегчением покинул дам.
– Это касается Джем, – начала Джулия, когда женщины остались одни.
Глаза Чины расширились, потому что она ожидала всего что угодно от этой странной, непредсказуемой особы, но только не этого.
– Джем? Ты хочешь поговорить со мной о Джем?
– Ну да, разумеется. Между прочим, я ведь заботилась о ней какое-то время. – Джулия слегка наклонила голову. – Разве ты не знала?
– Может быть, я и знала, да забыла. Так что там с Джем?
– Хочу напомнить, что тебе вскоре придется решать, что с ней делать. Этан говорил мне, что твоя мать была против того, чтобы Джем жила на плантации вместе с вами, но и в коралловый дом ее не вернешь.
– Не беспокойся, Джулия, я придумаю что-нибудь, – пообещала Чина торопливо.
– Она может остаться со мной и Тилером, пока ты не уладишь все, – предложила Джулия.
– Спасибо, Джулия, но я полагаю, что и сама смогу присмотреть за ней.
Подбородок Чины чуть заметно приподнялся, пока она говорила, и, видя это, Джулия ощутила легкое раздражение и подумала в недоумении, каким образом удавалось Этану выносить это ужасное, невыносимое уорриковское высокомерие.
– Если уж быть с тобой честной, Чина, – продолжала она, – то я очень привязалась к этому ребенку. Если бы ты не возражала и доверила Джем мне, я была бы просто счастлива заботиться о ней и дальше. Кстати, сейчас она находится у Жака Пиаже. Такой милый человек! И отлично ладит с детьми, хотя лет ему уже немало. Тебе не о чем беспокоиться, Чина, клянусь тебе. У Тилера в доме много места, и то, что с нами будет ребенок, никому не покажется странным, потому что мы скоро собираемся пожениться.
– О, Джулия, это прекрасно! – сказала Чина, на самом деле чувствуя то, что она говорит. «Хоть кто-то из тех, кого я знаю, нашел в конце концов свое счастье», – подумала она с горечью.
– Это Джем я должна благодарить за то, что мы с Тилером теперь вместе, – призналась Джулия с веселым смешком: испытанное ею облегчение после слов Чины весьма опрометчиво развязало ей язык. – Ты не поверишь, я была настолько испорчена, что, забрав ребенка к себе, в тот же вечер послала Этану письмо, в котором говорила, что ребенок болен и что он должен немедленно прийти и навестить его. Разумеется, это был полнейший обман, и когда он приехал и нашел Джем играющей, улыбающейся и попивающей молочко с обычным своим распрекрасным аппетитом, то впал в неистовый гнев...
Приняв молчание Чины за проявление внимания к ее рассказу, она продолжала тараторить дальше с беспечной легкостью, как человек, который избавился наконец от небольшого, но весьма досадного груза.
– Конечно, с моей стороны это было весьма дурно обманывать его таким образом, но я просто хотела его видеть. По-видимому, тебе трудно понять, но, как ты уже слышала от меня, я женщина с определенными потребностями, а Этан.
– Понимаю, – прошептала Чина. Джулия рассмеялась как-то смущенно.
– Он не сказал мне ни слова, а просто посмотрел на меня так, как будто перед ним полнейшая идиота, и вышел из комнаты. Я поняла, что это конец всему, и так бы, наверное, и случилось, если бы он не встретился с Тилером в одном прибрежном кабаке. Тилер в это время пил и с большим интересом узнал, что я нахожусь дома одна. Когда он постучал, я разрешила ему войти, думая, что это вернулся Этан.
Таким вот образом все и получилось. Я имею в виду, что мы полюбили друг друга.
Внезапно она остановилась и посмотрела на Чину обеспокоенным взглядом.
– Что-нибудь не так, дорогая? У тебя снова заболела голова?
– Ничего страшного, Джулия, – быстро ответила Чина. – Я обещаю, что подумаю о том, что ты сказала. Ну а теперь, если не возражаешь, я пойду позабочусь о своих вещах. Прости меня.
Когда она шла по накренившейся палубе, у нее внезапно начали подкашиваться ноги, но не потому, что «Орион», подгоняемый попутным ветром, шел под всеми парусами: просто все вокруг нее – и горячая палуба, и скрипучая мачта, и длинная тень, отбрасываемая стеной каюты, – поплыло перед ее затуманенным слезами взором. Она шла почти вслепую и чувствовала на себе страшную тяжесть вины за то, что так несправедливо судила об Этане.
Десять минут спустя по приказу капитана Крю на «Орионе» были спущены паруса, и корабль развернулся носом к ветру. Неподалеку от клипера маневрировал «Темпус», пристраиваясь параллельно его курсу. Когда лодка приблизилась к «Ориону», Филиппа, перегнувшись через перила, закричала громко:
– Посмотри, Чина, там Дэймон!.. А вот и мама!
Она махала руками, кричала и прыгала так энергично, что едва не вывалилась из рук державшего ее матроса.
Мальвина, услышав радостные вопли своей младшей дочери, заглушавшие шум ветра и воды и хлопанье парусов «Ориона», подняла руку и замахала в ответ. Чина была поражена, увидев ее бледное лицо, со впалыми щеками. Ее мать за это время безмерно состарилась, и причина этому, хотя и не очевидная, заключалась в ее душе: Мальвина, столкнувшись с реальной угрозой потерять троих из четырех своих детей, – Чину, Брэндона и Филиппу, оказавшихся в преступных руках какого-то кровожадного злодея, – вдруг ощутила в себе материнские чувства, о которых до этого не подозревала и которые обрекли ее на страшные муки.
Ужасные ночи ожидания привели к тому, что она похудела и осунулась, ее густые каштановые волосы растрепались, и в них появились пряди седых волос. Слезы сверкали в ее обычно холодных карих глазах, когда Чина вступила в лодку и мать и дочь смогли посмотреть друг другу в лицо. Какое-то мгновение ни одна из них не решалась двинуться или произнести хоть слово, пока наконец Мальвина – с коротким счастливым криком – не бросилась на шею дочери, и Чина почувствовала в объятиях матери, как мертвящее кольцо тоски, сковывавшее ее сердце, начало разжиматься, а из глаз ее брызнули целительные слезы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Великолепие шелка - Марш Эллен Таннер



Мне понравился)))
Великолепие шелка - Марш Эллен ТаннерЛуиза
4.06.2014, 16.07





очень интересный роман, читала с удовольствием...
Великолепие шелка - Марш Эллен ТаннерЕлена
9.06.2014, 18.08





Отличный приключенческий роман!!!!
Великолепие шелка - Марш Эллен ТаннерКатрина
10.01.2016, 2.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100