Читать онлайн Великолепие шелка, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Великолепие шелка - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Великолепие шелка - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Великолепие шелка - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Великолепие шелка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Луис Моралес де лос Куэйдос, капитан зарегистрированной в Португалии шхуны «Мальхао», стоял в сгущающихся сумерках на задней палубе своего корабля и курил толстую африканскую сигару, стряхивая в темную воду пепел, тут же уносимый ветром прочь. Воздевая глаза к небу, где уже мерцали первые звезды, он неустанно благодарил Пресвятую Деву за то, что она даровала ему такую добычу. В его трюме покоилось около ста упаковок бадаянского шелка, стоимость которых составляла тридцать пять тысяч фунтов стерлингов на английском рынке или около ста тысяч в китайской валюте. И вся эта сияющая ткань, до единого ярда, получена им в кредит.
– Тридцать пять тысяч фунтов стерлингов! – бормотал капитан Куэйдос, наслаждаясь самим звуком этих слов. – И при этом не истрачено ни одного эскудо!
С довольным хмыканьем он облокотился руками на поручень и начал сквозь зубы что-то насвистывать. Это был человек чуть выше среднего роста, с покрытым рубцами лицом и с глазами темными и нахальными. Как и большинство тех людей, которые составляли команду «Мальхао», он был наполовину испанец, однако не испытывал особой привязанности ни к Испании, ни к Португалии. Его корабль был приписан к лиссабонскому порту, и соответственно флаг на нем имел зеленое и оранжевое поля, символизировавшие его родину, однако Луису де лос Куэйдосу не было до этого никакого дела: он служил только самому себе и уж меньше всего этому толстому мандарину Ванг Тох Чен Арну, которому предназначался весь загруженный в трюмы шелк.
– Предназначался – да, но вот будет ли он им получен? Никогда!
Его губы скривились в удовлетворенной усмешке. Менее чем через три часа «Мальхао» должен встретиться в море с другим кораблем, быстроходной китайской лорчей, одной из тех, которые развозят опиум вдоль китайского побережья. Хотя ее мачту и увенчивает вымпел с хохлатым розовым драконом, это вовсе не значит, что она принадлежит Ванг Тоху. И во главе команды на ней стоит не какой-то там варвар из прихвостней Ванг Тоха, а сводный брат капитана Куэйдоса Педро. Все продумано и подготовлено заранее. Пока команда шхуны будет спать крепким сном в своих каютах, груз «Мальхао» тихо и незаметно переправят на борт лорчи, которая вместе со своим драгоценным грузом и с самим капитаном «Мальхао» на борту тотчас же бесследно растворится во мраке.
– Ванг Тох может сколько угодно искать меня повсюду, найти же ему никогда не удастся! – сказал капитан Куэйдос самому себе с довольным смешком. Он не сомневался в успехе. Ведь лорча незамедлительно отправится прямиком в Рангун, где ее уже ждут покупатели бесценного бадаянского шелка. А после того как дельце будет обделано, он, Луис Моралес де лос Куэйдос, станет очень богатым человеком и купит себе сказочный дворец в Риме и заведет себе там дюжину прекрасных любовниц.
А что же будет со шхуной и ее командой? Подумав об этом, капитан лишь пожал с безразличным видом плечами, ибо судьба их его не волновала. Без сомнения, мстительный Ванг Тох постарается потопить «Мальхао», а людей взять в заложники, но так как корабль принадлежал частной португальской торговой фирме, а не Куэйдосу, то все это мало трогало нечестивого капитана.
На его почерневших от табака губах снова появилась ухмылка. Многие крупнейшие торговые фирмы взяли себе за прискорбное правило платить меньше одного процента от своей прибыли тем людям, которые с риском для жизни скитались по морям и океанам, подвергались нападениям пиратов и вступали в борьбу с грозными тайфунами ради того, чтобы перевозить их товары с одного континента на другой. И это-то обстоятельство и побудило капитана Куэйдоса преподнести самому себе царский подарок за счет облапошенного им Ванг Тоха. Луис де лос Куэйдос был вовсе не дурак, и он прекрасно понял еще много лет назад, что вассал так и останется вассалом, если у него недостанет мужества подняться над своей скромной долей и не взять судьбу в собственные руки.
Капитан Куэйдос не встречался с Ванг Тохом лицом к лицу, ибо чести такой удостаивались лишь немногие европейцы. Однако знал Куэйдос о нем достаточно много, так как заранее решил выяснить как можно больше о человеке, которого собирался предать. Высокого ранга чиновник, Ванг Тох достиг в годы пресловутой опиумной войны неимоверного богатства и могущества – чрезмерного, по мнению императора, и поэтому после подписания Нанкинского договора был назначен на ответственный пост в расположенную на далеком севере провинцию Гань, что мало отличалось от ссылки.
Поскольку, согласно китайским законам, чиновники могли служить в одной провинции не более трех лет, Ванг Тоха по истечении этого срока отправили в Шаньси, где он ухитрился подкупить или запугать несметное число людей и вступить со многими в преступный сговор. В результате подобных деяний пронырливый сановник отслужил в этой провинции только два года, ибо на третий его возвратили в Квантуя. Хотя внешне он и соблюдал покорность и доброжелательность по отношению к императору, его ненависть к династии Цин стала легендарной. Не многие знали или даже догадывались о том, что он энергично создавал тайные общества, которые ставили своей целью свергнуть с престола восседавших на китайском троне маньчжуров, и де лос Куэйдос придерживался того мнения, что этот Ванг Тох замыслил сам стать императором.
А если и не императором, то уж, во всяком случае, самым богатым человеком во всем Срединном царстве, ибо как иначе можно объяснить его безумное решение скупить весь бадаянский шелк, произведенный в прошлом и в этом году? Наверняка он собирался разорить Уорриков, а потом и вовсе их уничтожить. Он закупил уже громадное количество вожделенного шелка, а когда Дэймон Уоррик отказался продавать ему новые партии, стал направлять на остров других купцов, чтобы те закупали шелк для него, не расходуя притом ни гроша, ибо товар им отпускался в кредит.
Правда, Дэймон, а может быть, и его более искушенная в подобных вещах мамаша ощутили наконец нехватку денег, о чем капитан Куэйдос судил по тому, что он угробил бездну времени, прежде чем смог уговорить их заключить с ним договор о продаже ему такого большого количества – всего остававшегося шелка, произведенного в текущем сезоне, – и к тому же фактически без предоплаты. Он долге подольщался к ним, убеждал и согласился, прикинувшись недовольным, закупить еще две сотни ярдов, а затем, идя навстречу требованиям Дэймона, отсчитал без спора двадцать пять процентов от общей стоимости товара, остальную же сумму пообещал отдать к концу месяца.
Разумеется, он не собирался исполнять обещаний, данных Дэймону. И так же точно намеревался поступить и в отношении Ванг Тоха, чьи деньги использовал он в данном случае: именитый китаец никогда не получит эти бесценные упаковки сверкающего золотом шелка.
– Нет-нет, мой толстый желтый друг, – бормотал удовлетворенно капитан, – тебе придется поискать кого-нибудь другого, кто будет обделывать для тебя твои темные делишки: Луис де лос Куэйдос будет слишком занят, наслаждаясь своими наложницами в римском дворце!
Он откинул назад голову и рассмеялся, смех его, закружившись в завихрении ветра, мгновенно унесся куда-то вдаль. Донесшийся вскоре с главной палубы звон бронзового колокола, возвещавший о смене вахтенных, вызвал у него настоящий приступ нервозности. Теперь уже недолго ждать!
– Капитан!
Он обернулся. На его худом лице ясно читалось раздражение.
– Какого черта, Франциско? Кажется, я ясно приказал не беспокоить меня!
– Да, я знаю, но Санчес обнаружил в трюме нечто странное. И он подумал, что вам следует туда заглянуть.
– Почему? И вообще, что делал этот недоумок в трюме, хотя я запретил соваться туда кому бы то ни было? Уж не пытался ли он стянуть шелк, а?
– О нет, капитан! Он просто услышал какой-то шум и решил посмотреть.
Глаза Куэйдоса сузились.
– Шум? Какой еще шум?
Франциско колебался, понимая, что его капитан несколько пьян и потому слишком уж возбужден. А это значит, Боже правый, что еще до утра последуют телесные наказания. Матрос даже поежился от этой мысли: во время текущего рейса ему и так досталось предостаточно. И с чего это капитан такой нервный? Неужто из-за того, что боится за сохранность своего драгоценного груза?
– В чем же дело, Франциско? Не хотелось бы мне думать, что ты скрываешь что-то от меня.
Молодой человек сглотнул, заметив садистский огонек в глазах капитана.
– Санчес сказал, что нашел в трюме двух зайцев, которые... – Замолчав внезапно, так и не закончив фразу, он стал с удивлением всматриваться в темноту за бортом. – О Боже правый, что это?
Капитан Куэйдос посмотрел в ту же сторону, и его сердце, казалось, собралось выскочить из груди, а во рту пересохло. Он увидел лорчу, которая надвигалась на них со страшной скоростью. Ее паруса были выкрашены черной краской, для того чтобы наблюдатели с «Мальхао» не заметили ее приближения, а на носу висели в ряд фонари, которые и увидел Франциско, потому что как раз в этот момент они начали один за другим зажигаться. Когда света оказалось достаточно, капитан Куэйдос ясно различил на развевавшемся на мачте вымпеле демонически ухмылявшегося розового дракона Ванг Тоха.
– Царица небесная! – прошептал он, потому что в неверном свете заметил и нечто еще, что ни в коей мере не могло быть правдой и тем не менее ею было, ибо Франциско видел то же самое, что и его капитан, и был буквально парализован от ужаса, напомнившего ему о той панике, в которую впал он при нападении пиратов. На борту лорчи, выстроившись в боевую линию, стояло полдюжины монгольских лучников. Нагрудники, составлявшие часть их облачения, отсвечивали мертвенным светом.
Глаза Луиса де лос Куэйдоса закатились, а из уст его вырвался пронзительный крик, но вовсе не из-за страха перед смертью: он так и не увидел тех губительных стрел, которые были выпущены из туго натянутых луков и пронзили его горло. Имелось еще кое-что, что исторгло из его груди этот вопль, эхом пронесшийся в ночной тишине: в последнюю минуту жизни он увидел голову своего брата Педро. Окровавленная и ухмылявшаяся жуткой ухмылкой, она была наколота на палку и выставлена в качестве военного трофея на борту корабля.
Пробудившись от глубокого целительного сна, Чина натянула на себя шелковую рубаху и голубые шальвары и, открыв дверь, поспешила сквозь туман на кормовую палубу, где капитан Крил был занят серьезным разговором с молодым боцманом. При ее приближении оба они замолчали: не имея ни расчески, ни гребня, Чина вынуждена была заплести свои волосы в косу, и эта коса, доходившая девушке до бедер, придавала ей поразительное сходство с восточной куртизанкой.
В ответ на ее жадные расспросы капитан Крил заверил ее, что шхуна за это время преодолела хорошее расстояние и что встреча с «Мальхао» ожидается сегодня приблизительно к шести часам вечера.
– Корабль! Там, сзади по курсу!
Капитан посмотрел наверх, откуда донесся крик. Чина почувствовала, что ее сердце на несколько леденящих секунд почти перестало биться. Это не «Мальхао», уверяла она себя: не могла же португальская шхуна оказаться позади них!
– Это клипер, сэр! – прокричал дозорный. – На нем полосы и звезды!
– Кажется, «Орион», – заметил капитал Крил, посмотрев в подзорную трубу, которую протянул ему боцман. – Держу пари, что он направляется на остров Хайнань.
Чина ощутила некоторое облегчение, решив, что это всего лишь какое-то американское судно, совершающее обычный торговый рейс в Южно-Китайском море.
На палубе между тем появился юнга и капитан Крил спросил Чину, что она думает о завтраке.
Чина испытывала просто волчий голод и, захватив несколько ломтей хлеба и чашку горячего чая, поместилась на ближайший скамье. Она не ела ничего с предыдущей ночи – той самой, когда Брэндон и Филиппа, удрав из дома, прокрались на борт шхуны Луиса Куэйдоса, зафрахтованной до Кантона и шедшей, возможно, навстречу опасностям, о которых знал только Бог.
Чина, поежившись, постаралась отогнать от себя дурные мысли, преследовавшие ее, словно страшные призраки, с той минуты, когда Дарвин сообщил ей, что дети сбежали. Она не должна позволять себе думать об ужасных вещах, о которых узнала от Этана, когда тот рассказывал ей о жадности и коварстве Ванг Тоха. Иначе ведь она сойдет с ума от страха. Она твердо знала, что должна оставаться спокойной и выдержанной, коль скоро собиралась прийти детям на помощь.
– Этот клипер нас скоро догонит, не правда ли? – спросила она.
– Кто? – отозвался капитан, погруженный в изучение карты.
– «Орион».
– Да, он идет хорошо. Еще полчаса или около того, и мы пойдем с ним борт к борту. Тилер Крю, его капитан, всегда был ужасно нетерпеливой сволочью... Прошу прощения, мисс, – добавил капитан торопливо, когда, услышав звон разбитого стекла, решил, что это он виноват, поскольку дал таким неподобающим образом волю своему языку.
Повернув голову, Крил увидел, что Чина вскочила на ноги, наряд ее облит горячим чаем, а от чашки остались одни осколки. Однако, судя по тому, что она глядела в ужасе на горизонт, где уже обрисовались верхушки мачт «Ориона», ее выбили из равновесия вовсе не слова капитана.
– Тилер Крю? Так вы полагаете, что капитан корабля именно он?
– А почему бы и нет? Он плавает в этих водах, наверное, так же давно, как и я. Ненадежный малый, но я встречал и похуже. – Капитан Крил склонил голову набок. – Вы знакомы с ним?
– Да.... Нет... То есть я хочу сказать... О, я должна была знать, что Этан не даст мне уйти просто так! – Тут Чина нахмурилась и замолчала. Потом, подняв глаза, произнесла до странности неестественным тоном: – Капитан Крил, имеете ли вы полномочия сочетать брачными узами людей, находящихся на вашем корабле?
Он почесал нос грязным указательным пальцем.
– Э-э-э... кажется, имею.
– А можете ли вы сделать это прямо сейчас? Сию вот минуту?
– Ну, смотря по тому, найдется ли в сундуке Библия... – Он посмотрел на нее подозрительным взглядом. – А почему вы об этом спрашиваете, мисс Чина?
– Потому что, – сказала она горячо, – я желаю выйти замуж за Дарвина Стэпкайна. Сейчас же, прежде чем «Орион» нас догонит.
Сказать, что просьба Чины всего лишь удивила капитана Крила, значит грубо согрешить против истины, потому что в действительности он был буквально ошарашен услышанным и в течение целой минуты мог только глядеть на нее во все глаза, стараясь понять, не лишилась ли она случайно рассудка.
Потребовались и изрядное красноречие со стороны Чины, и сбивчивые подтверждения самого Дарвина, чтобы он убедился наконец, что оба они искренне желают вступить в брак и к тому же безотлагательно. Выслушав их, капитан поставил им на вид всю абсурдность их намерений, на что ушло несколько драгоценных минут. И только когда Дарвин объявил с ненавистью, что на борту «Ориона», по всей вероятности, находится человек, который собирается жениться на Чине из нечестных побуждений и против ее воли, он, поколебавшись немного, согласился провести церемонию.
– Не без сомнений, – рявкнул напоследок капитан Крил, качая головой и обозревая с явным неодобрением пару юных лиц, уставившихся выжидающе на него. Черт бы побрал того китайского божка, что покусился преждевременно на жизнь Рэйса Уоррика и оставил его невинную дочь на попечении этого дурака, сводного брата! Рэйс никогда бы не позволил своей любимой дочери выйти замуж за такого явно неподходящего для нее жениха, как Дарвин Стэпкайн, а уж подобное сегодняшнему свадебное торжество он не смог бы и вообразить. Подумать только – в измятом, вызывающего вида костюме гаремной наложницы, а ее нечесаные волосы заплетены в косу, как у какой-нибудь туземки.
– Корабль! У нас по курсу корабль! Справа!
– Интересно, что это за судно? – произнес Горацио, прикладывая руку козырьком к глазам. – Шхуна, насколько можно разглядеть, сэр!
На «Авроре Д.» раздался дружный топот ног: все кинулись к правому борту.
– Это не может быть «Мальхао»! – заявил боцман, передавая капитану подзорную трубу. – Он должен находиться значительно дальше!
– Что там, капитан Крил? – с замиранием в сердце спросила Чина, так как сама она не видела на горизонте ничего, кроме похожих на тени облаков и низко летевших над водой бакланов.
Горацио медлил с ответом, поскольку и сам не мог толком понять, что же он увидел у линии горизонта. Это действительно была шхуна, как и сказал впередсмотрящий, но опознать ее он не мог, и, кроме того, вид этого судна почему-то вызывал в воображении образы кораблей-призраков. Паруса вроде бы были спущены, стропы болтались впустую, а на палубах – никакого движения.
– Подайте им какой-нибудь знак, мистер Рункл, – сказал капитан, и боцман поспешил на верхнюю палубу, отдавая на ходу приказания.
Когда «Аврора Д.» подошла поближе, то стало видно даже невооруженным глазом, что за штурвалом загадочного судна никто не стоит. Шхуна, не управляемая никем, плыла по течению. Ее голые мачты указывали уныло в бледное небо.
– Господи помилуй, да ее паруса начисто срезаны! – воскликнул Артур Рункл.
– Кажется, на борту – ни одной живой души! – дополнил потрясенно Дарвин.
С палубы шхуны поднялась стая черных птиц. Они покружились с криками над водой, а потом, шумно хлопая крыльями, опустились на голые снасти и стали наблюдать оттуда приближение «Авроры Д.». На борту отчетливо было видно теперь название судна – «Мальхао», а внезапный порыв ветра донес до наблюдавших за кораблем безошибочный запах мертвечины.
Капитан Крил опустил подзорную трубу и поморщился.
– Рункл, посмотрите, нельзя ли все же связаться как-нибудь со шхуной?
Однако оклики дрейфующего судна с помощью рупора ничего не дали. Никто не откликнулся, кроме возбужденных пожирателей падали, завидевших помеху своему пиршеству. И тогда капитан Крил коротко приказал подготовить к спуску шлюпку, на которую должен был погрузиться отряд вооруженных людей.
– Я еду с вами, – объявила Чина. Горацио отрицательно покачал головой.
– Там могут быть мертвые. И если так, то мы не знаем пока, что послужило причиной их гибели.
– Прошу вас помнить, что на борту могут находиться мои брат и сестра, – проговорила Чина безапелляционным тоном. – Вы не можете помешать мне отправиться туда вместе с вами.
– Нет, он вправе запретить вам это, – сказал сердито Дарвин. – Не будьте идиоткой, Чина! Представьте, что их могла убить холера.
– Холера?
Увидев испуганное выражение ее лица, он тут же пожалел о своих необдуманных словах и с чувством глубокого облегчения услышал, как капитан Крил решительно произнес:
– Никаких болезней на борту нет, дружище! Холера не обрежет снасти и не изрубит их в куски. Это сделали люди. Причем люди, которые не успели далеко уйти.
Чина побледнела.
– Вы предполагаете, что на них напали пираты?
– Я пока ничего не предполагаю, – хрипло ответил капитан Крил, хотя на самом деле он не мог не иметь этого самого предположения, что и отразилось на его обеспокоенном лице.
– Значит, я могу ехать с вами, – произнесла убежденно Чина. Появившееся на ее лице выражение живо напомнило Рэйса Уоррика на одном из его загадочных портретов, и Горацио Крил, глядя на девушку, почувствовал, как у него по спине пробежал холодок – порождение суеверного подсознания. Уголки его рта поползли вниз, и он несколько секунд стоял молча. Затем глубоко вздохнул.
– Садитесь в шлюпку. Но на палубу «Мальхао» ваша нога не ступит! Вам ясно?
– Вы, должно быть, сошли с ума! – закричал Дарвин с лицом, красным от бешенства. – Чина ни в коем случае не поедет с вами!
– Нет, поеду, – сказала спокойно Чина, и хотя Дарвин умолял ее и угрожал, пока не потерял в конце концов терпение, она не слушала его доводов. – Вы вовсе не обязаны ехать с нами, если вам этого не хочется, – указала она ему таким тоном, который был под стать ее посуровевшему лицу и ясно выражал ее убежденность в его трусости.
И Дарвин немедленно оставил свои аргументы.
Люди в переполненной шлюпке плыли в полном молчании, и потому плеск весел и скрип уключин казались неестественно громкими. Когда лодочка приблизилась несколько к шхуне, запах разложения, усилившись, стал просто невыносимым. Мускулистые парни, составлявшие вооруженную команду, отворачивали головы и крепче сжимали свое оружие. Чина, сидя на корме между капитаном Крилом и Дарвином, смотрела невидящими глазами в пространство. Ее лицо выглядело на фоне голубых волн белой маской. Руки с побелевшими ногтями, вздрагивавшие конвульсивно, выдавали ее состояние.
В тени просоленного корпуса шхуны воздух был прохладнее, а запах смерти не таким ужасным. Однако тишина наверху не могла не пугать. Она заставляла людей тревожно перешептываться и как можно быстрее прилаживать веревочную лестницу, чтобы узнать наконец, что же там произошло.
Первым на палубу вскарабкался дюжий матрос по имени Тимонс Макни, но когда он взглянул на развернувшуюся перед ним картину, то бросился назад к поручню и начал безудержно блевать в море. Вся команда «Мальхао» была изрублена на куски. Повсюду виднелись следы ужасающей резни: расчлененные и распухшие тела, отрубленные головы с черными, широко открытыми ртами и пустыми глазницами, над которыми уже потрудились пернатые пожиратели падали и тучи черных жужжащих жирных мух. Солнце и жара сделали свое дело, высушив кровь, залившую доски палубы, просочившуюся в щели и проникшую в водосточные желоба, однако Макни, схватившийся за поручень и пытавшийся отдышаться, чувствовал ее все же под своими подошвами.
– Они мертвы, капитан! Все! – прокричал он, однако голос его напоминал скорее хрип. Находившиеся в шлюпке почувствовали при виде его лица, как волосы у них на голове зашевелились, потому что им показалось, будто они созерцают сейчас человека, который только что заглянул в ад.
– Нет!
Это был крик Чины, выведший Горацио Крила из состояния оцепенения, в котором он пребывал. Повернув голову, капитан увидел, что она начала карабкаться вверх по лестнице, и тотчас вскочил на ноги, чтобы удержать ее.
– Подожди, детка! – Его рука вцепилась в ее рукав, но тонкая ткань разорвалась, и прежде чем кто-либо другой смог ее остановить, она оказалась на палубе.
– Брэндон! Филиппа!
Ответом на ее безнадежные вопли стало только дружное хлопанье крыльев многочисленных птиц, которые с пронзительными криками поднялись в воздух. Чина не обращала внимания ни на них, ни на человеческие останки, разбросанные вокруг и источавшие ужасный запах тления.
– Брэндон! Филиппа! Где вы?
В горле распростертого перед лестницей тела застряла стрела, в широко открытых глазах отражалось солнце. Судорожно сглотнув, Чина переступила через него и начала спускаться в трюм, где только шорох крысиных лап да ее полный отчаяния голос нарушали тяжелую тишину.
Под одной из дверей в конце длинного, плохо проветриваемого коридора она увидела свет и, открыв дверь, оказалась в помещении корабельной кухни. В плите еще горели дрова, а в воздухе стоял удушливый запах подгоревших блюд. Кок – ибо скорее всего именно им было лежавшее на полу тело – готовил ужин, когда на него напали, потому что в окровавленной руке он все еще держал поварешку. Увидев, что у него отрублена половина пальцев, а по полу среди остатков еды ползают полчища тараканов, Чина, с усилием сдерживая рвотные позывы, отпрянула в страхе назад и споткнулась о другое тело, возле самой двери.
Девушка пронзительно взвизгнула и, поскользнувшись в разлитом масле и крови, едва не упала. Выскочив из камбуза, она столкнулась в коридоре с каким-то человеком, который только что спустился по трапу, услышав ее крики. Снова взвизгнув от ужаса, она набросилась с кулаками на стоявшего перед ней незнакомца, однако тот тут же схватил ее железной хваткой за руки.
– Тише, Чина, не пугайся, – прошептал ей в ухо знакомый голос.
– Этан! – выдохнула Чина с облегчением.
Он прижал ее крепко к себе, и она почувствовала вдруг, что ей уже не так страшно. Когда же через мгновение ее начала бить неудержимая дрожь, Чина подняла голову с его плеча и, обратив к нему заплаканное лицо, заглянула ему в глаза.
– Брэндом и Филиппа...
– Да, я знаю. Капитан Крил мне сказал.
– Я не могу их нигде найти, – продолжала Чина испуганным шепотом. – Всех, кто был на корабле, поубивали! О, Этан, ты видишь, что они здесь натворили?
Этан только мрачно кивнул головой. Губы его сжались, а глаза сузились от злости при виде того, что сделали с ней ужасы и потрясения последних двух дней. Чувствуя, как она дрожит, он поднял ее на руки и отнес в просторную каюту, которую занимал раньше капитан «Мальхао» и которая оказалась на удивление чистой и проветренной, так как в открытые окна залетал свежий ветерок.
Опустив Чину в мягкое кресло, он нашел где-то гравированную серебряную фляжку и налил ей оттуда в стакан какого-то питья. Она выпила с готовностью напиток, но тут же закашлялась, ибо крепкое зелье обожгло ей горло. Через минуту, однако, по ее телу пробежала приятная теплота, Чина перестала дрожать и посмотрела на Этана глазами, в которых уже не отражался страх. И тут ей пришлось пережить новое потрясение: она заметила, что вид у Этана был до крайности изможденный и затравленный. Но времени анализировать свои чувства у нее не оказалось, поскольку Этан, облокотившись на стол прямо перед ней, спросил требовательно:
– Что, черт возьми, хотела ты доказать, когда убегала поспешно из моего дома? Разве тебе не ясно, что сингапурские улицы не место для женщины, тем более в таком одеянии, как у тебя?
Чина в ответ могла только хлопать глазами, а он все читал и читал нескончаемую лекцию, которая призвана была ее запугать и образумить, и казалось, что его гнев только усиливается оттого, что она слушает его с полной покорностью.
Внезапно дверь в каюту с шумом распахнулась и на пороге появились взбудораженные Дарвин и капитан Крил.
– Вы не имеете права разговаривать с мисс Чиной в таком тоне! – закричал Дарвин с искаженным от презрения лицом. – Если кого-либо и можно обвинять в том, что случилось, так это вас и ваше недостойное, эгоистическое поведение! Разве это не вы утащили ее к себе в дом из сингапурского порта?
– Успокойся, парень, – коротко приказал капитан Крил, не замечая, как странно вытянулось и застыло лицо Этана в ответ на слова Дарвина. – Вы были правы, Бладуил, – продолжал он сумрачно, как будто Этан что-то сказал вслух, – малышей на борту нет.
Лицо Этана как будто в тот же момент постарело. Чине неожиданно представилось, что, наверное, вот так он будет выглядеть лет через двадцать. Закусив губу, она отвернулась в сторону, удивляясь самой себе, почему это вид Этана как старого усталого человека такой болью отозвался в ее сердце.
– Как вы предполагаете, куда их могли увезти? – громко спросил капитан Крил Этана Бладуила.
– Кто их увез? – потребовал разъяснений Дарвин. Его раздражало, что дородный капитан «Авроры Д.» начал внезапно испытывать если не расположение, то уж, во всяком случае, доверие к Этану Бладуилу. И еще больше вызывало у него чувство досады то обстоятельство, что Чина не находила в присутствии Этана на корабле ничего странного, а ведь вряд ли она могла видеть, как «Орион» подошел к «Мальхао» и как капитан Бладуил и его люди перешли на борт злополучной шхуны. – Кому они могли понадобиться? – снова обратился он к капитану Крилу. – Вы что, хотите сказать, что кто-то забрал их с корабля? Может быть, это тот самый китаец, о котором так много разговоров в последнее время?
Горацио, проявляя недюжинное терпение, постарался объяснить, что по просьбе капитана Бладуила его люди обследовали самым тщательным образом буквально все дыры на корабле, но не обнаружили ни шелка, закупленного на Бадаяне два дня назад, ни детей. С другой стороны, осмотр стрел, извлеченных из тел капитана «Мальхао» и его команды, показал, что они монгольского происхождения, – что подтвердил и араб Раджид Али, – а это могло означать только то, что нападение было совершено по приказу известного мандарина Ванг Тох Чен Арна.
– Почему вы так решили? – не успокаивался Дарвин. Теперь настала очередь Этана пуститься в объяснения.
– Потому что, насколько мне известно, Ванг Тох – единственный китаец, который использует монгольских лучников в качестве личной охраны. Говорят, император не доверяет этим стрелкам и посему запретил им под страхом смерти появляться в Кантоне, однако Ванг Тох всякий раз берет с собой именно их, куда бы ни отправился.
– И именно их он использует при проведении своих грязных пиратских операций, – добавил с отвращением Горацио. – Я плаваю по китайским морям двадцать два года и никогда не видел ничего подобного. Проклятые дикари!
– Можете ли вы быть уверены, что они действительно взяли детей с собой? – спросила Чина, с трудом сдерживая всхлипывания. – Откуда вы знаете, что они их не убили и не выбросили за борт?
Хотя слова ее были обращены к капитану Крилу, глазами она спрашивала Этана. Полный отчаяния взгляд Чины вызвал в нем новый приступ гнева, и он, не зная, что сказать, резко отвернулся. Зато капитан Крил заверил ее, что Брэндон и Филиппа являются очень ценными заложниками и вряд ли поэтому их могли столь нерасчетливо уничтожить.
– Мы схватим этих бандитов, прежде чем они доберутся до Гонконга, – пообещал он ей. – Капитан Бладуил отправится за ними на «Орионе». Это судно гораздо быстроходнее, чем моя «Аврора»
– А где же капитан Крю? – спросила Чина в недоумении, потому что только сейчас удивилась присутствию здесь Этана Бладуила. – Он, наверное, ждет вас на борту своего корабля?
Этан отрицательно покачал головой.
– Я полагаю, что он все еще в Сингапуре.
– В Сингапуре? – Она посмотрела на него широко открытыми глазами. – Я ничего не понимаю! Как же вам удалось в таком случае убедить команду «Ориона» доставить* вас сюда?
Этан усмехнулся.
– Я вовсе никого не убеждал. Я просто позаимствовал «Орион» на некоторое время.
– Позаимствовали?
– Почему бы и нет? На «Звезде Коулуна» сейчас ставят новые паруса, и она не смогла бы отплыть по крайней мере до завтрашнего дня. Поскольку же «Орион» был весьма удачно, по моему мнению, пришвартован к одному из причалов на Сингапурской реке, тогда как его капитан чудеснейшим образом проводит время в объятиях самой услужливой леди во всем городе...
– Одну минутку, – перебил его Дарвин с раздражением. – Не кажется ли вам, что вы только тратите драгоценное время на пустую болтовню? Не пора ли вам собирать команду и отправляться за детьми?
– Разумеется, – ответил Этан. – Чина, вы поплывете со мной?
Она без колебаний взяла протянутую ей руку. В лицо Дарвина ударила краска.
– Чина, неужели вы всерьез собираетесь составить ему компанию.
– А почему бы и нет? – спросила она.
– Вам прекрасно известно, что может случиться, если вы согласитесь плыть на его корабле!
– Боюсь, что мне ничего не известно, – ответила она просто.
– Если вы так беспокоитесь за добродетель мисс Чины, мистер Стэпкайн, – произнес Этан бесстрастно, – то можете отправиться вместе с нами, чтобы защитить ее в случае необходимости.
– Вот это будет правильно! – произнес капитан Крил в наступившей вслед за предложением Этана тишине, от которой, казалось, воздух в каюте стал невыносимо горячим и душным. – Я все думаю о малышах. – И затем, бросив беспокойный взгляд на Чину, он заметил веско: – Мне не хотелось бы оставлять вас здесь, хотя я и предпочел бы, чтобы вы не отправлялись никуда. Думаю, однако, что капитан Бладуил будет смотреть за вами должным образом, и поскольку путешествуете вы со своим женихом...
– Женихом? – переспросил резко Этан.
– Да-да, вместе с молодым Дарвином. Ведь они собираются пожениться. А разве вы не знали?
– Нет. – Глаза Этана сузились при взгляде на застывшее лицо Чины. – Для меня большая честь приветствовать вас и вашего суженого на борту «Ориона», мисс Уоррик! – Он усмехнулся и сделал в ее сторону несколько утрированный поклон. – Надеюсь, что вы не сочтете это неучтивым с моей стороны, если я предположу, что нам следует обойтись без дальнейших любезностей и немедленно отправиться в путь?
Чина в ответ только сжала губы и, гордо подняв подбородок, кивнула. Ничто в выражении ее лица не говорило ему о том, сколь глубоко он обидел ее.
– Так вы плывете с нами, Дарвин?
– Кажется, да, – промолвил тот мрачно.
Выйдя на яркий солнечный свет, Чина едва заметила, что тела мертвых уже убраны с палубы «Мальхао» и по приказу Этана Бладуила выброшены за борт. Не обращая внимания на заинтересованные взгляды команды «Ориона», девушка лишь кивнула слегка в сторону поклонившегося ей Раджида. Сев же в ожидавшую их всех шлюпку, она намеренно устроилась так, чтобы быть спиной к Этану, и во время всего пути на «Орион» не проронила ни слова.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Великолепие шелка - Марш Эллен Таннер



Мне понравился)))
Великолепие шелка - Марш Эллен ТаннерЛуиза
4.06.2014, 16.07





очень интересный роман, читала с удовольствием...
Великолепие шелка - Марш Эллен ТаннерЕлена
9.06.2014, 18.08





Отличный приключенческий роман!!!!
Великолепие шелка - Марш Эллен ТаннерКатрина
10.01.2016, 2.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100