Читать онлайн Великолепие шелка, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Великолепие шелка - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Великолепие шелка - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Великолепие шелка - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Великолепие шелка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Когда Чина проснулась, разбуженная глухим рокотом обрушивавшихся на берег морских волн и легким постукиванием мотылька, бившегося беспрестанно о плафон стоявшей на столе лампы, она была уже одна. Увидев, что проглядывавшее в окна небо сплошь усеяли звезды, она откинула противомоскитную сетку, окружавшую кровать, и подбежала к одному из них, чтобы, опершись о подоконник руками, полюбоваться небесными светилами. Ночь была прекрасной. Такой, во всяком случае, она еще не помнила. Ласковый ветерок разогнал облака и принес с собой живительную прохладу, а отраженный от ярко сиявших звезд свет искрился и переливался на водной поверхности океана.
Судя по тому, что до ее слуха явственно доносился городской шум, который не могли заглушить ни шелест ветвей в саду, ни журчание фонтана в комнате у нее за спиной, было не очень поздно. Чина прикрыла глаза и позволила ветру слегка потрепать свои ниспадавшие до бедер волосы.
Она даже не подозревала раньше, как приятно ощущать прикосновение ветра к обнаженной коже, и теперь впервые в жизни испытывала радость от сознания совершенства своего нежного молодого тела. Не жило ли это чувство в ней и прежде, только упрятанное в глубину ее существа, несмотря на то что она вынуждена была соблюдать строгие социальные условности и носить стесняющие корсеты и кринолины? А может быть, это Этан своими неспешными, погружающими в сладкую истому ласками пробудил в ней ощущение ее женского начала?
Когда же именно осознала она вдруг себя женщиной? Не тогда ли, когда они впервые соединились в порыве любви? А может, тогда, когда он вдруг разбудил ее среди ночи, касаясь ее тела своими алчущими губами и изнемогая от жажды любить ее еще и еще?
– Я никак не насыщусь тобой, – шептал он, и в бледно-голубых глазах, смотревших на нее, светилось удивление и одновременно веселость. Она только вздрагивала в ответ, но не от страха. А он обнимал ее крепко и целовал, да так, что весь мир вокруг уплывал куда-то и оставалось одно только всепоглощающее, горячее наслаждение от прикосновения его губ.
Она вспыхнула, подумав о том, сколь бесстыдно и жадно ищет усладу в воспоминаниях об их близости, и уже собралась было отвернуться от окна, как внезапно ее взгляд привлекло какое-то движение в саду, заставившее ее похолодеть. На белом фоне цветущих деревьев выделялась тень – тень мужчины, который вышагивал взад и вперед по усыпанной толчеными раковинами дорожке и всякий раз, подходя к воротам, проверял установленный на них запор.
Чина, застыв на месте, внимательно наблюдала за ним, пока вдруг до нее не дошло, что это охранник. Она вспомнила, как Этан говорил ей, что все входы и выходы в доме забаррикадированы от нежелательных гостей.
Отойдя от окна, девушка принялась искать свою одежду, но не нашла ни амазонки, ни всех прочих аксессуаров своего туалета. Беглый осмотр шкафа, стоявшего возле кровати, не принес желательных результатов: в нем не обнаружилось ничего, кроме куска надушенного муслина и саронга, наподобие тех, которые носят обычно малайские женщины. Чина оставила без внимания этот традиционный наряд, потому что у нее не было ни малейшего желания разгуливать по дому в тесном, по длине доходящем ей только до колен одеянии, которое наверняка, она знала, выставит на всеобщее обозрение не только ее обнаженные плечи, но и грудь. И точно так же она не желала покидать женскую половину дома, завернувшись в простыню.
– О, кажется, это то, что надо, – сказала она вслух, откинув крышку сундука из сандалового дерева и обнаружив там множество женских рубах и шелковых шальвар. Выбрав довольно простенькую золотого цвета рубашку и голубые штаны, расшитые гармонировавшими по цвету с основным фоном нитками, она облачилась в них и взглянула на себя в большое зеркало. То, что она увидела, вызвало у нее приступ смеха. Если забыть о непривычном для Востока цвете ее волос, она вполне могла бы сойти за одну из наложниц гарема: ее одежда не только была декольтирована на груди до неприличия, но и цветом своим, казалось бы, просто кричала, что, по мнению Чины, отличало дам сомнительного поведения.
И все же... все же, какая разница существовала между ними и ею – после того, что она совершила? Этан просто использовал ее, чтобы утолить свою страсть, а если и говорил ей множество раз, что любит ее, нашептывал нежные слова, то, по-видимому, лишь для того, чтобы она не воспринимала происходящее как нечто грубое и непристойное. И куда же ушел он, как только она заснула? Еще в одну такую же затемненную и надушенную комнату, где ожидала его на своем ложе другая женщина?
Красочный костюм, заставивший ее засмеяться всего лишь минуту назад, вдруг представился ей не более чем ярким свидетельством ужасной ее вульгарности. Устыдившись самой себя и того, что сделал с ней Этан, она с истерическим воплем бросилась к двери, но была остановлена кем-то, чья темная высокая фигура появилась в этот самый миг на пороге спальни. Обхватив ее руками, человек потребовал, чтобы она объяснила, что, черт возьми, здесь происходит.
– Разве ты сам не видишь? – всхлипнула Чина. – Я похожа на наложницу во дворце султана, и все это по твоей милости!
Брови Этана поползли вверх.
– По моей милости?
Чина, пытаясь высвободиться из его хватки, с осуждением взглядывала в его смеющиеся глаза.
– Почему забрали мою одежду? Это твоя вина, что ты... Что мы...
– Что мы с тобой имели близость и мне пришлось для этого снять с тебя всю одежду? – спросил он напрямик.
Щеки Чины вспыхнули.
– Да, – произнесла она хрипло и была совершенно потрясена, когда в ответ он начал хохотать.
– Скажи, пожалуйста, а как хотела бы ты сблизиться со мной? Во всем своем облачении? Хотя это и оригинально, моя любовь, но трудно исполнимо.
Щеки Чины еще более зарделись, и она пожелала в душе, чтобы он больше не говорил с такой прямотой о том, что между ними было, и уж тем более не смеялся над этим!..
– Чина, – сказал Этан мягко, и когда она подняла на него глаза, то увидела, что в них больше нет смеха и что смотрят они чрезвычайно серьезно и внимательно, – ты никогда не должна стыдиться того, что случилось между нами. А что касается твоего ощущения, будто ты похожа на наложницу, то ты к себе глубоко несправедлива.
Чина почувствовала, что не в состоянии ему отвечать: Обезоруженная гипнотическим взглядом глаз, таящих в глубинах своих огонь, и зачарованная силой его рук, которые с нежностью держали ее за бедра, она могла только молча смотреть в его лицо. Губы ее, приоткрывшись, слегка подрагивали от взволнованного, учащенного дыхания.
А он между тем, чувствуя себя покоренным этими огромными зелеными глазами, которые сверкали в окружении золотых ресниц, испустил что-то наподобие рычания и начал ее целовать. Чина, отвечая на его поцелуй, обхватила его шею руками, и их обоих понесла новая волна страсти.
– Моя рыжеволосая очаровательница, – шептал Этан между поцелуями, – к какому колдовству ты прибегла, что я совершенно бессилен ему противостоять? Один поцелуй, один взгляд в твои глаза, и я могу думать только о том, что хочу тебя – прямо сейчас, в данный момент, и навсегда! Прижмись ко мне ближе, моя маленькая ведьмочка!
– Бладуил-капитан! Хозяин! – послышался дрожащий голос Лала Шри, сопровождаемый робким стуком в стену. Этан с проклятиями выпустил девушку из рук. Заглянув в соседнюю комнату, он сперва сказал что-то коротко, потом выслушал с плохо скрываемым нетерпением ответ и, наконец, отдал целую серию распоряжений, приглушив при этом свой голос, так что Чина не могла расслышать ни слова. Отправив слугу, капитан повернулся и внимательно посмотрел на девушку. Она тут же поняла, что случилось нечто, совершенно изменившее его настроение, и это открытие глубоко встревожило ее.
– Что-то непредвиденное? – спросила она.
– Нет. Но я должен ненадолго уйти. Я велел Лалу Шри воспользоваться услугами Джанри, если тебе что-то понадобится. Чтобы вызвать ее, тебе достаточно будет только позвонить в колокольчик.
– Этан, подожди! – крикнула Чина, бросаясь за ним к двери. – А как же насчет меня? Когда я смогу поехать домой?
Он остановился, и во взгляде его промелькнуло нечто, очень похожее на нетерпение.
– Моя милая крошка, ты можешь отправиться домой в любое удобное для тебя время: ты же здесь не в тюрьме. – И ей показалось, что перед ней теперь не Этан, а совершенно чужой ей человек – не очень-то приветливый и к тому же язвительный.
– Понимаю.
– Сейчас около полуночи, – заметил Этан, взглянув на свои часы. – Если хочешь, я хоть сейчас попрошу Нэппи или Раджида проводить тебя домой. Впрочем, может, ты считаешь, что я должен лично принести извинения твоей матери и брату? В таком случае тебе следует дождаться утра.
– Наверное, так действительно будет лучше, – согласилась Чина и сама удивилась тому, насколько мысль о возвращении домой ввергла ее в уныние. Она почувствовала, что ей крайне трудно заставить себя снова взглянуть на него, а тем более задать вопрос, который вертелся у нее на языке, – о женитьбе после всего того, что между ними произошло. С грустью напомнив себе, что только деньги заставили его решиться на сватовство и больше ничего, Чина все же постаралась спокойно посмотреть ему в лицо. Она молила Господа, чтобы он придал ей смелости спросить Этана о том, что так волновало ее, и вместе с тем страшилась очевидного, как ей казалось, ответа. В течение долгой минуты в комнате стояла напряженная тишина, нарушаемая только журчанием фонтана и отдаленным шумом прибоя. Ну а затем Этан отвесил ей с насмешливым видом поклон и молча удалился из комнаты.
Чина постояла некоторое время, прислушиваясь к его удалявшимся шагам, а потом встала на колени и принялась с остервенением рыться в сундуке. Она решила не оставаться больше ни минуты в этом доме и не разрешать Этану провожать ее домой: ведь получалось так, будто он просто возвращал некий одолженный на одну ночь предмет. Ей гораздо легче встретиться с Дэймоном и матерью одной, поскольку в этом случае она сможет объяснить им, что у нее нет намерения выходить замуж за Этана Бладуила ни теперь, ни когда-либо в будущем. Хотя, как она полагала, капитан, несомненно, будет настаивать на женитьбе на ней: не отказываться же ему от богатства, которое он успел подсчитать!
– Я сама заплачу ему все, что должна, – поклялась себе Чина. – Даже если для этого мне придется украсть или кого-нибудь облапошить, или... или убить!
Когда несколько минут спустя она появилась на нижнем этаже дома, то на ней были уже не только упомянутые выше наряды, но и пара золоченых шлепанцев, которую она нашла на самом дне другого сундука из тика. Наброшенное на голову покрывало удачно скрывало черты ее лица. Разумеется, трудно было ожидать, что она встретит в такое время на улицах кого-нибудь из знакомых, и все же она решила не рисковать, опасаясь, что кто-то вдруг узнает ее, ибо тогда ей не избавиться от позора.
Диковинный костюм производил ужасное впечатление, что не укрылось, судя по всему, и от Лала Шри, встретившего ее в холле, когда она пыталась справиться с тяжелыми запорами входной двери. Обнаружив, что она собирается покинуть дом в таком виде, он начал просить ее одуматься.
– Для мисси появляться в это время на улице небезопасно. Там темно и полно плохих людей. Лучше подождать, пока вернется Бладуил-капитан.
– Нет, – ответила Чина твердо. Решив немедленно отправиться домой, она не собиралась позволять кому бы то ни было переубеждать ее. Прекрасно, однако, понимая, что Лал Шри совершенно прав, говоря, что ее костюм непременно привлечет внимание сингапурского темного люда, девушка спросила, не будет ли он столь любезен, что проводит ее. На это он в ответ покачал отрицательно головой.
– Мне приказано не покидать дом до тех пор, пока не вернется хозяин, – сказал он ей с сожалением. – Сайд Раджид Али также ушел, а мистер Нэппи спит, и никто не сможет его разбудить. Он стал злым, когда Бладуил-капитан привел мисси сюда. И выпил, наверное, слишком много. Теперь никому не добудиться стюарда.
– Очень остроумный выход из положения, когда надо избежать чего-то неприятного, – заметила Чина едко. – А капитан Бладуил не говорил, как долго он будет отсутствовать?
– Он сказал, что скоро приедет назад. Он отправился навестить друга на улицу Джейланг.
– В такое время? – удивилась Чина.
– О да, мисси! Он часто уходит по ночам. В этот раз он пошел к своему другу Джулю.
Чина едва не задохнулись.
– Другу Джулю? Может быть, ты имеешь в виду Джулию Клэйтон?
Лал Шри просто просиял.
– Да-да, именно Джуль Клэйтон. Она послала ему письмо, чтобы он пришел.
И Этан пошел – без всяких объяснений, без колебаний. По-своему истолковав смысл этого поступка, Чина сперва судорожно вздохнула, а потом ощутила ком в горле.
– Этого не может быть! – прошептала она едва слышно, прекрасно понимая, что все это очень даже может быть и что Этан, без сомнения, был способен и не на такое. Она сознавала также, что должна смело встретить правду такой, как она есть, поскольку отрицай ее, не отрицай, а легче ей все равно не будет.
– Да, он пошел к ней, – повторил Лал Шри для пущей убедительности. – Он сам мне это сказал. Бладуил-капитан не в первый раз ходит туда, мисси.
С трудом сдерживая рыдания, Чина бросилась к двери и выскочила в ночь, совершенно не обращая внимания на испуганные крики Лала Шри и на приветствие, последовавшее со стороны изумленного охранника у ворот, который, к счастью, не сделал никаких попыток ее остановить. Если бы даже темные улицы просто кишели темными людьми, а изо всех тускло освещенных притонов ей угрожали страшные тени, Чина все равно ничего не заметила бы. Она, словно слепая, бежала по улицам, не видя, что творится вокруг. Мысли ее были в полном смятении.
Когда она прибежала на пристань, в глазах ее стояли слезы. Перед ней предстало зрелище тысячи темнеющих силуэтов кораблей, которые дружно покачивались в этот час прилива на волнах. Чина присмотрелась повнимательнее, и ее сердце замерло от неожиданности: там, среди едва различимых громад и белеющих парусов, стояла «Аврора Д.» – принадлежавшая Уоррикам шхуна.
Чина, пронзительно крича, побежала вдоль пристани, и тотчас на палубе судна показалось несколько человек, привлеченных ее воплями. Послышался полный удивления и недоверия голос, который она тотчас узнала:
– Боже мой, да это же Чина!
Запыхавшись от быстрого бега и всхлипывая от облегчения, она кинулась в сторону говорившего и благополучно угодила в объятия Дарвина Стэпкайна, который, робко схватив ее за плечи, начал бормотать какие-то нежные слова и рассказывать ей попутно о том, что в данный момент не представляло для нее особого интереса. Так, например, он говорил, что скоро они отплывают. И что на «Темпусе» из-за неожиданного порыва ветра, налетевшего на судно, когда оно шло через пролив, сломалась мачта, и отлетевшая перекладина повредила Дэймону руку, так что ему пришлось вернуться на Бадаян, где Дарвин ждал нетерпеливо, пока починят «Аврору Д.», что и произошло через три часа. И что он только собирался покинуть судно и отправиться на ее поиски, как вдруг она сама, совершенно фантастически, появилась в темноте.
Все это и множество других деталей не задерживались в сознании Чины. Казалось, что они, отскакивая от нее, разлетались в разные стороны, словно брызги на ветру. И только когда Дарвин спросил ее хриплым голосом об «этом грязном ублюдке», она вдруг очнулась и поняла, что он обращается именно к ней.
– Прошу прощения, Дарвин, – произнесла она отстраненно, – что вы сказали?
– Я спросил, не причинил ли он вам зла, – проговорил Дарвин запальчиво, хотя, обозрев ее заплаканное лицо, не нашел на нем никаких свидетельств того, что ее изнасиловали. Но вот костюм ее действительно был несколько странноват и вызывал тяжелые подозрения, и чем дольше он в него вглядывался, тем больше он напоминал ему о всяких гаремах и гинекеях и о загадочных восточных женщинах, которые проводят жизнь в аморальных и страшных поступках.
– Что случилось с вашей одеждой? – молвил он изумленно, стараясь отбросить вон страшную мысль и вместе с тем дрожа от справедливого возмущения. – Неужели он?.. Неужели эта грязная свинья?..
Он не успел докончить фразу, потому что в этот момент на палубе появился капитан Горацио Крил, оповещенный запыхавшимся помощником, что мисс Чина Уоррик нашлась и находится на борту «Авроры Д.». Его украшенное бакенбардами лицо излучало радость.
– Господня кровь! – взревел он, застыв при виде ее от удивления, и улыбка на его лице сменилась недоумением. – Что это на вас такое, детка? Отправляйтесь сейчас же вниз и снимите с себя это!
– Боюсь, что мне нечего больше надеть, – заметила Чина мягко.
Капитан Крил смотрел на нее с минуту в раздумье, а затем изрек ворчливо:
– Ну что ж, эти тряпки не столь уж и плохи. Носите их, если вам так нравится.
– Но вы же не можете ожидать, что она... – начал было Дарвин.
– У нас будет еще время поговорить обо всем, – перебил его капитан. – Прилив не ждет, и если мы сейчас же не отплывем, то упустим самое лучшее время. – И заорал: – Рункл, поднять паруса, черт тебя возьми! И якорь наверх! Да поживей: мы и так потеряли не знаю сколько времени!
– Да-да, сэр! – раздался в ответ голос помощника.
– Чертовы увальни! – пробормотал капитан сквозь зубы и, обернувшись в сторону Чины, с почтением приложил руку к фуражке. – Мы их обязательно найдем, мисс, можете не беспокоиться.
Он поспешил по своим делам. Чина, повернувшись к Дарвину, спросила решительно:
– О ком идет речь? Кого это мы должны непременно найти?
Дарвину не оставалось ничего другого, как рассказать ей все от начала и до конца.
– Дэймон решил не ставить капитана Крила в известность о том, что вы были похищены, – закончил он свое повествование: – Зная склонность Горацио все драматизировать, мы боялись, что он будет настаивать на немедленном штурме дома Бладуила. Дэймон же считал, что это только зря накалит обстановку.
– И что же в таком случае вы сказали Крилу?
– Я написал ему, будто вы отправились в Сингапур, чтобы организовать поиск детей. Полагаю, капитан Крил ломал голову над тем, как бы догнать поскорее «Мальхао», и посему не стал задавать мне ненужных вопросов.
– А почему вы были так уверены в том, что капитан Бладуил позволит мне уйти?
Дарвин, покраснев, произнес запинаясь:
– Я вовсе не был в этом уверен. Но к тому времени, как «Аврора Д.» прибыла в порт, вы уже находились в его доме больше восьми часов, и, естественно, я подумал... то есть мы все были уверены... – Он закашлялся и посмотрел в сторону. – Мы были уверены, что у Бладуила было достаточно времени, чтобы сделать то, что он, возможно, хотел...
Дарвин осекся, ибо Чина повернулась прямо к нему, и в ее спокойном, неподвижном лице было нечто, что заставило его пожалеть о сказанном.
«Аврора Д.», с надутыми попутным ветром парусами, между тем уже покидала порт. Наклонившись медленно на левый бок, она начала набирать скорость. Вода бурлила и шлепала у нее за бортом, мачты и балки скрипели и шуршали под усилившимися порывами ветра, а Чина так и стояла у поручня с остановившимся взглядом. И тут же, возле нее, был и Дарвин, несчастный и беспомощный. Молчание, пролегшее между ними, словно пропасть, казалось, становилось все более напряженным.
В ответ на приказания капитана Крила команда шхуны поставила дополнительные паруса, чтобы извлечь максимальную выгоду от попутного ветра. Теперь за кормой «Авроры» образовался бурун, от которого позади расстилалась белая волнистая дорожка, а Чина все стояла без движения лицом к ветру и чувствовала во всем теле ужасную онемелость. Но одновременно в ее сердце нарастала надежда. Они должны, просто обязаны перехватить «Мальхао», прежде чем станет уже слишком поздно!
Капитан Крил, несколько помедлив возле нее, успел заметить, насколько измученный у нее вид, и потому сурово приказал ей немедленно спуститься вниз. Она настолько ослабела и обессилела, что повиновалась ему без всяких возражений. Лежа в душной темноте маленькой каюты, любезно уступленной ей первым помощником, она старалась ни о чем и ни о ком не думать: ни о Брэндоне и о Филиппе, ни о сломанной руке Дэймона, ни о том, что теперь она никогда не сможет выйти замуж за Дарвина ввиду того, что с ней произошло. Точно так же она не могла себе позволить ни на минуту остановиться на мысли о капитане Бладуиле и о комнатах, снятых им где-то на улице Джейланг для Джулии Клэйтон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Великолепие шелка - Марш Эллен Таннер



Мне понравился)))
Великолепие шелка - Марш Эллен ТаннерЛуиза
4.06.2014, 16.07





очень интересный роман, читала с удовольствием...
Великолепие шелка - Марш Эллен ТаннерЕлена
9.06.2014, 18.08





Отличный приключенческий роман!!!!
Великолепие шелка - Марш Эллен ТаннерКатрина
10.01.2016, 2.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100