Читать онлайн Упрямица, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Упрямица - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Упрямица - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Упрямица - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Упрямица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

– Эй ты, сатанинское отродье! Попробуй только еще раз сделать это, и я тебе уши оборву!
Дмитрий пригрозил по-русски, и хотя парень-индус наверняка не понял слов, он все же быстро разобрался – тут ему несдобровать. Он на всякий случай заглянул в глаза Дмитрия, испуганно взвизгнул и отдернул руку от чемодана, в котором шарил с ловкостью хорька.
– О, мистер Сергеев, что эти туземцы вытворяют с нашим багажом? – возмутилась Дэнни. Ее маленькое круглое лицо все еще было бледным от лихорадки, кото­рая мучила ее последние два дня. Под обычно веселыми карими глазами залегли темные круги. Она смотрела вниз, где в бурлящей воде у борта «Звезды Востока» так и кишели лодки самой разнообразной формы и размеров – их хозяева соперничали за место поближе к сеткам, с помощью которых разгружали груз с корабля. Одни громко сообщали о своей готовности перевезти ручную кладь пас­сажиров на берег, другие наперебой предлагали товары местного производства, доверху набив ими свои утлые суденышки.
– Дуй отсюда, бой, а не то я приделаю тебе кры­лышки и помогу слететь за борт! – пригрозил Дмитрий следующему смельчаку, рискнувшему вскарабкаться вверх по сетке на корабль. Глядя вниз на худенькое лицо с огромными миндалевидными глазами, Дмитрий смягчился и, ворча, бросил мальчику монетку. Тот перехватил ее в воздухе и исчез за бортом с проворством обезьяны. Рэйвен, стоявшая на страже их багажа, принесенного наверх несколько минут назад, быстро спрятала улыбку, как только угольно-черные глаза казака остановились на ней. Она знала, что он ждал от нее одобрения своего великодушно­го поступка по отношению к юному воришке, но Рэйвен уже давно поняла, каким мягкосердечным бывал иногда этот суровый казак.
Поэтому она отвернулась и разглаживала складки сво­его персикового платья и надетой поверх накидки, пока Дмитрий заверял озабоченную Дэнни, что их багаж дове­рят только членам экипажа «Звезды Востока».
– Что же тогда делал тот мальчишка с моим чемода­ном? – засомневалась Дэнни. Она еще не поняла, что парень рисковал своей жизнью именно ради добычи, наде­ясь в суматохе схватить чемодан и незаметно удрать. Дмитрий не желал расстраивать старую женщину и за­верил ее, что мальчишка хотел перехитрить конкурентов и предложить свои услуги перевозчика прямо на борту корабля.
– Через минуту все уже погрузят на катер, – клялся Дмитрий, видя, что Дэнни никак не может успо­коиться.
– О Боже, – с беспокойством проговорила неуго­монная старушка, – придется еще раз спуститься в каю­ту и проверить, не забыли ли мы чего.
Рэйвен рассмеялась и подошла к Дмитрию.
– Дэнни уже трижды успела проверить каюты. Ой, смотрите-ка, вон в той лодке обезьянка!
Словно завороженная, она наблюдала за забавным жи­вотным. Хозяин зверушки заметил, что привлек внимание молодой англичанки, и подбадривал обезьянку на все но­вые и новые трюки. Та, очевидно, привыкла к представ­лениям, потому что великолепно справлялась со своей ролью. Довольная Рэйвен бросила в благодарность за прекрасный спектакль угощение, мартышка мгновенно за­сунула конфету в рот. Ее хозяин что-то прокричал, задрав голову вверх.
– Что он сказал? – спросила Рэйвен, нетерпеливо потянув Дмитрия за рукав.
– Всего за одну рупию он согласен продать мар­тышку вам, – перевел русский. Заметив, как загоре­лись глаза девушки, он улыбнулся: – Только учтите, она покусает вас и сбежит к своему хозяину при первом же удобном случае, и вы останетесь и без рупии, и без обезьянки.
– Да мне ее и негде держать, мы ведь совсем недо­лго задержимся в Лахоре. – Она окинула быстрым взгля­дом кишевшее лодками пространство возле клипера и задумчиво спросила: – Как вы думаете, долго еще они провозятся с грузом, чтобы заняться нашим багажом?
Голос её выдал неожиданную грусть. И хотя она не уставала повторять себе, что должна быть счастлива, ведь вояж наконец окончился и она совершенно свободна от притязаний Шарля Сен-Жермена, но ей никак не удава­лось побороть уныние, словно опутывающее ее.
«Звезда Востока» на этот раз так и не бросила якорь в Касуре, как предполагалось вначале. Осенние дожди, обычно поднимавшие уровень воды в Сутледже, в этом году не выпали, огромный быстроходный клипер не смог преодолеть мелководье с его предательскими островками ила и бросил якорь ниже по течению Рэйвен и Дэнни были предупреждены, что их переправят на берег и про­водят в Лахор на следующий день.
Дэнни, ожившая оттого, что скоро вновь окажется на твердой земле, даже не сетовала на задержку в пути. Дмит­рий заверил ее, что одноэтажные домики, в которых им предстоит остановиться на ночлег, будут столь же ком­фортабельными, как и придорожные гостиницы в Англии, и так же надежно защищены.
Рэйвен тоже восприняла новость с облегчением, твер­дя себе, что чем скорее она распрощается с Шарлем Сен-Жерменом, тем лучше. Она не перемолвилась с ним ни единым словом со вчерашнего утра, когда в слезах покинула его каюту. Ей до сих пор было невыносимо больно, и она старалась избегать зеленоглазого жестоко­го человека.
Она поклялась себе больше не поддаваться жарким поцелуям и объятиям этого похотливого самца. Рэйвен провела остаток утра без сна, проклиная себя за собствен­ную глупость и слабость. Да-а, и поделом ей, сама вино­вата, но последняя мучительная сцена не оставляла никакого сомнения – он не испытывает к ней ничего, кроме обыч­ной низменной похоти. Ну, теперь-то он, слава Богу, ос­тавит ее в покое! Да и не захочет ее, поскольку, получив желаемое, эти самцы обычно испытывают презрение к предмету своего вожделения. Боже, какое счастье, что она не призналась ему в любви! Вот уж поиздевался бы всласть! К тому же это вовсе не правда. То, что она по ошибке приняла за любовь, было всего лишь преувеличенным обожанием, так как Шарль был первым мужчиной в ее жизни, а потому представлялся ей совершенно особен­ным, необыкновенным. Это случилось потому, что она была так одинока после смерти отца, так нуждалась в любви и ласке, рассуждала Рэйвен, вот и вышло, что она воспылала таким сильным чувством к мужчине, который сумел выказать ей, пусть и очень убедительно, свою неж­ность.
Любовь! Презрительная улыбка искривила губы Рэй­вен. Что она знала о таких вещах? Дьявольски красивый капитан «Звезды Востока» просто воспользовался ее те­лом, заставив ее воспарить и поверить, что и для него это стало каким-то необыкновенным событием. Но ведь сам говорил, что для него это было обыкновенной «случкой», удовлетворением похоти, одним из тысячи легких при­ключений в его жизни. А она по глупости и наивности приняла просыпающуюся страсть за любовь и…
– Будь ты трижды проклят, Шарль Сен-Жермен! – прошептала она со страстью, голос её странно дрожал.
– Что?
Рэйвен повернулась, чтобы взглянуть в недоумеваю­щие черные глаза Дмитрия, и густо покраснела. Опять говорила вслух! Золотистые глаза, несколько мгновений назад горевшие отвращением, отчаянием и страстным же­ланием, в котором Рэйвен даже не отдавала себе отчета, снова стали непроницаемыми. Дмитрий, считавший, что уже хорошо изучил Рэйвен и понимал ее лучше всех, был и удивлен, и озадачен.
– Вас что-то тревожит, малышка? – ласково спро­сил он дрогнувшим голосом. Бледные лучи зимнего ин­дийского солнца блестели, как капли росы, на её черных как ночь волосах, гладко зачесанных назад и открывав­ших прекрасный лоб, бархатные черные брови и нежные виски. В том же персиковом платье, в котором Рэйвен впервые ступила на палубу «Звезды Востока» в Бомбее, она выглядела прекрасным и хрупким, беззащитным цвет­ком, который может и не выдержать превратностей мес­тного климата.
Дмитрий тут же выбранил себя за неподобающие мысли. К Рэйвен Бэрренкорт это не относилось. Внеш­няя хрупкость и изящная красота этой девушки сочета­лись с сильным духом, мужеством и храбростью, каких надо еще поискать. Наверное, мысли о расставании зату­манили ему мозги.
– Посмотрите-ка, Дмитрий, – сказала она, проиг­норировав его вопрос, – вон идет баркас.
Тем временем лодка с гребцами, энергично борющи­мися с течением, пристала к «Звезде Востока». Вскоре капитан Сен-Жермен присоединился к небольшой группе судов, направлявшихся ко входу в порт. Сцепив руки за широкой спиной, он спокойно ждал, щуря темно-зеленые глаза. Прохладный бриз развевал его волосы. Рэйвен будто бы не замечала его, но не могла не смотреть на капитана хотя бы исподтишка, а потому спряталась за спиной Дмит­рия, чтобы не попасться ему на глаза. Выглядел Шарль Сен-Жермен сегодня хмурым и неприступным.
Рэйвен с тоской подумала, что капитану она больше не интересна. Вот идиотка, слепая дура! И как можно было влюбиться в такого человека!
С отвращением к себе, не в силах терпеть присутст­вие Шарля даже в толпе суетящихся моряков, она спус­тилась в свою бывшую каюту. Опустевшая каюта, в которой остались только шкаф и кровать с пустым матрацем, на­полнила ее на мгновение острой тоской. Она вдруг поня­ла, как успела полюбить темные ночи на спокойной реке, тихо скрипящие перекладины, даже копошившихся в во­дорослях крокодилов, резкие крики павлинов и вой везде­сущих шакалов на берегу. Ей, вероятно, будет не хватать жизни на борту «Звезды Востока» – звуков корабель­ного колокола, возвещающего конец вахты, прохлады омы­тых солнцем зимних дней и улыбок кого-то из членов экипажа во время прогулок на палубе. И хотя это путе­шествие было намного короче, чем то, которое она проде­лала на борту «Индийского облака», именно знакомства, завязанные на борту быстроходного клипера, обещали стать глубокими, непохожими на случайную встречу. Она вздох­нула и провела изящным пальчиком по искусно инкрусти­рованной слоновой костью поверхности туалетного столика, с ненавистью думая о прощании и расставании с теми, кого узнала и успела оценить на борту этого судна. А в следующую секунду ее темно-золотые глаза смягчила не­жность: она вспомнила, что Дмитрий хвастался утром, что, возможно, окажется в Лахоре раньше, чем Рэйвен и Дэнни. И несмотря на жажду поскорее овладеть алмазом, не упустит случая навестить Рэйвен в доме ее кузена.
Нежная улыбка на губах Рэйвен угасла, а золотистые глаза затуманились, стоило ей подумать, каким опаснос­тям Дмитрий и Шарль подвергнут свои жизни в погоне за легендарным алмазом. Дмитрий посмеивался над её стра­хами, над возможным кровопролитием при попытке вы­красть вожделенную драгоценность. Он был уверен в своих силах, а уж с участием Шарля.
Наверняка все это было очень опасно – отнять то, что принадлежит кому-то по праву. Особенно если уже было сложено столько буйных головушек за подобные попытки!
Рэйвен пыталась обмануть себя, убеждая, что все ее страхи связаны с Дмитрием. Она не допускала и мысли, что любитель пошутить и выпить, приударить за женщи­нами – жизнерадостный черноглазый казацкий атаман мог быть убит из-за камня, пусть и такого легендарного, как «Кохинор». Что касается Шарля Сен-Жермена, этого подлеца, у которого не осталось ничего святого в жиз­ни, то так ему и надо, и ничуть не будет жаль, даже если его повесят за попытку украсть чужую собственность Да он даже достоин того, чтобы его разрубили на куски или затоптали слонами. Кстати, очень подходящее наказание, ей его вчера описал Джеффри Литтон.
– Мисс Рэйвен!
Она вздрогнула от неожиданности. Эван Флетчер ок­ликнул ее, просунув седую голову в открытую дверь каю­ты. Он счел очень странным, что она забилась сюда и неподвижно застыла на пустой постели, взгляд его засве­тился сочувствием – глаза девушки были очень грустны­ми. Ай-яй, девчушке-то больно расставаться, решил он и пожалел, что потревожил ее так некстати. Но как же ему будет недоставать её милого личика и этих прекрасных глаз. Эта ангельская красота для многих была спаситель­ным бегством от обыденности корабельной жизни.
– Да, мистер Флетчер? – Бархатный голос Рэйвен вывел его из состояния задумчивости. Он покаянно улыб­нулся ей:
– Капитан хочет видеть вас в своей каюте. Рэйвен нерешительно замялась.
– Один?
– С ним Сергеев, – ответил Эван, не находя ниче­го странного в этом вопросе и не уловив нотки сомнения в ее голосе.
– Спасибо.
Она распрямила плечи и вышла в коридор. Поистине эта девушка – воплощение всех добродетелей, и как же он будет тосковать по ней, подумал Эван.
– Вы звали меня, капитан? – с ходу спросила Рэйвен, входя в каюту. Она стояла с высоко поднятой головой, но сердце ее тревожно забилось, стоило ей увидеть сидящего за низеньким столиком Шарля, из-за широких плеч которого виднелась позолоченная клетка с соловьем. Птичка сосредоточенно шелушила семечки подсолнуха, которые ей подавал Дмитрий. Рубашка из голландского полотна на Шарле была по-домашнему распахнута на бронзовой шее, и золотистые волоски кур­чавились в отвороте рубахи. Рэйвен с трепетом вспомни­ла, как покойно ей было на этой мужественной груди, в объятиях Шарля, в ту злополучную ночь, когда пираты напали на судно.
Шарль поднял голову и, встретив настороженный взгляд золотистых глаз, мрачно сжал губы. Небрежно откинув­шись в кресле, он всей позой выражал равнодушие.
– Садитесь, мисс Бэрренкорт. Нам нужно кое-что обсудить.
В замешательстве Рэйвен села и скосила глаза на Дмит­рия. Тот, подобно Шарлю, многозначительно молчал, но выглядел весьма торжественно. Глаза Рэйвен вернулись к капитану, который заметно помрачнел, проследив за ее вопросительным взглядом в сторону Дмитрия. Рэйвен по­чувствовала еще большее смущение и отвела глаза. Шарль нахмурился.
– Ваш кузен ждет вас в Лахоре? – резко спросил он.
– Нет, не ждет, – напряженно ответила Рэйвен. Неприязненность Шарля угнетала ее – У меня рекомен­дательные письма от моего двоюродного деда и от Джона Трентхэма.
Она сдвинула брови, но удержалась и не спросила, в чем, собственно, дело. Конечно, уж он бы поиздевался над типично женским любопытством. Пусть этот непогре­шимый дьявол скажет сам так, как хочет и когда хочет.
– Тогда вы понятия не имеете, что это за человек, – произнес он. И это уже не было вопросом.
– Конечно, нет, – раздраженно сказала Рэйвен, начиная терять терпение. – Я только знаю, что он рабо­тает для Ост-Индской компании и там на хорошем счету. Кроме того, мой двоюродный дедушка, которого я глубо­ко уважаю, очень тепло относится к нему.
– А Ханапурский гарнизон, в котором он живет, настоящий военный городок?
– Судя по высказываниям мистера Трентхэма, да. Почему это так важно, Дмитрий?
Ей резко ответил Шарль:
– Потому что мистер Литтон и мистер Перри узна­ли, побывав на берегу, что недавно был убит англичанин из британского поселения в Мультане.
Рэйвен совершенно ничего не поняла, о чем и сказала. Шарль нетерпеливо взмахнул рукой.
– Вы хотя бы имеете представление, кто такие сик­хи, мисс Бэрренкорт?
– О, конечно, – раздраженно ответила она. – Мистер Литтон рассказывал мне о них.
– Что же он рассказывал вам?
– Что они последователи религиозного учения, поя­вившегося триста лет тому назад. Создал это учение гуру Нанак, пытавшийся объединить мусульман и индусов еди­ной религией. «Сикх» обозначает «дисциплина». А еще мистер Литтон сказал, что мужчины-сикхи никогда не стригут свои волосы, а прячут их под чалмами.
К ее изумлению, Шарль лишь покивал головой, не заметив ее дерзкого тона, а зеленые глаза смотрели не отрываясь.
– Верно. А что он еще рассказывал?
– Что они были объединены Говиндом Сингхом в княжество, здесь, в Пенджабе, а позже их возглавил Ранджит Сингх, махараджа. Но с момента его смерти ими правили слабые правители. Года четыре назад лорд Элленборо, бывший генерал-губернатором в то время, решил аннексировать Пенджаб и привел войска к Сутледжу. Однако прежде чем он начал военные действия, директо­ра Ост-Индской компании отозвали лорда в Англию, по­тому что не хотели войны с сикхами. Но когда войска Эллснборо были отозваны и отступили согласно приказу, сикхи отреагировали совсем не так, как хотелось компа­нии. Они восприняли отход войск как знак трусости ан­гличан и решили, что наступило время выгнать их из Индии раз и навсегда. Состоялись две битвы, которые англичане в конце концов выиграли. Тогда они и завладели Лахо­ром, где, кстати, теперь живет Филипп Бэрренкорт. Над­еюсь, я удовлетворила ваше любопытство?
– Джеффри – потрясающий учитель, – заметил Шарль, обращаясь к Дмитрию и проигнорировав ехидный вопрос Рэйвен. Но не успел Дмитрий даже открыть рот, как Шарль повернулся к Рэйвен, сверкнув холодными изумрудами глаз. – Как вы думаете, Рэйвен, такой гор­дый народ, как сикхи, легко смирился с поражением? Я склонен думать, что это не так, и, возможно, вы поймете теперь, какое значение приобретает тот факт, что в Муль­тане они убили английского резидента.
Рэйвен почувствовала, как ее сердце сжала холодная рука страха. Она побледнела.
– Значит, снова война?
– Неизвестно, было ли это актом агрессии со сторо­ны кучки мятежников или это их общее непримиримое отношение к британцам.
Почти равнодушный и короткий ответ Шарля заста­вил Дмитрия, который уловил полную растерянность де­вушки, поспешно добавить:
– Вот почему вы должны быть уверены, что ваш кузен хорошо защищен и что британские части располо­жены рядом с его городком.
– Но я понятия не имею об этом, – беспомощно ответила Рэйвен. – Я никогда не встречалась с моим кузеном, и это моя первая поездка в Индию. Откуда я могу знать все это? – Руки Рэйвен невольно сжались в кулаки. – Я… я приехала взять мои деньги и уехать как можно скорее. Меня никогда не интересовали лишние проблемы, своих хватает. Что же мне делать?
– Продолжать путь, но поторопиться, иначе британ­цы развернут настоящие военные действия и там станет опасно. Что касается поездки в Лахор, то мы с Дмитрием считаем, что неразумно отпускать вас с миссис Дэниэлс одних. Мы решили проводить вас, чтобы вы были в без­опасности. А уж потом забота о вас ляжет на плечи ваше­го кузена.
Рэйвен нахмурилась.
– Вы едете с нами в Лахор? – спросила она, даже не пытаясь скрыть свой испуг.
Шарль не ожидал такой реакции и хмуро объяснил:
–Конечно! Я не могу позволить двум англичанкам путешествовать по Пенджабу под защитой лишь местных проводников.
Глаза Рэйвен засверкали.
– Таким образом, вы нашли удобное объяснение ва­шему пребыванию в Лахоре, пока вы ищете… – Она осеклась, поймав предостерегающий взгляд Дмитрия. Под­нявшись, она натянуто произнесла: – Очень хорошо, капитан, я принимаю ваше предложение сопровождать нас, но не хочу и на минуту позволить вам одурачить себя и поверить, что вы сопровождаете нас из гуманных сообра­жений. Однако у меня есть одно требование.
Обветренное лицо Шарля потемнело от гнева, но она безжалостно продолжила:
– Дэнни не должна даже заподозрить об угрожаю­щей нам опасности. Я не хочу путать ее, что бы там ни было, понятно? А теперь я бы хотела, если вы не возра­жаете, присмотреть за нашим багажом.
Она повернулась и вышла из комнаты, расправив изящ­ные плечи.
Дмитрий тихо присвистнул, когда она удалилась, и широко улыбнулся:
– Боже, да маленькая принцесса может превращать­ся в львицу! Вот что значит инстинкт самосохранения! Должен поблагодарить тебя, дружище, за возможность подольше побыть в ее обществе!
– Ты мягкосердечный слюнтяй, Сергеев! – резко сказал Шарль. – Именно таким женщины и морочат голову. Эта баба – холодная и расчетливая ведьма, и чем скорее ты это поймешь, тем лучше!
Тем временем багаж был погружен в одну из длин­ных лодок. Рэйвен попрощалась с моряками, а они по­желали ей счастливого пути и приятного пребывания в Лахоре. Все искренне сожалели, что она покидает судно. Рэйвен и не подозревала, что успела завоевать сердца всего экипажа. Она была тронута до глубины души и на мгновение почувствовала себя несчастной, когда расстро­енный Джейсон Квинтрелл помог ей спуститься в бар­кас. Она не стала еще раз смотреть вверх, боясь прослезиться, но твердо знала, что всех этих людей ей будет страшно не хватать. Она посмотрела на берег, где на фоне голубого индийского неба отчетливо выделялась цветущая деревня Хасангей.
И в этот миг взгляд Рэйвен неожиданно встретился со взглядом Шарля Сен-Жермена. Он уже успел поса­дить в лодку Дэнни и повернулся, чтобы помочь Рэйвен, но в этом не было необходимости. С завидным чувством равновесия она спокойно уселась в раскачивающейся лод­ке. Шарль успел заметить блеснувшие на густых ресни­цах слезы и закушенную губку. Странное выражение мелькнуло в его изумрудных глазах, но тут же бесследно исчезло, и он слегка наклонился, чтобы спросить у Рэйвен в своей обычной насмешливой манере:
– Кажется, вам пришлись по душе люди, которых вы когда-то приняли за воров и головорезов?
– Все, за исключением одного, – парировала Рэй­вен, и раздраженные нотки в ее голосе не оставили сомне­ния в том, кого именно она имела в виду.
Шарль выпрямился, его красивое лицо снова приняло надменное выражение. Он отдал приказ отшвартоваться таким зловещим тоном, что Дмитрий, сидевший на носу лодки, повернулся и бросил на него насмешливый взгляд. Дэнни, ухватившаяся маленькими пухлыми ручками за края баркаса, не заметила гнева капитана, поскольку сильно беспокоилась, что качающаяся лодка может в любой мо­мент перевернуться и либо потопить всех людей, либо отправить на дно все их пожитки. Когда они в конце концов пришвартовались, щеки Дэнни снова успели поро­зоветь, и она даже отважилась самостоятельно сойти с лодки по трапу, не потеряв равновесия. Рэйвен приподня­ла юбки, собираясь ступить на трап, и почувствовала на локте сильную руку Шарля. Ее тело словно обдало теп­лой волной, но она проигнорировала капитана, словно его и не было рядом.
Быстро пройдя вперед, прочь от его громадной фигу­ры, она повернулась и взглянула через плечо на «Звезду Востока» с аккуратно свернутыми парусами и оголенными мачтами. Год назад Рэйвен бы просто недоверчиво рас­смеялась, если бы ей сказали, что она будет путешество­вать под парусами по реке и что ночью ее сможет разбудить неожиданный рев леопарда, а днем она будет часами на­блюдать за рыбаками в чалмах, бросающими сети в песча­ного цвета заросли камыша. Рэйвен поняла, что попала под обаяние Индии, хотя и появилась здесь по необходимости. Но несмотря на нападение пиратов и сложные вза­имоотношения с Шарлем Сен-Жерменом, эта поездка навсегда останется в ее памяти.
– Мисс Рэйвен, вы идете?
Рэйвен обернулась и увидела, что их багаж уже пог­рузили в крытую повозку с потертыми кожаными сидень­ями. В повозку были впряжены понурые лошади, на козлах сидел тощий кучер в чалме, ерзавший от нетерпения. Дмит­рий стоял как настоящий ливрейный лакей перед узкой дверкой повозки, выражая готовность помочь двум дамам усесться. Дэнни повторила свой вопрос, удивляясь, поче­му ее молодая хозяйка все смотрит и смотрит на воду с такой невыразимой грустью. Неподалеку от повозки сто­ял Шарль Сен-Жермен и беседовал с Говардом Перри, вероятно, отдавая последние распоряжения Мистер Пер­ри становился первым помощником Джеффри Литтона на время отсутствия капитана.
Рэйвен задумалась: многие ли на борту «Звезды Вос­тока» догадывались или знали об истинной причине того, почему Шарль Сен-Жермен и Дмитрий Сергеев сопро­вождали двух англичанок в Лахор? Вероятно, далеко не все, поскольку Джейсон Квинтрелл невинно обмолвился сегодня утром, что судно возьмет свой груз на борт прямо здесь, в Хасангее, как только он прибудет из Касура. Капитан и Дмитрий, пояснил он, позаботятся, чтобы ин­дийские товары доставили со складов без промедления. Вся команда одобрительно отнеслась к тому, что капитан решил проводить Рэйвен и Дэнни до самого Лахора. Так, конечно, безопаснее.
Усаживаясь с помощью усмехавшегося Дмитрия в по­возку, Рэйвен приказала себе не думать о том, что может приключиться с самим Дмитрием или его невыносимым дружком-англичанином. Через несколько дней она вооб­ще окажется под защитой своего кузена Филиппа, и худшее останется позади. Расправив атласные юбки платья на потертом сиденье, она выглянула из окошка. Дмитрий как раз садился на приземистую гнедую лошадь, а Шарль Сен-Жермен уже ждал его верхом на таком же гнедом скакуне.
Индийский возница что-то резко крикнул, и лошади резво припустили по пыльной дороге, поднимая облако пыли, в котором скрылись и широкие плечи Шарля и могучая фигура Дмитрия.
– Боже, смилуйся над нами! – страстно зашептала Дэнни, когда их немилосердно затрясло на ухабах. Старая повозка жутко раскачивалась и так громко скрипела, что расслышать что-нибудь было невозможно. – И так бу­дет всю дорогу до Лахора? – прокричала Дэнни на ухо Рэйвен.
– Наверное, – пожала плечами Рэйвен, завидуя Шарлю с Дмитрием, скакавшим на свежем воздухе, а не трясшимся, как они, в духоте и пыли. Из-за серой завесы они вынуждены были опустить на окно потрескавшуюся кожу, и дышать стало вовсе нечем. Да, согласилась она с Дэнни, подобная поездка превратится в муку, если дорога не станет хоть чуточку ровнее. Но жаловаться она не станет, решила Рэйвен, стиснув зубы. Не стоит давать Шарлю Сен-Жермену лишний повод поязвить на ее счет.
Деревня осталась позади, и они ехали уже через до­лину с черной плодородной землей. Окружающие дорогу холмы были покрыты сочными зелеными деревьями и гус­той шелестящей травой. В небе кружили коршуны и ка­кие-то экзотические птицы с пурпурно-лиловым оперением. Движение на дороге было довольно оживленным, во вся­ком случае, так показалось Рэйвен, еще не отвыкшей от уединенной жизни на борту клипера. Крестьяне, возвра­щавшиеся в город с полей, торговцы на верблюдах, купцы верхом на взмыленных лошадях – все это казалось ей большой пестрой толпой. И как отметила про себя Рэй­вен, лишь немногие обратили внимание на раскачивающу­юся повозку, а вот Шарль и Дмитрий стали объектом пристального внимания и перешептываний. Однако, что с облегчением заметила Рэйвен, во взглядах черных глаз, скользивших по парочке широкоплечих гигантов, не было враждебности. Может быть, опасность не так уж и вели­ка, как пытался внушить ей Шарль Сен-Жермен? Но тут же она вспомнила, что оба мужчины вооружены до зубов: у каждого по паре пистолетов, а у Дмитрия еще и иож с длинной рукояткой и короткий кинжал, засунутый в голе­нище сапога.
– Хоть бы возница ехал потише, – простонала Дэнни, но тряска даже усилилась, когда деревня оста­лась позади.
– Чем скорее мы приедем в Ханапур, тем лучше, – терпеливо пыталась объяснить ей Рэйвен, продолжая размышлять об опасностях, которые могли бы угрожать им без вооруженного эскорта. Она знала не только о неуго­монных сикхах, но и о дорожных разбойниках – тех на­зывали «распорядителями». Стоило им захотеть, и повозка легко могла стать их добычей. Конечно, ситуация пока отнюдь не критическая, утешала себя Рэйвен. Один у6ийца еще не доказательство того, что все население пылает ненавистью к британцам.
«Я знаю, вы очень спешите поскорее получить свои деньги и отправиться в обратный путь, мисс Рэйвен, но не могли бы мы хоть немного погостить у мистера Фи­липпа, прежде чем поедем домой?» – спрашивай её Дэнни.
Рэйвен прекрасно видела, как сильно сдала няня за время их путешествия. Она постарела и похудела, в воло­сах появилось еще больше седины, а морщины, казаюсь, испещрили все её лицо. Очевидно, поездка стала для Дэнни настоящим испытанием. Рэйвен почувствовала раскаяние за то, что пришлось пережить старушке. А сама она? Столько успела претерпеть, что и в самом страшном сне не увидишь! Сперва шок от смерти отца, затем ужас, что не удастся спасти Нортхэд, потом путешествие… Хотя ее и не мучила морская болезнь, но сколько же она вынесла! Сколько нервов стоило хотя бы то, что она и Дэнни отда­ны на милость банды контрабандистов! Но все это было пустяком по сравнению с теми муками, которые ей причиняло безответное чувство к бессердечному капитану. Эта любовь изменила её раз и навсегда. Из блаженной невин­ности детства Шарль Сен-Жермен бросил ее в пучину жизни взрослой женщины с просыпающейся чувствен­ностью, о существовании которой она и не подозревала. Высоты блаженства, которых они оба достигли во время их последнего любовного свидания, все еще вспоминались ей, и она даже в самых сокровенных глубинах своего сердца не смогла найти сил, чтобы солгать себе, что такое воз­можно с другим мужчиной. Нет! В том-то и несчастье, что никто, кроме этого треклятого Шарля Сен-Жермена, капитана «Звезды Востока» и бывшего графа де Монтер­рей, никогда не вознесет ее в подобный испытанному ею волшебный мир экстаза.
– Вы не заболели, мисс Рэйвен? – всполошилась Дэнни. Рэйвен вспыхнула от смущения. И что это ей пришло в голову думать о таких вещах? Ну вот, даже при мысли о близости с ним сердце зачастило. Немедленно прекратить!
– Нет, – грустно ответила Рэйвен. – Я просто устала, как и ты, и обещаю, что мы не тронемся с места из Лахора, пока не будем готовы к обратной поездке.
Старушка одобрила это здравое решение. Она опаса­лась, что Рэйвен будет настаивать на немедленном воз­вращении в Корнуолл. Но хотя Дэнни и самой не хватало домашнего очага и она мечтала поскорее очутиться в своей залитой солнцем комнатке в Нортхэдс, она была уверена, что, случись непредвиденная задержка, сэр Хадриан су­меет осадить яростные атаки сквайра Блэкберна.
Обе женщины замолчали. Дэнни размечталась о том, что будет делать, когда вернется в Нортхэд, о починке белья, о заготовках провизии на год, о новых нарядах, которые надо будет сшить для ее ненаглядной хозяйки. А Рэйвен удрученно размышляла о зеленоглазом дьяволе, ехавшем верхом впереди повозки. Как они и опасались, вторая половина дня показалась бесконечной, грохочущая тряская повозка была настолько неудобна, что ни одна из них не сомкнула глаз. Когда они наконец остановились, Рэйвен почувствовала, что во всем ее теле нет ни одной живой косточки – все ныло и болело. Со стоном она встала на ноги, опершись на руку улыбающегося Дмит­рия. Колени ее подогнулись, но Дмитрий успел подхва­тить её за талию. Интимность этого жеста вызвала гримасу недовольства на лице капитана, наблюдавшего за проис­ходящим со стороны.
– Крепитесь, малышка, кажется, ваши ножки затек­ли, – добродушно заметил Дмитрий.
– И ножки, и абсолютно каждая косточка, – пожа­ловалась Рэйвен. – И как вам не совестно обрекать нас с Дэнни на такие муки?
Русский великан рассмеялся, заметив упрек в глазах Рэйвен.
– Но это частичка того, что делает Индию неповто­римой, мой изысканный цветок! Не волнуйтесь. Капитан решил остановиться сегодня чуть раньше…
– Я подумал, что миссис Дэниэлс, вероятно, утоми­лась, – подтвердил Шарль, подходя к ним со стороны бунгало, где он только что передал лошадей кланяющему­ся конюху. Его зеленые глаза заметили осунувшееся личико Рэйвен, но их ледяное выражение дало понять де­вушке, что он беспокоился только из-за Дэнни.
– Благодарю вас, сэр, вы так внимательны! – бла­годарно воскликнула Дэнни. А Рэйвен раздосадовало, что этому змею вновь удалось внушить пожилой женщине уважение к себе. – Правда ли, что мы проведем здесь ночь, капитан? – с сомнением добавила Дэнни, осматри­вая низкое строение из дерева и самана, узкие окошки которого были почти скрыты побегами вьющейся буген-виллси.
– Тут условия вполне приемлемые, вот увидите, – пообещал Шарль и что-то приказал на безупречном урду ожидавшему его индусу.
Индус средних лет отвел Рэйвен и Дэнни в доволь­но приятную комнату, обставленную вполне приличной мебелью. Сами Шарль и Дмитрий отправились просле­дить за лошадьми, которых следовало накормить, напо­ить и почистить. Спустя несколько минут появилась стайка женщин, готовых оказать англичанкам любую услугу. С их помощью путницы в мгновение ока умылись, сняли пыльную одежду, переоделись, и только тогда в комнату внесли полный поднос всяких лакомств и фруктов, здесь уже стоял и свежезаваренный чай. Успев привыкнуть к такому невероятному числу слуг у Трентхэмов, Рэйвен лишь слабо улыбалась, пока они деловито суетились, а затем, кланяясь и бормоча свое «салам», мгновенно ис­парились.
– Святой Иуда, ну и проголодалась же я, – про­стонала она, буквально набросившись на лепешки, заме­нявшие здесь хлеб, и отхлебывая горячий сладкий чай. – А ты разве не хочешь, Дэнни? Ну хоть кусочек! – спро­сила она, удивленно взглянув на старушку, не проявив­шую особого энтузиазма при виде пищи, лишь с любопытством глядевшую в окно. Наступали сумерки, в фиолетовом небе с шумом порхали черные тени летучих мышей, вылетевших на охоту, издалека доносился вой шакалов.
– Я слишком устала, чтобы есть, – созналась Дэн­ни, снимая свои ботиночки; с болезненной гримаской она опустилась на плоское ложе, которое выбрала для себя. Но тут же удивленно ойкнула, так как постель оказалась гораздо удобнее и мягче, чем она предполагала. – На­верное, я лягу спать прямо сейчас.
– Так рано? – удивилась Рэйвен, но глаза Дэнни уже закрылись, и, судя по всему, она даже не слышала вопроса девушки.
Рэйвен улыбнулась и в полной тишине доела свой ужин. Стоило ей солидно подкрепиться, как усталость почти исчезла, и она на цыпочках вышла из комнаты на длин­ную веранду бунгало. Ее темно-синее платье слилось с быстро наступившей темнотой.
Все было тихо, если не считать методичных завыва­ний шакалов и бродячих собак. Рэйвен задумалась: что там поделывают сейчас Шарль и Дмитрий? Их она не видела с момента прибытия. Через плотные шторы не просачивалось ни лучика света, не догадаешься даже, есть ли в доме постояльцы. Расправив шуршащие юбки, Рэй­вен села на ступеньки и подперла подбородок рукой, блуж­дая глазами в темноте.
Только она успела привыкнуть к звукам окружавшей ее ночи, как послышались приглушенные звуки разговора, доносившегося с другого конца дома. Разобрать что-либо было невозможно, но раскатистый смех, взорвавший ноч­ную тишину, мог принадлежать только Дмитрию. Инте­ресно, с кем это он беседует? Только не с Шарлем, решила Рэйвен, потому что зеленоглазый капитан не был склонен к веселью, особенно такому, которое могло привлечь чье-либо внимание.
Чуть позже заскрипела дверь, и Рэйвен взглянула через плечо. Она успела присмотреться к темноте и сразу же узнала фигуру капитана в нанковых бриджах. Его бе­лая муслиновая рубашка казалась ей ярким белым пятном. Шарль Сен-Жермен явно никуда не торопился и, видимо, считал, что он один на веранде. Рэйвен продолжала ти­хонько сидеть на ступеньках. Капитан кого-то ждал, при­слонившись к стене и сложив руки на груди. Несмотря на непринужденную позу, Рэйвен на расстоянии почувство­вала напряжение в большом и сильном теле мужчины. Хорошо, что он ее не заметил, ей не хотелось ни о чем разговаривать сейчас, тем более пикироваться, но внутри у нее уже разгоралось любопытство. Кого он ждет?
– Ну наконец-то, Дмитрий! Как же ты долго! Что-нибудь удалось разузнать?
Огромный русский ступал бесшумно. Он просто воз­ник из темноты рядом с Шарлем, и Рэйвен затаила дыха­ние. Неслышная походка Дмитрия лишний раз подтвердила подозрения Рэйвен, что все это неспроста. Ясно было и то, что мужчины вряд ли желали, чтобы их кто-нибудь подслушал. Вопрос Шарля мог означать только одно: они уже начали поиски алмаза. Нервозность Рэйвен тут же переросла в злость. Она не хотела быть замешанной в их авантюру! Единственный выход – дать им знать, что они не одни.
Не скрываясь, она вскочила на ноги, и ее юбки гром­ко зашуршали. Она мрачно усмехнулась, когда оба заго­ворщика резко отпрянули друг от друга и застыли. Алчные идиоты, раздраженно подумала Рэйвен, окончательно рас­свирепев на двух дураков. Их темные делишки дурно по­пахивали и действовали ей на нервы!
– Добрый вечер, мисс Бэрренкорт, – чопорно про­изнес Шарль, шагнув вперед. Да, с этим остроглазым чертом вряд ли кто сравнится, надо же так быстро узнать ее в кромешной тьме!
– Добрый вечер, сэр капитан и сэр Дмитрий, – ответила она.
– Вышли прогуляться? – спросил Шарль.
– Хотелось немного размять ноги после столь уто­мительной дороги и подышать свежим воздухом, – отве­тила Рэйвен и растерянно заморгала, заметив, что оба обеспокоенно уставились на нее. – А что, разве это воз­браняется? – посуровев, спросила она.
Дмитрий и капитан переглянулись, и Шарль покачал головой.
– Должен предупредить вас, однако, – добавил он тем самым противно-тягучим тоном, который доводил Рэйвен до бешенства, – Индия – это не ваши родные пенаты, знакомые вам до кустика, мисс Бэрренкорт. Здесь не стоит выходить по ночам в одиночку.
– Я не боюсь, – отрезала она, задетая его тоном. И заметила с дерзкой усмешкой: – Кроме того, кому как не вам знать, что меня не так-то просто заставить отка­заться от ночных прогулок!
Шарль прекрасно понял, на какую ночь из далекого прошлого она намекает, и его губы сурово сжались. Ах, она издевается над ним. Но он не намерен развлекать даму подобным образом!
– Бывало, что тигры утаскивали в джунгли даже вооруженных мужчин, мисс Бэрренкорт, не говоря уже о том, что травы здесь так и кишат змеями и скорпионами! А если вам недостаточно этих чисто природных ужасов, то, может, напомнить вам о речных пиратах?
– Что ж, я поняла вашу мысль, капитан! – резко ответила Рэйвен, отказываясь признаться даже самой себе, до какой степени ее ранили его злость и язвитель­ность. Они снова стали теми надменным капитаном и женщиной, только что высказавшей ему крайне неприят­ные мысли о его особе, какими были на ночной палубе «Звезды Востока». Словно никогда не переступали гра­ницу этих гордо сооруженных ими башен, словно никог­да не делили нечто более дорогое, чем враждебность и неприязнь. Даже чуткий Дмитрий вряд ли бы смог запо­дозрить, что Шарль Сен-Жермен уже задыхался от же­лания, целуя ее в жаждущие его любви губы, ласкал и любил её в грубовато-нежной манере, доводившей её до немыслимого экстаза.
Рэйвен и самой с трудом верилось в это, когда она смотрела в окаменевшее лицо капитана, в обвиняющие изумрудные глаза. Вся фигура мужчины дышала враж­дой и раздражением. Неужели это тот же Шарль Сен-Жермен, который страстно шептал её имя, прежде чем овладеть ею, стать ее частью, нежный любовник, осы­павший поцелуями ее разгоряченное тело? Нет, этот мерзкий и отталкивающий тип просто не мог быть та­ким, каким она его выдумала! И то, что произошло меж­ду ними, с отчаянием думала Рэйвен, было лишь хитрым трюком ловкого развратника, чтобы она пала к его но­гам, призналась в вечной любви и принесла ему в дар свою невинность, повторив печальную участь несчетного числа девственниц до нее!
Шарль не отрывал глаз от прекрасного разгневанного лица, и, хотя во тьме не очень ясно видел смену эмоций, он почувствовал бурю и смятение, разыгравшиеся в серд­це Рэйвен, услышал учащенное дыхание, доказывавшее его правоту, и шагнул к ней.
– Рэйвен…
– Я уже сказала вам, что отлично поняла ваши тре­бования, – повторила она шепотом, вибрировавшим от переполнявших её чувств. – Почему бы вам не оставить меня в покое?
И, зашуршав юбками, она поспешно удалилась, с си­лой хлопнув дверью. На минуту на веранде установилась тишина. Дмитрий, хмыкнув, мягко упрекнул друга:
– Тебе следовало бы сделать это помягче, дружище.
– Ну и как еще, полагаешь, я должен был заставить ее быть осторожнее, не вызывая подозрений?
Дмитрий печально кивнул:
– Ты прав.
Он вздохнул. Хотел добавить, что напряжение, воз­никшее между капитаном и его маленькой принцессой, стало просто невыносимым, и не стоит ли ему вмешаться, чтобы помирить их, но мудро промолчал. Когда речь шла о Рэйвен Бэрренкорт, Шарль становился невменяемым, и Дмитрий не мог понять почему.
– Что тебе удалось узнать у этого йоркширца? – нарушил молчание Шарль.
– У этого тупицы? Непроходимый дурак! Проехал всю дорогу в компании двух сотен сипаев – и все были из Пешавара, не вру! – и даже не слыхал об убийстве в Мультане! Нужно быть просто слепым и глухим, чтобы не почерпнуть хоть что-нибудь из их болтовни!
– Не волнуйся, дружище, – успокоил Шарль тем­пераментного казака. – Я получил весточку из Джуганарского гарнизона, их командир охотно сообщил мне все последние новости.
Дмитрий беспомощно пожал плечами.
– Интересно, на кой черт тогда ты поручаешь мне такие вещи, если я каждый раз возвращаюсь с пустыми руками? И каждый раз ты заставляешь меня выглядеть круглым дураком! – Почувствовав, что Шарлю не до шуток, он мгновенно посерьезнел и придвинулся к капита­ну. – Рассказывай!
– Британские войска дали бой сикхам у Рэмнаггара неделю назад.
– Иисусе! – прошептал Дмитрий. – Значит, во­йна? Как прошел бой? Кто победил?
– С обеих сторон много потерь, так что…
– Так что сикхи продолжают маршировать?
– Угу, а британцы продолжают мобилизовывать во­йска. Уверен, вскоре состоится еще одна битва.
Дмитрий, помолчав немного, спросил о том, что боль­ше всего волновало их обоих. В памяти они свято храни­ли кровавую резню в Кабуле в 1841 году, когда оба – Дмитрий и Шарль – впервые ступили на индийскую землю.
– А сикхи выступают против поселений британцев?
– Нет. – Шарль вздохнул и устало потер затылок. – Пока, во всяком случае, нет.
– Значит, Пенджаб еще безопасен для британских подданных. Я рад этому, но мне страшно подумать, что будет, если ситуация хоть чуточку изменится.
Шарль молчал, напряженно прислушиваясь к окру­жавшей их темноте. Затем сказал тоном, в котором ничто не напоминало той игривой иронии, с которой он недавно поддразнивал Рэйвен:
– Ты прав, дружище, но мы пока можем лишь на­блюдать… и слушать.
– Ты, как всегда, прав, – согласился Дмитрий, и они снова умолкли. Если бы Рэйвен могла услышать их беседу, то поняла бы, что их мысли заняты вовсе не ле­гендарным алмазом.
– Капитан, – обратилась Рэйвен к Шарлю Сен-Жермену на следующее утро, – я решительно отказыва­юсь и дальше трястись в этой кошмарной повозке! Дэнни говорит, что сможет вытерпеть эту пытку и дальше, ну а я настаиваю на том, чтобы ехать верхом!
Шарль повернулся к ней, приподняв бровь.
– Вы настаиваете? – насмешливо повторил он. Рэйвен словно натолкнулась на неприступную стену и даже шагнула назад, но тут же упрямо кивнула головой:
– Вот именно. Если бы вас подвергли пытке тряской в течение целого дня, вы бы еще не то сказали!
Шарль впился взглядом в лицо девушки, словно за­вороженный её неистовым темпераментом и колдовской красотой. В это ноябрьское утро хорошо подморозило, и Рэйвен надела свою зимнюю накидку, отороченную ме­хом, нежно обрамлявшим ее овальное личико. Янтарные глаза дерзко поблескивали, выражая ту же непреклонную волю, какой славился и Шарль.
– Отлично! – резко ответил он, отворачиваясь. – Но чтобы потом не было ни слова жалоб, как бы ни страдала ваша маленькая попка!
Рэйвен даже заморгала от его грубости, но реагиро­вать было поздно: Шарль уже громко отдавал указания на урду маленькому индусу-вознице.
– Боюсь, моя драгоценная, – сочувствующе за­шептал ей на ухо Дмитрий, – что капитан порой невы­носим. Но пусть это вас не тревожит. Он привык общаться не с дамами, а с моряками, которые реагируют лишь на приказы.
– Вот тут вы наверняка ошибаетесь, Дмитрий, – ответила ему Рэйвен, сверкнув топазовыми глазами. – Он имел дело со слишком многими дамами, но все они были кротки и беспомощны, как младенцы, вот он и вообразил себя властелином над всей женской половиной че­ловечества.
И она решительно зашагала прочь своей гордой по­ходкой. Дмитрий, не удержавшись, хохотнул в полном восторге от этой забавной сценки, но уже в следующую секунду посерьезнел, заметив мрачное лицо Шарля: он понял, что капитан, конечно же, расслышал все, что ска­зала Рэйвен. Дмитрий вздохнул и отвернулся, размыш­ляя, почему капитан так упорно старается нагрубить этой обаятельной девушке. Обычно Шарль обращался с теми, кто ему безразличен, с ледяной вежливостью или вел себя так, словно они и вовсе не существовали. Но он просто превзошел себя, стараясь уязвить Рэйвен, причем Дмит­рий мог бы поклясться, что она сама никогда не провоци­ровала капитана на подобное. Вероятно, здесь был какой-то подсознательный антагонизм и, конечно, столкновение двух бешеных темпераментов, иначе и не объяснить постоян­ные стычки его очаровательной принцессы с зеленогла­зым дьяволом!
Когда повозка была готова продолжить поездку, а Дэнни благополучно усажена, Рэйвен подвели тощую ко­былу, которая, казалось, рухнет от усталости через какие-нибудь полторы мили. Но Шарль критически осмотрел ее и купил без особых колебаний у довольно улыбавшегося владельца.
– Она выглядит так, словно прогнется прямо подо мной, – прошептала обеспокоенная Рэйвен Дмитрию, наблюдавшему с веранды за торгами между Шарлем и смуг­лым индусом.
Дмитрий расхохотался:
– О, это только так кажется, малышка! Внешность обманчива! Вы не найдете нигде более выносливых созда­ний, чем эти!
– Но… она такая .. некрасивая! – не уступала Рэй­вен, невольно сравнивая эту клячу со своим великолепным Синнабаром.
Глаза Дмитрия вдруг стали холодными, как обсидиан.
– Если бы она выглядела красоткой, то давно уже стала бы добычей конокрадов.
Рэйвен мгновенно испытала укор совести от ровного, почти равнодушного поучения в жизненной мудрости. Слов­но прозрев, она посмотрела на лошадей, провезших их столько миль в повозке. Конечно, на них никто не поза­рится, однако они уже доказали свою выносливость, как и лошади, на которых ехали Шарль и Дмитрий. Значит, их выбрали именно поэтому? Интересно, кого Дмитрий опасается больше: конокрадов или мятежных и враждеб­ных сикхов? Они ведь наверняка рыщут по всем селени­ям в окрестностях Пенджаба в поисках лошадей для военных целей!
Нет, наверное, она преувеличивает, решила Рэйвен. Ведь если бы опасность была столь велика, Шарль на­стоял бы, чтобы она ехала в более безопасной закрытой повозке. Она все еще молча размышляла, когда Шарль помог ей сесть в седло, слегка пожав ее изящную руку. Погруженная в свои беспокойные мысли, она даже не заметила этого.
Маленький караван выехал как раз тогда, когда блед­но-желтое солнце поднялось в холодном ясном небе. Шарль и Дмитрий ехали по бокам от Рэйвен, впрочем, она даже не задумывалась над таким порядком. Выехав на скованную морозцем землю, Рэйвен полностью поза­была про свои страхи. Она упоенно наверстывала многие месяцы безлошадного существования, только теперь осоз­нав, как же она без этого тосковала. Ее глаза сверкали от восторга.
Ах, ну что за прелесть, искренне восхищался Дмит­рий, поглядывая на красавицу сбоку. И как это можно смотреть в такое милое лицо и не растрогаться от его невинности, рассуждал про себя казак. Но Шарлю это, однако, удавалось! Скачет себе всего в двух шагах от такой красотки, и хоть бы что! Не действуют на него ее чары – и только! Правда, что-то он сегодня не такой непринужденный на лошади, как обычно, вон как вцепил­ся в поводья. О, и скула подергивается! Может, заметил что-то опасное?
Дмитрий тоже насторожился и принялся обшаривать глазами окрестности. Так они и скакали молча. Даже Дмитрий больше не перекидывался репликами то с Шар­лем, то с Рэйвен. Не пел он и свои любимые страстные русские мелодии, которыми часто развлекал вахтенных на борту клипера. Скоро Рэйвен раскаялась в том, что не осталась с Дэнни в повозке, ведь старушка хотя бы из­редка поболтала с Рэйвен. Да и твердющее индийское седло очень отличалось от ее обычного, сделанного на заказ в Лондоне. Но Рэйвен помнила насмешливые слова Шарля и помалкивала, закусив губу.
– Сдслаем-ка привал, – объявил Шарль примерно три часа спустя, указывая на небольшую рощицу из при­чудливых огромных деревьев, тут среди огромных узлова­тых корней журчал небольшой ручеек.
Возница мгновенно отреагировал на приказ Шарля, остановил лошадей, спутал им ноги веревкой и бесследно исчез со сноровкой выросшего в горах аборигена.
– Куда это он? – полюбопытствовала Рэйвен, на­правляя лошадь под деревья.
– Пообедать чем Бог послал, – ответил Шарль, слезая с лошади. – Он из племени инду, а им религия запрещает есть в присутствии кого-то не из его касты.
– То есть в нашем присутствии? – удивилась Рэйвен.
Шарль кивнул и протянул руки, чтобы помочь де­вушке спуститься с лошади. Она заколебалась, но в конце концов соскользнула вниз, не обратив на него внимания. Однако Шарль очень пригодился, поскольку колени её тут же подкосились и она рухнула бы на землю, если б не его помощь. Он быстро поставил ее на ноги, подхватив за талию и прижав к груди. На мгновение она ошеломленно прижалась к нему. Он вздрогнул и напрягся, еще сильнее прижав ее к себе. Рэйвен подняла голову, взглянула пря­мо в эти сверкающие изумрудные глаза и замерла, не в состоянии отвести взгляд. Шарль почувствовал, как ее мягкое, податливое тело содрогнулось и застыло, – обо­их бросило в жар, как случалось всякий раз, стоило им коснуться друг друга. Время как бы перестало существо­вать, когда они вот так тонули в глазах друг друга. Любо­вный голод и желание Шарля подогревались тоской и неосознанной страстью в глазах Рэйвен.
– Шарль, а где бурдюки с водой? – раздался от повозки голос Дмитрия, который помогал спуститься на землю Дэнни.
Шарль нежно отодвинул Рэйвен, не отпуская рук, пока не убедился, что она способна стоять на ногах. Его глаза мгновенно вновь потускнели и посуровели, став при­вычно непроницаемыми. Он быстро достал бурдюк и от­правился к роднику за свежей водой.
– Вы уверены, мисс Рэйвен, что езда верхом не обессилит вас? – взволновалась Дэнни, заметив, как поб­леднела Рэйвен. —. Дорога здесь чуточку лучше, так что в повозке теперь вполне сносно.
Рэйвен, минуту назад готовая сказать, что с удоволь­ствием продолжит поездку в повозке, в относительном комфорте, теперь лишь упрямо мотнула головой, не отво­дя глаз от склонившейся над родником фигуры Шарля.
– Нет-нет, Дэнни, мне нравится ехать верхом.
После весьма краткого привала, во время которого они подкреплялись сладкой картошкой, засахаренными фруктами и удивительно вкусной родниковой водой, ма­ленькая компания продолжила путь. Дорога пролегала по покрытой пожухлой травой равнине вплоть до Касура. Ландшафт был однообразен и скучен, хотя и казался с палубы клипера таким привлекательным и красочным. Не страх ли из-за возможной войны с сикхами был тому виной? Во всяком случае, весь блеск и экзотическая пре­лесть Индии вдруг разом поблекли для Рэйвен. Она по­пыталась переубедить себя, что все опасения – сущая ерунда и не стоит придавать особого значения предостере­жениям Шарля.
Она скосила на него глаза – он скакал рядом, но все же чуть позади ее лошади, чтобы исключить всякую возможность контакта. Наверняка его раздражал темп езды, виной чему были старушка в повозке и капризная девчон­ка верхом на кляче.
Вторая половина дня оказалась еще более утомитель­ной, чем его начало. С налетом пыли на накидке и лице Рэйвен скакала, опустив глаза, совсем приуныв. Дмитрий все же изредка нарушал напряженное молчание, запевая то одну, то другую песню своего народа. Тишина, каза­лось, нависла над всей равниной. Если бы не скрип колес, чириканье птиц да пенис Дмитрия, можно было подумать, что они все еще на палубе клипера и плывут по удиви­тельно тихому Инду.
– Вы совсем вымотались, мисс Бэрренкорт! Резкий голос Шарля и его официальность вывели Рэй­вен из задумчивости. Она быстро взглянула на него, слег­ка недоуменно выгнув брови.
– Я чувствую себя вполне сносно, спасибо! – отре­зала Рэйвен, прекрасно понимая, что Шарль не столько спрашивал, сколько констатировал факт, пытаясь сообра­зить, как долго она еще выдержит. – Если вам кажется, что мы сумеем достичь Касура до наступления ночи, то и не думайте останавливаться из-за меня.
– А я и не собирался, – холодно ответил Шарль, – поскольку придорожных гостиниц больше не предвидится. Нам придется двигаться вперед, если вы только не пожела­ете спать под открытым небом, рискуя стать жертвой го­лодного леопарда.
Дмитрий, скакавший почти рядом с Рэйвен, расслы­шал, как она яростно втянула ноздрями воздух. Взглянув на нее, он, однако, не смог прочесть в её золотых глазах и следа раздражения. В ответ на его вопросительный взгляд Шарль лишь насупился. Дмитрий отвернулся и тихонько ругнулся, слишком хорошо зная капитана, чтобы что-то выяснять.
В наступающих сумерках они подъехали к большому деревянному мосту, перекинутому через воды Сутлсджа. Вдали уже мигали огни Касура, на реке белели паруса многочисленных мелких суденышек. Скакавший впереди всех Шарль дал знак остановиться, так как из будки сто­рожа вышел индус в темно-синем мундире охранника. Глаза Рэйвен уже слипались от усталости, так что она не обра­тила внимания на беседу красавца капитана с охранником. Скрипящая воловья повозка катила по мосту, и все, кто в ней сидел, с любопытством уставились на трех европейцев на лошадях. Их глаза изумленно округлялись при виде могучего бородача Дмитрия и мускулистого светловолосо­го англичанина, чей урду был почти без акцента.
Дмитрий, который, как всегда, был начеку, с облегче­нием отметил, что индусы смотрели на них лишь с удивле­нием и почтением. Успокаивала и та легкость, с какой они получили разрешение переехать мост, – охранник просто отступил в сторону, чтобы пропустить их. Он мельком скользнул взглядом по Рэйвен, ехавшей вслед за Шар­лем. Ее усталого лица практически не было видно из-под отороченного мехом капюшона. Да и сама Рэйвен, каза­лось, от утомления ничего не видела и не слышала. Он вздохнул от жалости и сочувствия к ней. Если бы Рэйвен в этот момент спросили, как она себя чувствует, то свое состояние она описала бы близким к отчаянию. Девушка готова была разрыдаться. Единственное, чего она страст­но желала в эту минуту, – это хотя бы краткий миг передышки.
Не успел Шарль сделать им знак переправляться, как маленький возница неожиданно соскочил с козел и подбе­жал к Шарлю, отчаянно жестикулируя и тараторя что-то на своем языке. Дмитрий подъехал поближе, чтобы по­нять, в чем дело, а Рэйвен воспользовалась непредвиден­ной задержкой, чтобы подскакать к повозке и заглянуть через окошко.
– Дэнни?
– Я здесь, мисс Рэйвен, – ответила неожиданно бодрым голосом старушка. – Я проспала почти всю дорогу.
– Тебе повезло, – позавидовала Рэйвен.
– Почему мы стоим?
– Понятия не имею, – кратко ответила Рэйвен, сама не своя от усталости. Взглянув в сторону моста, она увидела, что теперь и Дмитрий помогал Шарлю втолко­вать что-то нервному индусу.
– В чем дело, капитан? – спросила встревоженная Дэнни, когда Шарль вместе с Дмитрием подъехали к повозке.
– Наш почтенный и богобоязненный возница решил, что его религия запрещает ему переезжать через этот мост.
– Не понимаю, – проговорила Дэнни, удивленно глядя на стоящего поодаль возницу.
– Мне кажется, Дэнни, это значит, что мы останем­ся без повозки, – пояснила Рэйвен. – Нам всем при­дется остаток пути до Касура ехать верхом.
– Боюсь, что все именно так и обстоит, миссис Дэниэлс, – подтвердил Шарль.
– О Боже, что же нам делать тогда с нашим бага­жом? – огорчилась Дэнни.
– Привяжем его на кобылу мисс Бэрренкорт, – с готовностью сказал Шарль. – Это ведь грузовая лошадь.
– Но тогда как поеду я? – спросила Рэйвен.
– Со мной, – равнодушно ответил Шарль, и его тон явно говорил о том, что он вовсе не в восторге от этого.
– А вы, миссис Дэниэлс, поедете со мной, – сер­дечно улыбнулся Дмитрий старушке и в наступившей ти­шине лукаво добавил: – Если, конечно, вы доверите мне свою жизнь.
Дэнни рассмеялась, и напряжение последних секунд растаяло.
– Буду счастлива вашей опеке, мистер Сергеев.
Рэйвен от удивления открыла рот, когда Дэнни пос­лушно выбралась из повозки в своих мятых юбках, но совершенно бодрая и энергичная. Какая странная переме­на ролей! Обычно Дэнни первой уставала или теряла волю, чтобы продолжать дело, но сегодня именно она лучилась задором, словно юная девушка, и даже флиртовала с Дмит­рием! А у Рэйвен почти не оставалось сил.
– Однако до чего же странная религия у этих инду­сов, – заметила Дэнни, пока возница и Дмитрий поспешно крепили чемоданы и сумки на спину лошади Рэйвен. – Им запрещено забивать на мясо коров, нельзя есть в присутствии людей из более низкой касты, а теперь вот еще и возбраняется переезжать через мост!
– Религия индусов здесь совсем ни при чем, – сообщил ей Шарль, неожиданно возникший из сгущаю­щихся сумерек с лошадью на поводу. Легкая улыбка осве­тила его лицо – Рэйвен даже заметила, как в темноте блеснули белые зубы, – и он с юмором добавил: – Все дело в его мечтах о доме и теплой постели, которая его там ожидает. Если он отправится обратно прямо сейчас, то сэкономит целых полдня пути.
– Но ведь ему заплатили, чтобы он довез нас до Касура! – вмешалась Рэйвен.
Шарль пожал могучими плечами:
– Да, все верно, но ведь мы для него «ферингис» – иностранцы, а потому нас можно обмануть. По крайней мере он считает именно так.
– Но ведь он не раз слышал, как вы говорите на урду так же бегло, как и он. Так почему же вы не объяс­нили ему, что видите его насквозь?
– Это Индия, Рэйвен, – спокойно пояснил ей Шарль, подходя ближе и неосознанно назвав её по име­ни, которое слетело с его губ намного легче, чем офици­альное «мисс Бэрренкорт». – Наш расчетливый кучер думает и поступает совсем не так, как привыкли делать мы. И я не стану выставлять его лгуном только потому, что знаю: в его Ведах нет ни слова запрета переезжать мосты.
Рэйвен молчала, но морщинка между бровей выдава­ла ее неодобрение. Вполне вероятно, что индусы мыслят именно так, но Шарлю Сен-Жермену вовсе ни к чему перенимать этот способ мышления. И она никак не могла одобрить его нежелание ущемить честь индуса-мужчины в ущерб интересам двух женщин.
– Готово, дружище, – раздался из темноты бас Дмитрия, и Рэйвен так и не успела высказать этому надменному типу всё, что она думает по поводу его сво­еволия.
– Вы не возражаете, миссис Дэниэлс? – спросил Шарль, и Рэйвен даже вздрогнула, расслышав легкое за­игрывание в его обращении к Дэнни. Стало уже совсем темно, но, хотя Рэйвен и не видела лица Шарля, она на вес сто процентов была уверена, что оно полностью пре­образилось от его обаятельной улыбки. На мгновение ее пронзила острая боль из-за того, что ее Шарль никогда не поддразнит в этой милой дружеской манере. И это несмотря на страсть, бросившую их когда-то в объятия друг другу.
Интересно, почему Шарль так добр по отношению к Дэнни и изо всех сил старается оскорбить се, Рейвсн, если не тоном, то язвительными словами? Это приводило ее в полное отчаяние. Неужели он уже забыл восхити­тельную радость, которую подарил ей во время их страс­тных уроков любви? Наверное, да. И ей стало до боли ясно, что он всего лишь развлекся с ней и походя лишил её невинности, не особенно переживая по этому поводу, не задумываясь о её чувствах. Господи, яви свою милость, сделай так, чтобы он больше не попадался ей на глаза в Лахоре!
– Мисс Бэрренкорт!
Низкий бас прозвучал грубо, и Рэйвен обрадовалась, что в полной тьме уже не видно, как исказилось от боли ее лицо.
– Да, капитан? – еле вымолвила она.
– Вы готовы?
Она кивнула, и Шарль обхватил ее узкую талию сильными ладонями. Не успела она расправить задрав­шиеся юбки, как он вставил ногу в стремя и мгновенно вскочил на коня – позади нее. Его руки как бы обня­ли ее, подхватив поводья. Рэйвен осознала его непро­шеную близость и невольно отпрянула, едва не соскользнув с лошади, и села так, чтобы не касаться его мощного тела. Дернувшаяся лошадь чуть не сбро­сила ее с себя, двинувшись резвым галопом в сторону освещенного моста.
– Сидите спокойно, – пробурчал Шарль, – иначе вы упадете.
Рэйвен не обратила на его слова внимания, сидя с прямой спиной, изо всех сил пытаясь не касаться его. Грудь Шарля сотряслась от смеха. Она почувствовала, как задрожало все его тело, но лишь упрямо стиснула зубы, проклиная про себя на все лады индуса-возницу.
Копыта лошади громко простучали по деревянному настилу моста, и Рэйвен оглянулась, чтобы убедиться, что у Дэнни с Дмитрием все в порядке. И тут же пожалела об этом, потому что глаза ее сразу уперлись в чувствен­ные губы Шарля, хорошо различимые в свете факелов, освещавших мост. Она слегка подняла глаза. Шарль вни­мательно смотрел на нее, решив, что она повернулась, желая что-то спросить.
В мерцающем свете факелов прекрасные черты Рэйвен смягчились, полутени придали твердой линии подбородка чув­ственность и трогательность, шейная впадинка соблазнитель­но манила поцеловать ее, лишь скулы казались чуть острее, чем на самом деле. Мягкое бедро девушки от скачки понево­ле прижалось к его мускулистому телу. Аромат ее волос кружил голову, и Шарль почувствовал, как его мужское естество внезапно ожило и наполнило его тело сладкой болью. Ее близость, ее тепло вдруг так возбудили его, что не было сил сдерживать себя.
Кошачьи глаза все так же пристально смотрели на него – в них отражались танцующие отблески факелов. Сидя на лошади, Рэйвен не могла следить за капюшоном, и он сполз на плечи, живописно обрамляя ее колдовское лицо. Шарль подумал, что если волшебный блеск «Кохи­нора» хоть наполовину так же пленителен, то он действи­тельно стоит того, чтобы за него отдавали жизни.
Лошадь неожиданно споткнулась на неровном покры­тии моста, и руки Шарля инстинктивно сжались вокруг Рэйвен, чтобы не дать ей упасть. Он притянул ее к своей широкой груди, а голова девушки прижалась к удивитель­но удобному плечу. Через мгновение лицо капитана за­ботливо склонилось над ней.
– Вы в порядке?
Низкий голос Шарля и его непритворное беспокойст­во вызвали мгновенный трепет в Рэйвен. Эти обнимаю­щие руки были так сильны и надежны, а мощная грудь такой удобной!
– Спасибо, все хорошо, – успокоила она его, над­еясь, что голос не выдаст ее волнение. Но он почему-то дрожал. – Я не боюсь упасть.
– Конечно, нет, – передразнил ее Шарль, и она почувствовала, как его широкая грудь заколыхалась от смеха. Разжав ладони, он отпустил ее, дав возможность выпрямиться и отодвинуться от него.
Шарль вновь рассмеялся и пустил лошадь поближе к Дмитрию, ласково улыбаясь Дэнни, которая казалась кро­хотным гномиком рядом с гигантской фигурой казака. Шляпка Дэнни сбилась набок, и посеребренные сединой светлые прядки ее волос упали на лицо старушки. Но она твердо заверила красавца капитана, что чувствует себя преотлично и спокойно выдержит еще час скачки, ровно столько, чтобы добраться до места.
– Мы заночуем в британском поселении, – сообщил ей Шарль. – Полковник Бейтмэн – мой старинный зна­комый, и он с радостью примет и устроит нас у себя.
– Боже, какое счастье хоть на время оказаться сре­ди соотечественников! – обрадовалась Дэнни, заставив Дмитрия расхохотаться.
– Как? Значит, неотесанные моряки и ругающийся русский уже не в счет? Так, мадам? – проговорил Дмит­рий отсмеявшись.
Дэнни не удержалась и расхохоталась вместе с ним.
– О, можете быть уверены, мистер Сергеев, я буду тосковать по вам!
– А вы, маленькая принцесса? Вы будете скучать по мне?
– Непременно. Я самым странным образом привя­залась к некоторым неотесанным морякам, – откликну­лась Рэйвен, подчеркнув слово «некоторым». И мгновенно почувствовала, как большое тело Шарля за ее спиной оцепенело и как-то сразу отодвинулось от неё. Она по­бедно сжала губы. Что, длинноногий эгоист, не понрави­лось? Не только ты умеешь быть жестоким!
Они покинули мост и двигались по главной дороге к Касуру. Рэйвен, почти больная от переутомления, ничего не видела, да и сил не было напрягать глаза в темноте. Как она ни старалась, ей едва хватало сил на то, чтобы не сомкнуть веки. И при каждой неровности на дороге её швыряло прямо на широкую грудь Шарля Сен-Жермена. Она, правда, каждый раз цепенела и поспешно отодвига­лась, но наконец усталость взяла свое, и через некоторое время она спокойно уснула в уютном кольце сильных рук Шарля, уткнувшись щекой в мягкую ткань его муслино­вой рубашки.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Упрямица - Марш Эллен Таннер



Не плохой романчик.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерЕкатерина
12.10.2010, 15.31





сюжет потрясающий
Упрямица - Марш Эллен Таннермария
21.12.2010, 22.19





Интересный роман.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерМари
17.03.2012, 22.59





СКУЧНОВАТО. сильно затянуто. не читала, а просто глазами пробежала.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерИРИНА
29.10.2012, 12.02





Отличная книга,одна из любимых! Захватывающие приключения,красивая история любви,и никакой порнухи,всё очень романтично! Люблю романы Марш)))
Упрямица - Марш Эллен ТаннерОксана
22.01.2013, 11.16





Этот роман богат событиями, приключениями и вызывает остроту переживаний за судьбы ГГ-ев. Но в промежутках-немножко скучновато.Кто наберется терпения и дочитает книгу до конца-получит массу удовольствия. Замечательный роман!!!Рекомендую
Упрямица - Марш Эллен ТаннерЛюбовь
27.02.2013, 22.07





Девочки, а есть продолжение про Дмитрия? Все-таки он не последний герой в романе и хотелось бы про читать про него. Про Сейбл есть, я знаю. Подскажите пожалуйста!
Упрямица - Марш Эллен ТаннерАмериканка
27.06.2013, 12.52





Хороший сюжет был безвозвратно испорчен. Возникло острая потребность переписать роман.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерБелла
19.06.2014, 11.57





Klass
Упрямица - Марш Эллен Таннерelen
8.08.2014, 22.25





Прочитала через страницу.больше похоже на путеводитель по Индии,чем на любовный.особой романтики не заметила.очень все затянуто.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерЮстиция
3.02.2016, 13.18





Вся беда в том,что читала то через страницу.
Упрямица - Марш Эллен Таннерjoker
25.03.2016, 11.30





Мало комментариев, а роман замечательный. Затянутостью грешат многие неплохие романы. Этот не показался мне затянутым, а все потому, что не бегала глазами и не прыгала через страницы, а ЧИТАЛА. В романе есть и любовь с романтикой, и захватывающие приключения, а финал просто шикарный! Очень рекомендую.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерLady K.
1.06.2016, 21.36





Мне роман не понравился. Через чур много стереотипов использовала автор. Тут и русский - "декабрист", казацкий полковник, и страстные русские песни, и алмаз размером с кирпич - судя по тому сколько из него сделали....Слышала звон, да не знает, где он. Поступки героев непоследовательны, сумасбродные. 4 балла.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерНюша
9.06.2016, 23.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100