Читать онлайн Упрямица, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Упрямица - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Упрямица - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Упрямица - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Упрямица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

На следующее утро ровно в девять тридцать Рэйвен сидела за огромным отцовским столом, разложив перед собой бумаги мистера Хаггарта. Сквозь тонкую ткань штор теплые солнечные лучи грели плечи Рэйвен, сидевшей спи­ной к окну. Она внимательно читала документы. Было видно, что молодая хозяйка оделась особо тщательно – ей хотелось, чтобы сразу было видно: она серьезный и ответственный человек. Волосы были заплетены и заколо­ты на голове так, что ее нежные черты казались более строгими, а она сама взрослее. Платье из мягкого серого муслина простого покроя, воротничок лишь скромно под­бит кружевной ленточкой, а на плотно облегающем лифе красовались крошечные перламутровые пуговки до самой талии. Хотя Рэйвен и страшилась предстоящего разгово­ра, но мысли странным образом нет-нет да и отвлекались на вчерашнее приключение. Поймав себя на этом в оче­редной раз, Рэйвен рассерженно запретила себе думать о ерунде. Но мысли о необычном капитане никак не желали исчезать, так же как острота ощущения не сглаживалась.
– Мисс Рэйвен, мне подать вам чай, когда придет гость? – поинтересовалась Дэнни, неожиданно возник­шая на пороге. Рэйвен вздрогнула: она совсем не слыша­ла, как открылась дверь.
– Да, было бы неплохо, – благодарно отозвалась Рэйвен. Хотя на душе у нее скребли кошки, ее улыбка оставалась как всегда уверенной. Прислонившись к спин­ке кресла, она раздумчиво спросила: – Как я выгляжу? Надеюсь, по-деловому?
На этот раз Дэнни подбодрила девушку своей улыб­кой. По-детски умоляющее выражение на лице Рэйвен было необыкновенно трогательным на фоне ее взрослой прически и скромного наряда, не допускающего воль­ностей.
– Вы выглядите так, как и должна выглядеть мисс Бэрренкорт, хозяйка имения Нортхэд, – заверила Дэнни свою юную госпожу. – Ваш гость, кто бы он ни был, будет просто очарован.
Как Рэйвен ни старалась сдержаться, ее лицо рас­плылось в улыбке. На нежных щеках обозначились ямоч­ки. Золотые глаза засияли обычной решительностью.
– Ах, Дэнни, ты просто бессовестно льстишь мне, так что твое мнение не в счет.
Седая нянюшка ничуть не обиделась, даже улыбну­лась, но погрозила пальцем.
– Только не вспыхивайте по любому пустяку, мисс Рэйвен. Помните: очень важно быть тактичной и вежли­вой. Ваш батюшка всегда говорил, что мух лучше всего привлекать на мед.
– Мух легко и прихлопнуть, – возразила посерьез­невшая Рэйвен, – но это потребует гораздо больше хит­рости, чем просто взмахнуть сложенной газетой.
– Мисс Рэйвен! – На пороге за спиной Дэнни возник Паррис, он был на целую голову выше маленькой старушки. Он отыскал глазами Рэйвен, утонувшую в громадном от­цовском кресле.
– Что случилось, Паррис? – обеспокоенно спроси­ла Рэйвен, никогда не видевшая дворецкого в таком воз­буждении.
– У крыльца остановилась карета сквайра Блэкберна! Щеки Рэйвен мгновенно побледнели.
– Сквайра Блэкберна? – недоверчиво протяну­ла она.
Паррис кивнул головой:
– Да, мисс Рэйвен. Я сам видел его из окна.
Рэйвен нервно закусила нижнюю губу, затем взгля­нула на преданных слуг, и глаза ее сверкнули готов­ностью к бою.
– Дэнни, извини меня, пожалуйста, но я побеседую с ним наедине. Не мешай нам. Паррис, проводи его сюда.
На добрых лицах стариков отразилось явное облегче­ние. Рэйвен с упрямо задранным подбородком стала жи­вой копией отца, хотя и не подозревала об этом. Паррис, вежливо кивнув, удалился, а Дэнни, выходя, ободряюще улыбнулась угрюмо нахмурившейся хозяйке.
– Мистеру Блэкберну, кажется, предстоит медлен­ное поджаривание на огне, судя по выражению лица мисс Рэйвен, – заметила Дэнни дворецкому, поправлявшему свой галстук.
– Не хотел бы я оказаться на его месте, – ухмыль­нулся Паррис.
– Если, конечно, Нортхэд уже не принадлежит ему со всеми потрохами, – добавила Дэнни, внезапно пом­рачнев. – Как ты думаешь, это возможно?
Черты лица Парриса оставались непроницаемыми в любой ситуации. И теперь они не выразили ничего.
– Боюсь, мисс Рэйвен задолжала ему солидную сум­му, – коротко ответил он.
– Ну-у, не столько же, сколько стоит весь Норт­хэд? – с сомнением протянула Дэнни.
– Мисс Рэйвен не уточняла, сколько именно, когда обрисовывала мне ситуацию, но может статься, что так оно и есть, Ханна, – мрачно предположил Паррис, что в его устах звучало почти приговором.
Громкий стук в обитую железом дверь заставил ста­рика поморщиться.
– Кажется, этот расфуфыренный хлыщ собирается проломить нам дверь.
Рэйвен, слушая отдаленное эхо ударов из холла, по­холодела. Не считая Бэрренкортов, сквайр Блэкберн был самым богатым землевладельцем во всем западном Кор­нуолле, хотя его имение Блэкберн-Холл и не было столь величественным, как их Нортхэд. Сплетничали, что сквайр слишком любит свои денежки, чтобы расставаться с ними. Короче, он не тратил их на ремонт и уход за своим домом. Он предпочитал иметь их в виде золотых и серебряных монет. Видимо, на руках у сквайра всегда имелась нема­лая наличность, поэтому отец и смог взять у него взаймы такую сумасшедшую сумму. Богатство Бэрренкортов было вложено в земли и другую недвижимость: отец всегда называл Нортхэд действующей фермой и при этом дово­льно смеялся. Да, он был человеком с амбициями и ни за что не соглашался вести праздную жизнь землевладельца в отставке. И большинство его инвестиций прекрасно оку­пались. Разве мог он предположить, занимая эти несус­ветные суммы у сквайра, что на сей раз вложения приведут к полной катастрофе.
– Сквайр Блэкберн с визитом к мисс Рэйвен Бэрренкорт! – раздался громкий голос Парриса снизу.
Рэйвен вздрогнула, очнувшись от своих мыслей, и быстро взглянула на вошедшего гостя. Она немного знала его – он несколько раз появлялся в Нортхэде, в послед­ний раз – месяца за два до несчастья с отцом. Рэйвен сама разливала чай, а отец смотрел на нее с улыбкой одобрения. Он считал, что дочь чудесно справляется с ролью хозяйки. Рэйвен тогда очень не понравился жир­ный коротышка сквайр. Главным образом не понрави­лось, как он уставился на ее грудь в довольно открытом декольте платья. Отец кивком велел ей тогда оставить их наедине…
Теперь Рэйвен точно знала, какие дела обсуждались в этом богато отделанном деревом кабинете.
С вымученной и печальной улыбкой она встала, что­бы поздороваться со сквайром, приехавшим при полном параде: в отличном темно-синем костюме, хотя пиджак чуть не лопался на торчащем животе. Золотые глаза де­вушки изображали приветливость, но выражение лица ос­талось настороженным.
– Весьма любезно с вашей стороны принять меня с раннего утра, мисс Бэрренкорт, – сказал он, поднося вялую руку красавицы к своим губам. Влажный рот сквайра приложился к нежной девичьей коже Рэйвен, а его выпу­ченные глаза тут же застыли на ее груди и кремовой коже над вырезом. – Вы прекрасно выглядите, несмотря на пережитый удар. – Он печально покачал головой. Пряди напомаженных волос, прикрывавших лысеющую голову, из­давали резкий пряный запах. – Это жуткая трагедия – смерть вашего отца.
– Такова была воля Божья, – сухо ответила Рэй­вен, снова проходя к столу, где чувствовала себя в боль­шей безопасности.
Кустистые брови удивленно выгнулись.
– Так вы реалистка, мисс Бэрренкорт, или фаталистка?
– Ни то, ни другое, сэр. Мой отец любил скакать сломя голову, радуясь быстрой езде. К тому же лошади зачастую были необъезженными, так что, полагаю, Гос­подь был милостив, что не забрал его у меня намного раньше.
– Вы, Бэрренкорты, всегда были неуправляемыми, – поддакнул сквайр Блэкберн, чуть кивнув, и без приглаше­ния опустился в кресло напротив Рэйвен. – Наверное, это в вас говорит ваша кельтская кровь.
Рэйвен напряженно сидела в кресле, глядя на сквай­ра, как солдат перед битвой, оценивая свои шансы вы­жить; она действительно собиралась драться не на жизнь, а на смерть, чтобы Нортхэд не попал в жадные руки сквайра. Она знала, что он собой представляет. Сплет­ничали о нем много, все кому не лень, так что он не был для нее загадкой. Она знала, как он груб со слуга­ми, как бьет их за любую оплошность. Знала, что бра­коньеры, пойманные на его земле, немедленно шли под суд, хотя решались на беззаконие лишь потому, что были нищими и голодали. «Иисусе сладчайший, – тихо молилась она, – сделай так, чтобы долги этому отвра­тительному коротышке можно было уплатить каким-нибудь простым путем!»
Рэйвен почувствовала, что сквайр исподтишка наблю­дает за ней, полуприкрыв тяжелые веки. Брр, словно об­шаривает её фигуру – от блестящих черных волос до талии; дальше ее, слава Богу, скрывал стол. Взгляд сквайра хищно задержался на высокой груди девушки. Мягкий муслин платья слегка колыхался от ее дыхания. Она вы­терпела этот наглый осмотр, лишь стиснув кулаки, благо их не видно из-под стола. Губы Рэйвен безмятежно улы­бались.
– Полагаю, мистер Хаггарт просмотрел с вами вче­ра все бумаги, – проговорил сквайр. Рэйвен даже под­скочила от неожиданности и вцепилась в край стола нервными пальцами.
– Да, просмотрел, – подтвердила она.
Выпученные глаза снова оглядели её.
– Значит, вы уже поняли, что ваш отец задолжал мне колоссальную сумму, мисс Бэрренкорт. Я бы мог потребовать Нортхэд за долги сразу же, но… – он взмах­нул своими пухлыми, как сардельки, пальцами, – я не мог поступить с вами так жестоко в минуту вашей скорби. Это было бы не по-джентльменски.
– Как вы добры, – пробормотала Рэйвен, тяжело сглотнув. – Итак, сквайр, вы сказали, что хотели бы предъявить иск на Нортхэд?
– Конечно. Это совершенно законно с моей сторо­ны. Видите ли, если вы оплатите долги своими землями, скотом, мебелью, драгоценностями матери и несколькими по-настоящему ценными картинами из вашей галереи, то они могут быть более или менее погашены.
– Не включая самого дома? – тут же спросила Рэйвен.
Сквайр непонимающе уставился на нее.
– Э-э?
– Если я передам в ваше владение все перечислен­ное, то долг будет погашен?
– Да, конечно.
– А Нортхэд, само здание, останется моим?
– Да.
– Тогда считайте, что вы все это уже получили, сэр Сквайр недоуменно уставился на нее, как на безум­ную. Рэйвен вспыхнула, и глаза её засияли, словно редкие топазы. Она слегка наклонилась вперед, легкий шелк за­трепетал на ее груди. Но сквайр, кажется, впервые остал­ся равнодушен к ее красоте. Он был поражен.
– Вы соображаете, что говорите? – озадаченно вы­давил он. – Вы собираетесь отдать все это в погашение долга?!
Рэйвен согласно кивнула.
– Да вы с ума сошли! – воскликнул сквайр, стук­нув кулаком по столу, и щеки его побагровели. – У вас же останется пустой дом!
– Однако он по-прежнему будет моим, – гордо ответила Рэйвен, взглянув ему прямо в глаза.
– Но вы же будете нищей! Боже мой, неужели вы так глупы, что не понимаете?! Вам нечем будет даже за­работать на жизнь! Никаких земель, никаких арендато­ров, никаких слуг, чтобы ухаживать за домом, который однажды просто развалится на ваших глазах!
Рэйвен смутилась, поскольку не думала о таком по­вороте дела. Ее ликование тут же угасло, подернувшись пеплом апатии. Опустив глаза, она молча боролась со слезами.
– Ну же, ну же, мисс Бэрренкорт, я не собирался говорить с вами так резко, – попытался успокоить ее сквайр. – Я только хотел убедиться, что вы понимаете: ваши проблемы решить не так-то просто. Когда я сказал, что вы должны будете передать все в мое пользование, я просто хотел, чтобы вы четко осознали, как обстоят дела.
Он помолчал, его маленькие глазки обшарили блес­тящие ореховые панели кабинета и восточный ковер на полированном полу, затем поднялись к полкам, где ров­ными рядами стояли книги в кожаных переплетах с тис­неными золотыми буквами: многие были редкими и весьма дорогими.
– Я прекрасно понимаю, как вам не хочется расста­ваться с таким домом. Его очарование подействовало и на меня. Я всегда считал, что этот дом – само продолжение моря. Этот вид из окна на море и солнце, эти высокие потолки создают именно такую иллюзию. Замечательный дом, мисс Бэрренкорт! Несмотря на то, что он так опасно расположен на скалах.
Рэйвен внимательно смотрела на раскрасневшееся лицо сквайра; глаза ее подозрительно сузились, ибо с трудом верилось, чтобы такой человек, как сквайр, мог испыты­вать подобные чувства. Но все, что он сказал о Нортхэде, соответствовало действительности. Правда, при этом глаза его светились не восхищением, а жадностью. Ему ни за что не понять, как она любила здесь каждую дощеч­ку, перекладину, каждый вручную нарисованный узор над камином, каждую веточку деревьев, тень которых укры­вала цветы от палящего солнца. И она ни за что не рас­станется с этим, даже если ей грозит полная нищета!
– Нет, мисс Бэрренкорт, – продолжил сквайр Блэк­берн, приняв ее молчание за согласие. – Нортхэд – слишком великолепное творение рук, чтобы позволить ему прийти в упадок. Я, конечно, могу получить от вас ваши земли, скот, ценные вещи, но тогда ваша нищета и гибель этого чудесного поместья вечно останутся на моей совести.
Как странно, горько подумала Рэйвен. Именно про него и говорят, что совести у него ни капли. Откуда вдруг такое понимание и сочувствие? Какова его выгода?
– Поэтому я хотел бы сделать предложение, мисс Бэрренкорт, – продолжил сквайр, откинувшись в кресле и сложив пальцы-сардельки на круглом животике. Он прямо-таки сиял, так что Рэйвен чуть не заскрежетала зубами. – И это предложение позволит вам по-прежне­му владеть Нортхэдом, не разграбленным, не опустошен­ным, а таким, каков он сейчас, до конца вашей жизни.
Вспыхнувшая было надежда тут же угасла. Рэйвен слишком хорошо знала сквайра: надеяться тут не на что. Она сосредоточилась, чтобы спокойнее принять неиз­бежное.
Сквайр прочистил горло и вдруг отвел глаза в сторо­ну. Рэйвен не спускала с него напряженного взгляда. Он нервно постучал пальцами по животу, выпрямился и вы­палил:
– Вы можете сохранить Нортхэд, мисс Бэрренкорт, если согласитесь выйти за меня замуж!
Рэйвен, ожидавшая чего угодно, любой пакости, но только не этого, едва сумела скрыть впечатление от услы­шанного. Она ахнула, губы ее удивленно раскрылись, гла­за распахнулись, пальцы вцепились в край стола. Только бы в обморок не упасть! Выйти замуж за сквайра Блэк­берна? Боже! Да ему же почти шестьдесят! Жирный, от­вратительный, злобный старикан с двумя дочерьми с лошадиными физиономиями! Его дочери были старше, чем она! Выйти за него замуж? Да он свихнулся!
– Конечно, мы все переселимся сюда, – друже­любно продолжал сквайр, не замечая бледности Рэйвен и ее потрясенного молчания. – Я всегда мечтал о том, как поселюсь в Нортхэде. Агги и Клеона будут рады своей новой матери! – Он довольно хихикнул. – Убеж­ден, что наш добрый пастор с удовольствием обвенчает нас. Он ведь всегда был неравнодушен к вам, не так ли, дорогая? – добавил он с плохо скрытым раздражением.
– А-а… а если я не приму ваше предложение – едва слышно спросила Рэйвен, проигнорировав его вопрос.
Сквайр Блэкберн пожал плечами:
– Все очень просто. Нортхэд станет моим, а вы останетесь без дома и без полушки в кармане. – Он развел руками. – Будьте же благоразумны, мисс Бэрренкорт. Мое предложение выгодно нам обоим. Конеч­но, я понимаю, что сейчас вы не испытываете ко мне нежных чувств, которые должны связывать мужа и жену, но… – тут его выпученные глаза просто впились в её вздымающуюся грудь, – но… я уверен, что со време­нем все это появится, – буркнул он и облизал свои толстые губы.
Рэйвен проглотила слюну, чтобы подавить накатыва­ющуюся тошноту. Гнусное предложение сквайра ошело­мило ее. Она скорее умрет, чем выйдет за него замуж, даже если из-за этого придется потерять Нортхэд! На глаза навернулись слезы. Боже, но ведь она не может предать Нортхэд! Никогда! Что же делать? Как найти деньги, чтобы выплатить долг сквайру, прежде чем он вынудит ее либо выйти за него замуж, либо покинуть родовое поместье? В отчаянии она повернулась к сквайру спиной, пытаясь найти силы в привычном пейзаже за ок­ном и придумать подходящий ответ.
За ночь тучи полностью рассеялись, и летнее солнце медленно поднималось в безоблачном лазурном небе. Море было темно-синим, солнечные лучи согрели лужайку меж­ду берегом и скалами. Над волнами кружила одинокая чайка. Вот она нырнула в воду и вынырнула с серебряной рыбкой в клювё. Рыбацкая лодка плыла от Сент-Айвза в коварные воды у Лэндз-Энда, паруса напряглись, поймав попутный ветер, подгонявший лодку мимо приветливых стен Нортхэда. Их дом испокон веков встречал и прово­жал рыбацкий флот, идущий в море и возвращающийся назад после напряженного трудового дня.
Рэйвен попыталась проглотить тяжелый комок в гор­ле. Как же ей расстаться со всем тем, что так дорого ее сердцу, что составляет смысл ее жизни? Но с другой сто­роны, почему она должна жертвовать своим счастьем и выйти замуж за мужчину, которого не просто не любит, но который ей отвратителен?
Глупая бабочка, неизвестно как попавшая в комнату, беспомощно забилась о стекло, тщетно пытаясь вылететь. И Рэйвен вспомнила вдруг совет Дэнни: мух легче всего привлечь медом. Она закусила губу, чтобы не завопить от радости. Она нашла выход! Апатия исчезла, мгновенно возвратилась привычная решительность.
– Мисс Бэрренкорт? – нетерпеливо напомнил о себе сквайр.
Рэйвен резко повернулась к нему, поморгав невинны­ми глазами.
– Простите, если вам показалось, что я забыла о вас, но я должна была хорошенько обдумать ваше пред­ложение.
Влажные губы сквайра приоткрылись, он подался впе­ред, весь напрягшись в ожидании.
– Ну и?..
– Я думаю, – ответила Рэйвен, поднявшись из кресла и грациозно обойдя стол, – что у меня нет друго­го выхода выплатить вам долги отца.
Она очень надеялась, что голос ее звучит бесхитрос­тно и чарующе и не выдает отвращения. Искусство обма­на давалось ей с трудом, и она сомневалась, что достаточно соблазнительно изобразила покачивание бедер. Но игру продолжила, зазывно улыбаясь.
– Однако в сложившихся обстоятельствах вряд ли будет прилично, если я приму ваше великодушное предло­жение до окончания года траура.
Сквайр с трудом верил своему счастью.
– Да, да, конечно, – закивал он, вскакивая на ноги и заглядывая в глаза Рэйвен. – Но если я правильно вас понял, вы не против выйти за меня замуж?
– Если вы подарите мне год отсрочки для выплаты долга, – ответила Рэйвен, стараясь улыбнуться как можно соблазнительнее. Глаза ее оставались настороженными и жесткими.
Сквайр Блэкберн просто расцвел.
– Боже, конечно, конечно, мисс Бэрренкорт… Рэй­вен, я вас так понимаю!
Схватив ее руку, он поднес её к губам, и Рэйвен стиснула зубы, чтобы инстинктивно не вырвать её.
– И объявление о нашем браке тоже должно подо­ждать, – сладко продолжила она после секундной пау­зы. – Вы же не хотите, чтобы люди начали сплетничать, будто вы вынудили меня принять ваше предложение? Я ведь еще не совсем пришла в себя после трагической утраты отца.
Обычный здравый смысл и осторожность сквайра на сей раз отказали ему, он явно поглупел от сводящей с ума близости такой девушки. Иначе он наверняка засом­невался бы в таком везении и счастье. Бедняга как бы полуослеп и полуоглох от дразнящего аромата ее тела и близости ее упругой высокой груди, белеющей как раз на уровне его взгляда. Медово-желтые глаза уставились на него, и ему на какую-то безумную секунду показа­лось, что он даже заметил призыв в легкой улыбке при­открывшихся губ.
– Естественно, – поспешно заверил ее сквайр. – Я не желаю, чтобы хоть какая-то капля очернила доброе имя моей будущей супруги.
– Значит, мы пришли к согласию? – невинно спро­сила Рэйвен, сердце которой так бешено колотилось в груди, что она была близка к обмороку. – Тогда через год, если не выплачу долга, я стану вашей женой!
– Я жажду этого больше всего на свете, мисс Бэрр… Рэйвен, дорогая моя, – хрипло произнес сквайр.
У Рэйвен уже ни на что не хватило сил, и она молча улыбалась, пока он еще раз облобызал ее руку и пообе­щал скоро снова заехать к ней. Когда на её зов Паррис немедленно появился на пороге, она все еще улыбалась, но преданный слуга тотчас заметил пепельно-серый цвет лица и слабость голоса хозяйки.
– Да, мисс Рэйвен? – озабоченно спросил он, хотя и старался казаться невозмутимым.
– Проводите, пожалуйста, сквайра Блэкберна, – тихо попросила Рэйвен, совершенно позабыв, что долж­на была бы предложить гостю освежающие напитки. Но сквайр, кажется, и сам был словно в трансе и не обратил на это внимания. Бросив прощальный жадный взгляд на стройную фигурку девушки, он надел шляпу и позволил дворецкому проводить себя к выходу. Как только он вышел, Рэйвен рухнула в плюшевое кресло, где только что сидел гость, и разразилась обильными слезами ра­дости, отчаяния и облегчения. Паррис и Дэнни, подбе­жавшие к ней, сразу же поняли, что произошло что-то необычное.
– Да нет же, это совсем не то! – пыталась успоко­ить их Рэйвен, улыбаясь сквозь слезы и лихорадочно ища носовой платок. – На деле мне подарили год отсрочки!
Паррис и Дэнни непонимающе переглянулись, и Рэй­вен слабо рассмеялась.
– Сквайр Блэкберн согласился не требовать долга до следующего июня, – объяснила Рэйвен, вытирая сле­зы. Сама не веря в свою удачу, она покачала головой. – Никак не могу поверить, что его так легко удалось про­вести!
– Я тоже, – едко заметила Дэнни, вовсе не убеж­денная, что ее девочка все правильно поняла.
– Как вам это удалось, мисс? – вырвалось у Парриса, обычно не имевшего привычки совать нос в дела хозяев. Он тут же покраснел, устыдившись. – Прошу прощения, мисс, это, конечно, не мое дело, – неловко промямлил он, отворачиваясь и направляясь к двери, но низкий смех Рэйвен тут же заставил его остановиться.
– Это очень даже касается тебя, Паррис, и ты до­лжен знать все. Ты жил в Нортхэде намного дольше меня, а до тебя еще и твой отец и дед.
Она встала и тепло улыбнулась двум дорогим ей лю­дям, напряженно ожидающим ее объяснений.
– Видите ли, если я не добуду денег к следующему июню, то должна буду стать женой сквайра.
Дэнни глухо застонала, Паррис возмущенно вскрик­нул, но Рэйвен повелительно подняла руки и продолжила:
– Этого, конечно, никогда не случится, потому что я твердо решила добыть денег задолго до срока.
– Ну и где, ради всех святых, вы добудете такую сумму?! – завопила Дэнни, ничуть не успокаиваясь. В полном отчаянии она чуть не плакала при одной мысли, что ее красавица Рэйвен может выйти замуж за этого безобразного старика.
– Пока не знаю. В одном из обычных банков отца, наверное. Они согласятся продлить кредит, если я все хорошенько объясню им. А если не выйдет, то есть нако­нец двоюродный дедушка Хадриан в Лондоне, который, говорят, богаче самого Креза!
– Да ведь вы его ни разу в жизни не видели! – возмутилась её оптимизму Дэнни. – И он никогда не ладил с вашим отцом! Ни один из них не написал другому ни одного письма за последние пятнадцать лет!
– Ерунда! – отмахнулась Рэйвен. – Он Бэрренкорт, не так ли, и не сможет проигнорировать члена своей семьи, который нуждается в его помощи!
Она подбоченилась и внимательно вгляделась в их полные сомнений лица. То, что она увидела, не обрадова­ло ее.
– Если честно, то я ожидала, что вы обезумеете от счастья! Мне удалось отпугнуть волка от наших дверей по меньшей мере на год, а вы оба выглядите так, словно мне придется давать брачные клятвы прямо сейчас!
Парриса передернуло, словно эта мысль обожгла его.
– Не пора ли вам подкрепиться, мисс? Может быть, чаю? – спросил он, следуя своему убеждению, что с Нортхэдом все будет в порядке, если соблюдать заведен­ные порядки.
– Да, пожалуйста, – ответила Рэйвен. – И при­неси этих клубничных пирожков, Паррис. Я просто уми­раю от голода!
– О, мисс Рэйвен, вы ведь в действительности не согласились выйти замуж за этого жуткого старика? – заплакала Дэнни, как только они остались вдвоем.
– Я вовсе не собираюсь этого делать! – раздра­женно ответила Рэйвен. – Разве я похожа на сумасшед­шую? У меня к тому времени уже будут деньги!
Дэнни поняла, что бесполезно спорить с молодой хо­зяйкой, если она вбила себе в голову, что чудесно со всем справилась, но сомнения старой няни не развеялись.
– После ленча, Дэнни, я собираюсь съездить в Сент-Айвз, а потом в Труро. Наверное, нам придется перено­чевать там. Ты поедешь со мной?
– А вы думаете, я позволю вам отправиться одной? – спросила пораженная старушка.
Губы Рэйвен дернулись, когда она заметила выраже­ние лица Дэнни.
– Конечно, нет. Ну так что мне надеть для разгово­ра с банкирами? Что-нибудь не слишком фривольное, полагаю Может быть, даже что-нибудь черное, посколь­ку в Труро никто не знает моих привычек и все будут ожидать показного траура.
Ее маленькое личико внезапно побледнело. «О, папа, прости меня за то, что я подсмеиваюсь над этими идиот­скими обычаями».
– Да, – добавила она шепотом. – Лучше всего ехать в черном.
Труро был процветающим городком, тянущимся вдоль берегов петляющей в долине речки Труро. Домики и ма­газины, мимо которых они проезжали в своей коляске по многолюдным улицам, были чистенькими и ухоженными, а коттеджи на окраине – нарядными и приветливыми Уличные продавцы громко зазывали покупателей. На боль­шой рыночной площади продавали с аукциона молодых бычков и дойных коров, а по соседству фермеры с обвет­ренными лицами и мускулистыми руками в окружении толпы болельщиков, заключающих пари, сражались в сво­ем излюбленном армрестлинге.
Женщины с огромными корзинками и детьми, вце­пившимися в юбки, сновали по улице в своих пестрых домотканых платьях. Богато одетые торговцы и коммер­санты стояли у витрин своих магазинов, наслаждаясь весенним солнцем. Рэйвен, уже несколько раз бывавшая в Труро, и теперь с удовольствием включилась бы в праздничную суету, радуясь буйству красок и веселой суете города, если бы могла забыть, что привело ее сюда. Но, увы, это было невозможно, и ее глаза сумрачно поблескивали в тесном пространстве кареты рядом с вер­ной Дэнни.
Их визит в Сент-Айвз был кратким и удручающе безрезультатным. В маленькой рыбацкой деревушке на­ходилась резиденция сэра Джошуа Дервентуотера, ста­ринного приятеля отца. Выйдя на пенсию после службы в своем банке в Труро, он выстроил себе очаровательный маленький домик рядом с пляжем. Он был сердечен, с удовольствием повидался с Рэйвен, но, увы, ничем не смог помочь ей в её сложной проблеме. Такой огромный заем, сообщил он ей, не под силу его банку, слишком они ограничены в наличных. И Траубридж из Труро тоже вряд ли сможет оказать ей необходимую помощь.
Не дрогнув, Рэйвен вежливо поблагодарила его и не­медленно отправилась в Труро, ибо ее отец имел деловые отношения не только с сэром Джошуа, но и с нескольки­ми другими банками. Она твердо решила попросить помо­щи, у каждого из банкиров. Кто-нибудь, думала она, да согласится помочь члену уважаемого семейства Бэрренкортов и выделит ей необходимую сумму.
– Вот мы и приехали, Дэнни, – заметила она, когда запыленная карета дернулась и остановилась перед солидным зданием из желтого камня. Двери дома были обиты металлом, на котором римскими цифрами была выбита дата постройки. Рэйвен оставила Дэнни ждать в коляске, а сама вышла из нее, аккуратно завязав ленты своей шляпки под маленьким упрямым подбородком. Черная вуаль скрывала верхнюю часть лица девушки. Она глубоко вздохнула, выпрямила изящные плечи и прошла в массивные двери.
В помещении банка было темно и прохладно, полиро­ванная обшивка стен и кафельный пол поблескивали, как и провинциальная мебель офиса. Когда Рэйвен обрати­лась к охраннику в мундире, тот вежливо проводил ее в кабинет управляющего, напоминающий обычный элегант­ный кабинет образованного джентльмена. Большое про­странство занимали шкафы, набитые книгами. У высокого зашторенного окна стоял полированный стол. Джентль­мен в скромном костюме, с поседевшими бакенбардами поднялся при виде стройной девушки в трауре. Он протя­нул руку, и Рэйвен пришлось пройти через всю комнату, чтобы поздороваться с ним.
– Моя дорогая мисс Бэрренкорт, – сказал джен­тльмен, крепко пожав ей руку, – какое удовольствие видеть вас.
Его влажноватые глаза тепло посмотрели на нее.
Стоило ему заговорить, и Рэйвен тут же вспомнила его характерный резкий голос. Генри Меткалф присут­ствовал на похоронах отца, и удивительно, что она вообще запомнила его, видя всего раз в жизни в состоянии полу­забытья. Но она тепло улыбнулась ему и ответила, что тоже рада видеть его.
– Надеюсь, что у вас все в порядке, – вежливо продолжил мистер Меткалф, усадив Рэйвен на стул перед собой. – Последние месяцы вам пришлось нелегко.
– Я сделала все, что в моих силах, – заверила его Рэйвен, сняла перчатки и шляпку и положила их на сво­бодный стул рядом. Слегка пригладив волосы, она пос­мотрела на него, решая, как начать разговор.
– Ужасная трагедия, – сказал пожилой джентль­мен, грустно покачав головой. Он нервно передвинул бу­маги на своем столе. – Что ж, вы хотя бы можете утешаться тем, что ему не пришлось страдать.
– Он умер мгновенно, лошадь упала прямо на него и сломала ему шейный позвонок.
– Ужасно, ужасно. Вы выглядите довольно усталой, мисс Бэрренкорт. Не хотите ли чаю?
– Спасибо, вы очень добры, но нет, не хочу, – быстро ответила Рэйвен, отчаянно пытаясь придумать, как завести разговор на столь щекотливую тему. Нельзя же просто превратиться в попрошайку.
Словно угадав ее мысли, Генри Меткалф откинулся в кресле и с отеческой заботой взглянул на нее.
– Чем могу помочь вам, мисс Бэрренкорт?
– Мне необходимы деньги, – выдавила из себя Рэйвен дрожащим голосом. Она вся сжалась от отчаяния, хотя и пыталась быть спокойной. Наверняка всех банки­ров трясет от одного вида истеричных дамочек, умоляю­щих дать им денег взаймы. Теребя пальцы, она замерла в ожидании, пока мистер Меткалф задумчиво пожевал гу­бами и уставился на стенку за ее спиной.
– Прекрасно понимаю ваши трудности, мисс Бэрренкорт. Нелегкое это дело – управлять столь огромным поместьем. Вы сами всем занимаетесь или вам кто-то по­могает?
Серые глаза по-доброму взглянули на нее, и у Рэйвен слегка отлегло от сердца.
– Ну-у, Джон Спидвел, управляющий моего отца, помогал мне всем, чем мог. Он следит за фермами, скотом и землей. Полагаю, что меня можно назвать управляю­щей, поскольку на мне все счета и ведение бухгалтерии.
– Весьма похвально, мисс Бэрренкорт, – одобри­тельно кивнул Генри Меткалф.
Глаза его задержались на юном лице и стройной фи­гуре в черном. Ему было трудно поверить, что эта хруп­кая девчушка может управлять имением таких размеров, как Нортхэд. Сомнительно, чтобы ей это удавалось, пусть даже с помощью управляющего.
– Ну а теперь к делу. – Он наклонился вперед и сцепил длинные пальцы на столе перед собой. – Какую же сумму вы бы хотели взять взаймы, мисс Бэрренкорт, и на какие нужды?
Рэйвен тяжело сглотнула, кровь прилила к голове.
– Я-а-а…
– Мисс Бэрренкорт, вам нехорошо?
Рэйвен выдавила улыбку, проклиная себя за внезап­ный приступ трусости. Разве так нужно убеждать банки­ров в своей компетентности?
– Спасибо, со мной все в порядке, – слабо просто­нала она и прочистила горло, прежде чем снова открыть рот. На этот раз голос ее был увереннее, а глаза смотрели прямо в глаза банкира. – Боюсь, что сумма довольно высока, сэр.
Пышные бакенбарды мистера Меткалфа дернулись, когда он подавил улыбку.
– Любая сумма, которую мы берем взаймы, кажется нам значительной, мисс Бэрренкорт. Ну так сколько же?
– Боюсь, что… чуть больше пятидесяти тысяч фунтов.
– Это же неслыханно! – взорвался Генри Меткалф.
– Прошу прощения? – не поняла Рэйвен.
– Извините, мисс Бэрренкорт, но это исключено. Абсолютно невозможно.
– Но…
– Вы можете хотя бы приблизительно ответить, как вы планируете выплатить такую сумасшедшую сумму? Боже, да одни только проценты…
– Вы не понимаете, сэр! – перебила Рэйвен, и голос ее, несмотря на отчаянные усилия, задрожал. – Нортхэд под угрозой конфискации в счет уплаты отцовс­ких долгов. Мне очень нужны эти деньги, чтобы распла­титься с его кредиторами.
– Я слышал, что ваш отец сделал несколько не­удачных инвестиций, – сочувственно произнес Генри Меткалф, – но я не ссужал ему на это денег. Большин­ство его дел вели Дервентуотер и этот парень Хаггарт из Тредби. Вероятно, деньги были взяты из приватного источника.
– Да, – выдохнула Рэйвен, вся вспыхнув. – И данный джентльмен ожидает теперь выплаты долга. Мис­тер Меткалф, пожалуйста, найдите возможность пойти мне навстречу. Если вы не дадите мне эту сумму, я поте­ряю Нортхэд!
Это была страстная мольба, и девушка с трудом сдер­живала навертывающиеся на глаза слезы. В трепетном ожидании своей судьбы она уставилась на банкира, сжав руки, словно это прибавляло ей сил.
Глаза Генри Меткалфа ускользнули от ее умоляюще­го взгляда, и он неловко заерзал в кресле. На какое-то мгновение в элегантном полумраке кабинета воцарилась тишина, и уличный шум пробился сквозь толстые стены.
– Наш банк был бы счастлив помочь вам, но не такой огромной суммой, мисс Бэрренкорт, и, конечно, ввиду отличной репутации вашей семьи в нашем банке! Ну, ска­жем, двадцать тысяч фунтов с выплатой не позднее…
– Но этого мало! – воскликнула Рэйвен. Чтобы остановить подкатывающийся приступ рыданий, она силь­но закусила губу, и боль мгновенно отрезвила ее. – Мне нужно почти в три раза больше, – уже спокойно закон­чила она.
Генри Меткалф беспомощно развел руками.
– Извините, мисс Бэрренкорт, но это невозможно. Наши кредиторы и акционеры никогда не согласятся. Особенно когда узнают ваш возраст и отсутствие всяко­го опыта в управлении подобным имением. А это глав­ные факторы, чтобы убедить их в том, что ссуда будет возвращена.
– Я бы сумела выплатить все до пенни, – ответила Рэйвен сквозь сжатые зубы.
На лице банкира мелькнуло сочувствие.
– Рэйвен, позвольте мне объяснить вам все просты­ми словами. Я знал вашего отца долгие годы и потому вижу в вас его хватку. Что касается меня, то я ни секунды не сомневаюсь, что вы справитесь с управлением Нортхэда, несмотря на то что вы женщина и пребываете в столь нежном возрасте. Но принимаю решения не я. Это преро­гатива правления, и я должен быть честен с вами, тут не имеют значения ни личное мнение, ни многолетняя друж­ба. Они все как один сочтут подобную ссуду неоправдан­ным риском.
– Значит, мне не удастся получить у вас ссуду? – Он грустно покачал седой головой.
– Боюсь, что нет.
Нижняя губа Рэйвен предательски задрожала, и она снова прикусила ее с такой силой, что предательские сле­зы так и не выкатились из глаз. О Боже, если бы только он мог понять, как невыносимо ее положение теперь, ког­да ее надежды разбились вдребезги! Видение сквайра Блэк­берна с мясистым вялым лицом тут же возникло перед ее глазами. Она почти физически ощутила похоть в его пло­тоядных взорах, словно приклеивающихся к её груди; его толстые пальцы словно уже коснулись её так интимно, как это, вероятно, делает муж наедине с женой, занима­ясь любовью. Невыносимо! Святой Иуда, только не это! Сама мысль о физической близости с этим жирным чудо­вищем вызывала отвращение.
Рэйвен взглянула в неподвижное лицо Генри Мет­калфа в тщетной надежде отыскать хоть какие-то призна­ки уступки. Внешне она ничем не выказала своего отчаяния, но все её существо готово было возопить о помощи, тряс­ти его, пока он не согласится выделить необходимую ей сумму, или даже броситься ему в ноги, чтобы умолять его подобно последней жалкой нищенке. Но она не могла поз­волить себе этого. Бэрренкорты не пресмыкаются, и даже в такой отчаянной ситуации отец ждал бы от нее несгиба­емой выдержки.
– Вы были более чем добры ко мне, сэр, – вежли­во сказала Рэйвен, поднимаясь со стула и раздвинув оне­мевшие губы в подобии улыбки. – Благодарю вас.
– Мне очень жаль, – просто ответил он, и ей было нестерпимо видеть выражение жалости и беспомощности в его добрых серых глазах.
– Понимаю. – Она судорожно выдохнула. – Все­го вам доброго, мистер Меткалф.
– Мисс Бэрренкорт!
Рэйвен повернулась от двери, зашуршавшие юбки об­вили ее ноги. – Да?
– Если я как-то могу помочь вам, лично или профес­сионально, вы дадите мне знать?
Несмотря на все усилия воли, слезы наворачивались ей на глаза, пока она завязывала ленты своей шляпки под подбородком.
– Да. Я так и сделаю. Благодарю вас.
Она поспешно прошла по ковру главной конторы бан­ка, и кучер помог ей взобраться в коляску, где ее уже ждала вконец истерзанная ожиданиями Дэнни. Она мо­ментально подвинулась на обитом кожей сиденье.
– Куда везти, мисс Рэйвен? – поинтересовался ку­чер, просунув голову в дверцу.
– В Нортхэд, Эдварде, будьте любезны, – дрожа­щим голосом сказала Рэйвен. – Мы не будем ночевать в Труро.
Кучер вежливо коснулся козырька и плотно при­крыл дверцу. Взмахом кнута он послал лошадей вниз по улице, и они послушно откликнулись на ловкое под­ергивание вожжей. Минуты спустя они уже выехали за город, оставив позади пригородные коттеджи Труро. Перед ними простирались залитые солнцем безлюдные пустоши. Дэнни бросила обеспокоенный взгляд на де­вушку, задумчиво уставившуюся в окно. Ее нежный профиль был такой беззащитный, что сердце няни сжа­лось от боли.
«Бедная моя маленькая девочка», – подумала Дэн­ни. Она открыла ридикюль, чтобы поискать носовой пла­ток, который наверняка вскоре пригодится Рэйвен.
– Дэнни, мы вынуждены поехать в Лондон…
Решительный тихий голос так удивил старую няню, что она даже забыла о ридикюле, и он скатился на пол коляски.
– Что?
Золотые глаза Рэйвен сияли, когда она повернулась к удивленной Дэнни.
– Ни один из банков не хочет помочь, и мне не остается ничего другого, как обратиться к родственнику. Или дедушка Хадриан одолжит мне нужную сумму, или…
– Или ему несдобровать! – простонала Дэнни, за­метив яростно-решительное выражение глаз Рэйвен.
– Если дедушка Хадриан откажется помочь мне, – мягко сказала Рэйвен, но ее подбородок напрягся, – то пусть тогда небеса помогут всем нам!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Упрямица - Марш Эллен Таннер



Не плохой романчик.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерЕкатерина
12.10.2010, 15.31





сюжет потрясающий
Упрямица - Марш Эллен Таннермария
21.12.2010, 22.19





Интересный роман.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерМари
17.03.2012, 22.59





СКУЧНОВАТО. сильно затянуто. не читала, а просто глазами пробежала.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерИРИНА
29.10.2012, 12.02





Отличная книга,одна из любимых! Захватывающие приключения,красивая история любви,и никакой порнухи,всё очень романтично! Люблю романы Марш)))
Упрямица - Марш Эллен ТаннерОксана
22.01.2013, 11.16





Этот роман богат событиями, приключениями и вызывает остроту переживаний за судьбы ГГ-ев. Но в промежутках-немножко скучновато.Кто наберется терпения и дочитает книгу до конца-получит массу удовольствия. Замечательный роман!!!Рекомендую
Упрямица - Марш Эллен ТаннерЛюбовь
27.02.2013, 22.07





Девочки, а есть продолжение про Дмитрия? Все-таки он не последний герой в романе и хотелось бы про читать про него. Про Сейбл есть, я знаю. Подскажите пожалуйста!
Упрямица - Марш Эллен ТаннерАмериканка
27.06.2013, 12.52





Хороший сюжет был безвозвратно испорчен. Возникло острая потребность переписать роман.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерБелла
19.06.2014, 11.57





Klass
Упрямица - Марш Эллен Таннерelen
8.08.2014, 22.25





Прочитала через страницу.больше похоже на путеводитель по Индии,чем на любовный.особой романтики не заметила.очень все затянуто.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерЮстиция
3.02.2016, 13.18





Вся беда в том,что читала то через страницу.
Упрямица - Марш Эллен Таннерjoker
25.03.2016, 11.30





Мало комментариев, а роман замечательный. Затянутостью грешат многие неплохие романы. Этот не показался мне затянутым, а все потому, что не бегала глазами и не прыгала через страницы, а ЧИТАЛА. В романе есть и любовь с романтикой, и захватывающие приключения, а финал просто шикарный! Очень рекомендую.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерLady K.
1.06.2016, 21.36





Мне роман не понравился. Через чур много стереотипов использовала автор. Тут и русский - "декабрист", казацкий полковник, и страстные русские песни, и алмаз размером с кирпич - судя по тому сколько из него сделали....Слышала звон, да не знает, где он. Поступки героев непоследовательны, сумасбродные. 4 балла.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерНюша
9.06.2016, 23.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100