Читать онлайн Упрямица, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Упрямица - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Упрямица - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Упрямица - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Упрямица

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 19

Теплым солнечным июльским утром клипер «Звезда Востока» проплыл мимо импозантного замка на вершине горы Сент-Майкл. Затем мощный прилив подхватил его и словно перышко перенес через залив Маунт-Бэй в уют­ную гавань Пензанса. Команда работала так, будто от этого зависело, попадут они в рай или нет. Шарль Сен-Жермен отвернулся от иллюминатора и взглянул на жену с тревогой и нежностью. Она лежала с растрепанными волосами и измученным лицом.
– Ты уверена, что хочешь именно этого? – мягко спросил он, хотя ему очень хотелось закричать на нее и заставить прислушаться к голосу разума.
Рэйвен ласково улыбнулась мужу:
– Уверена.
Что-то в его взгляде заставило ее протянуть руку и схватить его за запястье. Сила ее пожатия удивила его и несколько успокоила.
– Пожалуйста, Шарль, не сердись на меня.
Невозможно было сердиться на нее, когда она так смотрела на него. Шарль невольно улыбнулся.
– Как я могу сердиться на тебя, любовь моя? Если ты хочешь родить его в Нортхэде, будь по-твоему. Слава Богу, что он хоть дождался, когда мы доберемся до Кор­нуолла.
– А что, если это не он, а она? – улыбнулась Рэйвен. И тотчас же нахмурилась. – Ты не будешь разочарован, если ребенок окажется девочкой?
– Дочка? Если она будет копией своей прекрасной мамочки, то станет усладой моего сердца, – взволнован­но проговорил Шарль, и Рэйвен просияла счастливой улыб­кой. Но тут же отвернулась, не сумев скрыть боль, пронзившую ее насквозь.
Схватки начались незадолго до рассвета. Шарль про­снулся рядом с дрожавшей Рэйвен. Она лежала молча, стиснув зубы; лоб ее покрылся испариной.
– Рэйвен!
Открыв глаза, она увидела склонившееся над ней ху­дое лицо Шарля. Собравшись с силами, Рэйвен улыбну­лась ему, понимая, что он извелся от тревоги за нее.
– Что, Шарль?
– Прибыла карета. Кроме того, я послал за докто­ром Тремином. Он будет ждать нас дома.
У Рэйвен потеплело на сердце, когда она услышала, что муж назвал Нортхэд домом. Ее постоянно мучили сомнения: сумеет ли она привязать его к Нортхэду? Или его всегда будет тянуть в море? И вот она наконец убеди­лась в том, что ее дом стал и его домом. Рэйвен нежно обняла его.
– Со мной все будет в порядке, – заверила она, когда Шарль взял ее на руки. – Бэрренкорты сделаны на совесть, из очень прочного материала.
– Угу, – кивнул Шарль и прошептал ей на ухо: – Но ты теперь Сен-Жермен, любимая. Прошу не забы­вать об этом.
– Сомневаюсь, что ты позволишь мне забыть, – рассмеялась Рэйвен. И снова её пронзила боль, на глазах Рэйвен выступили слезы.
Шарль поспешил вынести ее на палубу, где их ожи­дала Дэнни.
– Наконец-то! – проворчала она, увидев капитана с Рэйвен на руках. – Нельзя терять времени, сэр! Ребе­нок может и не дождаться, пока мы приедем домой!
Шарль ухмыльнулся, глядя в сердитое лицо Дэнни, которая своим ворчанием пыталась отогнать невысказан­ные страхи. На пристани их уже ждала карета. Кучер, видимо, узнавший Рэйвен, снял шляпу и радостно зама­хал ею. Шарль осторожно усадил жену в карету.
– Выгляните в окошко, мисс Рэйвен!– сказала Дэнни.
Рэйвен с помощью Шарля приподнялась на локте и увидела всю команду «Звезды Востока», махавшую ей руками и желавшую всего наилучшего. Рэйвен помахала в ответ. Шарль нежно обнял ее, и карета тронулась с мес­та. Рэйвен прижалась к мужу, собираясь с духом перед очередным приступом боли. Она молила Бога, чтобы они успели доехать до Нортхэда, прежде чем ребенок более решительно заявит о себе.
Заранее предупрежденные слуги уже были готовы к приему хозяйки. «Родильная комната», как выразился сму­щенный Паррис, была подготовлена, а доктора Тремина обеспечили всем необходимым для благополучного приема родов. Сэр Хадриан Бэрренкорт, которого разбудила бе­готня озабоченных слуг, оделся и спустился вниз, чтобы встретить внучку.
Рэйвен совершенно растерялась, увидев слуг, выстро­ившихся у широкого крыльца, и сэра Хадриана в выши­том золотом камзоле, торжественно спускавшегося по ступенькам под руку с бдительным Джеффордсом.
– О Боже, надеюсь, я не испугаю их своим видом, – проворчала она, убрав с лица непослушные пряди и опра­вив складки помятого платья из простого хлопка. – Это просто возмутительно, что я вынуждена встречать дедуш­ку в таком неприглядном виде!
– Ради всего святого, Рэйвен! – воскликнул поте­рявший терпение Шарль. – Это же не аудиенция у ко­ролевы! Господи, неужели все женщины становятся такими несносными, когда приходит их время рожать? – спро­сил он у Дэнни.
– Некоторые ведут себя намного хуже, – успокои­ла его старушка, пытаясь скрыть улыбку. Было так трога­тельно видеть надменного и самоуверенного Шарля Сен-Жермена таким встревоженным, взъерошенным и… беспомощным.
Рэйвен настояла на том, чтобы войти в дом самосто­ятельно. Шарль поморщился, но уступил. Осторожно опус­тив жену на землю, он прижал её к себе и поцеловал сначала один, а потом другой сияющий от счастья глаз. Взяв ее под руку, он осторожно поднялся с ней по ступеням. Слуги радостно им улыбались. Некоторые из них расчувствовались до слез. К великому удивлению Шарля, они и на него смотрели с нескрываемой любовью.
Подойдя к деду, Рэйвен поцеловала его в морщинис­тую щеку. Шарль заметил, что и старик прослезился.
– Я же говорил вам, что нет оснований для беспо­койства, – проворчал Джеффордс.
– Вот и видно, какой ты осел! – отозвался сэр Хадриан. – Рэйвен! Я послал тебя в Индию только за деньгами, а вовсе не на поиски мужа и ребенка!
– Виновата, дедушка, – лукаво сверкнула желтыми глазами внучка, – но мне не оставалось ничего другого. Если бы вы знали Шарля, то поняли бы меня! Если уж он решился на что-то… Ох! – простонала она, внезапно покачнувшись и побледнев.
Шарль мгновенно оказался рядом и поддержал ее.
– Хватит болтать, Рэйвен! – сказал он, глядя в ее наполненные болью глаза. – У тебя срочное свидание с доктором наверху. Сэр Хадриан, прошу вас простить внуч­ку, но у нее появились более срочные дела!
Подхватив Рэйвен на руки, он понес ее наверх. Мо­лоденькие служанки с восхищенными вздохами смотрели им вслед.
– Нахальный щенок, не так ли, Джеффордс? – проскрипел сэр Хадриан, хлопнув себя по бедру костля­вой ладонью. – Клянусь Иовом, она отыскала себе на­стоящего дьявола!
Шарль уложил Рэйвен на свежие простыни. Он вгля­дывался в ее измученное лицо.
– Капитан Сен-Жермен?
– Да.
– Я доктор Тремин. Ваша жена просила, чтобы я принял роды.
Шарль внимательно посмотрел на маленького усатого хирурга с изящными руками. Тот ответил таким же пристальным взглядом. Он говорил с сильным корнуоллским акцентом, но исключительно по делу.
– Я знаю мисс Рэйвен с пеленок, – добавил до­ктор, заметив сомнение, промелькнувшее в глазах капита­на. – Всерьез мы познакомились, однако, когда ей исполнилось пять лет и она свалилась со своего пони на полном скаку. – В глазах доктора вспыхнули веселые искорки. – Потом было еще множество падений, цара­пин, порезов и синяков, так что мы хорошо знаем друг друга.
– Могу себе представить, – улыбнулся Шарль. – Но сейчас моя жена не успела восстановить силы… И меня это очень беспокоит.
– А мне кажется, что все пройдет без осложнений, – ответил доктор Тремин. – У нее типичная конституция Бэрренкортов, а у них добрая закваска.
– Если я и забуду об этом, мне не преминут напом­нить, – сухо заметил Шарль.
– А теперь вы должны извинить меня, но я хочу осмотреть вашу супругу.
Шарль помрачнел:
– Я не намерен уходить отсюда.
– Вы немедленно покинете эту комнату, капитан. – Дэнни решительно взяла его под руку и попыталась под­толкнуть к двери. – Здесь не место будущему отцу!
– Послушайте, Дэнни… – нахмурился Шарль.
– С ней все будет в порядке, – успокоила его ста­рушка. – Я разбираюсь в таких вещах и буду хорошей помощницей доктору. А доктору Тремину вообще нет равных во всем Корнуолле. Впрочем, я уверена, что даже и мы с Нэн справились бы, но мы с мисс Рэйвен решили, что из-за всего пережитого разумнее будет иметь под ру­кой хирурга. Так что отправляйтесь-ка отсюда! Вы будете только путаться у нас под ногами.
Шарль нерешительно взглянул на кровать, не зная, как поступить. Он еще никогда не ощущал себя столь бесполезным и беспомощным. Словно почувствовав на себе его озабоченный взгляд, Рэйвен открыла глаза, и в их желтых глубинах он прочел такую любовь, что покорно поплелся к двери.
– Отлично, мой мальчик, тебе надо немедленно рас­слабиться! Вот когда доживешь до моих лет, тогда пой­мешь, что вовсе не стоит изводить себя из-за подобных пустяков.
Удивленный Шарль повернулся на голос и увидел, что сэр Хадриан машет ему рукой с другого конца зали­того солнцем коридора. Хотя он опирался на трость, а руки его были испещрены синими прожилками и старчес­кими пятнами, в его янтарных глазах горел огонек, а осанка оставалась по-юношески гордой.
– Надеюсь, что никогда не доживу до того дня, когда рождение сына или дочки оставит меня равнодуш­ным! – проворчал Шарль.
Сэр Хадриан рассмеялся старческим смехом и погла­дил свою седую бороду.
– Значит, ворчун и упрямец, да? Ладно, на первый раз прощаю тебя, парень; потому что все эти хлопоты из-за рождения ребенка могут вывести из себя любого буду­щего папашу. Пошли отсюда! Чего зря торчать под дверью? Еще услышишь не то, что хотел бы! Они ведь не думают, когда кричат от боли. Лучше пойдем-ка со мной в каби­нет. – Старик заговорщицки понизил голос. – Если мы сумеем скрыться от моего упрямого камердинера, то обе­щаю угостить тебя отменным бренди!
Губы Шарля искривились в усмешке. Ему понравил­ся этот сумасбродный старик. Сэр Хадриан тотчас же понял это и снова рассмеялся сухим смешком.
Шарль одобрительно оглядел кабинет. Здесь можно было на время укрыться от всех забот. Восточный ковер был таким, что и Шарль не выбрал бы лучшего, орехо­вые панели уютно поблескивали, а сколько книг… Брен­ди, налитое сэром Хадрианом, тоже оказалось самого высшего качества. Шарль с блаженством уселся в удоб­ное кресло и вытянул перед собой ноги. Да-а. Здесь ему хорошо будет работать. А какой вид из окна – море и скалы!
Сэр Хадриан с удовлетворением наблюдал за моло­дым человеком, сидевшим в кресле, – прямо-таки образ­цовый английский землевладелец! Ему хотелось задать капитану множество вопросов, но с этим придется обож­дать. Сначала надо дождаться рождения ребенка, а потом у них будет уйма времени: что еще делать в долгие зимние вечера, как не развлекать друг друга интересными расска­зами о пережитом? Сэр Хадриан вспомнил, как поразила его Рэйвен своей худобой и бледностью – вряд ли это было из-за беременности, тут что-то другое. И все же завораживающе красивая и повзрослевшая – вот какая у него внучка, да и мужа подобрала себе такого, что девицы в округе будут вздыхать и сохнуть по красавцу. А как он заботится о Рэйвен и как старается делать это ненавязчи­во, в общем, оба – образцовые супруги.
И конечно же, сэра Хадриана очень интересовали пятьдесят тысяч фунтов, которые надо было возвратить мерзопакостному и презренному сквайру Блэкберну. Ста­рик усмехнулся, представив себе лицо внучки, когда он перескажет ей те немыслимые истории, которыми потче­вал сквайра все это время, так что бедняга совсем перестал понимать, где же Рэйвен. Да-а, он многое расска­жет внучке; да и ей с капитаном есть что поведать о своих приключениях! Но сначала надо дождаться ро­ждения ребенка.
Почувствовав на себе взгляд капитана, сэр Хадриан поднял глаза и понял, что, очевидно, рассмеялся вслух, когда представил себе, как Рэйвен пошлет сквайра Блэк­берна ко всем чертям и даже дальше!
– Не обращай на меня внимания, – сказал он, – я уже впадаю в старческий маразм и прошу простить, если время от времени смеюсь или разговариваю сам с собой.
Изумрудные глаза капитана неожиданно потемнели.
– Лишь бы вам это было на пользу, сэр!
– Отлично, мой мальчик, теперь поговорим вот о чем. Все это теперь принадлежит тебе. Много Бэрренкортов погибло от рук алчных родственников, претен­довавших на эту землю. – Старик обвел взглядом кабинет. – Если не принимать во внимание красоту и элегантность особняка, то, грубо говоря, это просто-напросто ферма, приятель. Здесь надо с умом хозяй­ствовать и ладить с фермерами. А это совсем не то, что командовать собственным судном, мотаясь по морям. Я не прав?
– Наверное, правы. Но уверяю вас, сэр, Рэйвен вряд ли бы согласилась стать моей женой, если бы со­чла меня неспособным управлять её несравненным Нортхэдом.
– Так ты собираешься остаться здесь?! – изумился старик. – А как же твой клипер? Я бы не пожелал своей внучке судьбы соломенной вдовушки: ты где-то там кочу­ешь по морям, так что ветер свистит в ушах и кровь вскипает в жилах, а она с кучей детишек пытается управ­лять Нортхэдом.
– Я провел на море много лет, сэр, – пробормотал Шарль. – И вот теперь, встретив Рэйвен, я почувство­вал, что наконец-то нашел то, что искал. Так что мне уже незачем мотаться по свету.
Сэр Хадриан сделал вид, что разглядывает свой бо­кал с бренди. Старика тронули искренность и прямота Шарля. Наконец он поднял голову и улыбнулся.
– За твое здоровье, мой мальчик! Я уверен, что земли Джеймса в надежных руках.
Шарль допил бренди и поднялся. Он ни на минуту не забывал о Рэйвен. Как она там? Ведь она выглядела та­кой бледной и слабенькой!
– Садись, садись! Ты же все равно ничем не мо­жешь помочь! Они позовут тебя, когда все будет позади.
– Сэр Хадриан! – раздался громкий голос у двери. Старик вздрогнул и досадливо поморщился: на пороге стоял Джеффордс. – Сколько раз доктор говорил вам, что эта штука для вас настоящий яд! – Джеффордс разжал скрю­ченные артритом пальцы сэра Хадриана и отобрал у него пустой бокал.
– Ладно, Джеффордс, отстань, – пробурчал сэр Хадриан, искоса взглянув на Шарля, которого трясло от смеха.
Все еще кипевший от негодования Джеффордс тоже бросил сердитый взгляд на капитана: он счел, что тот подрывает своим смехом его авторитет.
– Мистер Паррис послал меня сообщить вам, сэр, что стол уже накрыт.
– Вот и отлично, – обрадовался старик. – Заодно покажем капитану Сен-Жермену, какими вкусными бы­вают настоящие корнуоллские блюда.
– Сэр! Капитан! – Взволнованная молоденькая слу­жанка с пылающими щеками появилась на пороге, чуть не налетев на Джеффордса. – Доктор Тремин говорит, вам можно подняться! Ребенок уже родился, сэр!
– Как? Так быстро? – удивился сэр Хадриан, но Шарля уже и след простыл.
Рэйвен слабым шепотом попросила, чтобы раздвину­ли шторы, и в комнату хлынул яркий солнечный свет. Ее усадили, обложив со всех сторон подушками, так что она могла смотреть на свое любимое море, раздражаясь толь­ко из-за того, что ей все еще не отдали новорожденную. Слишком уж долго пеленают! Сара и Нэн тихонько шеп­тались в уголке, сворачивая и упаковывая окровавленные простыни. Дэнни колдовала над самой Рэйвен; она успела обтереть её и сменить ночную рубашку, а теперь приводи­ла в порядок волосы.
– Ну вот и все, дорогая, – весело проговорила старушка, прослезившись от счастья. – Вся в чистень­ком, и сама – как картинка!
Дверь в спальню с грохотом распахнулась, и на поро­ге появился взмыленный и взлохмаченный Шарль. Лишь Рэйвен не удивилась его неожиданному появлению; она ласково улыбнулась ему, и он тотчас же успокоился. Усев­шись на кровать рядом с Рэйвен, Шарль погладил ее бледную щеку.
– Посмотри, дорогой, – шепнула она, когда доктор Тремин появился с маленьким свертком на руках. – У нас с тобой дочь.
– И отменно здоровенькая, – добавил доктор Тре­мин, осторожно передавая девчушку матери. – Роды про­шли без осложнений, как я и ожидал.
Вглядываясь в крошечное красное личико дочери, Шарль почувствовал странное стеснение в груди. Ма­ленькую головку уже сейчас покрывал густой темный пу­шок, значит, волосы у нее будут, как у Рэйвен. Когда она открыла глазки, то они поразили его своим ярким голу­бым цветом, и лишь зелень у зрачка говорила о том, что немного погодя они станут такими же зелеными, как и у него. Шарль расплылся в счастливой улыбке, но, к его величайшему удивлению, в ответ на восторг своего отца малышка открыла маленький розовый ротик и громко за­голосила.
Рэйвен рассмеялась, глядя на ошеломленного Шар­ля, но, встретившись с ним глазами, смолкла, прочитав в них такую любовь и нежность, что покраснела от удовольствия.
– Я люблю тебя, Рэйвен, – прошептал Шарль. – Ты даже представить себе не можешь, как я тебя люблю.
– Я постараюсь, – ответила она, потянувшись к нему губами. Он нежно поцеловал ее.
Когда Рэйвен уснула, а новорожденную уложили в люльке рядом с кроватью матери, Шарль молча высколь­знул из комнаты, решив слегка размяться. Он послал слу­гу на конюшню, чтобы ему оседлали какую-нибудь лошадь, а сам задержался в гостиной – выпить со счастливым сэром Хадрианом за здоровье роженицы и дочери.
– Как же ты назовешь ее? – спросил гордый пра­дед, когда Шарль отставил пустой бокал.
Шарль запустил пятерню в свои взлохмаченные каш­тановые волосы.
– Даже не знаю. Полагаю, мы оставим это на ус­мотрение Рэйвен.
– А как себя чувствует моя внучка?
– Отлично. Доктор Тремин сказал, что не предви­дит никаких осложнений.
– Еще бы!.. – фыркнул сэр Хадриан. – Она же Сен-Жермен, не так ли? Я слышал, что они из крепких орешков.
Улыбка все еще играла на губах Шарля, когда он пересекал двор. Тут он увидел, как двое парней пытаются вывести из конюшни норовистого жеребца. Жеребец при­жал уши к породистой голове и косил глазом, пытаясь укусить руки конюхов. Парни чертыхались и отпрыгива­ли, но делали свое дело.
– Похоже, это и есть Синнабар – обратился Шарль к вышедшему из сарая лохматому старику.
– Ага, он самый, – кивнул Сэм.
Старый Сэм уже наслушался сплетен о новом хозяи­не Нортхэда, но не привык судить о людях на основе бабьих пересудов. Что ж, морской капитан, женившийся на их любимице, был в точности таким высоким и гроз­ным, как его и описывали. Но Сэму трудно было судить, так ли неотразим Шарль Сен-Жермен, как утверждали восторженно закатывавшие глаза молоденькие служанки. Впрочем, выглядел капитан молодцом – стройный, мус­кулистый, и бриджи сидели на нем как влитые.
– Хотите прокатиться на Синнабаре? – спросил Сэм, кивнув на жеребца. – Я велел парням оседлать его, потому что после отъезда мисс Рэйвен на этом дьяволе никто не выезжал. Но если хотите, я прикажу им осед­лать любую другую лошадь.
Шарль поднял бровь и внимательно посмотрел на глав­ного конюха – нет ли тут какого-нибудь подвоха? Но тот, видимо, действительно хотел лишь узнать, чего жела­ет новый хозяин, потому что невозмутимо ждал ответа.
– Синнабар меня вполне устроит. Полагаю, укро­тить его будет не сложнее, чем его хозяйку.
Шарль ослепительно улыбнулся Сэму, взял у грумов поводья и легко взлетел в седло. Мгновение спустя конь галопом помчался по лужайке. Синнабар послушно вы­полнял все команды Шарля, чувствуя, что в седле сидит опытный наездник. Сложив руки на груди, Сэм задумчи­во смотрел вслед всаднику. Вот это наездник! Его парни больше года не могут привыкнуть к фокусам Синнабара, а этому хоть бы что! Да, видать, мисс Рэйвен выбрала себе подходящего муженька.
Почувствовав на лице соленый ветерок, Шарль по­вернул в сторону моря. Широкие пустоши были прекрас­ным местом для разгона, и Шарль позволил жеребцу отвести душу. Да и сам капитан нуждался в разрядке.
У прибрежных скал он наконец остановился, чтобы дать Синнабару отдышаться. Капитан окинул востор­женным взглядом скалистое побережье, тоже, кстати, земли Бэрренкортов, которыми они с Рэйвен будут уп­равлять вдвоем. Ха, да ведь это теперь владения Сен-Жермена! Шарлю хотелось завопить от радости: наконец у него были дом и семья, и это переполняло его счасть­ем. Когда-то он с легкостью пожертвовал своим поместьем и титулом, обуреваемый призрачной надеждой найти свое счастье на широких океанских просторах. Что могла зна­чить для него семья? Ведь его родители уже умерли, а он был их единственным ребенком… Кто мог заполнить гнетущую пустоту в его сердце? Любовь Рэйвен к Нортхэду поразила его, но она ценила в своем родовом по­местье теплоту семейного очага, любила милые сердцу воспоминания; в это поместье вкладывали труд и талант многие поколения ее предков, которыми она по праву гордилась! Она умудрилась даже в Шарле разжечь страс­тное желание заиметь свои собственные дом, очаг, семью. А ведь он долгие годы намеренно истреблял в себе все эти сантименты.
Ох уж эта Рэйвен! Лишь ей под силу заполнить пус­тоту в его сердце. К тому же она подарила ему очарова­тельную дочь и дом такой дикой и первозданной красоты, что «наманикюренное» совершенство замка Монтеро не шло с ним ни в какое сравнение!
В изумрудных глазах Шарля зажглись лукавые огонь­ки, когда он увидел пещеру, куда они много месяцев на­зад сгрузили бочонки с ромом. Тогда он впервые вкусил страстность юной гордячки по имени Рэйвен Бэрренкорт. И вдруг желание увидеть ее, коснуться её губ своими, прочитать в её прекрасных глазах пламенную любовь к себе заставило Шарля пришпорить Синнабара и словно на крыльях помчаться к дому.
С растрепанной шевелюрой, усталый, но полностью обновленный, Шарль спешился и вручил поводья улыбав­шемуся во весь рот Сэму, вышедшему встретить его. Внеш­не чопорный, но, несомненно, счастливый Паррис сообщил ему, что мисс Рэйвен пока еще спит, а сэр Хадриан и миссис Дэниэлс ушли в свои комнаты, чтобы прикорнуть. Малышка тоже крепко спала, а Нэн дежурила в соседней комнате – на случай, если матери или дочери что-нибудь потребуется.
– Отлично, Паррис, можете отпустить Нэн, я сам собираюсь посидеть с Рэйвен, – сказал Шарль, направ­ляясь в спальню.
Луч солнца падал на подушку, и волосы Рэйвен, рас­сыпавшиеся по ней, сияли каким-то особым блеском. Ее щеки слегка розовели – верный признак того, что пре­жнее здоровье возвращается к ней. Шарль молча смотрел на жену. Наконец Рэйвен пошевелилась и открыла глаза, тотчас же засиявшие любовью, едва лишь она заметила его. Прежде чем Рэйвен успела что-либо сказать, ма­лышка в люльке захныкала; молодая мать с огромным интересом наблюдала, как Шарль склонился к своей до­чери и взял ее на руки. Ожидавшая от мужа какой-ни­будь неловкости, Рэйвен была поражена, когда он уверенно прижал дочь к груди и малышка мгновенно успокоилась и снова уснула.
– Мне кажется, у вас с ней любовь с первого взгля­да, – задумчиво проговорила Рэйвен.
– Как же мне не обожать ее, когда она так похожа на тебя? – улыбнулся Шарль.
Не прошло и десяти минут, как интимную атмосферу спальни нарушил какой-то жуткий грохот. Шарль пере­дал спящую дочь Рэйвен и быстро прошел к двери, из-за которой раздавались сердитые голоса и громкий топот, словно по коридору маршировала целая армия.
– Капитан Сен-Жермен, срочно выходите! – Обыч­но флегматичный и невозмутимый Паррис отчаянно бара­банил в дверь спальни. – Тиме внизу приготовил пистолеты! Я пытался не пустить его в дом, но он просто отодвинул меня… как перышко…
– И кто же это, интересно, посмеет запретить мне войти в дом моего старого друга, а? – раздался густой бас.
– Дмитрий! – в один голос воскликнули Шарль и Рэйвен.
– Верно, это я! – пробасил в ответ русский вели­кан. – А кто еще это мог бы быть? Но почему меня не пускают в дом? Весь Корнуолл только и говорит о ва­шей прекрасной дочурке, – а меня не пускают и взгля­нуть на нее?
– Все в порядке, Паррис, – успокоил Шарль взвол­нованного дворецкого, выходя в коридор. Он расплылся в улыбке. – Передайте мистеру Сергееву, что я спущусь через минуту. Нэн! Принесите миссис Сен-Жермен пеньюар. – Он окинул горделивым взглядом своих кра­савиц. – Рэйвен, я приведу Дмитрия взглянуть на вас, как только ты будешь готова.
На пороге в Желтую гостиную Шарль замер при виде Дмитрия, в волнении мерившего шагами комнату. Исчез­ли его черные кудри и огромная бородища, придававшая русскому гиганту несколько диковатый вид. Теперь Сер­геев был тщательно причесан, а борода превратилась в ухоженную и вполне респектабельную бородку; что же касается костюма – то в нем хоть сейчас можно было от­правиться на светский прием: и накрахмаленный белос­нежный воротничок, и сверкающие ботинки, и шелковый галстук с бриллиантом – все выглядело безупречно. Ког­да же Дмитрий, запрокинув голову, оглушительно захохо­тал, то в ухе его блеснул еще один бриллиант. Увидев этот заключительный штрих, Шарль тоже расхохотался: несмотря на внешность блистательного денди, Дмитрий так и остался в душе пиратом.
– Ты хоть понимаешь, что я вернулся?! – завопил Дмитрий.
Друзья обнялись. Дмитрий ударил Шарля ладонью по спине, а потом снова обнял его – да так крепко, что у любого другого наверняка треснули бы ребра. Отступив на шаг, Шарль заглянул в глаза друга и улыбнулся. Дмит­рий смотрел на него с прежним чувством глубокой прияз­ни, которую не изменит даже решение Шарля навсегда покинуть море.
– Я не виню твоего дворецкого за то, что он пытал­ся не пустить меня, – усмехнулся Дмитрий. – Полагаю, бедняга лишился дара речи при виде моей ослепительной внешности.
– Да уж, ты просто неотразим.
– Ладно, хватит обо мне. Как там моя маленькая принцесса? С ней все в порядке?
Шарль кивнул:
– Ребенок родился еще до полудня, но об этом ты уже знаешь.
– Я заскочил на «Звезду Востока» в Пензансе. И немного поболтал с Джеффри Литтоном. Он мне все рас­сказал. Значит, ты на ней женился?
– В Чарлстоне. Мы там остановились, чтобы попол­нить запасы провизии. Я пытался уговорить Рэйвен ос­таться там до рождения ребенка, но она и слушать не хотела.
– Могу себе представить.
– Кроме того, жара там была невыносимая…
На лице Дмитрия появилось озабоченное выражение.
– Я благодарен Богу за то, что вы добрались до Англии живыми и невредимыми.
Шарль кивнул; жуткие картины недавнего прошло­го, промелькнувшие перед глазами, заставили его нахму­риться.
– Ладно, может, не будем о грустном в такой счас­тливый день? – улыбнулся Дмитрий. – Итак, у тебя теперь дочь. От всего сердца поздравляю. Надеюсь, она такая же красавица, как и мамочка?
– Естественно. Пойдем, я хочу показать тебе ее.
– Секундочку! Нам нужно обсудить… одну мелочь. Я об алмазе, дружище.
– Только ни слова Рэйвен, ладно? Я ей так ничего и не сказал. Да и, честно говоря, мы почти не говорили об Индии и о том, как она оказалась в Новом Орлеане. Я хочу, чтобы она полностью оправилась от пережитого, пре­жде чем начнет копаться в прошлом.
– Понимаю. Однако мы-то с тобой можем…
– Извините, сэр. – На пороге возник ливрейный слуга с серебряным подносом в руках. Дмитрий одобри­тельно кивнул, увидев непочатую бутылку рома.
– Спасибо, Тимс. – Шарль невольно улыбнулся, заметив, с каким изумлением слуга разглядывает экзоти­ческого русского гостя.
Дмитрий подкрепился солидной порцией рома и при­сел на желтую кушетку; он слегка поморщился – слиш­ком узкие брюки не позволили ему усесться поудобнее. Шарль отвернулся, едва удерживаясь от смеха.
– Судя по твоему наряду, тебе и самому удалось поживиться за счет алмаза, – заметил он.
– Поживиться? Всего лишь поживиться? Дорогой, ты просто не понимаешь, что нам в руки попало бесцен­ное сокровище! Я заехал в Париж, а там умеющий помал­кивать ювелир сделал все как надо…
– В Париж? Но мы же с тобой договорились, что ты отправишься прямиком в Лондон! – Шарль гневно взглянул на своего первого помощника.
– Да-да, конечно! – поспешно закивал Дмитрий, тотчас же вспомнив, что Шарль приходит в бешенство, если его приказы не выполняются. – Я и отправился туда сразу после Парижа. Но не заехать в Париж я про­сто не мог.
– Дмитрий, – нахмурился Шарль, – я доверил тебе сохранность алмаза. Ты же наверняка уже слышал, что Пенджаб аннексирован, значит, алмаз принадлежит королеве. Надеюсь, перед нашими воротами не появится армия ее величества с требованием выдать ей ее собствен­ность?
– Этого не случится, – весело улыбнулся Дмит­рий, подливая себе рома. – Потому что алмаз уже у королевы.
Шарль рот раскрыл от изумления.
– Это чистая правда, – заверил его Дмитрий. – А теперь, если наберешься терпения, я докончу свою исто­рию, ладно? Матерь Божья, тебя даже отцовство ничуть не изменило!
Заметив, что Шарль снова нахмурился, он поднял вверх руки.
– Хорошо-хорошо, если в нескольких словах, то слу­чилось следующее. Когда «Бриджит Бейли» прибыла в Брест, я понял: вряд ли непричесанный русский эмигрант может рассчитывать на аудиенцию ее величества – пусть даже с целью вручить ей блистательный алмаз. Зато меня вполне могли бы поместить в Тауэр, обвинив в краже того же самого алмаза. Поэтому я решил воспользоваться помощью человека, который имеет и вес, и влияние и которому все доверяют…
– Я думал, что мы договорились…
– …человека с титулом и связями, которому не при­дет в голову подозревать Сен-Жермена в каких-либо ма­хинациях, поскольку он в долгу перед ним.
– И кто же это?
– Твой кузен Фредерик Сен-Жермен, граф де Мон­террей.
– Фредерик? Ради всего святого, Дмитрий, зачем…
– Он просто жаждал оказать тебе услугу. Похоже, твое великодушное решение передать ему титул и по­местье открыло перед ним совершенно новые горизонты. Он уже не выглядит жалким и беспомощным, каким запомнился мне по прошлым визитам. Все-таки в вас, Сен-Жерменах, есть какой-то стержень. Ну ладно, как бы там ни было, мы с Фредериком отыскали славного старика, который когда-то служил ювелиром у герцога Орлеанского. И он сотворил чудо! Алмаз, конечно, умень­шился на одну треть, зато стал безупречно чистым! – Дмитрий подмигнул капитану плутоватым глазом. – А теперь позволь мне рассказать тебе в подробностях о встрече с королевой.
– Валяй, чего уж! – проворчал Шарль; про себя же подумал, что, вероятно, тревога за Рэйвен совершенно помутила его рассудок, иначе он ни на секунду не доверил бы «Кохинор» этому авантюристу.
Ничуть не смутившись от тона Шарля, Дмитрий с самодовольным видом продолжил свою историю:
– Фредерик без затруднений получил аудиенцию у ее величества. Должен заметить, что он в полной мере владеет знаменитым шармом Сен-Жерменов, потому что просто очаровал дорогую Викки. Конечно же, она захоте­ла узнать, как «Кохинор» попал к нам в руки, и я, разу­меется сочинил для нее леденящую кровь историю.
– Ты шутишь!
– Ничуть. – Дмитрий просиял. – О, ты бы и сам растрогался до слез, если бы услышал, как я описывал твой подвиг! Бедная Викки даже прослезилась, когда я рассказал ей, как ты – безоружный, с именем королевы на устах! – отбил алмаз у полдюжины злобных мятеж­ных сикхов.
Шарль громко застонал и отвернулся к окну, масси­руя пальцами виски. Господи, что же он наделал!
Дмитрий хохотнул, вспоминая сцену приема во дворце.
– Королева пришла в такой восторг, что захотела познакомиться с тобой. Думаю, что официальное пригла­шение в Виндзор придет очень скоро. Жаль, что никто, кроме нас с тобой, так никогда и не узнает, что прекрас­ный камень достался ей урезанным на целую треть. И все же он теперь выглядит еще ослепительнее, так что, ду­маю, никто ничего не заподозрит.
– Ну а отрезанная треть? Что с ней? – спросил Шарль.
Дмитрий указал на камень на своем галстуке и потро­гал пальцем серьгу в ухе.
– Кое-что ты видишь на мне, хотя большая часть хранится теперь у лондонского банкира, готового по пер­вому твоему требованию выписать тебе чек, который пок­роет все долги Джеймса Бэрренкорта некоему сквайру Блэкберну.
– Но что-то ведь осталось, так? – строго спросил Шарль, игнорируя очаровательную ухмылку Дмитрия.
– Я отложил кое-что и для себя, конечно, – со­знался Дмитрий. – В конце концов мне многое пришлось пережить. К тому же тебе досталось такое сокровище, как моя маленькая принцесса. А кстати, все остальное я привез с собой.
Он вытащил из внутреннего кармана сюртука футлярчик и раскрыл его. Там лежали перламутровые гребни, которые так любила Рэйвен.
– Ты забрал их с собой? Рэйвен думала, что потеря­ла их, когда ее похитили. Поскольку же мы с Дэнни так и не смогли их отыскать, я не стал говорить ей, что мы их вообще-то заполучили обратно. – Шарль укоризненно посмотрел на Дмитрия. – А я уже грешил на себя – думал, засунул их куда-то – и готов был рвать на себе волосы.
– Я захватил их с определенной целью. Хотел сде­лать малышке подарок, когда снова увижу ее. Полюбуйся лучше, что сотворил с ними ювелир.
Вынув гребни из футляра, Шарль увидел, что их ук­рашали россыпи ослепительно сверкавших крошечных бриллиантиков.
– Трудность состояла в том, чтобы посадить их, не отколов ни кусочка перламутра, – продолжал Дмитрий. – Как я уже говорил, мы нашли настоящего кудесника.
Шарль положил гребни в футляр и вручил его при­ятелю.
– Думаю, Рэйвен будет тронута. Спасибо.
– Не за что. Рад был услужить. Кстати, чуть не забыл! – воскликнул Дмитрий, роясь в кармане. – Из всех твоих поручений это было самое приятное. Ювелир одобрил нашу затею. Надеюсь, что результат понравится и тебе.
Шарль открыл еще один футлярчик, протянутый Дмит­рием, и увидел на темно-синем бархате великолепное бриллиантовое ожерелье. Не менее дюжины маленьких камней чудесной огранки были скреплены тончайшей цепочкой из белого золота. В центре, отразив упавший на него солнеч­ный луч, засиял всеми цветами радуги бриллиант в форме слезинки, чуть больше остальных.
– Разве это не прекрасно? – спросил Дмитрий оне­мевшего от изумления Шарля. – Мог ли ты представить, что из того куска стекла, который ты нашел в разбитой вазе, получится нечто столь совершенное?
– Нет, – покачал головой Шарль. И с улыбкой добавил: – Но что-нибудь менее совершенное было бы недостойно моей Рэйвен.
Дмитрий заморгал и прокашлялся. Взглянув в лицо Шарля, он вдруг почувствовал себя посторонним челове­ком, ставшим невольным свидетелем того, что не предна­значалось для чужих глаз.
Друзья помолчали. Затем Шарль похлопал своего быв­шего помощника по спине:
– Пошли, ловкач! Я хочу познакомить тебя с моей дочерью.
– А как вы ее назвали? – поинтересовался Дмит­рий, когда они поднимались по лестнице.
– Еще никак. Рэйвен говорит, что ей пока не при­шло в голову ничего подходящего. Ее мать звали Гвендолин, но, хотя мне нравится это имя, мы с Рэйвен считаем, что оно не подходит нашему ребенку. Да… чуть не забыл… У меня в Пензансе стоит на якоре отличный кли­пер, которому срочно требуется капитан. Может, порекомендуешь кого-нибудь?
Дмитрий выпятил губы и с деланным безразличием произнес:
– Может быть.
Но Шарль, оглянувшись, успел заметить, как свер­кнули угольно-черные глаза приятеля.
– Тогда потолкуем об этом попозже. – Шарль открыл дверь в спальню Рэйвен. – Разреши познакомить тебя с дочерью.
Рэйвен, уже услышавшая их голоса, встретила муж­чин с улыбкой на устах. На ней был голубой пеньюар; волосы рассыпались по плечам, желтые глаза ярко сияли. На секунду Шарль даже забыл о дочери, которую она держала на руках. Капитан не мог оторвать глаз от луче­зарной красоты жены.
Дмитрий напомнил другу о дочери: наклонившись над Рэйвен, он звонко чмокнул ее в щеку и залюбовался крошечным личиком новорожденной.
– Да она красавица! – пробормотал он. – Знаете, малышка, у нее волосы точь-в-точь как мех русского со­боля. Вот смотрите-ка. – Он взъерошил пушок на кро­шечной головке. – Вроде бы черные, но когда на них падает свет, то отчетливо видны золотые искорки.
Дмитрий просиял. Рэйвен ласково улыбнулась ему в ответ.
– Как же я рада, что вы приехали, Дмитрий, – сказала она. – Вы же погостите немножко?
– А вы думаете, я способен сразу вот так и удрать? Нет, моя драгоценная, ангел мой, я пробуду здесь до тех пор, пока не увижу, что у вас под глазами не осталось ника­ких следов утомления. Да и с вашим муженьком мы обсудим кое-какие дела, не так ли? – Он повернулся к Шарлю, и тот кивнул. – Пожалуй, не буду вам мешать, – продол­жал Дмитрий. – Пойду лучше устроюсь внизу, поближе к бутылке рома. Надо же ее докончить, а то выдохнется. Да и повод для выпивки самый подходящий. Мадам, – он галантно поклонился, – надеюсь, я увижу вас сегодня вечером?
– О да, Дмитрий. Нам так много надо обсудить. Рэйвен все еще улыбалась, когда он направился к двери. Она думала о том, что всегда будет любить этого обаятельного пирата.
– Он должен погостить подольше, – сказала Рэй­вен Шарлю, подсевшему к ней на постель.
– Ты еще слишком слаба, чтобы волноваться из-за визитеров. Кроме того, для его баек потребуется такая выдержка, что волей-неволей тебе придется сначала под­лечиться.
– Наверное, ты прав. Если эти байки такие же ди­кие, как и его натура. Ты заметил серьгу? А этот костюм! О Господи! Да все наши служанки с ума сойдут от любви к нему!
Шарль усмехнулся:
– Завтра поболтаем втроем. Пожалуй, настала пора поговорить о деле, о котором раньше я не желал говорить, потому что ты была слишком слаба. Должен сообщить тебе, что отныне Нортхэд свободен от притязаний сквай­ра Блэкберна. И вообще тебе больше не придется волно­ваться по поводу денег.
Рэйвен ласково посмотрела на мужа.
– А я никогда и не сомневалась, что ты сумеешь помочь мне.
Шарль почувствовал, как тает под любящим взгля­дом сияющих желтых глаз.
– Рэйвен, – прошептал он, склонившись к ней, чтобы поцеловать.
– Погоди, Шарль, – запротестовала она.
– Значит, я уже успел надоесть тебе своими ласка­ми, капризная моя красавица? – улыбнулся он.
Рэйвен покраснела.
– Конечно, нет, глупый. Я просто вспомнила, что Дмитрий сказал о нашей дочери.
Они склонились над крошечным личиком. Маленький кулачок зажал черную прядь Рэйвен.
– Дмитрий сказал, что она напоминает ему русского соболя, понимаешь, Шарль? С-э-й-б-л! Разве не чудес­ное имя для нашего первого ребенка?
– Сэйбл Сен-Жермен, – медленно проговорил Шарль, словно пробуя имя на вкус.
– Ну? Что ты об этом думаешь? – оживилась Рэйвен.
– Полaгaю, – пробормотaл Шарль, – что это дей­ствительно сaмое подходящее имя для нaшей дочери.
Он привлек к себе жену и нежно поцеловaл ее, сходя с умa от счaстья.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Упрямица - Марш Эллен Таннер



Не плохой романчик.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерЕкатерина
12.10.2010, 15.31





сюжет потрясающий
Упрямица - Марш Эллен Таннермария
21.12.2010, 22.19





Интересный роман.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерМари
17.03.2012, 22.59





СКУЧНОВАТО. сильно затянуто. не читала, а просто глазами пробежала.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерИРИНА
29.10.2012, 12.02





Отличная книга,одна из любимых! Захватывающие приключения,красивая история любви,и никакой порнухи,всё очень романтично! Люблю романы Марш)))
Упрямица - Марш Эллен ТаннерОксана
22.01.2013, 11.16





Этот роман богат событиями, приключениями и вызывает остроту переживаний за судьбы ГГ-ев. Но в промежутках-немножко скучновато.Кто наберется терпения и дочитает книгу до конца-получит массу удовольствия. Замечательный роман!!!Рекомендую
Упрямица - Марш Эллен ТаннерЛюбовь
27.02.2013, 22.07





Девочки, а есть продолжение про Дмитрия? Все-таки он не последний герой в романе и хотелось бы про читать про него. Про Сейбл есть, я знаю. Подскажите пожалуйста!
Упрямица - Марш Эллен ТаннерАмериканка
27.06.2013, 12.52





Хороший сюжет был безвозвратно испорчен. Возникло острая потребность переписать роман.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерБелла
19.06.2014, 11.57





Klass
Упрямица - Марш Эллен Таннерelen
8.08.2014, 22.25





Прочитала через страницу.больше похоже на путеводитель по Индии,чем на любовный.особой романтики не заметила.очень все затянуто.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерЮстиция
3.02.2016, 13.18





Вся беда в том,что читала то через страницу.
Упрямица - Марш Эллен Таннерjoker
25.03.2016, 11.30





Мало комментариев, а роман замечательный. Затянутостью грешат многие неплохие романы. Этот не показался мне затянутым, а все потому, что не бегала глазами и не прыгала через страницы, а ЧИТАЛА. В романе есть и любовь с романтикой, и захватывающие приключения, а финал просто шикарный! Очень рекомендую.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерLady K.
1.06.2016, 21.36





Мне роман не понравился. Через чур много стереотипов использовала автор. Тут и русский - "декабрист", казацкий полковник, и страстные русские песни, и алмаз размером с кирпич - судя по тому сколько из него сделали....Слышала звон, да не знает, где он. Поступки героев непоследовательны, сумасбродные. 4 балла.
Упрямица - Марш Эллен ТаннерНюша
9.06.2016, 23.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100