Читать онлайн Укрощение строптивых, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Укрощение строптивых - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Укрощение строптивых - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Укрощение строптивых - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Укрощение строптивых

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Мир, в который вышли Хью и Иден после долгих часов в удушающей темноте, был невероятно красив и великолепен, а может, это им только показалось, во всяком случае, они воспрянули духом. Внизу под ними земля была еще затянута дымкой серебристого тумана, но рассветное солнце уже робко поднималось из-за дальних гор и окрашивало вереск, луга и темную полоску леса великолепной палитрой зимних красок – лаванды, серой, золотистой, зеленой...
Наблюдая, как набирающий силу рассвет разгоняет мрак ночи и звезды растворяются на светлеющем небосводе, Иден подумала, что она никогда не видела ничего красивее, чем эти спящие хижины и поля Сомерсета, приютившиеся между холмами вдали. Не обращая внимания на холод и неприятно влажную одежду, она долго и неотрывно смотрела на чудесную картину, развертывающуюся перед ней.
Хью, который с не меньшим интересом рассматривал пейзаж, но совершенно по другим причинам, пришел к выводу, что они, очевидно, вышли на поверхность из какого-то неизвестного бокового прохода на дальней стороне Вуки-Хоул, о котором, похоже, никто не знает. Как иначе объяснить, что они очутились на вершине холма в одиночестве? Хью не сомневался, что Чарльз Уинтон не отказался от погони.
– Становится все светлее, любовь моя. Нам надо торопиться.
– Куда мы пойдем? – шепотом спросила Иден.
– Домой.
– В Роксбери? – Глаза у Иден расширились от удивления.
У Хью против воли скривились губы.
– А ты можешь предложить что-нибудь лучше?
– Но если сэр Чарльз ждет нас там?
– В дом можно проникнуть незаметно, даже если за ним наблюдают, – заверил ее Хью. – Сэр Чарльз ничего не узнает. А уж прислуга не будет сидеть сложа руки.
Да, в Роксбери они будут в безопасности, решила Иден, и ей вдруг безумно захотелось очутиться в большом, заросшем плющом доме, который она до этого мгновения не считала по-настоящему своим. Но сейчас она стремилась туда всей душой, как ребенок, стремящийся укрыться в надежных объятиях родительских рук.
Хью знал, что вернуться в Роксбери будет нелегко. Не из-за расстояния, а потому, что у них нет лошадей, да и укрыться от преследователей, которые, несомненно, продолжали разыскивать их в подземных переходах, просто негде. Пешком придется пробираться очень медленно, с величайшей осторожностью, чтобы не попасться, по крайней мере пока они не доберутся до деревьев внизу, в долине.
Хью и Иден обсудили план возвращения, но восторга он у них не вызвал. Хорошо, что они опять на воздухе и освободились от неуверенности, вызванной непроницаемой тьмой сырой, душной пещеры. Они оба провели немало времени, охотясь на диких зверей в Индии, и умели прятаться.
– Я пойду этим путем, – наконец сказал Хью, указывая на тропу прямо под ними, – и хочу, чтобы ты пошла вдоль реки. Там есть где спрятаться, и будет безопаснее, если мы разделимся. Вот, возьми. – Он протянул Иден пистолет, но она только покачала головой. – Возьми его, – приказал он тоном, не допускающим возражения. – Так ты сможешь дать мне знать, если заблудишься.
– Я не собираюсь терять дорогу, – заявила Иден, но пистолет взяла. Когда их руки соприкоснулись, они долго смотрели друг другу в глаза, слова им были не нужны. Затем Хью заговорил преувеличенно деловым тоном, объясняя, где они встретятся, и через минуту они расстались.
Хотя до Роксбери было всего несколько миль, если идти напрямик через болота, Хью и Иден добирались туда все утро, потому что приходилось идти то вдоль реки, то придерживаться опушки леса. От голода и кровавых мозолей на ногах Иден шла очень медленно, но ее подстегивал страх за безопасность Хью, и она, не жалуясь, упорно шла вперед. Голод можно будет утолить позже, когда они окажутся под надежным укрытием Роксбери. Что касается мозолей – толстая прокладка, которую она сделала из остатков накидки и обернула ступни, помогла облегчить боль. С раной Хью все было сложнее. Иден очень боялась, что долгий переход по неровной местности окажется ему не под силу. Страх ее был более чем оправдан, хорошо еще, что она не знала, как близка к истине...
Поначалу Хью даже не понял, что у него жар. Ему казалось, что это тусклое зимнее солнце светит необычно жарко сквозь голые кроны деревьев. Он не понимал, откуда эта слабость, ведь он прошел не более двух миль. Его мучила нестерпимая жажда, которая не стихала, сколько бы он ни пил из родников, попадавшихся на пути. У каждого источника приходилось отдыхать все дольше.
«Наверное, старею», – подумал он и с испугом заметил, что проговорил это вслух. Ему показалось, что язык у него так распух, что уже не помещается во рту. Он попробовал пошевелить раненой рукой, но страшная боль сразу же пронзила все тело. Хью остановился, прислонился к дереву и дрожащей рукой провел по глазам.
Господи, он не может позволить себе заболеть! Только не сейчас. Ведь Иден осмотрела рану и хорошо перевязала, можно не опасаться ни инфекции, ни осложнений. «Нет-нет, я действительно просто старею, – решил Хью, – или совершил большую ошибку, женившись на женщине, от которой состарился раньше срока». Он улыбнулся от этой мысли, но улыбка сменилась гримасой боли. Хью опустился на землю, потер ноющие виски и прикрыл глаза от солнца, которое вдруг стало слишком ярким.
«Отдохну минутку, – решил он устало, – а потом пойду дальше». Он прошел уже порядочно, шел довольно быстро. Иден скорее всего еще в пути. И потом, здесь так приятно сидеть, прислонясь головой к поросшему мхом стволу, наслаждаться утренней прохладой, думать об Иден... Ничего страшного, если он придет в Роксбери на несколько минут позже...
Иден показалось, что прошло несколько часов, прежде чем она, отчаявшись ждать в условленном месте, с трудом соображая от охватившей ее паники, помчалась через лес и наконец нашла его.
Когда она увидела его без движения, ей показалось, что сердце у нее перестало биться. Она быстро опустилась на колени рядом, приложила руку ко лбу и ужаснулась, поняв, что у него жар.
– Хью! – настойчиво прошептала она, дергая за рукав. – Вставай, ты должен встать. Здесь нельзя оставаться!
Хью, с трудом открыв глаза, посмотрел на нее и едва не разрыдался от радости, потому что, несмотря на боль и жар, взгляд его был тверд и он узнал ее. Она помогла ему встать. Он стоял покачиваясь и хмуро глядел на нее, на слезы в ее глазах, на свежие царапины на щеках, которые она получила, продираясь сквозь кустарники, разыскивая его.
– Иден, твое лицо...
– Мне не больно, – заверила она его и опять потянула за рукав, страх сжимал ее сердце. – Хью, мы должны бежать отсюда. Здесь кругом всадники, нас ищут. Пойдем, нельзя, чтобы они заметили нас. – Он посмотрел на нее, плохо понимая, что она говорит. – Они вооружены, я сама видела. Куда нам идти?
– Можно пойти в деревню или на ферму, – медленно проговорил Хью, с трудом заставляя себя соображать, хотя мозг его отказывался работать.
– Нельзя, слишком далеко для тебя, и потом, за ними наверняка тоже следят. – Иден всхлипнула от отчаяния. – Усадьбу окружили, я не смогла пробраться дальше домика привратника. Господи, куда же нам идти? Есть ли такое место, где нас не станут искать? Тебе надо отдохнуть, нужен врач и... – Она внезапно замолчала, глаза ее вдруг радостно загорелись. – Господи! Придумала! Пойдем, Хью, пойдем, прошу тебя...
У Хью не было сил спорить. Раненая рука, голова, все тело казались ему одним обнаженным пульсирующим нервом, и, если бы не поддержка Иден, он бы не сделал и шага. Сколько они шли, в каком направлении, ему было безразлично, жар становился все сильнее, и граница между явью и бредом все больше стиралась.
Вокруг них стоял холодный неподвижный лес, солнце с трудом пробивалось сквозь густые кроны сосен. Но Иден твердо знала, куда они идут, потому что уверенно шагала по едва заметной, заросшей тропинке, которую скорее всего протоптали олени, в изобилии водящиеся здесь, а может, и фермеры – возили продукты на рынок в город через земли Роксбери, когда еще не было дорог. Хью очень плохо знал эту местность, он редко посещал те места, куда нельзя было доехать верхом, но все же разглядел небольшую веху, сложенную из камней, которую они прошли минут через пятнадцать. Веха эта была наполовину прикрыта корнями древнего серебристого бука. Хью мгновенно узнал это дерево.
– Боже правый! – воскликнул он, останавливаясь и непонимающе глядя на Иден. – Мы же в Роксбери! Ты – дьявол, а не женщина. Ты же сама говорила, что нас здесь ищут! Вдруг нас увидят?
– Тише, – быстро сказала Иден. Хью говорил невнятно и очень слабым голосом, и это вместе с лихорадочным блеском в глазах напугало ее гораздо больше, чем то, что их могли случайно услышать. – Я знаю здесь неподалеку местечко, но ты должен пойти со мной, Хью, доверься мне, прошу.
Иден перешла на шепот, в глазах у нее блестели слезы. Глядя в ее побелевшее, встревоженное лицо, Хью испытывал такую нежность, которая пересиливала и усталость, и боль. Он на миг приложил ладонь к ее щеке, словно прося безмолвного прощения или так же безмолвно объясняясь в любви.
– Пойдем, chabeli. Разве я могу не пойти за тобой?..
Минут через десять по упавшим деревьям они пересекли топкое болото и вышли к небольшой хижине, сложенной из камня, густо поросшего мхом. Земля вокруг была холодная и сырая, во многих местах зеленая от мха. Хижина стояла на крошечной поляне за огромным древним дубом, который скрывал ее так хорошо, что Хью, который не раз проезжал здесь раньше на расстоянии нескольких десятков ярдов, даже не подозревал о ее существовании.
Но Иден чувствовала себя здесь как дома. Она открыла дверь, провела Хью к небольшой лежанке и заставила лечь. На грубом деревянном столе рядом с лежанкой стоял глиняный кувшин. Иден подала его Хью, и он с жадностью припал к нему. Вода была не очень свежая, но облегчила боль в пересохшем горле.
– Что это за место? – спросил он, ставя кувшин на стол и оглядывая крошечное жилище, грязный пол, прорезь в стене, служившую окном. – Как ты узнала о нем?
– Говорят, – улыбнулась Иден, – когда-то здесь скрывались самые знаменитые разбойники Сомерсета. Может быть, даже сам Ред Рори прятался здесь. Я нашла это место совершенно случайно.
– А что ты вообще здесь делала? – строго спросил Хью, не видя повода для веселья. – Место здесь опасное, не дай Бог, лошадь повредила бы ногу или сбросила тебя, трясина сразу бы затянула.
– А что еще мне оставалось делать? – беспечно ответила Иден. – Ты так часто отлучался. Я ведь правда нашла эту хижину совершенно случайно.
– Да и меня тоже, ваше сиятельство, – раздался голос у них за спиной.
Хью обернулся и непроизвольно потянулся рукой за пистолетом, забыв, что отдал его Иден. Он услышал, как она обрадованно вскрикнула и бросилась навстречу молодому человеку в грубой домотканой одежде, взяла его за руку и подтолкнула к лежанке. Хью недоверчиво смотрел на него.
– Это Том Паркер, Хью, – сказала она, учащенно дыша. – Мы стали, как бы это сказать... друзьями. Том, я так рада, что ты пришел. Ты ведь поможешь нам?
Она заметно вздрогнула, когда Хью неожиданно резко засмеялся, уставившись на молодого человека:
– Все еще продолжаешь заниматься браконьерством на моей земле, сынок?
– Нет-нет, ваше сиятельство. – Худое лицо Тома залил горячий румянец.
– Но границу-то нарушаешь?
– Ваша правда, ваше сиятельство, – юноша судорожно сглотнул, – но я не делаю ничего плохого. Просто иногда хочется побыть одному.
– Да что ты? – отозвался Хью. Он обернулся к Иден и добавил: – Ты должна знать, что я поймал этого молодого человека, когда он занимался браконьерством на моей земле. Это случилось совсем недавно. Не знаю, что на меня нашло, только я отпустил его безнаказанно. Так ты говоришь, он твой друг?
Иден как-то неуверенно кивнула.
– Хью, прошу тебя, – с мольбой в голосе прошептала Иден, и сердце его смягчилось, у него не было сил упрекать ее. Он протянул ей руку и в который раз задумался, сумеет ли он когда-нибудь понять эту прекрасную женщину-ребенка, которая стала его женой. Он взял ее прохладную дрожащую руку в свою, и внезапная боль вдруг перехватила ему горло. Он должен был рассердиться, выйти из себя, разозлиться, но понял, что ему уже не важно, что Иден заводит дружбу с одним из браконьеров, которых он преследовал с Пирсом всего пару недель назад.
«Боже правый, неужели прошло всего две недели? Да нет, еще и двух недель нет, ведь Иден приехала в Роксбери всего неделю назад». – Хью покачал головой и попытался разобраться во всем, что случилось за эти семь дней и что теперь ему казалось в высшей степени бессмысленным, например, убийство сэра Артура Уиллоуби, ночь, которую они с Иден вынужденно провели в пещере, и наконец то, что люди Чарльза Уинтона осадили Роксбери, как осаждали средневековые замки. Это тревожило более всего остального...
«Надо что-то предпринять», – подумал он, пытаясь подняться. Но, похоже, силы покинули его, тело больше не подчинялось, он бессильно упал на постель, измученный этой простейшей попыткой.
– Том, ты должен помочь ему, – прошептала Иден, хватая юношу за руку. – Ему нужны теплая постель, сухая одежда и доктор.
Том взглянул на человека, который в полузабытьи и ознобе лежал на его койке.
– Сейчас его нельзя перевозить, ваше сиятельство, слишком опасно. Не только для него, для вас тоже.
– Так ты видел людей у ворот?
Том кивнул:
– Мой двоюродный брат работает в Прайори-Парке, он рассказал мне, что случилось вчера ночью. Я сразу подумал, что вы придете сюда, если понадобится скрыться. – Он вопросительно посмотрел на Иден. – Что им от вас нужно?
Иден рассказала ему. Она говорила тихо и взволнованно, наблюдая, как возмущение и гнев появляются на лице молодого человека.
– Должен же быть какой-то способ заполучить помощь! – в отчаянии закончила Иден. – Может быть, местная полиция или мировой судья?
– От них будет мало толку, – мрачно отозвался Том, он сам был достаточно хорошо знаком с вечно сующим свой нос в чужие дела и преследующим исключительно свои интересы пожилым мировым судьей, представлявшим законодательство в ближайшем городе. – Они же все сидят у мистера Уинтона в кармане. Об этом все знают, но открыто не говорят. Будет лучше, если мы сами что-нибудь придумаем.
– Мы?
– Ну да, я и мои товарищи.
Иден раскраснелась от волнения, но заставила себя говорить твердо:
– Так ты поможешь нам, Том?
– Да, я для этого и пришел сюда, – просто ответил Том. – Его сиятельство однажды помог мне. Я этого не забыл. – Он неожиданно усмехнулся и ободряюще похлопал Иден по руке. – Не беспокойтесь, все не так уж и плохо. Мне нужно только немного подумать, я обязательно что-нибудь придумаю, такой уж я...
Но план все-таки придумала Иден. Недаром она выросла под влиянием раджпутского махараджи и, сама того не сознавая, научилась думать и действовать точно так же, как этот искусный старый воин. Она очень серьезно восприняла слова одного из прибывших на помощь товарищей Тома, когда он полушутливо сказал:
– А знаете, давайте сами возьмем этот дом штурмом, как будто мы – в армии.
Хью пришел в себя ближе к вечеру. Короткий зимний день уже заканчивался, когда он наконец открыл глаза. На полу лежали длинные тени. Сверху его укрыли одеялом, рану неумело, но старательно перевязали, и, хотя в голове у него звенело, а во всем теле была ужасная слабость, он почувствовал, что жар спал. Посмотрел вокруг, понял, что в комнате, кроме него, никого нет. Хью нахмурился, приподнялся на локте и позвал Иден. Голос его прозвучал хрипло из-за внезапно охватившего Хью страха.
В углу раздался шорох, послышалось движение. Хью облегченно вздохнул – он подумал, что это Иден.
Однако подошла к нему вовсе не Иден, а ужасного вида сгорбленная древняя старуха с растрепанными волосами. Не скрывая любопытства, она пристально посмотрела на него.
– Проснулись, сэр? Думала, вы проспите дольше. Пить, наверное, хочется, да, сэр?
– Где, черт побери, моя жена? – спросил Хью и ужаснулся, услышав, что слова прозвучали едва слышно.
– За нее не волнуйтесь, сэр. Она попросила, чтобы я присмотрела тут за вами. Сначала-то боялась вас мне доверить, да я ей сказала, что много больных выходила, когда была помоложе, сейчас-то мне девятый десяток. Том Паркер – мой внучек, – добавила она с гордостью, и глаза ее заблестели на испещренном мириадами морщинок лице. – Славный он малый, скажу вам. Я ведь знаю, что вы для него сделали. Долг платежом красен, так я ему и сказала, сэр...
Хью закрыл глаза и откинулся на подушку, а когда старуха закончила бормотать, повторил свой вопрос тоном, не допускающим возражений:
– Где же моя жена?
– Ушла с Томом, – коротко ответила старуха, поправляя укрывавшее его одеяло. Вдруг Хью схватил ее за руку, старуха вскрикнула от неожиданности и судорожно сглотнула. Она посмотрела ему в глаза, которые уже не заволакивал жар, но излучали теперь твердый тревожный блеск. – Да откуда мне знать, где они, ваше сиятельство? – испуганно пролепетала она. – Том сказал только, что они идут к дому. Я правда не знаю, что они задумали.
Она отшатнулась, когда Хью отпустил ее. Потом он осторожно поднялся с кровати. Ничего не сказав, спотыкаясь и покачиваясь, неуверенными шагами вышел из хижины. Старуха уставилась ему вслед, потирая руку, которую он больно сжал, от обиды у нее на глазах выступили слезы.
* * *
Кованые чугунные ворота, которые обычно закрывали парадный въезд в Роксбери, стояли настежь открытыми, верховая охрана беспокойно гарцевала перед ними. В домике привратника ярко светились все окна: Хью не сомневался, что там расположились люди Уинтона. Сгущались сумерки, но на западе еще светилась зелено-голубая полоска неба, ее слабого света было достаточно, чтобы различить выражение скуки на лице караульного, который семенил туда-сюда по подъездной дорожке.
«Они замерзли, проголодались, устали ждать меня», – подумал Хью. И в самом деле, буквально через полминуты к караульному приблизились еще несколько всадников. Хью отпрянул в глубь кустарника, откуда без труда расслышал их сердитый разговор. Все они были весьма недовольны взваленными на них обязанностями, некоторые уже открыто сомневались в целесообразности осады. Что толку мерзнуть здесь всю ночь, если Хью Гордон наверняка сейчас в другом месте – скорее всего на полпути к Лондону. Так думали почти все.
Вскоре из домика привратника показались еще люди, все они выражали такое же недовольство. Хью обдумывал, как бы использовать его в свою пользу, но тут подъехал Чарльз Уинтон.
– Возвращайтесь на свои посты! – приказал он.
Однако один из тех, что посмелее, сказал:
– А что толку, сэр? Роксбери не дурак, сам в капкан не полезет. Сразу догадается, что мы здесь ждем.
– Напротив, – с неприятной улыбкой произнес сэр Чарльз, – я знаю Хью Гордона куда лучше, чем любой из вас. Как только он узнает, что его дом осажден, он сразу же пожалует сюда.
«Вот ублюдок», – подумал Хью и почувствовал, как в нем закипает гнев – Уинтон сказал правду.
– Может, – продолжил сэр Чарльз, поразмыслив немного, – эта работа окажется вам больше по душе, если я назначу за голову Хью Гордона пятьдесят фунтов?
Толпа одобрительно загудела – сумма была огромная, кто-то оживленно уточнил:
– За живого или мертвого, сэр?
Чарльз скривил губы:
– Как вам будет угодно, мистер Мейхью.
«С этим парнем у меня личные счеты», – мрачно подумал Хью. Он пожалел, что при нем нет пистолета, но хладнокровное убийство сейчас бы мало что дало, только выдало бы сэру Чарльзу и его людям место, где он прячется.
Он забрался поглубже в кусты, вытянулся на животе и мысленно припомнил всех своих соседей, пытаясь определить, кто из них мог бы помочь ему. Быстро перебрал имена, отбрасывая одно за другим, потому что не знал, в каких отношениях эти люди с хозяином Прайори-Парка, пока наконец не остановился на майоре Эдгаре Чивертоне, старом волке, который последний раз сражался в Крыму. Вот он-то наверняка с радостью согласится опять взять саблю в руки и поработать ею за правое дело!
Хью и раньше обращал внимание, как много ветеранов британской армии осело в Сомерсете. Но если в прошлом он относился к этому с определенной долей иронии, то сейчас неожиданно порадовался. Старый вояка, прошедший индийскую школу, не задумываясь поднимет оружие против врага империи, даже если это его давнишний сосед Чарльз Уинтон, и уж, конечно, без труда соберет таких же, как он сам, седобородых вояк, чей глаз еще зорок, а рука тверда. Но Эдгар Чивертон живет в Дорлинг-Хит, а это в шести милях от Роксбери. Если идти пешком, уйдет почти вся ночь. Хью отдавал себе отчет в том, что еще совсем слаб от потери крови. Он не был уверен, что одолеет это расстояние, а где-то в глубине сознания застряла тревога, еще более неприятная, чем не перестающая ныть рана, – тревога за Иден: он ведь не знает, где она. А уйти, не выяснив, где она, нельзя. Ее надо взять с собой, в Дорлинг-Хит, там она будет в безопасности. Сэру Чарльзу никогда не придет в голову искать ее в маленькой сонной хижине у подножия Мендип-Хиллз.
«Надо было сразу ее туда отправить, а не идти сюда», – подумал Хью и, поняв, какую серьезную ошибку, возможно, он совершил, когда лежал в забытьи, разозлился на себя.
Размышления его были прерваны самым неожиданным образом – со стороны усадьбы из темноты раздался крик. Он повторился, и на этот раз Хью не сомневался, что расслышал правильно, хотя верилось с трудом.
– Готовьсь! Вперед!
Зазвучал пронзительный сигнал горна, однако было ясно, что горнист давно не играл, потому что нещадно врал и спотыкался. Хью, не веря своим глазам, увидел, как дорога у лесной опушки вдруг превратилась в сплошное море лошадей. В густом сумраке трудно было различить, сколько их там, но зато хорошо было видно, что они четко построены, каждый всадник держится своего места, и в до блеска начищенных ружьях отражается свет далеких звезд. Кавалерийский отряд!..
Хью понял это сразу, на своем веку он их немало перевидал. Но разум его отказывался верить глазам. Невозможно! Невероятно! У него, наверное, начинается бред. Во главе отряда – Эндрю Карстерз, с которым он повстречался на ужине у Уинтонов, в прошлом полковник Двенадцатого Калькуттского полка, старик, который обычно не мог разогнуться из-за ревматизма и подагры и без палочки не ходил. Хотя казалось, что его выцветший от времени мундир вот-вот лопнет по швам, а бакенбарды нелепо прилепились к щекам, в седле он держался безупречно, лихо подняв саблю, словно новобранец в своей первой атаке.
Позади него, немного правее, возглавляя группу грозно кричащих всадников, появилась Иден. Она опять надела маску Реда Рори и держала мушкет, к которому были привязаны две развевающиеся полоски геральдических знамен: одна полоска цветов рода Фрезеров, другая – рода Гордонов. Ошибиться было невозможно: Иден пронеслась так близко от места, где прятался Хью, что ему показалось, что он разглядел ее синие глаза под маской. Когда она проскакала мимо, Хью выбрался из укрытия и побежал, подстегиваемый яростью и страхом за нее.
Чего-чего, а нападения кавалерии люди сэра Чарльза ожидали меньше всего и, судя по реакции, не очень-то стремились испытать судьбу. Раздались тревожные возгласы, все бросились врассыпную, словно стайка перепуганной дичи. Сэр Чарльз метался между ними, пытаясь остановить отступление, и срывающимся голосом приказывал стрелять. Наконец ему удалось остановить всеобщее бегство.
Но не все люди сэра Чарльза бросились наутек. Кто-то замер там, где стоял, кто-то верхом в стороне наблюдал за происходящим. Разобравшись, что нападающие – либо старики, либо неопытные фермеры, они подняли ружья и открыли огонь, встречая кавалеристов шквалом огня.
Хью тем временем оказался рядом с дорогой, по которой мчался конь, оставшийся без всадника. Схватив его за уздечку, Хью попытался его остановить. Но почувствовал, как соскочила с раны повязка, когда перепуганное животное бешено захрипело и дернулось. Хью, не выпуская уздечки из рук, довольно долго бежал рядом с конем и все-таки сумел взобраться ему на круп. Мгновение спустя он уже перебрался в седло и с силой ударил пятками по бокам взмыленного коня, пытаясь подчинить его себе. Поводья были липкими от крови, которая ручейком стекала у него из раны, но Хью не замечал этого. Он пониже пригнулся в седле и понесся галопом вперед, прокладывая путь среди других всадников, отчаянно пытаясь нагнать Иден.
Мимо щеки просвистела пуля; конь, скакавший слева от Хью, споткнулся и рухнул на землю, его всадник вылетел из седла, а Хью изловчился и выхватил у него ружье – в этом было больше удачи, чем умения. Хью с радостью ощутил знакомую тяжесть оружия в руке, внимательно осмотрел ружье, проверил его и убедился, что оно заряжено. Ружье было не лучшего образца, но выбирать было не из чего, и Хью настроился использовать его наилучшим образом.
– Подтягивайтесь! Подтягивайтесь, черт побери! – кричал старик Карстерз где-то впереди. Казалось невероятным, но бешено скачущие кони подтянулись друг к дружке, и к раскрытым настежь воротам понеслась уже единая сплошная масса. Гремели подковы, дико кричали всадники.
Их встретили ружейным огнем люди Уинтона, и на миг Хью показалось, что он смотрит в длинный узкий тоннель на какую-то фантастическую сцену, которая никак не может происходить на самом деле.
Но это было суровой правдой, он получил подтверждение настоящей, а не выдуманной опасности, когда увидел Иден и еще несколько всадников, стремящихся обойти противника слева. Подобными приемами пользовались небольшие отряды легкой индийской кавалерии, это был дерзкий маневр, которому Иден наверняка научил какой-нибудь блестящий офицер-кавалерист, служивший с ее отцом.
– Черт побери! – выругался Хью сквозь зубы, сам не зная, кому адресовано это ругательство, и вскинул ружье.
Противники столкнулись, раздались крики, звон сабель, бешено хрипели и шарахались перепуганные кони. Хью приподнялся в стременах, прижался щекой к ружью, и человек, который уже был готов выстрелить прямо в его жену, дернулся и упал с лошади. Иден быстро обернулась, глаза их встретились, но Хью не был уверен, что она узнала его.
– Назад! – крикнул он, сложив ладони рупором, чтобы она услышала его сквозь шум и грохот. – Отходи назад!
Но Иден уже отвернулась. Хью не знал, то ли потому, что она не расслышала его, то ли потому, что просто не обратила внимания на его слова. Хью заскрежетал зубами и пришпорил коня в галоп. В это самое мгновение другой всадник развернулся в сторону Иден и направил на нее пистолет. У Хью вырвался полный боли стон – во всаднике он узнал Уинтона, но ружье его было уже разряжено, а на помощь ей он не успевал.
На сей раз жизнь Иден спас полковник Карстерз, измученный артритом старик Карстерз, который, услышав о событиях в Роксбери, вооружился своей боевой саблей, хотя больная рука еле поднимала ее. Но в пылу схватки он, казалось, помолодел лет на двадцать, а больная рука держала оружие на удивление твердо. Он тоже успел разрядить свой мушкет, но когда обернулся и увидел, что молодой графине грозит опасность, с угрожающим криком бросился к ней. Быстрый взмах сабли, нелепо дернувшаяся, наполовину отсеченная голова, и тело Чарльза Уинтона медленно вывалилось из седла...
Конь под Хью испуганно шарахнулся, но он не стал одергивать его, а направился в гущу схватки и едва успел добраться до Иден, как конь под ним неожиданно споткнулся. Хью дернул поводья и сразу же понял, что тот ранен. Но было уже поздно: Хью не удержался и полетел через голову лошади, которая рухнула на землю. На миг он почувствовал удивительную легкость, а когда упал на землю, острая боль пронзила все тело. Он упал на раненую руку, услышал, как треснула кость, и в следующее мгновение его окутала темнота...




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Укрощение строптивых - Марш Эллен Таннер



неплохой романчик только героиня какая то неугоманная
Укрощение строптивых - Марш Эллен Таннермария
27.12.2010, 10.54





Хороший интересный роман !!!
Укрощение строптивых - Марш Эллен ТаннерМарина
16.12.2011, 10.08





Ужастно тяжело читается. Все время ловила себя на том что думаю не про то что читаю, а что сделать на ужин. События то стремительно развиваются, то падают до описания ненужного. Я читала намного лучше.
Укрощение строптивых - Марш Эллен ТаннерМарина
19.12.2013, 13.43





Просто идеальный роман жанра. Мы с героями то попадаем в Индию, то в Шотландию. Иден не вписывается в рамки Викторианской Англии в силу своей экзотической судьбы и сильного характера. Главный герой не понимает свою юную жену, Видимо он уже стареет, так как значительно старше главной героини. Роман безусловно хорош. Читайте!.
Укрощение строптивых - Марш Эллен ТаннерВ.З.,66л.
10.09.2014, 20.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100