Читать онлайн Укрощение строптивых, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Укрощение строптивых - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Укрощение строптивых - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Укрощение строптивых - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Укрощение строптивых

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Леди Кэролайн Уинтон отличалась завидным умом: она слишком хорошо знала Хью Гордона, чтобы воспользоваться замешательством в свою пользу. Она поняла, что Хью не ждал жену, а потрясенное лицо Иден ясно говорило: она уверена, что застала их целующимися.
Кэролайн понимала, что поощрять это впечатление, по крайней мере сейчас, не следует. К собственному удивлению и неожиданно для себя, она испытала сочувствие к этой молодой женщине. Кэролайн опустила руки, не торопясь отошла от Хью и улыбнулась Иден:
– Рада вновь видеть вас, ваше сиятельство! Я только что говорила Хью об обеде, который мы с мужем устраиваем в четверг, мы ожидаем вас. – Говоря все это, она успела надеть шляпу, завязать ленты под подбородком и с беззаботным видом направиться к двери. – Надеюсь, вы не обидитесь, я ухожу. Чарльз, наверное, уже злится, что я так задержалась. Мы ведь еще поговорим?
Шурша юбками, она удалилась. Иден и Хью долго молча смотрели друг на друга, потом Иден сдержанно проговорила:
– Пойду распоряжусь насчет вещей. Карета все еще стоит у крыльца.
– Подожди, пусть сначала подготовят комнаты, – так же сдержанно предложил Хью и позвонил в колокольчик. – Прости, что этого не сделали сразу, но я понятия не имел, что ты приедешь!
– Как это понятия не имел? А письмо сэра Хэмиша?
– Письмо? Я не получал никакого письма...
– Вижу, что не получал, – сказала Иден, стараясь сохранять самообладание.
Хью стоял, в молчании глядя на нее. Он испытывал сразу много чувств: раздражение, беспомощность, стыд и гнев на самого себя. Что бы ни сказал он сейчас, все будет звучать избито и пошло. Да Иден, похоже, и не примет от него никаких объяснений, сейчас, во всяком случае. Оставалось только стоять и молча глядеть на нее. Господи, как он мог так влипнуть из-за полнейшей ерунды!
– Я, пожалуй, пройду к себе, – наконец проговорила Иден. – Я немного устала, хочу принять ванну. – Как она ни старалась, голос у нее дрожал.
Хью нахмурился:
– Надеюсь, ты приехала не одна?
– Нет. Со мной миссис Уолтерс, она собирается навестить сестру в Лондоне.
– Сомерсет вообще-то не по пути в Лондон, – резонно заметил Хью.
Иден замешкалась, но потом спокойно сказала:
– Да, я знаю. Но я тоже еду в Лондон. Я заказала место на пароходе, который отходит в Александрию восемнадцатого декабря.
– Что?!
Иден невольно покраснела.
– Да. Я... я на некоторое время возвращаюсь в Индию, Хью. Твой дядя счел необходимым, чтобы я сначала повидалась с тобой.
– Он счел необходимым? – Легчайший гэльский акцент в голосе Хью стал заметнее. – Очень мило, хотя излишние хлопоты, хватило бы письма, при условии, что оно дошло бы. Хотя в наши дни на почту полагаться нельзя, я прав?
– Да, – натянуто ответила Иден.
– Во всяком случае, если тебе этого хочется, почему бы тебе туда не отправиться... В чем дело?
– Прошу прощения, ваше сиятельство. – Горничная нерешительно присела в реверансе в дверях. – Вы звонили?
– Да. Распорядитесь, чтобы багаж ее сиятельства подняли к ней в покои. Распакуйте только те чемоданы, что она укажет. Она здесь долго не пробудет.
Через десять минут Иден уже сидела одна в просторной комнате, украшенной кремово-золотистой лепниной. Она отпустила горничную и лакеев, которые принесли чемоданы, присела на край кровати и, закусив губу, чтобы не расплакаться, одиноко оглядела комнату.
– Интересно, а чего ты ожидала? – спросила она у своего отражения в зеркале. – Что он рассмеется? Рассердится? Обнимет тебя и будет умолять не уезжать?
Тяжелый шлейф дорожного платья громко прошуршал, когда Иден беспокойно подошла к окну и посмотрела на притихший зимний парк с голыми деревьями и пожухлой травой. Она горько сожалела, что приехала. Хью совсем не обрадовался ее неожиданному приезду. Похоже, даже разозлился. Иден была уверена, что войди она в комнату минутой позже, то застала бы мужа целующим леди Кэролайн так же страстно, как когда-то ее...
Она быстро отогнала это нежеланное видение, но оно упрямо возвращалось. Иден взволнованно подошла к двери и открыла ее. Она не знала, куда пойдет, знала только, что должна обязательно уйти отсюда, из этого огромного, роскошного дома, в котором чувствует себя чужой, в котором она – лишняя.
– Прошу прощения, ваше сиятельство. – Иден вздрогнула от неожиданности и отступила назад, когда в коридоре неожиданно появилась горничная.
– В чем дело? – шепотом спросила она, крепко держась за ручку двери.
– Мне велено сообщить вам, что внизу накрывают на стол. Его сиятельство просит простить его за столь ранний час, но он сегодня с рассвета на ногах и считает, что вы тоже проголодались. – Она присела в реверансе и улыбнулась. – Я провожу вас вниз, с вашего позволения.
– Да-да... Я сейчас буду готова.
Когда через десять минут Иден спустилась вниз, на ней было все то же дорожное шерстяное платье, но она успела приколоть к закрытому вороту брильянтовую брошь и привести в порядок волосы. Когда Иден уселась за длинный стол, покрытый льняной скатертью, она выглядела совершенно спокойно и собранно, хотя от взгляда Хью не ускользнуло, что она на мгновение смутилась, когда увидела, что обедать они будут вдвоем.
Хью сделал знак ожидающим слугам, откинулся на спинку стула и спросил, как ей понравились ее покои. Он объяснил, что Роксбери – старинное имение, много старше Эрран-Мхора, но не так давно было перестроено, и он надеется, что она ни на что не жалуется.
– Нет, – спокойно отозвалась Иден. Хью остался доволен ответом.
– Думаю, здешние места тебе тоже понравятся. И у Роксбери, и у Сомерсета очень богатая история. Ты, например, узнаешь, что местные жители свято верят в легенду о короле Артуре. Большинство из них начнут убеждать тебя, что именно здесь он держал совет со своими рыцарями. – Он замолчал и отведал вино, которое налил ему в бокал на пробу лакей. Одобрительно кивнув, он опять откинулся на спинку стула и продолжил: – Возможно, тебе будет интересно узнать, что Седжмор, где граф Монмэт потерпел поражение в битве, находится недалеко отсюда. Уверен, ты помнишь, что битва при Седжморе была последним сражением на английской земле? – Он посмотрел на Иден и нахмурился. – Разве в Лакнау вы не проходили историю Англии?
– Да-да, конечно. Отец всегда говорил, что граф Монмэт был непростительно плохим военным.
Услышав эти слова, Хью рассмеялся, чем очень удивил Иден. Она с подозрением посмотрела на него сквозь разделяющие их тепличные орхидеи, украшающие стол, не понимая, чем вызвано его добродушное настроение, и насторожилась.
– Кажется, ты очень привязан к этому месту? – осторожно заметила она наконец.
– Разве? – нахмурился Хью.
– Да. И я подумала, – нерешительно продолжила Иден, – может быть, тебе хочется жить здесь? Именно в этом из всех твоих владений?
Хью ответил не сразу, а потом удивил и себя, и ее, неожиданно усмехнувшись:
– Знаешь, я сам не уверен.
Он действительно провел детство и отрочество в Шотландии. Можно было подумать, что именно там он чувствует себя по-настоящему дома. Но это было верно лишь отчасти. Его никогда не привлекала уединенность горной тиши, во всяком случае, так, как привлекали бескрайние, открытые просторы Индии. Однако положа руку на сердце он не мог сказать, что хотел бы прожить остаток отпущенных дней на Востоке. Он слишком любил Индию, провел там чуть меньше половины жизни. Но почувствовал нерешительность и беспокойство еще пять лет назад, когда через Бага Лала до него дошли первые слухи о грядущем восстании. Гнетущее подозрение только усилилось после того, как он снова побывал в Индии и сам убедился в нарастающем недовольстве народов Пенджаба, Биканера, Оудха и Маяра.
Несмотря на заверения в противоположном, ибо большинство правящих наследных принцев в Индии казались вполне довольными нынешним положением, Хью почувствовал, что дни британского правления в Индии сочтены. Восстание ни в чем не изменило жизнь людей. Местное население осталось, по сути, таким же бесправным, что и раньше, большинство людей были так же бедны, как и до восстания. Сегодняшняя политика британской короны на деле мало чем отличается от политики ненавистной Ост-Индской компании. Хью был убежден, что борьба за независимость в Индии далеко не закончена, более того, неизбежна. Возможно, следующее восстание будет не таким сокрушительным, как первое, но, несомненно, таким же кровавым и жестоким. Для какого-нибудь честолюбивого юноши эти возможные опасности не имеют значения так же, как когда-то для него, но теперь он женат и должен думать о семье...
– Полагаю, что человеку в моем положении лучше остаться в Роксбери, – неожиданно произнес Хью тоном, куда более официальным, чем требовала ситуация.
Иден посмотрела ему в лицо и на миг испытала настоящий шок. Резкость его тона и выражение лица почти убедили Иден, что он винит во всем ее, хотя не понимала, каким образом она могла быть повинна в этом.
– А ты? – с неожиданной настойчивостью спросил он. – Где бы ты предпочла жить, если бы могла выбирать?
Иден уже было открыла рот, чтобы ответить, но передумала и ничего не сказала. Раньше она не задумываясь ответила бы, что в Индии, но теперь вдруг неожиданно для себя ощутила неведомую прежде нерешительность. Глядя через стол на Хью, она почувствовала знакомую боль в сердце и вдруг поняла, что никогда не освободится от своей любви к нему, никогда не будет счастлива без него. Разве несколько последних одиноких недель не доказали это? Даже соблазнительно манящая Индия меркла в ее глазах, когда она представляла, как вернется туда одна. Поэтому Иден ничего не ответила на его вопрос. Ей стало мучительно ясно, что не важно, где жить, лишь бы вместе с Хью.
– Ну? – выждав, спросил он.
– Не знаю, – с грустью прошептала Иден.
Уголки рта у Хью дернулись, какое-то время он молча смотрел на Иден. Потом поднял бокал и беспечно сказал:
– Тогда, возможно, тебе все-таки понравится в Роксбери. Климат здесь намного лучше, чем в Шотландии, да и Лондон со своими развлечениями совсем рядом. Хотя должен предупредить, настоящий деревенский сквайр редко появляется в городе без особой на то нужды. Природа здесь не уступает Шотландии, но, конечно, горы Мендип по красоте и величию не сравнятся с Грампианскими. Зато у нас есть море, Эксмор и Квантокс. Надеюсь, твое раджпутское воспитание подготовило тебя к охоте на лис?
– Звучит очень привлекательно, – пробормотала Иден, уткнувшись взглядом в тарелку.
Хью осушил бокал, пожал плечами и добавил:
– Но все это, наверное, не так уж и важно? Ты ведь здесь всего на несколько дней.
– Я еще не... – начала Иден, но Хью не дослушал ее, жестом приказав подать еще бутылку вина. Лицо у него вдруг сделалось совсем чужое, продолжать разговор стало невозможным.
После обеда по приглашению Хью Иден покаталась с ним верхом по парку. Холодный северный ветер дул в лицо, длинноногая лошадка под ней с удовольствием бежала. Иден почувствовала, как тупая боль в сердце отступает. Она давно уже не ездила верхом по открытым просторам бок о бок с Хью. А сейчас достаточно было повернуть голову, чтобы увидеть рядом его неприкрытую, взъерошенную ветром голову и вспомнить, какое удовольствие доставляли им долгие совместные верховые прогулки в окрестностях Эрран-Мхора...
Что-то сжалось у нее внутри, когда она взглянула на него, но непреодолимая стена все еще разделяла их. Она посмотрела на его руки, вспомнила, как они обнимали стройную фигурку леди Кэролайн Уинтон, и с отчаянием поняла, что одолеть эту стену не сможет. Как глупо с ее стороны надеяться, что Хью не поддастся чарам прелестной женщины, которая когда-то была его любовницей! Иден знала, что может простить ему все – размолвки, охлаждения, отказ одолжить дедушке денег... и еще многое, но не это. Да, все что угодно, только не это, особенно теперь, когда он ясно дал ей понять, что ему безразлично, поедет она в Индию или нет, теперь, когда он даже открыто высказался за ее отъезд.
Если Хью и заметил, как сникла Иден, он ничем этого не обнаружил. Он показал ей все имение, отмечая самые интересные места, и держался при этом так, будто она была случайной знакомой, хотя так же остро ощущал холодность между ними и проклинал каприз судьбы, по которому Иден появилась в гостиной в самое неподходящее время. Но что случилось, то случилось, какой смысл убиваться теперь из-за этого? Он не позволял себе думать, что все сложилось бы совсем иначе, застань Иден его одного. Он ни на мгновение не хотел признаваться себе, что как ребенок обрадовался, увидев ее, боялся случайно выдать нежность, которая переполняла его сердце всякий раз, когда он поворачивал голову и видел ее рядом.
Так молча они и вернулись домой. Во дворе Хью помог Иден спешиться, руки его на миг задержались у нее на талии, она вопросительно взглянула на него. Они молча смотрели друг на друга с нескрываемым желанием, пока не подошел конюх, чтобы отвести лошадей в конюшню.
– Я приказал подать чай, – сообщил Хью с излишней сухостью. – Ты будешь?
– Спасибо, я не голодна, – ответила Иден, отходя от него и делая вид, что занята перчатками. – Я приму горячую ванну, если можно.
– Разумеется, – вежливо отозвался Хью. – Достаточно сказать горничной.
Иден казалось, что этот день никогда не кончится. До ужина она осталась наедине со своими грустными мыслями. Пока она сушила волосы у камина, успела написать письмо в Тор-Элш и разобрать содержимое чемоданов, которые раньше распаковала горничная. Наконец и это было сделано. Иден уселась у окна, глядя невидящими глазами в парк и думая о Хью, о том, что бы он ответил, если бы она открыто спросила его об отношениях с леди Кэролайн Уинтон. Конечно, это довольно вульгарно, но Иден все больше убеждалась, что открыто поговорить с ним просто необходимо. Невозможно отрицать, что весь день это стоит между ними. «Может, я должна была дать ему возможность объяснить, что случилось?» – подумала она в следующее мгновение, но тут же остановила себя: а нужны ли вообще объяснения? То, чему она стала невольной свидетельницей, просто подтверждало, что когда-то Хью спал с прелестной Кэролайн Уинтон.
– Я не вынесу этого! – вдруг взорвалась она. – Просто не вынесу!
Иден вскочила и начала судорожно рыться в своих вещах. Она решила сейчас же поговорить с Хью и потребовать, чтобы он прямо и честно рассказал ей о своих отношениях с Кэролайн.
Иден надела дневное платье из нежно-кремового муслина, расправила его поверх небесно-голубых нижних юбок, заплела волосы в толстую косу и уложила на затылке, постояла минуту перед зеркалом, придирчиво изучая свой вид. Ей вдруг стало очень важно предстать перед Хью во всем великолепии.
Лакей проводил ее до дверей кабинета, что располагался в самом конце отделанного дубом коридора. Но Иден в растерянности замерла в дверях, увидев двух джентльменов в визитках и обтягивающих рейтузах, сидящих с Хью у камина. Она не ожидала встретить их здесь.
– Прости, – нерешительно начала она, – я не знала, что у тебя посетители. Я приду попозже...
Она хотела было повернуть назад, но Хью поднялся, подошел к ней, взял за руку и подвел к гостям. В его глазах появился блеск, какого Иден никогда раньше не видела, – одобрительный взгляд самца, которому на глаза попалась необыкновенно соблазнительная женщина. Это же выражение Иден прочла в дерзком взгляде первого джентльмена, которому ее представил Хью. Но если от взгляда Хью у нее странно перехватило дыхание, то от взгляда мистера Фреда Аберкромби ей стало не по себе. Она поймала себя на мысли, что хочет вырвать руку и подальше убрать ее от горячих губ, которые припали к ней, и испытала огромное облегчение, увидев, что другой гость Хью куда более приятен.
Сэр Артур Уиллоуби был уже далеко не молод, худощав, сед и молчалив, но Иден потянуло к нему. Она обрадовалась, узнав, что он провел большую часть жизни в Индии в качестве комиссионера в Раджпуте. Он прекрасно говорил на раджастани и, узнав, что молодая графиня тоже свободно владеет им, не удержался и заговорил с ней на этом резком, гортанном, но необъяснимо красивом языке. Иден не говорила на раджастани с тех пор, как покинула Маяр, потому что Хью говорил не более чем сносно, но тем не менее слова свободно полились из ее уст, лицо озарилось, она выглядела обезоруживающе юной и вся светилась радостью.
– Клянусь Богом, тебе повезло с женой! – произнес Фред Аберкромби с жаром, наклонившись к хозяину, но тут же замолчал, увидев взгляд Хью. Он хорошо знал этот взгляд и был вынужден деланно прокашляться и отхлебнуть большой глоток вина, чтобы скрыть неловкость.
Оказалось, что Хью пригласил этих джентльменов погостить несколько дней у него в Роксбери. Во время затянувшегося ужина Иден узнала, что они приехали из Лондона переговорить с Хью о делах. Иден было скучно слушать их деловые разговоры, и она с огромным облегчением покинула мужчин, когда те перешли к портвейну и сигарам, но, выходя, услышала, как мистер Аберкромби, пожалуй, уже третий раз за вечер, пустился в пространный рассказ о своих последних сомнительных сделках.
Иден устроилась в гостиной с корзинкой для рукоделия на коленях и уставилась в огонь. Она подумала, как ужасно закончился вечер, и сердитые складки залегли в уголках губ. А она так надеялась поговорить с Хью наедине!.. Теперь ясно, что у него не найдется времени на нее, пока здесь гости, а уже в пятницу, всего через три дня, они с миссис Уолтерс уезжают в Лондон.
Иден расстроенно подумала, что, может быть, в разговоре с Хью нет уже никакой надобности. За ужином он с ней почти совсем не говорил. Иден даже показалось, что он намеренно не обращает на нее внимания, и она с горечью призналась себе, что напрасно приехала в Роксбери.
«Зря я приехала, – подумала она, и за этой невеселой мыслью, естественно, возникла еще одна. – Не надо было за него выходить. Это – моя самая большая ошибка. Как можно было надеяться, что человек с его репутацией будет хранить мне верность?»
Наступила и прошла полночь, но из кабинета доносились мужские голоса – Хью со своими гостями все еще оставался там. Иден по-прежнему сидела за вышиванием в соседней гостиной, но мысли ее были далеко. Позевывая, вошел лакей и спросил, не подложить лиеще дров вкамин. Иден сидела неподвижно, уставившись в однуточку. Ему пришлось повторить вопрос, прежде чем она услышала и обернулась, краснея.
– Нет, спасибо... Вас, кажется, зовут Чизольм?
– Да, ваше сиятельство. Иден посмотрела на часы:
– Думаю, пора ложиться спать. Хью... мой муж еще в кабинете?
– Да, ваше сиятельство.
Иден помолчала в нерешительности, будто собиралась сказать что-то еще, потом тихо добавила:
– Спасибо, Чизольм, спокойной ночи.
– Спокойной ночи, ваше сиятельство, – пожелал лакей, едва заметно поклонившись.
Когда Иден вошла в спальню и обнаружила, что там приятно тепло, она очень обрадовалась, а застенчивый говорок горничной, которая помогла ей раздеться, неожиданно успокоил ее. Иден редко получала удовольствие от общества других женщин, поэтому, когда горничная погасила свет и она осталась одна на широкой кровати с пологом, искренне пожалела, что не попросила девушку побыть с ней еще немного. Ей так хотелось с кем-нибудь поговорить, у нее было ощущение, будто ее все бросили. Нелепое чувство, но избавиться от него Иден не могла. Хоть бы Изабел была рядом! Но до сестры было далеко, а миссис Уолтерс, несомненно, уже давно и на зависть крепко спит и уж, конечно, не обрадуется, если ее побеспокоят.
Иден боялась, что в эту ночь не сумеет уснуть, мысли и сердце ее были переполнены разноречивыми чувствами. Но молодость и усталость взяли свое: она слишком давно не спала в такой удобной постели. Очень быстро, как ей показалось, веки у нее налились тяжестью, и она погрузилась в глубокий сон, который наступает, когда человек измучен до крайности внутренними переживаниями.
Позднее – Иден не представляла, насколько позднее, – она внезапно проснулась от тихого щелчка дверного замка. Сквозняк раздул почти потухшие угли в камине. Иден открыла глаза и замерла в ужасе – она увидела, как кто-то высокий уселся на край кровати, и матрац угрожающе прогнулся... Чья-то рука коснулась ее. Иден отпрянула, но крик ужаса, готовый сорваться с ее уст, замер – она услышала знакомый голос у своего уха:
– Ради Бога, Иден, как по-твоему, кто я?
– Хью? – недоверчиво спросила она и услышала его приглушенный смех.
– Уж, конечно, не Фред Аберкромби, или ты, может, надеялась, что именно он?
– Фред Аберкромби?
– Будет тебе, Иден, ты прекрасно знаешь, как он смотрел на тебя весь вечер.
Удивление Иден мгновенно сменилось гневом, но она ничего не успела сказать. Руки Хью уже дотянулись до ее душистых волос, пальцы нырнули в шелковые пряди, он повернул ее лицом к себе. Она вдруг замерла.
– Чего ты хочешь? – неуверенно спросила она. В ответ Хью рассмеялся смехом, в котором безошибочно сквозило сожаление:
– Ты еще спрашиваешь, chabeli. Мы же столько времени не были вместе.
– Я совсем не уверена, после того как...
– После чего? – подхватил он, когда она замолчала на полуслове. Иден не отвечала, она только посмотрела на него с едва заметной тревогой в глазах, и Хью опустил руки. – Думаю, ты не можешь забыть Кэролайн Уинтон, но нам незачем говорить о ней.
Она испуганно замерла, когда имя этой женщины сорвалось у него с губ.
– Незачем?
– Совершенно.
– Ты уверен?
И опять руки Хью ласкали ее волосы. Он повернул к себе ее лицо так, чтобы Иден могла посмотреть ему прямо в глаза. Она не смогла отвести взгляд, оба молчали.
– Уж ты-то должна знать лучше других, что в жизни все совсем не так, как кажется вначале, – наконец тихо проговорил Хью. – Внешность так обманчива, то, что видит глаз, не всегда истина. Разве годы в зенане маярского дворца не научили тебя этому?
– Ты хочешь сказать, что я не должна верить своим глазам? – защищаясь, спросила Иден.
– Пора бы тебе понять, что я не имею привычки соблазнять замужних дам в своей гостиной, – ответил Хью, губы у него неожиданно растянулись в улыбке, – если, конечно, эта дама – не моя жена.
Пока Хью говорил все это, его руки спустили ночную сорочку с ее плеч и с наслаждением ласкали волосы. Желание молнией пронзило Иден. Он так давно ее не касался, так давно не смотрел на нее такими голодными глазами! И ей вдруг стало все равно, какие чувства он испытывает к Кэролайн Уинтон. Она забыла холодность и сдержанность, которые он проявил при встрече. Иден задрожала, когда руки Хью коснулись ее, разрушая все препятствия, которые он воздвиг между ними, стирая все, что разделяло их. Сейчас только одно было важно: тепло его губ, прикосновение его сильного тела...
– Фред Аберкромби прав, – прошептал Хью ей на ухо, – мне очень повезло. Нельзя потерять тебя...
Говоря это, он повернулся, губы его ласкали изгиб ее шеи, а руки продолжали спускать сорочку все ниже. Когда она осталась перед ним обнаженной, он прижал ее к постели, держа горячие ладони на ее бедрах.
Иден затрепетала, наслаждаясь этим мужским прикосновением. Хью застонал и прижался к ней. Иден выдохнула его имя и обвила руками шею. Она раскрылась ему, ей хотелось слиться с ним в одно целое. Ей показалось, что нет ни прошлого, ни настоящего, все растаяло, есть только Хью, который стал ее частью. Не осталось ничего, кроме оглушительного стука их сердец, прикосновения губ. Любовь к нему переполняла Иден, душа устремилась ввысь, неземное блаженство уносило ее в забытье.
* * *
– Вполне возможно, что его высочество наградит Дунду Али-хана Звездой Индии, – язвительно сказал сэр Артур Уиллоуби за завтраком на следующее утро. – Конечно, это не восполнит унизительной потери власти со времени восстания, но, думаю, хотя бы внешне усилит его преданность британской короне. А в этом случае его следует поддержать.
– И вице-король, и королева, кажется, забыли, что именно Али-хан приказал убить британцев, которые пришли к нему во дворец на прием накануне восстания, – напомнил ему Хью, и сердитая складка прорезала его лоб.
– Полагаю, лучший способ заручиться верностью враждебно настроенного вассала – осыпать его почестями, – возразил сэр Артур, пожав плечами.
– Это просто подкуп, дорогой мой, обычный подкуп, – вставил Фредерик Аберкромби. – Индийских властителей подкупают пустыми титулами, хотя, полагаю, правительству это ничего не стоит, вы согласны?
– Такие рассуждения чреваты опасностью, – задумчиво заметил сэр Артур, – платой здесь может стать будущее кровопролитие. Британцам еще предстоит усвоить урок: на Востоке верность чужому монарху ничего не значит, хотя все они абсолютно и безраздельно преданы своим собственным властителям. Пожалуйста, Бахадор-шах – наглядный пример такой преданности, ведь именно желание индийского народа видеть его во главе страны подтолкнуло людей на восстание против нас. Впервые за всю историю мусульман и индусов объединили общие интересы. И с нашей стороны было бы очень опрометчиво и даже опасно считать, что звание или пышный титул могут купить такую же преданность нашей королеве. Вы согласны, Хью? Хью кивнул:
– Уверяю вас, Али-хан спокойно примет посвящение в рыцари одной рукой, а другой будет деятельно бороться против нашего правления. А когда он со своим бесчисленным войском повернется против кормящей его руки, а в конце концов так и случится, нас, британцев, опять застанут врасплох, опять наши солдаты, женщины и дети будут гибнуть из-за нашей слепоты и чванливости.
– Совершенно верно, – поддержал Хью пожилой сэр Артур, – это случалось уже дважды, в афганскую кампанию и четыре года назад в Индии, а мы продолжаем совершать одни и те же ошибки.
– И делаем из них неправильные выводы.
– Да, эти английские набобы думают только о своей собственной выгоде, их необходимо остановить! – с жаром произнес мистер Аберкромби, на сей раз осуждая подкуп, от которого он только что отмахнулся, как от совершенно безобидной вещи. – Мы должны показать пример сегодняшним правителям, а не создавать впечатление, что готовы закрыть глаза на беспорядки при условии, что это нам выгодно.
– Не думаю, что здесь все так просто, – несколько резко возразил сэр Артур. Он открыто недолюбливал Фреда Аберкромби, считал его трусом, вмешивающимся не в свое дело, видел, что он не владеет ситуацией в Индии. – Я мог бы согласиться, однако... Хью, а вот и ваша жена, и, должен добавить, выглядит неотразимо! Доброе утро, ваше сиятельство!
– Доброе утро, – ответила Иден, робко улыбнувшись, когда он наклонился к ее руке. Иден взглянула на Хью и покраснела, увидев, что он не отрывает от нее глаз. Шурша шелками, она уселась за стол, наклонила голову и размешала сливки в чае, надеясь, что никто не заметит ее румянца.
– Надеюсь, ты хорошо спала, дорогая? – вежливо осведомился Хью.
– Да. Я... Да. – Она подняла голову, не удержавшись, улыбнулась ему и с приятным удивлением увидела, что он улыбается в ответ, да так, что от счастья у нее зашлось сердце. Ей стало удивительно легко и весело, все тревоги сразу улетучились, будто вчера не болело сердце, будто никогда не было размолвки между ними.
– Мы говорили об Индии, ваше сиятельство, – обратился к ней сэр Артур. – Из слов вашего мужа я понял, что вы через несколько дней отплываете в Калькутту?
Иден подняла голову. Счастье, переполнявшее ее, вдруг погасло, как свеча от порыва холодного, пронизывающего ветра.
– Уверен, что Иден передумала, – с улыбкой ответил Хью.
– Боюсь, мне все-таки придется поехать, – помолчав, расстроенно проговорила Иден.
– Что?! – Хью, прищурившись, посмотрел на нее. Иден ковыряла вилкой в тарелке, руки у нее дрожали.
– Боюсь, что мне все-таки придется поехать, – шепотом повторила она.
– Вы собираетесь навестить родственников? – поинтересовался сэр Артур.
– Нет, я... – Иден замолчала и облизала внезапно пересохшие губы.
– Дорогая, почему бы тебе не рассказать, зачем ты едешь? Признаюсь, мне и самому любопытно, – предложил Хью.
Иден выдержала его пронзительный взгляд. Она была готова рассказать ему о своей няне Ситке, о краже драгоценностей Изабел, но не могла говорить, видя ужасную насмешливую ухмылку, опять заигравшую в глазах Хью, и тем более в присутствии двух посторонних.
– Прошу прощения, – без всякого предупреждения сказала она, неуверенно поднимаясь из-за стола. – Боюсь, я не очень хорошо себя чувствую.
Не сказав более ни слова, Иден ушла к себе. Как получается, спрашивала она себя в отчаянии, что она так мгновенно переходит от полнейшего безоблачного счастья к такой безысходной тоске? Резкие смены настроения Хью озадачивали ее, отнимали уверенность, ей пришлось признать, что тончайшую ткань их жизни не починишь так легко, как она надеялась. Слишком много разногласий все еще разделяет их, особенно ее поездка в Индию и отношения Хью с леди Кэролайн Уинтон – вопрос, который, как она наивно надеялась, они разрешили прошлой блаженной ночью.
Иден судорожно перебирала складки платья. Почему бы открыто не поговорить с Хью о его возможной измене и не выяснить наконец все до конца? Она же никогда раньше не боялась говорить открыто все, что думает, не боялась, что может узнать что-то неприятное. Но сейчас ее охватил страх, что она может потерять Хью, она боялась узнать правду. Почему она не поговорила с ним начистоту сразу же, вместо того чтобы трусливо прятаться от правды? Если бы они не провели вместе прошлую ночь, она бы не вспомнила, как трудно устоять против его поцелуев и ласк. Если бы...
– А теперь выкладывай начистоту, зачем ты едешь в Индию?
Иден подняла голову, глаза ее округлились, она увидела, что Хью наблюдает за ней, прислонившись к косяку двери и скрестив на груди руки. Выражение лица у него было отнюдь не приятное. Усилием воли Иден взяла себя в руки. Хью вошел в комнату и остановился посредине, не спуская с нее глаз.
– Я уже был готов пойти у тебя на поводу и смириться с твоим отъездом в Индию, когда ты приехала, – начал он, прежде чем Иден успела что-либо сказать, – потому что подозревал, что ты решилась на это, чтобы сохранить достоинство. Согласись, что такой вывод с моей стороны вполне естественен, особенно если учесть досадные обстоятельства, сопровождавшие твое появление в здешней гостиной. – В голосе Хью опять зазвучала насмешка. – Тобой нельзя было не восхититься. Мало кто из женщин в подобной ситуации держался бы так замечательно.
– Благодарю, – сдержанно отозвалась Иден. – Это все, что ты хотел сказать?
Хью сжал губы.
– Нет, разумеется. Я понял, что ты серьезно собираешься отплыть на «Лексингэм Мьюз», а миссис Уолтерс заверила меня, что и мой дядя, и вся твоя семья одобряют эту поездку. – Он сердито посмотрел на нее, но, поняв, что Иден не собирается говорить, взорвался: – Ради Бога, скажи мне правду, Иден! Неужели наш брак так невыносим для тебя, что они все охотно разрешили тебе вернуться в Индию, лишь бы освободиться от брачных уз... и от меня?
– Ты так думаешь? – беззвучно спросила Иден.
– Тогда зачем же еще тебе уезжать? Если, конечно, ты не вбила себе в голову, что сможешь разбогатеть там. – Иден испуганно застыла, а Хью недоверчиво спросил: – Боже правый, Иден, неужели ты и вправду так наивна? Где, черт побери, ты собираешься найти там столько денег? – От неожиданно пришедшей в голову мысли он рассердился еще больше. – Не в Маяре, надеюсь? Малрадж, конечно, богат, но он может запросить такую цену, которую ты вряд ли согласишься заплатить.
– Ты хочешь сказать, что мне придется... продать себя ему? – сквозь зубы спросила Иден.
– Я ничего не хочу сказать, – перебил ее Хью, – Но мне ясно...
– Нет, – резко возразила Иден, – думаю, тебе ничего не ясно! Ты до сих пор не имеешь понятия, почему я должна вернуться в Дели, тебе же все равно, ты даже ни разу не спросил меня! Если бы ты дал мне возможность объяснить, а не... – Она вдруг замолчала, удушливая волна перехватила дыхание. – Прости, – сдержанно сказала она, – я не хочу сейчас говорить об этом.
Последовало длительное молчание.
– Очень хорошо, – отозвался наконец Хью. – Полагаю, мне пора вернуться к гостям.
Он подошел к ней, взял ее послушную руку в свою и неожиданно склонился над ней. Когда он губами коснулся ее раскрытой ладони, Иден едва сдержала порыв отдернуть руку. Не потому, что поцелуй был ей противен, как в случае с Фредом Аберкромби, а потому, что желание горячей волной вновь охватило ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Укрощение строптивых - Марш Эллен Таннер



неплохой романчик только героиня какая то неугоманная
Укрощение строптивых - Марш Эллен Таннермария
27.12.2010, 10.54





Хороший интересный роман !!!
Укрощение строптивых - Марш Эллен ТаннерМарина
16.12.2011, 10.08





Ужастно тяжело читается. Все время ловила себя на том что думаю не про то что читаю, а что сделать на ужин. События то стремительно развиваются, то падают до описания ненужного. Я читала намного лучше.
Укрощение строптивых - Марш Эллен ТаннерМарина
19.12.2013, 13.43





Просто идеальный роман жанра. Мы с героями то попадаем в Индию, то в Шотландию. Иден не вписывается в рамки Викторианской Англии в силу своей экзотической судьбы и сильного характера. Главный герой не понимает свою юную жену, Видимо он уже стареет, так как значительно старше главной героини. Роман безусловно хорош. Читайте!.
Укрощение строптивых - Марш Эллен ТаннерВ.З.,66л.
10.09.2014, 20.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100