Читать онлайн Укрощение строптивых, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Укрощение строптивых - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Укрощение строптивых - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Укрощение строптивых - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Укрощение строптивых

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

– Их трое, вон там, слева от деревьев. Вы их видите?
Хью Гордон повернул голову и посмотрел в указанном направлении сквозь ветки, которые надежно скрывали их. Молодой месяц поднимался над горизонтом, едва различимый сквозь пелену надвигающегося тумана, и в его бледном свете Хью разглядел три тени, украдкой пробирающиеся в сторону густого леса на границе владений.
– Уверен, сумки у них полны дичи, – со злостью добавил старший конюший. – Это просто какая-то эпидемия, ваше сиятельство, но я не хотел действовать без вашего одобрения.
– И правильно, – заверил его Хью и задумчиво усмехнулся. – Двое верхом, думаю, легко с ними справятся, ты согласен?
– Возможно, они вооружены, – предупредил конюший, правда, по тону его было ясно, что его это нисколько не пугает. Он придерживался старых взглядов на браконьеров из того времени, когда их вешали без всяких выяснений, чтобы другим было неповадно. То, что эта троица так свободно чувствовала себя во владениях Роксбери во время длительного отсутствия графа, разозлило его, ему не терпелось свершить правосудие.
Хью и сам был не прочь размяться и погоняться за ними. Он уже и не помнил, когда в последний раз занимался живым делом, а не бумажной работой или выслушиванием бесконечных оправданий вечно обеспокоенных стряпчих. Кто знает, быть может, погоня утомит его и удастся хорошо выспаться? Одному Богу известно, когда он хорошо спал последний раз.
Усмехаясь про себя, Хью вытащил пистолет из седельной сумки, внимательно осмотрел его и осторожно убрал оружие назад. Узнай он, что его жена сейчас сидит у камина придорожной гостиницы всего в двадцати милях от него и завидует его крепкому сну, он бы очень удивился. Однако Хью не спал и вовсе не думал о жене, а если бы и подумал, ему бы и в голову не пришло, что она не в Шотландии, а менее чем в двух часах езды от границ поместья.
– Ты готов, Пирс? – тихо спросил он.
– Да, ваше сиятельство.
Хью пришпорил коня и помчался напролом сквозь кусты. Его конюший не заставил себя подгонять, он помчался наперерез через перелесок. Браконьеры бросились врассыпную, как перепуганные зайцы. Они забыли про добычу и побежали к высокой каменной стене, которая отделяла владения Роксбери от общественных земель, но здесь их встретил сам граф с длинноствольным пистолетом в руке.
– Мы не сделали ничего плохого, сэр! – закричал один из них, поднимая руки вверх. – Честное слово, мы не сделали ничего плохого!
– Действительно, – с усмешкой отозвался Хью и через плечо обратился к подъехавшему конюшему: – Они утверждают, что они честные люди, а не воры, мистер Пирс. А вы как думаете?
– Как же! Только если случайно забрели сюда в тумане и стену не заметили. – Умудренное жизнью лицо Пирса оставалось серьезным, в то время как он проверял содержимое подобранных кожаных охотничьих сумок. – Похоже, что ставили металлические капканы, бездушные ублюдки! – Он презрительно сплюнул. – Что с ними делать, ваше сиятельство?
Хью подумал, что неплохо бы доставить их в магистрат. Несколько суток в тюрьме, может быть, послужат им хорошим уроком и отобьют охоту впредь. Но в это время месяц, высоко поднявшийся над леском, осветил бледным светом испуганные лица браконьеров, и стало видно, что они почти дети. Хью изменился в лице.
– Отпусти их, – коротко сказал он.
– Ваше сиятельство? – Пирс не мог скрыть удивления.
– Я сказал, отпусти их. Какой смысл отправлять этих молокососов в тюрьму, они просто искали приключений или проголодались. – Внимательно осмотрев печальное состояние их одежды и юные изможденные лица, Хью решил, что скорее всего именно голод заставил их пойти на преступление. – Я жду, мистер Пирс.
Спорить было бесполезно. После секундного замешательства конюший опустил оружие и развернул коня.
Юноши обменялись нерешительными взглядами, затем один из них рванулся было к стене, но тут же остановился, наткнувшись на ствол пистолета, который Хью не убрал, а ткнул ему в лицо.
– Смотри, чтобы в деревне не пошли разговоры, что в имении Роксбери легко браконьерствовать, – тихо предупредил он паренька. – Терпеть не могу откровенного бахвальства, но в следующий раз пощады не ждите. Полагаю, вы слышали, что я всегда держу слово?
Воцарилось молчание, потом молодой человек судорожно сглотнул слюну и кивнул, Хью поднял пистолет стволом вверх. Дальнейших разъяснений не требовалось – вся троица рванула вперед так, что только ветки затрещали. Конюший вопросительно нахмурился, но, поймав взгляд хозяина, понял, что лучше не задавать лишних вопросов. Так и не проронив ни слова, они вернулись в конюшню, где Хью спешился и отдал поводья конюху.
«Когда, черт побери, это кончится?» – спросил он себя с неожиданной усталостью. Каждый раз, когда он приезжает в это имение, сразу же начинаются неприятности. С этим наследством куда больше хлопот, чем можно было предположить. Не исключено, что покойный граф именно в силу своей природной вредности решил оставить титул и имение племяннику Хью, а не своему незаконнорожденному сыну тугодуму Уильямсу, Уинтрону Элестону Бринну.
По общему мнению, Бринны всегда отличались загадочностью по сравнению с другими древними аристократическими фамилиями Англии. Хью склонялся к мнению, впрочем, подтвержденному архивами покойного графа и сведущими историками, что определенная сумасшедшинка, время от времени проявляющаяся в роду Бриннов, объясняется в большей степени кровосмешением и является причиной всех недоразумений, которые постоянно происходят в графстве. Ни для кого не секрет, что прошлое Бриннов полно самоубийц, убийц, придворных интриганов и им подобных, хотя их мужество на поле боя вошло в историю и принесло им благосклонность почти всех английских монархов.
Графство Роксбери было подарено Карлом II Роланду Мэрилбоуну Бринну, стойкому стороннику династии Стюартов, в знак особого признания после возвращения высланного монарха в Англию в 1660 году. Роланду Бринну всегда нравился Сомерсет, этот богатый край, покрытая вереском земля, и Карл с радостью отделил часть древнего графства и подарил ее со всеми королевскими почестями своему верному другу. Но каким бы покоем и нетронутой красотой ни отличался Сомерсет, графство Роксбери всегда проявляло склонность к беспорядкам и волнениям, совсем как индийская провинция Оудх, которую Хью, хитро улыбаясь, последнее время часто сравнивал со своими новыми владениями.
Леди Пенелопа Бринн, маркиза Элденская и единственная законная дочь девятого графа Роксбери, дяди Хью, последней проявила печальную предрасположенность к знаменитому умственному расстройству. По крайней мере к такому выводу пришел Хью, когда увидел, какой хаос царит в имении, дела которого вела именно она, когда ее отец окончательно слег. Не обращая внимания на просьбы семьи, мольбы стряпчих, адвокатов и управляющих, она взяла в свои руки управление старинным хозяйством и умудрилась свести его на нет.
Хью с самого начала понял, что получает в наследство огромного белого слона, но ему не терпелось вернуться в охваченную восстанием Индию, и он несколько поспешно и необдуманно, как он понял, оглядываясь назад, оставил управление на своих поверенных. В его отсутствие они умудрились запутать и без того непростое хозяйство, наделали долгов, заключили сомнительные сделки и довели местных жителей до открытого неповиновения бесконечно растущими налогами.
Бывали мгновения, когда Хью был готов умыть руки и отказаться от имения со всеми его неразрешенными бедами, но, к большой досаде, понял, что не сможет этого сделать. Во-первых, он дал обещание дяде, который хотя и лежал на смертном одре, но все же сохранил остатки сознания и понимал, что оставляет имение в ужасном состоянии. Он отдавал себе отчет в том, что спасти его от разорения может только хороший и разумный хозяин, а не его незаконный сын, тугодум Уильямс. А во-вторых, если отбросить все сантименты, Сомерсет когда-то занимал ведущее положение в производстве шерсти на западе страны, и Хью сразу же понял, какие выгоды принесет объединение Роксбери и Эрран-Мхора.
Теперь, однако, такое объединение не казалось ему столь удачным решением, потому что хозяйство Роксбери требовало его постоянного присутствия и не оставляло времени ни для Эрран-Мхора, ни для его работы в Индии.
Сегодняшняя встреча с браконьерами стала еще одним звеном в цепи бесконечных нелепых происшествий, которые случались всякий раз, как только он приезжал и собирался заняться другими, более неотложными делами и особенно одним вопросом, ради которого, собственно говоря, он и приехал сюда на этот раз, – Тор-Элш и его долги.
Хью скривил губы, вспомнив Тор-Элш и сразу же следом – Эрран-Мхор. Он поймал себя на мысли об Иден. «Интересно, где она сейчас, чем занимается? Наверное, спит, уже далеко за полночь». Он заставил себя думать о чем-нибудь другом, не желая представлять Иден спящей на широкой удобной постели, которую делил с ней, вообще не хотел думать о ней.
– Черт побери, как я могу не думать о ней? – спросил он себя с раздражением. Ему хватило одного взгляда на записи в Северо-Западном горном банке, чтобы окончательно понять, что он не в состоянии помочь Ангусу Фрезеру сохранить за собой Тор-Элш, разве только продать большую часть акций Эрран-Мхора или Роксбери, чтобы собрать необходимую наличность. Но делать этого он не собирался. Это не только неразумно, как он несколько поспешно и, как теперь понял, довольно безжалостно объяснил Иден, но и просто ошибочно, поскольку он совсем не уверен, что Тор-Элш будет в состоянии держаться на плаву после уплаты долгов. В нынешний век механизации, настоящего промышленного переворота, быстро охватывающего огромную ненасытную империю, спрос на огромных, непрактичных тяжеловозов, которых последние триста лет разводили в Тор-Элше, резко упал.
А что станет с Тор-Элшем после смерти Ангуса Фрезера? Сыновей-наследников у него нет, а бедняжка Анна просто приходит в ужас от этих огромных созданий. Хью совершенно не представлял ее во главе конефермы. А Изабел Гамильтон, хотя и была, очевидно, неравнодушна к управляющему Тор-Элша (что не ускользнуло от внимания Хью), тоже вряд ли сумеет справиться, даже с помощью Дейви Андерсона.
Иден, конечно, взялась бы за дело без колебаний и, несомненно, руководила бы хозяйством так же толково, как делала все. Ее не пугали ни бедность, ни тяжелая работа. Среди знакомых Хью не было другой женщины, да и мужчин совсем немного, кто обладал бы такой жизненной силой и мужеством.
Иден...
Хью закрыл дверь в кабинет, сел в кресло, откинул голову на мягкую спинку и устало закрыл глаза. Сразу его мысленному взору предстало лицо жены, впервые за много недель он не стал отгонять ее образ от себя. Сколько разных выражений видел он на этом прелестном, чуть заостренном личике с тех пор, как встретил ее впервые? Высокомерие, растерянность, боль и отчаяние часто сменяли друг друга, но чаще и яснее ему вспоминался другой образ: ласковая улыбка, озарившая ее лицо, когда она протянула к нему руки той ночью в сумраке комнаты с нежным, чарующим ароматом сандалового дерева, ее сияющие от счастья глаза, ее светящееся от любви лицо, когда он крепко прижал к себе ее тоненькую фигурку, страстно поцеловал и в тот же миг осознал, что она никогда никому, кроме него, не принадлежала, и от этого понимания у него перехватило дыхание...
Старое кресло под Хью жалобно заскрипело, когда он резко распрямился, его губы скривились от неожиданного гнева. Трудно поверить, что Иден согласилась бы с этой последней мыслью, уж во всяком случае сейчас, когда они в размолвке. А надежды на примирение нет и не будет, пока между ними стоит судьба Тор-Элша.
– Проклятие! – выругался вслух Хью. Что он может сделать, как изменить это печальное положение, если все его время занимают рассерженные кредиторы, неумелые управляющие, недовольные арендаторы и, наконец, браконьеры, которые досаждают больше всего остального?
Уставившись невидящим взглядом в огонь, он глубоко задумался, где бы достать денег, и незаметно уснул. Камердинер Гилкрайст так и застал его спящим в кресле на следующее утро. Огонь в камине давно погас, в комнате стало холодно. Испугавшись, что его сиятельство замерз до смерти, Гилкрайст принялся трясти его.
– Я в порядке, – заверил его Хью, открывая глаза. Он неуверенно поднялся – затекли ноги, обругал старого камердинера и сурово заметил, что предпочел бы чашку крепкого кофе, а не его причитания.
– Сию минуту, ваше сиятельство, – невозмутимо отозвался камердинер. Шаркающей походкой он направился к двери, остановился и, обернувшись, добавил: – Приехал мистер Чэпмен. Я попросил его подождать. И еще я приготовил вам свежее платье. Желаете сначала побриться?
– Нет. Какого черта он здесь делает? Который час?
– Половина седьмого, ваше сиятельство. Вы попросили мистера Чэпмена проехаться с вами к южной границе, чтобы...
– Да-да, помню. Скажи ему, я сейчас буду.
Спустя десять минут Хью и дородный управляющий уже ехали сквозь предрассветную дымку через сырое болото. Они направлялись к фермерам-арендаторам и работникам, которые трудились в имении. Здесь Хью уже ожидали люди, предки которых обрабатывали земли Бриннов сотни лет, – эти люди собрались поделиться с Хью своими заботами и, по предложению самого Хью, общими силами попытаться найти выход из создавшегося положения.
Холодный свежий ветер, открытые пространства земли, не огороженные живой изгородью из кустарников, окружающей усадьбу, казалось, приглашают к быстрой скачке, и скверное настроение Хью несколько улучшилось. Ему и самому хотелось на время забыть о собственных неприятностях и серьезно поговорить с ожидающими его людьми. Хью хорошо понимал их заботы, потому что сам вырос среди просторных коровников, амбаров и пастбищ Эрран-Мхора, который, несмотря на весь блеск и пышность, был в конечном счете просто-напросто сельскохозяйственной фермой. Дед Хью, шестнадцатый граф Блэр, посвятил жизнь обработке земли, и, вполне возможно, его гордость и преданность этой земле передались внуку.
Больше часа Хью сидел и слушал все, что у них накопилось, об урожае и об уборке, о тяжком и несправедливом бремени налогов, о плате за жилье, женах и детях, о снижающихся доходах с земли, на которые все труднее содержать семью. Хью молча выслушал каждого, потом заговорил, честно разделив вину за нынешнее состояние дел в имении между собой, покойным дядей и безумной леди Пенелопой, которая бросилась с высокого утеса в реку Экс накануне смерти своего отца, чем никого не удивила.
К тому времени, когда солнце разогнало утренний туман и осветило веселым светом холмы и поросшие вереском болота, Хью изложил собравшимся ряд предложений, которые были выслушаны с большим вниманием. Фермеры вернулись к повседневным делам, воспрянув духом. Все сходились во мнении, что молодой граф намного деловитее, мудрее и справедливее покойного старого графа. Оставалось только надеяться, что он в ближайшее время не отправится в Индию и не оставит поместье в руках бестолковых управляющих и стряпчих.
Когда Хью закончил объезд хозяйства и отпустил Джорджа Чэпмена, было уже почти десять часов. Он свернул на подъездную дорожку к дому, с двух сторон обсаженную деревьями, поднял голову и взглянул на дом. Довольная улыбка заиграла у него на губах – весь дом с высокими башнями стоял перед его взором. Как и развалины бывшего аббатства, на которых стоял замок, он был выстроен из золотистого камня, порос плющом и производил величественное впечатление множеством пристроек и зубчатым верхом, а внутренний двор по обеим сторонам охватывала колоннада, где гнездились голуби и весной лепили свои гнезда ласточки. Позади восточного крыла расположились конюшни, амбары и каретный двор, тут стояла целая коллекция экипажей, фургонов и саней. Пара мохнатых овчарок радостно бросилась к Хью, когда он проехал через ворота, украшенные родовым гербом Бриннов, и спешился. Конюх тут же подошел и принял от него взмыленного коня. Другой конюх стоял рядом с фонтаном и поил двух длинноногих, еще не расседланных охотничьих лошадей. Хью вопросительно посмотрел на конюха.
– Сэр Чарльз и леди Кэролайн Уинтон изволили только что прибыть, ваше сиятельство, – объяснил конюх, поймав взгляд хозяина.
Хью прошел в дом через дальнюю дверь и узнал от встретившего его лакея, что гостей проводили в заднюю гостиную. Там он и нашел их. Леди Кэролайн наливала чай себе и мужу, сидя на небольшой кушетке. Розово-зеленые тона, в которых была выдержана гостиная, казалось, бледнели рядом с ярко-желтым платьем из французского полотна, в которое была одета леди Кэролайн. Ее тонкие руки изящно держали чайничек, из которого она наливала чай в чашки из тончайшего, почти прозрачного фарфора. Хью стоял в дверях незамеченный, разглядывая изгиб ее длинной белой шеи, прядку темных волос на лбу.
Она казалась такой же естественной и неотъемлемой частью этой роскошно обставленной, элегантной гостиной, как и ее муж Чарльз, который даже не потрудился счистить грязь с отлично сшитых сапог перед тем, как войти. Сапоги, несомненно, стоили столько же, сколько получал у него в имении работник за целый год, но настоящий сквайр без таких сапог просто не мог обойтись. Хью иронично подумал, что Уинтоны – воплощение английского поместного дворянства, а их имение Прайори-Парк – полная противоположность имению Роксбери: все там ухожено, земля обработана и засажена, хозяйство отлично налажено. Уинтоны содержали целую армию вышколенной высокомерной прислуги в канареечно-желтых ливреях. Сэр Чарльз, как и подобает поместному дворянину знатного происхождения, завозил запас вин и бренди с континента, содержал бойцовых петухов – победителей многочисленных турниров и свору охотничьих собак. Охота в имении Прайори-Парк считалась одной из лучших на западе страны.
У сэра Чарльза денег было столько, что он не знал, как их потратить. Он все время расширял владения и давно уже осаждал Хью просьбами продать ему большой участок красивейшей земли, граничащий с его поместьем. Для земледельческих работ эти земли были малопригодны, зато там находились отличный яблоневый сад, плодоносивший уже не одну сотню лет (поместье Роксбери славилось своим сидром), и несколько домиков под соломенными крышами, приносивших небольшой доход в виде арендной платы.
Сэра Чарльза, однако, интересовали не арендная плата и не сельское хозяйство. В отличие от Хью определение «джентльмен-фермер» он воспринимал как оскорбление, поэтому с радостью переложил все заботы об амбарах и угодьях на небольшую армию работников и управляющего-тирана. Нет, сэра Чарльза привлекали с такой же жадностью, как Индия – охотников за золотом, полоска реки, которая вилась меж холмов, и тропинки, во множестве пересекавшие эту местность. В реке в изобилии водился лосось, именитые рыболовы того времени считали за честь забросить здесь удочку.
Сэр Чарльз, сам заядлый рыболов, был, однако, еще и необычайно напыщенным и честолюбивым человеком и прекрасно понимал, какие выгоды может принести дружба с людьми, которые каждый год приезжают в Роксбери на неделю половить лосося: члены парламента, пэры, богатейшие промышленники, заключавшие колоссальные сделки за стаканом бренди, портвейна или сидра по вечерам в огромной библиотеке Роксбери, когда удочки, катушки и резиновые сапоги убраны в чулан.
Даже принц Уэльский раз или два просил разрешения (и получал его) порыбачить в Роксбери. И если присутствие его высочества просто развлекало Хью, то сэр Чарльз Уинтон приходил в отчаяние, что среди его гостей не бывает столь именитых личностей.
Хью прекрасно понимал, что волнует соседа и какие причины стоят за его просьбой. Какое-то время его привлекала мысль уступить сэру Чарльзу права на реку в обмен на определенные услуги его жены, но леди Кэролайн оказалась легкой добычей, и к помощи мужа даже не пришлось прибегать. Она наскучила Хью задолго до того, как он окончательно решил не отдавать сэру Чарльзу земли, которых тот так домогался.
Сэр Чарльз, в свою очередь, отказывался верить, что в конце концов не сможет уговорить его сиятельство, поэтому во время визитов в Роксбери неизменно возвращался к этому вопросу. Хью находил сэра Чарльза нудным и совершенно неотесанным, но сейчас, когда он вошел в гостиную, ему вдруг пришло в голову, что муж леди Кэролайн достаточно богат и жаден и может заплатить за желанную землю куда больше, чем предлагал вначале.
Чтобы покрыть все долги Ангуса Фрезера, этого все равно не хватит, но по крайней мере можно будет договориться об отсрочке.
Хью выругался про себя – он не любил иметь дело с людьми вроде Уинтона, но возможность получить хорошие деньги заслуживала серьезного внимания, тем более что ему самому эта земля не очень нужна. Похоже, что и сегодня сэр Чарльз явился в Роксбери повторить свое предложение, потому что сразу же заговорил о нем и внутренним чутьем безошибочно уловил, что настроение Хью изменилось. Он страшно обрадовался и заявил, что немедленно хочет осмотреть собственность. Сэр Чарльз не сомневался, что они придут к обоюдному согласию.
– Пойдемте, дорогая, – обратился он к жене, ему не терпелось отправиться.
Но леди Уинтон даже не пошевелилась:
– Минуточку, дорогой. Мне нужно поговорить с Хью. Надеюсь, вы не возражаете?
– Пожалуйста. А я пойду к лошадям. – Его грубое лицо озарила довольная улыбка. – Клянусь Богом, отличный денек! Роксбери, ваш покорный слуга.
– Что ты задумал, Хью? – спросила леди Уинтон, как только они остались одни.
– Задумал? – Хью удивленно приподнял бровь.
Прелестное личико леди Уинтон осталось невозмутимым.
– Конечно. Одно только упоминание об этих землях всегда на тебя наводило скуку, и вдруг ты идешь ему навстречу. Это так не похоже на тебя. Признаюсь, я просто заинтригована.
– Дорогая моя Кэролайн, – спокойно отозвался Хью, – я не собираюсь играть в игры с твоим мужем. Мы говорим о совершенно законной сделке.
– Будет тебе, Хью. – Леди Уинтон замахала мраморной ручкой. – Я не так глупа, как Чарльз, ты ведь знаешь. Ты что-то задумал, это не простая сделка, я все равно выясню.
– Боюсь, тебе придется набраться терпения и подождать, – сказал Хью, раздраженно скривив губы. Он отвернулся и налил себе чаю. – Но ты ведь не об этом хотела поговорить со мной, я прав? – спросил он, чуть выждав.
– Конечно, – сразу же отозвалась леди Кэролайн. – Признаюсь, мне очень любопытно, почему твоя жена не с тобой. Она приедет на зиму в Роксбери?
Хью повернулся и посмотрел на нее, лицо его изменилось.
– Ты всегда стараешься ударить сплеча, так ведь, дорогая?
Шурша атласными оборками, леди Кэролайн поднялась с кушетки, положила руку на рукав Хью и пристально посмотрела ему в глаза. Хью уловил легкий запах лаванды, который исходил от нее, и против воли воспоминания, связанные с этим запахом, нахлынули на него. Прелестные влажные карие глаза не отрываясь смотрели на него. Часто дыша, она спросила:
– Ты несчастлив с ней, да? Учитывая обстоятельства твоей женитьбы и то, что ты здесь один... – Она сжала ему руку и посмотрела в лицо. – Поцелуй меня.
Хью едва не поддался ее чарам. Эти соблазнительные губы знают страсть, Хью хорошо помнил это. Прошло уже много времени с тех пор, как он был с ней. И, глядя в эти полные мольбы глаза, он вдруг представил лицо Иден, такое же прелестное, но намного более желанное, и губы его скривились в неприятной улыбке.
– Ты хочешь этого, Кэролайн? Я думал, мы давно наскучили друг другу.
Загнутые вверх длинные ресницы леди Уинтон затрепетали, глаза округлились от негодования.
– Хью! – вырвалось у нее. – Как ты можешь! Ты же отлично знаешь, что это ты больше не хотел... Хью, прошу тебя... – Она говорила совсем тихо, но настойчиво, потом неожиданно обняла его и поцеловала в губы.
Хью почувствовал бессильный гнев, он попытался оттолкнуть ее, но не успел. Послышались легкие быстрые шаги в передней, дверь открылась, и, повернув голову, Хью увидел окаменевшее лицо Иден.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Укрощение строптивых - Марш Эллен Таннер



неплохой романчик только героиня какая то неугоманная
Укрощение строптивых - Марш Эллен Таннермария
27.12.2010, 10.54





Хороший интересный роман !!!
Укрощение строптивых - Марш Эллен ТаннерМарина
16.12.2011, 10.08





Ужастно тяжело читается. Все время ловила себя на том что думаю не про то что читаю, а что сделать на ужин. События то стремительно развиваются, то падают до описания ненужного. Я читала намного лучше.
Укрощение строптивых - Марш Эллен ТаннерМарина
19.12.2013, 13.43





Просто идеальный роман жанра. Мы с героями то попадаем в Индию, то в Шотландию. Иден не вписывается в рамки Викторианской Англии в силу своей экзотической судьбы и сильного характера. Главный герой не понимает свою юную жену, Видимо он уже стареет, так как значительно старше главной героини. Роман безусловно хорош. Читайте!.
Укрощение строптивых - Марш Эллен ТаннерВ.З.,66л.
10.09.2014, 20.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100