Читать онлайн Подари мне рай, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Подари мне рай - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Подари мне рай - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Подари мне рай - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Подари мне рай

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 25

Рассвет наконец пришел в занан розового дворца. Серебристый свет сменил темноту ночи, и первый порыв жаркого ветра тронул занавески. На соседней крыше прокукарекал петух.
Поднявшись с шелковых подушек, на которых он провел беспокойную ночь, Росс застонал и расправил затекшие конечности. В голове стучало от выпитого вместе с Валидом Али спиртного. Совершенно голый, он подошел к аркам, выполнявшим роль окон, и стал смотреть, как над минаретом ближайшей мечети гаснут последние звезды.
Через час, а может, и раньше, дом проснется, на базарной площади, примыкающей к саду розового дворца, торговцы начнут раскладывать товары. Через час жара станет жестокой, и он рискует своим здоровьем и здоровьем коня, если отправится в путь.
Так поступил бы только сумасшедший.
Тогда он, видимо, сумасшедший, так как должен ехать. Хотя что он скажет Море, когда вернется?
«Ошибка, – подумал он. – Я совершил ужасную ошибку».
Но вначале ему так не казалось. Может, потому, что легко удалось выяснить, откуда взялось несвежее мясо, которое съела Мора. Его купили у местного мясника, и опять-таки легко удалось вырвать у перепуганного человека признание в том, кому он это мясо продал.
Куда труднее протянуть нить от человека, подкупившего мясника, до женщины, которая затеяла все это и вручила своему наемнику мешочек монет в награду за услугу.
И если хорошенько вдуматься, станет ясно, что самая большая ошибка заключалась в том, что он приехал сюда, в Бхунапур, встретиться с Синтой Дай после того, как узнал правду. Было ошибкой позволить ей подумать хоть на секунду, что ее план удался, что его жена мертва, а он вернулся в Бхунапур к ней, Синте Дай.
Росс поморщился и сжал руками голову. Частично ошибка состояла в том, что он позволил Синте Дай поцеловать себя и поцеловал ее сам будто в порыве страсти, тогда как ему было нужно только ее признание.
Да, хитрость сработала и, да, он унял отчасти свой гнев, проведя, как предложил Валид Али, ночь в пьянстве и дурацких мужских разговорах. Но скоро взойдет солнце, весь дом проснется, и обсуждение ночных событий разгорится словно пожар: как танцовщица Синта Дай задумала отравить жену Гамильтон-сахиба, как Валид Али приказал выгнать танцовщицу из дому прямо среди ночи и отправить ее далеко на юг, дальше Калькутты и Пуны, туда, где никто из домашних никогда не бывал, в такое место, где у нее никогда уже не будет возможности строить козни.
Среди советчиков Валида Али нашлись и такие, кто предлагал умертвить танцовщицу в отместку за ее покушение на мэм-сахиб. Росс был потрясен силой их преданности Море. Но ведь и она так много сделала для обитателей этого дома, тут же вспомнил он.
Осознание этого тоже помогло ему успокоиться, и он понял: что бы ни случилось в будущем, в этом доме Мора всегда будет желанной гостьей.
И это неплохо, если иметь в виду, что Мора, возможно, не захочет оставаться в браке с ним, когда узнает о его «подвигах»:
Зная Мору и ее неистовый темперамент, можно ручаться, что ей дважды наплевать на то, что он разоблачил особу, которая покушалась на ее жизнь. Для нее будет иметь значение лишь то, что, едва перешагнув порог дома Валида Али, он потребовал, чтобы к нему привели танцовщицу, и скрылся с ней в самом уединенном и красивом павильоне занана.
– О черт! – пробормотал он.
Только бегума и две женщины из ее свиты видели его, но, вспомнив их ошарашенный вид, он лишь теперь понял то, что не дошло до него в то время: для них его встрепанная внешность и дикий взгляд должны были означать, что он стал жертвой собственной непреодолимой похоти. Почему бы иначе он не посчитался со всеми правилами приличия и просто закричал, чтобы ему доставили Синту Дай?
Даже Исмаил-хан неверно истолковал его намерения, потому что Росс почувствовал пыл его негодования, когда патан сопровождал его в глубину занана, где ожидала поднятая с постели танцовщица. Росс был так одержим жаждой мести, что даже не подумал о последствиях. И это лишний раз доказывало, насколько он лишился способности рассуждать здраво.
Мора и в патане обрела преданного друга. Богу ведомо, что друзья ей могут понадобиться. Ведь Мора, как и все обитатели дома Валида Али, сразу поверит, что он променял ее на свою бывшую любовницу.
Зная Мору достаточно хорошо, Росс ничуть не надеялся, что она предоставит ему возможность объясниться. Позор его явного отступничества был бы непереносим для любой новобрачной, не говоря уж о столь гордой и импульсивной женщине, как Мора. К тому же шпионы Кушны Дев, вероятно, заметили, как он заключил танцовщицу в объятия, и, разумеется, донесли ей об этом.
«Хотелось бы надеяться, что она не разнесет в доме все до последней вещи, – мрачно подумал он. – Надо было вернуться туда прошлой ночью и первым рассказать ей все».
Но она была так больна, ему казалось, что ей следует по-настоящему отдохнуть, отлежаться, хотя, если раскинуть умом, ему не стоило оставаться здесь и напиваться.
Господи, какая неразбериха!
Даже если Мора даст ему возможность объясниться и простит его неджентльменское поведение, она никогда не простит того, что он уехал, не сказав ей ни слова.
Нет, без полного взаимного доверия их брак обречен.
Какого дьявола он не сказал ей, что любит ее? В те минуты, когда они страстно ласкали друг друга и Мора, подняв на него глаза в трепетном ожидании, спросила его нежно и невинно, любит ли он ее. Это была бы основа доверия.
Она должна была это понять тогда! Почувствовать в каждом его поцелуе, в том, что он отдал ее прекрасному, покорному телу самую суть себя.
Конечно, он любит ее, любит до безумия, и все же... все же он побоялся произнести три простых слова, когда она попросила об этом. Стоять лицом к лицу с разъяренным тигром или убийцами-душителями было легче!
И теперь он должен расплачиваться за свое нежелание открыть жене тайны своей души и таким образом дать ей власть ранить его, если она сочтет нужным, так же как он часто ранил ее совершенно бездумно.
Он грубо выругался. Хорошенькое, однако, положение дел! Вот до чего довела его эта рыжая чертовка!
Да, он должен был вчера вернуться и пресечь слухи, которые понеслись к ней, не успел он появиться на пороге покоев бегумы. Вместо этого он выбрал дорогу труса, позволил Валиду Али уговорить себя и погрузился в пьяную болтовню о сводящих с ума загадках женщин и неудобствах брака.
За такие поступки он не заслуживал прощения. В глазах Моры его поведение столь же отвратительно, как поведение Бартона-Паскаля.
Ему необходимо вернуться и выдержать гнев, несмотря на то, что ее резкие слова могут его ранить. Несмотря на чертову жару, которая вполне может убить его, пока он доберется до бунгало в Кишнагаре, – Валид Али предложил считать дом свадебным подарком, полагая, что и Мора будет этому рада.
Росс рассмеялся горьким смехом. Наклонился и плеснул воды себе в лицо.
Как же он этого хотел! Превратить бунгало в дом для Моры и для себя самого – у Росса защемило сердце при мысли о такой возможности. Зная Мору, он не сомневался, что она немедленно присоединилась бы к нему в стараниях побудить других переехать туда и возродить к жизни некогда процветающий британский пост.
Мора была бы счастлива в окружение семьи и друзей. Возможно, Лидия и Теренс согласились бы поселиться там, а также добрейший доктор Мур, который заканчивает работу в армии в конце этого года. Но даже если так не получится, у Моры появятся многочисленные поводы вмешиваться в жизнь местных обитателей – ведь это для нее привычное и приятное дело. И вообще дел у нее будет немало: открыть школу для туземных ребятишек, основать больницу, добиться, чтобы девочки получали образование, а не только готовились к будущему куртизанок и наложниц.
Если быть откровенным до конца, он сам бы не прочь оставить военную службу и получить гражданскую должность, которая позволила бы ему обучать крестьян современным методам ведения сельского хозяйства и ирригации, чтобы не гибли урожаи и люди не голодали из-за того, что запаздывают муссонные дожди.
Но что пользы мечтать о счастливом конце? Мора теперь уже получила известия из Бхунапура или сама догадалась, куда он уехал. Она уезжает в Симлу и оставляет его навсегда.
Росс прислонился плечом к резной мраморной колонне и согнутым локтем прикрыл лицо. Как ни старался, не мог проглотить ком в горле и умерить сердечную боль.
Послышался легкий шорох – видно, кто-то раздвинул портьеры. Росс решил, что пришел слуга разбудить его. Он вспомнил, что стоит здесь совершенно голый, но не нашел в себе сил даже поднять голову и попросить, чтобы его оставили в покое.
Почти бесшумные шаги босых ног по каменному полу приближались к нему, но он по-прежнему не двигался с места. Он был бесконечно измучен.
Снова шорох материи – и прикосновение к его руке, такое легкое и нежное, словно он всего лишь вообразил его. Но запах сандала, тонкий, пряный запах, невольно пробудил его чувства.
– Сахиб болен?
Вопрос, произнесенный шепотом на хинди, был таким неожиданным, что вначале он не уловил его смысла. Потом яростно замотал головой:
– Нет. Оставь меня.
– Я не оставлю, сахиб.
Этот голос... и такой совершенно не в восточном духе отказ подчиниться... У Росса замерло сердце.
– Я узнала, что сахиб желает женщину. Что он проехал много миль верхом, чтобы найти некую танцовщицу. Я уверена, что он предпочтет внимание и заботы кого-то получше.
– А кто бы это мог быть? – спросил он, хотя прежде чем решиться заговорить, ему пришлось откашляться.
Мора почти прильнула теперь к нему, и он ощущал легкое прикосновение ее прелестного тела.
– Женщина, которая принесет тебе лучшее сразу из двух миров, сахиб.
– Это правда?
– Правда. Я откладывала приход сюда, чтобы научиться у знаменитой индианки кое-каким уловкам в искусстве любви.
– И что ты скажешь об уловках моей страны?
Как ему этого ни хотелось, он не мог себя заставить взглянуть на нее, словно боялся, что, если сделает это, она вдруг исчезнет.
Она засмеялась низким грудным смехом, и Росс задрожал.
– Тут нечему учиться, сахиб, меня им научил мой муж, а он мастер в этом искусстве. Могу я показать тебе, как хорошо я обучена?
Наконец-то, наконец... Росс выпрямился и повернулся к ней. Но слова, которые он собирался произнести, замерли у него на устах, когда он увидел ее.
На ней был чоли из темно-синего шелка, едва прикрывавший грудь. Темно-зеленые шальвары подчеркивали линию бедер. Остальная часть ее торса была обнажена, а талию обвивал кушак из бесценных жемчужин. Жемчуга украшали шею, жемчужные серьги свисали с ушей. На ней было тончайшее покрывало цвета спелого персика, отделанное серебром по краям, – такое же красивое, как и то, которое набрасывала на себя загадочная Чхота Моти. Но на этот раз лицо ее было открыто, и волосы заплетены в толстую рыжую косу, ниспадавшую до бедер.
Чаровница из Раджастхана и красивая племянница британского резидента наконец воплотились в одной женщине, и она стояла перед ним как прекрасное видение, воспламенившее его сердце. Как часто он мечтал о них, то есть о ней, томился желанием, и вот она, живая реальность, в тысячу раз более ошеломительная.
И она его не покинула. Она отыскала его здесь.
Он почувствовал, что не может сейчас говорить. Он только мог поднять руки и взять в ладони изумительное лицо жены.
– Сахиб позволяет?
Он успел уловить легкую дрожь в голосе, заметил неуверенность в блестящих глазах и понял, почему она пришла.
– Да, – хрипло прошептал он. – Сахиб позволяет.
Слезы выступили у нее на глазах, и он со стоном прильнул губами к ее губам. Он не мог видеть ее плачущей. Он должен быть уверен на всю жизнь, что она больше не прольет ни одной слезинки из-за него.
Он поцеловал ее медленно, нежно – и весь мир словно замер в молчании. Он обвил рукой ее талию и притянул к себе. Жемчужины у нее на поясе тихонько звякнули. Аромат ее духов кружил ему голову.
– Я люблю тебя. – Казалось, это произнес не его голос – такой неровный, такой неуверенный. – О Господи, как я люблю тебя! Я думал...
Он не договорил – и не мог продолжать. Но он должен – необходимо, чтобы она поняла, что происходит у него в душе.
– Я люблю тебя. С той минуты, как мы впервые встретились.
Глаза у него пылали. Мора накрыла ладонями руки, которые удерживали ее лицо, и Росс ощутил, как сильно бьется пульс на ее запястьях.
– Я люблю тебя, – повторял он, удивляясь тому, отчего он так долго боялся этих слов и правды, таящейся за ними. – Ты слышала меня, ты, мучительница моя, обожаемая чаровница с волшебными волосами? Я сказал, что люблю тебя!
В ответ ее губы сложились в улыбку, такую влекущую, что у него перехватило дыхание. Поднявшись на цыпочки, она обняла его за шею. Медленно-медленно ее тело все теснее соединялось с ним – жаркое слияние, от которого закипала кровь в жилах.
– Да, я слышала тебя. – Ее губы коснулись его губ. – А теперь идем, – добавила она шепотом. – Докажи мне это.
Он засмеялся ликующим смехом, поднял ее на руки, отнес на подушки. И доказал...


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Подари мне рай - Марш Эллен Таннер


Комментарии к роману "Подари мне рай - Марш Эллен Таннер" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100