Читать онлайн Подари мне рай, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Подари мне рай - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Подари мне рай - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Подари мне рай - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Подари мне рай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Следующий вечер был жарким, солнце садилось во влажном тумане. Спешившись возле своего бунгало после очередной поездки по округу, Росс увидел, что на ступеньках крыльца его дожидается посыльный из резиденции.
– Он здесь уже больше часа, – сказал Гхода Лал.
– Карлайон-сахиб хочет меня видеть?
Посыльный часто-часто замотал головой.
– Прямо сейчас, хузур.
– Я только что вернулся из Сундагунджа. Скажи ему, что мне сначала нужно помыться и пообедать.
– Но, хузур, вызов срочный. Мне приказано ждать, пока...
– Мисс-сахиб вернулась, – негромко перебил посыльного Гхода Лал.
Росс вскинул голову:
– Когда?
– Сегодня днем.
– О Господи, помилуй!
Пропыленный, усталый, злой, Росс немедленно явился в резиденцию, Не дожидаясь, пока Лала Дин объявит о его приходе, он направился прямо в гостиную.
Какой бы фурор ни произвело возвращение Моры в его отсутствие, сейчас обстановка в гостиной казалась спокойной. Открывшаяся перед ним сцена являла собой некий образец нерушимой семейной гармонии. Лоренс Карлайон сидел в любимом кресле, потягивая виски с содовой, его жена что-то читала ему вслух из «Калькутта ревю». Лидия устроилась у окна рядом с Теренсом, который держал ее за руку.
И никаких признаков присутствия Моры. Росс кашлянул.
Спокойствие тотчас рухнуло, все вскочили на ноги.
– Росс!
Лоренс выступил вперед, его полное лицо порозовело от радости.
– Я уже слышал, сэр. С ней все хорошо?
– Лучше быть не может. Немного слезлива, конечно...
– Мы все так рады, что она вернулась, – добавила Дафна, прочувствованно прикладывая к глазам носовой платок.
– Я пытался найти вас раньше, – продолжал Лоренс, – но ваш слуга сказал, что вы отправились в инспекционную поездку.
– Я выехал рано утром. – Росс переводил взгляд с одного улыбающегося лица на другое. – Но где же она находилась все это время?
– В Лакхнау, – ответила Лидия.
– Лакхнау!
– Ладно-ладно. – Лоренс похлопал Росса по плечу. – Не стоит так изумляться, Росс. Ведь это ее родной город! Жаль, что я сам не вспомнил вовремя об этом и не отправил вас на поиски туда. Она жила у друзей своих родителей, которые сердечно приняли ее.
– И все это потому, что она просто должна была покинуть Дели, – дрожащим голосом произнесла Дафна.
– Успокойся, Даффи. – Лоренс подошел к жене и ласково похлопал ее по руке. – Не надо плакать.
– Но мне так жаль бедное дитя!
– Нам всем тоже, мама, – добавила Лидия со слезами в голосе.
Росс почувствовал, что теряет терпение.
– Может, кто-нибудь сделает одолжение и расскажет мне, что произошло? Вы ведете себя так, будто кто-то по меньшей мере умер!
Никто, казалось, даже не обратил внимания на его грубость: видимо, эмоциональные всплески были сегодня в порядке вещей.
– Но ведь все это именно из-за того, что кто-то умер, – пояснила тетя Дафна дрожащим голосом. – Скончалась мать Чарльза.
Росс изобразил вполне правдоподобное удивление:
– Мать Чарльза Бартона-Паскаля? Жениха мисс Адамс?
Тетя Дафна кивнула:
– Разве это не ужасно? Чарльз, естественно, должен был немедленно покинуть Индию, чтобы уладить дела с наследством. Как мы понимаем, он вернется не раньше чем через год. Знаете, он уехал так поспешно, что даже ни с кем не попрощался. Даже со своей невестой! Мора была сама не своя – и кто упрекнет ее за это?
– Она т-так предвкушала н-нашу двойную свадьбу, – заикаясь проговорила Лидия и расплакалась уже по-настоящему. Теренс тут же предложил ей в качестве опоры свою руку.
Отойдя к окну как бы под влиянием эмоций, Росс спросил:
– Но почему же она убежала в Лакхнау?
– Ну, мой мальчик, это же совершенно очевидно! Она была слишком подавлена, чтобы общаться с нами. Сердце разбито. Должна побыть одна. Вы же знаете, как она темпераментна.
– Да, сэр, я знаю.
Дафна громко всхлипнула.
– Смею предположить, что она скоро придет в себя, – бодрым голосом заметил Росс и обратился к британскому резиденту с совершенно спокойным видом: – Что вы намерены делать с ней теперь?
– Делать? Я... хм-м, мы, собственно, не обсуждали такой вопрос.
– И не будем обсуждать, – твердо заявила Дафна. – Я с девочками уезжаю в Симлу на следующей неделе. У милой Моры будет достаточно времени, чтобы оправиться от сердечной боли.
Лоренс одобрительно кивнул:
– Несколько месяцев в горах пойдут ей на пользу.
Росс понял, что они не имеют представления об истинной причине бегства Моры из Дели. Пусть их воспоминания о Чарльзе не будут омрачены отвратительной правдой.
Что ж, вполне подходящее для всех завершение тревожных событий. Воистину этой девушке сопутствует пресловутое ирландское счастье! Но...
Лала Дин появился в дверях. Глаза резидента весело вспыхнули.
– А, ужин подан? Вы поужинаете с нами, Росс?
– Боюсь, что нет, сэр. Я не одет для такого случая.
– Но Мора так огорчится! – запротестовала Дафна.
– Кстати, где же она?
– Отдыхает. Может, послать за ней?
– Все в порядке, тетя Дафна. Я здесь.
Все разом оживились. Никто не мог бы проявить больше заботы и внимания, чем члены ее семьи, когда они окружили девушку. Нахмурив брови, Росс признал про себя, что выглядит Мора неважно: под глазами легли тени, и обычный румянец исчез.
И все же она и сейчас была ошеломительно красива. Айя уложила ее волосы в высокий шиньон, их яркий рыжий цвет так и сиял в свете ламп. Этот стиль придавал особое достоинство ее юным чертам, но Росс тем не менее решил, что предпочел бы видеть ее волосы заплетенными, такими, как в занане, когда толстая золотисто-рыжая коса спускалась по спине до самых, бедер.
О да, он прекрасно знал, как она носила ее под покрывалом, которым окутывала себя, пока жила в занане. Он понял, кто она такая, еще до того, как увидел ее в саду Валида Али прошлой ночью.
Но признаться, не узнал бы ее и не нашел без помощи Кушны Дев.
После встречи с бегумой утром в саду Росс изъездил город вдоль и поперек в бесплодных поисках Моры. Когда точно такие же поиски в Сундагундже тоже не принесли успеха, он проскакал без отдыха весь путь до Дели. Ничего удивительного, что настроение у него было скверным, когда он приехал туда. И оно еще ухудшилось, когда он узнал от встревоженного Лоренса Карлайона, что Моры нет.
Не в силах выносить слезы женщин и мрак, нависший над домом Каррингтонов, он в бешенстве покинул Дели и проделал верхом весь обратный путь в Бхунапур только для того, чтобы узнать, что Исмаил-хан ждет уже больше суток, чтобы вручить записку Кушны Дев ему лично.
Тот факт, что Мора все время находилась в занане, переполнял его неистовой яростью. Многое из того, что раньше было для Росса загадкой, стало ему вполне ясным.
В записке Кушна Дев настойчиво просила его проявить сдержанность, подождать, пока он будет полностью владеть собой, прежде чем снова прийти в занан и встретиться с Морой. Ее требование еще больше распалило темперамент Росса, но после того, как он отослал Исмаил-хана, выкупался, побрился и поел, он успокоился настолько, чтобы оценить разумность совета Кушны Дев.
Не пристало сахибу устраивать сцены в доме у женщины-мусульманки, особенно если мужчины в отъезде. Росс слышал, что Валид Али уехал, и теперь добрую часть ночи размышлял, какой бы найти повод, чтобы посетить розовый дворец в отсутствие хозяина.
Когда доклад о стрельбе в саду дворца попал в резиденцию, Росс отправился расследовать дело – властью британской короны.
Он узнал Мору – независимо от письма Кушны Дев – с первой минуты, как увидел в саду Валида Али закутанную в покрывало красавицу. В последние несколько недель ему довелось достаточно близко сойтись с ней, и он уже не мог ошибиться снова. Поначалу он страшно злился на нее, но когда чоукидар оставил их наедине, Росс вдруг почувствовал, как она несчастна, и смягчился.
Он вовсе не намерен был заниматься с ней любовью в прошедшую ночь – и вообще никогда больше! Индийская жрица любви – это одно, а племянница британского резидента, несмотря ни на какое переодевание, – совсем другое.
Только один поцелуй. Они дали слово, он и Мора. Но желание и страсть уничтожили все их лучшие намерения в ту же секунду, как их губы соприкоснулись. И Мора отдалась ему также безоглядно и доверчиво, как в первый раз.
Любила ли она его?
Склонившись над ней, Росс не увидел в ее красивых, обведенных тенями глазах ничего, кроме полного спокойствия. Но Мора была прирожденной актрисой – теперь он это хорошо знал! Однако с какой стати она должна испытывать к нему нежность? Он боролся со своим чувством к Море весьма своеобразно: был груб, держался на расстоянии, холодно разговаривал с ней. И убеждал себя, что его покорила загадочная индийская девушка из Раджастхана.
Любила ли она его?
Росс удивился бы, если бы это было так. Но многое бы отдал, чтобы узнать точно. Когда-нибудь он постарается вспомнить каждую улыбку, каждое слово, каждый ее взгляд и обдумает все это с точки зрения открытого им ее обмана.
Еще он думал о вероятности зачатия. Теперь он, разумеется, понимал, что в первый раз она пришла к нему в объятия девственной.
Глядя на ее бледное лицо, он с внезапно вспыхнувшим щемящим чувством подумал о том, с чем может быть связана эта бледность.
«Ты придешь ко мне, – приказывал он молчаливой Чхота Моти, – не важно, где ты будешь, невзирая на обстоятельства».
Поняла ли она истинное значение его слов? Тогда она должна забыть о маскараде и прийти к нему с правдой. Непременно!
Но придет ли?
Возможно, если он сам скажет ей, что разгадал загадку. Но Кушна Дев просила его не делать этого, и он внял ее просьбе и рад, что поступил так.
– Как я понял, вы провели последнюю неделю в Лакхнау, мисс Адамс?
Он не играл с ней. Просто не знал, что сказать. Мора кивнула, не глядя на него.
– Мои родные говорят, что вы много сделали, пытаясь отыскать меня. Я очень признательна. Прошу прощения, что невольно причинила вам затруднения.
– Услуга в самой себе несет награду, – ответил он небрежно.
Услышав знакомые слова, Мора просто убрала свою руку из его ладони и отошла.
– Она сама не своя, – прошептала тетя Дафна. – Как вы думаете, что нам делать с ней?
– Совершенно ни к чему спрашивать об этом Росса, – выразил протест дядя Лоренс.
– Признаться, я мало разбираюсь в мыслях и настроениях молодых леди, – согласился с ним Росс.
Или в их сердцах...
Вспомнив, что семейство собирается ужинать, Росс коротко поклонился и не стал дожидаться, пока Лала Дин проводит его.
– Некоторые люди совершенно не меняются, верно? – задала вопрос тетя Дафна, глядя Россу вслед. – Идем, дорогая. – Она взяла Мору под руку. – Пошли ужинать. Ты стала такой худышкой.


Так началась для Моры трудная неделя – вопреки тому, что ее друзья и родные не могли быть более заботливы и добры к ней. Даже те матроны, которые были склонны злорадствовать по поводу разрыва ее помолвки с богатым Чарльзом Бартоном-Паскалем, искренне сочувствовали девушке, такой бледной и подавленной.
Однако этот скандал не оказался таким уж трагическим. Карлайоны не намерены были обсуждать тот факт, что племянница сбежала в Лакхнау без их спроса, а потому и другие не сплетничали по этому поводу. Дамы из военного городка ограничились тем, что навестили Карлайонов, выразили свое сочувствие и приветствовали возвращение семейства в их общество. Воспоминания вскоре поблекли, и к концу недели имя Чарльза Бартона-Паскаля мало кто упоминал.
Но вовсе не расспросы и соболезнования причиняли Море постоянные страдания, а то, что, вернувшись домой из розового дворца, она столкнулась с прежней неопределенностью своих отношений с Россом Гамильтоном. Она видела его почти ежедневно за каким-либо занятием, сталкивалась с ним, когда он входил в офис дяди или выходил оттуда. Иногда они разговаривали, чаще нет, и хотя Росс держался с ней неизменно вежливо, он явно намеренно соблюдал Дистанцию между ними.
В глубине души Мора не переставала надеяться, что он проявит к ней больший интерес теперь; когда ее помолвки с Чарльзом уже не существует. То, что он знал правду о причинах ее бегства из Дели, казалось бы, должно было сблизить их, но Росс ни разу не упомянул о злополучном эпизоде, когда им случалось остаться наедине.
Мора мало-помалу пришла к ужасному заключению, что Росс не испытывает к ней теплых чувств. Если он и любит кого, так несуществующую двоюродную сестру Кушны Дев. Ни один мужчина, который обладал женщиной, целовал ее, шептал самые нежные слова, как это делал тогда Росс, не может быть равнодушным!
Каждую бессонную ночь, проведенную с тех пор – а их было немало, – она боролась с желанием рассказать Россу правду. Но была слишком горда для этого. Ведь она и в самом деле та женщина, которую он любит, он мог бы сразу узнать ее по голосу, прикосновениям, даже, несмотря на темноту, по цвету глаз. Не мог он, в конце концов, быть до такой степени ослеплен очарованием таинственной Маленькой Жемчужины.
О! Как она начала ненавидеть это имя! Как уязвлена была ее гордость сознанием, что ревнует к несуществующей женщине, к той, кем была она сама!
Подавленная, униженная, несчастная в любви, Мора не в состоянии была ни спать, ни есть, ни сделать вид, что к ней вернулся прежний душевный настрой, который раньше считали в семье надоедливым и утомительным для окружающих, а теперь были бы рады его возвращению. Ей уже нет необходимости волноваться по поводу возможной беременности – опасения отпали меньше чем через неделю после ее появления в резиденции, но в критические дни она оставалась бледной и вялой. Дядя с теткой в один голос твердили, что чем скорее они уедут в горы, тем лучше для всех.
И вот однажды вскоре после рассвета Росс, проезжая верхом мимо резиденции, наткнулся на череду открытых и крытых повозок, заполонивших всю подъездную дорогу. Носильщики хлопотали под надзором Лала Дина возле свертков и сундуков, перетаскивая их к повозкам, в то время как их начальник с важным видом стоял на веранде и сверялся с толстой пачкой списков.
Росс натянул поводья и спешился. Быстро взбежал по ступенькам.
– Что происходит, Лала Дин?
– Мэм-сахиб решила отправить вещи в Симлу сегодня. Погоду считают подходящей для переезда.
– А сама мэм-сахиб?
– Семья уезжает завтра.
Их не будет по крайней мере три месяца, если не больше. В горах, в тени великого Гиндукуша, погода будет прохладной, Росс это знал. Лоренс Карлайон останется здесь, и он тоже. Работы невпроворот, особенно дел в Сундагундже.
Глядя на непрерывный поток слуг, выносящих из резиденции мебель, одежду и ящики с домашней утварью, Росс сдвинул брови и полез в нагрудный карман за сигарой. Он был усталый и злой, потому что всю ночь провел, беседуя с крестьянами, а потом, перед самым рассветом, поскакал в Бхунапур поговорить с Мохаммедом Хаджи.
К сожалению, эта встреча ничего не дала Россу. Разговор не касался Моры Адамс, ее имя даже не упоминалось. Росс надеялся получить убедительные доказательства того, что готовится мятеж против британских представителей в Бхунапуре, так как Мохаммед Хаджи мог быть в курсе подобных дел.
Черт бы побрал этих скрытых индусов! Почему ни один из сотни не дал ему сведений, которые он искал? В деревне наверняка полно было людей, которые знали о передаваемых шепотом угрозах британским властям в Бхунапуре! Росс отлично знал, что лишь немногие жители Бхунапура хотели, чтобы старый продажный деспот вернулся к власти. Но они были фанатиками. И Росс с Карлайоном в последние полгода немало потрудились над тем, чтобы вытащить каждую такую змею из ее норы.
Участие Росса в земельном споре между двумя самыми влиятельными талукдарами в Сундагундже было прикрытием, легендой, нужной до тех пор, пока он сам и Гхода Лал тайно выслеживали и арестовывали людей, виновных в подстрекательстве к бунту. Но их деятельность перестала быть тайной, иначе Гхода Лал не получил бы удар ножом, а Росс не стал бы объектом засады в овраге у моста возле Сундагунджа.
И теперь надежный осведомитель узнал, что кто-то в доме Валида Али связан с мятежниками. Валид Али, приветливый и беспечный, просто отмахивался от предположений английского друга, вот почему Росс и отправился к его глуповатому двоюродному брату в надежде, что тот знает больше.
Ничего он от него не добился! Росс втоптал окурок в пыль каблуком. Ему бы следовало радоваться, что Мора, ее кузина и тетя уезжают завтра в Симлу. Ни он, ни Лоренс Карлайон, впрочем, не считали, что женщинам грозит реальная опасность, но все же лучше им не путаться под ногами.
– Капитан Гамильтон.
Мора, одетая в свой голубой костюм для верховой езды, вышла на веранду. Она выглядела свежей и красивой – успокоительный контраст пыли и жаре наступающего утра.
Росс, глядя на нее, состроил обычную угрюмую мину.
– Доброе утро, мисс Адамс. Собираетесь на прогулку верхом?
– Да. Немного поздно. Исмаил-хан нездоров.
– Вот как?
– Он уверяет, что болезнь пустячная, но я предпочла, чтобы он остался дома.
Лицо у Росса сделалось еще более угрюмым.
– Так вы вздумали ехать одна?
Она пожала плечами:
– Все заняты.
– Собираются в Симлу. Я это знаю!
– Мы уезжаем завтра.
С этими словами она взглянула на него, и вид у нее был такой убитый, что у Росса екнуло сердце.
– Едемте, – прорычал он. – Я буду сопровождать вас.
С тем же успехом он мог таким тоном предложить, что разрежет ее на мелкие кусочки и съест за завтраком. Прежде чем Мора произнесла хоть слово протеста, Росс взял ее под руку и повел на конюшню, где уже ждал оседланный Фокс. Бесцеремонно подсадив ее в седло, он взял другую лошадь из стойла, так как его собственная сильно устала.
Через десять минут они уже выехали из ворот городка, и жара обрушилась на них. Восход солнца был золотым, на равнине чередовались, не смешиваясь, пурпурные, зеленые и коричневые пятна. Коршуны кружили в вышине, а вдали, вздымая пыль над горизонтом, галопировало стадо черных быков.
– День обещает быть очень жарким, – сказал Росс, когда они бок о бок зарысили по дороге. – Как хорошо, что вы уезжаете в горы.
– Я не хочу ехать в Симлу, – не глядя на него, проговорила Мора.
– Моя дорогая девочка, все хотят ехать в Симлу. Прохлада горного воздуха и красота Гиндукуша сделали этот край очень популярным у наших соотечественников. Там даже может выпасть снег.
– Ну, снег! Мы на него насмотрелись в Англии. Хватит!
Он приподнял бровь.
– Мне следует понимать, что вы предпочли бы остаться здесь?
Он широким жестом указал на равнину, красивую на свой лад, но не идущую в сравнение с могучими Гималаями или яркой зеленью Британских островов.
– Наверное, я привыкла к этому, – вздохнула Мора.
– И вы не мечтаете о вечерах и танцах?
– А вы? – сверкнула она на него глазами.
– Задет, – усмехнулся он и вдруг понял, как ему будет не хватать ее.
Светский круговорот в Симле будет в самом разгаре, когда она туда приедет. Британские граждане со всех концов Индии соберутся там, чтобы провести лето, играя в крикет и в карты, охотиться, танцевать и флиртовать, влюбляться и договариваться о помолвках...
Росс сжал губы. Дафна Карлайон, само собой, будет держать племянницу на коротком поводке после того, что случилось в Дели.
Он вдруг сообразил, что Мора о чем-то его спрашивает.
– Что?
Ах чтоб тебе! Ей так трудно было задать ему этот вопрос. Мора посмотрела на свои руки.
– Вы сами собираетесь съездить в Симлу?
– Я не смогу отлучиться вплоть до сентября.
– Это отложенный отпуск?
Росс кивнул. Лоренс Карлайон заверил его, что он получит отпуск, как только дело с индусским святым будет улажено.
– Я подумываю о том, чтобы вернуться на время в Англию.
– Вот как. – Руки Моры крепче сжали поводья. – Вот как.
Росс сощурился, но Мора уже весело вскинула на него глаза:
– Не пуститься ли нам в галоп, капитан Гамильтон?
Он последовал за ней на некотором расстоянии, опасаясь, как бы ее лошадь не споткнулась или не испугалась чего-то. И схватился за оружие, когда два всадника выехали на дорогу впереди них из густых зарослей бамбука.
То были бородатые мусульмане на лошадях куда более сытых, чем у местных жителей, и Мора задержала дыхание, так как узнала этих людей. Это были братья, из слуг высокого ранга в доме Валида Али. Младший, Атток, был красив мрачной, демонической красотой и в последние недели проявлял настойчивый интерес к танцовщице Синте Дай.
Второй был в том же возрасте, как и Валид Али, и прислуга считала, что он один из самых доверенных советчиков хозяина. Кушна Дев прозвала его Орлом за нос, похожий на клюв, и чрезмерную гордость. Мора, пока жила в занане, не сталкивалась с этим человеком лицом к лицу и не думала, что он или Атток узнают ее при встрече.
Четыре всадника съехались посреди дороги, и мусульмане, натянув поводья, вежливо поздоровались с Россом. Они не обратили внимания на Мору, потому что женщины белых сахибов их вообще не занимали. Любопытствующий взгляд на ее волосы – вот и все, чего она удостоилась. Мора проехала чуть дальше, дожидаясь, пока они обменяются любезностями с Гамильтоном.
– Они едут на праздник, – сообщил ей Росс, присоединившись к ней.
– Да? А куда?
– В Панджор, сразу за границей.
– Вы собираетесь туда? – спросила она.
– Еще не решил. Это может оказаться полезным.
– Потому что вы все еще пытаетесь выяснить, кто хотел устроить на вас засаду в овраге?
– Вы не забываете об этом, – хмуро произнес он.
– Как бы я могла забыть?
– Вы, на свою беду, чересчур любите вмешиваться не в свои дела.
Мора вспыхнула, хотя Росс говорил без обычной резкости.
– Я имею право знать!
– Вот как? Это почему же?
Он задал вопрос небрежно, но Мора почувствовала, как по спине пробежал холодок, как бы предостерегая ее от излишней дерзости.
– Но ведь это я подслушала заговорщиков, не так ли?
– В саду резиденции, – напомнил Росс, хотя недавно пришел к заключению, что дело было в саду возле дома Валида Али, и понимал, что Мора ни в коем случае не признается в этом. – Я хотел бы вас спросить. Откуда вы узнали, что мой слуга получил удар ножом?
– Так говорил Исмаил-хан.
– Ваш патан неглуп, – спокойно заметил Росс.
– Значит, это правда?
Он посмотрел на нее задумчиво.
– Все-таки хорошо, что вы уезжаете в Симлу.
Подбородок немедленно взлетел вверх.
– Почему? Вы считаете, что я стану вмешиваться?
– Так, как в последний раз? Надеюсь, что нет. – Улыбаясь, он наклонился и приложил палец к ее губам. – Нет, не говорите ничего. Я знаю, почему вы приходили, и обещаю в следующий раз выслушать вас, если вы захотите сообщить мне нечто важное.
Губы Моры задрожали, и она отвернула голову. Что он скажет, если она признается, что это она была в его объятиях, что она любит его до боли? Сочтет ли это важным или просто рассмеется?
– Нам пора возвращаться, – произнесла она сдержанно.
– Я тоже так думаю. Не то мы поссоримся через минуту.
Просто прелестное поведение перед разлукой на три месяца!
Мора отпустила поводья.
– Мисс Адамс.
Мора приподняла бровь.
– Вы будете осторожны в Симле?
– Зачем? Что там может со мной случиться?
– С такой отважной девушкой, как вы? Очень многое.
Мора тряхнула головой, ей стало легче при мысли, что он поддразнивает ее.
– Я не собираюсь охотиться на тигров, если вы это имеете в виду.
– А как насчет охоты на мужей?
Глаза ее полыхнули огнем.
– Это неуместно, капитан.
– У вас теперь нет матримониальных намерений?
Она фыркнула совсем не в стиле леди, зато вполне в стиле Моры, и Росс должен был приложить усилия, чтобы не улыбнуться.
– Поверьте, у меня их не было и в первый раз.
Росс был искренне удивлен.
– В таком случае чего ради вы приняли его предложение?
– Я еще несовершеннолетняя, – колко напомнила она.
– Ваш дядя?
– И тетя. И Лидия. Все они его одобряли.
– А вы – нет.
Она только пожала плечами.
– А я подумал...
– Что? – не удержалась она от вопроса, когда он умолк.
– Не имеет значения в свете того, что произошло.
Оба мысленно вернулись к сцене на лестничной площадке в доме у Чарльза в Дели. Но то ли память об ужасной картине уже померкла в сознании, то ли тоска по случаю грядущего отъезда накрыла все своей тенью, но Мора вдруг обнаружила, что происшедшее больше не вызывает у нее ужаса и отвращения, как раньше.
Глаза их встретились, и они улыбнулись друг другу – впервые за долгое время свободно и без натянутости.
– Вы будете осторожной в Симле? – полувопросил Росс.
Это было уже в какой-то мере похоже на выражение заботы о ней.
– Буду, – пообещала она, и они повернули на дорогу к дому. На сердце у Моры было спокойно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Подари мне рай - Марш Эллен Таннер


Комментарии к роману "Подари мне рай - Марш Эллен Таннер" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100