Читать онлайн Подари мне рай, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Подари мне рай - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Подари мне рай - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Подари мне рай - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Подари мне рай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Прием в саду у Питерсов оказался скучным, как и опасалась Мора. Полковой оркестр играл бесконечные патриотические марши, облаченные в ливреи слуги разносили гостям на подносах разнообразные закуски. Дамы прогуливались по лужайке в нарядных туалетах и соответствующих шляпах. Происходил обмен комплиментами и сплетнями. Джентльмены толковали о поло и играх в крикет в Пуне.
Мора гуляла под пальмами с Чарльзом, ее пальчики слегка прикасались к рукаву жениха, как то было предписано этикетом. Чарльз выглядел неотразимо в своей визитке и высоком воротничке, и каждый из гостей заверял Мору, что она будет восхитительно счастлива с того момента, как станет миссис Чарльз Бартон-Паскаль.
От всего этого ей хотелось пронзительно кричать.
– Вы станете прекрасным дополнением к нашей дружеской компании, – высказалась Аманда Питерс.
Это был наивысший комплимент – знак того, что Чарльз и его нареченная будут официально приняты в высшее общество Дели.
Слова Аманды были встречены общим одобрительным ропотом. Тетя Дафна сияла. Еще раньше та же честь была оказана Лидии.
– Где вы намерены жить? – любезно продолжала миссис Питерс. – Надеюсь, в Дели?
– Боюсь, что нет. – С этими словами Чарльз фамильярно обнял Мору за талию. – Мы вернемся в Англию сразу после медового месяца.
Все так и ахнули.
– Это правда, Мора?
Но Мора не могла ответить тетке. Она лишь смотрела на Чарльза, не менее удивленная, чем все остальные.
– Вы не будете здесь жить? – наконец спросила Лидия.
– В Индии? – с пренебрежительным смешком произнес Чарльз.
Мора больше не в силах была оставаться здесь ни минуты. Она улучила момент, отвела тетку в сторону и почти умоляла разрешить ей уйти – у нее внезапно сильно разболелась голова.
Встревоженная видом племянницы, тетя Дафна охотно согласилась. Пусть Мора немного подождет, она сейчас позовет Лоренса и Лидию.
– О, вам всем совершенно ни к чему портить себе удовольствие! Я вполне могу уехать с майором и миссис Боттишем. Может быть, ты попросишь их высадить меня возле дома Каррингтонов.
Вопрос был тотчас улажен, и Мора, отклонив предложение Чарльза самому проводить ее, села в экипаж Боттишемов. Все дружно признали, что милая девочка неважно выглядит. Что это с ней?
В самом деле что?
Мору буквально трясло от злости, когда чуппрасси Каррингтонов впустил ее в безмолвный дом. Наверху в своей прохладной комнате она опустила больную голову на подушку. Сейчас она была рада побыть одной. Хотелось кричать и кричать. Убить себя. Убить Чарльза. Вырвать у него сердце и втоптать в пыль.
Вместо этого она громко рыдала в подушку, плакала так, как не плакала уже много лет. Когда слезы наконец иссякли, Мора умылась и по возможности привела себя в порядок перед зеркалом в ванной.
Спускаясь вниз, она уже чувствовала себя спокойнее. Попросила чуппрасси принести напиток похолоднее, устроилась в библиотеке мистера Каррингтона и начала строить планы, как лучше избавиться от самого последнего кошмара. Одно дело выйти замуж за человека, которого не любишь, и совсем другое – позволить ему увезти себя из Индии.
Да она скорее умрет. Но сначала убьет его.
Она забыла о времени, строя планы один хитроумнее другого, но вдруг услышала быстрые шаги в холле и с удивлением увидела в дверях библиотеки кхансамаха – повара Каррингтонов.
– В чем дело? – вскочив на ноги, спросила она. Мора ни разу не видела, чтобы повар вышел из кухни.
Он не говорил по-английски, но по его бурной жестикуляции легко было догадаться, что он умоляет Мору пойти с ним.
Первым делом она подумала, что в кухне вспыхнул пожар. Это часто случалось в таких вот величественных домах.
Она бегом последовала за поваром в темную, пахнущую маслом кухню. И замерла в дверях в полном изумлении – слуги метались по кухне в полной панике, размахивая руками и колотя одна о другую крышками кастрюль. Шум стоял оглушительный.
И Мора поняла, из-за чего весь этот беспорядок. Шакал проник в кухню из сада и стащил ногу буйвола, которую жарили на плите господам на ужин. Теперь зверь забился в угол, не выпуская из зубов свою добычу.
Мора ничего не могла с собой поделать и расхохоталась громко и весело. Это было так чудесно – смеяться после того, как провела целый час в полном унынии. Пройдя сквозь толпу орущих служанок, она распахнула заднюю дверь, которую, должно быть, захлопнули впопыхах. Схватила метлу и попыталась выгнать животное.
Шакал принялся бегать кругами по кухне.
А Мора все смеялась, выкрикивая:
– Прочь! Убирайся! Шу-у!
Заметив, что мисс-сахиб ничуть не боится, слуги принялись звенеть крышками и орать с новым энтузиазмом.
Шакал метался из стороны в сторону, Мора изо всех сил старалась подтолкнуть его к двери. Не имело смысла объяснять слугам, что они пугают зверя. Они развлекались вовсю, шум не прекращался.
В конце концов, шакал нашел дверь, выскочил и скрылся в кустах, бросив мясо. Поднялись радостные крики, все принялись размахивать крышками и кухонными полотенцами в знак триумфа, а Мора своей метлой.
В самый разгар ликования она вдруг заметила, что кто-то стоит у двери, ведущей в холл. Этот кто-то не принимал участия в общем веселье, но наблюдал за Морой, скрестив руки на широкой груди.
– Никто не отвечал на стук в дверь, – объяснил Росс, когда глаза их встретились. – Я услышал шум и вошел.
Мора едва могла говорить от смеха.
– Капитан Гамильтон, вы имеете обыкновение возникать в моменты самого невероятно хаоса!
Слуги смолкли при первом же звуке глубокого голоса Росса. В наступившей тишине слова его прозвучали достаточно резко:
– Вы должны напомнить им, чтобы они держали двери и окна закрытыми. Шакал или бродячая собака могут оказаться опасными.
Веселость Моры улетучилась. Спрашивается, он-то из-за чего так злится? Еще секунду назад у нее голова закружилась от радости, что она видит его, а теперь ей хочется, чтобы он поскорее ушел. Повернувшись к нему спиной, Мора поставила на место метлу.
– Что привело вас в дом Каррингтонов, капитан Гамильтон? – холодно спросила она. – Боюсь, что, кроме меня, никого нет дома.
– Это я понял. У меня письма для ваших дяди и тети. Их доставили в Бхунапур в день моего отъезда. Большинство пришло из Англии. Я подумал, что мистеру и миссис Карлайон хотелось бы получить их как можно скорее.
– Вы могли вчера отдать их мне.
– Я не ожидал, что увижу вас вчера.
Мора пустила еще одну стрелу:
– Вы могли попросить вашего слугу доставить их.
Каковы бы ни были его действительные мысли, мог же он хотя бы сказать, что заехал справиться, как она себя чувствует после вчерашнего теплового удара, и повидать ее...
Росс хмуро достал пакет из нагрудного кармана. Пальцы их соприкоснулись, когда он передавал пакет, и она отдернула руку, словно обожглась. Держа письма за спиной, вздернула подбородок.
– Очень любезно с вашей стороны. Благодарю. Что в резиденции? Признаться, я соскучилась, хотя мы уехали оттуда лишь недавно.
– Все по-старому. Я и сам уезжал довольно надолго и вернулся только перед отъездом в Дели. О, да ведь мне довелось повидать вашего патана. Мы столкнулись с ним на Синдха-Бхатской дороге. Известно ли вам, что в ваше отсутствие он вернулся в город?
Мора кивнула, лицо ее смягчилось.
– Как он там?
– Грубоват, как всегда. – Росс слегка улыбнулся. – Интересовался, когда вы вернетесь. Говорил, что его конь застоялся. Смею сказать, что он хотел бы снова поселиться в своем биби-гурхе.
Мора была поражена силой тоски по дому, которую ощутила при этих словах. Раньше даже не осознавала, насколько привязалась и к Исмаил-хану, и вообще к мирному Бхунапуру, пока не покинула того и другой ради жаркого, беспокойного Дели. А Чарльз намерен увезти ее из Бхунапура!
Под влиянием этой просто ужасной мысли она чуть было не поведала Россу свои горести. Но как могла она сказать ему хоть слово, если он глядел так, будто один ее вид вызывал у него неприязнь?
К вящему неудовольствию Моры, у нее защипало в носу. Ни за что! Она пролила достаточно слез. Чтобы скрыть от Росса предательскую влагу на глазах, Мора принялась разбирать письма. Один конверт со многими переадресовками привлек ее внимание.
– Да ведь это письмо для мистера Бартона-Паскаля!
– Знаю, – холодно, произнес Росс. – Его слуга отдал мне конверт в день моего отъезда. Так я узнал, что он тоже в Дели. Решил, что вам приятно будет самой вручить ему письмо.
Но это была телеграмма, причем распечатанная – в Индии туземные слуги нередко интересовались почтой хозяев.
Дикая, невероятная мысль вдруг поразила воображение Моры. Что, если Чарльз кого-то оставил на родине – любовницу или даже невесту? О ком он ни слова не сказал ей, и теперь эта женщина, не желая уступать Чарльза Море, послала телеграмму, осуждая их помолвку, едва новость достигла берегов Англии.
Невозможно. Безрассудно. Но ведь это был бы выход...
Плюнув на собственную гордость, она развернула телеграмму и прочитала ее на глазах у Росса и слуг. Задохнулась от волнения и подняла на Росса широко раскрытые глаза:
– О, Росс, какая ужасная новость! Умерла мать Чарльза!
– В таком случае лучше бы вручить ему телеграмму немедленно. Ведь она дошла сюда с большим опозданием.
Мора поспешила в холл за топи и перчатками.
– Вы что, намерены поехать прямо сейчас? – спросил он, догоняя ее.
Да, она была намерена. Чем скорее, тем лучше. Она сочувствовала Чарльзу, но понимала, что он должен покинуть Индию немедленно. Его отец умер давно, и, как единственный сын, Чарльз обязан лично заняться делами о наследстве. Значит, он уедет на много недель. Достаточно надолго, чтобы Мора разорвала помолвку, – и никто этому не сможет воспрепятствовать, никто ее не осудит...
– Неужели вы надумали ехать сами? – сердито проговорил Росс.
– Его сейчас нет дома, – возразила она, натягивая перчатки. – Он на приеме в саду у Питерсов. Я оставлю телеграмму слуге, который вручит ее хозяину, как только тот вернется.
– Вы могли бы послать кого-то из слуг.
– Разве им можно это доверить?
Секунду Росс пристально смотрел на нее, потом сказал отрывисто:
– Так позвольте мне отвезти вас.
Она уселась рядом с ним на узкое сиденье икки Каррингтонов, довольная тем, что сейчас полдень, самая жара и людей почти не видно. Они двинулись к Кашмирским воротам, в ту часть города, где широкие, обсаженные пальмами улицы застроены большими виллами. Мора не имела представления, где живет Чарльз, знала только, что он снимает помещение у богатого британского набоба Эсмонда Толливера.
– Я его знаю, – сказал Росс.
Улицы были почти пусты, лишь кое-где случайный нищий или перепачканный глиной садху совершали омовения в грязных канавах. Росс молчал. Мора после долгих для нее недель разлуки испытывала приступ страстного желания при взгляде на него. Как хорошо она знала каждую черту его лица! О чем он думает? Что он сказал бы, если бы узнал, что она обручилась с Чарльзом в пику ему?
Мора потрогала телеграмму, лежащую на коленях. Горький опыт научил ее не питать радужных надежд. А если это выход из положения?
Она снова посмотрела на Росса:
– Вы, кажется, сердитесь на меня?
– Почему вы так говорите?
Мора приподняла плечи.
– У вас всегда такой вид, когда вы на меня сердитесь.
– На вас легко рассердиться. Вы невозможная женщина.
Мора подавила желание влепить ему пощечину.
– Лучше высадите меня, если вы намерены грубить.
– И позволить вам пройти пешком весь остаток пути? Как вчера?
– Ну хорошо, я признаю, что ваше появление в форте... было очень кстати. Но это не значит, что вы можете обращаться со мной, как с...
– Непослушным ребенком?
Мора полыхнула на Росса глазами, но увидела, что он улыбается.
– Я уже говорила вам, капитан Гамильтон, что вы не джентльмен.
– Это потому, что вы пробуждаете все худшее во мне.
Теперь уже оба улыбались, и сердце у Моры было так переполнено, что, казалось, не выдержит. Росс никогда раньше не поддразнивал ее. Что, если он тоже предвидит реальную возможность отъезда Чарльза в Англию? И все это время сердился на нее из-за того, что был против ее помолвки по личным причинам?
Но не стоит очень уж на это надеяться. И не стоит воспринимать все сказанное им за сугубо личное. Пережитые огорчения многому научили ее, и все же впервые за несколько недель Мора не могла прогнать чувство нарастающей радости.
Она еще пылала охватившими ее новыми ощущениями, когда Росс остановил экипаж перед высоким домом в конце тесного тупика. Лилии цвели в запущенном саду, и кроны пальм шелестели на ветру. На окнах были опущены жалюзи, и казалось, что внутри темно.
Слуга в съехавшем набок тюрбане, с заспанными глазами вышел к дверям, зевая и почесываясь. Он смерил Мору таким наглым взглядом, что Росс сжал кулаки.
– У нас письмо для мистера Бартона-Паскаля, – проговорил он сквозь стиснутые зубы.
Тон его голоса подействовал: слуга поспешно поправил тюрбан.
– Да-да, сахиб дома, – сообщил он Россу очень вежливо. – Вернулся примерно полчаса назад и отдыхает наверху в личных апартаментах. Я сейчас схожу за ним. – Он, кланяясь, попятился от дверей.
Однако Росс не намерен был полагаться на столь неряшливого слугу. Скорее всего тот скроется где-нибудь в комнатах дома и не вернется. Росс решил войти сам и взял с собой Мору. Он ни в коем случае не хотел оставлять ее наедине с этим наглым чуппрасси. И про себя ругал ее за упорное желание приехать сюда.
Крепко взяв Мору под руку, Росс ввел ее в дом. Они вместе поднялись по лестнице, и он попросил ее подождать на площадке.
Но, как видно, Чарльз услышал их шаги, потому что дверь спальни распахнулась еще до того, как Росс постучал.
– Привет, привет, капитан Гамильтон. Что привело вас в мое скромное жилище? – Его затуманенные глаза в следующую секунду заметили силуэт нареченной на лестничной площадке. – И Мора, моя невеста, здесь? Чем я обязан столь неожиданному удовольствию?
Негромко выругавшись, Росс поспешил загородить Чарльза своей фигурой. Слишком поздно. Даже с отдаления Мора вполне могла видеть происходящее в спальне, из которой несло парами бренди и острым запахом гашиша. Чарльз стоял совершенно пьяный и абсолютно голый, а в глубине комнаты на смятой постели раскинулась полнотелая индианка с черными глазами и толстогубым красным ртом. Кальян, который они курили, опрокинулся, и женщина ленивым жестом слегка прикрыла испачканной простыней обширную грудь.
– Я решил устроить свой собственный прием, – заявил Чарльз, с трудом выговаривая слова. – В избранном обществе у Аманды Питерс стало очень скучно, после того как вы ушли, моя дорогая. Но раз уж вы здесь, почему бы вам не присоединиться к нам? Ясмин... – Тут он наклонился и ущипнул темный сосок, а индианка взвизгнула и оттолкнула его руку. – Да, так Ясмин предпочитает женщин мужчинам, как она мне сказала. – Он засмеялся, рыгнул, прикрыл рот рукой и обратил мутный взор на свою суженую: – Еще не поздно к нам присоединиться.
Мысль о том, что Мора ляжет в постель с ним и его любовницей, явно возбудила Чарльза, пока он с вожделением глазел, на Мору.
– Ну?
Мора негромко ахнула и попятилась к лестнице. Росс переступил порог и, прежде чем Чарльз что-то сообразил, сильно ударил его.
Ясмин вскрикнула. Чарльз без звука повалился на пол, кровь лилась у него изо рта и из носа.
– Идемте.
Росс переступил через распростертого жениха, взял Мору за руку и повлек за собой вниз по лестнице мимо оцепеневшего чуппрасси, прочь из дома, под палящие с ясного неба лучи.
В полном молчании Росс погнал икку. Мора, опустив голову, неподвижно сидела рядом.
Только когда они выехали на главную дорогу, Росс хмуро повернулся к Море и заговорил:
– Вы хотите...
– Прошу вас, – перебила его она, – прошу, не говорите ни слова. Просто отвезите меня домой.
Едва икка остановилась у подъезда, Мора вскочила на ноги.
– Мора, подождите...
Мотнув головой, она подобрала юбки и спрыгнула на землю. Не сказав ни слова, она скрылась с глаз.


Вечер застал Росса в гарнизоне, мерившего свою комнату с неукротимой яростью тигра в клетке. После возвращения из города он ни с кем не разговаривал, и даже Гхода Лал, распознав его настроение, мудро держался подальше от хозяина. Позже, когда принесли приглашение на ужин от полковника Брэдли, Гамильтон его не принял, а с извинениями отправил Гходу Лала.
Вечер кончился, настала полночь, а Росс все еще не собирался отставить в сторону бутылку бренди и отдохнуть. Он наливал себе очередную порцию спиртного, когда в дверь постучали. Метнув на Гходу Лала предостерегающий взгляд, Росс открыл сам и узнал одного из слуг Каррингтонов.
– Пожалуйста, сахиб, – дрожащим голосом заговорил тот, напуганный его грозным видом. – Карлайон-сахиб послал меня за вами.
Росс бросил взгляд на часы: был уже час ночи. Какого дьявола он понадобился Лоренсу Карлайону в такое время? Но делать нечего.
– Гхода Лал, седлай коня!
Росс стремглав поскакал в город.
Лоренс Карлайон, в нарушение всяческих норм этикета, ждал его в прихожей. Увидев Росса, дрожащей рукой взъерошил себе волосы.
– Слава Богу, что вы здесь!
Росс, растрепанный и пропыленный, подошел к нему с обеспокоенным видом.
– Что случилось, сэр? Ваша семья...
– Думаю, что это моя племянница.
– Что с ней?
Британский резидент взмахнул измятым клочком бумаги. Россу казалось, что Карлайон за вечер постарел на десять лет.
– Она исчезла! Даффи нашла вот это на туалетном столике, когда мы вернулись от Питерсов. Мора написала, что она уезжает и чтобы мы о ней не беспокоились. – Карлайон посмотрел на Росса с нескрываемой тревогой. – Какого дьявола она это сделала? Что это значит?
– Вы пробовали ее искать? – спросил Росс.
– Господи, повсюду! Каррингтон со своими слугами до сих пор ее ищет, а я вернулся совсем недавно. Даффи сама не своя, как вы понимаете. Доктор Локли дал ей успокоительное и уложил в постель.
Росс никогда не видел, чтобы Карлайон был так близок к панике.
– А что вы сами думаете об этом, сэр?
– Ничего... Даффи считает, что она сбежала. Я сказал, что Чарльз на такое не пошел бы, но его тоже нет. Не думаете ли вы...
– Сильно сомневаюсь.
– Ну и слава Богу!
Резидент вытер мокрый от пота лоб носовым платком и откашлялся.
– Итак, сэр?
– Кое-кто из слуг говорит, что вы сегодня днем уехали вместе с ней из этого дома. – Лоренс покраснел. – Я всегда высоко ценил вас, мой мальчик, но при данных обстоятельствах и учитывая, что вы были одни...
– Заверяю вас, что ничего неприличного не было в нашей совместной поездке, – сказал Росс. – Мисс Адамс хотела выполнить одно поручение, а так как слуги были взбудоражены происшествием на кухне – туда забежал шакал, а никого из вас не было дома, – я сам проводил ее. Это случилось днем, к тому же мои отношения с вашей семьей известны в Дели, так что...
– Вот-вот, то же самое я твердил Даффи, – оживился Лоренс. – И мы слышали об истории с шакалом.
– Могу я взглянуть на записку? – Росс протянул руку.
В поспешно нацарапанной записке Мора извещала, что покидает Дели и просит опекунов не беспокоиться о ней.
Но он-то знал, почему она уехала, и мог предположить, куда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Подари мне рай - Марш Эллен Таннер


Комментарии к роману "Подари мне рай - Марш Эллен Таннер" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100