Читать онлайн Подари мне рай, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Подари мне рай - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Подари мне рай - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Подари мне рай - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Подари мне рай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

– Он не посмеет увезти ее отсюда!
Кушна Дев отпрянула от балюстрады, возле которой беззастенчиво подслушивала разговор внизу. Она не понимала английского, но услышала слово «Симла», увидела каменное выражение на лице Росса и гнев Моры, и ей все стало ясно.
Она притопнула ногой, обутой в мягкую туфлю без задника.
– Зачем белые сахибы играют в такие игры?
Улыбка тронула губы пожилой служанки, которая стояла рядом.
– Успокой свое сердце, пиари. Так всегда бывает между мужчинами и женщинами, когда они любят, и это не зависит от их происхождения. Разве ты не помнишь первые недели жизни в этом доме?
Кушна Дев мило покраснела.
– Мой муж добр. Мне легко любить его. Но Гамильтон-сахиб...
– Он упрям и горд. Так же как сахиба. Оба держат в узде свои сердца.
– Но это глупо, и я хочу доказать им, как это глупо!
– Они действуют по-своему, – предостерегла пожилая айя.
– Этому я не верю! У каждой любви один путь. Я просто хочу убрать камни с их пути.
– Твое вмешательство может не подействовать.
– Почему ты не веришь? Вспомни, что счастливая звезда привела Мору на наш путь в тот день, когда совершалась свадебная поездка Ситы.
Вздрогнув при воспоминании о том дне, служанка быстро пробормотала молитву.
С поручениями к Гамильтон-сахибу и Валиду Али были тотчас отправлены слуги.
Росс уже отдал приказание оседлать и привести лошадь Моры, когда перед ним появился один из слуг. Не пожелает ли Гамильтон-сахиб повидаться с хозяином дома, прежде чем уедет?
– Разумеется, – сразу согласился Росс, про себя проклиная отсрочку.
Меньше всего он хотел сейчас обмениваться традиционными любезностями с Валидом Али. Однако Море понадобится время, чтобы переодеться и собрать вещи, и поэтому Росс последовал за слугой.
Молодой купец сразу перешел к делу. Он хочет попросить старого друга об одолжении: сделать остановку по пути в Симлу и осмотреть дом, который принадлежит Валиду Али. Крюк невелик, но вот уже больше месяца никто из людей хозяина не был там. Он опасается, что дому могли причинить ущерб во время недавних неприятных событий.
Такое одолжение не представляло особой сложности, и Росс охотно согласился. К тому же они с Морой доберутся до этого дома в самую жаркую часть дня, и почему бы не прервать путешествие до наступления вечера. Мужчины обменялись рукопожатиями.
К счастью, их разговор шел на хинди, так что служанка, которая подслушивала у двери, быстро побежала к хозяйке и отрапортовала обо всем.
Кушна Дев выслушала новости с удовлетворенной улыбкой. Валид Али отлично сыграл свою роль, и она теперь была уверена, что Росс и Мора получат еще одну возможность уладить свои недоразумения.
– Что предначертано Аллахом, от того не уйти, – не слишком одобрительно пробормотала пожилая айя.
– Ты испорченная пожилая женщина, – весело ответила на ее замечание Кушна Дев. – А теперь уйди и дай мне попрощаться с моей подругой.
Но Мора ничуть не радовалась отъезду. Она не хотела покидать розовый дворец и тем более ехать в Симлу. Мысль о бесконечных чаепитиях, приемах в саду, теннисе, матчах поло и балах в модных платьях наполняла ее отчаянной злостью. Да уж, Росс не мог придумать ничего хуже этой скуки, разжижающей мозги! Неужели он и вправду намерен отослать ее с глаз долой на несколько месяцев?
«Как же он должен ненавидеть меня», – подумала она с болью в сердце.
Слуга уже ждал их с лошадьми. Росс взял с собой одного из своих саисов, который вел за поводья вьючную лошадь.
– Остальные ваши вещи будут присланы позже, – коротко сообщил он Море. – Тогда же приедет и ваша айя.
– Вы имеете в виду, что мы уезжаем в Симлу прямо отсюда? – спросила удивленная Мора. – Сейчас?
– Ваша тетя, видимо, уложила все, что вам может понадобиться. Чего ради возвращаться в резиденцию? У вас есть для этого причины?
– Нет, – ответила она с каменным лицом.
Он явно дождаться не может, когда отделается от нее.
– Валид Али предложил нам воспользоваться его домом неподалеку от Кишнагара. Это примерно в трех часах пути отсюда. Там мы можем сделать остановку. Я бы предложил оттуда продолжить путь в экипаже. Вам трудно будет ехать так долго верхом.
– Спасибо. Вы очень добры.
Не обращая внимания на протянутую ей руку, Мора сама села в седло. Поджав губы, Росс вскочил на коня. Мора повернулась к нему:
– А Исмаил-хан?
– Он останется здесь до вашего возвращения. Я весьма сомневаюсь, что он подходящая фигура для Симлы.
Мысль об угрюмом патане в компании слуг-индийцев, которым придется ютиться в задних комнатах маленького дома, снятого тетей Дафной на лето, вызвала у Моры неожиданный громкий смех. Подняв голову, она увидела, что и Росс улыбается.
Напряжение сошло с лица Росса при звуках ее смеха. Подъехав ближе, он накрыл ее руки своей.
– Надеюсь, вы не дадите мне повода пожалеть, что я не взял его с собой?
– Не беспокойтесь. Я буду полностью соблюдать декорум.
– Думаю, это для вас невозможно.
Но он произнес это с неожиданно нежной улыбкой, которая тронула ее сердце. Быть может, он все-таки заботится о ней?
– Я не собираюсь участвовать в историях с похищениями, если вы это имеете в виду.
– От души на это надеюсь, – ответил Росс. Но если бы существовала хоть малейшая возможность, он бы ее не упустил.
Улыбка его внезапно исчезла. Была и другая причина, почему он отсылал ее. Если бы она лишь намекнула на то, что будет скучать о нем или хочет, чтобы он был с ней, он поступил бы иначе. Но Мора своим молчанием и холодностью недвусмысленно дала понять, что предпочитает уехать одна. И он не должен ни в малой степени допустить, чтобы она узнала, как он волнуется за нее, или заподозрила, как ему будет ее не хватать.
Сейчас, когда он посмотрел на ее лицо, на котором еще сохранился отсвет улыбки, ему мучительно хотелось коснуться ее щеки, наклониться к ней и утонуть в фиалковой глубине ее глаз или провести пальцами по шелковистым, зачесанным наверх волосам.
Он подавил сожаление и взялся за поводья.
– Утро проходит. Едем.


Они молча ехали рядом, вьючная кобылка и саис на своем коне следовали позади. Росс думал, как удачно вышло, что Валид Али попросил проверить, все ли в порядке в его доме в Кишнагаре. Обычно трехчасовой переезд верхом был ему нипочем, да и Море тоже, однако такая дикая жара может подорвать здоровье. Четыре года подряд Росс проводил лето в инспекционных поездках по северо-западной границе и успел позабыть, какой непереносимой становится в летние месяцы жара на равнинах Бхунапура. Был почти полдень, когда они увидели первые глинобитные домики на окраине Кишнагара, а температура воздуха поднялась уже очень высоко. До металлического дула ружья, которое Росс держал поперек седла, невозможно было дотронуться.
Мора ехала, опустив голову, слабо удерживая поводья руками в перчатках; пряди волос, выбившиеся из-под топи, стали влажными от пота.
Но у нее не вырвалось ни слова жалобы. Кажется, он вообще никогда не слышал, чтобы она на что-то жаловалась. И не сказала ни единого худого слова об Индии.
Росс решил, что на будущий год попросит долговременный отпуск и отвезет Мору в Кашмир. Это самое уединенное и прекрасное место во всей Индии. Он улыбнулся, представив себе, как Мора бежит по горному снегу. И тут же нахмурился, сообразив, что дал волю чувствам.
Он планирует долгий отпуск с женой, которая его не любит, к тому же своевольна и необязательна, убегает в дом своих мусульманских друзей при первой возможности. Что они вообще будут делать спустя год? Захочет ли она поехать с ним куда бы то ни было? Задумался ли он хоть раз над тем, как он и Мора будут жить вместе?
Он даже не попытался задать себе эти вопросы, когда заявил Лоренсу Карлайону, что намерен жениться на Море. Само предложение – если его можно назвать предложением вообще! – было моментом высшего безумия и первым импульсивным поступком в его жизни. Страх за Мору, охвативший его как кошмар в ту долгую и ужасную ночь, явно отнял у него способность рассуждать.
В свое оправдание он только и мог сказать, что страх в ту ночь испытывал не он один. Восстание сипаев было еще очень живо в сознании многих британцев, живущих в Индии.
Однако бхунапурский инцидент сопровождался на удивление незначительными последствиями, и Мора, хоть она об этом знать не знала, заслужила благодарность множества мусульман – и даже некоторого, пусть и малого, количества индусов. Росс весьма сомневался, что ему когда-нибудь еще придется ее защищать.
Так зачем же он женился на ней? В сущности, он стал теперь свободным человеком. Его служба в Бхунапуре подошла к концу. Он выполнил последние обязанности, представив в департамент иностранных дел в Дели полный отчет о мятеже, и мог распоряжаться собой, как ему заблагорассудится: оставить свой пост при Лоренсе Карлайоне, получить обещанный ему следующий чин и вернуться в армию. Или вступить в престижные ряды Индийской политической службы, которая несла ответственность за контроль и наблюдение над всеми королевствами Индии и над северной границей. Лорд Сибрук в департаменте иностранных дел заверил его, что в ИПС немало высоких должностей для людей с его опытом. Нет сомнений, что он получит хорошую должность, если просто об этом попросит.
Примет ли он ее? Росс прикинул. Оставить удобную жизнь в Бхунапуре, хотя теперь у него есть жена, о которой надо заботиться?
Но хорошо ли ей будет с ним?
И снова Росс выругался про себя. Он однажды сказал ей – в ту великолепную ночь на веранде резиденции, когда в первый раз поцеловал ее, что когда-нибудь перейдет к оседлой жизни. Женится и обзаведется семьей. Он тогда, разумеется, просто поддразнивал ее, одержимый желанием поссориться и к тому же сильно недовольный собой из-за того, что она казалась ему такой желанной. А теперь?
Он недовольно скривил губы. Господи, как бы смеялся над ним Гхода Лал за эту бабью раздражительность! Он прямо-таки видел сейчас презрение на его лице, слышал его дерзкий хохот.
Но Гхода Лал никогда не любил...
– Росс?
Он вздрогнул, потом, чтобы овладеть собой, поправил топи и вытер лоб. Только спрятав платок в карман, повернулся к жене.
– Вы что-то говорили о посещении какого-то дома здесь, в Кишнагаре. Где он?
Он, оказывается, не заметил, что они уже на окраине города. Изъезженный проселок превратился в удивительно ровную дорогу. Впереди них несколько домов европейской постройки окружали пустую базарную площадь. Под деревьями было тенисто и прохладно.
Они находились всего в трех часах пути от Бхунапура, но воздух здесь казался более свежим. Впереди лежала Симла, впереди начинались предгорья величественного Гиндукуша. Близость гор ощущалась в живительности воздуха и в воде на базарной площади: вода эта струилась прозрачным, без примеси глины, потоком.
Росс сразу оживился. Повернувшись в седле, улыбнулся жене:
– Дом неподалеку от города. Мы прервем свою поездку до вечера, когда ехать станет прохладнее. Нас ждут, Валид Али послал вперед нескольких слуг.
Мора с трудом скрыла облегчение.
– Я охотно остановилась бы на время.
– Вы, наверное, устали?
Ее удивила искренняя забота, прозвучавшая в голосе Росса.
– Немного.
– Я скажу саису. Он знает дорогу.
Мора предполагала, что дом в Кишнагаре окажется похожим на розовый дворец, только поменьше. К ее удивлению, саис остановился перед бунгало в европейском стиле с широкой верандой и жалюзи на окнах. Цветочные клумбы были разбиты с типично британской аккуратностью, окаймлявшие их гладкие камешки были явно доставлены с холмов. Большинство клумб не ухожено, растения завяли, только вербены и ползучие розы стойко боролись за жизнь.
Мора подняла на Росса вопрошающий взгляд:
– Что это за место?
– В прошлом британский пост. В этом доме жил окружной комиссар с семьей. А там обитало еще несколько семей. – Он указал рукоятью хлыста на площадку, которую когда-то использовали для торжественных построений и парадов. – Я тут бывал раньше несколько раз, и мне это место нравилось. Почти забывалось, что находишься в Индии. В городе были самая настоящая модная лавка и книжный магазин, а булочник-португалец пек все виды английского хлеба и торты.
– Где же они теперь?
– Пост покинули во время восстания сипаев.
Мора широко раскрыла глаза:
– Значит ли это... Знаете ли вы это... Они...
– Женщин и детей отправили в Лакхнау ради безопасности, но почти все они погибли во время осады. Мужчин перебили во время бегства.
– Никто из них не остался в живых?
– Если кто и остался, то предпочел не возвращаться. Дом пустовал годами, пока департамент иностранных дел не подарил его Насиру аль-Мирза-шаху. Если память мне не изменяет, тот, в свою очередь, презентовал дом Валиду Али в благодарность за некую услугу.
Мора остановила коня возле запущенной клумбы. Приставив руку козырьком к глазам, она присмотрелась к осевшей веранде.
– Вы когда-нибудь были внутри?
– Честно говоря, нет, хотя мимо проезжал довольно часто.
Слуга в тюрбане появился в дверях, приветствуя их. В доме было прохладно благодаря тростниковым шторам, закрывавшим окна и даже наружные стены, чтобы защитить здание от яростного солнца.
Войти сюда после палящей жары и слепящего света было истинным блаженством. Мора со вздохом стянула с головы топи и бросила его на кресло. Сняла перчатки и вошла в салон с высоким потолком и опорными столбами. Охотничьи трофеи украшали белые стены.
Слуги явно поработали на славу: полы были чисто подметены и устланы коврами. Потускневшие зеркала тщательно протерты, с мебели вытерли пыль и просушили ее. Блюдо очищенных и нарезанных фруктов стояло на низком столике, и Мора с наслаждением съела сочный инжир.
– Спальни приготовлены, – сказал на хинди слуга в тюрбане. – Если мэм-сахиб пожелает отдохнуть...
Мора засмеялась:
– Я бы, наверное, не могла заснуть в середине дня.
– Я думал, вы устали? – спросил Росс.
– Сильно устала, но не хочу ложиться.
– Почему? Все чисто. Саваджи проследил за этим.
Чуппрасси согнулся в низком поклоне:
– Я приготовил воду, мэм-сахиб. Для купания.
– Вы хотите сказать, что здесь есть ванна? – удивилась Мора.
– Вполне современная, как говорил мне Валид Али.
Мора прошла следом за чуппрасси через большую прохладную комнату с очень удобной на вид кроватью и поспешила обогнать его, когда он величавым жестом указал на вторую дверь:
– Туда, мэм-сахиб.
Ванная комната была сплошь выложена плиткой вплоть до особого возвышения для ватерклозета, самого настоящего, ничуть не похожего на ненавистную «громыхалку» в резиденции. Сияющая медная ванна, несомненно, привезенная за большие деньги из Англии, занимала большую часть пространства под окном. И чудо из чудес, бутылка лавандовой воды и настоящая морская губка – редкая роскошь в Бхунапуре – помещались рядом.
Мора повернулась к Россу, стоявшему в дверях:
– Вы говорили, что британцы давно не живут здесь.
– Да. Не имею представления, где Валид Али раздобыл эти вещи.
Чуппрасси тотчас объяснил, что его хозяйка, бегума Кушна Дев, прислала подарки для мэм-сахиб – пусть чувствует себя как дома.
– Даже на такое короткое время! – восхитилась Мора. – Как она добра! Я наконец воспользуюсь всем этим.
Мужчины скромно удалились, а в помощь Море были присланы две служанки, нанятые на полдня и чересчур скромные, чтобы отвечать на вопросы Моры словами: они только кивали в знак утверждения или качали головой, когда хотели дать отрицательный ответ.
Но все же они не могли удержаться и пощупать ткань амазонки, а цвет ее волос вызвал громкие восклицания, когда Мора вымыла тяжелую рыжую массу и стала ее расчесывать.
Мора болтала с ними непринужденно, и через некоторое время девушки осмелели, начали хихикать, задавать Море вопросы и отвечать ей. Она узнала, что их деревня сильно обеднела, после того как британцы покинули пост, но отцы и дяди, пережившие восстание, надеются на их возвращение.
– Может, твой сахиб и ты... – робко заговорила одна из девушек.
– О нет! Мы просто проезжали мимо.
Однако Мора подумала, что мысль кажется на удивление привлекательной. Хорошо иметь собственный дом, без тети Дафны, которая заглядывает через плечо и учит, как надо себя вести. Дом, в котором она может принимать кого захочет.
И там с ней будет Росс...
– Мэм-сахиб опечалена?
– Нет.
Но лицо у нее было задумчивое, когда она кончила одеваться и присоединилась к Россу в столовой.
Он тоже переоделся к обеду и стоял спиной к ней в бриджах и рубашке, держа в загорелой руке стаканчик бренди. Казалось, он целиком погружен в свои мысли, и, глядя на его напряженные широкие плечи, Мора решила, что он хмурится.
Думал ли он о ней?
Она стала для него источником беспокойства с первого дня их знакомства... «О, Росс, если б я не была такой противной! Может, тогда ты женился бы на мне не только из чувства долга».
Росс обернулся, и глаза их встретились. Хотя Мора нередко видела его одетым небрежно, его мужественная сила заставила ее сердце учащенно забиться. Он был, как выразилась одна почтенная матрона военного городка, красив как дьявол. И они сейчас одни...
Она тотчас выбросила это из головы. Он везет ее в Симлу. Он хочет отделаться от нее.
– Голодны? – холодным тоном и с непроницаемым выражением спросил он.
– Да.
– Так давайте обедать, прошу.
– Благодарю вас.
Если он заметил, что голос у нее дрогнул, то ничем этого не показал. Поставил стаканчик и молча повел ее под руку к столу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Подари мне рай - Марш Эллен Таннер



Класс
Подари мне рай - Марш Эллен Таннерэллен
7.08.2014, 21.29





Хороший роман .
Подари мне рай - Марш Эллен ТаннерMarina
1.06.2016, 22.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100