Читать онлайн Очарованный принц, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очарованный принц - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.66 (Голосов: 341)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очарованный принц - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очарованный принц - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Очарованный принц

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 29

Воцарилась тишина. Никто не решался даже пошевелиться. Никто не спускал глаз с Коннора, который медленно шел к парадной лестнице. Казалось, каждое движение причиняет ему боль, он словно был на грани обморока. Толпа молчаливо расступалась перед ним.
У подножия лестницы он замер. Его взгляд медленно обратился к Джемме. И вот их глаза встретились.
Коннор качался на ногах от усталости и голода, тогда как Джемма замерла как алебастровая статуя.
Наконец он заговорил. Его голос звучал хрипло, однако достаточно громко и ясно.
— Добрый вечер, мэм. Кажется, вы решили начать праздник без меня?
— Мы не знали, когда следует ожидать вашего прибытия, сэр, — отвечала она. Среди всеобщего молчания ее голос прозвучал так же неестественно громко и ясно.
— Прошу меня простить, — промолвил он, обращаясь на сей раз ко всем собравшимся, дабы стало понятно, что его извинения относятся и к ним. — Нас с Берти задержала буря.
Поспешно ухватившись за перила, Коннор начал подниматься вверх. Джемма держалась из последних сил, хотя у нее душа ушла в пятки. Ей казалось, что сердце вот-вот выскочит у нее из груди. Ударит ли он ее? Плюнет ли ей в лицо? Или свалится в обморок, не в силах преодолеть очередную ступеньку? Боже милостивый, она совершенно оцепенела, словно труп; ей казалось, что она видит эту сцену со стороны. Одежду Коннора покрывала корка льда, глаза воспалились и покраснели. Как ему удалось уцелеть, добираясь сюда из Эдинбурга? Внизу, в зале, доброхоты уже вливали виски в одеревеневшую глотку Берти Маккензи.
Казалось, прошла целая вечность, пока Коннор поднимался по лестнице. Широкие юбки Джеммы не оставили места на ступеньке рядом, и ему пришлось шагнуть дальше, и вот он уже возвышается над ней — ледяной гигант с застывшим пустым взглядом.
— Насколько я помню, — заговорил Коннор, обращаясь к замершей толпе, — у лэйрдов Макджоувэнов всегда было традицией произносить речь перед началом подобных праздников. Как вы видите, у меня не нашлось времени даже на то, чтобы побриться и переодеться, и уж тем паче, чтобы приготовить подобающую речь.
На лицах собравшихся заиграли первые неуверенные улыбки.
— Вот уже три дня у нас с Берти не было во рту ни крошки, — продолжал Коннор. — И я надеюсь, что вы поймете меня, если я пренебрегу традиционным приветствием и предложу просто начать праздник. Мистер Макнэйл, будьте так любезны!
Поднялся шум, и все кинулись занимать места возле праздничного стола. Джемма по-прежнему неподвижно взирала на суету внизу, пытаясь сделать вид, что не замечает мужа, стоящего у нее за спиной.
— Сожмите ваши зубки посильнее, и губа будет откушена напрочь, мэм, — тихонько проговорил Коннор.
Джемма слегка вздрогнула, но не осмелилась повернуться к нему лицом.
— Не пора ли нам спуститься вниз и присоединиться к гостям? — И Коннор предложил ей руку.
Джемма боялась прикасаться к нему, хотя понимала, что этого не избежать. Набрав в грудь побольше воздуха, она вложила свои пальцы в его. И когда Коннор сжал их своей ледяной рукой, она вздрогнула от накатившей на нее волны желания и радости от того, что он здесь, с нею, что он жив. Однако за время замужества Джемма научилась превосходно владеть собой: с непреклонно-каменным выражением лица она позволила свести себя вниз.
Все повернулись, наблюдая за их шествием.
Хотя перед глазами у него все плыло от изнеможения и голода, Коннор, соблюдая этикет, повел Джемму вокруг банкетного стола. Их слуги и крестьяне вскакивали с мест, чтобы поклониться, и поздороваться, и поздравить с праздником. Его поразило то, что большинство крестьян Джемма называла по именам. А ведь он сам с трудом узнавал даже лица хотя бы половины из тех, кто служил в замке!
Не менее удивительным было и присутствие многочисленных Макджоувэнов. Здесь сидели и Джечерн, и Дженет, и Софи, и Маргарет. Вот скромно потупил глазки светский щеголь Руан Макджоувэн. А вот и малютка Виннифред с лошадиными зубами и ее плаксивый муженек Руперт — они-то за каким дьяволом вернулись сюда из Глазго? Могло ли такое быть, что они изначально все это время не покидали Гленаррис? Интересно, сколько еще из Макджоувэнов застряли здесь невзирая на более чем ясные указания, оставленные Коннором Джейми по поводу их немедленного выдворения?
Мод, наверное, тоже все это время проторчала в замке, с возрастающим гневом размышлял он. Старая ведьма ни за что не упустит такую возможность — разве что ее удалят силой. Ну конечно, извольте видеть, вон она скрючилась возле камина в кресле, которое слуги внесли специально для нее, и вовсю дымит своими вонючими сигарами, и отвратительно кокетничает с грязными, не на шутку развеселившимися крестьянами!
В тени под галереей для хора Коннор заметил дядю Леопольда, соревновавшегося в крике с какой-то седовласой старухой, которая, похоже, была такой же глухой, как он. Коннор не поверил своим глазам.
— А этот-то как умудрился сюда вернуться?
— Дядя Леопольд? — Джемма проследила за его взглядом. — Ну… просто он вообще не уезжал. И если уж говорить честно, я была рада тому, что он гостит в Гленаррисе.
— Что-о?!
Он остановился так резко, что Джемма, чья ладонь согласно этикету лежала у него на рукаве, развернулась на месте и оказалась лицом к нему. Ее юбки запутались у него в ногах, и он едва не врезался подбородком ей в макушку.
— Я сама предложила ему остаться, — пробормотала она ему в жилет. — Когда начались снегопады, не могло быть и речи о его возвращении в Глазго. А кроме того, он показался мне таким одиноким, когда рассказывал про свой дом.
— И тогда ты предложила ему разделить с нами наш дом. Только и всего.
— Замок несоразмерно велик, — холодно возразила она. — И я не думаю…
— О, вот этого ты точно никогда не делаешь, — перебил он. — Милая порывистая Джемма! Когда же ты наконец повзрослеешь?
— Я уже это сделала, — подняв на него глаза, со сдержанным гневом ответила она. — И теперь, как мне кажется, тебе самое время последовать моему примеру.
Ого, вот значит как! Никогда в жизни он с такой радостью не ощущал, как поднимается в нем волна ярости. Ах, как это было здорово: чувствовать, как огонь пробегает по его застывшим жилам, как просыпается бойцовский азарт, как весь он словно оживает после затянувшейся спячки!
Какого черта все как сговорившись толкуют о том, что именно он и есть та персона, которой надо измениться? Почему именно его называют безответственным, развращенным, не желающим смотреть в лицо реальности?!
Однако гнев покинул его столь же быстро, как и разгорелся. Сейчас у него просто физически не хватит сил для спора с Джеммой. И если уж быть честным, краем сознания он понимал, что в ее словах, а также в речах Джейми и Джечерна есть некая доля правды.
И даже, пожалуй, немалая доля. Он не мог не отдать должного Джемме, не сидевшей сложа руки в его отсутствие. Как резко отличалась радостная, теплая атмосфера устроенного ею чудесного празднества от того небрежения, которое он обычно проявлял к традициям клана, к собственным крестьянам, к своей семье и к своей жене! В особенности к жене.
— Джемма… — начал было он, но нахлынувшая слабость лишила его сил продолжать. Глаза Коннора закатились, и он пошатнулся. В тот же миг он почувствовал у себя на локте ее руку. Обретя способность видеть, он обнаружил, что Джемма с улыбкой смотрит на него снизу вверх.
— Вам следует немедленно подкрепиться, милорд, — непринужденно промолвила она. — Если вы замешкаетесь, вам попросту ничего не останется.
Джемма прекрасно понимала, что он еле держится на ногах. А еще лучше она понимала, как болезненно будет уязвлена его гордость, если он проявит свою слабость перед родней и кланом.
Не думая о себе, стараясь сделать все, чтобы поддержать его, она усадила мужа за стол и принялась кормить чудесным мясным пирогом, пока окружающие с умилением следили за ними. За спиной Коннора возник Джейми с доброй порцией виски наготове. Продолжая свободной рукой обнимать Джемму за талию, Коннор одним махом опрокинул бокал. Пока он пил, Джейми и Джемма обменялись взглядами, полными понимания.
— Может быть, желаете повторить, сэр? — предложил Джейми, принимая пустой бокал.
— Да.
Слуга поспешил за новой порцией, и Коннор посмотрел на жену.
— Спасибо, — прошептал он.
Она встретилась с ним взором. Но прежде чем у них нашлись подходящие слова, вернулся Джейми с полным бокалом.
Коннор выпил и по настоянию Джеммы основательно закусил лососиной и оленьим боком. А затем снова повел ее вокруг зала, обмениваясь любезностями с родней и гостями, как того требовал этикет.
Казалось, он уже совершенно оправился — в отличие от Берти Маккензи, которого вынесли из залы на каком-то подобии носилок весело хохотавшие лакеи. Исчез тот пустой замороженный взгляд, который так пугал Джемму и гостей в первые минуты его появления. Он выглядел веселым и довольным, но ни на минуту не отходил от Джеммы.
Только она догадалась о том, что в прикосновении к ней он старается почерпнуть ту силу, которая помогла бы ему не свалиться от усталости; в такую минуту она — даже если бы и захотела этого — ни за что не оставила бы его. Ее сердечко пело от счастья, от того, что она была ему необходима. По крайней мере на этот вечер они позабыли о своих ссорах и ради гостей, ради семьи и этого замечательного праздника сумели установить перемирие.
По мере исчезновения многочисленных напитков и яств толпа становилась все оживленнее. Конюший Джеффри, до сих пор в одиночестве геройски терзавший скрипку, получил подкрепление в лице нескольких крестьян, которые утратили излишнюю скромность под парами крепчайшего эля из подвалов Коннора. Макнэйл раздобыл еще пару скрипок да к тому же древнюю волынку, которую прочистили, отогрели и заставили играть на удивление приятно. К этому маленькому оркестру присоединился и дядя Леопольд, служивший в былые годы тамбурмажором в седьмом горном полку и поразивший всех ловкостью, с которой тростью тети Мод отбивал ритм на опрокинутой кастрюле — никто бы и не подумал, что старик наполовину глухой. Слуги, крестьяне и даже члены семьи, не тратя времени даром, весело пустились в пляс.
У Коннора не было ни сил, ни желания присоединяться к ним. Вместо этого он, не отпуская от себя Джемму, прислонился к стене» наблюдая за оживленной толпой, с хохотом и шумом проносящейся мимо них в танце. С того времени, как не стало его матери, этот зал впервые сотрясали такие звуки. И он с удивлением и болью обнаружил, что, оказывается, ужасно по ним скучал.
Невольно его взгляд снова обратился на Джемму. Только теперь он заметил, чего стоило ей устроить такое грандиозное торжество. И неоспоримым доказательством ее успеха было то, что и его чванливая семейка, и недоверчивые, подозрительные крестьяне все как один пляшут вот тут перед ним, ровно малые дети. Кто-то хлопнул его по плечу.
— Отличная вечеринка, старик, — раздался знакомый голос.
Коннор с улыбкой обернулся.
— Наконец-то ты удосужился подойти поздороваться, несчастный выпивоха! — сказал он, пожимая Джечерну руку.
— Просто я решил, что лучше подождать, пока ты отогреешься. Виски ему помогло, верно, Джемма? Ты выглядишь очаровательно, дорогая. Просто пальчики оближешь.
К удивлению Коннора, Джемма и не подумала ощетиниться, словно рассерженная кошка — ведь именно так она поступила бы, позволь себе Коннор сказать ей что-то подобное! Нет, вместо этого она наиглупейшим образом захихикала, будто школьница, и Джечерн запечатлел на ее щечке отнюдь, по мнению Коннора, не братский поцелуи.
Нахмурившись, Коннор двинулся было, чтобы встать между ними, но Джемма уже успела отвернуться от Джечерна и снова продела руку под локоть Коннору. Похоже, она даже не заметила его порыва, занятая болтовней с Джечерном; естественность и интимность ее жеста согрела Коннора сильнее, чем самое крепкое виски.
Ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы вслушаться в то, о чем говорила Джемма с его кузеном. Они обсуждали рождественскую ель, и Джемма как раз описывала, как непросто было ее устанавливать, а потом украшать верхние ветви с помощью лестницы. Непринужденность, с которой текла их беседа, вызвала у Коннора подозрения, что во время его отсутствия кузен наверняка удосужился не раз побывать в замке. В глазах его потемнело от ревности — ведь он всегда считал, что его болтливый родственник произвел на Джемму лучшее впечатление, нежели он сам.
Чертов тупица, резко одернул себя Коннор. Да после того, как ты с ней обошелся, она скорее будет хорошо относиться к любому грязному пастуху, чем к такому идиоту, как ты!
Страдая от стыда, ревности, жгучего желания — от чего больше, он и сам бы не смог сказать толком, — Коннор попытался высвободить свою руку. В ответ она вцепилась в него еще крепче и даже слегка притянула назад, к себе. Нахмурившись, он обернулся к ней и, прежде чем она ослепительно улыбнулась и произнесла очередную ничего не значащую фразу о рождественской елке, уловил, как в ее глазах промелькнуло что-то похожее на отчаяние.
У Коннора замерло сердце. Возможно ли, что Джемма тоже нуждается в нем? И может ли его присутствие в этой зале некоторым образом служить основанием того демонстративно беспечного фасада, которым она отгородилась от всего света?
Приглядевшись повнимательнее, он в первый раз за этот вечер заметил, как лихорадочно блестят ее глаза, как необычно она сегодня двигается и разговаривает, как еле различимая морщинка залегла между ее бровей. Да, можно было не сомневаться, что необходимость дурачить гостей, создавая видимость счастливой пары, дается ей так же тяжко, как и ему.
С этой минуты праздник утратил для него все очарование. Он с большим трудом подавлял желание заорать, что прием окончен, и вытолкать в шею всех до одного гостей. А потом схватить Джемму в охапку и отнести в постель, и заставить как следует выспаться, ибо она показалась ему невероятно хрупкой, чуть ли не прозрачной, словно драгоценная ваза, которая может в любой момент разбиться.
И виноват в этом будет только он. Мысль об этом была невыносима.
— Могу я пригласить твою жену на танец, Кон? — спросил Джечерн.
— Нет, не можешь.
— Конечно, можешь, — в тот же миг заверила Джемма.
Коннор уставился на нее. Джемма улыбнулась. Было ясно, что она твердо решила вести свою игру до конца. Все еще безмятежно улыбаясь, она приняла предложенную Джечерном руку.
— Погодите-ка минутку, — вдруг воскликнул Джечерн, встрепенувшись. — Я только что вспомнил одну вещь.
— Какую? — хором спросили Коннор и Джемма.
— Где у нас тут омела?
— Что? — нахмурился Коннор.
— Омела, — Джечерн озирался, обшаривая взглядом гирлянды, которые украшали сверкающую яркими огнями залу. — По древнему обычаю, стоя под ней» ты можешь поцеловаться с соседом. Ты что же, не повесила здесь ни одной веточки омелы? Как тебе не стыдно быть такой невнимательной!
— Но, Джечерн, — возмутилась Джемма, грозя ему пальцем, — разве ты не знаешь, что это языческий обычай? И ни один британский священник не позволит развлекаться таким образом в это время года.
— Но ведь тогда мне не будет прощения за украденный поцелуй, — загоревал Джечерн.
— А тебе так уж необходимо прощение? — лукаво улыбнулась она. Нет, с Коннора было более чем достаточно. Он схватил Джемму за руку и чуть ли не поволок к выходу. Но не успел он сделать и нескольких шагов, как дорогу ему загородили смеющиеся крестьяне во главе с Каламом Кованом.
— Омела! — радостно вскричал Калам. — Неужели я что-то слышал здесь про омелу?
— Ага, — подхватил Джечерн. — Представляешь, жена Коннора ничего про нее не знает, ведь она из Англии!
— Ну, а у меня в кармане как раз случайно завалялась веточка, — с восторгом провозгласил Калам. — Пора преподать урок, верно, парни?
В тот же миг его хохочущие дружки подняли Кована к себе на плечи, так что он оказался как раз над Джеммой и Коннором. Вокруг них сразу же столпились гости: Калам простер над головой Коннора ветку омелы.
— Только один поцелуй, — наставлял он, — а когда закончите, вы должны уплатить нам одну ягодку. Ничего не поделаешь, обычай.
Коннор побагровел, Джемма от смущения цвела, точно мак. Все вокруг были возбуждены и жаждали зрелища, подогретые чересчур крепким элем. Раздавались хохот, соленые шуточки и даже кошачье мяуканье.
Коннор гадал, будут ли они веселиться по-прежнему, если он схватит эту чертову омелу и вобьет Каламу в глотку.
Шум нарастал. Все новые и новые гости прерывали танец и подходили поглазеть на них. Дядя Леопольд, разобравшись в происходящем, отбил на своем котелке бешеную дробь.
Коннор беспомощно обернулся к Джемме. Она ответила ему точно таким же беспомощным взглядом, не сомневаясь, что щеки ее сейчас могут соревноваться в цвете с алыми ягодами остролиста. На щеках Коннора также рдели два ярких пятна.
Смирившись с необходимостью, они нерешительно, словно неопытные влюбленные, придвинулись друг к другу. Руки Коннора неловко сомкнулись на ее талии. Ее руки, помедлив, легли ему на шею. Он прижал ее к себе изо всех сил, преодолевая сопротивление пластин из китового уса, спрятанных в ее юбках. Покраснев еще больше, Джемма приподнялась на цыпочки и подняла лицо.
Их губы встретились нерешительно, едва ли не робко. Небритый подбородок Коннора царапал ей кожу. Она трепетала в его объятиях, словно осиновый листок.
Она уже позабыла его замораживающую мужественность, то удивительное искусство, с которым он припадал к ее губам и выпивал едва ли не последний вздох из ее тела. Она ожидала безличного обмена любезностями. Однако действительность превзошла все ее ожидания.
Она перестала дрожать, тело расслабилось, словно оттаяло в его могучих объятиях, и на смену страху пришло наслаждение.
Смутно, еле различимо из-за шумевшей в ушах крови, Джемма уловила гомон толпы. И в тот же миг почувствовала, как Коннор затрясся от беззвучного хохота. Она тут же оттолкнулась от его груди, негодуя и задыхаясь.
Восторженные свистки и цветистые комментарии заставили ее искать спасения в бегстве. Она была смущена так, что не осмеливалась ни на кого взглянуть, и особенно на Коннора.
Ей на помощь пришла тетя Мод.
— Пора нам расходиться по домам! — заявила она. В ответ раздались недовольные выкрики и стоны. Мод подняла вверх обе руки. Несмотря на дряхлость, старухе удалось сразу добиться тишины.
— Нам лучше оставить в покое новобрачных, пусть себе воссоединятся, а? Да и остальным неплохо отправиться в постель, ведь уже давно перевалило за полночь!
— А я бы не прочь прихватить к себе в постельку и ее! — крикнул кто-то, показав на Джемму.
Все расхохотались. Даже Коннор не удержался от широкой улыбки, а вконец растерявшаяся Джемма совсем поникла.
Мало-помалу гости стали расходиться, пребывая в самом лучезарном настроении. Коннор распорядился, чтобы все замковые повозки развезли по домам тех, кто пришел пешком. Даже Мод снизошла до того, чтобы разрешить гостям воспользоваться услугами ее возницы и допотопной колымагой, в которую погрузили самых старых и малых.
Прежде чем все распрощались, Джемма лично убедилась, что каждой семье досталась корзинка с подарками. Один за другим к ней подходили дети, чтобы поблагодарить щедрую госпожу и получить свою долю рождественских сладостей. Некоторые ребятишки оробели, и потребовалась поддержка их старших братьев и сестренок: другие — те, что уже были знакомы с Джеммой, — не раздумывая, горячо обнимали ее на прощание. И она отвечала им от всей души, нимало не заботясь о том, что зачастую перепачканные лакомствами детские ладошки оставляют жирные отпечатки на великолепном туалете.
Коннора, наблюдавшего за ней из сумрачного закутка, не мог не тронуть вид тонких, порывистых детских ручонок, обвивавшихся вокруг нежной шеи. Эти корзинки с подарками были для него не меньшим сюрпризом, чем для тех, кто их получил. Все до одной они содержали множество различных мелочей, которые ценились на вес золота в этой глухой горной долине: швейные иголки, бутылочки с лекарствами, мотки вязальной пряжи, марлевые бинты, а также всякие вкусные вещи — печенье, мятные пастилки и даже шоколад, а ко всему — новенькие сверкающие двухпенсовики и разные свистульки в подарок ребятишкам.
Интересно, каким чудом ей удалось доставить сюда все это среди зимы? И каким чудом ей удалось разгадать самые сокровенные чаяния этих скрытных, молчаливых людей?
Да, Джемма Макджоувэн весьма загадочная женщина, в который уже раз подумал Коннор, и на мгновение представил себе тот неземной восторг, который испытал бы, доведись ему в один прекрасный день сорвать все покровы с ее тайн.
Но увы, этому не суждено сбыться. Он понимал, что ему больше не дано жить в мире с этой уверенной в себе незнакомкой — точно так же, как и с прежней Джеммой, которая в прошлом так беззаветно вступила с ним в поединок характеров. Он разозлился, внезапно осознав, как глупо недооценивал эту женщину: сломя голову мчался обратно в Гленаррис, боясь, что она постарается унизить его перед лицом подвластных ему крестьян, вместо этого встретил трогательное домашнее тепло и уют, взаимопонимание и поддержку, да еще и участвовал в грандиозном представлении, заставившем его ощутить себя чужим в собственном доме.
Нахмурившись, он поднял глаза и увидел, что уже разобраны все до одной корзины. Люди возвращались к себе в Гленаррис, и в стылом воздухе звонко разносились их искренние пожелания доброй ночи. И вот уже Макнэйл, сияя улыбкой, проводил последних гостей и запер парадные двери. Железные засовы с лязгом встали на свои места, и Коннор и Джемма поняли, что остались один на один, разделенные пространством огромного зала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очарованный принц - Марш Эллен Таннер



Очень интересная книга!!!!! Читала ее в книжном варианте,и сколько раз перечитывала в электронке. Не смотря на исторический мотив,действие можно перенести и на современный лад.
Очарованный принц - Марш Эллен ТаннерНюта
25.05.2011, 11.19





Интересный роман
Очарованный принц - Марш Эллен ТаннерЛюда
24.09.2013, 19.50





Сказка Король Дроздобород по-моему так называлась только для взрослых девочек.Советую !!!
Очарованный принц - Марш Эллен ТаннерКсения
30.09.2013, 12.57





О-о-очень понравился. Роман ну просто восхитительный.
Очарованный принц - Марш Эллен Таннерyasmin
25.12.2013, 19.44





Один раз можно прочитать.
Очарованный принц - Марш Эллен ТаннерКэт
15.01.2014, 21.52





Роман прекрасный, сюжет захватывающий, читала уже несколько раз, советую прочитать.
Очарованный принц - Марш Эллен ТаннерАлена
3.03.2014, 6.03





В принципе ничего так. Присутствуют любовь , страсть . Главные герои ведут себя немного странно . Может даже и глупо . А так задумка автора интересная , не каждый о таком напишет ).
Очарованный принц - Марш Эллен ТаннерАнжелика .
29.06.2014, 21.27





Не то чтобы "вау", но и не жалею, что прочитала.
Очарованный принц - Марш Эллен ТаннерНика
17.10.2014, 23.05





прекрасный роман,люблю такие.
Очарованный принц - Марш Эллен ТаннерВАЛЕНТИНА
23.10.2014, 17.27





Карты и пари - это все игромания. Вот и 4 друга доигрались: и дома теряли, и красоту, и с ума посходили. Как говорится - с жиру бесятся. Что касается главной героини - чудом выжила от этого пари( и лихорадка, и выкидыш), но живуча! Ром ан затянут, но отнюдь не плох.
Очарованный принц - Марш Эллен ТаннерВ.З.,67л.
6.07.2015, 10.51





Я влюбилась в этот роман. Я люблю его!
Очарованный принц - Марш Эллен ТаннерКуралай
15.07.2015, 20.50





Совсем не понравился, одна беготня весь роман. пустоголовый главный герой: если женитьба была фарсом, зачем он спит с девушкой, тем самым лишая ее шанса выйти потом нормально замуж, потом ее болезнь и выкидыш, и все это из за какой то прихоти. Характер главной героини вообще не понятен, ну если не считать чтто на всех кидается с кулаками...нет реальности происходящего. Читайте макнот и деверо.
Очарованный принц - Марш Эллен ТаннерГалина
11.10.2015, 20.43





Совсем не понравился, одна беготня весь роман. пустоголовый главный герой: если женитьба была фарсом, зачем он спит с девушкой, тем самым лишая ее шанса выйти потом нормально замуж, потом ее болезнь и выкидыш, и все это из за какой то прихоти. Характер главной героини вообще не понятен, ну если не считать чтто на всех кидается с кулаками...нет реальности происходящего. Читайте макнот и деверо.
Очарованный принц - Марш Эллен ТаннерГалина
11.10.2015, 20.54





мда. еле-еле начала читать, со скрипом. гг-ня идиотка. гг-я я еще могу понять, хотя тоже не але.
Очарованный принц - Марш Эллен Таннерлёлища
21.10.2015, 15.29





домучила. мне не понравился.абсолютно.
Очарованный принц - Марш Эллен Таннерлёлища
22.10.2015, 7.36





Герой безпринципный и жестокий, но с проблесками совести. Поэтому плевать ему было на дальнейшую судьбу героини, главное выиграть пари. До тех пор пока не влюбился, совесть у него не шевелилась. А героиня - молодец, заставила себя уважать. Роман мне очень понравился. Не верьте негативным комментам. Читайте.
Очарованный принц - Марш Эллен ТаннерВесна.
23.03.2016, 19.01





Главный герой просто БАЛБЕС. В этом романе разве что любовные сцены хороши, но ради них читать целую книгу не будешь же... Я бросила на середине. Кому нравятся романы на тему "король-дроздобород", очень советую почитать "Драгоценности для принцессы" автор Ergo Proxy.
Очарованный принц - Марш Эллен ТаннерФига се
23.03.2016, 20.32





Герой - дурак, героиня - дура. Как часто спотыкаешься о такие вот " интеллектуальные" комменты. А прочитаешь роман и радуешься, что не пропустила интересную книгу. Не раз убеждалась в правдивости народной мудрости _ на вкус и цвет товарища нет.
Очарованный принц - Марш Эллен ТаннерNadzir
24.03.2016, 22.55





Помогите найти книгу:девушка работает в баре, а гг пришёл на встречу с итальянцами, она ему очень понравилась,
Очарованный принц - Марш Эллен Таннерксюша
24.03.2016, 23.12





Для Ксюши книга называется Ломаная линия Ноэль Бейтс
Очарованный принц - Марш Эллен ТаннерПр
25.03.2016, 8.00





Интересный сюжет, все время накал страстей, читайте, равнодушными не останетесь
Очарованный принц - Марш Эллен ТаннерЮлия
27.03.2016, 21.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100