Читать онлайн Гордячка, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордячка - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.74 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордячка - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордячка - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Гордячка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Теплым солнечным днем в конце мая 1867 года пакетбот «Элиза», принадлежавший графу Монтеррею, швартовался у широкого деревянного пирса в уютной Танжерской бухте, к запалу от мыса, у которого воды Атлантики сливаются с водами Средиземного моря. Пассажиры пакетбота, вышедшие из своих кают, чтобы понаблюдать за причаливанием, щурили глаза, взирая на изумрудные холмы и ослепительно белый песок морского пляжа.
Сэйбл Сен-Жермен, облаченная в ярко-голубое ситцевое платьице – на голове у нее была соломенная шляпа с широкими полями для защиты от солнца, – облокотилась о перила рядом с братом. В ее зеленых глазах отражалось море.
– Ты видишь Касбу? – спросила она, потянув Неда за рукав.
Ее брат опустил полевой бинокль и скорчил кислую гримаску:
– Ряди Бога, Сэйбл, я же не специалист по Марокко! Вон там видны развалины крепостей и дворцы, но я не имею о них ни малейшего представления. Посмотри сама или спроси капитана Джауди.
– Он слишком занят, чтобы заниматься мною, – возразила Сэйбл, забирая у брата бинокль.
– Ты уверена? Поскольку отец поручил ему опекать тебя, он все время только этим и занимался. Не жалея сил, смею тебя заверить.
– Ну-ну, продолжай! – усмехнулась Сэйбл, окидывая взглядом живописное побережье. – Он чувствует себя ответственным за нашу безопасность, только и всего.
– Главным образом за твою, – уточнил Нед.
Симпатичный молодой капитан «Элизы» определенно старался вывернуться наизнанку во время плавания – только бы у дочери графа Монтеррея не было ни в чем недостатка. Чаще всего его можно было увидеть рядом с ней. Он старательно объяснял ей принципы управления кораблем и рассказывал о достопримечательностях португальского побережья, которое они огибали во время своего путешествия в Африку. Сэйбл была приятна такая внимательность, так как манеры капитана и его смешливость в какой-то мере облегчали тоску по дому, овладевшую ею, когда «Элиза» вышла из Фолмаута, оставив Нортхэд далеко за кормой.
Сэйбл даже не представляла, что так сильно будет скучать по дому и родным. Было ли это связано с угрызениями совести оттого, что она согласилась отправиться в это путешествие? Она помнила, как сдержанно вела себя по отношению к родителям в последние дни перед отплытием. Затаив дыхание, Сэйбл ожидала, что кто-нибудь из них упомянет имя Моргана Кэри и его претензии на руку их дочери. Она почувствовала облегчение – хотя и была озадачена, – когда так ничего и не было сказано на этот счет, и теперь с содроганием вспоминала, что даже не пыталась скрыть горячее желание поскорее уехать.
Комок подкатывал к горлу, когда она вспоминала, как мать стояла рядом с верным Тимсом на пристани, провожая выходившую в море «Элизу». Рэйвен махала своим детям рукой, и ее фигурка становилась все меньше и меньше.
«Почему же я ничего не сказала родителям?» – постоянно спрашивала себя девушка в последующие дни. Теперь, осмыслив происшедшее, Сэйбл поняла, как глупо поступила, что сразу же не пошла к родителям. Прежде она никогда ничего не скрывала от них. Девушка нещадно ругала себя за то, что позволила чувствам возобладать над разумом даже тогда, когда речь шла о браке с ненавистным сэром Морганом Кэри.
Она напишет родителям письмо сразу же по прибытии к Теллиборо, решила наконец Сэйбл. Капитан Джауди мог бы доставить его, и в этом письме она подробно объяснит родным, почему была с ними так сдержанна перед отъездом. Она напишет им, как благодарна за то, что они не принуждали ее принять решение в тот момент, когда ее мысли были заняты совсем другим. Впрочем, это и не имеет значения, поскольку Морган Кэри ей настолько антипатичен, что она даже не помышляет о браке с ним. Наверняка на бумаге ей будет гораздо легче изложить свои мысли.
Да, именно так и следует поступить, решила Сэйбл, наблюдая с палубы, как крепят на пристани швартовы. Она напишет письмо, и к тому времени, когда они с Недом вернутся, недопонимание, из-за которого она главным образом и решилась уехать, останется в прошлом.
– Прошу прощения, леди Сэйбл, прошу прощения, ваша милость!..
Сэйбл обернулась и увидела капитана Джауди, который заметно похорошел, надев свою парадную голубую форму. Рядом с ним стоял невысокий мужчина с седеющими волосами и странными ужимками, который то и дело кивал головой, когда его представляли. Звали мужчину Эдмунд Пруст, и он был секретарем сэра Гарри Теллиборо.
– Я приехал, чтобы отвезти вас в резиденцию сэра Гарри, – пояснил он, упорно избегая пытливых взглядов Сэйбл и Неда. – Сэр Гарри просил передать свои сожаления. Он сейчас очень занят, а леди Теллиборо нездоровится: у нее мигрень.
– Боже мой, надеюсь, наше появление не доставит им неудобств! – воскликнула Сэйбл. Ее зеленые глаза, смотревшие из-под полей соломенной шляпы, встретились с глазами мистера Пруста.
– Нет-нет! – поспешно заверил секретарь сэра Гарри. – Естественно, мы ужасно огорчились, узнав о несчастье, постигшем лорда Монтеррея. Но поскольку он любезно сообщил нам об изменении своих планов, у нас было достаточно времени для того, чтобы подготовиться к вашему приезду. Леди Теллиборо, к сожалению, часто страдает мигренью, но это не имеет никакого отношения к вам.
Взглянув наконец в глаза девушки, Пруст почувствовал, что щеки его заливаются краской, – он был убежден, что видит перед собой самую очаровательную девушку, какую ему когда-либо доводилось видеть.
– Ради Бога, не подумайте, что вы здесь нежеланная гостья, леди Сен-Жермен! – смутившись, проговорил Пруст. – Уверен, что к нашему приезду хозяйка уже будет здорова.
Сэйбл улыбнулась ему: ей понравился этот невысокий человек. Сообразив, что очаровательная улыбка, сопровождаемая появлением ямочек на щеках, адресована ему, мистер Пруст почувствовал, что его щеки запылали еще ярче. Сердце беспокойно забилось в груди; он поспешно вытащил из кармана платок и вытер лоб.
Взглянув на беднягу секретаря, Нед с трудом удержался от смеха. Сэйбл, сама не зная того, уже овладела сердцем этого маленького человечка, и, судя по ухмылке, с которой Джауди поглядел на витавшего в облаках мистера Пруста, капитан «Элизы» тоже заметил это.
– Я прикажу принести ваши чемоданы, леди Сэйбл, – сказал капитан Джауди, нарочно делая шаг вперед, чтобы загородить ее изящную фигурку от восхищенного взгляда мистера Пруста.
– Пожалуйста, попросите сообщить Кэйти и Хью, что мы готовы сойти с корабля, – добавил Нед, имея в виду своего камердинера и девушку, сопровождавшую Сэйбл в качестве камеристки.
Эдмунд Пруст приехал во вместительном экипаже на рессорах, – такие же в то время разъезжали и по улицам Лондона. Как только багаж путешественников спустили с судна, Пруст приказал кучеру-арабу трогаться с места.
– Интересно, почему сэр Гарри решил устроиться в Танжере, а не в Рабате или Касабланке? – спросил Нед. – Ведь эти два города расположены ближе к Фесу. Или султан редко его принимает?
– У нас здесь небольшая, но приятная европейская община, ваша милость… – начал пояснять Эдмунд Пруст.
Но Сэйбл не слушала секретаря. Через маленькое оконце экипажа она разглядела на возвышавшемся перед ними холме массивную крепость семнадцатого века, в которой когда-то находилась резиденция английских губернаторов. По соседству располагалась Касба с королевским дворцом и цветущими садами вокруг. Сэйбл впервые почувствовала, что действительно попала в чужую страну, – ничего подобного ей еще не приходилось видеть. Она с интересом рассматривала глинобитные хижины, лепившиеся на склонах холмов, где находилось крошечное селение. Его пересекали узкие улочки; по местному базару сновали мужчины и женщины в длинных, до пят, рубахах или в развевающихся накидках с капюшонами в разноцветную полоску. Главным транспортным средством, по-видимому, были ослы, хотя Сэйбл заметила и нескольких верблюдов с необычными седлами. У верблюдов на шеях висели колокольчики.
Вскоре экипаж остановился, и Сэйбл, которой помог выйти сам мистер Пруст, была удивлена роскошью бунгало, у которого они стояли. В саду росли экзотические растения, а вдоль дорожек и в вазонах по обеим сторонам крыльца – цветы самых разных расцветок.
– Леди Теллиборо все еще отдыхает? – спросил Эдмунд Пруст, когда представительный мавр в развевающихся одеждах открыл парадную дверь.
Сэйбл как зачарованная прислушивалась к необычной резкой тональности арабской речи – мавр что-то объяснял секретарю. Затем гости сняли обувь, и слуга вручил им мягкие шлепанцы с вышивкой. Дом Теллиборо был небольшой и почти без окон, но интерьер придавал ему величественный вид. Комнаты украшали всевозможные антикварные вещицы, чудесные восточные ковры и африканские амулеты, а оштукатуренные глинобитные стены были увешаны европейскими портретами.
Сэйбл и Кэйти отвели в спаленку, выходившую на внутренний дворик с пенящимся фонтаном и буйной зеленью. За узорными чугунными решетками открывался захватывающий вид на Танжер и дальше – на Гибралтарский пролив. Поскольку день был ясный, Сэйбл смогла даже разглядеть Тарифу, самую южную оконечность европейского материка.
– О, Кэйти, посмотри!.. – воскликнула девушка. – Посмотри, какая красота!
– Возможно, если вы так считаете, миледи, – без всякого энтузиазма ответствовала Кэйти. Морская болезнь доконала ее, и даже в эту минуту ее веснушчатое лицо было бледным и измученным.
Сэйбл обняла бедняжку за плечи и повела к маленькой кровати в соседней комнате.
– Почему бы тебе не прилечь? – предложила она. – С распаковкой багажа можно подождать, а ванну я приму и переоденусь тогда, когда супруги Теллиборо сообщат, что примут нас.
– О, миледи, я не имею права! – запротестовала Кэйти.
– Имеешь, – возразила Сэйбл.
Не решаясь спорить со своей госпожой, Кэйти легла на кровать и почти сразу же заснула. Сэйбл укрыла ее ноги шерстяным халатом, лежавшим на ближайшем чемодане. Тихо ступая, она вышла из комнаты и нашла Неда и мистера Пруста в гостиной, уставленной предметами африканского и азиатского искусства, которые Теллиборо, по-видимому, рьяно коллекционировали.
– Сэйбл, мистер Пруст сказал, что через день-другой здесь ждут «Звезду Востока», – сообщил ей Нед, когда она легкой походкой вошла в гостиную. Его мальчишеское лицо выражало нетерпение. – Вероятно, сразу же после этого нас отправят в Фес под эскортом мавров. Похоже на то, что мы действительно поедем на верблюдах!
Сэйбл с трудом удержалась от улыбки; она подумала о том, что в характере брата сочетаются черты взрослого мужчины и озорного мальчишки. Ей же самой совершенно не хотелось взбираться на искусанное блохами, зловонное животное, и она радовалась, что останется в Танжере – городе, который стоил того, чтобы побродить по нему. Она обещала заплаканному Лайму привезти сувенир и никак не могла дождаться той минуты, когда отправится на рынок, где по пути из порта заприметила кинжалы с красивой чеканкой. Она вспомнила, что обещала сувениры почти всем домочадцам в Нортхэде. Девушка надеялась найти что-нибудь особенно оригинальное для родителей и была уверена, что в переполненных людьми магазинах Танжера найдется достаточно браслетов, сережек, колец, тканей, накидок и прочих местных изделий, так что без подарка не останется ни одна горничная, ни один лакей.
– Кроме того, мистер Пруст говорит, – захлебываясь от восторга, продолжал Нед, – что сегодня вечером мы приглашены на ужин, который состоится на борту яхты генерального агента! Представляешь, как интересно?
– Возможно, леди Сен-Жермен устала от пребывания на море? – вмешался мистер Пруст.
– О нет, я с огромным удовольствием покатаюсь на яхте!
– Вы не страдаете морской болезнью? – неуверенно спросил мистер Пруст. Какой бы большой и вместительной пи была яхта «Алоизиус», она не имела мотора, так что временами и он плохо себя чувствовал на ее борту.
– Моя сестра не боится качки, – заверил Нед. – Не забывайте, сэр, что мы корнуолльцы. В наших жилах течет не только кровь, но и морская вода.
– А вы будете с нами сегодня вечером, мистер Пруст? – спросила Сэйбл у беспокойного маленького человечка, который все еще сомневался, стоит ли ей снова подниматься на борт судна.
– Сэр Гарри попросил меня сопровождать вас.
– Тогда я ни за что не откажусь! – заявила Сэйбл, и Эдмунд Пруст покраснел до корней своих поредевших седеющих волос.
И тут в холле раздался громкий голос сэра Гарри. Узнав от слуги, что Сен-Жермены находятся в гостиной, хозяин поспешил туда. Он окинул взглядом Сэйбл, стоявшую в дверях, и тотчас же понял, что перед ним женщина редкой красоты, именно такая, о какой он давно мечтал. Однако в следующую секунду сэр Гарри вспомнил, что она дочь – и притом единственная – графа Монтеррея.
Сэр Гарри уже много лет был знаком с графом. Они неоднократно встречались в Лондоне и на международных симпозиумах по вопросам торговли в Женеве. Он знал, что за утонченной внешностью Чарльза Сен-Жермена скрывается человек, имеющий чуть ли не варварские представления о добре и зле, человек, который весьма бурно отреагирует, если его дочь окажется каким-либо образом скомпрометированной. «Нет, – содрогнувшись при этой мысли, решил сэр Гарри, – риск слишком велик».
– Очаровательная леди Сэйбл! – воскликнул он бархатным баритоном. – Вы позволите мне обращаться к вам так? Мне кажется, я давно знаю вас, так как наслышан о вас от вашего отца.
Приложившись к руке девушки, он церемонно поклонился, и Сэйбл, вглядывавшаяся в его поблескивающие карие глаза, сразу же поддалась его обаянию. Отец говорил ей, что сэр Гарри – редкостный повеса, но при этом абсолютно безобидный человек, и девушка почувствовала, что он начинает ей нравиться. Сэр Гарри был высок и, несомненно, красив; седеющие виски придавали его внешности особое благородство. В темном костюме, начищенных до блеска туфлях, он прекрасно подходил для выполнения роли финансиста и личного атташе посла Великобритании при дворе султана.
– А это, конечно, виконт Одли? – добавил он, обменявшись рукопожатием с Недом.
В его тоне послышалось одобрение, когда он оглядел с ног до головы молодого наследника графа Монтеррея. Сэр Гарри решил, что, несмотря на юный возраст, Эдвард Сен-Жермен очень похож на отца.
– Прошу прощения, что не имел возможности встретить вас, – продолжал он, подводя Сэйбл к мягкой софе, стоящей у стены. – Понимаете, все дела да дела. От них никуда не уйти. Эдмунд, у вас есть ко мне вопросы? – спросил он, взглянув на своего секретаря, стоявшего рядом с ним с несчастным выражением на худом лице.
– Нет, сэр, думаю, с бумагами можно подождать.
– Разумеется, – согласился сэр Гарри; он сказал это таким тоном, что стало ясно: секретарь может идти. – Да… попросите Овида принести что-нибудь освежающее, и пусть сообщит жене, что наши гости уже здесь.
– Леди Теллиборо плохо себя чувствует, – с сожалением в голосе заметил Эдмунд.
Сэр Гарри сделал нетерпеливый жест.
– Опять мигрень?
– Боюсь, что да, сэр.
– Ну ладно, пусть так. Мне бы хотелось, чтобы ей полегчало и она смогла покататься с нами вечером на «Алоизиусе».
– Может быть, мы не вовремя пожаловали к вам? – забеспокоилась Сэйбл.
Сэр Гарри коснулся пальцами ее маленькой ручки, ощутив, что кожа нежна, как шелк.
«Как неловко!» – подумал он. А вслух сказал:
– Вовсе нет. Марианна ненавидит Марокко, и приступы мигрени – просто способ наказать меня за то, что я привез ее сюда.
– Понятно, – сказала Сэйбл; она подумала о том, что в таком случае нечего удивляться распутству сэра Гарри.
Как только Эдмунд Пруст удалился, сэр Гарри начал рассказывать о яхте генерального агента. Нед и Сэйбл вежливо слушали, попивая прохладительный напиток, хотя девушке было ясно, что у брата накопилось много вопросов касательно предстоящей поездки в Фес.
– Не беспокойся, – шепнула она Неду, когда час спустя они расходились по своим комнатам, чтобы подготовиться к морской прогулке. – У тебя еще будет время, чтобы расспросить его.
– Судя по всему, его больше интересуют грузоподъемность и водоизмещение «Алоизиуса», чем дела отца! – с мрачным видом заметил Эдвард.
Сэйбл встала на цыпочки, чтобы поцеловать брата в щеку.
– Сэр Гарри, как мне кажется, достаточно компетентен, и он сумеет выполнить просьбу отца.
Сэйбл понимала: несмотря на энтузиазм Неда в связи с предстоящим путешествием ко двору султана Маулея, брат очень беспокоится – ведь у него нет дипломатического опыта. В конце концов, несмотря на то что он производил впечатление зрелого человека, ему было всего семнадцать лет.
– Тебе не о чем беспокоиться, – сказала Сэйбл. – Сэр Гарри возьмет тебя под свое покровительство и не позволит тебе сделать ни единого ложного шага.
– Надеюсь, ты права, – неуверенно пробормотал Нед. Впервые со дня отъезда из дома он пожалел, что занял место отца.
– Давай сегодня повеселимся, – предложила Сэйбл, беря брата под руку, – а уж завтра будем думать о султане и о Фесе.
Эдвард почувствовал некоторое облегчение. Озабоченный своими собственными проблемами, он не придавал особого значения тому факту, что Сэйбл, очевидно, также что-то беспокоит. Теперь ему захотелось спросить ее об этом, но, взглянув на сестру, он понял, что ее проблемы, вероятно, разрешились сами собой, так как она вела себя, как в былые времена, улыбалась, смеялась и радовалась жизни. Ее бодрое настроение передалось Неду, и он почувствовал уверенность в том, что оправдает доверие отца.
– О Сэйбл! – воскликнул он, сжимая руку сестры. – Я так рад, что мы приехали сюда! У меня такое предчувствие, что все сложится замечательно!..
Сэйбл одарила его ласковой улыбкой.
– Я уверена, что все будет именно так, как ты говоришь. – Она обняла брата и удалилась к себе, чтобы написать письмо родителям и переодеться к вечеру.
«Алоизиус» действительно производила впечатление очень импозантной яхты, как и обещал сэр Гарри. Судно слегка покачивалось на волнах. Ветер раздувал белоснежные паруса на двух высоченных мачтах. Палуба была настелена из отполированных до блеска досок. У Сэйбл перехватило дыхание, когда она поднялась на борт.
– Ну что, вам нравится яхта? – спросил сэр Гарри. Сэйбл кивнула. Она уже предвкушала удовольствие, которое получит от прогулки на такой изумительной яхте.
– Дай-то Бог, чтобы не заштормило, – сказала леди Теллиборо. – Ты же знаешь, что я не выношу качки, Гарри.
Леди Марианна Теллиборо отличалась бледностью и страдала от многочисленных болезней, как реальных, так и вымышленных. Когда их представили друг другу, она вяло пожала Сэйбл руку и, едва успев пробормотать что-то вроде приветствия, упала на софу и потребовала нюхательную соль. Сэйбл, встревожившись, позвала сэра Гарри, который заверил ее, что приступы головокружения у жены не стоят того, чтобы из-за них беспокоиться, так как их нельзя принимать всерьез.
Наблюдая, с каким отчужденным видом сидели рядом друг с другом сэр Гарри и его супруга, когда они ехали в фаэтоне, Сэйбл поняла, что любви здесь пет и в помине. Она могла лишь посочувствовать им. Какое счастье, что ей не грозит подобный брак!
Генерального агента, любезно предложившего сэру Гарри воспользоваться яхтой, в этот вечер не было, но несколько супружеских пар из колонии европейцев приняли приглашение англичанина. Когда все перезнакомились, небольшая группа гостей перешла на корму, чтобы полюбоваться солнечным закатом.
Вскоре Сэйбл заметила, что Нед, по-видимому, справился с волнением и оживленно обсуждает вопрос об акциях «Бэрренкорт Лимитед» на индокитайском рынке с сэром Гарри и другими джентльменами. Сама же она вскоре втянулась в разговор с дамами о модах – всем очень понравилось платье девушки.
Кэйти настояла на том, чтобы госпожа надела платье из тяжелого золотистого шифона, которое графиня велела упаковать для дочери на тот случай, если Сэйбл придется присутствовать на официальном банкете в Марокко. Сэйбл посмеялась над предложением Кэйти надеть такой официальный наряд для прогулки по заливу, но горничная была непреклонна. Глядя теперь на других женщин – в особенности на леди Теллиборо, облачившуюся в платье из лазурного шелка и надевшую гарнитур из жемчуга, – Сэйбл вынуждена была признать, что молоденькая горничная оказалась права.
В отличие от других нарядов, имевшихся у Сэйбл, это платье было не очень узким в талии, хотя поясок из серебристого крепа подчеркивал изящность бедер. В этот вечер ею поистине можно было залюбоваться: в отливающих медью волосах девушки мерцали золотые заколки; ее изумрудно-зеленые глаза сверкали, и в свете масляных ламп, раскачивавшихся на перилах, казалось, что от нее исходит какой-то таинственный свет.
Когда «Алоизиус» бесшумно вышла из гавани, солнце начинало садиться. На какое-то время оно зависло над линией горизонта и окрасило залив и изумрудные холмы в мягкие розоватые тона.
– Как только мы отойдем подальше в море, подадут ужин, – с улыбкой сообщил гостям сэр Гарри.
Один из матросов принес бокалы с шампанским, и Сэйбл, делая маленькие глотки, блаженно откинулась на подушки. Бриз, ласкавший ее шею, был теплым, и девушка устремила взор на розовое небо и паруса, отливавшие золотом в предзакатных солнечных лучах. Поодаль Нед беседовал с сэром Гарри и другими мужчинами, и у нее потеплело на душе оттого, что она видит знакомый профиль Сен-Жерменов. Она не могла бы объяснить, почему на нее вдруг снизошло такое умиротворение, – возможно, причиной тому было отличное шампанское. Ей казалось, что этот вечер волею судеб имеет какое-то особое значение, что он коренным образом изменит ее жизнь.
«Какая чепуха! – укоряла она себя. – Это всего лишь воздействие алкоголя на пустой желудок».
– Доводилось ли вам видеть такой восхитительный закат? – вздохнула леди Теллиборо.
В этот момент заходящее светило, от которого осталось лишь мутное красное пятно на самом краю горизонта, бросило последний отблеск на облака, парившие над яхтой. «Алоизиус» шла вдоль берега, и на ближних холмах замигали первые огоньки.
– Я уверена, что на Корнуолле не бывает ничего подобного, – заметила Уиннифред Джеймс.
– У нас бывает еще более великолепный закат! – ответила Сэйбл. – Зимой солнце высвечивает утесы, превращая их в расплавленное золото. Это поистине величественная картина, однако, – расщедрилась она, – я даже не помню, когда закат восхитил меня больше, чем в нынешний вечер.
Леди Теллиборо улыбнулась:
– Нам так хотелось, чтобы вы, молодежь, полюбовались этим роскошным видом. Гарри так высоко отзывается о вашем отце, дорогая. А вот и Келрах, он принес нам ужин!
Сэйбл увидела перед леди Теллиборо матроса, терпеливо стоящего с медным тазиком и полотенцем. Она наблюдала, как леди взяла протянутый ей кусок мыла и вымыла руки. Потом подошла очередь Сэйбл. Леди Теллиборо объяснила ей, что марокканцы едят руками. И хотя в своем кругу европейцы не придерживались этого обычая, они все же старались соблюдать ритуал омовения рук перед каждой трапезой.
К тому времени, когда мужчины присоединились к ним, перед гостями стояли два больших подноса, покрытых салфетками с элегантной вышивкой. Когда мужчины помыли руки, слуги вынесли терракотовые блюда с сочным жарким из баранины и пламенеющими кусками кебаба на круглых ломтях хлеба. Принесли и другие блюда, в том числе превосходную жареную рыбу и вкуснейшие цыплячьи грудки, фаршированные финиками и изюмом.
Затем принесли разнообразные фрукты, преимущественно сочные апельсины, перед которыми Сэйбл не могла устоять. При этом она заметила, что Нед ест с таким же аппетитом, как и она, и решила, что это связано с тем, что во время путешествия на «Элизе» у них не было такого роскошного стола. После ужина они снова ополоснули руки, и Келрах принес огромный серебряный чайник.
– Обычно чай готовят на камбузе, – пояснила леди Теллиборо, – но мне думалось, что наши молодые гости пожелают понаблюдать за ритуалом заварки.
И действительно, Сэйбл с огромным интересом следила за Келрахом, который поставил возле чайника три серебряные коробочки. Из первой он извлек чайные листья и поместил в чайник, залив их кипящей водой из котелка, стоявшего рядом на жаровне. Потом отколол кусочек сахара от сахарной головы, лежавшей во второй коробочке, и добавил ароматной мяты из третьей. Отпив несколько глотков из чашки с золотой каемкой, Сэйбл вынуждена была признать, что никогда не пила такого вкусного чая.
– Это что-то поразительное! – согласился с ней Нед, сделав первый глоток. – Не думаю…
Что он намеревался сказать, Сэйбл так и не узнала, так как его слова заглушил гортанный крик марокканца, стоявшего у руля.
– Что за дьявольщина? – Сэр Гарри вскочил на ноги, чуть не опрокинув свою чашку.
– Боже праведный! – простонал он; его глаза расширились.
– Что такое, Гарри? – в испуге закричала леди Теллиборо.
Впоследствии Сэйбл так и не смогла вспомнить, что за судно надвигалось на них из темноты. При возгласе сэра Гарри девушка вскочила, но ее любопытство тут же перешло в ужас, когда она увидела массу парусов, приближавшихся к ним с ужасающей скоростью. Этот корабль был во много раз больше яхты, возможно, дау,
type="note" l:href="#n_1">[1]
возможно, даже пакетбот, который несся на них на всех парусах, оставляя за своей кормой пенистые буруны.
Сэр Гарри бросился к рулю и что-то крикнул шкиперу по-арабски. Сэйбл чуть не упала, когда «Алоизиус» резко дернулась, пытаясь уклониться от столкновения. Сэйбл не верилось, что они могут столкнуться. Помимо ходовых огней, на «Алоизиусе» горели фонари – так как же могло случиться, что никто раньше не заметил такое большое судно?
Как бы то ни было, в ту ночь фортуна отвернулась от «Алоизиуса»; до самого последнего момента никто не заметил приближения большого парусного судна. Сэйбл помнила, что Нед выкрикнул ее имя перед самым столкновением. Удар прозвучал в ее ушах, точно взрыв, девушку подбросило в воздух, а в следующее мгновение она оказалась за бортом.
Шок от погружения в воду заставил ее прийти в себя. Она отчаянно пыталась выбраться на поверхность. Хотя мокрые, тяжелые юбки тянули ее вниз, ей все же удалось выплыть. Но ночь наступила так быстро, что вокруг уже ничего не было видно. Девушка в панике озиралась, высматривая огни «Алоизиуса».
– Помогите! Пожалуйста, помогите! – кричала она, и ей показалось, что она услышала ответный крик брата. – Нед! – взвизгнула она, но на сей раз ответа не последовало.
Сэйбл изо всех сил старалась удержаться на поверхности. Как же вышло, что ее выбросило так далеко от судна? Ведь она пробыла под водой всего несколько секунд.
– Нед! – снова закричала Сэйбл, но сейчас никто не отозвался.
Бесполезно! Течение безжалостно увлекало ее за собой, и ей пришлось лечь на спину и вручить ему свою судьбу, чтобы юбки не увлекли ее на дно. Бесполезно тратить силы на борьбу с течением, рассудила Сэйбл, тем более что она не имела ни малейшего представления, в каком направлении шла «Алоизиус». «Господи, неужели это не сон и все это случилось со мной?!» – думала она.
«Нужно добраться до берега», – размышляла девушка. И тут, повернув голову, она вдруг увидела огни Танжера. Наверняка не так уж трудно добраться до берега! Отец научил ее плавать, когда она была совсем ребенком, и Сэйбл никогда не испытывала страха перед водой. Кроме того, она понимала, что бесполезно бороться со стихией, в особенности в мокрой одежде. Лучше отдаться на волю течения, а уж затем плыть к берегу.
Было ясно, что если бы не мощное течение, она бы утонула. Сэйбл попыталась освободиться от платья, но эта попытка окончилась лишь тем, что она погрузилась под воду. Откашливаясь и отплевываясь, девушка снова выбралась на поверхность. Она решила лечь на спину и совсем не шевелиться.
Сэйбл совершенно потеряла ощущение времени. Вскоре она заметила, что течение ослабевает, и поплыла в направлении берега. Сэйбл была отличной пловчихой, но как она ни старалась приблизиться к огням на берегу, они все время оставались такими же далекими. «Ну еще немного, еще чуть-чуть!» – мысленно повторяла она, но скоро стало ясно, что ее силы на исходе. Плача от сознания своего бессилия, Сэйбл снова легла на спину, чтобы передохнуть. Сколько еще она сможет выдержать? И что, если другое течение потащит ее в открытое море?..
Тут она уловила какой-то тихий звук. Сэйбл подняла голову, напряженно прислушиваясь. И вот опять… Какое-то постукивание…
Набрав побольше воздуха в легкие, Сэйбл позвала на помощь. Никто не ответил ей, и она снова закричала.
– Эге-ге! – донеслось наконец из темноты.
– Помогите! – крикнула Сэйбл.
– Где вы?
– Я здесь! – В ее голосе послышалось облегчение. – Помогите, пожалуйста!..
Через несколько секунд Сэйбл увидела огни. Хотя глаза ее воспалились от соленой воды, она ясно различила тень корабля прямо перед собой.
– Помогите! – снова закричала девушка.
До нее донесся чей-то властный голос, и она чуть не зарыдала от радости, когда услышала всплеск, свидетельствовавший о том, что на воду спустили шлюпку. Скрип весел в уключинах придал ей сил, и она отважно поплыла навстречу, морщась от боли в онемевших конечностях. Из темноты внезапно возникла шлюпка, на носу которой стоял человек, державший перед собой фонарь.
– Вот он! – услышала Сэйбл, и тут силы оставили ее. Когда она уже пошла ко дну, полдюжины рук подхватили ее.
– Эй, да это девушка! – Это было последнее, что Сэйбл услыхала; в следующее мгновение она лишилась чувств.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гордячка - Марш Эллен Таннер



слабоватенько про родителей интересней
Гордячка - Марш Эллен Таннермария
22.12.2010, 0.48





Этот роман тоже по своему интересный.
Гордячка - Марш Эллен ТаннерМари
19.03.2012, 23.20





Девочки бред полный ,не советую даже не дочитала
Гордячка - Марш Эллен ТаннерЛиза
24.04.2012, 0.17





Хоть убейте,не понимаю что в нем не нравится людям? Роман потрясающий,один из любимых исторических! Один захват дворца султана чего стоит,но и это не конец,дальше ещё интереснее! А вот про родителей её мне не очень понравился!
Гордячка - Марш Эллен ТаннерОксик
13.04.2013, 23.50





бред полный, сплошные немотивированные поступки героев
Гордячка - Марш Эллен ТаннерLana
31.07.2014, 6.04





Не люблю бросать книгу не дочитанной но Гг-я просто бесит своей тупостью
Гордячка - Марш Эллен ТаннерНАТАЛИЯ
7.07.2015, 14.54





Очень скучно. Целые абзацы занимает кто и что подумал - "ах! Она сногсшибательно красива", "как изящна и мила", "потрясающая одухотворённость". Такое ощущение, что окружающим заняться больше нечем, только и думают о Сэйбл. А действия никакого. Герои какие-то немотивированные.rnЯ вообще думала, что это другой роман. Подскажите, как называется книга, в которой старшая сестра главной героини родила ребёнка от индейца и по этой причине у них разлад с отцом. И вот младшая по просьбе старшей крадёт его и отправляется на индейские территории, чтобы переправить его к отцу.
Гордячка - Марш Эллен ТаннерИрчи
6.05.2016, 7.42





Для Ирчи: "Смятение сердца" Фетцер Эми
Гордячка - Марш Эллен ТаннерElen
6.05.2016, 8.32





Elen, спасибо огромное!
Гордячка - Марш Эллен ТаннерИрчи
6.05.2016, 11.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100