Читать онлайн Гордячка, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордячка - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.67 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордячка - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордячка - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Гордячка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

С наступлением ночи в Нортхэде воцарилась тишина. Лакеи и горничные, лихорадочно приводившие в порядок многочисленные спальни, гостиные и салоны после отъезда гостей, сонно позевывали, заканчивая работу. В кухне все сверкало; удовлетворенный проделанной работой, Перри наконец отпустил своих помощников. Паррис и Тимс, обычно уходившие последними, обменивались пожеланиями спокойной ночи и с облегчением говорили о здоровье хозяина. Наконец погасили свет, выключили газ и разошлись по своим комнатам.
Рэйвен Сен-Жермен уже давно не заходила по вечерам к старшим детям – пожелать им доброй ночи или посмотреть, как они спят, – но на сей раз, готовясь ко сну, она почувствовала такую необходимость.
Как и Нед, Сэйбл спала, когда графиня тихонько вошла к ней, но напряженное выражение лица спящей девушки свидетельствовало о том, что дочь встревожена. Рэйвен с минуту постояла, вглядываясь в лицо Сэйбл, казавшееся во сне еще красивее, и любящее сердце матери дрогнуло. Наклонившись, она осторожно пригладила блестящие локоны, разметавшиеся по подушке. Затем тихо покинула спальню.
Незадолго до этого доктор Пенджелли без тени тревоги на лице предложил ей до выздоровления графа спать в другой комнате, но Рэйвен, выйдя от дочери, не могла удержаться от того, чтобы не заглянуть и к Чарльзу. Полагая, что найдет его спящим, графиня вздрогнула, когда услышала тихие голоса мужчин, доносившиеся из-за двери мужниной спальни. Она вошла – и не поверила своим глазам: подле постели Чарльза уютно расположился сэр Морган Кэри с бокалом в руке. Увидев графиню, он поднялся, но взгляд Рэйвен был устремлен только на мужа, который сидел, облокотившись на подушку и попивая вино, с таким видом, словно с ним ничего необычного не произошло, словно это не он всего несколькими часами ранее чуть не сломал себе шею.
– Добрый вечер, дорогая! – приветствовал ее Чарльз, и его глаза лукаво блеснули, когда он заметил ее гнев. – Мы с сэром Морганом обсуждаем коммерческие дела. «Вызов» отплывает с завтрашним приливом, и мне бы не хотелось, чтобы капитан откладывал выход в море из-за меня.
– Что это значит? – воскликнула Рэйвен, переводя взгляд с одного загорелого лица на другое. – Капитан Кэри… – угрожающим тоном заговорила она.
– Нет, Рэйвен, это моя вина, – перебил жигу Чарльз, протягивая ей руку. – Это я настоял, чтобы он повидал меня.
– А я, будучи гостем, не мог отказать своему хозяину, мадам, – добавил Морган, хотя Рэйвен была абсолютно уверена, что этот человек никогда ничего не делает против своей воли.
Графиня сокрушенно покачала головой, понимая, что Чарльз не заснет, пока не закончит беседу. Поэтому разумнее обратиться с просьбой к Моргану Кэри, решила она. Взглянув на нахального молодого человека, графиня сказала:
– Капитан, будьте любезны как можно скорее закончить деловой разговор с моим мужем!
Видя перед собой лицо Рэйвен, такое же совершенное в своей аристократической красоте, как и лицо Сэйбл Сен-Жермен, Морган неожиданно смягчился. Необычайно мягкая улыбка появилась на его губах, а голубые глаза искрились, хотя слова капитана прозвучал сурово:
– Даю обещание не переутомлять графа. Ответная улыбка Рэйвен сопровождалась появлением таких же ямочек на щеках, как у ее дочери, и была столь же обольстительной.
– Благодарю вас. – Графиня посмотрела на мужа: – Я буду ждать по соседству, пока вы не закончите беседу.
– Очень любезно с твоей стороны, дорогая! – ответил Чарльз с мучительным вздохом, но его лицо смягчилось, когда она улыбнулась ему, прежде чем исчезнуть за дверью.
Заметив, какими взглядами обменялись супруги, Морган почувствовал себя так, словно он вторгся в сугубо личные и крайне деликатные отношения. Капитан с задумчивым видом уселся в кресло. До этого дня он всегда считал, что подобной любви не существует, но теперь был вынужден признать, что, возможно, ошибался. Его губы искривились в циничной усмешке. Как бы Морган ни восхищался графом Монтерреем и его отношениями с графиней, ему было приятно сознавать, что сам-то он никогда не испытывает подобных «обязывающих» эмоций.
Рэйвен Сен-Жермен сидела у камина в соседней комнате, небрежно перелистывая страницы книги и прислушиваясь к глухим голосам за дверью, которые то затихали, то звучали громче. Несколькими днями раньше Чарльз мимоходом посоветовался с ней относительно просьбы Моргана Кэри, и она согласилась с тем, что им следует принять его, когда «Вызов» зайдет в Фолмаут. Она знала, что Чарльз благожелательно относится к голубоглазому капитану и убежден, что капитан примет верное решение в отношении их коммерческих дел.
И все же графиня с нетерпением ждала ухода гостя, поскольку понимала, что мужу необходим отдых, что, несмотря на бодрый вид, он испытывает сильные боли. Рэйвен нервно постукивала маленькой ножкой по толстому ковру, пока наконец не услышала, как закрылась дверь в спальню мужа. Она подождала, пока не затих звук шагов, и лишь после этого заглянула к Чарльзу.
Он лежал с закрытыми глазами. Она задержалась на пороге. У нее перехватило дыхание, когда она увидела, как он бледен. Но тут Чарльз открыл глаза и улыбнулся. Улыбнувшись ему в ответ, она подошла к кровати и взяла его за руку.
– Я хочу, чтобы ты как следует выспался, – сказала Рэйвен, убавив свет лампы, стоявшей на тумбочке.
Зеленые глаза Чарльза сверкнули.
– Разве я засну, зная, что ты лежишь одна-одинешенька за дверью?
Губы Рэйвен дрогнули, но его беспечность не могла ее обмануть. Она чувствовала, что ему очень больно, хоть он и не подает виду.
– Лучше вам привыкать к этому, милорд, ибо я собираюсь неукоснительно следовать предписаниям доктора Пенджелли.
– Он шарлатан! – пробурчал Чарльз.
– Все равно! – жестко сказала супруга. – Тебе следует поступать так, как он говорит, то есть ты не должен вставать с постели как минимум еще десять дней.
Чарльз скорчил недовольную гримасу.
– С каких это пор моя прелестная, нежная женушка стала такой непреклонной солдафонкой?
– С тех пор, как приняла решение как можно скорее поставить тебя на ноги. Чарльз, я говорю совершенно серьезно! Всю жизнь ты отказывался подчиняться кому бы то ни было, но сейчас я настаиваю, чтобы ты делал так, как тебе говорит доктор Пенджелли.
Он задумчиво хмыкнул:
– Проклятие! Я-то надеялся, что, пока не поправлюсь, меня будут нежить и баловать.
Рэйвен не могла удержаться от улыбки:
– Обещаю, что так оно и будет, но только если ты будешь вести себя так, как тебе сказали. – Графиня наклонилась и нежно поцеловала мужа в губы. – А теперь, – добавила она, – почему бы тебе не рассказать мне, о чем вы договорились с сэром Морганом?
– С этим можно подождать до утра, – ответил граф, лениво отмахнувшись. – Сначала мне нужно обсудить с тобой два других вопроса.
– О чем речь? – нахмурилась Рэйвен: ведь Чарльз уже давно нуждался в отдыхе!
– Люси рассказала мне о том, что произошло сегодня вечером между Сэйбл и Уайклифом Блэкберном, – без обиняков заявил граф. – Ты разговаривала с Сэйбл об этом?
Глаза Рэйвен округлились.
– О, Чарльз, с какой стати? Я уверена, что ничего страшного не произошло, хотя и не виню Люси за то, что она так рассердилась. Но зачем заводить ненужный разговор?
– Но ведь ты говорила, что она просила принести ей ужин в спальню, – с сумрачным видом напомнил жене Чарльз. – То есть она отказалась ужинать в столовой…
Рэйвен звонко рассмеялась, тронутая реакцией Чарльза на такие мелочи. Как типично по-отцовски он вел себя, пытаясь защитить свою дочь! Она игриво провела пальцем по шраму на щеке.
– В этот вечер никто не ужинал в столовой, Чарльз, разве ты не знаешь? Я ужинала здесь с тобой, мальчики – в оранжерее с Дэнни, а сэр Морган – у себя на судне.
Чарльз улыбнулся:
– Если ты настаиваешь, что больше не о чем говорить…
– Именно так, – прервала его жена. Менее всего ей хотелось бы, чтобы Чарльз начал войну с Уайклифом именно сейчас, когда ему следует соблюдать постельный режим.
– Что меня по-настоящему тревожит, так это сам Уайклиф, – немного помолчав, сказал Чарльз, и на его красивом лице появилось глубокомысленное выражение. – Я никогда не доверял ему и опасаюсь, что он может попытаться принудить Сэйбл к браку, пока я прикован к этой проклятой кровати!
– Сэйбл никогда бы не допустила этого, – заверила мужа Рэйвен.
– У меня нет такой уверенности! – пробурчал граф. – Ты ведь знаешь, какое мягкое сердечко у нашей Сэйбл. Она более доверчива, чем ты была в ее возрасте, и вряд ли сможет отвергнуть его.
– Этого не случится, – успокоила мужа Рэйвен, опасаясь, что он может вспылить. – А если случится, – добавила она, сверкнув глазами, – то я попрошу Тимса или другого слугу притащить его сюда, чтобы ты мог обрушить на него свой гнев.
Чарльз провел ладонью по блестящим волосам жены; он поражался тому, как легко ей удается отвлечь его от тяжких дум. Она ласково улыбнулась ему в ответ.
– Почему бы тебе не высказать, что еще у тебя на душе? Губы Чарльза дрогнули.
– Ну, если ты настаиваешь… Я решил послать Эдварда в Марокко. – Его глаза насмешливо блеснули, когда он увидел на лице жены удивление. – Ты удивлена, любовь моя? Разве я уже не говорил тебе, что подумываю об этом?
– Чарльз… – заговорила она.
– Я говорю вполне серьезно, – перебил он. – Ведь ты помнишь, что Теллиборо наконец удалось устроить мне аудиенцию у султана в Фесе.
Рэйвен горестно вздохнула.
– Помню. И меня это все время беспокоило, – призналась она. – Я знаю, как давно ты ждешь этого приглашения. И боюсь, что будешь настаивать на этой встрече.
– Я не так молод и горяч, как когда-то, – сказал граф. – Поэтому, лежа здесь, я обдумывал: не послать ли вместо себя Неда? Эта мысль зародилась у меня еще в Лондоне, когда выяснилось, что твоя болезнь может задержать наше возвращение домой.
– Но ведь он еще совсем мальчик! – возразила жена.
– Вовсе нет! – с гордостью в голосе возразил он. – Его умелое управление хозяйством во время нашего отсутствия показало, что наш сын вполне способен взять на себя руководство поместьем, когда подойдет время.
– Но посылать его в Танжер в качестве твоего представителя!.. – воскликнула Рэйвен. – Это бессмысленно. Нед совсем не разбирается в дипломатии и политике! Ты сам мне говорил, что Марокко – изолированное, консервативное государство. Нед не сумеет провести переговоры, он не сможет учредить там торговую фирму!
– Но там будет Дмитрий, который позаботится об этом, – мягко возразил граф. – И я уверен, что султан не оскорбится, что я послал вместо себя своего сына и наследника.
При упоминании имени Дмитрия – как Чарльз и предполагал – тень сомнения почти исчезла с лица Рэйвен. Много лет назад Дмитрий Сергеев служил старшим помощником на «Звезде Востока» и был близким другом Чарльза. Во время своего рокового путешествия в Индию Рэйвен, как и Чарльз, полюбила энергичного, преданного русского моряка, а Дмитрий обожал ее и, называя своей «маленькой принцессой», клялся ей в вечной верности.
После женитьбы и возвращения в Нортхэд Чарльз доверил командование «Звездой Востока» Дмитрию и занялся коммерцией с братом деда Рэйвен сэром Эдрианом Бэрренкортом, владельцем крупнейшего в Лондоне магазина, торговавшего шелками и чаем. Благодаря смекалке сэра Эдриана и широким связям Чарльза «Бэрренкорт Лтд.» стала солидной и уважаемой во всем мире экспортно-импортной фирмой.
Лет за десять до описываемых событий сэр Эдриан скончался, и Дмитрий, обосновавшийся со своей красивой женой-аборигенкой и многочисленными отпрысками на Барбадосе, с готовностью принял предложение Чарльза принять участие в его коммерческих делах. В качестве посла доброй воли, смекалистого бизнесмена и опытного капитана корабля Дмитрий стал ценным приобретением для фирмы.
Уже в течение ряда месяцев Чарльз пытался открыть коммерческое отделение фирмы в Марокко, чтобы конкурировать с рядом французских компаний, которым султан дал разрешение на торговлю. Сэр Гарри Теллиборо, британский атташе и один из немногих европейцев, имевших доступ во дворец султана в Фесе, сумел договориться об аудиенции для Дмитрия и Чарльза. Речь шла как раз о той встрече, от которой Чарльз теперь отказывался в связи с тем, что был прикован к постели. Дмитрий, конечно же, мог бы самостоятельно провести переговоры, но Чарльз был убежден, что султан расценит его личное отсутствие как неуважение к своей персоне, и потому идея направить в Марокко Эдварда казалась прекрасным решением возникшего затруднения.
– Наш сын почти взрослый мужчина, – сказал граф супруге, взглянув на ее бледное лицо. – У султана есть свои собственные сыновья, и он поймет, какое уважение я выказываю ему, послав вместо себя своего сына.
С минуту Рэйвен молчала. Чарльзу были понятны сомнения и противоречивые чувства, испытываемые матерью, – ведь ей впервые приходилось признать, что ее сын становится взрослым мужчиной. Граф улыбнулся своим мыслям, вспомнив, что его одолевали подобные же чувства, когда он узнал от Люси Уолтерс, что накануне его дочь стала объектом сексуальных домогательств.
В глазах Чарльза вспыхнул зловещий огонек. Независимо от того, что сказала Рэйвен, он намеревался свести счеты с Уайклифом Блэкберном, как только сумеет встать на ноги. Наглый молокосос осмелился приставать к его дочери в ее собственном доме!
– Тебе не кажется, что мы могли бы поговорить об этом завтра? – Вопрос Рэйвен заставил Чарльза вернуться к мыслям о Неде. – Мне нужно подумать об этом. И конечно, следует учесть мнение самого Эдварда.
Чарльз взял ее за руку.
– Не тревожь себя сегодня, – посоветовал он. – Тебе нужно хорошенько выспаться. Так же, как и мне. Напрасно я заговорил об этом сейчас.
Рэйвен встала и разгладила простыни на его постели.
– Ладно, не важно. Значит, капитан Кэри завтра отплывает?
Граф кивнул, и его губы сложились в улыбку.
– А мне нравится этот парень, должен признаться. Я рад, что он отплывает. Он напоминает мне меня самого в его возрасте. И кроме того… не могу забыть, как легко женщины семейства Бэрренкорт поддаются чарам моряков. В конце концов достаточно того, что случилось, когда ты встретила меня.
– Это был самый трагический эпизод в моей жизни, – сказала Рэйвен с лукавой улыбкой.
Супруги улыбнулись друг другу, задумавшись о прошлом и вспомнив о путешествии по Индии, которое коренным образом изменило их жизнь.
– Как ты считаешь: было бы очень скверно, если бы Сэйбл влюбилась в пылкого капитана? – пошутила жена.
Изумрудные глаза Чарльза засияли.
– Такого никогда не может случиться, моя милая, ведь нашей дочери нужен ответственный, рассудительный и целиком преданный ей муж.
– Да, таких достоинств не водится за моряками, – многозначительно заметила Рэйвен, и в ее золотистых глазах запрыгали веселые зайчики.
– Конечно, нет, – согласился Чарльз; забыв о боли в спине, он привлек к себе супругу, чтобы запечатлеть на ее губах горячий поцелуй.


Проснувшись на следующее утро, Сэйбл с радостью обнаружила, что на дворе стоит такая же мягкая, солнечная погода, как и накануне. Достаточно было взглянуть на искрившиеся у нее под окном морские волны, чтобы тотчас же достать из шкафа амазонку. Пригладив щеткой волосы и закрепив их на затылке шпильками, она натянула перчатки. На лестничной площадке, шурша юбкой, она осмотрелась. И решила, что следует сначала заглянуть к отцу. Постучав в дверь, она с удивлением обнаружила, что ее впустил Эдвард, который взял ее руки в свои и поспешно втащил в комнату.
– Я зашла узнать, как себя чувствует отец… – начала Сэйбл, но Эдвард, задыхаясь, прервал ее.
– Ему лучше, но я как раз собирался сообщить тебе новость!
– Какую?.. – Ей еще не приходилось видеть Эдварда таким возбужденным.
– Отец посылает меня в Танжер! Хочешь верь, хочешь нет, но послезавтра я отплываю в Марокко!
Сэйбл уставилась на родителей – те улыбались энтузиазму сына. У кровати отца стоял поднос с завтраком, и он отложил вилку, чтобы пожать дочери руку.
– Это правда, любовь моя. Поскольку я никак не могу отправиться на встречу с султаном, то решил, что вместо меня поедет Эдвард.
– В Танжере я должен встретиться с Дмитрием! – добавил Эдвард; он обхватил Сэйбл за талию и закружил ее в танце. – Потом мы отправимся по суше в Фес, Возможно, нам придется ехать на верблюдах… Сэйбл, представляешь?!
– Неужели это правда? – спросила Сэйбл, недоверчиво глядя на отца. Ей было трудно поверить, что отец собирался подчиниться указаниям доктора Пенджелли, ведь ему предстояла столь важная миссия.
– Именно так, – подтвердила графиня, угадавшая мысли дочери. – Доктор Пенджелли позволил мне привязать твоего отца к кровати, чтобы он не сбежал.
– А Лайм знает? – спросила девушка.
– Сейчас у него урок, но как только он освободится, я сообщу ему. – Эдвард взглянул на отца, и у Рэйвен перехватило дыхание: она впервые заметила, как изменился ее сын за последний год и как сильно стал походить на своего отца. – Обещаю, что ты будешь гордиться мной, – сказал юноша.
Глаза Чарльза потеплели:
– Я уже горжусь, сын…
– Простите меня, сэр, мадам…
Рэйвен подняла голову и увидела застывшего в дверях седого слугу:
– В чем дело, Паррис?
– Держу пари, явился Клиф Блэкберн! – усмехнулся Нед, уловив недовольство, написанное на лице пожилого дворецкого. – Или же у Перри на кухне подгорело жаркое…
Сэйбл захохотала, и даже чопорный Паррис позволил себе едва заметно улыбнуться. Он приосанился и объявил:
– Внизу мистер Уайклиф Блэкберн. Я проводил его в Желтый салон.
Рэйвен не удалось скрыть раздражения:
– Боже мой! Он сказал, что ему нужно?
– По-моему, он хотел бы справиться о здоровье его милости.
– Я спущусь и поговорю с ним, – со вздохом проговорила Сэйбл. Ей вовсе не улыбалось видеть Клифа так скоро после его вызывающего поведения накануне, но она понимала, что родители хотят побыть одни и что Нед, взволнованный предстоящей поездкой, вряд ли будет обходителен с гостем. Бедный Уайклиф, вероятно, он ужасно сожалеет о случившемся, и теперь ни к чему чураться его!
– Тогда вам лучше поторопиться, леди Сэйбл, – заметил Паррис. – Кстати, должен сообщить, что в эту минуту с ним миссис Дэниэлс.
– Так он не один? – воскликнул Эдвард.
В следующее мгновение все разразились хохотом.
– Почему бы тебе не пойти вместе с сестрой? – предложил граф.
В глазах Сэйбл вспыхнули веселые огоньки.
– Да я сама справлюсь, папа, спасибо! Нед, ты должен пойти и сообщить Лайму о предстоящем путешествии.
Эдвард горделиво выпятил грудь.
– Конечно. Разве не так?
– Он тебе позавидует, – добавила Сэйбл, обнимая брата. – Я так рада за тебя!..
Нед смутился, вспыхнул и поспешно вышел из комнаты. Сэйбл же на минуту задержалась, чтобы поцеловать родителей, затем отправилась избавлять Уайклифа от наскоков Дэнни.
Девушка весело улыбалась, когда, приближаясь к салону, услышала за дверью громкий голос Дэнни. По всей видимости, старушка произносила очередную тираду в адрес гостя, все преступление которого состояло в том, что он носил фамилию Блэкберн.
Сэйбл уже собралась ворваться в салон и положить конец страданиям Клифа, но замерла у двери, услыхав, как с губ Дэнни сорвалось имя сэра Моргана Кэри. Она прислушалась, не выдавая своего присутствия. И то, что она услыхала, заставило се похолодеть.
– Да, это так, мистер Блэкберн! – говорила Дэнни, и было очевидно, что она ужасно довольна собой. – Вам больше незачем сохнуть по леди Сэйбл, так как его милость, граф, согласился выдать девушку за капитана сэра Моргана Кэри!
Если Уайклиф и был шокирован сообщением Ханны Дэниэлс, то приложил все силы, чтобы скрыть это.
– Мне трудно в это поверить, миссис Дэниэлс. Учитывая тот факт, что не далее как вчера я виделся с графиней и леди Сэйбл и ни одна из них не упомянула об этом!
– Ха, с каких это пор вас должны посвящать в такие дела? К тому же решение было принято лишь вчера, во время приватной беседы между графом и сэром Морганом! Вряд ли об этом известно даже самой леди Сэйбл. И я говорю вам это сейчас для того, чтобы вы держались подальше от девушки и Нортхэда! Так что лучше поостеречься, сэр: ведь вы, надеюсь, помните, как высок и мускулист капитан Кэри!
– Это возмутительно! Как вы смеете разговаривать со мной подобным образом? – закричал Клиф. Впрочем, голос его звучал не очень уверенно – он вполне допускал, что граф обещал капитану выдать за него дочь, тем более что Сен-Жермен чувствовал себя теперь старым и беззащитным, будучи прикован к постели.
Та же мысль пришла в голову и Сэйбл, которая застыла у входа в салон. Сначала она подумала, что Дэнни говорит заведомую ложь, чтобы избавиться от Клифа, но потом вдруг вспомнила, что до сих пор не знает подлинной причины появления Моргана в их доме. Кроме того, может статься, что родители ничего не сказали ей об этом в связи с предстоящей поездкой Неда в Танжер. Сама же она провела предыдущий вечер у себя в спальне, поужинав тем, что ей туда принесли, и рано улеглась спать. Тем не менее ей было известно, что сэр Морган уехал лишь поздним вечером. Видимо, он уединился с отцом, и, пока она спала, они договорились о ее замужестве.
Нет! Сэйбл не могла поверить, что такое возможно! Ее родители никогда не решились бы на это, не спросив ее мнения! Должно быть, это ошибка, или же Дэнни по старости что-то не так поняла. Но зачем же все-таки приезжал сэр Морган? В чем тут дело?
– Не верю, что лорд Монтеррей может решить вопрос о замужестве дочери, не посоветовавшись с ней! – донесся из-за двери взволнованный голос Уайклифа.
– Сэр Морган попросил ее руки, а лорд Монтеррей обещал подумать! – с веселым смехом заявила Дэнни. – Конечно, леди Сэйбл так или иначе выскажет свое мнение, но уверена, что она не упустит такой блестящей партии!
Резко повернувшись, Сэйбл выскользнула из дома через парадный вход. Придерживая юбку, она пробежала к конюшне и велела Сэму быстро седлать ее кобылу. Седой грум озадаченно посмотрел на бледное лицо молодой хозяйки, но промолчал и вывел Амуретту из стойла. Сэйбл нервно постукивала маленьким сапожком по каменному полу. Девушка не могла в таком состоянии пойти к родителям. Сначала она покатается и приведет свои мысли в порядок, а затем, позднее, когда почувствует себя лучше, выяснит, правда ли все это.
Не замечая изумленного Сэма, Сэйбл с грохотом пронеслась через двор и исчезла за лугом, который вел к вересковым пустошам. Ветер дул ей в лицо, растрепанные пряди волос хлестали ее по щекам; она мчалась так, словно в нее вселился демон. Амуретта, непривычная к такой необузданной гонке, подчинялась, как могла, понуканиям своей хозяйки; кобыла преодолевала невысокие каменные изгороди и мостики, она неслась, как охотник за собаками, почуявшими дичь. И лишь когда лошадь покрылась пеной, Сэйбл поняла, что загнала се, и, раскаиваясь, тотчас перевела на легкую рысь.
Девушка подалась вперед и, как бы извиняясь перед Амуреттой, похлопала ее по грациозной шее. Однако думала она не о лошади, а о разговоре за дверью Желтого салона. Скорее всего Дэнни лгала Клифу, рассчитывая, что таким образом удастся выставить его из дома. Брак с Морганом Кэри! Сэйбл стиснула зубы, ее зеленые глаза гневно сверкнули. Лучше умереть, чем выйти за этого высокомерного, эгоистичного, грубого мужлана!
«Нет, наверняка отец категорически отверг притязания Моргана Кэри!» Чем больше она думала об этом, тем больше росла ее уверенность в том, что Дэнни морочила Уайклифу голову. Сэйбл запрокинула голову, подставив лицо солнечным лучам. Она посмеивалась над собой – какой легковерной она оказалась!
Однако смех ее внезапно оборвался, когда она вспомнила, каким тоном старушка объявила об этой новости. Дэнни говорила с такой уверенностью, так восторгалась открывавшейся перспективой… Нет, едва ли она лгала. Но как же старушка об этом узнала?..
Глаза девушки сузились, она крепче ухватилась за поводья. Неужели Морган действительно приезжал в Нортхэд просить ее руки, а Дэнни, прослышав об этом, убедила себя, что Сэйбл даст свое согласие?
– Абсурд! – воскликнула Сэйбл, но червь сомнения продолжал точить ее душу. Она вспомнила, как блестели глаза Моргана, когда у Хэверти он сказал, что в один прекрасный день явится за ней. Ее охватил ужас! Не может быть чтобы он приехал в Корнуолл просить у отца ее руки! Морган Кэри не таков. Женским инстинктом Сэйбл чувствовала, что он не из тех мужчин, которые женятся. Он хочет от нее совсем иного.
Амуретта тряхнула головой, и беспокойное позвякивание упряжи заставило Сэйбл очнуться. Она поняла, что остановила кобылу, поняла, что смотрит на плодородные поля и пастбища, простирающиеся в сторону Пензенса и Фолмаута. Девушка нахмурилась. Фолмаут… Не говорил ли Морган, что «Вызов» пришвартовался именно там? Возможно, судно уже отчалило с приливом, но, может быть, он отложил отплытие, – к примеру, если ждет ответа от графа?
Приняв решение, Сэйбл погнала Амуретту через пустоши к извилистой грунтовой дороге, которая веками связывала западную оконечность Корнуолла с остальной Англией. Если «Вызов» все еще находится там, она сама выяснит, что за шутку Морган Кэри пытается сыграть с ними.
Клипер «Вызов» действительно задержался с выходом в море до следующего прилива. Вернувшись из Нортхэда поздно вечером, сэр Морган, к своему неудовольствию, обнаружил, что хирург, которого он взял к себе на службу в Лондоне, исчез. После тщательных поисков, предпринятых командой, удалось найти его в беспробудно пьяном виде под столом в меблированных комнатах. И к тому времени, когда пьяницу доставили на борт, приливная волна уже ушла.
Раздосадованный задержкой, Морган отдал приказ как можно скорее отдать швартовы и удалился в свою каюту, к огромному облегчению вахтенных. Первым в это утро маленькую лодочку, приближающуюся к судну, заметил Дэниэл Хэйс, младший офицер. Поскольку большинство моряков в то время как раз возвращались из продленного увольнения, ставшего возможным благодаря пьянству доктора Пирсона, этот факт не возбудил бы любопытства офицера, если бы единственным пассажиром на ялике не была женщина.
Взяв подзорную трубу, Хэйс наставил ее на мерцающие бликами волны – и не поверил своим глазам. В окуляре трубы возникло чудесное видение – темно-багряный вельвет с желтой шелковой лентой и профиль удивительно красивой девушки. Ее волосы, аккуратно стянутые на затылке, отливали золотом в солнечных лучах. Дэниэл смотрел разинув рот. Он был абсолютно уверен, что еще ни разу в жизни не видел таких красавиц.
Моряк, которому Дэниэл наконец передал подзорную трубу, тихо присвистнул, увидев ту же картину.
– Господи милостивый! Кому же это из наших морячков так повезло?
Дэниэл нахмурился. Какое бы дело ни было у этой красавицы, он надеялся, что оно не займет много времени, так как капитан Морган строго-настрого приказал при первой же возможности отдать швартовы. Возле Хэйса собралась группа моряков, которые с восхищением смотрели, как ялик подплывал к судну. Несколько минут спустя пассажирка получила разрешение подняться на борт. Все были поражены тем, с какой легкостью девушка взбежала по трапу. И все присвистнули, когда ветер подхватил се юбки, обнажив такие изящные лодыжки, каких никто из них до той поры еще не видывал.
Едва красавица поднялась на палубу, как ее окружили моряки. Она вскинула голову и оглядела команду; и ни один из морских волков не мог найти изъяна в тонких чертах ее прелестного личика, ни один не мог не проникнуться очарованием изумрудно-зеленых глаз и губ, напоминающих розовые бутоны.
Дэниэл Хэйс, расталкивая моряков, поспешил ей навстречу.
– Я вахтенный офицер, мисс, – представился он. – Чем могу служить?
Голос девушки прозвучал удивительно мелодично и в то же время выражал твердую решимость:
– Мне бы хотелось повидать капитана – сэра Моргана Кэри. Он на корабле?
Дэниэл колебался. Следует ли солгать и тем самым помочь капитану избежать явно неприятной для него встречи? Было очевидно, что молодая леди настроена весьма решительно и выскажет капитану все, что у нее на уме. Зная же нынешнее настроение сумасбродного сэра Моргана, можно было предположить, что он сорвет зло на этом хрупком существе, да еще с использованием не самых изящных выражений. С другой стороны, девушка преодолела немалый путь, чтобы повидать капитана, и, судя по ее решительному виду, она не поверит, если сказать, что его пет на судне.
Неизвестно, сколько времени у Дэниэла ушло бы на поиски выхода из сложившейся ситуации, если бы за спинами матросов вдруг не раздался голос Моргана Кэри:
– Что все это значит, мистер Хэйс?
Дэниэл резко повернулся и вспыхнул от смущения, встретив хмурый взгляд капитана.
– К вам гостья, сэр. Я не расслышал ее имени, но…
– Благодарю вас, сэр, но позвольте мне высказаться самой! – вмешалась Сэйбл.
Она решительно обошла группу моряков и, вскинув подбородок, взглянула прямо в лицо Моргана Кэри, в глазах которого промелькнуло изумление.
– Вы хотели видеть меня, мадам? – спросил он, и его брови со смешливым изумлением взметнулись вверх, когда он заметил, что она одна. – И вы без сопровождения? Ну и ну! Не дай Бог, если об этом узнает ваш отец.
– Мне нужно поговорить с вами, капитан, – холодно ответила девушка. – В присутствии вашей команды или наедине, мне все равно.
Матросы обменялись восхищенными взглядами. Как смело говорит с капитаном эта маленькая красавица! И, Боже правый, разве она не самый прекрасный цветочек, который когда-либо украшал их палубу?
Морган холодно оглядел собравшихся, и они тихо разошлись, прекрасно разглядев угрозу в его взгляде, хотя он и не сказал ни слова. Оставшись с глазу на глаз с Морганом, Сэйбл постаралась преодолеть внезапно охвативший ее страх – здесь, на своем судне, капитан казался еще более огромным и грозным.
– Я хочу поговорить с вами о том, зачем вы приезжали в Нортхэд, – заговорила наконец девушка, и ее зеленые глаза смело встретили его взгляд. – Я хочу знать, что вы сказали моему отцу и как вы осмелились обратиться к нему с такой просьбой!
Морган в изумлении уставился на Сэйбл:
– О чем вы толкуете? Ваш отец знает, что вы здесь?
– Конечно, нет!
Губы Моргана скривились в усмешке, но глаза его оставались холодными, и это отрезвляюще подействовало на девушку.
– В таком случае советую вам отправиться домой и сначала спросить у него, есть ли у вас право вмешиваться в дела, которые вас абсолютно не касаются.
– О-о!.. – Сэйбл отступила на шаг, словно капитан ударил ее. – Да как вы смеете?!
Морган шагнул к ней так стремительно, что она не успела отскочить. Он с силой притянул девушку к себе, и его сверкающие голубые глаза оказались прямо перед ее лицом.
– С меня довольно, мне надоели ваши фокусы, моя милая! Леди Монтеррей предупреждала меня, что вы упрямы, но я склонен подозревать, что она судит о вас как любящая мать, то есть далеко не объективно. Мне доставило бы удовольствие сделать вас своей красоткой хотя бы на короткое время. Чтобы вы поняли, как вам следует себя вести!..
Морган пылал такой яростью, что Сэйбл стало страшно, тем более что он крепко прижал ее к себе и его сильные пальцы впились в ее запястья.
– Кроме того, вам следует усвоить, – продолжал Морган, – что нельзя совать свой хорошенький носик не в свои дела.
– В-вы н-никогда не добьетесь того, на что рассчитываете! Независимо от того, что обещал вам мой отец, – прошептала Сэйбл.
Морган хрипло рассмеялся:
– Неужели? Да я могу отвести вас хоть сейчас в свою каюту, чтобы доказать, насколько вы заблуждаетесь.
– Вы не сделаете этого! – ахнула девушка; глаза ее были полны ужаса.
Морган внезапно выпустил ее руки – он не в силах был выносить ее близость. Ярость уступила место неистовому желанию, и капитан мысленно ругал себя за то, что хочет обладать этой девушкой, в то время как она – просто-напросто испорченный ребенок, которому следовало бы задать хорошую взбучку.
– Боюсь, вам еще предстоит узнать, на что я способен, когда хочу добиться своего. И когда я вернусь, – пообещал Морган таким тоном, от которого у нее бешено забилось сердце, – вы на собственном опыте убедитесь, что я не лгу.
Сэйбл было ясно: он твердо решил добиться ее – несмотря ни на что. На глазах у нее выступили слезы.
– Не понимаю, почему отец сначала не поговорил со мной?!
Морган вдруг снова пришел в ярость.
– Видимо, он считает, что ваше мнение по этому вопросу не в счет! – усмехнулся он.
Девушка глухо вскрикнула и побежала прочь от капитана, а он молча наблюдал, как она спускается в ожидавший ее ялик. Минуту спустя лодка исчезла за кормой корабля.
Морган подождал, пока ялик не пристал к деревянной пристани, затем отвернулся. Как бы любопытны ни были члены его экипажа, они не осмелились задавать ему вопросы, – слишком хорошо знали, чем грозит капитанский гнев.
К тому времени, когда перед Сэйбл появились башни Нортхэда, она уже выплакалась. Понимая, что родители никогда не станут принуждать ее принять предложение Моргана Кэри, если она не пожелает этого, девушка опасалась, что он может добиться своего с помощью хитроумных уловок. Впервые за все годы Сэйбл почувствовала угрозу спокойному и плавному течению своей жизни. На нее надвигалось нечто коварное и вероломное, нечто такое, чему она не могла противостоять.
И все же, несмотря на свои опасения, она была полна решимости любой ценой избежать брака с сэром Морганом Кэри. Когда Сэйбл вспомнила о руках, которые так дерзко скользили по ее телу, о губах, которые так жарко целовали се, она снова разрыдалась. Она не хотела стать игрушкой в руках Моргана Кэри, не хотела уступить желаниям, которые – в этом Сэйбл теперь была уверена – он намеренно возбудил в ней, когда они встретились в Лондоне на балу.
– Ничего у вас не выйдет, Морган Кэри! – закричала Сэйбл, хотя никто, кроме Амуретты, не мог услышать ее.
Он сказал, что после плавания снова приедет за ней, но она намерена к тому времени доказать родителям, что скорее утопится в море, чем выйдет за этого ненавистного, презренного хама!
Сэйбл чуть не расхохоталась, когда представила бессильную ярость Моргана. Однако в глубине души она не чувствовала себя победительницей, ощущала лишь страшную, гнетущую пустоту. Впервые в жизни она разошлась во мнениях со своими родителями, впервые в жизни оказалась во власти доселе неведомых ей переживаний. Сэйбл не могла отрицать, что своим поцелуем Моргану Кэри один раз уже удалось подчинить ее себе. Подъезжая к дому, она поклялась, что больше не допустит этого.
– Эй, Лайм, что ты здесь делаешь? – удивленно спросила она, заводя кобылу в прохладную конюшню; ее младший братишка восседал на низкой дверце стойла и беззаботно болтал ногами.
Увидев сестру, мальчик просиял и спрыгнул на каменные плиты пола.
– Я хотел быть первым, кто найдет тебя! Тебя все ищут, Сэйбл! Где ты была?
У девушки екнуло сердце.
– Должно быть, я каталась дольше, чем намеревалась, – пробормотала она. Затем неуверенно спросила: – А в чем дело? Почему меня все ищут?
Лайм был озадачен:
– Разве ты не знала, что Нед собирается ехать в Марокко вместо папы?
Сэйбл передала поводья одному из грумов и принялась стягивать перчатки.
– Конечно, знала. Он сказал мне об этом утром. Но при чем тут я?
Возбужденный Лайм прыгал вокруг сестры, когда она быстро шла через лужайку. Мальчик был в восторге оттого, что он первым увидел Сэйбл и первым сообщил ей новость.
– Дело в том, что мама и пана решили, что ты должна поехать вместе с ним!
Девушка споткнулась. Затем недоверчиво уставилась на брата:
– Я? Зачем?
– Я слышал, как мама говорила Люси, что, возможно, тебе лучше уехать, пока папа прикован к постели. – Мальчик наморщил лоб. – Думаю, это как-то связано с настойчивыми визитами Уайклифа. Или, может быть, из-за капитана Кэри, но ведь он уже отплыл, правда же, Сэйбл? – спросил мальчик, не скрывая своего разочарования этим фактом. Он очень полюбил рослого капитана, в особенности после того, как выяснилось, что они оба страстные любители кондитерских изделий.
– Слава Богу, отплыл! – с мрачным видом подтвердила Сэйбл.
Однако на душе у нее полегчало. Эта новость означала, что ей не придется ссориться с родителями, когда отец лежит прикованный к постели. Мысль об этом не давала ей покоя всю дорогу от Фолмаута до дома. Теперь же можно было дождаться полного выздоровления отца, – а уж тогда она выскажет родителям все, что думает о Моргане Кэри, если, конечно, они не заведут разговор о нем до их с Недом отъезда.
Девушка почувствовала, что Лайм тянет ее за подол амазонки.
– Что, милый? – ласково спросила она, вновь воспрянув духом.
– Так ты поедешь? – спросил мальчик. – Папа сказал, что последнее слово за тобой. Итак?
Она рассмеялась и, подхватив брата на руки, принялась целовать его. Он же извивался, пытаясь вырваться.
– Конечно, поеду! Неужели нет?..




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гордячка - Марш Эллен Таннер



слабоватенько про родителей интересней
Гордячка - Марш Эллен Таннермария
22.12.2010, 0.48





Этот роман тоже по своему интересный.
Гордячка - Марш Эллен ТаннерМари
19.03.2012, 23.20





Девочки бред полный ,не советую даже не дочитала
Гордячка - Марш Эллен ТаннерЛиза
24.04.2012, 0.17





Хоть убейте,не понимаю что в нем не нравится людям? Роман потрясающий,один из любимых исторических! Один захват дворца султана чего стоит,но и это не конец,дальше ещё интереснее! А вот про родителей её мне не очень понравился!
Гордячка - Марш Эллен ТаннерОксик
13.04.2013, 23.50





бред полный, сплошные немотивированные поступки героев
Гордячка - Марш Эллен ТаннерLana
31.07.2014, 6.04





Не люблю бросать книгу не дочитанной но Гг-я просто бесит своей тупостью
Гордячка - Марш Эллен ТаннерНАТАЛИЯ
7.07.2015, 14.54





Очень скучно. Целые абзацы занимает кто и что подумал - "ах! Она сногсшибательно красива", "как изящна и мила", "потрясающая одухотворённость". Такое ощущение, что окружающим заняться больше нечем, только и думают о Сэйбл. А действия никакого. Герои какие-то немотивированные.rnЯ вообще думала, что это другой роман. Подскажите, как называется книга, в которой старшая сестра главной героини родила ребёнка от индейца и по этой причине у них разлад с отцом. И вот младшая по просьбе старшей крадёт его и отправляется на индейские территории, чтобы переправить его к отцу.
Гордячка - Марш Эллен ТаннерИрчи
6.05.2016, 7.42





Для Ирчи: "Смятение сердца" Фетцер Эми
Гордячка - Марш Эллен ТаннерElen
6.05.2016, 8.32





Elen, спасибо огромное!
Гордячка - Марш Эллен ТаннерИрчи
6.05.2016, 11.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100