Читать онлайн Гордячка, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордячка - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.74 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордячка - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордячка - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Гордячка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Сергей Вилюйский сидел на палубе, упираясь длинными ногами в ящик, аккуратно прислоненный к стенке большой каюты «Вызова». Поскольку глаза его были прикрыты, казалось, что он дремлет, пригревшись на августовском солнышке. Однако Сергей бодрствовал и размышлял не только о том, что его рана, кажется, быстро заживает, но и о свободе, к которой он только теперь начал привыкать, и о том, что же делать дальше.
«Вызов» бросил якорь в порту Гавра – паруса были аккуратно свернуты, а голые мачты и снасти парили высоко над головой. На корабле почти никого не оставалось, и на палубах царило фантастическое безмолвие, нарушаемое плачущими криками чаек и постукиванием передней шкаторины о нок-рею где-то вверху. Внизу, на пристани, царила тишина: люди от полуденной жары бежали в городские пивные и бары, двери которых всегда были распахнуты для гостей. Лето выдалось особенно жаркое, и мало кто осмеливался высунуть нос на улицу в это время дня. В небе над Ла-Маншем громыхал гром, обещавший дождь, но Сергей даже не поднял головы, не веря, что это возможно.
– Простите, мистер Сергей, вы не проголодались? Я собирался приготовить салат из холодной курятины для мистера Хэйса и подумал, что, возможно, вы тоже захотите перекусить.
Сергей приоткрыл один глаз и улыбнулся. С того дня, как он поднялся с постели, за ним старательно ухаживал не только доктор Аарон Пирсон, но и Грейсон, полный решимости подкормить больного самыми заманчивыми блюдами, каких Сергей давно не едал.
– Салат из курятины меня очень устроит, – отозвался он, зная наперед, что камердинер будет упрашивать его до тех пор, пока он не согласится. – И бутылку вина. Почему бы вам не исследовать буфет? Может, у вашего хитрого хозяина, кроме кларета, который мне изрядно надоел, найдется и кое-что покрепче?
– Обязательно, сэр. – Грейсон на минуту замешкался, и Сергей, снова было закрывший глаза, обернулся:
– У вас что-то еще, Грейсон?
– Нет, сэр! – поспешно сказал стюард, но затем, словно решившись, неуверенно признался: – Да, пожалуй, еще кое-что.
Сергей подложил под голову здоровую руку и снисходительно посмотрел на него. Ему импонировал этот человек, несмотря на явную его ограниченность, да он и не мог не восхищаться им за то, что стюард столько лет терпит ужасный характер своего хозяина.
– Так в чем же дело?
– Речь о сэре Моргане. Я хотел спросить: может быть, вам что-то известно о том, когда он собирался вернуться из Парижа? Мы здесь торчим почти неделю, и сдается мне, с ним могло что-то случиться.
Сергей только хмыкнул. Его светлые глаза весело сощурились.
– Уж о вашем-то капитане я бы никогда не стал волноваться, Грейсон. – Задумчиво почесав бороду, он добавил: – Мне кажется, что неделя – не такой большой срок, учитывая сложность его миссии. Мне жаль, что я не мог поехать вместе с ним, – мрачно проговорил он: отказ Моргана взять его с собой бередил ему душу. Сергей вынужден был согласиться, что изнурительная поездка из Гавра в Париж пока ему не под силу, однако он продолжал ворчать, ведь сведения, за которыми отправился Морган, имели жизненно важное значение для них обоих.
Грейсон перевел взгляд на крыши городских зданий. На его всегда спокойном лице проступило выражение беспокойства и нерешительности. Прежде он никогда не совал нос в личные дела своего хозяина, не имел никакого права делать это и теперь, однако его очень беспокоило совершенно непредсказуемое поведение Моргана в последнее время. Из-за малейшей оплошности на головы несчастных членов команды обрушивалась суровая кара, да и самому Грейсону не раз доставалось от разъяренного капитана, изрыгавшего на него хулу.
– О чем вы думаете, Грейсон? – наконец не выдержал Сергей. «У бедняги нервы никуда не годятся, – подумал он про себя, – нужно его как-то успокоить».
Верный стюард глубоко вздохнул:
– Эх, мистер Сергей, с тех пор как нас покинула леди Сэйбл, все изменилось к худшему! Как было славно, когда она была здесь, и, клянусь, в ее присутствии капитан был совсем другим человеком!
Сергей покрутил головой. Он слышал то же самое от всех членов команды, кто доверялся ему. Действительно, Морган в последнее время был не в настроении, и из разговоров с матросами можно было заключить, что только леди Сэйбл могла укрощать его.
Сергей должен был признаться себе, что личность молодой леди, о которой все отзываются с таким уважением и теплом, возбудила его любопытство. Сам Морган ничего о ней не говорил и при упоминании ее имени еще больше озлоблялся. Однако Сергей знал, что в эти дни его гложут и другие заботы, и прежде всего те, которые привели его в Стамбул.
– Мне трудно судить, изменился Морган или нет, – заметил Сергей. – Я познакомился с ним десять лет назад, и в то время он страдал от очень тяжелого ранения, полученного на фронте. В таких случаях люди часто проявляют себя не с лучшей стороны. – На его лице появилась снисходительная улыбка. – Вообще же, по моим наблюдениям, характер капитана явно изменился в лучшую сторону.
– Хотелось бы мне знать, что его беспокоит, – признался Грейсон. – Наверняка я чем-то смог бы помочь!
Сергей встал и, нервно поводя плечом, пошел к поручню. Глядя на воду, он прищурился, выбрал позу поудобнее для раненой руки, постоял молча, затем решительно мотнул головой.
– К сожалению, в данный момент ему никто не сможет помочь, мой друг. Его гонят бесы, которые вселились в него задолго до того, как вы и я встретились с ним.
– Вы не могли бы рассказать мне об этом? – умоляющим голосом попросил Грейсон, отбросив сомнения, – он должен позаботиться о своем любимом хозяине, что-то сделать для него!
– Морган точно поджарит нас на медленном огне, если узнает, что мы сплетничали о нем за его спиной, – сказал Сергей и предостерегающе поднял руку, когда Грейсон собрался что-то возразить. – Но я все же полагаю, что у вас есть право – учитывая, что вы столько лет верно служите своему своенравному хозяину, – знать о нем все. Что вам известно о прошлом Моргана?
Грейсон изумленно поднял брови…
– О прошлом?.. Знаю, что до того, как он взял меня к себе в услужение в Девоне, он прожил там несколько месяцев. Накануне он вернулся из Крыма и залечивал рану, которая – хвала Господу! – не сделала его инвалидом.
– Заметьте, это благодаря моему особому к нему отношению, – сказал Сергей, покачав головой и удивляясь превратностям судьбы. Сколько людей погибло, сколько было ранено на этой кровавой войне! Он же проявил сострадание к одному из храбрейших британских воинов. Ведь он мог передать Моргана в руки начальства, и тогда бы его в качестве пленного увезли на север, но его тронуло мужество англичанина, и он решил во что бы то ни стало помочь ему. Какой каприз судьбы!
– Так вы ничего не знаете о прошлом Моргана до того, как он обосновался в Девоне?
Грейсон покачал головой.
– К сожалению, сэр Морган почти ничего не рассказывал мне о былом. Даже теперь, по истечении стольких лет, я лишь знаю, что он родился в Уэльсе и что какие-то печальные семейные обстоятельства заставили его оставить дом в раннем возрасте. Естественно, мне неловко говорить о его прошлом, – добавил он. – Если бы сэр Морган хотел, он бы давно поделился со мной своими трудностями.
– Он не мог делиться ни с кем, – сурово сказал Сергей, – даже со мной! Душевные раны никогда не заживают, мой друг. А я весьма рад, что некие факты, известные мне, столь важны для Моргана, что побудили его рисковать из-за меня собственной жизнью. В противном случае я бы все еще гнил в застенке.
– И что это за факты, ваша милость?! – выдохнул Грейсон, которому изменила его выдержка. – Что заставило сэра Моргана, пренебрегая смертельной опасностью, пробраться в сераль. Разве это не чувство долга и чести по отношению к человеку, когда-то спасшему ему жизнь?
– Это касается прелестной женщины по имени Гвенна Хауэлл, – покачав головой, ответил Сергей. – Более тридцати лет назад она влюбилась в бравого консульского чиновника, жившего в Париже…
– Хауэлл – девичья фамилия матери сэра Моргана до ее замужества с Томасом Кэри! – воскликнул Грейсон.
– Так вот, в Париже Морган ищет, – добавил Сергей, – доказательства того, что Гвенна Хауэлл и этот консульский чиновник поженились. Если он найдет их, то в его жизни многое изменится. Насколько мне известно, отец леди Сэйбл помог Моргану открыть в Париже некоторые двери, благодаря чему он сможет получить то, что ищет.
– Граф Монтеррей?! – изумился Грейсон. Сергей загадочно кивнул.
– Больше я не вправе говорить, – сказал Сергей, отходя от поручней. – Можете потом сами спросить сэра Моргана, успешны ли были его поиски. Если да, то, возможно, он сам расскажет вам все остальное. А теперь, Грейсон, если вы не возражаете, я с удовольствием отведаю ваш прекрасный салат.
На лицо стюарда мгновенно вернулось выражение услужливости:
– Конечно, сэр! Сейчас принесу.
– Благодарю. – Сергей снова уселся на скамью, скрестив перед собой длинные ноги. «Эх, Морган, дружище, – думал он, – найти бы тебе то, что ты ищешь, и тогда ты наконец обретешь покой, которого был лишен почти всю жизнь».


Два дня спустя Морган Кэри вернулся на корабль к своему экипажу, который мечтал лишь об одном – поскорее сняться с якоря. Долгие дни бездействия давали уже о себе знать, и среди команды начались ссоры из-за пустяков, а для любого капитана это было знаком к тому, что пора отплывать.
– Да, с приливом мы уходим в море, – заверял Морган каждого, кто приходил в то утро справиться о его планах, – но по пути мы сделаем одну остановку.
– А где именно, капитан? – полюбопытствовал самый смелый – Харлей Гамп.
– В Дартмуте. Мне нужно там кое-что забрать. В глазах Харлея блеснул огонек.
– А куда повернем после этого, капитан? На запад? Меня ужасно тянет в тропики!
Задумчивый взгляд на прекрасном лице Моргана сменился опорным блеском.
– Как только я утрясу свои дела и доставлю мистера Вилюйского туда, куда он пожелает, «Вызов» направится тем курсом, который выберет экипаж.
На лицах матросов заблестели белозубые улыбки, и все решили, что их капитан, несмотря на вспыльчивость, – отличный парень. Вернувшись в кубрик, они начали обсуждать возможные маршруты – перевозку древесины из Южной Америки или чая из Китая в Нью-Йорк, где придется посоревноваться с одним из знаменитых американских клиперов.
– Попомните мои слова: какой бы маршрут ни выбрал капитан, мы набьем карманы золотом! – предрекал Харлей.
Но Нэта Палмера это не убедило.
– Не уверен в этом. Мне кажется, что перед тем, как мы возьмем наш груз, «Вызов» зайдет еще кое-куда. И мне хочется надеяться, – задумчиво произнес он, – что на обратном пути он обогнет Корнуолл и нанесет визит леди Сэйбл.
Харлей Гамп фыркнул:
– Тоже еще скажешь! Он, с его гордостью, никогда не переменит своего решения. Ежели отпустил в тот раз – больше не побежит за ней.
– Все ошибаются, – настаивал Нэт на своем. – Даже наш капитан.
Но у Харлея было на этот счет свое мнение.
– Может быть, и так, – сказал он, – но даже если капитан и совершил ошибку, то он не из тех, кто признается в этом. Даю голову на отсечение, что больше он не будет иметь дела с Сен-Жерменами, – добавил он с явным сожалением.
В старинном Дартмутском порту стояла дикая духота. И хотя небо было затянуто облачками, ничто не обещало ветерка, несущего шторм и прохладу. «Вызов» неподвижно стоял на якоре в устье реки Дарт. Паруса были убраны, а члены экипажа, ворча, искали убежища от жары в барах на берегу.
Никто не видел капитана с того момента, когда судно отшвартовалось от пристани Гавра и вошло в Ла-Манш. Во время недолгого путешествия в Девон кораблем командовал Джексон Торенс, а Морган заперся у себя в каюте. Понимая, что капитан позовет его, если захочет рассказать о результатах поездки в Париж, Сергей оставался на палубе, где выносить бриз было все же легче, чем торчать, изнемогая от духоты, в каюте.
Морган появился на палубе лишь после того, как они бросили якорь в Дартмуте. В рубашке без пиджака, он прошел на корму, чтобы переговорить с первым помощником. Сергей, с любопытством наблюдавший за ним со своего места у бизани, поспешил перехватить его, когда Морган наконец сошел на главную палубу.
– Есть ли причина для нашего захода сюда? – решительно спросил он, полагая, что время гадания на кофейной гуще прошло.
Капитан поджал губы.
– Мне нужно забрать кое-какие вещи, прежде чем мы продолжим плавание.
– Плавание – куда? Проклятие, Морган, вы водите всех нас за нос, и мне вполне понятно недовольство экипажа! После недельного отсутствия вы объявляете нам, что перед тем, как мы отправимся по курсу, вам, видите ли, нужно забрать какие-то вещички! Что за вещички? И куда мы пойдем?
Челюсти Моргана напряглись, но Сергея это не смутило. Миссия Моргана в Париже касалась и его, черт подери, и он не собирался оставаться в неведении!
– Что вы узнали в Париже? – в лоб спросил он, загородив дорогу Моргану, который попытался пройти мимо него. Мужчины были приблизительно одного роста и сложения, и стычка между ними могла стать ярким зрелищем.
Синие, холодные, как льдинки, глаза Моргана впились в глаза Сергея, – казалось, он вот-вот оттолкнет его. Но вдруг губы капитана сложились в саркастическую улыбку, и он небрежно бросил:
– Связи лорда Монтеррея очень мне помогли, Сергей. Я достал необходимые документы, а именно – заверенные церковные бумаги, свидетельствующие о том, что Гвенна Хауэлл, моя дорогая мать, вышла замуж за Андрея Вилюйского, перед тем как вернулась домой и родила меня. Это означает, что я больше не являюсь незаконнорожденным, – сказал он тоном, в котором отразилась застарелая горечь, – и ты, Сергей, можешь радоваться – или до чертиков расстраиваться, – узнав, что являешься моим законным братом.
Не прибавив более ни слова, он прошел мимо изумленного русского к штормтрапу. А еще через минуту Сергей увидел его могучую фигуру на берегу – в узкой улочке между зданиями в стиле Тюдор, которая вела от пристани к центру города. Сергей с разинутым от удивления ртом смотрел вслед капитану…
– Послушайте-ка, мне нужно повидать капитана этого корабля!
Сергей резко обернулся, инстинктивно напрягшись: в металлических нотах голоса незнакомца прозвучал вызов. Крепко сложенный высокий человек спокойно поднялся по трапу и теперь рассматривал Сергея откровенно враждебным взглядом. Фигура пожилого незнакомца не была старчески дряблой, а скорее мускулистой, как у молодого человека. У него был холодный, оценивающий взгляд, а небольшой шрам на щеке придавал ему грозный вид.
– К сожалению, он сошел на берег, – осторожно сказал Сергей. Несмотря на грубоватые черты лица и скромное платье, было очевидно, что перед ним – джентльмен, особа, с которой следует считаться.
На загорелом, бронзовом лбу мужчины пролегла мрачная складка.
– Как же так? Мне сообщили, что вы бросили якорь всего четверть часа назад.
Его искушенный взгляд скользнул по палубам, задержавшись сперва на баке, где команда занималась кабестаном.
– У сэра Моргана дела в городе, – пояснил Сергей, изучающе глядя на него. – Может быть, вы желаете поговорить с первым помощником?
На губах незнакомца появилась мрачноватая улыбка, и шрам еще четче обозначился на его худой щеке.
– Насколько я понимаю, вы – лейтенант Сергей Вилюйский, недавно освобожденный из тюрьмы сераля в Стамбуле?
Глаза Сергея сузились: ему не понравился фамильярный топ человека, которого он видел впервые.
– Да, вы правы, – холодно согласился он, – а вы, мой друг?..
– Чарльз Сен-Жермен, граф Монтеррей.
– Ваша милость, – чуть поклонившись, сказал Сергей, – что привело вас в Девон?
От гнева шрам Чарльза побелел. Теперь ясно, что Сергеи Вилюйский и сэр Морган Кэри – сводные братья. Их роднит надменность, раздраженно подумал Чарльз, она выдает их родство больше, чем проницательные светлые глаза и мускулистые фигуры. Однако в эту минуту его не интересовало, нашел ли Морган Кэри в Париже документы, которые искал, кстати, именно граф помог ему разыскать их. Сейчас его интересовало другое, и он не успокоится, пока не посмотрит Моргану Кэри в глаза.
– Когда капитан Кэри должен вернуться?
– К сожалению, не могу вам сказать. Чарльз вполголоса чертыхнулся.
– У меня нет времени ждать, так что можете передать ему, что моя дочь Сэйбл сегодня рано утром исчезла из дома, оставив записку, что едет в Девон, чтобы разыскать сэра Моргана. – Не обращая внимания на изумленный возглас Сергея, он холодно добавил: – Не имею представления, почему она это сделала, но обещаю вам, мистер Вилюйский, что верну ее домой, и можете сообщить капитану Кэри, что я за все посчитаюсь с ним.
С этими словами он пошел к штромтрапу, задержавшись лишь, чтобы бросить через плечо:
– Мне говорили, что у него где-то на берегу есть дом. Я постараюсь найти этот дом, и если он вернется раньше меня, очень прошу вас: убедите его задержаться.
И он ушел, не дожидаясь ответа. Глядя, как граф широким шагом направляется в ту сторону, где за несколько минут до этого скрылся Морган, Сергей поджал губы и покачал головой. Ему еще не доводилось встречать такого ожесточенного и задиристого человека, как Чарльз Сен-Жермен. Теперь ему стало ясно, откуда столько мужества у леди Сэйбл Сен-Жермен, которая не побоялась последовать за Морганом в сераль, смогла даже убить человека, спасая капитана. С любым отпрыском этого рыкающего льва, будь это даже женщина, страшно иметь дело!
Но зачем дочери графа понадобилось разыскивать Моргана в Девоне? По тем немногим сведениям, которыми он располагал, главным образом от Грейсона, леди Сэйбл горячо хотела покинуть «Вызов», а Морган вел себя так, словно был рад, что она ушла. Сергей покачал головой. Когда речь заходила о Сэйбл Сен-Жермен, Морган вел себя самым загадочным образом, и любая попытка Сергея узнать о ней чуть больше наталкивалась на стоическое молчание, а временами – даже на гневную отповедь.
Было трудно понять, какие чувства обуревают Моргана. Тайна отношений Моргана с мужественной молодой леди, которую он спас из моря, интриговала его, но уж точно, что у Сергея не было никакого желания снова встречаться с ее отцом.
– Иисусе Христе, кажется, было куда безопаснее в Кафесе, чем здесь, где на каждом шагу тебе встречаются такие вот горячие головы! – пробормотал Сергей. – Да, Моргана ждет пренеприятный сюрприз. Постараюсь предупредить капитана о визите Чарльза Сен-Жермена.
Тут он мог не волноваться, ибо Морган появился минут через десять – до него сразу же дошел слух, что граф Монтеррей в городе. Будучи уверен, что граф приехал, чтобы встретиться именно с ним, Морган оставил все свои дела и поспешил на корабль, чтобы сойтись с его милостью лицом к лицу, уже представляя, какая буря его ждет. Наверняка Сэйбл рассказала отцу обо всем, что произошло между ними, и Морган был немало обеспокоен тем, что ему предстоит.
Едва он вступил на палубу, Сергей ринулся к нему навстречу с таким видом, словно от этого зависела их жизнь. Морган мотнул головой, все еще не веря, что перед ним его сводный брат и единственный оставшийся в живых родственник. Судьба определенно улыбнулась ему, ведь он вообще мог так никогда и не узнать ничего о прошлом своих родителей.
По чистой случайности он узнал, что Сергей находится в тюрьме в Стамбуле. И еще более странный поворот судьбы привел его за помощью к Бенджамину Дизраэли, известному политику и премьер-министру Великобритании, единственному человеку, который вспомнил, что лет тридцать назад в штате русского посольства в Париже числился однофамилец Сергея – Андрей Вилюйский. Это вряд ли могло заинтересовать Моргана, если бы премьер-министр не добавил, что среди многих женщин, за которыми ухаживал женолюбивый Андрей, была одна молоденькая англичанка – красавица из Уэльса по фамилии Хауэлл. И с озорным огоньком в глазах Дизраэли заметил при этом, что Морган тоже, кажется, родом из Уэльса. Не доводилось ли ему знать семью Хауэлл?
Морган, конечно, знал ее, но ничего не сказал о подозрениях, родившихся в его мозгу. По рекомендации Дизраэли он разыскал Чарльза Сен-Жермена, так как граф был видной фигурой парижского haut monde
type="note" l:href="#n_9">[9]
тех лет и мог знать какие-то подробности о даме по фамилии Хауэлл, с которой у Андрея Вилюйского, по-видимому, была связь.
Морган мрачно поджал губы, вспомнив свое состояние, когда граф сообщил ему, что прекрасно помнит Гвенну Хауэлл, красота и ум которой завоевали сердце не одного парижанина. Одним из них был Андрей Вилюйский. Да, Чарльз хорошо помнил о слухах, ходивших по городу насчет этой пары. И хотя Морган давно знал, что Томас Кэри не является его родным отцом, он не мог примириться с тем фактом, что его настоящим отцом может быть Андрей Вилюйский… Во всяком случае, он не мог поверить этому, не имея веских доказательств. Подтвердить слух мог лишь Сергей, а он был заточен в тюремной камере в одной из самых бдительно охраняемых крепостей мира.
– Морган! – окликнул его Сергей. Не зная, о чем размышляет брат, он прочел, однако, в его холодных синих глазах мрачную решимость.
– Успокойся, Сергей, – угрюмо сказал Морган, вступая на палубу. – Мне уже известно, что в городе появился Монтеррей. Что ему нужно? Отвинтить мне башку за то, что я скомпрометировал его дочь? Или же этот до мозга костей джентльмен не опустится до кулачного боя? Он хочет дуэли или желает, чтобы я обвенчался с девушкой, дабы все выглядело респектабельно?
– Господи Иисусе, о чем речь? Да, Сен-Жермен был здесь, и он весьма зол, но даже не заикнулся о дуэли! Он ищет свою дочь и, кажется, полагал, что она здесь.
Брови Моргана взметнулись вверх.
– Что Сэйбл делать на моем судне? В последний раз, когда я ее видел, она находилась под бдительной опекой этого задиры Сергеева, который служит капитаном клипера у его милости.
– Нет, мой друг, вы не понимаете. Леди Сэйбл исчезла из дома в Корнуолле, оставив записку, где сказано, что она едет в Девон, чтобы разыскать вас.
Морган застыл на месте, и ядовитая ухмылка медленно сползла с его красивого лица.
– Бог ты мой, почему она это сделала? Казалось, она была без ума от радости, что наконец-то избавится от меня. Это было в ту ночь, когда Сергеев прибыл за ней.
– Полагаю, что именно это и хотел бы узнать его милость. Он сказал, что поедет к вам домой, чтобы найти вас, и что вам лучше подождать его здесь, если вы возвратитесь раньше.
– Грейсон! – рявкнул Морган, заметив своего камердинера.
– Да, сэр?
– Принеси мои сапоги и куртку для верховой езды и передай Джилпину, чтобы он немедленно сходил на пристань и раздобыл для меня коня. И мигом, не то я повешу тебя на мачте!
– Да, сэр! – крикнул Грейсон на бегу.
Сергей сощурил глаза.
– Что вы собираетесь делать?
– Конечно, поеду в Эмблинг-Кросс.
– В свой прежний дом? Но зачем?
Морган холодно посмотрел на брата:
– Если Сэйбл ищет меня и ее нет здесь, в Дартмуте, то совершенно ясно, что она поехала в Эмблинг-Кросс.
– Но откуда ей знать, что вы когда-то жили там?
– Задать такой вопрос может лишь человек, который плохо знает Сэйбл Сен-Жермен! – отрубил он.
– А как же граф? – настаивал Сергей, когда Грейсон принес сапоги и куртку хозяина. – Он сказал, что вы должны подождать его.
– У меня нет времени, – бросил Морган облачаясь, – и я не нуждаюсь в его помощи! Эти вопросы касаются только меня и Сэйбл.
– Тогда позвольте мне сопровождать вас! Неумолимый взгляд Моргана несколько смягчился, когда он вгляделся в бородатое лицо брата, ибо впервые за все время он вдруг понял, как они похожи.
– Благодарю, Сергей, но я должен ехать один.
– Мать вашу так! Я же хочу помочь! Не отвергайте мою просьбу.
Оба мужчины молча и вызывающе смотрели друг на друга почти одинаковыми светлыми глазами, и у Грейсона по спине прошел холодок. Но Морган с безразличным видом лишь пожал плечами.
– Хорошо. Но я собираюсь ехать быстро. Если рана будет вас беспокоить, я не смогу задерживаться.
– Это и не понадобится, – решительно возразил Сергей.
– Сэр! А что мне сказать его милости, когда он вернется? – обеспокоенно спросил Грейсон, разобравшийся в ситуации настолько, чтобы понять: разгневанный папочка леди Сэйбл прибудет с минуты на минуту.
– Уверен, что вы сами сообразите, что ему сказать, – бросил Морган на ходу. А затем, решив, что граф не заслуживает такого обращения, добавил: – Скажите, куда мы поехали. Надеюсь, к тому времени, когда он нагонит нас, мы уже разыщем Сэйбл.
Братья молча ждали, пока для них седлали коней. Морган, стоявший на проезжей части дороги, нетерпеливо постукивал рукояткой хлыста по сапогу и, казалось, не замечал архитектурной красоты старинного постоялого двора, где в свое время останавливались такие выдающиеся люди, как сэр Фрэнсис Дрейк, Карл II, а позднее – сама королева Виктория. Выражение его лица было таким угрюмым, что Сергей счел за лучшее оставить брата в покое и не заводить больше с ним разговоров. Лишь когда они, выехав из города, мчались галопом по зеленым лугам, он рискнул заговорить:
– А это правда, что вы скомпрометировали леди Сэйбл?
Морган смотрел в другую сторону, но Сергею показалось, что он увидел, как губы брата хищно покривились.
– Скомпрометировал? Да, я занимался с ней любовью, если вы это имеете в виду. – И, увидев изумление на бородатом лице Сергея, он хрипло рассмеялся: – Вы осуждаете меня? Но ведь я, клянусь Богом, не брал ее силой! Были моменты, когда она сама чуть ли не соблазняла меня на это безумство.
– Вы любите ее, не так ли?
Потемневшие голубые глаза уставились на него:
– Разве я это говорил?
Смутившись, Сергей замолчал. Их кони промчались мимо фургона, запряженного тяжеловозом, на спине которого восседали двое гогочущих мальчишек. У обочины дороги цвели примулы, а поодаль огромными зелеными лоскутами простирались покатые холмы. На полях, воспользовавшись жаркой и сухой погодой, крестьяне вязали снопы. Идиллический ландшафт радовал сердце, но Сергей не мог думать ни о чем, кроме удивительного откровения Моргана Кэри. Бог мой, теперь многое становится ясным, думал он про себя, и, в частности, мрачное настроение Моргана, его нежелание поделиться с кем-либо, включая собственного брата, своими мыслями.
– Но объясните мне все же, – сказал он, когда они остановились у главного перекрестка небольшой деревушки, где местные девушки с неподдельным интересом разглядывали двух широкоплечих, красивых молодых всадников – редкое явление в полусонном селении. – Почему вы отпустили ее?
Глаза Моргана сузились.
– А что мне оставалось делать? – с горечью спросил он. – Оставить ее у себя в качестве любовницы? Нет, Сергей! И дело не в том, что сказал бы ее отец, просто она заслуживает гораздо лучшей участи.
– Но тогда вам следует жениться на ней! – возразил Сергей. – Судя по рассказам, леди Сэйбл – весьма завидная невеста.
– В то же время она слишком хороша для человека, постоянно находящегося в море, – хрипло проговорил Морган, крепко сжимая повод. – Лорд Монтеррей сумел оставить море ради своей супруги, а я не смог бы пойти на это! Даже ради нее. А зачем ей жить в постоянном ожидании супруга? Кроме того, у меня нет возможности обеспечить ее таким великолепным домом, какой у нее есть в Нортхэде.
– Ну, уж тут вы не правы, друг мой, – возразил Сергей. – Отныне вы больше не являетесь внебрачным сыном Ллуэллина Хауэлла, не имеющим прав на Пенлис Уэллс. Вы родились от законного брачного союза, и Себастьян Фабуа больше не сможет оспаривать ваши права. Вы вернетесь в Уэльс и получите то, что вам положено по закону, – дом, достойный женщины, которую, я убежден, вы любите.
Морган промолчал. Они уже миновали деревню, и капитан снова пустил коня галопом. Сергей бросил отчаянный взгляд на широкую негнущуюся спину брата и покачал головой. Черт бы побрал эту упрямую британскую гордыню! А может, это русская гордыня? – спросил он себя, не в силах удержать улыбку, несмотря на то, что его рана начала сильно болеть. Он уже был измотан до предела, но не хотел признаваться в этом.
– Итак, вот и Эмблинг-Кросс! – громко произнес он, когда их взмыленные кони оказались на дорожке, по обочине которой росли деревья, а рядом показался фасад импозантного особняка с высокими колоннами и многочисленными окнами.
– Поразительно, как вы могли содержать такой дом на свое солдатское жалованье?
– Он принадлежал дальней родственнице, которая перед смертью завещала его мне, – коротко ответил Морган. – В то время я находился со своим полком далеко отсюда, а когда вернулся, это было вполне подходящее место для того, чтобы приклонить голову.
– Тогда почему вы его не сохранили? Дом весьма солидный.
Морган пожал плечами.
– Он меня не устраивал.
– Было бы странно найти здесь Сэйбл.
– Уверен, что ее здесь нет, – согласился Морган, останавливая коня у парадного входа. И в ответ на удивленный взгляд Сергея пояснил: – Теперешний владелец дома Бентон Блер – эксцентричный тип. Он до фанатизма убежден, что от гостей можно ожидать лишь грязи и беспорядка. Мой поверенный Форбс после оформления продажи дома написал мне, что перед тем, как въехать в него, Блер заставил своих слуг выскрести и вычистить все со щелоком до блеска, а то, что оставалось в доме, сжечь или сбыть любом путем.
– Учитывая, что бывший владелец – бродяга и распутник, я не очень-то удивляюсь этому! – ухмыльнулся Сергей, но жест Моргана заставил его замолчать, так как из заднего двора появился юноша, взявший у них поводья.
– Дома ли мистер Блер? – спросил Морган.
– Н-нет, сэр, – заикаясь, ответил тот, высоко запрокинув голову, чтобы разглядеть грозное лицо приезжего. – Он уехал в П-плимут. – При виде ухмылки Моргана у него задрожали колени. – Но мисс Блер дома, сэр.
– Что такое? Блер женился?
– Нет, сэр, это мисс Бриджит, внучка мистера Блера. Они с братом Раймондом живут здесь с самой весны.
– Дьявольщина! – пробормотал Морган, разглядывая плотно занавешенные окна, придававшие фасаду мрачный вид. Он так давно не был здесь, что даже не мог вспомнить, как все выглядело при нем. В те дни он был угнетен своей судьбой, неудачами и тем, что раны заживали слишком медленно.
– Можем мы увидеться с мисс Блер?
– Вам следует спросить у домоправительницы, сэр.
Морган взбежал по ступенькам и смело постучал в парадную дверь. При одном взгляде на его решительное лицо домоправительница сочла за лучшее не перечить ему. Присев в книксене, она почтительно сообщила, что мисс Блер дома, и любезно попросила подождать.
– Мне нравится, как вы обращаетесь с людьми, занимающими более низкое положение, – заметил Сергей, ковыляя за ним по ступенькам. – Вы долго практиковались или это пришло само собой?
Морган едва скрывал свое нетерпение, но когда он взглянул на бледное, потное лицо Сергея, он смягчился:
– Вам следовало бы остаться на судне, глупец.
– И пропустить такое? – поднял брови брат. – Вы забыли, что я целое десятилетие просидел в тюрьме. Я мечтал о приключениях! Единственное, чего бы мне не хотелось, – тихо добавил он, когда Морган отвел взгляд, – это чтобы с леди Сэйбл случилась какая-нибудь неприятность. Надеюсь, с ней все будет в порядке, ведь до Девона всего несколько часов.
– Сейчас мисс Блер вас примет, – сообщила домоправительница. Когда она провожала приезжих в гостиную, ее прямая, жесткая спина красноречиво говорила об антипатии к этим наглецам. Хвала Богу, что старого ворчуна нет дома! От вида пыльных сапог и запаха конского пота, которым разило от этих мужчин, его бы хватил апоплексический удар!
Хотя в доме было темно и мрачно, а воздух казался затхлым, Моргану показалось, что гостиная очень даже привлекательна. Тяжелые гардины подняты, и на обюссонский ковер свободно падал поток солнечных лучей. Внезапно он вспомнил, что этот ковер он сам приобрел на аукционе в Лондоне много лет назад. В те дни, заблуждаясь, он полагал, что уединенная деревенская жизнь устроит его. Только теперь, много лет спустя, когда он наконец достал документы, удостоверяющие его положение в обществе, капитан понял, какой беспокойной и тяжкой была его жизнь в молодые годы! И все же он не мог бы сказать, что почувствовал удовлетворение. Даже сейчас ему чего-то недоставало. Нет, речь шла не об имуществе и даже не о Пенлис Уэллс, – это было нечто куда более важное.
Он очнулся от этих мыслей, когда молодая женщина, вставшая при их появлении с софы, неожиданно бросилась вперед, протягивая руки:
– Сэр, вам плохо?!
Морган вовремя оглянулся на Сергея и успел поддержать его – брат покачнулся и едва не упал.
– Уложите его сюда! – распорядилась молодая дама, раздвигая подушки на софе. – Бетти! – позвала она домоправительницу, которая замешкалась у порога. – Принесите воды и компресс, побыстрее! Что с ним? – спросила она, взглянув на Моргана, и осеклась. Такого высокого и широкоплечего мужчину ей еще не приходилось видеть. Казалось, он заполнил собой всю комнату.
– Мой… брат, – ответил Морган, для которого это слово еще было непривычно, – был тяжело ранен несколько недель назад. Кажется, он еще не оправился.
Бриджит Блер неодобрительно покачала головой, проявив больше мужества, чем можно было ожидать от этой женщины, во внешности которой было что-то от «синего чулка».
– В таком случае вам не следовало брать его с собой, сэр!
Губы Моргана тронула улыбка. Ему пришлись по душе живые серые глаза, с укоризной глядящие на него через очки. Ее темные волосы, забранные в аккуратный шиньон, блестели, отливая красным деревом, и Морган подумал, как бы она похорошела, если бы отказалась от своей строгой прически и поменяла безвкусную одежду.
Бетти вернулась, и Бриджит положила компресс Сергею на лоб, делая это уверенными, скупыми движениями. Через минуту Сергей пошевелился и открыл глаза. Бриджит, спохватившись, что откровенно вглядывается в бередящие душу серо-голубые глаза мужчины, зарделась и вскочила.
– Вам получше? – мрачно спросил Морган, пытаясь скрыть озабоченность.
Сергей попытался сесть, согнувшись в три погибели, и снова почувствовал невыносимую боль в спине.
– Боже правый, у меня такое ощущение, словно меня отмолотила дюжина пьяных матросов! – простонал он.
– Лежите спокойно, пока вам не станет лучше, – велел Морган. – Мисс Блер, у вас есть бренди?
– Лучше водку! – запротестовал Сергей. Бриджит поступила по-своему. Выглянув в коридор, она попросила принести бодрящего клюквенного морса. Вернувшись в гостиную, она поняла, что, кроме очевидной тревоги за брата – это сквозило в каждом движении высокого темноволосого красавца, – его гложет еще что-то. И она, подняв свой острый подбородок, решительно спросила:
– Чем могу помочь, сэр?
Выражение лица Моргана смягчилось:
– Простите нас за несвоевременное вторжение, мисс Блер. Меня зовут Морган Кэри, и я…
– Неужели вы капитан сэр Морган Кэри, бывший хозяин этого дома? – не веря своим ушам, прервала его Бриджит.
Губы Моргана дрогнули, и она почувствовала, что краснеет.
– Да, он самый.
– Как странно! – пробормотала Бриджит. – В это самое утро здесь была девушка, она искала вас.
Беззаботную усмешку Моргана как рукой сняло, и Бриджит нервно сцепила руки.
– Девушка не сказала мне, кто она, – быстро пояснила женщина. – Она не успела, так как дедушка выгнал ее из дома, но она оставила вот эти вещи. Может быть, вы будете настолько любезны и вернете их? Если знаете ее.
И, открыв ящик стола, Бриджит протянула пару легких летних перчаток, отделанных мелким жемчугом. Когда Морган взял их, он почувствовал, что у него екнуло сердце: ему не приходилось ранее видеть их, но тонкий аромат жасмина подсказал ему, чьи это перчатки.
– Что она хотела? – быстро спросил он. – Я знаю, что она ищет меня, но не сказала ли она вам – почему, зачем?
Бриджит покачала головой.
– Она такая славная, хотя у меня сложилось впечатление, что она чем-то встревожена. – Перехватив взгляд сэра Моргана, у которого зловеще задергалась загорелая щека, она добавила: – Нет, она не успела рассказать о себе, и я, к сожалению, не смогла ей ничем помочь.
– Когда она уехала? – спросил Сергей. Морс оказался ему не по нутру, но зато он был действительно холодным и освежающим, и русский офицер почувствовал себя несколько лучше.
– Несколько часов назад.
– Она не сказала, куда поедет дальше? – нетерпеливо спросил Морган.
– Я уверен, что она отправилась домой, – вставил Сергей, но Бриджит покачала головой.
– Не думаю. Полагаю, она поехала в Уэльс. Морган застыл на месте, крепко сжимая перчатки Сэйбл.
– Отчего вы так решили?
У Бриджит от испуга заколотилось сердце. Ей еще не приходилось встречаться с таким грозным взглядом! Гораздо симпатичнее выглядел бородатый младший брат, серо-голубые глаза которого были не столь пугающе холодными!
– За минуту до ее отъезда я послала брата Раймонда сказать, что, возможно, ей удастся узнать, где вы находитесь, в Гламоргане, – робко пояснила она, не зная, как он отреагирует. – Ведь мне ничего не было известно о вашей семье, кроме того, что вы как-то связаны с Хауэллами. Правда, не знаю, последовала ли она моему совету, – продолжала девушка, склонив голову и переходя на шепот.
Морган не мог, конечно, разозлиться на такое беззащитное существо. С минуту он молчал, а затем пристально поглядел на Сергея.
– Я еду за ней, – коротко бросил он, – а вы оставайтесь здесь до тех пор, пока не почувствуете себя в силах добраться до Дартмута. Скажите лорду Монтеррею, куда я поехал, и пусть Джек как можно скорее поведет корабль в Аланелли.
– Я еду с вами, – сказал Сергей, пытаясь подняться.
– Нет! – ледяным тоном возразил Морган. – Вы будете задерживать меня, а я не могу медлить. Простите, Сергей, – добавил он, пытаясь заставить себя быть мягче. – Вы не выдержите быстрой езды. Пенлис Уэллс находится в горах, и добраться туда не просто даже здоровому человеку.
– Но к чему такая спешка? – удивился Сергей, скрывая разочарование. – Почему бы не взять корабль и не перехватить Сэйбл в Гламоргане, когда она приедет туда?
Морган покачал головой:
– Она опережает нас на шесть часов, и я надеюсь перехватить ее прежде, чем она пересечет Ла-Манш. Вы не знаете Себастьяна Фабуа, – угрюмо добавил он. – Я не поручусь за безопасность Сэйбл, если она попадет ему в руки.
И, повернувшись на каблуках, он исчез в дверях. В комнате воцарилось напряженное молчание. Сергей посмотрел на Бриджит и увидел, что ее округлившиеся серые глаза устремлены на него. Хотя она и не понимала, что происходит, по тону сэра Моргана она почувствовала, что прелестной молодой женщине, приезжавшей сюда, грозит серьезная опасность.
– Иисусе Христе, если с ней что-то случится, я буду виновата! – прошептала она, поднимая руки.
– Какая чепуха! – возразил Сергей. Но это не успокоило Бриджит.
– Разве не я подсказала ей, куда нужно направиться? Кто этот Себастьян Фабуа? Сэр Морган был так мрачен, когда упомянул это имя!
– Это француз, родич Моргана по материнской линии, – ответил Сергей, пытаясь встать на ноги. Но тут же он покачнулся от приступа головокружения. Почувствовав у своего локтя руку Бриджит, он улыбнулся, отчего она покраснела и отпрянула от него.
– Фабуа выгнал Моргана из дома и захватил его землю, – продолжал он, посерьезнев. – Если вы заглянете в справочник по истории, мисс Блер, то увидите, что род Фабуа постоянно был связан со всеми кровавыми злодеяниями, имевшими место во Франции. Благодаря их богатству и силе никто не мог остановить Фабуа, хотя, полагаю, – добавил он, вспомнив взгляд Моргана, – что Себастьяна ждет сюрприз! По прошествии пятнадцати лет ему придется лицом к лицу встретиться с Морганом Хауэллом Кэри.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гордячка - Марш Эллен Таннер



слабоватенько про родителей интересней
Гордячка - Марш Эллен Таннермария
22.12.2010, 0.48





Этот роман тоже по своему интересный.
Гордячка - Марш Эллен ТаннерМари
19.03.2012, 23.20





Девочки бред полный ,не советую даже не дочитала
Гордячка - Марш Эллен ТаннерЛиза
24.04.2012, 0.17





Хоть убейте,не понимаю что в нем не нравится людям? Роман потрясающий,один из любимых исторических! Один захват дворца султана чего стоит,но и это не конец,дальше ещё интереснее! А вот про родителей её мне не очень понравился!
Гордячка - Марш Эллен ТаннерОксик
13.04.2013, 23.50





бред полный, сплошные немотивированные поступки героев
Гордячка - Марш Эллен ТаннерLana
31.07.2014, 6.04





Не люблю бросать книгу не дочитанной но Гг-я просто бесит своей тупостью
Гордячка - Марш Эллен ТаннерНАТАЛИЯ
7.07.2015, 14.54





Очень скучно. Целые абзацы занимает кто и что подумал - "ах! Она сногсшибательно красива", "как изящна и мила", "потрясающая одухотворённость". Такое ощущение, что окружающим заняться больше нечем, только и думают о Сэйбл. А действия никакого. Герои какие-то немотивированные.rnЯ вообще думала, что это другой роман. Подскажите, как называется книга, в которой старшая сестра главной героини родила ребёнка от индейца и по этой причине у них разлад с отцом. И вот младшая по просьбе старшей крадёт его и отправляется на индейские территории, чтобы переправить его к отцу.
Гордячка - Марш Эллен ТаннерИрчи
6.05.2016, 7.42





Для Ирчи: "Смятение сердца" Фетцер Эми
Гордячка - Марш Эллен ТаннерElen
6.05.2016, 8.32





Elen, спасибо огромное!
Гордячка - Марш Эллен ТаннерИрчи
6.05.2016, 11.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100