Читать онлайн Гордячка, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордячка - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.74 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордячка - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордячка - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Гордячка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

– О, леди Сэйбл, вы настоящая красотка, честное слово! – восхищенно воскликнула молоденькая Кэйти Пендэйвис, заправляя выбившийся локон обратно под ленту с цветами, вплетенными в волосы хозяйки. Отступив на шаг, она снова ахнула, восторгаясь пастельно-желтым платьем Сэйбл, отделанным снизу небесно-голубыми лентами. С узкими плечами и длинной, грациозной шеей, подчеркиваемой низким вырезом платья, Сэйбл Сен-Жермен казалась восторженной камеристке поистине прекрасной принцессой.
– Ладно тебе, Кэйти, – по-доброму пожурила се Сэйбл. – От таких речей у меня закружится голова.
– Но это правда, миледи! – настаивала Кэйти. Протянув руку, она достала из ящичка маленький хрустальный флакон духов и протянула его своей хозяйке. – Вам следует надеть именно такой наряд, – робко добавила она. – Я уверена, что господину Тревеннену он поправится.
Губы Сэйбл чуть дрогнули, когда она посмотрела на вспыхнувшую камеристку. Кэйти была симпатичной и немного глуповатой девушкой, с романтическими бреднями, и теперь, собирая Сэйбл в поездку, она предвкушала уже, какой успех ждет ее хозяйку. Дело в том, что в тот день Сен-Жермены устраивали пикник в своем поместье для семейств Тревенненов и Дервентуотерсов – друзей, живших по соседству.
Сэйбл нравился Мартин, старший из четырех сыновей в семье Тревенненов, но, конечно, не настолько, чтобы поощрять его к ухаживанию! У нее дрогнуло сердце. Она едва не забыла, что теперь уже Сэйбл Сен-Жермен не та невинная девушка, которая могла сколько угодно флиртовать с любым молодым человеком, поразившим ее воображение. Образ Моргана Кэри снова овладел ее мыслями: она видела его горящие страстью глаза, сильные, ищущие руки и горячие губы.
«Неужели мне так и не суждено освободиться от этих мыслей?» – в отчаянии спросила она себя. И она всегда будет тосковать по его прикосновениям, любовным утехам с ним, доставлявшим ей такое наслаждение, о котором Сэйбл раньше и не мечтала? Было мукой продолжать любить его и при этом знать, что не нужна ему и что теперь ей следует примириться с жизнью без него.
– Тимс сказал, что они заканчивают накрывать столы, – продолжала Кэйти, представив себе восхитительную картину: Сен-Жермены и гости расположились под деревьями; дети бегают, играют на траве, взрослые о чем-то беседуют и оживленно смеются. Лорд Эдвард, наверное, наденет рубашку с длинными рукавами и хлопчатобумажные брюки; его темные кудри будет трепать ветер. У нее перехватило дыхание, когда она представила себе его улыбку, его элегантные и в то же время сердечные манеры, чарующие всех гостей.
В этот момент дверь в спальню Сэйбл отворилась, и на пороге возникла фигура Люси Уолтерс Салливен – женщины, с которой в доме Сен-Жерменов привыкли считаться. Кэйти побледнела – она всегда побаивалась властной Люси, – однако у нее отлегло от души, когда она заметила, что, по-видимому, Люси поправились ленты и цветы, которые горничная вплела в роскошные волосы леди Сэйбл.
– Даю слово, вы хороши, как ангелочек, миледи! – сказала Люси, про себя подумав, что се подопечная стала такой же красавицей, как ее мать. Однако личико, обращенное к ней, дышало таким целомудрием, что Люси внезапно охватила неописуемая ярость. И как только смеют обвинять это чистое, прелестное дитя в том, что она забеременела? Об этом даже подумать грех!
– Кэйти, – сухо сказала она, отчего горничная вздрогнула, – сбегай наверх и узнай, не нужно ли чего-нибудь мисс Дэниэлс. Скоро начнут съезжаться гости. Если ты там не понадобишься, то проследи, чтобы лорд Лайм не перепачкался и не натворил чего до начала пикника.
– Да, мэм! – прошептала Кэйти и исчезла.
– О, Люси, какой денек для пикника! – Шелестя юбками, Сэйбл поднялась и задумчиво подошла к окну. Океан искрился темно-зелеными бликами под лазурными небесами; вверху лениво проплывали кучевые облака.
– Да, миледи, – рассеянно согласилась Люси. Видя перед собой изящную фигурку девушки, она внезапно почувствовала, что не в состоянии выложить Сэйбл причину, которая привела ее сюда. Было бы отвратительно повторять эту сплетню, передавать ее кому бы то пи было и тем более леди Сэйбл – объекту этой мерзкой лжи! Может быть, вообще следует забыть, выбросить из головы этот вздорный слух? Люси в нерешительности ломала пальцы: как ей поступить? А что, если этот ужасный Уайклиф станет распространять небылицы по округе? Значит, все же надо уведомить графа и его семью…
– В чем дело, Люси? – Обратив наконец внимание на странное молчание бывшей камеристки, Сэйбл обернулась, и, вглядываясь в ее нежный профиль, Люси решилась. Она не допустит, чтобы кто-то обидел ее леди Сэйбл! Надо обязательно предупредить ее, пусть даже все это отвратительные выдумки!
– Мне нужно переговорить с вами наедине, милая барышня, – твердо проговорила Люси, окончательно решившись. – Речь пойдет о том, что случайно услышал мой муженек вчера, когда вдова Блэкберн разговаривала со своим непутевым сыном по дороге домой.
Брови Сэйбл взметнулись:
– Ах, вот оно что?
– Представьте себе, это такая зловредная сплетня, но мы с мистером Салливеном считаем, что его милости не поправится, если она начнет распространяться по округе.
На гладком лбу девушки появилась складка:
– Ты говоришь так мрачно, Люси…
– Да я готова взорваться от злости! Мой Джимс еле сдержался, когда услышал слова этой отвратительной крысы и не мог заставить ее замолчать!
– Так о чем говорила миссис Блэкберн? – прошептала Сэйбл.
– Мне даже совестно повторять это, миледи, – опустив глаза, призналась Люси.
В глазах девушки появился насмешливый огонек:
– Неужели речь идет о чем-то таком ужасном? Но даже если это и так, я уверена, что отец сумеет решить это дело с миссис Блэкберн.
– Надеюсь, его милость доставит себе такое удовольствие! – мрачно хмыкнула Люси. – Речь шла о вас, леди Сэйбл, и потому я решила сначала переговорить с вами, а не с вашими дорогими родителями. Мне не хотелось, чтобы вы, услышав это от какой-нибудь болтливой горничной, были шокированы!
В душе Сэйбл посмеивалась над Люси, которая стремилась опекать ее. Неужели и все прочие все еще считают ее такой же беззащитной? О, если бы они только знали правду, что она уже далеко не та невинная девушка! Она переспала с мужчиной, жаждала его прикосновений и тоскует о них до сих пор; она хладнокровно, без малейшего зазрения совести застрелила человека. И хотя Сэйбл не испытывала стыда за то, что потеряла невинность, и знала, что всегда будет любить того мужчину, у нее не хватило бы мужества рассказать правду своим родителям. Может быть, когда она перестанет так страдать, ей удастся перебороть себя и покончить с этой ложью.
– Так в чем дело, Люси? – спросила она, поблескивая своими изумрудно-зелеными глазами. – Неужели Уайклиф договаривался со своей матерью о том, как силой заставить меня выйти за него?
– О нет, родная, еще хуже того! – выпалила Люси, которой было не до смеха. – У этой самоуверенной курицы хватило ума сообщить сыну – и, можете себе представить, Джиме слышал это собственными ушами, – что вы ждете ребенка! Ну вот, я наконец высказалась, хоть мне и совестно повторять такие ужасные вещи, но, согласитесь, было бы еще хуже, если бы эта волчица начала распространять всю эту несусветную чепуху по всему графству!
Краска сбежала с лица девушки, но Люси была так возбуждена, что не заметила этого. В спальне воцарилось молчание, нарушаемое лишь прерывистым дыханием Люси.
– На чем основывалось ее убеждение? – наконец спросила Сэйбл, удивляясь своему спокойному тону.
Люси всплеснула руками.
– Только на том, что она была свидетельницей вашего вчерашнего недомогания за обедом, представляете? Эта глупая женщина заявила, что вас затошнило при виде маринованной селедки и что это первый признак – тошнота от разных запахов. Да, кажется, она так и сказала. – Люси все больше распалялась и говорила все громче. – Представляете, с чего это ей в голову пришла такая мысль! Решить, что, возможно, вы… ну, сами понимаете, только потому, что вас подташнивает при виде рыбы! Клянусь, я могла бы задушить эту ведьму, и если вы попросите меня, то…
Сэйбл закрыла глаза и напрягла всю свою волю, чтобы сохранить спокойствие. Пока Люси продолжала возмущенную тираду, она попыталась вспомнить, когда в последний раз ее посещали месячные. Но затем она решила, что вспоминать об этом – пустое занятие, так как женским инстинктом она чувствовала, что пророчество Летисии Блэкберн – правда. И прежде всего ей стало понятно, почему ее мутило, когда они возвращались на родину на «Звезде Востока». Однако море тогда было необычайно бурным, на клипер налетали безжалостные летние шквалы, и Сэйбл посчитала свое состояние симптомом морской болезни. Но ведь прежде она никогда не страдала ею и гордилась, что не уступает в этом отношении Неду и отцу. Так неужели, неужели не может быть иного объяснения этим симптомам?!
– Боже праведный, – шептала она про себя, понимая, что иного объяснения быть не может, – помоги мне!
Еще совсем недавно Сэйбл немедля кинулась бы к матери и, рыдая на ее груди, призналась бы во всем. Но она больше не тот доверчивый ребенок, которым была в ту темную мартовскую ночь, когда Морган Кэри впервые вошел в ее жизнь и пробудил в ней чувственность. С тех пор она слишком многое пережила и должна теперь найти в себе силы, чтобы справиться с новой ситуацией. Она уже и так доставила родителям немало огорчений с тех пор, как в ее жизни появился Морган, и не имеет права заставлять их страдать еще больше. И она не собирается запятнать честь Сен-Жерменов.
– О, Люси, какая чепуха! – сказала она, и только сила характера дала ей возможность говорить так спокойно.
– Конечно же! – поддержала ее Люси, почувствовавшая облегчение оттого, что ее молодая барышня наконец решилась высказаться – до этого она лишь смотрела на нее испуганными глазами.
– Нет никакого резона сообщать об этом моим родителям! – твердо продолжала девушка. – Вы ведь знаете, как отец выходит из себя, в особенности если речь заходит о Блэкбернах.
– Обычно лорд Монтеррей проявляет ангельское терпение, – возразила Люси, – хотя в последнее время он едва сдерживает себя, когда слышит об Уайклифе.
– Именно, – согласилась Сэйбл. И, гордо задрав подбородок и радуясь при этом, что Люси невдомек, каких усилий ей это стоит, добавила: – Так что я считаю, правильнее будет ничего не говорить ему. Быть может, миссис Блэкберн уже и сама поняла, как смешны ее обвинения. Более того: она не посмеет распространять о нас нелепые сплетни, – убежденно добавила Сэйбл, – а если и посмеет, то ни одна душа не поверит ей. Лицо Люси просветлело:
– Я не подумала об этом. – Да, Сэйбл права, решила она. Эта особа не станет рыть собственную могилу. Если бы она стала болтать всякие небылицы о Сен-Жерменах, то встретила бы сплошь враждебные взгляды, только и всего. – О, миледи, вы простите меня за то, что я повторила такие абсурдные вещи?
Губы девушки задрожали, но она заставила себя весело улыбнуться:
– Да я очень благодарна вам за это, Люси!
– Ладно, а теперь, – оживленно сказала бывшая камеристка, посчитав вопрос исчерпанным, – мы наложим немного румян на ваши щечки, перед тем как моя красавица сойдет вниз. Вы немного бледны, дитя мое, а я хочу, чтобы моя голубка блистала во всей своей красе.
Но Сэйбл отпрянула назад, не дав ей сделать этого.
– Я наложу румяна сама, – тихо сказала она. – А вы пока предупредите маму, что я скоро приду.
Люси поняла, что девушка хочет остаться одна, но она не обиделась, так как тон Сэйбл был очень мягким. Люси подчинилась. «Какое славное, какое доброе дитя, – думала она про себя, – и какой глупой я выглядела в ее глазах. И ведь она даже не расстроилась – вот какая сильная натура!» – рассуждала она, улыбаясь про себя, когда спешила в покои графини, расположенные в противоположном крыле дома.
А для Сэйбл этот прекрасный летний день внезапно померк. Как только за Люси закрылась дверь, она бросилась на софу у окна и уткнулась лицом в ладони. «Боже, – простонала она, – неужели я понесла от Моргана Кэри? Что теперь делать?»
Услышав голоса во дворе, она подняла заплаканное лицо и, выглянув в окно, увидела Лайма и самого младшего из сыновей Тревенненов, которые появились из-за угла восточного крыла. Ясно: они собираются исследовать пещеру, находившуюся под обрывом. Во время отлива усыпанный галькой берег превращался в место, полное приключений. В лужах кишмя кишела жизнь. Лайм, будучи руководителем экспедиции, уверенно шел впереди, размахивая руками. Хотя мальчуган все еще носил короткие штанишки, он, как все Сен-Жермены, высоко держал темноволосую голову, и у Сэйбл мучительно сжалось сердце, когда она с любовью смотрела на брата.
В этот момент девушка отчетливо поняла, что не может доставить своей семье такое страдание. Нельзя опозорить имя семьи и переложить на их плечи тяжесть содеянного ею. И хотя Сен-Жермены были достаточно сильны, чтобы перенести скандал, который неизбежно возникнет, когда станет известно, что она в положении, Сэйбл понимала: ровное течение их жизни будет непоправимо нарушено. Нужно самой найти какой-нибудь выход, но какой?
Закусив губу, она начала обдумывать, что можно предпринять. Можно поехать к Дмитрию на Барбадос и оставаться с его семьей до рождения ребенка. «А что потом? – опомнившись, спрашивала она себя. – Вернуться в Корнуолл и рассказывать всем, что нашла где-то на Карибах дитя и решила усыновить его?»
Можно поехать в Лондон и прервать беременность, нашептывал ей мерзкий внутренний голос. Разве не это самое сделала в прошлом году Нэнси Уоррен – дочка одного жителя соседней деревни?
«Господи, я что, спятила?» – прошептала девушка. Ведь Нэнси чуть не умерла, и потом разве можно погубить дитя, зачатое ею и Морганом в момент любви? Да никогда! Лучше умереть, чем совершить такое злодейство!
– Я хочу сохранить своего ребенка, – сказала она вслух еще до того, как эта мысль окончательно оформилась в ее голове. И когда она услышала, как ее собственный голос повторяет эти слова, она поняла, что так и поступит. Ею овладело чувство нежности, и из глаз полились слезы. Но на этот раз это были слезы счастья, а не муки. Пусть с ней пет мужчины, которого она любит, но зато с ней будет его ребенок! И может быть, этого окажется достаточно…
Но это еще не решало проблему. Как же ей все-таки поступить? Как объяснить рождение ребенка? И как скрыть это от соседей и друзей, а также от тех немногих врагов, которые были у ее отца и которые могут воспользоваться этим фактом против него?
Глаза девушки стали жестче, и на этот раз в ее душе созрела твердая решимость действовать – черта, унаследованная от ее гордых корнуолльских предков. Решение было окончательным: она поедет к Моргану и добьется, чтобы он взял на себя заботу о ней. В конце концов это и его ребенок, и она настоит, чтобы он как-то помог ей. Она не собиралась умолять – о нет, до этого она не опустится! – и для себя ничего не будет просить! Все только ради ребенка, ради Нортхэда и ее родных.
Да. Морган должен жениться на ней, решила Сэйбл, причем только на период до рождения ребенка. А затем он может подать на развод и освободиться от нее. Ему это не доставит хлопот, он даже может не видеть се лица после брачной церемонии, но зато дитя получит фамилию, а ее родные будут спасены от грязных сплетен.
«Ему придется сделать это», – поклялась себе Сэйбл, прогоняя сомнения, одолевавшие ее. Уж она-то знала, что Моргана нельзя заставить сделать что-нибудь против его воли, но и это не остановит ее. Он виноват в том, что случилось, и ему некуда будет деваться, когда он увидит перед собой решительную женщину, – именно такой она стала не без его помощи.
– Впервые в жизни ваша надменность загнала вас в угол, Морган Кэри! – прошептала девушка. – И вам придется жениться на мне и дать ребенку свое имя, даже если я буду вынуждена гнаться за вами на край света, чтобы добиться своего!
Внезапно Сэйбл сникла, от отчаяния ее глаза затуманились. Это хорошо, что она полна такой решимости, но найдет ли она Моргана? Ведь она даже не знает, где он! Куда направлялся «Вызов», когда ее увез с собой Дмитрий? Что Морган собирался предпринять после того, как Сергей вылечится?
Отец должен знать все это, подумала она, в волнении шагая взад и вперед по пушистому ковру. Со дня своего возвращения она так и не спросила отца, что привело Моргана в Нортхэд и какая тайна связывала Андрея Вилюйского с Сен-Жерменами? По правде говоря, ей тогда не хотелось расспрашивать об этом или, точнее, она убеждала себя, что не хочет этого в те первые горькие дни возвращения домой.
И теперь ругала себя за глупость. Ведь они долго говорили о капитане – она, отец и мать, – когда Сэйбл рассказывала им о своем путешествии в Стамбул на корабле Моргана. Почему она намеренно отказывалась расспрашивать о нем? Неужели несколько слезинок не стоят той информации, в которой она теперь так отчаянно нуждается?
Однако Сэйбл понимала, что если теперь отправится с этим к отцу, то выдаст себя с головой. Зная, что носит под сердцем ребенка Моргана Кэри, она не сумеет скрыть от него правду.
Что делать? – снова и снова спрашивала себя Сэйбл, и слезы градом катились из ее глаз. Нельзя плакать, – решительно приказала она себе, ведь это признак трусости. А ей нужно быть храброй – храбрее, чем когда-либо. Но как же разыскать его?
Внезапно до нее дошло, и Сэйбл замерла на месте.
– Конечно! – выдохнула она. – Конечно! Эмблинг-Кросс! Разве не об этом месте говорила Летисия Блэкберн, когда упомянули его имя? Не важно, что теперь он там не живет! Зато можно будет хоть что-то узнать. Вполне вероятно, что нынешние хозяева Эмблинг-Кросс знают, где его можно разыскать. А если нет, то она найдет тот домик в Дартмуте, который он, по его рассказам, снимает, а тамошние арендаторы наверняка смогут пролить хоть какой-то свет на его нынешнее местонахождение!
«Поистине ирония судьбы!» – покачала она головой. Летисию Блэкберн следует благодарить не только за то, что она открыла ей глаза на беременность, но и за то, что невольно дала ей адрес Моргана и, следовательно, возможность разыскать его.
– Сэйбл, лентяйка! Ты что, заснула?
За этим упреком последовал дробный стук брошенной в окно гальки. Сэйбл проворно подбежала к окну и не могла удержаться от улыбки, когда увидела внизу Неда рядом со смущенно улыбающимся Мартином Тревенненом. Лицо брата было так похоже на любимое лицо отца, что у Сэйбл все перевернулось в груди. «Я все решила правильно, – твердо сказала себе девушка, – и я уеду при первой же возможности, улучив момент, когда можно будет ускользнуть незамеченной». Объясниться она сможет позднее, но скорее нужно разыскать Моргана и решить с ним главный вопрос.
– Сейчас спущусь! – крикнула она, приоткрыв створку окна. У зеркала она задержалась. Лицо бледное, а глаза – красные от слез, но вряд ли кто-нибудь обратит внимание, в особенности если она хорошенько постарается вести себя весело и беззаботно.
– У меня нет никаких забот, – твердо сказала она себе вслух, выходя из спальни. Расправив худенькие плечи, она мило улыбнулась молодому слуге в коридоре, отчего тот сразу вспотел. Как только она разыщет Моргана, все будет замечательно, убеждала она себя.
Хорошо, что в жилах Сэйбл текла кровь упрямых и мужественных Бэрренкортов и Сен-Жерменов, иначе ей трудно было бы справиться со всем этим. Гнетущую пустоту в душе она отнесла на счет нервов, и если подсознательно ею овладевало отчаяние, она упорно стремилась преодолевать его. Все будет хорошо, храбро говорила она себе, хорошо, и точка!


Когда Сэйбл вышла из экипажа и увидела среди деревьев каменные трубы и черепичные крыши Эмблинг-Кросс, она сразу поняла, что Моргана там нет. Это жилье было чересчур аристократическим, а газоны с подстриженной травой и тщательно ухоженные сады – слишком аккуратными для человека с его вкусами. Тем не менее особняк производил внушительное впечатление. Он был построен так, что все три крыла соединялись центральным блоком, образуя букву «Е» – в честь великой английской королевы Елизаветы. На холмистых лугах позади особняка мирно паслось стадо коров – слышалось их мычание.
Сэйбл снова села в коляску, которую наняла, и попросила возницу высадить ее в конце аллеи. Был теплый облачный день, и влажный воздух обещал в скором времени дождь. Ветер шевелил ветки высоких буков, и листья шелестели, как жестяные.
– Вы уверены, что не хотите, чтобы я подвез вас к подъезду, мадам? – вежливо спросил возница. – Вам придется идти пешком, а сегодня довольно жарко.
– Не беспокойтесь, – заверила она его. Ей хотелось собраться с мыслями, прежде чем постучать в дверь. Она чувствовала себя потерянной, оказавшись здесь. Подвязав шляпку тесемками под подбородком, она пошла вперед, гордо приосанившись. Никто не должен видеть, что она испытывает страх, твердо сказала себе девушка, иначе она никогда не решится подойти к парадному входу.
На клумбах, мимо которых она шла, слышалось жужжание пчел; вблизи, над озерцом, метались стрекозы, а по глади воды, покрытой кувшинками, плавно скользила пара белых лебедей. Сэйбл не могла поверить, что Морган жил здесь когда-то, ибо это было райское место для семей с детьми и приема друзей. Как же одиноко было здесь этому закоренелому холостяку! Ей так хотелось побольше узнать о нем, но затем она напомнила себе, что все это не играет никакой роли. Ей ничего не нужно от Моргана Кэри, кроме одного – заверения, что он даст ребенку свое имя, а потом он может убираться ко всем чертям!
– Эй, осторожно! – внезапно донесся крик из соседнего кустарника. Вздрогнув, Сэйбл резко повернулась и увидела, что прямо к ней летит крикетный шар. Она едва увернулась от него – шар упал прямо у ее ног.
Зашелестели кусты живой изгороди, и появилось круглое, веснушчатое лицо мальчика чуть старше Лайма. Он испуганно смотрел на нее:
– Ой, простите! Он не попал в вас?
Сэйбл отрицательно покачала головой, и мальчуган заулыбался:
– Ф-Ф-у! Дедушка устроил бы мне головомойку, если бы я угодил в кого-нибудь! Он постоянно твердит, что крикет не мой вид спорта и что мне лучше бросить эту игру!
Сэйбл улыбнулась в ответ: хотя мальчик был на несколько лет старше Лайма, выражение его лица так напоминало ей младшего брата, что он вызвал у нее симпатию. При мысли о родных у Сэйбл судорожно сжалось сердце. Наверное, в это время дома ее уже хватились. Она представила, как Кэйти спешит в ее спальню, чтобы разбудить свою хозяйку, и вместо нее находит пустую постель и записку, в которой говорится, что она на один день уехала в Девон и к ночи вернется.
Сэйбл постаралась заглушить в себе чувство вины, хотя понимала, что родители будут очень обеспокоены ее непонятным поведением. Она надеялась, что отец все же не очень рассердится. Девушка еще не знала, что скажет родителям, когда вернется, но подумать об этом еще будет время.
– Могу ли я вам чем-нибудь помочь, мисс? – вежливо спросил мальчик, безошибочно узнав в нежданной гостье леди. Ее походное платье с хорошо пригнанным лифом и шляпа в тон ему были даже красивее, чем наряд, заказанный его сестрой Бриджит в Лондоне.
– Мне очень нужно поговорить с твоим отцом, – ответила Сэйбл. – Он дома?
Мальчик покачал головой и перемахнул через живую изгородь, чтобы подойти поближе. Рукава его рубашки были закатаны до локтя, а в полной руке он держал крикетную биту.
– Отец умер, – просто ответил он. – С марта мы с Бриджит живем здесь с дедушкой.
– Значит, твой дедушка – хозяин Эмблинг-Кросс? – спросила Сэйбл, взглянув на особняк, видневшийся в конце обсаженной деревьями аллеи.
– Да, мисс. Раньше дедушка жил в Лондоне, но с годами ему стало там тяжело, и потому он купил дом, а когда папа умер, он позвал нас жить с ним.
– Какой он добрый! Мальчик сделал гримасу:
– Не очень-то. Он недолюбливает детей, и нам приходится постоянно следить за собой – не шуметь и не тащить в дом грязь. И все же мне нравится здесь больше, чем в Брайтоне. – Он бросил на гостью любопытный взгляд. – А зачем вам нужен дедушка?
– Я хочу узнать у него о человеке, который был хозяином Эмблинг-Кросс до того, как дедушка приобрел его.
Он нахмурил лоб.
– Я не…
– Раймонд! Раймонд Блер, куда вы запропастились? Какой нехороший мальчик, вы опять от меня прячетесь!
– Это моя гувернантка, миссис Феррис. Ужасное чудовище! Но моя сестра Бриджит говорит, что гувернантка желает нам добра.
– Раймонд! Мистер Раймонд, если вы сию же минуту не придете, я буду вынуждена пожаловаться на вас дедушке, когда он вернется!
– Пойдемте, – прошептал Раймонд, хватая Сэйбл за руку. – Мы проскользнем через боковую дверь.
Сэйбл ничего иного не оставалось, как последовать за ним, подобрав на бегу юбки. Раймонд провел ее через розарий и низкую каменную ограду, затем они нырнули под арку, за которой шли каменные ступеньки. Когда они поднялись наверх, он задыхался, но лицо его сияло.
– Теперь она нас не догонит. Пойдемте, я отведу вас к Бриджит. Она больше сможет рассказать об этом месте, чем дедушка, так как постоянно читает эти скучные книги по истории. Кроме того, я не уверен, что дедушка вам вообще что-нибудь станет рассказывать.
Сэйбл неуверенно последовала за Раймондом через полутемный коридор, в котором стоял сильный запах воска и политуры. Ей показалось, что дедушка Блер фанатично озабочен поддержанием порядка и чистоты в доме. Создавалось впечатление, что вообще ни в одну из комнат, через которые они проходили, годами никого не пускали. Мебель была зачехлена, а дорогие ковры покрывали дорожки. Все окна, несмотря на жару, были наглухо закрыты жалюзи. Видимо, когда там жил Морган, решила Сэйбл, это было очаровательное старинное здание, но теперь оно отдавало затхлостью музея.
Раймонд открыл дверь в дальнем конце коридора и заглянул внутрь. Когда Сэйбл услыхала изнутри тихий, благожелательный голос, у нее отлегло от души.
– Где ты был, милый? Разве ты не слышал, что тебя зовет миссис Феррис?
– Мы проскочили через боковой вход, – ответил Раймонд. – Я не хотел, чтобы она увидела меня.
– Не сомневаюсь, что ты играл в крикет, вместо того чтобы позаниматься, – со знанием дела ответила сестра.
– Да, – признался Раймонд, – и еще я привел к тебе кое-кого. Не знаю ее имени, но она очень симпатичная.
И он сделал шаг в сторону, чтобы пропустить вперед Сэйбл. В гостиной, где она оказалась, центральное место занимал камин с облицовкой из отполированного до блеска делфтского кафеля. Сэйбл почувствовала облегчение, когда наконец увидела хоть какой-то беспорядок – разбросанные книги и рукоделие на дамасской софе. В углу гостиной кто-то шевельнулся. Сэйбл повернула голову и увидела молодую женщину, которая грациозно поднялась с кресла.
Бриджит Блер было чуть больше двадцати – симпатичная женщина с темно-каштановыми волосами и широко расставленными серыми глазами. На кончике носа красовались очки, и было ясно, что Сэйбл оторвала девушку от книги.
– Да? – вежливо спросила она, и Сэйбл поспешила объясниться.
– Простите, мисс Блер, что я нарушаю ваш покой, но я приехала из Корнуолла расспросить вас об этом доме.
На лице Бриджит появилась сердечная улыбка.
– Конечно. Вы не присядете? – И, нетерпеливо подтолкнув локтем брата, добавила: – Раймонд, сходи-ка побыстрее и попроси Бетти приготовить нам чаю!
– Я не хочу доставлять вам беспокойство, – начала Сэйбл, но Бриджит подняла руку, делая знак, чтобы гостья не возражала.
– Прошу вас, вы не доставляете никакого беспокойства! Нас так редко здесь посещают, и уж вовсе никто не проявлял интереса к истории Эмблинг-Кросс. А теперь, прошу вас, – учтиво повторила она, – присядьте. У вас утомленный вид, а сегодня необычайно жарко. Вы приехали одна?
Сэйбл кивнула и устроилась в кресле, указанном Бриджит.
– Я оставила экипаж на дороге.
– Неужели вы шли сюда пешком! – воскликнула Бриджит.
– Я не была уверена, что меня примут, и решила, что так будет лучше. Мне не хотелось показаться нахальной, – сказала Сэйбл, отдававшая себе отчет в том, что неприлично являться в гости без приглашения, в особенности если вас не знают.
– Пожалуй, дедушка мог бы так подумать, – согласилась Бриджит, – но сейчас его нет. Мы с Раймондом одни. Ах, Бетти, благодарю вас! – добавила она, когда в комнату с подносом в руках вошла женщина в белом фартуке и накрахмаленной шапочке. Сэйбл наблюдала, как Бриджит грациозными движениями разливала чай, и, благодарно кивнув, взяла чашку. – Что привело вас в Эмблинг-Кросс? – спросила Бриджит, откидываясь на подушки. Она с любопытством рассматривала Сэйбл поверх очков. Какая прелестная молодая женщина, думала она про себя, и тем не менее у нее ужасно озабоченный вид. – Так вы сказали, что хотите о чем-то меня спросить?
Сэйбл кивнула, довольная, что, по-видимому, ее появление не очень удивило Бриджит Блер.
– Мне почти нечего сказать, – продолжала Бриджит. – Мы с Раймондом живем здесь чуть больше полугода. Отец умер в прошлом году, и нам больше некуда было ехать. Дедушка был настолько добр, что взял нас к себе.
Задумчивое выражение лица придало ей какую-то особую миловидность, когда она заговорила о своем отце, и Сэйбл почувствовала, что ее влечет к этой мягкой, любящей книги молодой женщине и ее сорванцу братцу. Было очевидно, что этот мрачный старый дом совсем не то, что им нужно! Она старалась не сравнивать чопорную атмосферу, царившую в Эмблинг-Кросс, с атмосферой сердечности и радости Нортхэда. Это было бы несправедливо по отношению к Бриджит и Раймонду Блер, и, кроме того, мысль о родных лишь ослабляла ее решимость.
– В действительности я интересуюсь не историей этого дома, – продолжала Сэйбл, помешивая ложечкой чай. – Меня интересует человек, который был здесь хозяином до того, как ваш дедушка купил его. Имя этого человека – сэр Морган Кэри. Вам не приходилось слышать о нем?
В серых глазах Бриджит мелькнули живые искорки.
– Приходилось. Хотя он уже давно не живет здесь, о нем до сих пор ходит много разговоров. Не думаю, что мне доводилось о ком-либо еще слышать столько самых разных пересудов. И если даже поверить половине из сказанного, то получается, что это весьма необычный человек.
Как это похоже на Моргана – заслужить репутацию неординарного человека, подумала про себя Сэйбл, просветлев от нежности. Но что сказать Бриджит Блер о причинах, которые привели ее сюда? Ведь она даже не представилась!
– Я хотела бы узнать, – сказала она, прокашлявшись и набравшись решимости, – не оставил ли сэр Морган вашему дедушке своего нового адреса, когда продал Эмблинг-Кросс? Понимаете, мне нужно разыскать его, а я не имею представления, с чего начать.
Сэйбл еще не закончила вопроса, как Бриджит покачала головой.
– К сожалению, тут я не смогу вам помочь. Продажа дома оформлялась через поверенного, когда сэр Морган был в плавании. Думаю, что даже дедушка не знает, где его можно найти. Вы могли бы…
– Бриджит! Бриджит, девушка, где ты?
– О, не может быть! – прошептала Бриджит и побледнела, когда услышала раздраженный окрик из коридора. – Это дедушка! Он так рано вернулся! – И, отставив чашку, она извинилась перед Сэйбл. – К сожалению, вам придется уйти. Он ужасно строг касательно гостей и, вероятно, нагрубит вам, если увидит здесь.
– Тогда, может быть, вы проводите меня? – попросила Сэйбл, чувствуя себя крайне неловко из-за того, что у симпатичной молодой женщины по ее вине могут возникнуть неприятности.
– Я провожу вас черным ходом, – сказала Бриджит, облегченно вздохнув, поскольку гостья не стала расспрашивать ее об эксцентричном поведении дедушки. Временами ей было стыдно за него, но она никогда не жаловалась, понимая, на какую жертву он пошел, взяв к себе двух нежеланных детей.
Но было уже поздно. Когда Бриджит пошла к двери, она с шумом распахнулась и на пороге появился сутулый старик с лохматой седой шевелюрой. У него округлились глаза, когда он увидел бледное лицо внучки и испуганную девушку рядом с ней.
– Что все это значит? – не веря своим глазам, потребовал ответа Бентон Блер. – Стоило мне отлучиться всего на полдня, и что я вижу? Пока меня не было, ты тайком принимала у себя гостью! Миссис Феррис встретила меня у парадной двери и сказала об этом, но я отказывался верить своим ушам. Ведь тебе известно мое отношение к этому вопросу, девушка!
– Простите!.. – побелевшими губами заговорила Бриджит. Но Сэйбл прервала ее, выйдя из себя и негодуя по поводу дикого поведения старика. Как он может так жестоко третировать свою внучку, свою кровь и плоть?
– Прошу вас, не вините ее, мистер Блер, – сказала она, смело вскинув подбородок, хотя безумный взгляд деда Бриджит был поистине устрашающим. – Я приехала без предварительного уведомления, и ваша внучка любезно впустила меня. Мне нужно задать лишь несколько вопросов о бывшем владельце Эмблинг-Кросс.
Ноздри Бентона Блера раздулись, а щеки залил румянец.
– Тем хуже! – рявкнул он. – Я не потерплю, чтобы пронырливые девицы являлись в мой дом, пачкали его и задавали наглые вопросы! Боюсь, вам придется сейчас же покинуть этот дом!
– Дедушка, пожалуйста! – взмолилась Бриджит.
– А с тобой я разберусь потом, беспардонная особа! – набросился он на внучку. – Я знал, что совершу ошибку, взяв тебя и твоего невоспитанного братца!
И, обращаясь к Сэйбл, которая смотрела на старика широко раскрытыми глазами, думая про себя, что он действительно сумасшедший, он жестко произнес:
– Я сказал: убирайтесь! Сию же минуту! Впервые в жизни испытывая такое унижение, Сэйбл с горящими щеками бегом помчалась по коридору, а затем вниз по ступенькам, оставив перчатки и шляпку. Ей хотелось лишь одного – поскорее убраться из этого мрачного старого дома и от этого безумца, нынешнего его владельца.
Экипаж, слава Богу, еще ждал ее в конце дорожки. Лошади в своих упряжках лениво отгоняли мух, размахивая хвостами. Возница, расположившийся в тени, при виде девушки вскочил на ноги.
– Вы готовы ехать, мисс? – спросил он, не проявляя никакого любопытства, почему это она запыхалась от бега и где ее шляпка.
– Да, пожалуйста, готова, – поспешно проговорила Сэйбл, мечтая поскорее убраться подальше от этого места.
– Мисс! Подождите секундочку!
Она обернулась, услышав голос Раймонда, который во всю прыть бежал следом за ней.
– Бриджит просила меня передать вам, как она сожалеет о случившемся, – выдохнул он.
– Какой ужасный человек ваш дед! – взорвалась Сэйбл.
По веснушчатому лицу мальчика прошла тень.
– Бриджит говорит, что он не всегда был таким. Ему всегда приходилось бедствовать, а несколько лет назад его постиг новый улар – скончалась бабушка. После этого он стал нелюдимым. Иногда он бывает неплохим, – добавил он так, словно пытался убелить самого себя в правдивости сказанного.
– Пожалуйста, передайте сестре, что я ужасно сожалею, – подавленно сказала Сэйбл. – Ведь он не накажет ее, правда? – со страхом добавила она.
Раймонд пожал плечами, словно наказание было обычным явлением в их жизни.
– Возможно, отберет у нее на недельку или на пару недель книги. Но не в этом дело, – поспешил он сказать, когда Сэйбл ахнула. – Главное, вот что – она советует вам поехать к семье Хауэлл в Гламорган.
Складка прорезала лоб девушки.
– Гламорган? А где это?
– Кажется, она сказала, что в Южном Уэльсе. Люди, работавшие у сэра Моргана, были родом оттуда, и поэтому там должны знать, где он находится теперь. Бриджит сказала…
– Мистер Раймонд! Вам немедленно следует вернуться домой!
Это был мужской голос, и, обернувшись, Сэйбл на другом конце дорожки увидела слугу, который кричал, сложив рупором ладони.
– Ну вот, теперь придется на целую неделю расстаться с крикетом! – вздохнул Раймонд.
У Сэйбл упало сердце. Сколько же бед причинил ее приезд! Как ей хотелось бы искупить свою вину! Но что она могла сделать теперь! И когда экипаж тронулся, она дала себе зарок, что когда-нибудь поможет Бриджит и Раймонду бежать из этого ада, в который превратилась их жизнь в Эмблинг-Кросс.
Но скоро ее мысли поглотили собственные заботы. Вряд ли она может поехать в Уэльс, говорила себе девушка, когда экипаж катился обратно, в сторону деревушки Эмблер. Было жарко и пыльно, но Сэйбл, откинув голову на изношенную кожаную спинку сиденья, не замечала ничего. Она думала о том, что сказал ей Раймонд. Как же поступить теперь? Дорога в Уэльс и обратно не займет много времени, и у нее, конечно, хватит денег на поездку, но следует ли это делать? Стоит ли заставлять родителей беспокоиться? Кроме того, ей не очень по душе была мысль о поездке без провожатых по диким, гористым краям в поисках людей, о которых она ничего не знала. Ее пробрала дрожь, когда она подумала о том, что будет, если Хауэллы из Гламоргана окажутся такими же сумасшедшими, как Беитон Блер.
«И все же нужно ехать», – прошептала она наконец, прежде чем поняла, что решилась.
Если она сейчас вернется в Нортхэд, то ей так или иначе придется рассказать родителям правду о Моргане и о себе, а это невозможно. Нет, нельзя возвращаться, пока она не решит свои проблемы, даже если предстоит поездка в Уэльс.
Слезы затуманили глаза девушки, но она решительно вытерла их. «Что же я натворила!» – думала Сэйбл, стыдясь того, сколько горя принесет тем, кого любит больше жизни. Но в ней все сильнее крепла решимость не успокаиваться, пока она не заставит Моргана Кэри заплатить за безрассудство.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гордячка - Марш Эллен Таннер



слабоватенько про родителей интересней
Гордячка - Марш Эллен Таннермария
22.12.2010, 0.48





Этот роман тоже по своему интересный.
Гордячка - Марш Эллен ТаннерМари
19.03.2012, 23.20





Девочки бред полный ,не советую даже не дочитала
Гордячка - Марш Эллен ТаннерЛиза
24.04.2012, 0.17





Хоть убейте,не понимаю что в нем не нравится людям? Роман потрясающий,один из любимых исторических! Один захват дворца султана чего стоит,но и это не конец,дальше ещё интереснее! А вот про родителей её мне не очень понравился!
Гордячка - Марш Эллен ТаннерОксик
13.04.2013, 23.50





бред полный, сплошные немотивированные поступки героев
Гордячка - Марш Эллен ТаннерLana
31.07.2014, 6.04





Не люблю бросать книгу не дочитанной но Гг-я просто бесит своей тупостью
Гордячка - Марш Эллен ТаннерНАТАЛИЯ
7.07.2015, 14.54





Очень скучно. Целые абзацы занимает кто и что подумал - "ах! Она сногсшибательно красива", "как изящна и мила", "потрясающая одухотворённость". Такое ощущение, что окружающим заняться больше нечем, только и думают о Сэйбл. А действия никакого. Герои какие-то немотивированные.rnЯ вообще думала, что это другой роман. Подскажите, как называется книга, в которой старшая сестра главной героини родила ребёнка от индейца и по этой причине у них разлад с отцом. И вот младшая по просьбе старшей крадёт его и отправляется на индейские территории, чтобы переправить его к отцу.
Гордячка - Марш Эллен ТаннерИрчи
6.05.2016, 7.42





Для Ирчи: "Смятение сердца" Фетцер Эми
Гордячка - Марш Эллен ТаннерElen
6.05.2016, 8.32





Elen, спасибо огромное!
Гордячка - Марш Эллен ТаннерИрчи
6.05.2016, 11.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100