Читать онлайн Бегство от грез, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бегство от грез - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бегство от грез - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бегство от грез - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Бегство от грез

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Совершенно иначе представляла Ровена свою первую ночь на континенте. Спартанские условия замка Лесли приучили ее к жизни, лишенной роскоши, и научили быть непритязательной, обходясь самым что ни на есть необходимым. Однако убожество, с каким они встретились в этом городке, превзошло все ее представления!
Ровена недовольно и сердито взглянула на женские юбки, набитые жестким конским волосом, которые должны были служить ей матрасом. С каким довольным видом показывал ей это тряпье хозяин-баск, пытаясь через адъютанта, выполнявшего роль переводчика, объяснить Ровене, что он вовсе не будет ущемлен, если синьорита пожелает спать на них: они почти как новые, никем не использовались вот уже почти четыре года, с тех пор как умерла его жена, и, разумеется, они чистые.
– Так я тебе и поверила, – хмыкнула Ровена, – хоть какие-нибудь вещи и предметы в этом доме с грязными полами, дырявой крышей и уныло-убогой мебелью могут быть чистыми?!
От сырости побелка стен давно уже поблекла, подоконник и мебель, включая и шаткую железную кровать, были покрыты толстым слоем пыли. Ложиться спать Ровена не решалась, так как боялась, что в комнате могут водиться вредные насекомые. Лучше она присядет у окна и будет слушать, как дождь барабанит по крышам, будет думать о миссис Синклер и Аделаиде Такер и завидовать им, ведь она, Ровена, уступила этим женщинам из уважения к их возрасту большую кровать с соломенным матрасом и несколькими простынями, являвшимися личной собственностью сапожника.
«Узнать бы, какие события происходят на фронте», – подумала Ровена, присев на маленькую скамеечку у окна.
Может быть, не все обстоит так уж плохо, можно даже смириться с мыслью, что в этой мрачной, затхлой, лишенной воздуха дыре ей придется терпеливо ждать неделю, может быть, две, а то и три. Она не могла забыть о том чувстве глухого беспокойства, которое заполнило все ее существо, когда она увидела выражение лица капитана Йорка, обменявшегося несколькими фразами с полковником Пемберли-Мартином – после чего они сразу же уехали. Догадывалась Ровена и о состоянии тревожного ожидания, в котором пребывала миссис Синклер, хотя с ней она не обмолвилась ни единым словом.
Ровена беспокойно заерзала на своей приземистой скамеечке. Тарквин еще не появлялся, он даже не счел нужным сообщить им, куда уходит и когда вернется. Ровена предполагала, что его ординарец Пир Исмаил Хан, афганец по национальности, знал о местонахождении капитана, но не пожелал говорить с ней на эту тему.
Именно Пир Исмаил Хан показал им этот грязный, забитый всяким хламом домишко и выполнял роль сопровождающего для полковника Пемберли-Мартина, ехавшего в ландо по немощеным улицам, заполненным грязью и отбросами.
Маленький городишко, прилепившийся к склону горы, выглядел уютным и привлекательным только с палубы пакетбота, вблизи же оказалось, что он наполовину разрушен. За пять месяцев до их прибытия сюда городок был опустошен и разграблен частями английской и португальской армий и теперь представлял унылое и печальное зрелище. Очень мало попадалось домиков с явными признаками человеческого жилья: ставни и двери были плотно закрыты, а из щелей иногда выглядывала мордочка блеющей козы.
Ветераны армии лорда Веллингтона прозябали, ежась от холода в хижинах, сараях и полусгоревших овинах, и когда Ровена видела голодных, плохо обмундированных солдат, с трудом пробиравшихся по раскисшим от грязи улицам, ее охватывал холодный ужас.
– Нельзя ли для них что-нибудь сделать? – сочувственно спросила она у Пир Исмаил Хана, но афганец только покачал головой.
Полковник Пемберли-Мартин объяснил Ровене, что останавливаться сейчас с пустыми соболезнованиями было бы крайне неразумно: они только накличут неприятности. Предостережение полковника было встречено с большим пониманием его женой и миссис Синклер. Через десять минут Ровена, миссис Синклер и Аделаида Такер уже стояли на пороге домика, принадлежавшего сапожнику-баску и прощались с супругами Пемберли-Мартин. Отиллия категорически отказывалась хоть ненадолго покинуть своего супруга и остаться со своими спутницами не захотела, отправившись с полковником в другое место, где им было подыскано временное жилье. А дождь и не думал прекращаться: весь вечер он барабанил в оконные стекла, просачиваясь через незаделанные отверстия в потолке.
Напряженно всматриваясь через окно в дождливую ветреную ночь, Ровена устало размышляла о том, что им придется ждать здесь еще много-много дней, прежде чем о них кто-нибудь вспомнит. Полковнику Пемберли-Мартину сейчас не до них, он занят сбором, анализом и обработкой информации, полученной в порту. Большая часть этой информации, рассудила Ровена, касается событий в штаб-квартирах союзнических армий. Поговаривают, что оба императора – как российский, так и австрийский – не смогли достигнуть соглашения по брюссельской проблеме и, оставшись очень недовольными друг другом, отбыли в противоположных направлениях со своей многочисленной свитой.
По выражению лица полковника Пемберли-Мартина было заметно, что эта новость заставила его серьезно призадуматься и, наверное, вызвала в его голове рой новых мыслей.
А что если намекнуть Пир Исмаил Хану, чтобы он им помог? Помог же он им устроиться в городишке только потому, что его попросил об этом капитан Йорк. Но едва они вошли в дом, афганец, не теряя времени, скрылся за пеленой дождя.
Ровена вздохнула и прислонилась лбом к оконному стеклу. Городок погрузился в темноту, и она ничего не могла рассмотреть, кроме расплывчатых фантасмагорических очертаний соседних домов и слабого мерцания огоньков впереди, у подножия холма.
Тяжело вздохнув, Ровена слегка встряхнула смятые юбки, которые ей приходилось использовать вместо матраса, и неохотно уложила их на постель. Тарквин уверял женщин, что в отношении предоставляемых удобств выбор этого дома представляется наиболее удачным.
– Дом баска – это его крепость, – торжественным голосом произнес Тарквин. – Еще ни разу нога чужестранца не переступала через порог этого дома. Сеньор Луис Аронки вошел в наше положение и дал нам приют в своем жилище.
«Невелико утешение», – с горечью подумала Ровена. Набивка из жесткого конского волоса царапала ее щеку, а капли дождя с потолочных стропил с глухим стуком ударялись о пол.
Ровена испытывала сильное раздражение. Зачем ей изводить себя беспокойными мыслями о том, что менее чем в пятнадцати милях отсюда на земле Франции развернулась жестокая битва. Ей нужно попасть домой. Черт бы побрал этого Тарквина Йорка, бросившего ее тут одну и забывшего о ней!
Ее сморил сон, но он был беспокойным и неглубоким из-за кошмарных сновидений и хлопанья наружных ставен при каждом новом порыве ветра.
Проснувшись утром и выглянув в окно, Ровена не обнаружила изменений погоды к лучшему, дождь лил не прекращаясь. Хозяин принес ей кувшин козьего молока и буханку хлеба. Используя жесты и изъясняясь на языке, ни в малейшей степени не напоминавшем испанский (Ровена предположила, что это один из местных диалектов), Луис Аронки объяснил Ровене, что, кроме молока и хлеба, в доме нет других продуктов. Сельские лавки давно разграблены голодными солдатами тех армейских частей, которые в течение пяти последних месяцев оккупировали Сан-Себастьян. Тем не менее вкус у хлеба был восхитительный, а мед, поданный к хлебу, – невероятно душистый.
Подкрепившись, Ровена ожила, ополоснула руки и спустилась вниз, чтобы узнать, есть ли какие новости.
– Новостей никаких, порадовать нечем, – вымолвила Аделаида Такер, выглядевшая довольно уставшей, хотя и почивала в просторной и удобной кровати. – Ничего другого, как только ждать, нам не остается...
Она была небольшого росточка, миниатюрная, с характером несколько нервическим. Ее руки, оплетенные голубыми жилками и загрубевшие от работы, всегда находились в движении, и если кто-то задерживал взор на этой женщине дольше обычного, то мог составить впечатление, что у нее не хватает смелости смотреть человеку прямо в глаза. Но она обладала добрым сердцем и слушать собеседника умела, как никто другой. Эта черта ее характера очень нравилась миссис Синклер.
– Бедняжка, она панически боится французов, – доверительно, чуть приглушенным голосом обратилась к Ровене миссис Синклер. – Невозможно представить, что случится с ней, да и с нами, если город займут французы! О Господи, – присовокупила она, несколько театрально заламывая руки, – даже подумать об этом страшно. Но нужно отдать ей должное, она права, считая, что нам не остается ничего другого, как ждать, какой оборот примут события.
Дни проходили в тягостном ожидании каких-либо перемен, дожди обложили городок, сделали дороги непроходимыми, так что Ровена и ее спутницы были отрезаны от остального мира. Никто к ним не приходил, чтобы просто поговорить, поделиться новостями, да и у них не было возможности выходить из дома.
Миссис Синклер скрашивала скучные часы ожидания чтением отрывков из Библии, но ни у Ровены, ни у миссис Такер никаких занятий, чтобы отвлечься от унылой действительности, не было.
– А почему бы вам не рассказать мне о вашей семье? – обратилась миссис Такер к Ровене, когда все другие темы вежливого разговора, казалось, были исчерпаны, и у Аделаиды появилось ощущение, что эта маленькая мрачная комната с ее протекающими потолками и невзрачными стенами начинает давить на нее. Ровена, сидевшая спиной к горящему камину, переспросила с некоторым удивлением:
– О моей семье?
– Да. Тилли Пемберли-Мартин сказала мне, что вы француженка. Мне самой это не пришло бы в голову, французское у вас только имя. Но ведь Ровена тоже не исконно галльское имя, как вы думаете? Наверное, в вас есть примесь шотландской крови, а потом ваши волосы...
Ровена засмеялась, ничуть не обидевшись на миссис Такер. Она уже привыкла к различным замечаниям по поводу своих волос.
– Вы родились во Франции, мисс де Бернар? – настойчиво допытывалась миссис Такер. – Признаюсь, мне хотелось бы узнать, почему вы решили возвратиться во Францию именно теперь?
Ровена с готовностью и любезно повторила ту же самую басню, которую Лахлен рассказал капитану Йорку в западном крыле замка Лесли, и дополнила ее, отвечая на просьбу миссис Такер, описанием французской линии своей семьи.
– Старшая сестра моего отца Софи вышла замуж за Анри Карно, который приходится родственником – не знаю точно каким – бывшему военному министру Франции Лазару Карно. Дядя Анри занимается торговлей тканями и владеет крупной фирмой в Берлине, импортирующей шелка из стран Востока. Он даже побывал в Китае, чтобы получше ознакомиться с этим делом. Ничем другим, насколько я помню, он почти не интересовался. Дядя Анри всегда уверяет, что смысл жизни для него в его работе, хотя и довольно необычной. Семья у него дружная.
– И он, конечно, старается обеспечить ей достойное существование и заботится о благополучии и здоровье всех членов семьи? – деловито спросила миссис Такер.
– Конечно, как же иначе! – подтвердила Ровена. – Когда началась война, дядя, не задумываясь, оставил Берлин и перевез тетю Софи и детей в Шартро. Они живут в доме, где поселились мои мать и отец, когда поженились.
– Наверное, это была романтическая любовь?
– Думаю, вы не ошибаетесь. Моя мама часто рассказывала, как они были счастливы. Приглашали друг друга в гости, устраивали вечеринки, танцы по случаю праздника урожая, дегустировали вина, устраивали охотничьи балы... – Ровена замолкла, лицо ее осветилось печальной улыбкой. – Но это было так давно. Еще до того, как родилась я, а Наполеон Бонапарт стал первым консулом Франции.
– А ваши тетя и дядя? Сколько детей у них?
– Две девочки, Мадлена и Жюстина, и мальчик, Феликс, самый младший в семье. Девочек в семье называют Мадлон и Жюсси, но я их плохо помню. Они ходили в школу в Берлине, когда я жила у них, а домой приезжали только на время каникул. Здоровье у тети Софи, как я понимаю, было неважное, и она чувствовала, что ей одной не по силам воспитывать троих. Отца забрали на войну, а тетя, мама и бабушка остались в Шартро одни. Моему брату Симону в то время было только двенадцать лет, а Феликс вообще под стол пешком ходил. После смерти папы дядя Анри стал заниматься в Шартро винокуренным производством, и его помощником в этом деле стал Симон.
– Дел у него, наверное, было хоть отбавляй, – заметила миссис Такер. – А живет ли он по-прежнему в Шартро? Я слышала, что ваша бабушка недавно умерла. Надеюсь, дядя Анри не допустил, чтобы ваша тетушка осталась одна и остро чувствовала одиночество?
Ровена улыбнулась.
– Я не думаю, чтобы кончина бабушки повлияла на его образ жизни и привычки. Симон писал, что большую часть времени он проводит в разъездах. Может быть, поэтому тетя Софи не отослала своих дочерей обратно в Берлин после рождественских каникул в прошлом году, а решила, что им лучше остаться с ней. Должно быть, она действительно чувствует себя очень одинокой после смерти моей бабушки, ведь кроме Симона и Феликса она никого не видит.
– Вот вернетесь вы домой в большую семью, встретитесь со всеми своими кузенами. Как возрадуетесь душой! Вам будет приятно снова увидеться с девочками Карно, с вашим братом и кузеном Феликсом. Надеюсь, вы застанете дома ваших мужчин. А как им удалось избежать призыва на военную службу?
Едва заметная ироническая усмешка появилась на лице Ровены.
– Призыва они избежали, как мне представляется, по причине очень даже неравнодушного отношения императора к коньякам Шартро. Симон писал, что несколько бочек со спиртным ежемесячно отправляют в Тюильри, и если бы Симона заставили служить, то винокурня пришла бы в упадок. А Феликсу только четырнадцать, его возраст не подлежит призыву.
– Ах да, это как-то не пришло мне в голову, – сказала миссис Такер с некоторым беспокойством, так как замечание Ровены заставило ее вспомнить, что менее чем в двадцати милях отсюда французские и английские войска ведут друг с другом сражение. – Как бы хотелось узнать, какая сейчас сложилась обстановка! – энергично продолжала она. – Полковник Пемберли-Мартин обещал забрать нас отсюда, как только удастся выяснить, что опасность миновала и можно снова отправляться в дорогу.
– Я уверена, он не нарушит данного слова, – успокаивающе произнесла миссис Синклер со своего сиденья у окна. – По-видимому, его связной не смог добраться до линии фронта, чтобы выяснить обстановку. Дороги совсем размокли, и попасть в район сражения невероятно трудно.
Длинный день близился к концу, никаких известий для них не было, и бессилие что-либо предпринять сильно раздражало Ровену. Если бы даже для нее нашлась лошадь и удалось усыпить бдительность миссис Синклер, то куда, позвольте спросить, она бы направилась? Ровена подумала, что полковник Пемберли-Мартин еще ни разу не проявил забывчивости и немедленно доводил до их сведения все новости, которые удавалось получить ему самому. Конечно же, полковник с таким же нетерпением, что и они сами, ждет возвращения связного, посланного им в Байонну.
Под натиском медленно наступающей темноты тихо гас свет уходящего дня: дождь как зарядил, так и не прекращался. Любезный хозяин зажег свечи и принес им скромную трапезу. Миссис Синклер предложила ему деньги, но баск только отрицательно покачал головой, дав понять, что уже в достаточной мере вознагражден, и с достоинством удалился в свою крохотную кухоньку, где он устроился, пока в доме обосновались гости.
Раздражение Ровены усилилось.
– Как все это надоело, сил моих больше нет торчать в этом убогом городишке!
– Куда это ты собралась, дорогая? – вопрошающе произнесла миссис Синклер.
– Пойду прилягу. Что-то мне расхотелось ужинать.
В отведенной для нее комнате было сыро и холодно. Ровене безудержно захотелось выйти на воздух, и она сняла свой плед с деревянного колышка, укрепленного над дверью. Ей потребовалось чуть больше минуты, чтобы спуститься вниз и встать под нависающей крышей этого с позволения сказать «коттеджа», прислушиваясь, как дождь выбивает мерную дробь по черепичной крыше и стекает с нее на дорогу. В некоторых местах грязи было по колено, и Ровена подумала, что пробираться по ней – занятие мучительное. Но мысль о возвращении в холодную мрачную комнату приводила ее в отчаяние, кроме того, она хотела попытаться выяснить, какие события произошли.
Ровена не знала, где в данное время разместились супруги Пемберли-Мартин, но она видела, в каком направлении уехала их карета за день до этого.
Стянув узлом волочащийся край юбки, Ровена сошла на обочину. Бурлящие потоки воды неслись по улице, кружась водоворотами вблизи осушительных канав. Когда Ровена наконец добралась до района порта, она насквозь промокла. Дрожа от холода, она остановилась и стала выжимать плед. Море шумело совсем рядом, в нескольких метрах от дороги. Тяжелые волны накатывались на пологий берег и, отступая, оставляли на мокрой гальке поднятые со дна водоросли. Чуть ли не целая флотилия рыбачьих лодок была привязана канатами к причалу, чтобы не сорвало штормовой волной.
Сразу за лодочной пристанью начиналась сильно пересеченная холмистая местность с рядами домов. Именно туда уехала вчера карета супругов Пемберли-Мартин. Ровена натянула на голову капюшон и, медленно обходя наиболее раскисшие участки дороги, двинулась в сторону городка Сан-Себастьян. Когда Ровена, затратив немалые усилия, добралась наконец до первых домов и стала обходить вдоль фасада один из них, с плотно закрытыми ставнями, то едва не была сбита всадником, внезапно вылетевшим из-за угла. Испуганный наездник резко натянул поводья, в последний момент повернув лошадь в сторону. Бледная и перепуганная, Ровена стояла, держась рукой за бок и судорожно глотая воздух.
– Мисс де Бернар! Ну и встреча! У вас ничего не повреждено?
Ровена с трудом приходила в себя. Она узнала лейтенанта Гарольда Синклера, молоденького связного полковника Пемберли-Мартина. Ему было поручено разведать обстановку вдоль линии расположения французских армейских частей. Спешившись, лейтенант еще раз осведомился, не причинил ли ей вреда. Ровена заверила его, что с ней все в порядке. Из деликатности лейтенант не стал допытываться, каким образом она очутилась тут одна, без сопровождения. Однако он настаивал на необходимости немедленно отправиться к полковнику, что, собственно, входило и в планы Ровены.
Дом, где остановились Пемберли-Мартин, стоял на скалистой площадке. Это было странное сооружение из нескольких неровно надстроенных один над другим этажей. В нем устроились многие эмигранты из Англии, которым не нашлось места в гарнизоне.
Миссис Пемберли-Мартин сначала не распознала в дрожащей, заляпанной грязью фигуре Ровену. Но поняв это, она в ужасе всплеснула руками и увела девушку к себе в комнату. Минут через двадцать Ровена снова появилась в прихожей, служившей полковнику рабочим кабинетом, переодетая в сухую одежду, одолженную ей миссис Пемберли-Мартин. На ней было платье из пурпурного муслина, полностью скрывавшее ее стройную фигуру. Рукава платья были такие длинные, что их пришлось закатать до локтя, чтобы рукам было свободней. Мокрые волосы Ровены перепутались, плотно прилипли к голове, отчего вид у нее был жалкий и неухоженный. Миссис Пемберли-Мартин едва в обморок не упала, узнав, что Ровена отважилась одна, в непроглядную ночь пробираться по улицам чужого ей городка, но муж ее, более практичный по складу характера, нетерпеливым жестом заставил ее замолчать:
– Ничего особенного, Тилли, не приключилось. Она жива и невредима, и это главное, – потом он обернулся к Ровене и в голосе его зазвучали нотки отеческой заботы: – Тебе не терпится узнать, есть ли новости?
– Да, признаюсь, это так. Ожидание сделалось совершенно невыносимым.
Полковник не успел промолвить и слова, как в разговор снова горячо вмешалась его супруга:
– Разумеется, тебе не хватило терпения. А я ведь, моя дорогая, кажется, предупреждала тебя, а заодно и Аделаиду и миссис Синклер, что в этом городишке нам искать нечего! – она с укоризной смотрела на Ровену, а затем театрально и чопорно продолжала: – Но в этом доме, несмотря на некоторый избыток постояльцев, тебе определенно понравится. Постельное белье вполне приличное, я проследила, как только поставила здесь свои вещи, чтобы в комнате отскребли от грязи все уголки. Не сомневаюсь, что в последующие две недели мы сможем устроиться здесь с несравненно большим комфортом, чем в той жалкой лачуге, которую вам подыскал капитан Йорк. Так что оставайтесь лучше здесь. Согласны?
Но Ровена повернулась к полковнику, не удостоив миссис Пемберли-Мартин ответом.
– Две недели?! – выдохнула она.
Усталое лицо полковника потемнело еще больше.
– К сожалению, мисс де Бернар, новости весьма неутешительные. Лейтенант Синклер только что вернулся из оккупированного французами района, где отдельные наши части стоят в бивачном лагере. Последняя новость, которую я считаю достоверной, проливает свет на недавние события в Шампобере и Монмирае, где французы нанесли поражение прусской армии. Наполеон сам повел своих солдат в атаку, и я склонен считать, что он намерен вести войну до победного конца, пока страной управляет регентский совет.
Руки Ровены, скрытые складками слишком просторной одежды, сжались.
– Это означает, что победа союзнических армий под Ла-Ротьером в прошлом месяце вовсе не была окончательной, не правда ли? Сейчас Наполеон так же далек от поражения, как и год тому назад!
– К сожалению, дело обстоит именно так. Ровена попыталась придать своему голосу больше ровности и бесстрастности:
– А лорд Веллингтон? Где он?
– Он, несмотря на проливной дождь, отдал своим полкам приказ атаковать части маршала Сульта. Я предполагаю, что он намерен потеснить их близ Байонны, а затем заставить отступить по направлению к Пиренеям, хотя в настоящее время исход кампании предсказать невозможно. Надеюсь, что завтра станут известны свежие новости.
– И вы считаете, что в ближайшие две недели не предвидится никаких изменений к лучшему на границе между Испанией и Францией? Неужели она так и останется закрытой?
– Да, я совершенно уверен в том, что пересекать границу в это время, когда они отчаянно защищаются в Ируне и Совелтоне, чистое безумие!
Голос Ровены выдавал ее отчаяние:
– Но ведь можно ждать до бесконечности, пока дороги станут безопасными для проезда!
– Пойдемте, мисс де Бернар. Я отведу вас наверх, в кухню. Новости, которые сообщил лейтенант Синклер, конечно, тревожные, но это не значит, что нужно забыть о еде. Ведь вы, наверное, сильно проголодались? И подумайте-ка, может, вам не стоит возвращаться, а лучше остаться с нами? Я уверена, что капитан Йорк не стал бы возражать.
Дверь за дамами со стуком захлопнулась. В помещении повисла тяжелая тишина, прерываемая только шумом дождя, стекающего по черепичной крыше. Прошло какое-то время, прежде чем полковник заговорил снова.
– А я вообразил себе, что в штаб-квартире эта новость по-настоящему всех встряхнула, – мрачно сказал он. – Все эти досужие разговоры о победе – пустопорожняя трескотня: здесь они отчаянно дерутся за свои жизни, ибо Наполеон снова подал сигнал к началу сражения в одиннадцатом часу и здорово потрепал их части. Как это ему удалось собрать другую армию? Уму непостижимо, что во Франции осталось в живых еще очень много солдат, готовых снова встать под знамена своего императора! Любопытно было бы узнать, черт подери, как ему, дьяволу, все же удается приводить в исполнение свои планы?
Лейтенант Синклер хотел было ответить полковнику, но в это время дверь в вестибюле с шумом распахнулась и захлопнулась. Пламя горящих свечей дрогнуло, отбрасывая на потолок пляшущие тени. Лейтенант и полковник резко обернулись навстречу вошедшему. Это был высокий мужчина в намокшем плаще. Сняв с головы бобровую шапку, он коротко поприветствовал полковника.
– Надеюсь, не сильно вам помешал? По-видимому, прислуга не услышала моего стука.
– Йорк! – воскликнул полковник Пемберли-Мартин. – Мы не ожидали увидеть вас здесь! Когда вы вернулись?
– Только что.
Тарквин перевел взгляд на лейтенанта.
– Приветствую тебя, Гарри. Итак, ты вернулся. Что слышно?
– Бог ты мой, как ты выглядишь, Квин! – произнес лейтенант и, пока слуга помогал капитану Йорку снять намокшую одежду и принес ему чаю, стал рассказывать последние новости. Тарквин слушал с серьезным видом, изредка задавая вопросы. Когда лейтенант умолк, Йорк перевел взгляд на полковника, рассеянно прохаживавшегося взад-вперед перед закрытыми окнами.
– А каковы ваши обстоятельства, капитан? – спросил полковник, повернувшись к Тарквину. – Я думал, что вы уже возвратились в свой полк.
– До этого дело пока не дошло. Ночь я провел в штаб-квартире лорда Веллингтона в Сен-Жан-де-Люз.
– Хотел бы я знать, как это вам удалось благополучно проскочить мимо позиций в Ируне?
– Огонь артиллерии был таким плотным, что когда я пробирался сюда, то не смог даже...
Полковник жестом прервал Тарквина, вопросительно глядя ему в лицо.
– Что вам удалось выяснить? Мы слышали о победе французов при Шампобере, но не имели совершенно никаких сведений об испанской кампании. И где же теперь части армии Веллингтона?
– Половина из них все еще находится в Байонне, тогда как батальоны генерала Хилла уже находятся на подступах к Пау. Лорд Веллингтон отдал недавно приказ пехотным батальонам продвигаться в направлении Ируна, и вполне вероятно, что две дивизии тяжелой кавалерии подоспеют на помощь пехоте завтра.
– А где находится ваш полк?
– В настоящее время он дислоцируется в районе Ниве, сэр. Я узнал, что наши части окружили город и моя помощь там уже, вероятно, не потребуется. Лорд Веллингтон поручил мне доставить донесение в штаб-квартиру союзников в Шатильоне, и утром я отправляюсь в дорогу.
– В Шатильон?
– Да, сэр.
– Пир Исмаил Хан поедет с вами?
– Да, сэр.
Полковник Пемберли-Мартин рассеянно кивнул.
– Вся эта затея с маршалом Сультом сильно меня беспокоит, – признался полковник, выглядевший усталым и постаревшим. – Те победные сообщения, которые мы получали в Фолмаусе, заставили меня поверить, что испанский коридор в настоящее время свободен. Никогда бы не подумал, что Сульту снова удастся собрать свои потрепанные части. Что еще удалось вам узнать, Квин? Лорд Веллингтон, кажется, лично вас знает? Вам удалось с ним встретиться?
– Когда я прибыл в штаб-квартиру лорда Веллингтона, он собирался отбыть в Сен-Пе, и лорда я видел всего несколько минут. Но я принял меры предосторожности и выслал Исмаила вперед к Ортезу. Сегодня утром ему удалось благополучно добраться до расположения одного из батальонов генерала Гилля. Судя по последнему сообщению, полученному с фронта, Наполеон был вынужден недавно вывести из подчинения Сульта четырнадцать тысяч человек, чтобы пополнить свою армию.
– Это очень хорошая новость! – с энтузиазмом воскликнул лейтенант Синклер. – Не нужно большого воображения, чтобы представить себе, как он обескровил испанскую армию, прибегнув к этой мере.
Тарквин кивнул в знак согласия:
– Очевидно, лорд Веллингтон предвидел это и послал в Гэррис вторую дивизию, чтобы сковать их силы. Исмаил сообщил мне, что к вечеру вчерашнего дня силы этой дивизии вынудили Сульта отдать приказ своим частям начать отход с позиций вдоль линии реки Бидасоа.
– Они действительно начали отход с занимаемых позиций? – спросил полковник, у которого вид был еще более усталым, чем в течение всего дня. – Это же превосходная новость! Исмаил Хану, сумевшему выведать такие важные сведения, доверять можно. Признаться, я всегда удивлялся, Йорк, вашей способности вызвать к себе расположение афганцев. Ну, а чем вас привлек этот Большой Патан? Он же сущий разбойник, обделывающий свои делишки в пограничной полосе.
Патан – термин, которым в Индии обозначают магометан-афганцев и их потомков, носящих большею частью титул ханов.
– Зато большой дока по части шпионажа, – заметил Тарквин.
Полковник не смог сдержать улыбки:
– Большой знаток, это верно.
И, обернувшись к лейтенанту, продолжал:
– Мы с капитаном Йорком служили под началом Уэлси в Индии. В то время я был намного моложе, всего лишь в звании майора, а Йорк набирался жизненного опыта в стычках с зинджами бок о бок с лордом Веллингтоном. Банды безжалостных, отчаянных головорезов – вот кто были эти зинджи. По сравнению с ними Наполеон и его генералы выглядят как участники благотворительного ужина! Вот поэтому Йорк сразу почувствовал характер Исмаил Хана, так ведь? – добавил полковник, обратившись к Тарквину. Затем, помолчав минуту и собравшись с мыслями, полковник опять заговорил: – Итак, Артуру Уэлсли удалось потеснить французов и заставить их отойти обратно к Байонне, верно? Да, человек он настойчивый и целеустремленный, да и как командир весьма толковый. А чем будешь заниматься ты, Квин? Ты сказал, тебя отзывают в штаб-квартиру в Шатильон?
– Да, сэр. Я отбываю утром.
– Тогда мы поедем вместе. Миссис Пемберли-Мартин останется здесь. Конечно, она будет недовольна, но сейчас слишком опасно брать ее с собой: ведь нам придется добираться через район, занятый противником.
– А другие леди? – задал вопрос лейтенант. – Как быть с ними?
Вопрос не сразу дошел до сознания Тарквина. Но он был задан ему, а не полковнику. Он нахмурился:
– О каких леди идет речи, Гарри?
– Да ты что, разве забыл! Мисс де Бернар и миссис Синклер.
Тарквин снова нахмурился, признавая, что забыл о дамах, однако сказал, что им следует оставаться на своих местах, пока все уладится и Анри Карно сможет забрать их с собой.
Полковник Пемберли-Мартин был удивлен таким обескураживающим заявлением капитана Йорка.
– Оставить их в этой развалюхе? Так дело не пойдет, друг любезный. Моя жена считает, что их нынешнее жилище подходит только для свиней.
– Не отрицаю, доля правды в ее замечании есть, – угрюмо согласился Тарквин, – но ведь она не знает Луиса Аронки. В его доме женщины будут в большей безопасности, чем где бы то ни было.
– Старый, полуслепой сапожник! – саркастически заметил Гарри. – Интересно, как это он сможет гарантировать женщинам надежную защиту?
Глаза Тарквина сузились:
– Внешность может быть обманчивой, Гарри. Разве три года, проведенные здесь, на Пиренеях, тебя не научили этому?
– Конечно, научили, но...
– Йорк прав, – коротко заметил полковник.
– Я вспомнил, что сам лорд Веллингтон заметил однажды, что каждый живой испанец может быть уподоблен солдату при оружии, несмотря на род его занятий.
– И Аронки, – сказал Тарквин со значением, – не является исключением из этого правила.
– Мне понятен ход ваших мыслей, – ответил Синклер после непродолжительной паузы.
– Я думаю, что будет гораздо лучше и спокойнее, если женщин забрать оттуда, – задумчиво сказал полковник. – Не пристало англичанкам в чужом городе отрываться друг от друга, живя по разным квартирам. Поселим их в одном месте, где много соотечественников, например в этом доме. Рядом цитадель, где размещается гарнизон. Поскольку я и мои люди этот дом покидаем, то места для наших дам будет достаточно. Распоряжусь, чтобы выставили двух часовых, такая мера предосторожности не будет лишней. Да и Тилли почувствует себя спокойней. Лейтенант, прошу вас проследить за выполнением. Думаю, что и вы, капитан Йорк, не откажетесь уделить мне еще немного времени, пока не уехали.
– Конечно, сэр.
В крошечной спальне с другой стороны коридора стояла Ровена и, затаив дыхание, прислушивалась к шуму голосов, доносившемуся из рабочего кабинета полковника. Некоторое время назад, выглянув из окна кухни, она ужаснулась, увидев приближавшегося Тарквина. Ее испуг объяснялся не тем, что он мог застигнуть ее врасплох: Ровену путало, что капитан Йорк увидит ее в таком нелепом виде, в этой дурацкой огромной сорочке немыслимого цвета. Кроме того, Ровена знала, какова будет реакция капитана Йорка, когда он узнает, что она нарушила его требование не покидать дома Луиса Аронки.
Сославшись на головную боль и необходимость лечь в постель, Ровена торопливо извинилась перед миссис Пемберли-Мартин и удалилась в спальню, где недавно сняла свою мокрую одежду. А так как спальня примыкала к рабочему кабинету полковника, то юная леди невольно подслушала и разговоры, которые там велись. Ее неприятно поразило, что за время своей непродолжительной отлучки из Сан-Себастьяна капитан Йорк совершенно забыл о ней и ее дальнейшая судьба ему, по-видимому, была безразлична.
– Итак, встретимся утром, – услышала Ровена голос полковника Пемберли-Мартина и, выглянув за дверь, увидела, как полковник и капитан Йорк вышли в вестибюль, где слуга подавал лейтенанту Синклеру головной убор.
– Куда путь держите, Квин?
– Обратно в Ирун. Если хотите, давайте встретимся утром на главной дороге. Моему связному придется еще долго ждать, пока и он сможет отправиться в путь, так что я успею все уладить.
Ровена ощутила вспышку раздражения, поняв, что это ее имел в виду капитан. Она была взбешена тем, что он решил оставить ее в Сан-Себастьяне.
Оказывается, Тарквин не торопится выполнять данное им слово, а ведь он обещал самолично встретиться с дядей Генри и препоручить Ровену его заботам. Как он смел оставлять ее одну в доме этого скрытного испанца, не спросив ее, хочет ли она сама этого и как она себя при этом чувствует!
Услышав, как открывается парадная дверь и дворецкий полковника Пемберли-Мартина бормочет слова прощания, Ровена быстро подошла к окну и стала наблюдать, как капитан Йорк седлает лошадь. Отвернув воротник плаща, он хотел было пуститься в путь, но в это время лейтенант Синклер что-то крикнул, и Тарквин придержал лошадь. Ровена увидела, что молодой человек подбежал к нему, что-то объясняя и с помощью жестов указывая в сторону дома. Ровена заметила, что выражение лица капитана Йорка сделалось мрачным.
– Только этого не хватало! – в сердцах пробормотала Ровена. – Он узнал, что я здесь!
Отвернувшись от окна, она лихорадочно бросилась переодеваться, но платье ее еще не просохло.
– Чтобы черти в аду задали ему как следует! – снова возмутилась Ровена, хотя ей было неясно, кого из двух мужчин она имеет в виду.
Ровене очень не хотелось, чтобы капитан Йорк увидел ее в чужой одежде, но оттягивать встречу, а тем более избежать ее уже было невозможно. Ровена наконец решилась и направилась в рабочий кабинет полковника с намерением побыстрее покончить с неприятным разговором. Но платье из гардероба миссис Пемберли-Мартин затрудняло движения, путаясь у нее в ногах. О том, что в таком наряде можно держать себя с достоинством, и думать не приходилось. Тарквин, ожидавший Ровену с чувством плохо скрываемого гнева, бросил на нее быстрый взгляд и внезапно разразился хохотом.
– Капитан Йорк! – укоризненно попеняла ему миссис Пемберли-Мартин.
– Поделом вам, – заговорил он с Ровеной, перестав смеяться. – Сразу видно, что вам пришлось добираться сюда пешком, да к тому же и дождем изрядно вымочило!
Ровена промолчала, но почувствовала, что краска смущения приливает к ее щекам.
– Сейчас не время упрекать девушку, капитан Йорк, – быстро проговорила миссис Пемберли-Мартин. – Мы все в немалой степени обеспокоены нынешней обстановкой. Что касается мисс де Бернар, то она появилась в нашем доме не одна. Ее привел сюда лейтенант Синклер.
Тарквин вопрошающе посмотрел на молодого человека, но тот поднял руки, словно защищаясь:
– Уверяю тебя, Квин, я не заслуживаю упреков. Я столкнулся с ней в районе порта, где она брела, утопая в грязи. Поразмыслив, я решил привести ее в этот дом.
– В вашем поступке есть логика и целесообразность, – заметил полковник.
– Пойдемте, – обратился Тарквин к Ровене. – Я отвезу вас к Аронки. Но вам ведь надо сменить одежду?
– В этом нет необходимости, – сказала миссис Пемберли-Мартин, – Тебе придется поехать вместе с капитаном Йорком, моя юная леди. Свое платье я заберу завтра.
– Благодарю вас, – сухо ответила Ровена.
Молча она вышла вслед за Тарквином в приемную, приняла из рук дворецкого плащ, также одолженный миссис Пемберли.-Мартин. Понятно, что Ровена в нем просто утонула.
Они вышли на открытый воздух. Ветер трепал полы плаща и забрасывал их с резким, глухим хлопаньем назад, заставляя испуганно вздрагивать лошадь, которую полковник Пемберли-Мартин выделил для Ровены. Но капитан рассудил по-своему.
– Нечего терять время, садитесь на мою лошадь, поедем вместе, – обратился он к Ровене.
Та уселась в седло позади Тарквина, подобрав под себя длинные концы плаща и платья. Обхватив капитана за талию и пригнув голову, чтобы защитить лицо от дождя, Ровена про себя отметила, что ни разу в своей жизни она не чувствовала себя такой униженной, как теперь, даже когда Стейплтон Гилмур поцеловал ее в темном коридоре замка Лесли.
Что думает о ней капитан Йорк? Ей страстно хотелось, чтобы он никогда уже не возвращался в Сан-Себастьян. Как она не додумалась покинуть дом Луиса Аронки сразу же? Ей, вовсе не хотелось возвращаться туда с капитаном Йорком по той простой причине, что ей неприятно находиться так близко от него: а ведь в обратный путь она собиралась ехать не с Тарквином, а с тем часовым, которого полковник Пемберли-Мартин выделил для ее охраны. Такие мысли одолевали Ровену, когда она, сидя в седле за широкой спиной Тарквина и прислонившись щекой к его плечу, чтобы укрыться от хлещущих косых струй дождя, возвращалась в дом Луиса Аронки. Всякий раз, когда лошадь спотыкалась о выбоины неровной дороги, Ровена непроизвольно крепче обхватывала талию капитана Йорка, чтобы не упасть. При этом она чувствовала глухое биение его сердца, и ей это вовсе не нравилось!
Ни миссис Синклер, ни Аделаида Такер не признали странное существо в нелепой одежде, появившееся у дверей дома сапожника Луиса Аронки. Миссис Синклер широко распахнула парадную дверь и обратилась к капитану Йорку:
– Это ваша манера, капитан, подшутить над нами таким образом? – спросила она сдержанно.
Вместо ответа Тарквин снял с головы Ровены капюшон, и обе женщины только рот раскрыли при виде ярко-рыжих локонов, которые нельзя было не узнать.
– Ровена! – опомнилась наконец миссис Синклер, которая до сих пор считала, что Ровена спит сном праведника в своей комнате наверху. Не приходилось сомневаться, что у старой леди в запасе было еще много слов и мыслей, „которыми ей хотелось бы поделиться с капитаном Йорком, но он молча прошел мимо нее и втолкнул Ровену в боковую комнату, с шумом захлопнув дверь перед носом возмущенных женщин.
Злые, обидные слова Тарквина, отчитывавшего ее за это безумное путешествие в одиночку по улицам Сан-Себастьяна, парализовали волю Ровены, и она не решалась возражать, сочтя за лучшее держать язычок за зубами. Никогда раньше она не видела Тарквина в таком гневе, как сейчас. Его темперамент проявился вдруг с такой неистовой силой, что это и потрясло ее, и вызвало у нее благоговейный страх. Заканчивая свою гневную речь, Тарквин с удивлением подумал, что ее безропотное молчание только раздражает его. Но эта мысль сменилась другой, еще более удивительной: Тарквину пришло в голову, что из тех женщин, которых он знает, Ровена единственная, кому даже в таком дурацком мешковатом наряде удается сохранить привлекательность. При этой мысли жесткие уголки его рта смягчились до подобия улыбки.
Ровена выпрямилась и спросила:
– Я могу идти, капитан?
– Конечно, мисс де Бернар.
В это время они заметили у дверей неуверенно переминавшегося с ноги на ногу Луиса Аронки. Кивком головы ой поприветствовал Ровену и, отозвав Тарквина, вполголоса что-то ему сказал.
Когда сапожник ушел, Тарквин возвратился в комнату с каким-то озабоченным выражением лица, и Ровена не смогла удержаться, чтобы не спросить:
– Что-нибудь случилось?
Тарквин отрицательно покачал головой, но Ровена нетерпеливо взяла его за рукав.
– Я же чувствую, что-то произошло. Может, мой дядя объявился? Или вести с фронта?
Тарквин нахмурился.
– Разве тебе станет легче, если я скажу, что маршал Сульт оставил сегодня позиции в Гаве д'Олорон и отступил к городу Ортезу?
– Нет.
– Или что он намерен изменить направление и занять этот город?
У Ровены перехватило дыхание.
– Это означает продолжение военных действий, ведь так?
– Луис считает, что война будет продолжена, поскольку лорд Веллингтон сконцентрировал силы своей армии и отдал приказ о наступлении. Прошу меня извинить, мисс де Бернар, меня ждут дела. Надеюсь, вы будете вести себя прилично во время моего отсутствия?
Глаза у Ровены округлились.
– И куда же вы отправляетесь?
– В Ортез, разумеется.
– Но вам... вам же туда нельзя! Это показалось Тарквину забавным.
– Почему нельзя? Мой полк уже там.
– Но, Тарквин, вы не должны!
Ровена торопливо шла за ним, совершенно забыв, что нужно придерживать длинные полы одеяния. Запутавшись в них, она едва не упала, но ее успел подхватить Тарквин. Его руки обвились вокруг ее стройного тела, и он крепко прижал девушку к себе. Это длилось считанные мгновения, и когда Тарквин отпустил ее, Ровена ухватилась за лацканы его мундира.
– Тарквин, прошу тебя, ты не должен уходить!
Он недовольно поморщился и попытался отвести ее руку. Но когда Ровена подняла голову и он увидел ее огромные испуганные глаза, мир перестал для него существовать, все мысли вылетели из головы под натиском внезапно нахлынувшего чувства. С глубоким вздохом он взял ее за подбородок и резко наклонил свою голову к ее губам. У Ровены перехватило дыхание, а земля, казалось, стала уходить из-под ног. Прикосновение губ Тарквина было упругим и уверенным, теплая волна захлестнула все ее тело. Приподнявшись на цыпочки, Ровена крепко обвила руками его шею и прижалась к нему, чувствуя, как его сильные и нежные пальцы, обхватив ее затылок, притягивают ее все ближе. Ее волосы касались его подбородка, и снова губы Тарквина нашли ее и слились в сладостном поцелуе. Чудная истома обволокла ее, растворилась в ее крови и заглушила мучавшие ее страхи.
Позади них без стука отворилась дверь, и Тарквин быстро разжал объятия. Открыв глаза и медленно приходя в себя, как после сна, Ровена заметила, что он улыбается ей. Из-за плеча Тарквина она увидела Луиса Аронки и уловила в его взоре любопытство. Она тяжело вздохнула и покраснела, хотя широкоплечий баск только вежливо наклонил голову, прежде чем обратиться к Тарквину.
– Исмаил Хан уже в пути, – произнес он по-английски. – Возвратится через час или чуть позже.
– Хорошо. Скажи ему, что я выехал раньше. Времени на ожидание не осталось.
– Но чтобы надеть плащ, время, надеюсь, найдется?
Тарквин засмеялся.
– Я всегда знал, что из тебя мог бы получиться отличный камердинер, Луис.
– Сожалею, но я сделал другой выбор, хочу стать революционером. Однако тебе уже пора отправляться в дорогу. Путь до Сен-Пе неблизкий, да и горные дороги опасны.
Тарквин пожал протянутую баском руку и направился к двери. Случайно взгляд его упал на стоявшую у окна Ровену. Ее лицо, затемненное полутенью, было бледнее обычного. Подойдя к ней, Тарквин сдвинул брови.
– К сожалению, тебе придется оставаться здесь до тех пор, пока граница снова будет открыта и пересекать ее можно будет свободно. Надеюсь, что ты проявишь благоразумие и не станешь искать приключений на свою голову.
Ровена только кивнула в знак согласия.
– Хорошо, – он натянул перчатки, давая понять, что по главному вопросу соглашение достигнуто.
– Я позабочусь о переселении всех леди в дом полковника Пемберли-Мартина, – заверил Тарквина Луис. – Или же Пир Исмаил заберет их с собой, когда возвратится.
– В таком случае я могу за них не беспокоиться, – произнес Тарквин и снова посмотрел на Ровену.
Выражение его лица было обычным, оно не отражало никаких затаенных чувств, и трудно было догадаться, что между ними что-то произошло. Тарквин снова заговорил в присущей ему резкой манере:
– Постараюсь сделать все возможное, чтобы передать весточку твоей семье в Шаранте, хотя это будет нелегко. Тебе же даю совет: прежде чем что-то сделать, хорошенько подумай. Это избавит тебя от лишних неприятностей, а то и сохранит жизнь!
С окаменевшим лицом Тарквин покинул комнату. Вслед за ним шел широкоплечий Аронки. Ровена слышала, как в коридоре они обменялись друг с другом несколькими фразами, затем дверь распахнулась и с шумом захлопнулась, и внезапно в доме воцарилась тишина.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бегство от грез - Марш Эллен Таннер



Тяжелое испытание для мозга. Написано зубодробительно, как энциклопедию по домоводству читаешь. Первые главы - это куча ненужной информации обо всем на свете, заунывные размышления о войне и долге. Герои какие-то невнятные, характеры прописаны схематично. Утомляют второстепенные персонажи, их дофига, и они все много размышляют, а нам подробно излагается о чем именно. Шпионская интрига не ахти. Самих главгероев на объем текста до уныния мало, мелькают лишь для необходимой пятиминутки страсти, но даже это не радует. Короче, послевкусие как от позавчерашнего пирога - черство и сухо. Роману не хватает души и эмоций. Сократить бы вполовину и повыкидывать кучу левых персонажей - было бы терпимо. 5 из 10
Бегство от грез - Марш Эллен Таннернанэль
7.01.2014, 2.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100