Читать онлайн Бегство от грез, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бегство от грез - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бегство от грез - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бегство от грез - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Бегство от грез

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

– Я осмеливаюсь утверждать, что они дали мне самую бесславную армию, – зло произнес герцог Веллингтон в редком для него приступе раздражения. – Господи, чего бы я только не заплатил, чтобы еще раз увидеть перед собой на перекличке мою старую испанскую пехоту!
Похожий каждым дюймом на классического героя в своем маршальском красном с золотом мундире герцог Веллингтон, сидя верхом на своем любимце Копенгагене, проводил военный смотр на средневековой площади Брюсселя. Он был невероятно возмущен, когда увидел представшие перед ним войска – эту случайную смесь, собранную со всех концов мира, войска, которые герцог в качестве назначенного союзниками главнокомандующего должен был инспектировать перед походом на отборные и абсолютно преданные своему императору силы Наполеона Бонапарта.
В течение двух месяцев герцогу удалось собрать не более четырех тысяч человек, из которых только треть составляли англичане. Остальные были бельгийцы, чья верность представлялась сомнительной, ганноверцы и рекруты из ганзейских городов, которые считались лояльными, но плохо обученными. Еще были датчане и немного испанцев. Ветеранов, сопровождавших Веллингтона в битвах при Торрес-Ведрасе, Саламанке и Витории, не было. Их части рассеялись по миру, в основном в Северной Америке или по дорогам Европы: собрать их в нужный момент к месту сражения казалось практически нереальным. Британское правительство не смогло обеспечить своим героям соответствующего положения, жалкие остатки английских, шотландских и ирландских батальонов, собранных лордом Ливерпулом, оказались в основном расформированными или находились под командованием малоспособных генералов, переведенных из конной гвардии. Пушки были немногочисленны и тяжелы при наступлении, и не хватало даже возниц для обозных подвод.
Дополнительные силы, обещанные Веллингтону лидерами Венского конгресса, были следующие: австрийские войска, которые были отвлечены войной в Италии, русские войска, которые, несмотря на донесения, приходившие из Польши, находились на значительном расстоянии и двигались медленно. Более надежной казалась помощь прусской армии, которой командовал способный генерал Герхард фон Блюхер, они подошли близко к Бельгии, но окажутся ли они на месте ко времени французского наступления, гарантировать было нельзя. Тем не менее герцог выглядел исключительно хорошо отдохнувшим, безупречно одетым и собранным, его голубые глаза излучали энергию и силу, когда он пристально смотрел поверх красных черепитчатых крыш на бельгийские холмы, ровно и плавно уходящие к горизонту.
– Ей-богу, – вдруг сказал он, – думаю, Блюхер и я справимся с этим делом сами.
Генерал-адъютант Эдвард Барн обернулся к нему, подняв брови.
– Вы действительно думаете, что дойдет до этого? По всем сведениям, Наполеон все еще проводит время в Париже, что должно дать другим время собрать силы. Пиктон должен прибыть на будущей неделе, возможно, с одним или двумя отборными батальонами следом. Португальцы собираются дать свои силы для нашего авангарда.
– Я полагаю, что Бонапарт сейчас может атаковать в любое время, – живо продолжил Веллингтон. – В июне или самое позднее в июле. Он чертовски хорошо знает, что чем дольше он будет ждать, тем больше у него шансов столкнуться с соединенными силами союзников – четырьмя армиями против его нескольких сотен тысяч человек. Обещаю вам, что он проведет мобилизацию так, как мы говорим.
Пристальный взгляд герцога не был больше холодным и устремленным вдаль, а беспокойно осматривал марширующие колонны одетых в яркую форму людей.
– И я буду ждать его, – тихо сказал он, словно обращаясь к самому себе.
Остальной мир ждал тоже. В Лондоне заключались пари против огромной армии герцога Веллингтона. Даже принц-регент сделал опрометчивый ход, поставив на Бонапарта, предсказывая, что французский император войдет в Брюссель и возьмет его к началу июля, а затем возьмет Вену до конца августа.
В Париже, затаив дыхание, продолжали ждать действий Наполеона. Те из французов, кто молился за его победу, как можно громче кричали об этом. Они говорили о великодушии императора, разрешившего простить тех французских официальных лиц, которые поддерживали его при правительстве Бурбонов.
Они пили за его здоровье и восторженно говорили о той памятной ночи в конце марта, когда он наконец вернулся в Тюильри, обожаемый толпой, ожидавшей его появления в тронном зале. Качая головами, они обсуждали судьбу министра иностранных дел Талейрана, который попытался улизнуть и был обвинен в измене, его указы отменены, его дом и имущество розданы толпе.
Венский конгресс медленно приближался к концу. Итоговый договор о соглашениях был поспешно составлен для подписания союзниками, которые намеревались покинуть Вену для вновь созданного штаба в Гельбруне. Там они собирались ждать известий о сражении, которое, как думали в целом мире, могло произойти в любое время.
– Это сумасшествие, такое ожидание, не правда ли? – заметил сэр Эдвард Фрай своему персональному секретарю, когда они читали «Британские новости» на страницах «Курьера» в элегантной комнате для завтраков в Венецианском дворце лорда Чарльза Стеворта, стоявшем у подножия средневековых стен, окружавших императорскую резиденцию Хофбурга. Благодарение Богу, Артур Уэлсли имеет крепкие нервы, клянусь, я бы потерял голову и бежал из Парижа задолго до этого. Вот что я могу добавить.
Его секретарь, который до недавнего времени служил клерком у бригад-майора Тарквина Йорка, военного атташе британского посольства в Париже, мрачно произнес:
– Майор Йорк упоминал в донесении на прошлой неделе, что несколько подготовленных батальонов разоблачены в Бельгии. Он, похоже, считает, что лучшие войска ожидают своего часа в Англии. Он полагает, что наше правительство совершило большую ошибку, отказавшись обратиться к миллионной армии, чтобы регулярные воинские части могли Быть освобождены для службы за границей.
– Майор Йорк абсолютно прав, – заметил лорд Стеворт, входя в комнату и слыша слова секретаря. – Я имел в виду то же самое в докладе лорду Ливерпулу прошлым месяцем, убеждая его прислать лучшие части.
– Но, конечно, Йорк преувеличивает неподготовленность наших войск в Бельгии! – запротестовал Эдвард Фрай.
– Хотелось бы, чтобы это было так, сэр. Но боюсь, мы должны считаться с мнением майора Йорка. Так как, находясь в лагере лорда Аксбриджа, он хорошо знает, насколько плохо складывается общая ситуация.
Это мнение разделялось в остальном мире. Вся Европа была возбуждена, и искаженная информация о развитии событий продолжала наводнять Брюссель. Паника по поводу вторжения Бонапарта достигла безумных размеров в Брюсселе к концу апреля, и город стал напоминать Париж в феврале. Но меньше чем неделю спустя в городе перестали обращать внимание на слухи, в то время как его продолжали наводнять разбухавшие части «бесславной» армии Веллингтона.
В конце мая генерал Блюхер расположился с прусской армией в тысяч человек в Шарлеруа, и сразу снова внимание европейцев было приковано к театру военных действий. И хотя атакам французов не хватало подкрепления, ставки резко поползли вверх. Заключались новые пари. Двадцать к одному в пользу Бони. Герцог Веллингтон, которого сначала хвалили за крепкие нервы и терпение, становился мишенью все более громко звучащей критики. Чего ждал «старый Нози»? Разве он не собирался мобилизовать свои войска? Неужели англичанин ежечасно утрачивал свою миссию спасителя мира? А что касается самого Наполеона? Где была его сила, с которой он побеждал в прошлом своих врагов? Разве он не был осведомлен о том, что русская и австрийская армии быстро приближались к Бельгии, и не надеялся взять поле сражения до того, как кончится лето? Было ясно, что должно что-то произойти. И скоро.
В Шаранте цветение поздней весны наполняло землю. Зазеленели виноградники, покрылись цветами клумбы. Сирень, тюльпаны и гиацинты украсили землю, наполняя своими запахами разбуженный сад. Яблоневые и грушевые деревья были покрыты бело-розовыми цветами, и на пастбищах рядом с кобылицами резвились долговязые жеребята.
Ровена Йорк стояла у окна дома в Шартро, думая о Квине. С того давнего утра, когда она с Исмаилом уехала из Парижа, мысли о муже никогда не покидали ее. Сначала она убедила себя, что никогда не захочет видеть его снова, и, ошеломленная его предательством, не желала говорить о нем с кем бы то ни было, так как ее рана была еще слишком свежа. Но как только Исмаил уехал в Бельгию, она ждала, сгорая от нетерпения, что Квин напишет ей, пришлет хоть слово. Любое слово – даже ненавидящее. Но друг за другом тянулись длинные недели, а он не писал. Конечно, Исмаил сказал ему, что она сожгла письмо, которое он прислал ей из Мальмезона, и Квин принял это как знак того, что их брак окончен. Сердце Ровены изведало всю мыслимую глубину отчаяния, так как теперь, конечно, она глубоко раскаивалась за свой импульсивный порыв.
По мере того как медленно проходили недели, отчаяние Ровены сменилось гневом, и она решила написать Квину, что считает его мелочным, дурно воспитанным и несправедливым человеком, потому что он наказывает ее таким образом. Перепачканные чернилами и пестрящие подчеркнутыми словами письма каждую ночь оставались высыхать на ее туалетном столике только для того, чтобы быть разорванными на кусочки или сожженными в припадке раскаяния на следующее утро.
Постепенно гнев Ровены исчез, но глухая боль утраты не проходила. Беспокоило не только страстное желание снова увидеть Квина, вытеснявшее все другие эмоции, но и страх за него, ужас, порожденный страхом смерти, постоянная мука каждой офицерской жены, особенно потому, что новости, приходящие в те дни из Брюсселя, были почти зловещими.
Наиболее пугающие известия Ровена недавно узнала из длинного письма от Шарлотты Йорк. С ее слов следовало, что части, где служил Квин, будут направлены на передовую, когда линия фронта окончательно выяснится. И там он и его солдаты должны будут отразить натиск французской атаки. Было невыносимо думать, что он может быть ранен или убит. Какое значение имели какие-то размолвки между ними, когда для него возникла реальная угроза погибнуть от пушечного ядра или сабли?
– Я должна увидеть его, – подумала Ровена, глядя на заречные холмы с зелеными виноградниками и распаханными полями. – Я все ему прощу. И, конечно, он простит меня. Невозможно, чтобы такие недостойные чувства, как гордость и обида, встали между нами.
Она должна ехать в Брюссель. Но как? Ее тетя и дядя никогда не позволят ей. Не позволит и Симон, с каким бы пониманием он к ней не относился. Джейми, возможно, согласится сопровождать ее, если она его об этом попросит, но он еще слишком слаб, чтобы выдержать долгое путешествие. Она должна ехать одна или рассчитывать на помощь друзей. Но на кого?
Слоняясь по комнате из угла в угол и ломая руки, Ровена перебирала в уме знакомые имена. Никто в доме не мог ей помочь, ни Жюсси, ни Мадлон, ни кто-то из слуг. Джерард и Полина остались в Париже. Если бы она могла передать письмо Исмаилу! Конечно, он приехал бы и увез ее.
В конце концов Ровена отправилась на поиски Джейми, который, она могла на это рассчитывать, с сочувствием отнесется к ее страхам. Она обнаружила его сидящим на террасе и наслаждающимся солнцем, как он делал каждый полдень, до того как Жюсси забирала его обратно отдыхать. За время болезни он очень похудел, и хотя солнце подрумянило его красивое лицо, загар не скрывал острые очертания его скул и запавшие глаза.
Он дремал, когда Ровена вышла на террасу, но шорох ее юбки по теплым камням разбудил его. Подняв голову, он улыбнулся ей той особой улыбкой, которая, казалось, была у него специально для нее. Протянув руку, он притянул ее к себе, и Ровена села на низкие перила террасы.
Какое-то время оба молчали. Лицо Ровены хранило замкнутое выражение. Солнце сверкало в ее неприбранных рыже-золотых волосах. Она выглядела небрежно, но – Джейми не мог не отметить этого – все равно оставалась очаровательной. Несмотря на ее беспокойство, на ее непричесанные волосы, на то, что она, как и он, сильно похудела, она казалась ему более прекрасной, чем раньше.
И, конечно, Джейми знал почему. Тот, кто глубоко любил сам, видел эти признаки в другом. Хотя случайная трещина пролегла между Квином и его женой, Джейми почувствовал при возвращении Ровены в Шартро, какие большие перемены вызвала в ее бурном темпераменте любовь к его брату. Она сделала Ровену более мягкой, более прелестной, более соблазнительной, чем прежде, и сердце Джейми заныло, когда он увидел печаль в ее глазах и отпечаток острого страдания на лице.
– Я должна ехать в Бельгию, – сказала наконец Ровена. Звук ее голоса заставил жалобно заскулить Клари, лежавшую у ног Джейми.
Джейми усмехнулся, глядя в ее упрямые глаза.
– Я знаю, почему вы пришли ко мне с этим решением.
Фиолетовые глаза раскрылись, и он протянул к ней руку.
– Нет, подождите, не убегайте так опрометчиво. Я не намерен сопровождать вас. Жюсси оторвет мне голову за это.
Лицо Ровены вытянулось.
– Тогда как же я смогу сделать это?
– Вы теперь замужняя женщина, моя любовь, – ласково заметил Джейми, – что означает, что вы имеете право путешествовать одна, конечно, должным образом сопровождаемая служанкой или лакеем.
– Ох, Джейми! Вы знаете, что мои тетя и дядя никогда не согласятся на это.
– Вы спрашивали их?
– Нет, конечно, нет. Но...
– Этой весной в Брюссель съехался весь фешенебельный мир, – подчеркнул Джейми. – Похоже, что среди наших соотечественников стало модным поддерживать военные усилия и моральный дух наших войск. Вы обнаружите там наших августейших леди: герцогиню Ричмонд, леди Гамильтон, леди Гревиль. Все они дают балы и рауты, званые вечера и танцы, собирая деньги для дела и соперничая между собой при редких появлениях нашего всеобщего любимца герцога.
– Вы находитесь в контакте с кем-нибудь там?! – заключила Ровена. – Откуда еще вы можете знать об этом? Кто это, Джейми?
– Мой брат.
Она погрузилась в размышления.
– Квин? Но... но как? Я не видела ни одного письма от него!
– Это потому, что он отправляет их военной почтой. О, не для того, чтобы скрыть их от вас, – добавил Джейми, видя выражение ее лица. – Это... ну... более сложно...
– Опять опутываете все тайной, да? – сухо спросила Ровена. – В самом деле, Джейми, можно подумать, что вы уже достаточно получили! Если Жюсси узнает... Иисусе сладчайший! Но она ничего не знает, не так ли?
– Конечно, нет! Я сказал только вам, потому что, я знаю, вы не пророните об этом ни слова. Как вы можете убедиться, я не буду волноваться, пока снова не поправлюсь, – грустная улыбка тронула губы Джейми. – Хотя для меня очевидно, и Квин согласен, что служба настоящих... шпионов, если вы предпочитаете называть нас так, испытывает невероятную нехватку на севере. У этих проклятых ганноверцев, которых нанял Веллингтон, даже не хватает ума отличить ложные сведения от настоящих. Они добросовестно пропускают их, не удосуживаясь узнать степень их достоверности. Господи, какая страшная путаница, должно быть, от этого в штабах!
– Почему это плохо, Джейми? – спросила Ровена, сразу отложив свои дела.
– Это не совершенно бесполезно, – успокоил Джейми. – Никто на самом деле не верит, что Наполеон может собрать армию на бельгийском фронте до того, как русские и австрийские войска присоединятся к Веллингтону. Простая логика против него И Квин сообщает, что прусское войско Блюхера так близко, что две армии могут быть соединены в любой момент. Правда, он беспокоится об отсутствии нужной информации, снабжающей аванпосты. Армия просто не может функционировать без отражающих положение донесений. Эти проклятые несведущие недоноски! Если только...
Джейми резко поднялся. Он глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. Та, прошлая часть его жизни была теперь окончена. Он был не нужен Веллингтону – или кому-нибудь еще – в его теперешнем состоянии.
– Он... он когда-нибудь спрашивал обо мне? – медленно спросила Ровена.
– Нет.
– Я вижу.
– Да? – бессердечно допытывался Джейми. – Ну, тогда, очевидно, вы не знаете, что с моим братом все в порядке.
– Не знаю? Да. Но я знаю, что он по крайней мере больше не беспокоится обо мне.
Ровена ходила по террасе, не глядя на Джейми.
– Что вы об этом думаете? – наконец спросила она, стараясь выяснить настоящую причину.
Джейми, помолчав, серьезно ответил:
– Молчание Квина говорит мне больше, чем могли бы сказать его слова. Насколько я его знаю – а знаю, черт возьми, хорошо – это означает, что либо он ждет от вас первого шага, либо что ваше примирение слишком важно для него, чтобы просто обращаться к бумаге. Кое-что он может выразить вам только лично.
– Как кстати вы это заметили!
– Вы можете смеяться, если захотите, но я не считаю, что это мудро с вашей стороны, – предупредил Джейми. – Квин просто не может уехать прямо сейчас, чтобы увидеться с вами, Ровена. Конечно, вы это знаете. Но я ставлю на карту свою жизнь, что он бы обязательно приехал, если бы имел хотя бы полшанса.
– Он мог бы написать хоть несколько строчек привета! Но теперь понимаю, что он слишком занят присутствием на балах и раутах, о которых вы рассказали.
Джейми нахмурился точно так же, как Йорк, когда что-нибудь раздражало его.
– Не будьте ребенком, Ровена! Вы же не можете ожидать, чтобы Квин излил вам в письме свое сердце. Это не его стиль, и вы, черт побери, хорошо это знаете!
– Конечно, вы правы, – прошептала Ровена. Взглянув на нее, Джейми пожалел о своих резких словах.
– Я была так сердита, когда Исмаил сообщил мне, что Квина направили в кавалерию, – продолжала Ровена после болезненной паузы, – что не хотела никогда больше видеть его. Я считала, что он предал меня, что он предпочел свою армейскую карьеру мне. Теперь я вижу, какой глупой и эгоистичной я была. Наполеон Бонапарт – страшное чудовище, который вышел за рамки всех человеческих приличий и который во что бы то ни стало должен быть остановлен в своей попытке завоевать Европу второй раз.
– Квин считает так же, – спокойно произнес Джейми. – За это можно умереть.
Спазм боли исказил лицо Ровены.
– Теперь я знаю это, Джейми. И я не имею права осуждать Квина за его решение связать свой путь с судьбой Пира Исмаила Хана и герцога Веллингтона и всех остальных солдат армии союзников. И разве не прекрасна память о тех юношах и мужчинах, которые пали, сражаясь с Наполеоном в первых боях, – как мой кузен Феликс, например, и мальчики Дегу, и муж и сыновья фрау Штольц.
Голова Ровены поникла.
– Вы знаете, Джейми, – наконец сказала она, не глядя на него, – я думаю, Квин не написал мне, потому что он думает, что я не люблю его больше. Нет, не говорите ничего, я знаю, что права. Он мог предположить это, когда я сожгла письмо, которое он написал мне утром того дня, когда отказался от службы во французской армии. Конечно, он должен был решить, что между нами все кончено, после того как Исмаил все рассказал ему.
– А это так? – резко спросил Джейми. Лицо Ровены побледнело и выглядело очень юным.
– Вы же знаете, что нет.
– Тогда скажите ему об этом, ради Бога! Если Квин не может уехать из Брюсселя, чтобы встретиться с вами, тогда вы должны поехать к нему. Поезжайте теперь, пока не стало слишком поздно!
– Как? – прозвучал слабый шепот. Внезапно в глазах Джейми вспыхнул свет.
– Что, если вы будете официально приглашены туда?
– Боюсь, что я не понимаю. Приглашена кем?
– Это очень просто, в самом деле. Предположим, например, что вы получили приглашение на бал к герцогине Ричмонд. Это будет благотворительный бал, который вы как верная сторонница и особа, лично знакомая с герцогом Веллингтоном, не можете себе позволить пропустить.
Ровена повернулась к нему, ее фиолетовые глаза внезапно наполнились надеждой.
– Вы можете сделать это? – спросила она, затаив дыхание. – Можете на самом деле это устроить? – ее юбка стала колоколом, когда она присела рядом с его креслом. – Дядя Анри знаком с герцогом Ричмондом, вы знаете. Они познакомились на придворном балу в Тюильри в прошлом году. Он говорил мне тогда, что герцог произвел на него самое благоприятное впечатление, и я не думаю, что он будет против, если я поеду в Брюссель по его приглашению. Вы в самом деле можете сделать это?
Он улыбнулся. Было невозможно отказать, глядя на ее лицо.
– Я посмотрю, что смогу сделать.


– Ах, Мадлон я не могу. Только не твое свадебное платье.
– О, ради всего святого! Почему нет? Свадьба теперь откладывается до июля, так как Жан настаивает на расширении часовни для церемонии, А тебе совершенно нечего надеть на торжественный бал. Ведь сам старый подагрик Людовик будет там, если сможет притащиться из Гента, и, возможно, ваш английский регент, хотя сомнительно, что он окажется достаточно храбрым, чтобы пересечь Ла-Манш.
Говоря все это, Мадлон разостлала расшитые цветами юбки из белого атласа на покрывале постели.
– Мы легко можем сделать несколько изменений, чтобы это не выглядело так торжественно. Смотри, Жюсси может передвинуть рюши здесь и добавить несколько лент и оборок там. Шитье жемчугом пусть останется, но рукава можно подобрать, чтобы они не были слишком длинными. Что ты думаешь?
– Я... я не совсем уверена, – сказала тронутая ее предложением Ровена.
Все изменилось с того памятного приглашения, на котором стояла печать герцогини Ричмонд. Оно пришло в Шартро три дня назад. Даже Джейми не предполагал, какое волнение оно вызовет. Тетя Софи впала почти в истерическое состояние па поводу приглашения Ровены на бал. Все были сильно возбуждены и думали о том, что делать, пока кому-то не пришла в голову мысль спросить об этом Джейми.
И Джейми был готов к этому. Он холодно объяснил, что в Брюсселе сейчас обосновалось много британцев и ничуть не чувствуется угрозы войны, а раз муж Ровены находится там, то почему бы ей не присоединиться к нему?
Никто не смог возразить на это ни слова.
– Хотела бы я отправиться с тобой, – вздохнула Мадлон, разглаживая красивые расшитые рукава свадебного платья. – Хотя я должна довольствоваться ожиданием здесь, до тех пор пока Жан не закончит свои дурацкие переделки. Пройдет чуть больше двух месяцев, и я стану графиней. В это трудно поверить, не правда ли?
– Да, – сказала Ровена, протягивая руку потрогать мерцающую атласную ткань.
– Если я надену, – подумала она, – аметистовое украшение, которое подарили мне тетя и дядя, когда я выходила замуж, и продену бледно-лиловую ленту в волосы, никто не сочтет мой наряд слишком неуместным. Без сомнения, другие леди будут одеты более впечатляюще.
Но, по правде говоря, Ровену совсем не беспокоило, что подумают о ней брюссельские дамы или как она будет выглядеть на балу у герцогини Ричмонд. Бал не имел для нее никакого значения. Имел значение Квин.
– Я еду к тебе, Квин, – думала она, лежа без сна в своей постели последней ночью перед отъездом в Брюссель. – Пожалуйста, пожалуйста, будь там для меня!
Она закрыла глаза и, как ребенок, изо всех сил пожелала, чтобы это осуществилось, чтобы ее мольба пересекла все эти многие мили и чтобы Квин мог услышать ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бегство от грез - Марш Эллен Таннер



Тяжелое испытание для мозга. Написано зубодробительно, как энциклопедию по домоводству читаешь. Первые главы - это куча ненужной информации обо всем на свете, заунывные размышления о войне и долге. Герои какие-то невнятные, характеры прописаны схематично. Утомляют второстепенные персонажи, их дофига, и они все много размышляют, а нам подробно излагается о чем именно. Шпионская интрига не ахти. Самих главгероев на объем текста до уныния мало, мелькают лишь для необходимой пятиминутки страсти, но даже это не радует. Короче, послевкусие как от позавчерашнего пирога - черство и сухо. Роману не хватает души и эмоций. Сократить бы вполовину и повыкидывать кучу левых персонажей - было бы терпимо. 5 из 10
Бегство от грез - Марш Эллен Таннернанэль
7.01.2014, 2.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100