Читать онлайн Бегство от грез, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бегство от грез - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бегство от грез - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бегство от грез - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Бегство от грез

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

В последующие дни многочисленные гости заезжали в городской дом де Бернаров справиться о здоровье Мадлон. Перестрелка у Сильва, в которой погибли два британских офицера, два гвардейца и сын парижского банкира, стала темой бурных пересудов. О ней говорили на прогулках, в Лувре, в ложах Оперы, в каретах, на церковных скамьях, в магазинах и в салонах.
Любящие посплетничать парижане страстно желали узнать новые подробности. Накал схватки одновременно внушал ужас и воодушевлял. Даже «Монитэр» был вынужден опубликовать пространную статью, в которой французские и английские военные обвинялись в недостатке проявленной морали, а Париж был назван «кровавым и жестоким» местом, где не существовало европейского перемирия. Конечно, плохо, что французские офицеры затеяли стычку с англичанином и австрийцами, но когда убивают невинных горожан... Весь Париж был полностью захвачен этим, и те, кто был знаком с Мадлон Карно, не теряя времени, бросились к ней, чтобы услышать эту историю из ее собственных уст. Мадлон вызывала всеобщее восхищение. Особо достойным посетителям тетя Софи разрешала встречу со своей дочерью, рассказывая в деталях об этом ужасном вечере и о том, как храбро вели себя Мадлон и ее кузина в личных апартаментах этого ужасного графа де Валуа.
– Скоро все это им надоест, – предсказала Жюстина, когда однажды утром лакей внес в комнату, где они завтракали, очередной поднос с горой визитных карточек. – Они только ждут, пока какое-нибудь новое происшествие не займет их. Но это внимание не приносит вреда Мадлон.
– Нет, конечно, нет, – согласилась Софи, сразу заметившая, что в числе посетителей были неженатые мужчины и что среди многочисленных букетов, полученных Мадлон, некоторые были от настоящих джентльменов, которых тетя Софи втайне желала бы подбодрить. Тем не менее она оставалась твердой, не разрешая им навещать Мадлон, пока та оставалась нездорова. Девочка была слишком бледна и худа, и тетя Софи очень хорошо знала, что мужчина может легче смириться с отказом увидеться с юной особой, о которой он мечтал, чем обнаружить, что она не так уж хороша.
– Конгресс в Вене начнется на следующей неделе, – сказал дядя Анри из-за газеты.
Тетя Софи, уставившись на него, спросила:
– Что?
– Конгресс соберется в Вене. На нем наши политики попытаются восстановить границы Европы, которые жирный корсиканец изменил в пользу Франции. Хоть убей, не могу смотреть, как они будут это делать. Нельзя быть хорошим для всех. Начнутся споры, раздоры, ссоры, и секретные договоры, и обидная клевета в отношении маленьких государств, и отказ от собственных слов, и Европа опять станет на край военной пропасти.
– Все равно это не должно беспокоить тех, кто живет в Париже, – беспрекословным тоном произнесла тетя Софи, не обращая внимания на паникерские прогнозы своего мужа.
– О, но как великолепно все это будет, мама! – глаза Жюстины заблестели. – Собирается приехать принц де Беневент, русский царь, прусский император, король Баварии, принц Меттерних из Австрии. Будут балы, и охота, и званые приемы, и вечера – я не могу представить себе титулованной особы, которая пропустила бы такое!
Тетя Софи посмотрела на свою дочь с большой тревогой.
– Откуда тебе это известно, Жюсси?
– Да об этом пишут все газеты! Тетя Софи нахмурилась.
– Я совершенно не одобряю этого, дорогая.
– Софи, оставь, пожалуйста, ребенка! Если Жюстине хочется ощущать себя в курсе событий, не вижу в этом ничего плохого.
– Не видишь? – ядовито осведомилась тетя Софи.
От природы она не была сварливой женщиной, но не могла позволить Анри подрывать ее авторитет в глазах дочерей. Тем более по такому ничтожному поводу... Она презрительно фыркнула. Что знает мужчина о том, в курсе чего должны быть девушки?
Дядя Анри понял свою ошибку. Его Софи была нежной, деликатной супругой, но становилась настоящей фурией, если подвергался сомнению ее авторитет матери.
Этим объяснялась резкость ее слов: таким способом Софи давала понять, чего она хотела достичь при условии, что муж не будет вмешиваться. И дядя Анри не собирался этого делать. Действительно, лучше всего было не продолжать этот спор, и он надеялся, что и она сделает то же самое. Поэтому, когда она молча вернулась к своему кофе, он почувствовал облегчение.
Случайно его рассеянный взгляд остановился на Ровене, сидевший за столом напротив Жюсси.
Анри нахмурился и, пожалуй, первый раз, с тех пор как племянница стала жить у них, посмотрел на нее, как на чью-то потенциальную невесту, внимательно и оценивающе.
Дочь Джулианы была такой же тонкой, стройной и очаровательной, как и ее мать. Ровена же, открытая, умная девушка, несмотря на свою одинокую жизнь в горах Шотландии, вполне соответствовала по своей натуре тому бурному времени, в котором жила. Она была совсем не похожа на двух его кротких дочерей – Анри сейчас ясно это понял. Возможно, кто-то счел бы Ровену натурой податливой, заурядной. Анри не сомневался, что Софи решит, что такую девушку легко будет выдать замуж за обеспеченного, рассудительного француза, который ей приглянется. Или который сам выберет ее.
Вдруг дядюшка Анри подумал о том, что Ровена была как-то странно молчалива с тех пор, как три дня назад вернулась из королевского дворца. Он мысленно содрогнулся, вспомнив о той страшной ночи. Ничего не подозревая, он и Софи отправились спать, уверенные, что их дочь и племянница все еще развлекаются в Лувре. Он не мог забыть ужаса, который охватил его, когда утром он проснулся от стука в дверь и слуга сообщил, что молодые леди прошлой ночью не возвратились. Душераздирающие вопли Софи, требовавшей от него немедленно отправиться искать их, звучали у него в ушах до сих пор.
Он почувствовал огромное облегчение, когда обнаружил подсунутую под дверь записку, подписанную графом де Валуа, в которой нашел объяснение случившемуся.
День прошел в сумбурных впечатлениях, которые Анри не мог ясно отделить друг от друга: Мадлон и Ровена возвратились в экипаже де Валуа, его дочь выглядела настолько уставшей, что у него заболело сердце: Софи настояла, что девочки должны сразу идти спать, а вопросы она задаст им потом: гости, приезжавшие разузнать слухи, распускаемые Адель де Буань, и, наконец, подробный рассказ Ровены о том, как, ничего не подозревая, они присоединились к кружку де Буань, чтобы полакомиться мороженым после осмотра Лувра, и стали жертвами хаоса у Сильва.
Конечно, это был не тот день, который Анри Карно хотелось бы помнить. Он отогнал неприятные мысли и заметил серебряный поднос, который лакей поставил перед ним. Визитки рассыпались по скатерти, и он нахмурился, узнав несколько имен, оттиснутых на них. Ему следовало бы прогнать этих нетерпеливых юных щеголей, посылавших Мадлон цветы, подарки, пригласительные билеты, раньше чем снисходительная Софи подаст им надежду, играя с ними с неистощимым энтузиазмом настоящей свахи. С другой стороны, самой Мадлон явно нравилось их внимание, она выглядела менее худой и бледной. Дядя Анри незаметно вздохнул. Возможно, Софи была права, утверждая, что он ничего не понимает в брачных играх. Но его доводы были подсказаны сердцем, так его дорогие девочки могли попасться в расставленные сети. А они были еще недостаточно взрослыми, чтобы выходить замуж прямо сейчас!
В дверях лакей ясным голосом произнес:
– Гость к мадемуазель де Бернар.
Ровена почувствовала, как у нее екнуло сердце.
– Кто это? – спросила тетя Софи.
– Мадам Бурбулон, мадам. Я просил ее подождать в золотой гостиной.
– О Боже, я забыла, что обещала поехать кататься с ней верхом, – Ровена быстро поднялась, оправляя юбки и ни на кого не глядя. Когда она заговорила вновь, ее голос был спокойным, скрывающим ее внутреннее напряжение.
– Не хочешь ли ты поехать с нами, Жюсси?
– Нет, спасибо. Я обещала Мадлон побыть с ней утром. Мне кажется, ей еще рано вставать с кровати, иначе я боюсь, что она...
Ровена покинула комнату. Она заглянула в гостиную и поздоровалась с гостьей, пообещав, что через минуту вернется, и помчалась вниз по ступенькам, забыв, что на ней утреннее платье, мало подходящее для верховой езды. Вполне естественно, что она забыла предупредить о прогулке Полину. Ровена обо всем забывала в эти дни, и было нетрудно догадаться почему. Она, конечно, опять думала о Квине, ведя себя как сгорающая от любви школьница, у которой на уме только его прекрасное лицо и улыбающийся рот.
Квин пробудил в ней любовь, и она не могла забыть его. Он взял ее лицо в свои ладони и поцеловал так, что земля поплыла у нее под ногами, и она поняла, что это было совершенное, полное счастье. Она страстно хотела его, даже теперь, и ощущала, как набухли от желания ее соски под вышитым корсетом.
Ровена быстро оглядела себя в зеркало, застегивая серый вельветовый жакет. Квин взял ее на руки... а когда утром она и Мадлон покидали королевский дворец, он поцеловал ее нежно и долго, не обращая внимания на покрасневшую от смущения мадам Слюзе. Он обещал приехать к ней, как только сможет, и сердце Ровены возликовало. Конечно, это означало, что он решил остаться во Франции и принять предложение герцога Веллингтона!
Но он не пришел и не написал ни одной записки за все это время, прошедшее с тех волшебных часов в Пале-Рояле.
– Но прошло только три дня, дурочка, – вслух сказала Ровена, но не смогла улыбнуться своему отражению в зеркале. Но в такое великолепное утро она не могла обижаться на Квина или на кого-нибудь другого. В ослепительном синем небе над высокими парижскими крышами стремительно носились ласточки. Квин позовет, как только сможет. Он дал слово. Оставалось только ждать – до утра или до послезавтра, а может, только до полудня. А вдруг записка уже будет ждать ее, когда она вернется после прогулки верхом?
Глаза Ровены скользнули по маленькой шляпке, которую Полина одела на ее высоко взбитые волосы. Перо шляпки щегольски вилось на уровне щек. Из-за мрачного выражения глаза Ровены казались темнее обыкновенного, более темно-фиолетового цвета, чем лесная фиалка. Ее фигура была стройной и соблазнительной, и Полина, отступив, окинула ее восхищенным взглядом.
– Может, у мадемуазель свидание в Люксембургском саду? – вырвалось у нее нечаянно.
Ровена весело рассмеялась:
– Если фортуна будет ко мне благосклонна, то возможно.
Сбежав по ступенькам лестницы, она спустилась в гостиную, где ее ожидала Евгения Бурбулон – двадцатитрехлетняя прелестная блондинка, красоту которой как нельзя лучше подчеркивало нарядное темное платье. Как и у Ровены, выражение глаз Евгении носило печать какого-то скрытого драматизма. Ее род был одним из самых знатных во Франции, ее титулованный супруг считался героем, потому что служил генералом в армии под командованием маршала Нея. Евгения была начитанной и глубоко религиозной и, возможно, слишком строгой для своего возраста. Возможно, это было связано с тем, что она воспитывалась в монастыре Святой Валерии и потом вышла замуж без любви за пожилого генерала империи. И все же она могла быть очаровательной, если этого хотела: ее интерес к искусству, а также те средства, которые она тратила как его покровительница, создали ее салону репутацию одного из самых блестящих во Франции.
Хотя в семье Евгении считали, что ей нравится снисходить до Ровены де Бернар, чтобы образовывать ее, обе молодые женщины чувствовали друг к другу настоящую симпатию. Казалось, они дополняли друг друга. В Евгении было то, чего не было у Ровены: изощренный интеллект, утонченная грациозность и изысканность. А Евгения находила в Ровене непосредственность, глубокий ум и такое открытое сердце, что иногда ей хотелось смотреть на мир через сияющие глаза своей подруги.
И конечно, их объединяла любовь к лошадям.
Ровена настояла на том, чтобы взять из Шартро своего любимого жеребца Терминуса в Париж, и именно его ржание привлекло внимание Евгении, когда Ровена скакала галопом по лужайке Марсова поля несколько недель тому назад. Муж Евгении разводил лошадей, он так же страстно увлекался ими, как и она. Знакомство с Ровеной началось с желания Евгении узнать родословную жеребца. Теперь они вместе выезжали верхом по крайней мере два раза в неделю, и Евгения даже интересовалась, позволит ли дядя Анри пригласить Ровену присоединиться к охоте в Бонмезон, замке ее мужа на Луаре.
– Прекрасная погода для галопа, – выходя, заметила Евгения. – Поедем в лес?
Булонский лес с его озерами и таинственными тропинками, лугами и перелесками находился в некотором удалении отсюда, но сегодня все словно манило поехать туда.
– Почему бы нет? – отважно отвечала Ровена. Начало сентября было теплым, а последние дни по-осеннему ясными. Каштановые деревья уже оделись в золотую листву.
В фаэтоне Евгении они добрались до каменных стен Порт-Дофин. Грум Бурбулонов, держа лошадей под уздцы, помог им сесть верхом. А поскольку в лесу могли встретиться разбойники, он поскакал за ними, держась на расстоянии пистолетного выстрела, – оружие было засунуто у него за пояс.
Париж 1814 года все еще сохранял кое-что от средневекового города. И прежде всего из-за не вымощенных камнем зловонных сточных канав, которые приезжие англичане находили отвратительными.
В последние годы город начал расти – иногда бесконтрольно, часто без заранее обдуманного плана. Прилегающие болота, луга, берега рек с каждым годом все больше и больше застраивались домами. Возможно, именно поэтому Булонский лес приходилось охранять от подобных неуправляемых застроек. Без прогулок в этом парке Ровене трудней было бы справиться с ностальгией по окрестностям Шартро. Таинственная улыбка тронула ее губы, когда она вспомнила о своем решении вернуться домой четыре дня тому назад. Но это было до того, как она узнала, что Тарквин в Париже, – и сразу грязный, шумный город превратился в милый и прекрасный, который она не могла покинуть.
– Как странно, что любовь способна все преобразить с такой легкостью! – подумала она.
Тем временем их лошади скакали по берегам озера Терье и перешли на галоп в свежепосыпанной песком аллее Сен-Дени. Впереди, на подъеме, шумная компания детей, едущая на пикник в экипаже, разразилась смехом. Пустив лошадей рысью, они оживленно обсуждали вчерашний отъезд в Вену Чарльза Джозефа, принца Линь, кузена Евгении. Разговор, естественно, перешел на сам конгресс: их грум никогда бы не мог предположить, что молодые дамы обсуждают такие серьезные темы. Он с нескрываемым удивлением смотрел на юную, изысканно одетую спутницу своей хозяйки.
– Мой дядя не думает, что на этом конгрессе может быть достигнуто что-то существенное. Ему кажется, что политики погрязнут в интригах.
Евгения согласилась.
– Чарльз сказал, что слишком уж много свергнутых принцев надеются вернуть свои владения, маленькие государства хотят стать больше, а ретивые молодые, политики любой ценой стремятся предохранить Францию от ошибок двух последних десятилетий. Невозможно угодить всем им. Я думаю, все они беспокоятся о нас, то есть о Франции. Как мы можем осуждать их – наполеоновских генералов, мечтающих, чтобы Бонапарт был возвращен из изгнания, или солдат, желающих того же. Все они презирают короля.
– Да, Людовик разочаровал всех, – задумчиво произнесла Ровена. – Я думаю, он совершил большую ошибку, урезав размер военной пенсии и сократив содержание офицерам.
– Недовольные солдаты могут взбунтоваться, – согласилась Евгения. – Я совершенно не доверяю им.
Ровена содрогнулась, снова представив себе кровавое столкновение у Сильва. Да еще и надписи, приветствующие Наполеона, которые в последнее время стали все чаще и чаще уродовать стены домов. Не может быть, чтобы люди на самом деле хотели победоносного возвращения этого корсиканского чудовища! Неужели коллективная память Франции была такой короткой? Солдаты, которые всего несколько месяцев назад охотно бросали свое оружие и присягали на верность Людовику XVIII, теперь ворчали о том, насколько лучше им жилось, когда они служили императору, и разговоры в гостиных все чаще сводились к ностальгическим сожалениям о былой славе Франции.
– Я навсегда покину Францию, если они вернут его обратно, – подумала Ровена. – Я не хочу иметь ничего общего с этим проявлением национальной глупости.
Тогда, как считает Тарквин и ее семья, возможно, начнется новая война. Она отказывалась думать об этом. Не могла. Они дорого заплатили за этот мир.
– Надеюсь, найдется какая-нибудь выдающаяся личность, которая доведет до конца цели конгресса, – неожиданно произнесла Евгения.
– Почему бы в таком случае не прислать эту личность сюда?
Ровена подняла голову и без труда узнала человека с орлиным носом, в темно-синем мундире, подъехавшего к ним с противоположной стороны аллеи в сопровождении группы всадников.
– Доброе утро, мадемуазель де Бернар, – сказал он, снимая высокий кивер. – Рад снова видеть вас.
Он сделал полупоклон, представляясь Евгении.
– Ваш муж и я – старые знакомые, мадам. Могу заметить, что отношусь к нему с величайшим уважением..
Его французский был безупречен, и Евгения не могла удержать улыбку, так как трудно было противиться обаянию Веллингтона.
– Я с удовольствием передам ему то, что вы сказали, ваша светлость.
– Позвольте мне представить вас моей свите, – продолжал герцог. – Мадемуазель де Бернар, возможно, видела некоторых из них в посольстве. Лорд Мэнес, мой поверенный в делах, и мистер Эдвард Эриксон, мой заместитель. И, конечно, мадемуазель де Бернар уже знает моего военного атташе майора Йорка.
Сердце Ровены замерло. Она не могла ясно видеть человека на лошади, остановившегося позади герцога, поскольку солнце ярко светило ей в глаза. Теперь она бросила быстрый взгляд на Тарквина, который подъехал ближе и наклонился, чтобы взять ее руку в перчатке.
– Очарован, мадемуазель.
Ровена наклонила голову с холодным, высокомерным видом. Она чувствовала, как сильно бьется ее сердце. Ее рука загорелась, когда губы Квина коснулись ее. Он улыбнулся, давая понять, что понимает ее чувства. Она сделала над собой усилие, чтобы говорить спокойно.
– Я не знала, что вы присоединились к свите посла, майор Йорк.
Ответил Веллингтон:
– Думаю, он не собирался этого делать, дорогая. Он военная косточка, вы знаете, и в первый раз, когда я его об этом просил, он отверг мое предложение. Не понимаю, что заставило его изменить решение.
– Возможно, присутствие такой очаровательной парижанки, – сказал Тарквин, пристально глядя на Ровену и Евгению и улыбаясь. На мгновение его глаза задержались на лице Ровены, и он заметил ее трепетное дыхание, подтверждавшее, что за его насмешливым тоном скрывается правда. Она отвела взгляд, взволнованная его словами. Действительно ли он согласился остаться только после того, как узнал, что она в Париже? Ее сердце пело. Он любит ее! Конечно, он любит!
– Желаю приятной прогулки, леди! – сказал герцог Веллингтон, еще раз приподымая шляпу. – Сожалею, что не можем сопровождать вас, но у нас больше нет свободного времени. До свидания.
Евгения, опершись рукой о бедро, наблюдала, как они поскакали в направлении Мюэту.
– Ну, посмотрим, – сказала она после короткой паузы. – Какая впечатляющая коллекция мужчин, ты не находишь? Ты заметила, с каким интересом один из них пожирал тебя глазами?
Ровена опустила голову. Она надеялась, что ее подруга не заметила краски на ее лице.
– Я думаю, ты ошиблась.
Евгения разразилась легким смехом.
– Это было слишком заметно, дорогая. Конечно, это был он. А теперь ответь-ка, что значит он для тебя?
Ровена мгновенно поняла, что была не в силах скрывать свое хрупкое счастье. О, эта великая, кровавая битва при Сашенах! Неужели он мог хоть на минуту поверить, что может быть спасен от нее теперь?
Письмо ожидало Ровену, когда она возвратилась домой. Оно лежало рядом с флакончиками духов на ее туалетном столике. Не обращая внимания на Полину, Ровена схватила его и распечатала. Она почти ненавидела себя за ту радость, которая охватила ее. Ее волнение усилилось.
– Я должен увидеть вас немедленно. Дело не терпит отлагательств. Буду ждать вас вечером в трактире «Лошади Марли», с часов. Если сможете, приходите одна.
– Как не похожа на Квина эта игра в интриги, – подумала Ровена с внезапной досадой. – Почему он просто не позвал меня домой? Он должен был знать, что дядя Анри был бы рад принять его после всего того, что он и Исмаил сделали для Феликса.
Слегка нахмурившись, она снова прочла записку. Был ли это просто романтический жест или тут таилось что-то серьезное? Ничего в поведении Тарквина сегодняшним утром не говорило ни о чем таком необычном. Как бы там ни было, она выполнит его просьбу и встретится с ним.
Она порылась в своем стенном шкафу и нашла плащ, который спрятала от Мадлон на прошлой неделе. Он был черный, с широченными складками и капюшоном, как раз такой, какой нужен, чтобы проскользнуть инкогнито. Эта мысль заставила Ровену усмехнуться. Ах, ведь она должна была в это время нежиться в постели!..
Мысль о том, что она сможет встретиться с Квином наедине, придала Ровене мужества и находчивости. После истории в кафе Сильва дядя Анри запретил дочерям и племяннице выходить из дому без надлежащего сопровождения. Им не разрешалось выезжать в город без сопровождающих, в особенности потому, что Ровена часто выходила одна со своими друзьями-англичанами. Дядя Анри предупредил, что она может быть по неосмотрительности вовлечена в подобную историю.
Ровена решила сказать, что она собирается к Арабелле Гросвенор-Винтон заплатить карточный долг. С собой она возьмет Полину и лакея Джерарда, который прекрасно владеет огнестрельным оружием. Джерард, возможно, и не заметит, что мадемуазель сделает крюк, чтобы встретиться с кем-то в тени «Лошадей Марли», до того как отправится к Гросвенор-Винтонам, которые снимали дом поблизости от улицы Риволи. Полина тоже никому ничего не скажет, она девушка осмотрительная. Дядя Анри просмотрел много горничных, прежде чем остановил свой выбор на Полине, решив, что ее энергии хватит для того, чтобы окружить заботой трех молодых особ, нуждающихся в опеке. Ему понравилось, что она была застенчивой и не болтливой.
«Я не преднамеренно обманываю его», – подумала Ровена поздним вечером, целуя дядюшку в щеку, в то время как он помогал ей сесть в экипаж. Внутри уже сидела Полина, а на козлах рядом с кучером устроился Джерард.
– Будь осторожна! – предупредил дядя Анри.
– Я только съезжу к Арабелле, – ответила Ровена.
Она выглянула из окна экипажа и опять поцеловала его.
– Обещаю, что не буду задерживаться допоздна.
– Смотри, не опаздывай!
Он стоял, наблюдая за удалявшейся каретой, маленький, толстенький человек, который вдруг показался Ровене старым и перегруженным заботами. Смерть Феликса заметно состарила дядю Анри и тетю Софи, и все же социальные потрясения этой осенью в Париже пошли им на пользу. Дела дяди Анри пошли в гору, если судить по вышколенным лакеям и горничной, которую Анри нанял на прошлой неделе. Он собрался нанять еще горничных для каждой из девушек, так что бедная Полина не выглядела безмятежной.
– Вы чем-то озабочены, Полина? – спросила Ровена.
– О, нет, мамзель! – ответила Полина. – Что вы!
– В эти дни в городе было много волнений, – важно продолжила Ровена. – Действительно, может быть, для проезда не нужно будет специального разрешения.
Кучер медленно тронул и заглянул в карету.
– Пожалуйста, попросите месье Таверне пересесть к нам, – строго сказала ему Полина. – Я и моя хозяйка боимся ехать одни.
Ровена слышала все учащающееся дыхание Полины. Она скользнула взглядом по лицу девушки в свете проплывавших мимо фонарей и увидела, что та покусывает губы и старательно расправляет складки на юбке. Ровене стало смешно. Ее настроение все улучшалось. Ах, Полина, не только вы страстно хотите увидеться с милым сегодня ночью! Джерард перебрался к ним и, смущаясь, сел напротив. Он не разговаривал и не смотрел на них. Тем временем карета неслась вперед, сворачивая налево, на улицу Риволи. Потом она снова повернула налево, проехав большую часть пути до дома Гросвенор-Винтонов, громыхая по улице Святого Флорентина и, замедлив ход, доехала до конца большой площади, которая вот уже двадцать лет была известна как площадь Согласия.
– Вы не могли бы на минуту остановиться? – обратилась Ровена к кучеру, когда они миновали площадь. – Я увидела человека, с которым мне надо поговорить, – она бросила взгляд на Полину и Джерарда, но они, без сомнения, не слышали ее слов. Глаза Полины были опущены вниз, тогда как Джерард с нескрываемым желанием смотрел на ее склоненную голову.
Ровена засмеялась и, подобрав юбки, побежала через улицу.
Ожидание и нетерпение охватили ее, как безлунная тьма. Запыхавшись, она остановилась в тени гордых гарцующих «Лошадей Марли», даже не взглянув на красоту этих статуй. Она огляделась вокруг, с трудом пытаясь успокоиться.
– Мисс де Бернар!
Ровена была в смятении. Человек в черном капюшоне, чьи черты показались ей знакомыми, выступил из темноты. Ровена недоверчиво уставилась на него, поднеся руку к горлу.
– Вы! – выдохнула она. – Что вы делаете здесь?
– Конечно, вы получили мою записку? Иначе вы бы не пришли сюда.
– Да, – согласилась Ровена, пытаясь скрыть свое изумление. Ведь ей и в голову не пришло, что кто-нибудь кроме Тарквина мог написать это письмо.
– Извините, Джейми, – она постаралась говорить спокойно. – Что вам нужно?
Он казался удивленным.
– Ну конечно, услышать ваше объяснение этому случаю. С тех пор как я прочитал о нем в «Мониторе», я очень волновался и хотел узнать все от вас самой. Скажите мне, как ваша кузина? Насколько серьезно она пострадала?
Ровена уставилась на него, ничего не понимая.
– Мадлон чувствует себя прекрасно. Это очень мило с вашей стороны – проявлять такую заботу.
– Мадлон? Это была Мадлон? – Джейми схватил ее за руки. – В газете не было сказано, кто из них был там, – я прочитал только, что одна из дочерей Карно.
– Вы подумали, что это была Жюстина?
Он отпустил руки и желваки заиграли у него на скулах.
– Вы думали, это была Жюстина, и переживали, – слова Ровены закончились звонким смехом, и теперь уже она схватила его за руки. – Вы влюблены в нее!
– Она так молода! – с сожалением сказал Джейми. – Совсем еще ребенок.
– Ей исполнится семнадцать лет в следующем месяце, – строго сказала Ровена. – Достаточно, чтобы выйти замуж.
– Я думаю, ваша тетя намерена вскоре устроить свадьбу? – Джейми отвернулся, так что Ровена не могла видеть его лицо.
– Да, конечно, – бессердечно подтвердила она. – Хотя вам будет приятно узнать, что Жюстина до сих пор отвергала всех своих поклонников. Почему бы вам не предпринять попытку увидеться с ней? Как долго вы еще пробудете в Париже? Я полагаю, вы опять шпионите? Иначе ради чего вы здесь? Хотя я недавно слышала, что вас посылают в Баварию.
Следя за выражением его лица, она разразилась смехом.
– Не надо смотреть с таким удивлением, герр Вольмар. Конечно, вы должны знать, что женщины всегда чрезвычайно любопытны.
– Ровена изменилась, – думал Джейми, глядя на нее. Она теперь отличалась от девушки, с которой он познакомился в Шартро, – более уверенная в себе, более довольная, словом, совсем женщина.
Ему захотелось узнать причину этого.
– Вы слышали что-нибудь о моем брате? – спросил он внезапно и заметил, что теперь была ее очередь удивляться. Но она удивила его снова.
– Да, – лукаво ответила Ровена. – Действительно, он в Париже, ему предложили место военного атташе герцога Веллингтона.
– Ему досталось кровавое место! – сказал он, крепко схватив ее за руки.
– Оставьте меня, Джейми, – сердито сказала Ровена. – Вы обидели меня.
Джейми нахмурился, отпуская ее.
– Извините, я забыл, что вы пришли сюда на минуту. Хотя должен заметить, что ваше чувство юмора оставляет желать лучшего, ей-богу!
– Джейми, – серьезно произнесла Ровена, – я не дразню вас. Квин действительно принял это предложение. Возможно, вы не слышали об этом, потому что официального сообщения еще не было.
Лицо Джейми все больше бледнело, по мере того как Ровена произносила эти слова. Он помолчал несколько мгновений, в течение которых Ровена наблюдала за ним со все возрастающей тревогой.
– Я полагаю, его пребывание здесь может скомпрометировать вас?
– Да, боюсь что так. Понимаете, никто не должен знать, что я в Париже, никто, даже герцог Веллингтон. Только постоянный помощник министра и министр иностранных дел осведомлены об этом. Если Квин это обнаружит... – Джейми отвернулся, проклиная обстоятельства.
– Как он сможет это обнаружить? – спросила Ровена. – Я не нарушу своего слова.
Джейми повернулся к ней, приятно улыбаясь.
– Я знаю. Но есть проблема более сложная. Видите ли, я тоже получил новое назначение.
Хотел бы он знать, что может без ущерба для себя сообщить ей. В конце концов он решил, что она скорее поможет ему, чем будет мешать, если узнает о его миссии.
Мимо, громыхая, мчалась карета, и он подождал, пока она не проехала. Потом он взглянул на нее и его губы скривились.
– Об этом стараются много не говорить, но на жизнь лорда Веллингтона было совершено несколько покушений в прошлом месяце или около того. Это неудивительно, потому что Веллингтон – завоеватель Франции имеет много врагов в стране. Хотя нет видимой силы, способной осуществить новое покушение, министерство иностранных дел не исключает любой попытки. Поэтому посол и его окружение находятся под негласной, но тщательной охраной, и его жизнь может во многом зависеть от тех предосторожностей, которые мы предпринимаем. Конечно, вы понимаете, что наша тайная операция может быть подвергнута опасности, если хотя бы один наш агент будет узнан?
– Это может случиться в тот момент, когда взор британского военного атташе остановится на вас?
Улыбка Джейми стала циничной.
– Да, конечно. И хотя я уверен, что мой брат будет вести себя осторожно, я не могу ни за что ручаться. Конечно, Квин считает, что я служу в прусской армии, так как моя мать и сестра написали ему об этом недавно. И мне будет трудно объяснить ему, почему я избегаю его в Париже. И тогда, Ровена, вы поможете мне, – его глаза широко раскрылись. – Поможете? Да?
– Вы предлагаете мне отвлечь его внимание, не так ли? – она ненавидела себя в эту минуту за краску стыда, которая залила ее лицо.
– Да, именно так, – ответил Джейми. – Прежде всего я хочу, чтобы вы пообещали, что ничего не расскажете ему обо мне, затем будет лучше всего, если вы постараетесь предотвратить любые случайные встречи между нами. Как атташе Веллингтона он, без сомнения, будет приглашен на те же приемы, что и посол. А так как опасность покушения возрастает вне посольства, то увеличивается и возможность моей неожиданной встречи с Квином. Весьма вероятно, он появится на вечере у герцога Ангулемского в Тюильри на будущей неделе. Там намечается грандиозный бал, и я не сомневаюсь, что пригласят герцога Веллингтона. А вы там будете?
Ровена кивнула.
– Да, мы собираемся туда. Дядя Анри уже получил пригласительные билеты.
– Я уверен, что Квин тоже.
– И вы хотите, чтобы я удержала его от поездки на бал?
– Это звучит довольно абсурдно, не так ли? – осведомился Джейми с робкой улыбкой. – Но, действительно, это именно то, чего я хочу.
– Не представляю, как я смогу сделать это. Ведь там будет так много людей.
– Не представляете? – Джейми взял ее за подбородок. – Я полагаю, вы способны занять его время наиболее... подходящим способом.
Он вытащил часы и сказал:
– А теперь я должен идти.
– Никакого послания для Жюсси? – лукаво вставила Ровена, желая смутить его за проявленную дерзость.
– Позаботьтесь о себе, мадемуазель, – ответил Джейми. Он поцеловал ей руку как брат. Но сам не осознал этого. На минуту она почувствовала себя неловко, он же расплылся в улыбке:
– Думаю, я смогу сильно полюбить вас, Ровена де Бернар.
– Я всегда говорила, что вы негодяй, – ответила Ровена, – и это так и есть.
– Благодарю Господа и за это, – поддразнил он ее, но когда она открыла рот, чтобы произнести обличительную реплику, он приложил к ее губам палец.
– Помните, вы обещали, – прошептал он, перед тем как удалиться вдоль балюстрады в направлении Тюильрийских ворот.
Ровена ожидала увидеть, как он пойдет через площадь, освещенную слабым светом звезд, но он так и не появился.
Подождав немного, Ровена тоже повернулась и побежала назад через улицу. Задыхаясь, она подошла к карете. Кучер дремал, и она уже взялась за ручку двери, собираясь бесшумно проскользнуть внутрь, как кто-то внезапно схватил ее за руку. В смятении она обернулась и увидела высокого, тяжело дышавшего после бега мужчину. Она почти сразу узнала эту сердитую сумрачную фигуру – это был не Джейми, а Квин!
– Кто это был?
Голос Тарквина звучал хрипло и так рассерженно, что Ровена побледнела.
– Что-о?
– Я спросил, кто это был. С кем вы разговаривали там, в тени? Тот, кто поцеловал вам руку?
– Вы... вы следили за мной? – прошептала она.
– Да, черт возьми! Я только что приехал из дома вашего дяди, где мне сказали, что вы поехали навестить друзей на улице Риволи. Так как я знаком с Джоном Гросвенор-Винтоном, я решил отправиться туда следом за вами, думая, что вам будет приятно неожиданно встретиться со мной. Можете вообразить мое страшное удивление при виде того, что я заметил у «Лошадей Марли», проезжая площадь Согласия. Приблизившись, я узнал вас, участвующую в приятном тет-а-тете! – Тарквин повысил голос. – А теперь, Ровена, скажите мне, кто это был?
Несколько возможных отговорок пронеслось у нее в голове, но она медленно отказалась от них. Ложь не выручила бы ее в такой ситуации. Даже губы Тарквина побелели от гнева.
– Извините, Квин, – промолвила она спокойно, – но я не смогу вам сказать. Я дала слово.
– О, теперь, Ровена, несомненно, вы можете делать это лучше, чем тогда.
Ровена прикусила губу и покачала головой, борясь с горькими, предательскими слезами, чувствуя себя беспомощной, связанной обещанием, данным Джейми.
Глаза Тарквина сузились.
– Теперь, я думаю, нам не о чем больше говорить, не правда ли? Вы можете вернуться таким же образом.
Он грубо схватил ее и почти втолкнул на сиденье кареты, а затем отрывисто велел кучеру ехать. Свою лошадь он пустил галопом, вслед за каретой, направившейся по улице Рояль к дому де Бернаров. Здесь кучер остановился у обочины, и Тарквин, спешившись, подскочил к экипажу.
– Что вы собираетесь делать? – волнуясь, спросила Ровена, когда он, открыв дверь кареты, потянул ее за собой.
– Я не собираюсь устраивать сцену, если вы это имеете в виду.
– Квин, пожалуйста, – голос Ровены задрожал. – Это не то, что вы подумали.
Он приподнял брови.
– А что я подумал?
– Что у меня было свидание сегодня вечером.
– Но с какой стати я должен так думать? И более того, почему это должно меня волновать?
– Квин...
– Нет, Ровена, я ничего не хочу больше слышать. Вы только что солгали мне, и я уже убедился, как прекрасно вы можете лгать мне – не хуже, чём вашему бедному доверчивому дяде.
Говоря это, он почти стащил ее по ступенькам кареты и резко оттолкнул. Без слов он прошел мимо уставившегося на него лакея и открывшей рот горничной и вскочил в седло.
– Квин, подождите!
Ровена кинулась к нему, схватившись за поводья. Привыкший к ней Сиам стоял смирно, в то время как Квин взглянул на нее сверху с выражением обиды.
– Что еще?
– Это нечестно! Разве вы не допускаете, что можете ошибаться относительно того, что видели! Я никогда не думала, что вы можете быть таким ревнивым!
– Ревнивый! – Это абсурдное замечание поразило Тарквина как удар, и он, быстро наклонившись, схватил ее за запястье.
– У вас хватает дерзости упрекать меня? Вы явно лгали вашей тете и дяде для того, чтобы встретиться наедине с мужчиной поздним вечером? Не смотрите на меня так пристально и ничего не говорите! Вы можете только сожалеть о том, что сказали.
Он неодобрительно тряхнул головой, как бы пытаясь избавиться от своих мыслей о ней.
– Что вы за наказание! Должен признаться, я начинаю испытывать сочувствие к вашему ничего не подозревающему дядюшке. Полагаю, вы собираетесь солгать ему снова, не так ли, когда он спросит, почему вы так быстро вернулись от Гросвенор-Винтонов? Воображаю, с какой готовностью он примет любое объяснение, которое вы выберете, чтобы предложить ему как наиболее подходящее. К сожалению, сегодня я не намерен совершить такую же ошибку.
Он пустил коня в галоп, и Ровена отпрянула назад, боясь быть задетой копытами. Она стояла, подбоченясь, посреди улицы, наблюдая за ним до тех пор, пока он не исчез за углом, затем пошла к дому. На верхней ступеньке лестницы она обернулась.
– Ну? – обратилась она к Джерарду и Полине, – вы намерены стоять там, переминаясь, всю ночь или все же войдете в дом?
Парадная дверь захлопнулась за ней, и Полина с Джерардом обменялись нежными взглядами.
– Ты понял хоть слово из того, о чем они говорили? – шепнула Полина.
Джерард мотнул головой.
– Я плохо понимаю по-английски.
– Черт возьми! Я бы заплатила двадцать су, чтобы узнать.
– Они почему-то выглядели сердитыми. Хотел бы я знать, почему.
– Разве это важно, если у тебя есть такой мужчина? – мечтательно произнесла Полина.
– Джерард! Полина! Сейчас же! – позвала Ровена, строго глядя на них с верхней ступеньки лестницы.
Они поспешили к ней, чуть ли не спотыкаясь друг о друга.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бегство от грез - Марш Эллен Таннер



Тяжелое испытание для мозга. Написано зубодробительно, как энциклопедию по домоводству читаешь. Первые главы - это куча ненужной информации обо всем на свете, заунывные размышления о войне и долге. Герои какие-то невнятные, характеры прописаны схематично. Утомляют второстепенные персонажи, их дофига, и они все много размышляют, а нам подробно излагается о чем именно. Шпионская интрига не ахти. Самих главгероев на объем текста до уныния мало, мелькают лишь для необходимой пятиминутки страсти, но даже это не радует. Короче, послевкусие как от позавчерашнего пирога - черство и сухо. Роману не хватает души и эмоций. Сократить бы вполовину и повыкидывать кучу левых персонажей - было бы терпимо. 5 из 10
Бегство от грез - Марш Эллен Таннернанэль
7.01.2014, 2.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100