Читать онлайн Бегство от грез, автора - Марш Эллен Таннер, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бегство от грез - Марш Эллен Таннер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бегство от грез - Марш Эллен Таннер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бегство от грез - Марш Эллен Таннер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марш Эллен Таннер

Бегство от грез

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Феликса Карно положили в гроб, сделанный из прочного, благородного дуба, из которого делались и коньячные бочки.
Гроб сделал Даниэль Фурно, мастер-бондарь, предложивший свои услуги из уважения к этой семье, для которой он начал делать бочки еще в бытность Джона Стюарта Лесли.
Похороны замышлялись скромные, но маленькая каменная часовня едва могла вместить всех прибывших. Несколько человек приехало издалека: из Ангулема и Сента. Жители из Шартро-сюр-Шаранта приходили целыми семьями и приводили с собой дочерей, которые помогали на кухне и в доме. Ровена не ожидала, что проводить Феликса в последний путь придет так много людей, и она была благодарна за помощь, так как дел было хоть отбавляй. С полудюжиной молодых девушек она заглядывала в спальни и давала им поручения прибрать комнаты и навести в них чистоту, проветрить матрасы и выбить на дворе коврики .Нужно было приготовить для участников похорон поминальный обед, и хотя запас продуктов оказался довольно скромным, на стол можно было подать молочных поросят, маринованные овощи, консервы, варенье, свежие яйца. Вскоре в кухне и в кладовой, буфетной и в спальнях работа кипела вовсю, и помощников здесь собралось гораздо больше, чем даже в те счастливые довоенные дни, когда Джулиана Лесли была молодой цветущей невестой.
– Я так рада, что они пришли и поддержали нас в трудную минуту, сказала Жюстина утром, на которое были назначены похороны.
Она стояла у окна и смотрела в сад, где несколько человек бродили среди зеленеющих клумб.
Легкий ветерок играл женскими юбками и катал по траве чью-то шляпу.
– Я признательна семье Эннесю и мадам Отар за их участие. Феликс мало что значит для них, но мама и папа будут им благодарны.
Ее милое личико, опухшее от слез, наморщилось при мысли о родителях.
– О, почему их нет здесь!
Ровена молчала, зная, что ей нечего сказать Жюстине, чтобы уменьшить горечь ее страдания. И Жюстина, и Ровена слишком хорошо знали, каким тяжелым ударом для тети Софи и дяди Анри станет известие, которое им передаст отправившийся в Париж Симон. Он не хотел ехать, пока не закончит сев, но Ровена настояла. А урожай в этом году они соберут меньший, чем в предыдущие годы. С этим придется примириться.
Ровена накинула на лицо черную вуаль, так как прибыл священник и нужно было идти в часовню.
Симон обещал дяде Анри не сажать нового винограда в этом году, поскольку сбывать спиртные напитки стало некуда. Дядя Анри считал, что сейчас лучше сосредоточиться на каком-либо другом деле, например увеличить площади зерновых или заняться разведением крупного рогатого скота Симон неохотно согласился, и на следующее утро дядя Анри увез свою семью в Париж.
Фрау Штольц поехала вместе с ними, так как тетя Софи вовсе не была уверена в том, что сможет управиться в городском доме без ее помощи.
Мадлон с восторгом думала о Париже. Наконец-то она увидит этот красивый многолюдный город после опостылевшего захолустья. Интересно, откроются ли салоны по пошиву дамской одежды, несмотря на вторжение русских? И следует ли ожидать, что царь, который, как утверждают, имеет весьма привлекательную наружность, соберет ассамблею и пригласит наиболее выдающихся граждан Франции, в число которых, по твердому убеждению Мадлон, будут включены представители рода Карно.
– Думай о Феликсе. – вывела ее из мечтательного состояния сестра. – Не забывай, что в Париж ты отправляешься именно из-за него.
Жюстина решила остаться дома тоже в связи с возможным возвращением Феликса.
Ровена с горечью подумала о том, что события приняли совершенно иной оборот, нежели всем им представлялось. В Париж Феликс так и не попал, а умирать приехал домой. Симону так и не удалось осуществить свои далеко идущие планы о выведении нового сорта винограда.
– Позже я все равно займусь новыми виноградниками, – заверил он Ровену в тот вечер, когда семья Карно собиралась отправиться в Париж. – Фердинанд поможет мне, и, надеюсь, нам удастся нанять в деревне нескольких работников. Добиться отличных результатов, может быть, и не удастся, но сидеть сложа руки я не собираюсь. Я не верю предположению дяди Анри, что ожидается падение спроса на коньяк. Теперь, когда война закончилась, люди хотят позабыть о тяжелых временах. Они осмотрятся вокруг себя и вспомнят о тех хороших вещах, которые раньше доставляли им удовольствие, и снова будут готовы платить свои деньги, чтобы наслаждаться хорошей пищей, прекрасной парфюмерией, одеждой, сшитой у лучших портных. Конечно не забудут они и чудесный аромат коньяка!
«Ах, Симон, – с грустью думала Ровена, возможно, ты и был прав, но какая нам от этого польза?»
Она вспомнила о полном боли вскрике ее брата в тот ужасный день на прошлой неделе, когда он открыл коробку, где хранилась зарплата для рабочих, и обнаружил, что она пуста. Стали лихорадочно просматривать все бухгалтерские книги, которые дядя Анри вел тщательнейшим образом и не доверял никому. После нескольких часов утомительной работы они поняли, в каком удручающем положения находится их семья.
Невероятных усилий стоило дяде Анри скрывать от них очевидное: дюжины неоплаченных счетов, расписки на проданные в прошлом году бабушкины драгоценности, бриллиантовую брошь их матери, свадебное кольцо тети Софи, после продажи которого на вырученные деньги была куплена обувь для Феликса, Жюстины и Мадлон.
Симону пришлось тут же рассчитать Марию, работавшую у них поварихой в течение шести лет.
Ровена же взвалила на свои плечи ответственность за винокуренное производство после внезапной кончины от сердечного приступа Ришара, мастера по купажированию, который ведал всем хозяйством в погребе, где хранились бочки с вином. Ровена вспомнила, что и другие винокуренные заводики в Шаранте испытывали такие же трудности. В конце концов ей приходится утешать себя мыслью, что их винокурня до сих пор не закрылась и работа в ней продолжается. И, слава Богу, они пока избежали участи несчастного Огюста Гие.
– Ровена..
Очнувшись от своих мыслей, Ровена быстро оглянулась. Сквозь свою черную вуаль, словно в тумане, увидела она стоявшего рядом Тарквина.
– Ты что-то хотел сказать?
– Люди собрались и ждут нас. Пойдем.
Он осторожно отвел ее от окна и под руку повел к собравшимся.
Когда проводили последних гостей, день уже шел на убыль. Каждому из присутствовавших на похоронах, даже семьям Отар и Эннесю, считавшимися самыми зажиточными в Шартро, была вручена буханка хлеба и небольшой круг сыра, аккуратно перевязанный ленточками. Жюстина считала, что просто неприлично провожать людей, не одарив их чем-нибудь. Симон, Ровена и Жюсси стояли у входной двери, пожимали всем руки и благодарили за посещение дома.
Наконец двор опустел. Последней скрылась за деревьями подъездной аллеи карета Симона, которая заодно должна была подвезти и кое-кого из гостей.
Жюстина устало вернулась в дом, а Ровена задержалась в дверях, мысленно представляя себе, как карета ее брата сворачивает на почтовый тракт, по которому он сначала доедет до Ангулема, а затем продолжит путь на север через провинции в сторону Парижа. Она глубоко вздохнула, сочувствуя Симону.
На ее плечо мягко опустилась рука. Обернувшись, Ровена увидела рядом с собой Тарквина. За весь день она едва перемолвилась с ним несколькими словами, хотя постоянно ощущала его присутствие. Он немало помог им в эти трудные дни похорон: вместе с Арманом организовывал стоянку для экипажей, помогал Симону рассадить людей в часовне, он же был среди тех, кто нес гроб Феликса в последний путь.
Ровена видела, как спокойно Тарквин беседовал с гостями, сопровождал в сад то одну, то другую даму полюбоваться на цветы, разливал напитки.
Со стороны деревни послышался нежный звон колокола, а в дальнем конце дома Арман закрывал на ночь ставни.
Не говоря ни слова, Тарквин взял Ровену за плечо и повернул ее лицом к себе.
– Ты не могла бы сделать кое-что для меня? – Ровена кивнула головой.
– Ты мне покажешь винокурню? Мне очень хочется осмотреть ее.
Ее фиолетовые глаза расширились.
– Прямо сейчас?
– Если не возражаешь.
– Нет, конечно же, не возражаю.
Она серьезно смотрела на него несколько мгновений, а затем улыбнулась.
– Жюстина была права. Ты странный человек, Тарквин Йорк.
Они вышли на тропинку и направились в сторону поля Тарквин слегка прихрамывал, что становилось заметным всякий раз, когда он уставал.
Солнце быстро заходило, бросая последние отсветы на неторопливо струящиеся речные воды и черепичные крыши Шартро-сюр-Шарант. В винокурне никого не было, и когда Тарквин резко толкнул широкую деревянную дверь, он вспугнул стаю голубей, взлетевших с громким хлопаньем крыльев.
– Виноград, выращиваемый здесь, на северном берегу Шаранты, отличается неповторимым запахом и вкусом, какого не встретишь больше нигде, – объяснила ему Ровена, когда он спросил ее. Она повела его через внутренний двор по направлению к высокой стене, окружавшей надворные постройки.
– У этого сорта винограда легкий привкус фиалок.
– Неужели? Она засмеялась.
– Сам попробуй и оцени.
– Ты хочешь сказать, что виноград, выращиваемый в каждой отдельно взятой области, имеет свой, только ему присущий вкус?
– Конечно. Например, виноград, выращиваемый под Жонзаком, используют при изготовлении более светлого по цвету коньяка, который созревает быстрее, чем приготовленный из наших сортов винограда.
Он прошел через длинный коридор, вдоль стен которого на полках стояли весы, бутыли, внаброс лежали разные по размеру воронки и стеклянные пипетки.
– Настанет день, – продолжала Ровена, – и Симон добьется того, что качество коньяка, изготовленного в Шартро, не уступит самым известным маркам, производимым на больших перегонных заводах. Но для этого нужны время и деньги. И талант истинного мастера.
– Без хорошего носа и тонкого нюха в таком деле тоже не обойтись.
Ровена согласно кивнула.
– Виноград начинают привозить с виноградников в конце октября и в ноябре, – продолжала Ровена, показывая рукой на огромный чан, стоявший рядом с защищенным навесом сараем. Ширина его ворот была вполне достаточной, чтобы пропустить запряженные волами телеги, нагруженные корзинами, до краев наполненными виноградом.
– Некоторые виноградники были заложены еще во времена герцога Гайенского, который стал английским королем Генрихом II. Его жена, Элеонора Аквитанская, всячески поощряла разведение виноградников здесь, в Шартро, и в области Ангулем. В те далекие дни – и вплоть до революции – владельцам поместий было даровано феодальное право собирать виноград раньше своих вассалов. Это, конечно, было несправедливо. В настоящее время мы не приступаем к уборке урожая до тех пор, пока наш мэр не встретится с местными производителями и не обсудит с ними степень зрелости винограда, после чего издается местный указ. Затем виноград давят, чтобы удалить кожицу, перед тем как извлекать сок.
Она показала Тарквину давильный пресс с его большими деревянными рычагами и тяжелой веревкой, с помощью которой он приводится в действие. Ровена рассказала, как сок подвергается ферментации с целью получения светлого, сухого вина, которое после экстрагирования превращается в высококачественный коньяк марки Шартро.
– Вино подогревается здесь, – объяснила Ровена, вводя Тарквина в помещение, где стояли перегонные аппараты. – Процесс осуществляется в течение всей зимы и не сильно отличается от перегонки солода. Мы подогреваем его здесь, – она показала рукой на медный перегонный аппарат, – пока оно не достигнет точки кипения. Пары, содержащие алкоголь, скапливаются в верхней части перегонного аппарата и через трубку, напоминающую по форме лебединую шею, возвращаются в конденсатор. Здесь пары охлаждаются водой и превращаются в жидкость. На этой стадии процесса жидкость имеет мутновато-белесоватый цвет и очень низкий градус крепости. Жидкость снова подвергают перегонке, подогревая ее очень медленно, пока она не становится прозрачной, как кристалл. Из этой светлой, как слеза, жидкости мы получаем молодой коньяк, воду жизни, как любил говаривать Лахлен, когда ты был в Шотландии.
Ровена прервала рассказ и, слегка нахмурив брови, посмотрела на Тарквина.
– Я тебя не утомила своим рассказом? Выражение лица у Тарквина смягчилось.
– Мне интересно слушать.
Ровена повела его на склад и стала показывать бочки, установленные друг на друга в несколько рядов почти до потолка. На каждой бочке мелом был аккуратно выведен год сбора урожая.
– Качество коньяка так же, как и качество пива, во многом зависит от сорта древесины, из которой сделана бочка. Древесина дуба, растущего в провинции Лимузен, богата танином, от которого зависит как цвет, так и аромат коньяка.
А этому в немалой степени способствуют поры, которыми пронизана древесина дуба и через которые происходит испарение, благодаря чему получается коньяк нужной крепости, – подвел итог сказанному Тарквин. – Мне об этом говорил Нил Стрейчленд в Шотландии.
Ровена снова улыбнулась, и Тарквину показалось, что выражение ее глаз изменилось: печаль, затаившаяся в них, исчезла.
– У меня сердце радуется, когда я вижу твою улыбку или слышу твой смех, – Тарквин стоял с ней рядом и его рука ласково гладила щеку Ровены. – Смерть Феликса причиняет тебе сильную душевную боль. Но я думаю, что ты сможешь справиться с ней.
– Я тоже так думаю.
В словах Ровены не чувствовалось уверенности, голос ее странно дрожал, но это, похоже, не было связано с упоминанием имени Феликса. Они довольно долго смотрели друг другу в глаза, затем Ровена повернулась и медленно пошла прочь. Тарквин в это время закрывал на замок двери винокурни. Смеркалось, и через час стало совсем темно. Одинокая звезда ярко горела на горизонте, с дальнего речного берега слышался крик ночной птицы.
– Мне кажется, – заметил Тарквин, – что процесс перегонки коньяка тебя интересует гораздо больше, чем изготовление виски Я вижу ты постепенно начинаешь осваиваться на этой земле, несмотря на все то, что случилось.
– Да, – коротко ответила Ровена.
Ей вдруг стало не по себе от мысли, что скоро наступит час расставания и Тарквин покинет ее и этот дом. Два дня тому назад он послал Исмаила с письмами и инструкциями в Бордо. А вчера попросил Армана проверить, подкован ли Сиам А крепкое рукопожатие, которым он обменялся с Симоном на прощание?! Да, именно на прощание. – так она это поняла.
– Что случилось? – неожиданно спросил Тарквин, останавливаясь и глядя ей в глаза.
– О, Квин, – горестно выдохнула она, – ты действительно нас покидаешь?
Он нежно заключил ее в свои объятия.
– Не поддавайся унынию, милая девочка.
Ровена опустила голову на его плечо, и он бережно прижал ее ладонью Зарывшись лицом в благоуханную мягкость ее пышных волос, он закрыл глаза, и они долго стояли обнявшись, не говоря ни слова и не двигаясь. Наконец Ровена осторожно попыталась освободиться из его сильных рук, но он еще крепче прижал ее к себе.
– Ровена, – начал Тарквин проникновенным голосом, который, словно нежный шелк, ласкал ее слух. Она подняла к нему лицо и увидела в глубине его глаз вспыхивающие огоньки. Сердце ее учащенно забилось.
– Не смотри на меня так, – едва слышно прошептала она.
– А как мне смотреть на тебя? – с нежностью в голосе спросил он, хотя было ясно, что ответа от нее он не ждал.
Он наклонился к ней и медленно, осторожно поцеловал. Поцелуй был нежным и одновременно страстным. У Ровены закружилась голова, она тихо произнесла его имя под усиливающимся требовательным натиском его поцелуев. Они опустились на траву Руки Тарквина ласкали волосы Ровены, и ее пышные локоны струились сквозь его пальцы. Его губы жарко касались ее век, щек, шеи. Уверенной, твердой рукой он сорвал с нее одежды, и она лежала под ним обнаженная на теплой земле.
Прервав поцелуи, Тарквин с жадностью откровенно разглядывал Ровену Она была прекрасна, лунный свет омывал ее тело серебряной волной Ноги у нее были стройными и мускулистыми от тяжелой работы и от долгих часов пребывания в седле. Тарквин склонился над ней, лаская ее атласную кожу. Его руки оказывали на нее магическое действие.
Несмотря на горячее, нетерпеливое желание, он не торопился, действуя с разжигающей медлительностью, усиливая в ней жажду наслаждения, лаская ее своими прикосновениями.
– О Боже, не могу поверить, что так сильно желаю тебя!
Он быстро разделся и лег рядом с ней, целуя ее. Его глаза, черные в лунном свете, излучали яростную страсть и нежность. Ровена придвинулась и взяла ладонями его лицо. Ответное желание пронзило ее от его прикосновений. Ее пальцы перебирали его густые, вьющиеся волосы, их губы вновь и вновь сливались в крепком поцелуе, а обоюдное желание заставляло их тела трепетать, словно в лихорадке. Мускулистые ноги Тарквина скользнули вдоль ее тела, прижались к ее бедрам, и он всем своим весом налег на нее. Ровена чувствовала, как его покрытая жесткими волосами грудь вдавливала ее спину в мягкую траву, а ее бедра ощутили упругую пульсирующую теплоту его мужского естества.
Рука Тарквина скользила вдоль ее бедра, его пальцы уверенно гладили ее плоть. Наконец они коснулись самой интимной части ее тела и стали ласкать ее таким чудесным способом, что Ровена почувствовала невыразимое блаженство. Она была в состоянии экстаза, ее охватила сладостная дрожь. Ровена застонала и разомкнула бедра.
Тарквин осыпал ее жаркими поцелуями, своим языком он щекотал ее язычок, его ладони обхватили ее ягодицы, слегка приподнимая ее тело и крепко прижимая к своему.
Ровена вдруг ощутила пронизывающую боль, когда Тарквин проник в ее лоно, и она не смогла удержаться от вскрика. Услышав его, Тарквин чуть приподнялся, ослабив объятья, но продолжая ласкать Ровену. Постепенно острая боль отступила, сменяясь нарастающим пульсирующим наслаждением, непередаваемо сладостным от ощущения производимых им нежных и размеренных движений внутри нее.
Охваченная страстью, Ровена непроизвольно изгибалась в такт движениям Тарквина, приближаясь и отдаляясь от него, когда он проникал ей внутрь и выходил из нее. Внезапно необыкновенное, до дрожи сладостное чувство охватило Ровену и она снова издала стон, но на этот раз не от боли. Она обхватила руками шею Тарквина и посылала свое тело ему навстречу, чтобы он глубже входил в нее, отчего приятное ощущение усиливалось, тело словно бы пронизывали электрические разряды.
Тарквин еще крепче сжал Ровену в своих объятьях и увеличил ритм своих движений. Неожиданно резким, сильным движением Тарквин погрузился в нее до упора, так что она вскрикнула, как будто внутри у нее что-то взорвалось, и у нее наступил оргазм. Она сильно прижалась к Тарквину всем телом, испытывая такое ощущение, будто мир наклонился и опрокинулся, и их поглотила жаркая и сладкая тьма.
Позднее, когда бурная страсть улеглась, они лежали рядом, молча, освещенные лунным светом.
– Рана, которую ты получил под Виторией, находилась в этом месте? – спросила наконец Ровена. Ее рука нежно касалась шрама, протянувшегося через все бедро Квина.
– Да, именно в этом месте, – Тарквин ожидал, что она отдернет руку, что ей неприятно будет смотреть на глубокий шрам, но реакция Ровены была совсем иной.
– Я понимаю теперь, почему она причиняет тебе такую боль, – сочувственно сказала Ровена. – О, Квин...
– Осторожно, – предупредил он, так как ее рука стала пробираться выше, нежно лаская его, вызывая у него повторное возбуждение.
Она наклонила его голову и улыбнулась ему, ее рука бесстыдно гладила его обнаженное тело. Он глубоко вздохнул и лег спиной на теплую землю. Затем перевернулся, лег на Ровену всем своим тяжелым, мужским телом и взял ее лицо обеими руками. Глядя в ее влажные, страстные глаза, он признался себе, что любит ее, любит с того самого момента, когда она смеялась над ним в коридоре замка Лесли.
– Иди сюда, – сказал он. – Поцелуй меня.
Ровена подчинилась, и они снова предались своей любви.
Домой они возвращались в полной темноте. Теплый ветерок дул им в спину, а направление к дому указывали огоньки в окнах домов в Шартро. Они не держались под руку, во чувствовалось, что между ними царило дружное согласие. Ровена любовалась ночным небом, усеянным мириадами звезд, и чувствовала себя счастливой как никогда в жизни. Она подумала, как неожиданны и странны повороты судьбы: ведь только сегодня днем она принимала участие в похоронах.
Мысли о Феликсе омрачили ее радостное настроение, и ощущение счастья улетучилось. Феликса похоронили, а Квин покинет ее, может быть, завтра, когда Исмаил вернется из Бордо. Она настолько была уверена в этом, как будто он сам сообщил ей вслух о своем отъезде. Она закрыла глаза и прислонилась головой к его плечу.
– Чего нам следует ожидать в ближайшее время, как ты думаешь?
– Точного ответа на этот вопрос у меня нет, – сказал Тарквин, сразу же уловив ее мысль. – И, наверное, никто не сможет предсказать, что случится в ближайшее время. Пройдет, по-видимому, не один месяц, прежде чем жизнь во Франции войдет в относительно нормальную колею. Лорда Веллингтона в скором времени должны отозвать в Англию Ему хотят оказать соответствующие почести, так как за ним утвердилась слава героя нации, какого не было в Англии со времен адмирала Нельсона.
– А что известно об армии, воевавшей на Пиренейском полуострове Какая судьба ждет этих солдат?
– Сейчас они плывут через океан в Северную Америку.
– Уж не затем ли, чтобы принять участие в каком-нибудь военном конфликте?
– Да, конечно. Американский конфликт, янки называют его войной 1812 года, – еще не урегулирован.
– Но как можно посылать туда армию, когда ее рядовые оттрубили пять долгих лет здесь, на Пиренеях?
– Слово «отпуск» недоступно понимаю нашего августейшего премьер-министра. Но, поскольку американцы с дьявольским упорством добиваются победы, война может закончиться прежде, чем я попаду туда.
Сердце Ровены глухо застучало.
– Ты хочешь сказать, что тебе придется отправиться в Америку, если они тебя туда пошлют?
– Если? Почему если? Это, считай, дело уже решенное, я наверняка туда отправлюсь. И приказ об отправке предположительно уже ожидает меня в Тулузе. Не забывай, что я еще получаю денежное содержание как солдат, находящийся на службе у английского короля.
– Но ты же всегда мог отказаться от службы, не так ли?
– А чем же я буду заниматься оставшуюся часть жизни?
Тарквин говорил в шутку, но когда он взглянул на Ровену, то поспешил ее успокоить.
Не смотри так мрачно, любовь моя. Не имеет смысла обсуждать эту проблему.
Она сердито оттолкнула его руку.
– За пять лет, Квин, ты не был в отпуске ни разу!
– Знаю.
– Тогда ты без сомнения заслужил право отказаться от участия в американском конфликте.
– Ровена, ты, по-видимому, меня не поняла. Я сам высказал желание отправиться в Америку.
Она почувствовала, как сердце у нее при этих словах упало: было в них нечто такое, с чем она не хотела мириться.
– Квин, – произнесла она дрожащим голосом.
– Нет, Ровена, – сказал он твердо, давая понять, что уговаривать его остаться бесполезно. Она отвернулась от него. Спина и плечи ее были прямыми. Тарквин почувствовал, как им овладевают беспомощная растерянность и разочарование.
«Вот чертовка! – подумал он. – Она не имеет права наказывать меня таким образом! Неужели она не понимает, что я не собираюсь отказываться от продолжения службы в армии ради того только, чтобы остаток жизни провести с ней, занимаясь перегонкой коньяка. Как бы ни была приятна любовь, нельзя забывать, что я солдат британской армии. А Ровена – женщина, навсегда привязанная к земле».
Молча возвратились они домой, но уже не чувствовалось между ними прежнего согласия. Глаза Тарквина были опущены, он смотрел прямо перед собой в землю, выражение лица у него было неприятным и думал он не о Ровене.
Ровена тоже молчала, но в глазах у нее стояли слезы, хотя она сдерживала себя, чтобы не разрыдаться. Она чувствовала, что между ними разверзается пропасть и ее уже не перешагнуть. Завтра она останется одна, а Тарквин уедет. Сердце Ровены налилось свинцовой тяжестью. Разве можно допустить, чтобы он покинул ее? Без него и жизнь не мила: ни любви, ни счастья. Ее ожидает пустота. Эта мысль ее испугала. Она и представить себе не могла, что он занял в ее жизни такое важное место.
Ровену знобило, и Тарквин, посмотрев на нее, участливо спросил:
– Тебе холодно? Она кивнула головой.
– Ровена, – сказал он мягко, поворачивая ее лицом к себе, – Я не хочу, чтобы ты думала...
– Квин, подожди, – прервала его Ровена, положив свою руку на рукав его мундира и показывая в направлении, где находился внутренний двор дома. – Посмотри туда. Кажется, что там остановилась лошадь Исмаила.
Тарквин резко повернул голову в ту сторону и увидел лошадь, стоявшую перед освещенными лунным светом ступеньками, ее спина блестела, а бока учащенно вздымались.
– Богом клянусь, это он.
– Я думала, что ты ожидал его возвращения не раньше утра.
Ровена тяжело дышала, стараясь не отстать от него.
– Уповаю на божью помощь, что ничего дурного не случилось.
Парадная дверь была открыта, и Жюстина выбежала им навстречу, как только увидела, что они возвращаются. Ее лицо в свете фонарей выглядело очень бледным и испуганным. Ровена подошла к ней. Тарквин же быстрым шагом направился в холл, где Пир Исмаил Хан томился в ожидании.
– Кто это? – зашептала Жюсси, хватая свою кузину за рукав. – Он сказал, что привез письма для майора Йорка. Сначала я не хотела его пускать, но он был настойчив. Даже не знаю, что и делать!
– Ты поступила правильно. Это всего лишь Пир Исмаил Хан, связной майора Йорка.
Глаза у Жюстины расширились.
– Его связной? Ты хочешь сказать, что он солдат? Что в британской армии он оказался по вербовке – с такой бородой и таким... таким ножом? И откуда же он попал к нам?
– Из Афганистана. Жюстину передернуло.
– И майор Йорк терпит его дикий взгляд?
Ровена ничего не ответила. Когда-то она тоже смотрела на Пир Исмаила Хана с неприязнью.
– Что с тобой, Ровена? – спросила Жюсси неожиданно, уставившись на лицо кузины. – Ты плакала?
– С чего ты ваяла? Нет, просто у меня немного болит горло. Пойдем, Жюсси, поможешь мне приготовить завтрак. Им предстоит длинная дорога.
– Откуда ты знаешь? Афганец ничего не говорил об отъезда. Наверное, майор Йорк сообщил тебе, что ему пора уезжать?
– На этот счет не было сказано много слов. Я только знаю, что он здесь не останется. Пойдем.
И не дожидаясь кузины, Ровена быстро прошла по коридору в кухню.
– Ты уверен в том, что все сказанное тобой не является вымыслом? – требовательно расспрашивал Тарквин Исмаила.
Патан утвердительно кивнул.
– Как же мне не быть уверенным? В конце концов я сам перехватил курьера в Бордо, и он настаивал., чтобы ты сразу же передал сообщение в Тулузу. Веллингтон находится там же, где и раньше, хотя на следующей неделе он собирается отправиться в Кале. А слухи, которые о нем распространены, действительно подтвердились. Ему дарован титул герцога.
Исмаил нагнулся, чтобы стряхнуть пыль с брюк, а Тарквин, глядя на него, спросил, четко выговаривая слова:
– Ты что-то не досказал, я чувствую.
Исмаил вопросительно посмотрел на него.
– Не играй со мной в прятки, Исмаил, – произнес Тарквин нетерпеливо. – Я знаю, ты не сообщил мне еще что-то очень важное. Выкладывай!
Лицо патана собралось в тяжелые складки. Тарквин стоял перед ним, скрестив руки на груди, и ждал.
– Я привез для тебя письма, – сказал он наконец. – Пакет с почтой прибыл из Дувра, когда я собирался отправиться в Бордо. Здесь четыре письма, все из Лонгбурна. Я был уверен, что раз писем так много, значит, и содержащиеся в них сообщения малоутешительны.
– Дай-ка их мне.
Исмаил отдал письма. Тарквин с волнением взял их и, прихрамывая, удалился. Всего лишь один раз, кроме этого, он получал из дома такое количество писем одновременно. Дрожащей рукой он надломил печать, которая, как ему было известно, хранилась у его матери. Его словно ударило, когда он пробежал первые строки и вычитал в них имя своего младшего брата Джейми. Нет, этому невозможно поверить!
Тарквин развернул второе письмо, и сразу узнал аккуратный почерк своей матери, леди Изабеллы Йорк: «Дорогой мой сын, мне очень приятно сознавать, что я первой могу сообщить тебе радостную весть о твоем брате, который жив и здоров и служит в прусской кавалерийской бригаде под Бауценом...»
Луиза писала: «Радость наша была безмерной, когда мы получили письмо от Джейми и узнали, что он жив и со здоровьем у него все в порядке...»
А Шарлотта сообщала: «О, Квин, трудно поверить, что можно испытывать такую полноту счастья! Даже теперь ноги сами пускаются в пляс, лишь стоит вспомнить, что Джейми не погиб. Какая благословенная весть!»
Тарквин отложил письма в сторону и, прикрыв рукой глаза, стоял в таком положении несколько минут. Когда он наконец поднял голову, то увидел, что по коридору навстречу ему идет Ровена. Она была одета в черное платье, то самое, в котором ее видели на похоронах Феликса и которое она так беззаботно с себя скинула, когда они лежали в траве и занимались любовью.
Ее лицо в темноте казалось бледным пятном, но когда она вышла из тени и свет лампы осветил ее волосы с красноватым отливом и ее строгий профиль, Тарквин внезапно понял, как ему тяжело будет расставаться с ней.
Когда она подошла к нему, Тарквин коротко и деловито сказал:
– Я выезжаю в Тулузу немедленно. Выражение ее лица было спокойным.
– Тебе нужно ехать. А это вам с Исмаилом подкрепление на дорогу.
В холщовом мешке, который она передала Тарквину, оказались буханка хлеба и бутылка вина. Ровене и Жюстине пришлось, по-видимому, изрядно потрудиться, прежде чем они нашли в опустевших кладовых это незатейливое подкрепление.
Голос Ровены звучал откуда-то издалека:
– Я положила бутылку пино, но распейте ее побыстрей. Оно полностью выдыхается, если находится в теплом месте.
Тарквин остался доволен, так как этот сорт вина ему нравился.
– Прежде чем Симон возвратится, тебе и Жюстине придется побыть одним.
– Мы к этому привычны. В случае чего, здесь рядом Арман и Фердинанд, они нас поддержат.
– А как вы управитесь на винокурне?
Ровена улыбнулась ему:
– О, работы осталось совсем немного. И мы уже решили закладывать посадки винограда.
– Я думаю, что это очень разумно.
– Да, – согласилась Ровена и отвернулась, ее улыбка исчезла. – Почему он ничего не говорит о том, когда вернется? Действительно ли он строит планы относительно поездки в Северную Америку, а ее посвящать в эти планы не хочет? Господи, ей не верится, что сердцем и душой он пребывает на поле сражения!
Тарквин с нежностью смотрел на Ровену, когда она завязывала мешок, предназначавшийся ему в дорогу.
– В мешке находится также бутылка воды для Исмаила. Я знаю, что его религия запрещает пить вино, – она протянула мешок, и Тарквин взял его, стараясь избежать прикосновения.
– Благодарю тебя.
Вместе они вышли на внутренний двор, где стоял на привязи Сиам. Исмаил уже оседлал своего Джангли. Сиам храпел и нетерпеливо переступал с ноги на ногу. Ровена взобралась на ступеньки и держала поводья, пока Тарквин оседлывал Сиама. Она не сразу отпустила поводья, а подождала, пока Тарквин приторочил мешок к луке седла. Голова Ровены была наклонена, она испытывала легкую дрожь на холодном воздухе. Тарквин, сидя в седле, смотрел на нее и чувствовал, что читает ее мысли. Он знал, что Ровена думает о том, найдется ли у него время, чтобы написать ей письмо, и удастся ли ей снова свидеться с ним. О Боже, а ему ведь нечего ей сказать, и обещать он ей ничего не может.
Ровена вопросительно посмотрела в напряжённое лицо Тарквина. Их взгляды встретились и никто из них не опускал глаза. Тарквин нагнулся в седле и поцеловал ее. Он ощутил, что этот поцелуй заставил ее вздрогнуть всем телом, она напряглась, а губы у нее были теплыми и нежными. О, от ее поцелуев можно сойти с ума!
Внезапно Тарквин выпрямился и хлестнул лошадь. Пустив ее в галоп, он выехал на длинную, затененную деревьями аллею. Исмаил следовал за ним.
Вслушиваясь в стук копыт по твердой земле, Тарквин вспомнил о письмах, которые он положил в карман своего плаща. От предвкушения встречи с Джейми у Тарквина поднялось настроение. Если бы не это радостное чувство, его прощание с Ровеной было бы для него более мучительным.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бегство от грез - Марш Эллен Таннер



Тяжелое испытание для мозга. Написано зубодробительно, как энциклопедию по домоводству читаешь. Первые главы - это куча ненужной информации обо всем на свете, заунывные размышления о войне и долге. Герои какие-то невнятные, характеры прописаны схематично. Утомляют второстепенные персонажи, их дофига, и они все много размышляют, а нам подробно излагается о чем именно. Шпионская интрига не ахти. Самих главгероев на объем текста до уныния мало, мелькают лишь для необходимой пятиминутки страсти, но даже это не радует. Короче, послевкусие как от позавчерашнего пирога - черство и сухо. Роману не хватает души и эмоций. Сократить бы вполовину и повыкидывать кучу левых персонажей - было бы терпимо. 5 из 10
Бегство от грез - Марш Эллен Таннернанэль
7.01.2014, 2.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100