Читать онлайн Сон, автора - Марс Кейси, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сон - Марс Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.91 (Голосов: 54)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сон - Марс Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сон - Марс Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марс Кейси

Сон

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

— Говард? Каким ветром тебя занесло?
Говард Маккормик, компаньон покойного мужа Дженни, сидел за рулем сверкающего белого «линкольна-континенталь», припаркованного у тротуара рядом с ее подъездом. Она увидела его, когда возвращалась домой с работы.
— Я весь уик-энд пытался дозвониться до тебя, — сказал Говард, опустив стекло, — но каждый раз откликался автоответчик, и я решил, что тебя нет дома. Наверное, нужно было оставить тебе сообщение. А сегодня днем я звонил в библиотеку; но Милли сказала, что ты занята с каким-то читателем. Когда я перезвонил снова, ты уже ушла.
Говард был высокий, хорошо сложенный мужчина с копной рыжевато-русых волос. В свои сорок лет он был еще весьма привлекателен, к тому же умен и славился деловой хваткой.
— Я пыталась отоспаться, — ответила Дженни, — извини, что не слышала твоих звонков. Может, зайдешь? — Они часто виделись, но свиданиями эти встречи назвать было нельзя. Пока нельзя. Хотя Говард начинал всерьез подумывать об этом.
— В шесть тридцать у меня заседание городского совета, но мне хотелось повидаться с тобой. Раз уж сегодня я занят, может, пообедаем завтра вечером?
Она поглядела на океан, а затем бросила взгляд на причал, чувствуя себя слегка виноватой, поскольку в этот миг думала о встрече с Джеком Бренненом.
— Едва ли, Говард. На завтра у меня есть дела. Может, в какой-нибудь другой день на этой неделе?
— Так, дай подумать… В среду и четверг не выйдет… Пятница подойдет?
— Согласна. Милли на уик-энд уезжает из города. Мне придется покормить ее попугая и проследить за натиркой пола. Я сказала ей, что приду пораньше, чтобы она успела показать мне, где что лежит. А потом я весь вечер буду свободна.
— Хорошо. Тогда я заеду за тобой в восемь. Поедем обедать в «Большую Медведицу и ангела».
— Может, лучше в семь? Если ты привезешь меня домой пораньше, я постараюсь выспаться. — Говард насупился. Она знала, что Маккормик ненавидит, когда что-то заставляет его менять распорядок дня.
— Что ж, идет, — наконец нехотя согласился он, — в семь так в семь. Он высунулся в окно и пожал ей руку. В Говарде были сила и уверенность. Во всяком случае, так ей казалось. А если эти качества временами отдавали властностью и себялюбием, так кто из нас без греха?
— Тогда до пятницы, — сказала Дженни.
Говард кивнул, помахал рукой и нажал на газ, продолжая смотреть в зеркало заднего вида. Дженни стояла на тротуаре и глядела ему вслед.
Говард удовлетворенно улыбнулся. До сих пор он не торопил Дженни, давал время получше узнать его и смириться с тяжестью потери. Это тянулось достаточно долго, но наконец он принял решение. Дженни Остин станет его женой.
Говард затормозил и остановился у перекрестка, думая, как думал уже десятки раз, что Дженни идеально подходит ему. Нежная, любящая, терпеливая и нетребовательная. Готовая супруга политического деятеля. Тихая, спокойная и с безупречным происхождением. Насколько он знал, Дженни Остин даже ни разу не штрафовали за превышение скорости.
Кроме того, он считал, что она чертовски хороша — хрупкая, но чудесно сложена, с красивой грудью, длинными, стройными ногами и тугим маленьким задом. Он был на двенадцать лет старше Дженни, но это не бросалось в глаза. Он сохранил густую шевелюру, холил и лелеял свое рослое, сильное тело (сто восемьдесят три сантиметра и восемьдесят два килограмма) и знал, что женщины находят его весьма привлекательным.
Маккормик был уверен, что они с Дженни будут красивой парой, и мечтал только об одном: чтобы Дженни поскорее махнула рукой на докторов, справилась с потрясением, вызванным гибелью Билла, и вернулась к нормальной жизни. Он все чаще ловил себя на желании заняться с ней любовью. Он овладел бы ею медленно и нежно: такая леди, как Дженни, заслуживала этого. Говард знал, что ее холейое, гладкое тело доставит ему наслаждение, и не мог дождаться того момента, когда окажется с ней в постели.
Ожидая зеленого сигнала светофора, он включил радио. Как ни странно, но до сих пор ему всегда все удавалось. Даже когда дело казалось абсолютно безнадежным, он не опускал рук и оказывался победителем. И ни разу не упустил своей добычи.
Говард вспоминал о Дженни, стоявшей у его машины, думал о том, как чудесно она выглядела в простом костюмчике цвета морской волны. Они увидятся в пятницу. Он поклялся, что в этот вечер поцелует ее в прелестные губы, а не в щеку, как обычно.
* * *
Дженни провожала взглядом длинный белый «линкольн» Говарда, пока тот не скрылся за углом. Странное чувство владело ею. После гибели мужа Маккормик стал одним из ее ближайших друзей. Говард был первым, кому она позвонила, найдя тело Билла, и с этого момента он взял ее под свою опеку. Дженни и представить не могла, что бы она без него делала.
«Линкольн» уже скрылся из виду, а Дженни все еще смотрела на мостовую, испытывая чувство вины. Она была в долгу перед Говардом Маккормиком, поскольку в последние недели стала видеть в нем больше чем друга. Дотти как в воду глядела: их отношения изменились. Дженни сама способствовала этому. Постепенно она начала связывать с Говардом свои планы на будущее.
Почему же тогда она отклонила его щедрое предложение ради того, чтобы побыть несколько минут с Джеком Бренненом? Такой человек, как Джек, никогда бы не смог стать частью ее жизни. В лучшем случае они бы сделались добрыми друзьями. Ну что у них общего? Она не могла себе представить Джека Бреннена разговаривающим о классике, идущим в оперу или хотя бы просто надевающим галстук. Джек и строгий костюм — смешно… Не говоря уже о смокинге.
Молодая женщина вздохнула и направилась к парадному. Наверное, ей надо было испытать что-то новое, немного изменить свою жизнь, еще раз «почувствовать возбуждение», как выразилась Милли… Ясно одно: как бы то ни было, завтра после работы она пойдет на пристань, чтобы посмотреть на корабль Джека. Он пригласил ее — старомодную, скромную Дженни Остин, помощника библиотекаря.
Может, это было обычной данью вежливости. А может, и нет. Во всяком случае, Дженни было любопытно узнать, что о ней думает Джек Бреннен. Что она сама думает об этом красивом мужчине, Дженни еще только предстояло решить.
* * *
Этой ночью Дженни опять видела сон. Но проснувшись в два часа, она не пошла на прогулку по берегу и не поехала в кафе навещать подругу. Ее сегодняшний сон был слишком волнующим, слишком реальным. Не хотелось даже думать о нем, а не то что говорить…
Вместо этого она предпочла нарушить зарок, который дала себе еще в первые месяцы бессонницы. Дженни достала флакончик с хальционом, который ей прописали в клинике, и приняла дозу, вполне достаточную, чтобы уснуть.
Она редко глотала снотворное. Первое знакомство с барбитуратами, а именно с секоналом, закончилось тем, что она целыми днями ползала как сонная муха и была раздавлена депрессией. Когда же она попробовала бросить принимать лекарство, то на своей шкуре испытала мучения начинающего наркомана: головную боль, тошноту и дрожь во всем теле. Урок быстро пошел ей на пользу.
Она пробовала принимать другие формы препаратов, но каждый раз останавливалась, боясь попасть в зависимость от лекарств. Хотя хальцион, который она выпила сейчас, был очень эффективен и поначалу действительно спасал ее от кошмаров, но обладал побочными действиями: вызывал галлюцинации. К счастью, она вовремя почувствовала головокружение. Это был безошибочный симптом начинавшегося привыкания. Лучше было не закрывать глаза на эти трудности и справиться с ними, чем создавать новую, столь же грозную опасность: попасть в плен к лекарству.
Однако время от времени, когда становилось невмоготу, Дженни уступала искушению и позволяла себе роскошь забыться спокойным сном без всяких сновидений. Веки ее начали слипаться, налились свинцовой тяжестью, но в последний момент она вдруг вспомнила кошмарный сон, который поверг ее в смятение и оставил вконец разбитой.
В следующее мгновение она поняла, что этот сон начался точно так же, как предыдущий.
Она стояла в тех же роскошных джунглях и слышала зов барабанов, притягивавший ее не слабее, чем дикарей из недавнего сна.
Грезившаяся ей женщина приподняла над пыльной землей свои пышные длинные юбки и молча двинулась вперед, ближе к танцорам, к их полуобнаженным телам. Дорогое брабантское кружево на манжете зацепилось за колючую ветку акации. Она дернулась, пытаясь освободиться и ничуть не беспокоясь, что порвала прекрасное изделие мехе-ленских кружевниц, повисшее на полосатом рукаве ее муарового платья и прикрывшее запястье.
Женщина безмолвно приближалась к кругу танцующих и подошла к нему почти вплотную. Сон продолжался, ничем не отличаясь от предыдущего, и так же закончился леденящим кровь воем дикарей и пронзительным, визгливым женским хохотом. Дженни хлопала глазами в темноте, а сердце бешено стучало, грозя выпрыгнуть.
Она не хотела думать об этом и поклялась, что не будет вспоминать свой сон. По крайней мере до завтра.
Однако Дженни кое в чем убедилась. Во-первых, в том, что наблюдала за праздником в джунглях действительно женщина. А во-вторых, что действие снов происходит не в настоящем — как ей до сих пор почему-то казалось, — а в весьма отдаленном прошлом.
* * *
В среду вечером, ровно в шесть пятнадцать, Чарли Дентон сунул закладку в книгу, которую читал, и поднялся с койки в каюте первого помощника, куда он переселился, уступив командование «Мародером» Джеку Бреннену. Это произошло в тот день, когда Джеку исполнилось тридцать лет. Через месяц будет как раз три года.
Сначала Джек наотрез отказался занять каюту капитана, но Чарли настоял на своем. Детине вроде Джека куда больше подходила огромная капитанская кровать, и разве имело значение, что он спал в этой кровати не более трех раз в неделю? Как бы то ни было, Джек заслужил место капитана. Он трудился на «Мародере» не разгибая спины и был для Чарли куда дороже собственного сына Роберта, настоящего исчадия ада, даром что тот был его плотью и кровью.
Бобби сидел в тюрьме, и уже не в первый раз. Началось это в пятнадцать лет, когда его выгнали из школы. Конечно, Чарли винил во всем себя, хотя, прикидывая так и сяк, не мог понять, в чем же заключалась его ошибка. Он пытался помочь парню взяться за ум, делал все, чтобы дать ему возможность исправиться, но дело, наверное, заключалось в том, что Бобби был испорчен от природы. Воровать было легче, чем работать, а наркотики очень скрашивали жизнь…
Дентон благодарил Бога, что тот послал ему в утешение Джека, заменившего ему, Чарли, сына. Хотя сейчас он бы с большим удовольствием дал названому сынку хорошего пинка под зад.
Выкидывая на причал сходни, он посмотрел на часы. Было почти шесть тридцать; вот-вот должна была появиться Дженни Остин — девушка, которую Джек пригласил в гости.
К несчастью, самого Джека на борту не было.
Чарли негромко выругался, обозвав своего друга дураком и добавив несколько слов покрепче. Планы Джека в отношении малютки Дженни изменились. Как выразился Бреннен, она была не в его вкусе. Он хотел от женщин только одного, а Дженни была совсем из другого теста. К великому огорчению Чарли, Джек ушел в бар «Морской бриз».
И Чарли знал, почему он это сделал.
Джек Бреннен боялся.
Пожалуй, Дентон не сдержал бы улыбки, если бы не был сильно расстроен. Порядочные женщины отпугивали Джека. Он всегда говорил, что не хочет увлекаться. Не хочет чувствовать себя привязанным к одной-единственной женщине, а таким леди, как Дженни, только этого и надо.
Но между любовью и привязанностью была чертовски большая разница. Чарли знал, что настоящая любовь для мужчины — это то же, что якорь для корабля, то же, что родной порт, тихая гавань, в которой можно переждать шторм. Чарли был женат только один раз на женщине по имени Сара Миллз. Он называл ее Сэсси. Двадцать три года она мирилась с профессией мужа, заставлявшей его вести жизнь кочевника. И даже трудности, связанные с Бобби, не смогли разрушить то, что их соединяло. Но вот ее не стало. И с тех пор не проходило и дня, чтобы он не тосковал по своей Сэсси.
Но Джек был преисполнен решимости ни на что не променять свою холостяцкую свободу.
— Эй, на борту, привет! — На причале стояла Дженни Остин. На ней были новые, с иголочки голубые джинсы и такие же новенькие белые кроссовки. Ее тонкое лицо светилось улыбкой, в которой было столько ожидания, что Чарли готов был немедленно бежать за Бренненом до самого бара «Морской бриз».
— Поднимайтесь, миссис Остин. Позвольте помочь вам. — Он подошел к сходням и помог ей перебраться на борт, заметив, что глаза Дженни заскользили по палубе в поисках Джека.
— Мне очень жаль, но парня здесь нет, — сказал Чарли, — в последнюю минуту что-то случилось. Он попросил, чтобы я заменил его и показал вам судно.
Веселая улыбка тут же улетучилась, но через несколько секунд вновь вернулась.
— С удовольствием… Кажется, вас зовут Чарли, я не ошиблась?
— Совершенно верно.
— А это ничего? Я бы не хотела доставлять вам лишние хлопоты.
— Да что вы, какие там хлопоты? Для меня это одно удовольствие. — Чарли понял, что говорит правду. В глазах Дженни Остин было столько тепла, что оно могло бы растопить сердце и более черствого человека. Неожиданно для себя он расплылся в улыбке. Неудивительно, что Джек удрал.
— Может, начнем с верхней палубы? Вот это капитанский мостик. Здесь следят за курсом и управляют кораблем.
— А как туда подняться?
— Есть два пути. Один — снаружи, а другой — из кают-компании, в которой вы уже были.
Они решили подняться изнутри. По дороге Чарли немного рассказал ей об устройстве корабля:
— Вот это приборные доски. — Он указал на панель высотой по грудь взрослому мужчине, полную разных шкал и циферблатов. — Они показывают уровень масла, количество топлива, глубину…
— А это радар, верно? — догадалась она.
— Правильно. И навигационный прибор в придачу. У современных судов они объединены в один блок. Этот радар обшаривает район в сто двадцать миль. Сканеры передают информацию на радарный мостик — вот эту штуковину, которая торчит как раз над нами.
— Я видела его, когда подходила сюда. — Не отрывая глаз от множества циферблатов, от карт на штурманском столе и флотского компаса у иллюминатора, обращенного к носу корабля, она тихонько провела рукой по гладкой, хорошо отполированной поверхности штурвала и лишь потом поглядела направо. — Так у вас и бортовой компьютер есть?
— Это Джек настоял. Мы пользуемся им при прокладывании курса, а для этого очень важно знать прогноз погоды. Поэтому компьютер связан с факсом гидрометцентра. Джек ухлопал на него наши последние деньги. Говорит, что когда-нибудь эта штука сильно упростит нам жизнь.
— Да уж, могу себе представить. — Они спустились по трапу и снова оказались в кают-компании. — Кухня у вас просто замечательная!
— И вовсе не кухня, а камбуз! — сказал Джек Брен-нен, просовывая голову в открытую дверь каюты.
Дженни стремительно обернулась. То же самое сделал Чарли. Он заморгал и улыбнулся, удивленный и вместе с тем обрадованный возвращением Джека.
Джек отвел глаза. Вид у него был недовольный и даже слегка сердитый. Чарли смекнул: Бреннен злился сам на себя за то, что вернулся, не сумев противостоять искушению, которое твердо решил преодолеть.
— Ты пришел как раз вовремя, — сказал Дентон, — я собирался показать Дженни каюту капитана. Но, по-моему, ты с удовольствием сделаешь это сам.
Джек не ответил.
— Тут все так интересно! — воскликнула внезапно оживившаяся Дженни. Я… я рада, что пришла.
Синие глаза Джека скользнули по ее ладным голубым джинсам, купленным только вчера, но четырежды выстиранным и высушенным, чтобы заставить их слегка поблекнуть и стать помягче.
Уголок его рта приподнялся. Это могло сойти за улыбку.
— Я тоже.
Странно взволнованная, Дженни последовала за Бренненом в его каюту. Он наклонил голову и вошел в дверь. Каюта была просторнее, чем она ожидала. Все в ней было встроено в стены, все было так же аккуратно, как и в остальных помещениях корабля, но выглядело более спартанским. Она вспыхнула при виде огромной кровати, в которой могли легко поместиться не только два, но три и даже четыре человека. Джек проследил за направлением ее взгляда и, кажется, угадал мысли Дженни, потому что его глаза вдруг потемнели.
— Хэд вон там, — не отводя взгляда от лица Дженни, он показал на узкую деревянную дверь.
— Хэд? — переспросила она, и Джек улыбнулся.
— На корабле ванную называют хэдом, кровать — койкой, а окно иллюминатором. Пойдемте, миссис библиотекарь. Я покажу вам остальное.
Они спустились в машинное отделение, где все было выкрашено серым и черным — даже пол и потолок.
— В «Мародере» от носа до кормы — двадцать пять метров, — начал рассказывать Джек, — ширина его — пять с половиной метров, а осадка полтора. Он оснащен двумя дизельными моторами фирмы «Катерпиллер» мощностью тысяча двести лошадиных сил каждый. Они потребляют двадцать тысяч литров топлива и четыре тысячи литров воды.
Дженни кивнула, как будто что-то поняла, и продолжила осмотр.
— А это что? — Она ткнула пальцем в какую-то громоздкую железку у стены.
— Генератор. Их на борту два — основной, на двадцать четыре киловатта, от которого питается все наше оборудование, и вспомогательный, на восемь киловатт.
Он указал на другую железку, а затем повел девушку обратно на палубу.
— Передняя часть палубы называется бак. Средняя палуба там, где вы поднимались на борт, а сейчас мы стоим на задней палубе, или юте. Здесь наше самое ценное оборудование.
Дженни закинула голову и посмотрела в небо.
— А там какой-то особый кран, да?
Джек кивнул, и его оливково-смуглое лицо озарилось гордостью.
— У нас двенадцатитонный подъемный кран и десятитонная вспомогательная лебедка. А вон та маленькая каюта с тремя иллюминаторами — это полурубка. В просторечии «собачья конура».
— А для чего вам кран?
— В последнее время мы обслуживаем главным образом морские нефтяные платформы. А спасательные работы ведем, когда в этом появляется необходимость. Это куда веселее. Похоже на поиски затонувших сокровищ.
Дженни улыбнулась:
— Бьюсь об заклад, что это нравится вам куда больше, кладоискатель Джек Бреннен! Я права? — Ему не хватало только серьги в ухе.
Он широко улыбнулся, и от этой гордой мужской улыбки у Дженни дух захватило, как бывало, когда она каталась на чертовом колесе.
— Пару раз доводилось заниматься и этим, — как ни в чем не бывало признался Джек. — Тогда я работал в бригаде водолазов во Флориде. Мы разыскивали затонувший в шестнадцатом веке галион с грузом золота, награбленного на Багамах. Но ни разу то, что мы нашли, не окупило затрат на экспедицию. В конце концов человек, который оплачивал поиски, уехал, и мы разбрелись по домам.
— И все же держу пари, это было здорово!
— Иногда. Однажды мы нашли тяжелый золотой крест, украшенный изумрудами и рубинами. Тогда было здорово. А почти все остальное время занимались тяжелой и скучной работой.
Джек закончил экскурсию, упомянув о том, что на «Мародере» проложено два километра разнообразных кабелей, показав ей кормовой кабестан, который служил лебедкой для подъема и спуска якоря, склад водолазного снаряжения и дюжину всяких штуковин, названий которых она не запомнила. Затем он повел Дженни обратно в кают-компанию.
— Не хотите выпить? — Своей легкой, пружинящей походкой он пересек каюту и открыл дверцу маленького деревянного буфета.
— Боюсь, я не такая уж любительница крепких напитков.
— Это поможет вам уснуть. — Он достал две высокие рюмки и поставил их на стойку.
— Знаете, в конце концов от алкоголя становится только хуже… По крайней мере так говорят врачи.
— Чарли пьет белое вино. Налить вам рюмочку?
— Что ж, от вина не откажусь.
Тут к ним присоединился Дентон. Он наполнил две рюмки и одну из них передал Дженни, в то время как Джек плеснул себе в стакан немного виски.
— Я слышал, вы говорили о сне, — сказал Чарли. — Как у вас с этим, не наладилось?
Она посмотрела на Джека, раздумывая, стоит ли говорить правду. Дженни не хотелось, чтобы Бреннен счел ее душевнобольной. Наконец она вздохнула. Какой смысл хитрить? Если это придется Джеку не по вкусу — что ж, так тому и быть…
— Да нет. Кажется, стало еще хуже. Может быть, потому, что сами сны изменились.
— Изменились? — переспросил Джек. — Как это?
— Сначала сны были по большей части бессвязные и довольно бессмысленные. Все они были страшные, но главным образом представляли собой непонятную смесь зловещих образов — кровь, темнота, цветные водовороты, неясные тени, очертаний которых я не могла разобрать. В общем, что-то в этом роде. Конечно, там были и звуки — какое-то пение, какие-то крики… Обычно я ощущала себя человеком, который спасается бегством и знает, что если его поймают, то убьют. Несколько раз мне снились комнаты, полные пауков.
Джека передернуло. Так отряхиваются вылезшие из воды большие собаки.
— Проклятие! От такого кто угодно всю ночь не уснет…
— А как сейчас? — поторопил ее Чарли.
— В последнее время я вижу людей. В принципе я вижу и слышу то же, что и прежде, но ощущение такое, словно все стало намного явственнее. Как в кино, когда проектор наконец наведут на резкость. Теперь с каждым новым сном картинка становится все более подробной.
— Значит, ваши сны являются отражением событий того вечера, когда убили вашего мужа, — подытожил Джек. Но Дженни покачала головой.
— Именно так всегда считали врачи, но теперь я сомневаюсь в их правоте. Сны не имеют ничего общего со смертью Билла. Более того, мне кажется, что действие в них происходит совсем в другое время.
— Что вы имеете в виду? — недоуменно спросил Чарли.
Дженни закусила губу, не зная, стоит ли продолжать.
— Если не хотите рассказывать, не надо, — мягко сказал Джек, и эта мягкость несказанно удивила молодую женщину.
Она посмотрела на его сильное лицо и заметила крошечные морщинки в уголках ярко-синих глаз.
— Просто не хочу, чтобы вы думали, будто я выжила из ума.
Бреннен улыбнулся, и те же тонкие морщинки появились у него на лбу.
— Можете не волноваться. Меня самого когда-то считали чокнутым.
— А кое-кто считает до сих пор! — проворчал Чарли.
Дженни улыбнулась. Ей нравился Чарли Дентон, но возмутительнее всего было то, что к Джеку Бреннену ее теперь тянуло гораздо сильнее, чем раньше. А скажите на милость, какая женщина устояла бы на ее месте против этих невероятно синих глаз, этих волнистых черных волос? Господи помилуй, у него даже ямочки на щеках были!
Неудивительно, что мужчина с таким лицом и таким телом показался ей невероятно притягательным. Если бы этого не случилось, она была бы кем угодно, но только не женщиной.
— Ну? — не унимался Чарли.
— Леди не хочет говорить об этом, — упрямо возразил Джек, и Дженни почувствовала себя признательной ему за заботу.
— Что ж, если нет, так и не надо. Просто все это чуток странновато… Чарли кивнул в сторону дивана. Дженни подняла рюмку, пересекла кают-компанию и села напротив. Джек последовал за ней, уселся рядом, откинувшись на спинку и вытянув перед собой длинные ноги.
Дженни подробно пересказала им свой последний сон, не забыв упомянуть о том, как старомодно была одета его героиня.
— Почти такие же платья носили в «Унесенных ветром», только это было без кринолина и не такое пышное. Оно было дорогое, сшитое из черного шелка в кремовую полоску и отделанное черным кружевом.
Она продолжала описывать поляну в джунглях, дикарей и кровавый языческий обряд, который они совершали.
— Похоже, это где-то в Африке, — вставил Чарли.
— Не могу представить себе, что такое место действительно существует. Вам не кажется, что это скорее символ, как-то связанный с моим потрясением? — Дженни не могла поверить, что говорит об этом. И с кем?
Что они знают о душевных травмах и психозах? Она и сама ничего не знала, пока не побывала на приеме у доктора Хэлперн. А эти мужчины разбирались только в кулачных драках, затонувших сокровищах да судовых моторах.
— Почему же? Такое место действительно может существовать, — возразил Чарли. — Наверное, вы видели его в кино или по телевизору. Скорее всего это воспоминание детства, которое произвело на вас большое впечатление. А тяжелое потрясение, вызванное убийством мужа, заставило это воспоминание всплыть в памяти.
— Вы же много читаете, правда? — добавил Джек. — Библиотекари обычно глотают уйму книг. Может, об этом было где-нибудь написано?
Дженни слегка подняла бровь. Уж слишком они проницательны! Не поторопилась ли она со своими оценками?
— А это неплохая идея, — сказала она, — надо ею воспользоваться. Похоже, тут есть над чем поломать голову. — Дженни встала, а следом тут же поднялся Джек. — Уже поздновато. Хочу поблагодарить вас за то, что пригласили меня к себе. Экскурсия доставила мне удовольствие, а вы оба были очень любезны.
По какой то неясной причине Джек нахмурился.
— Ну что ж, я тоже очень рад, что вы тогда не слишком пострадали.
— Пострадала бы куда сильнее, если бы не вы.
Он немного помолчал.
— Пойдемте, я провожу вас домой.
— Не стоит. Я могу и… — Она перехватила его мрачный взгляд и улыбнулась: — Я просто хотела сказать спасибо. Буду очень признательна.
Джек тоже улыбнулся:
— Сообразительная леди, правда, Чарли?
— Очень сообразительная, Джек. — Дентон одобрительно поглядел на Дженни. — Детка, приходите к нам еще, слышите? И непременно расскажете о ваших снах. Мне не терпится узнать, что будет дальше.
Она кивнула:
— Спасибо, Чарли!
Джек провожал ее домой, и Дженни знала, что он сделал бы это вопреки всем ее запретам. Рыцарские поступки были настолько в характере Джека Бреннена, что он совершал их не задумываясь.
— Чарли хорошо разбирается в психологии, — сказал Джек, когда они вышли на палубу, — он начал читать такие книжки много лет назад. У него были проблемы с сынишкой. Тогда-то он этим и заинтересовался.
— Держу пари, он разбирается во многом.
Джек улыбнулся:
— Скажите это ему. Он будет польщен.
К тому времени, когда они вышли на улццу, было уже совсем темно; солнце давно село, и лишь несколько звезд просвечивало сквозь туман и тонкий слой облаков у них над головой.
— Еще раз спасибо вам, капитан Бреннен, — сказала Дженни, когда они добрались до ее дверей, — за удивительно приятный вечер.
Джек смущенно откашлялся:
— Я подумал… мне пришло в голову… В субботу вечером в «Морском бризе» состоится турнир по пулу.
l:href="#n_3" type="note">[3]
Если вам это интересно, то можно было бы пойти…
— Турнир по пулу? Это что-то вроде бильярда?
Он посмотрел на нее как на несмышленыша.
— Ничего общего. — И повернулся, чтобы уйти.
— Я никогда не видела, как играют в пул, — сказала ему в спину Дженни. — Интересно было бы посмотреть, что это такое. Вы тоже будете участвовать?
Он кивнул.
— А во сколько начало?
— Если вы серьезно, то я заеду за вами в половине седьмого.
— У вас есть машина? — Кажется, этот вопрос его позабавил. Извините… Просто я подумала, что…
Джек усмехнулся, отчего на его щеках вновь появились ямочки.
— И что же вы подумали? Что моряки ездят куда-нибудь не иначе как на парусных досках?
На ее щеках загорелся румянец.
— Да, что-то в этом роде…
— Вообще-то вы правы. Я люблю виндсерфинг. Но не только. Мне нравятся все виды спорта, а особенно те, которые связаны с моторами и скоростью.
Дженни поразмыслила над этим и ощутила желание убежать куда глаза глядят. «Ничего общего» было слишком мягко сказано. Она терпеть не могла подвижные виды спорта и даже в пинг-понг никогда не играла…
— Что мне надеть?
— То, что на вас сегодня, будет в самый раз. — Он бросил на бюст Дженни такой красноречивый взгляд, что девушка снова залилась краской. Какой-нибудь сексуальный топ мог бы сорвать состязания.
— Я… я боюсь, что у меня нет ничего такого… я имею в виду топ… Она улыбнулась. — Ну что ж, тогда до субботы?
Джек только кивнул, не отрывая пристального взгляда от ее губ. Дженни тревожно облизала их и готова была поклясться, что услышала его стон.
Бреннен повернулся и шагнул прочь:
— До субботы, Дженни Остин.
Дженни помахала ему вслед:
— До свидания, Джек Бреннен!
* * *
— Она тебе нравится, правда? — Чарли раскинулся в кресле, стоявшем напротив дивана.
Джек плеснул на донышко стакана своего любимого виски «Дикий индюк».
— Я бы не отказался залезть к ней в трусики.
— Ну что ж, сам признался. Она тебе нравится.
Джек сердито фыркнул:
— Слишком много возни!
— Держу пари, когда-нибудь ты с ней обвенчаешься.
— Что? С этим куском задницы?
Чарли фыркнул:
— Можешь называть Дженни Остин как угодно, но на задницу она не похожа. Фигурка у нее просто замечательная. А в мое время считали, что стыдливые скромницы с нежными голосками в постели становятся совсем другими.
— Ну что ж, поживем — увидим…
Чарли наклонился в кресле:
— Джек, ты с ней полегче. Сам знаешь, она не такая, как все.
— В том-то и дело. Так что если я посмотрю на нее еще хоть раз, можешь считать меня выжившим из ума.
— Валяй, валяй, Джек. Хотя бы ради разнообразия покажись на людях с умной женщиной, которая может связать два слова. Это будет забавно.
— Ага, она будет трепаться о поэзии и классической музыке, а что я буду ей отвечать?
— Слушай, не морочь мне голову! Оба мы знаем, что ты куда умнее, чем хочешь казаться.
Джек снова фыркнул и со стуком поставил на кухонный стол рядом с мойкой опустевший стакан.
— Я пошел спать.
— Когда ты снова увидишься с Бобом Гроллером? — спросил Чарли Бреннена напоследок.
— В четверг, но это ничего не изменит. — Джек вздохнул. — С деньгами чертовски туго. Долгосрочных контрактов у нас нет, взнос за корабль платить нечем, а прошлогодние обещания дать нам отсрочку оказались пустым звуком. Гроллер намекнул, что походатайствует перед правлением банка, чтобы оно удовлетворило нашу просьбу о займе, но я уже говорил тебе вчера, что на это надежды мало.
— Может быть, что-то изменится?..
— Да уж… — Он слышал от Чарли эти слова каждый день, и так продолжалось уже три месяца. Черт побери, Джек знал, что на успех нет никакой надежды. Естественно, Бреннен не собирался сидеть и ждать, пока придут кредиторы и отберут у него корабль. Он должен был что-нибудь сделать и поклялся, что сделает это «что-нибудь».
Но один Господь знал, что это такое…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сон - Марс Кейси



Интересный роман про реинкарнацию с примесью детектива.
Сон - Марс КейсиМари
29.03.2012, 0.59





Не люблю длинные романы, а тут решила рискнуть и не жалею.Сюжет не затянут, всё время что-то происходит.Нет вечных обдумываний по 200 раз одного и того же, как говориться:"А тому ли я дала..."Герои живут, любят, познают себя,разгадывают тайны прошлого.Очень интересно. 10 из 10!
Сон - Марс Кейсимаргоша
21.09.2012, 21.29





читала несколько раз и все время плачу на моменте,где он просит у нее прощения)) очень интересный роман) 10+
Сон - Марс КейсиАлёна
24.12.2012, 21.23





Потрясающий сюжет.я в восторге) обязательно перечитаю спустя время.за душу книга берет моментально.роман никого не оставит равнодушным!!!
Сон - Марс КейсиНадежда
3.03.2014, 23.51





Слишком затянуто. Был бы роман покороче, был бы лучше!
Сон - Марс Кейситатьяна
6.07.2015, 19.19





Роман очень понравился,хочу поискать ещё что то от этого автора.Спасибо автору.
Сон - Марс КейсиАнна
8.10.2016, 14.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100