Читать онлайн Молчаливая роза, автора - Марс Кейси, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Молчаливая роза - Марс Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.54 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Молчаливая роза - Марс Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Молчаливая роза - Марс Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марс Кейси

Молчаливая роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

- Не обращай внимания, - бросила на ходу Кристи, но Девон все никак не могла сдвинуться с места.
- Что это... что это такое? - шелестящим шепотом проговорила она, указывая на выкрашенную в черное, свисавшую на веревке с потолка человеческую голову с толстыми красными губами, острыми белыми зубами и красными глазами.
- Всего-навсего ловкость рук и немного фантазии. Один из наших покупателей делает подобные штуки.
- Но чего ради?
- Для Хэллоуина, я полагаю. Впрочем, не знаю точно. Колдовство - не моя епархия.
Они снова двинулись куда-то. Сердце Девон продолжало стучать в бешеном ритме. В помещении было сумрачно, пыльно и пахло плесенью. На стенах висели мрачных тонов афишки, посвященные оккультизму, а рядом колыхались на гвоздиках ритуальные облачения. Рассохшиеся половицы скрипели, когда подруги шли мимо выставленных цепочкой свечей, которые горели, истекая воском.
- Надеюсь, ты подготовилась к сеансу? - спросила Кристи, почувствовав растущее беспокойство Девон. - Уж я-то знаю, как тебя пугают такие вещи.
- Это место... не знаю, что здесь было раньше, но оно заставляет волосы у меня на голове шевелиться от страха.
Девон и вправду снова почувствовала стеснение в груди, и у нее начали потеть ладони. Как тут было не вспомнить о славной ночке в гостинице!
- Ты обычно сторонилась всего, что имело отношение к метафизике, - сказала Кристи. - Не могу поверить, что тебе взбрело в голову написать книгу на такую тему.
- Мне и самой не верится. - Подобно большинству людей, Девон старательно избегала всего, что было связано с паранормальными явлениями, хотя они отчасти ее привлекали. С детства родители учили ее держаться подальше от того, что именовалось потусторонним миром, окрестив все это сатанизмом. Теперь Девон была готова с ними согласиться.
- Ты только посмотри на эти книги, Кристи «Колдовство», «Колдовство сегодня», «Полное издание Библии для ведьм» А так же похоже на руководство для начинающих.
- Это еще что! Ты глянь сюда. Видишь? «Князь тьмы, или Исследование радикального зла». - Кристи расхохоталась, но Девон название книги не показалось смешным.
- Ты уверена, что мы выбрали подходящее место, Кристи? Меня занимают призраки и телепатия, а не ведьмы и колдуны.
- Успокойся. Мы просто не дошли до нужной секции.
Они снова пустились в путь. Подвал, казалось, уходил в бесконечность. На полках можно было заметить «шедевры» под названиями «Рабочая книга вуду», «Таро указывает путь», «Энциклопедия парапсихологии» и тому подобные сочинения.
- А вот хорошая книга. - Кристи сняла с полки томик в бумажной обложке. - Ллойд Ауэрбах «Паранормальные явления, призраки и полтергейст».
Внимание Девон, однако, привлекла нижняя полка. Роберт Кьюран - «Посещения. Трагедия одной Семьи». Рядом стояли: Майер - «Человеческая личность и выживание после смерти тела», Рейнар Джонсон - «Плененная суть», «Борец с призраками», и Гоулд и Корнер - «Полтергейст».
Теперь волосы у Девон и в самом деле «два не шевелились. Воспоминания стали терзать ее с новой силой.
- С тобой все в порядке? - забеспокоилась Кристи. Девон кивнула.
- Прямо не верится, сколько написано на эту тему.
- Думаешь, ты первая, что ли? Ничто не ново под луной, детка. Люди в течение веков наблюдали странные явления и встречались с привидениями. Если ты подзабыла, хочу напомнить, что миллионы людей верят в то, что Христос восстал после смерти исходил по земле в течение тридцати дней.
Девон удивленно взглянула на подругу.
- Я никогда не рассматривала этот вопрос под таким углом.
- Как и большинство людей. Они убеждены, что привидений не бывает. По счастью, далеко не все столь близоруки.
- Вы, дамы, случайно не меня обсуждаете? - спросил Мужчина с густыми седыми бровями, появляясь из-за стеллажа. Заметив Кристи, он хищно улыбнулся и сказал: - Кристина, дорогуша! - после чего взял ее ладошку в свои лапы, похожие на клешни, и нагнувшись, поцеловал ее в щеку. - Рад тебя лицезреть.
- Девон, это - Натаниель Талбот, владелец магазина. Здравствуйте, мистер Талбот.
- Прошу вас, называйте меня Натан. - Талбот взял руку Девон и театральным жестом поднес ее к губам. - Добро пожаловать в магазин «Потусторонняя книга».
Девон оглядела черные штаны хозяина и черную же водолазку с длинными рукавами. На шее Натана на цепочке висел тяжелый серебряный талисман.
- Кристина - наша постоянная покупательница, - похвастался Талбот. - Коль скоро вы подруги, позвольте показать вам этот вертепчик с точки зрения профессионала.
- Вообще-то у нас не так много времени... - начала было Девон, но Талбот уже завладел ее рукой.
- Я привела ее сюда, чтобы она познакомилась с Сарой, - пояснила Кристи, которая теперь шла следом за ними. - Она у вас в офисе, не так ли?
- Нету здесь Сары. У нее что-то с ребенком, поэтому ее не будет еще недели две.
- Черт. Мне следовало позвонить и справиться заранее. Девон остановилась и, повернувшись к Натану, произнесла:
- Ничего страшного. По крайней мере здесь есть книги, которые мне могут пригодиться.
- Если вы объясните подробнее, что вас интересует, я, возможно, смогу оказаться вам полезным.
Девон перевела взгляд на Кристину, которая в ответ только обреченно вздохнула.
- Что ж, раз Сары нет, то нам ничего другого не остается. Заметив разочарованные взгляды, которыми обменялись женщины, Натан предложил:
- Знаете что, леди, если у вас проблемы, мы можем пройти ко мне в офис и все обсудить. Я занимаюсь этим делом уже шестнадцать лет, и лучшего знатока в области необъяснимых явлений вы не найдете.
- Дело довольно странное, - произнесла Девон. Ей было интересно узнать, что скажет до поводу ее истории Талбот.
- Поверь, Натан и вправду дока по части потустороннего, - подтвердила Кристи.
Прошел час, прежде чем история Девон была доложена Натану во всех подробностях, после чего было решено встретиться всей компанией с неким Задаром, человеком, специализирующимся на подобных проблемах. Накупив не менее дюжины книг по призракам, полтергейсту и телепатии и попрощавшись с владельцем магазина, Девон и Кристи медленно шли вдоль улицы, рассчитывая поймать такси.
- Ну, что ты теперь скажешь? - первой спросила Кристи.
- Не нравится тине все это, но, хочешь не хочешь, придется идти до конца.
- Не расстраивайся. В городе есть еще подобные магазины, где далеко не так мрачно, как у Натана. Сюда я привела тебя, чтобы познакомить с Сарой Стоун. Она регулярно здесь бывает, поскольку магазин находится рядом с ее домом. К тому же она приводит новых клиентов, и Натан это ценит.
- А чем вообще занимается эта Сара?
- Она - трансмедиум. Умеет общаться с миром духов.
- Медиум... Звучит просто невероятно.
- Большинство людей так и думает. Но уж коли ты решила докопаться до правды, старайся смотреть на вещи непредвзято.
- Я стараюсь.
- Да уж вижу.
- Скажи, а Задар - тоже медиум?
- Задар - дух.
- Что?
- Женщина по имени Патриция Соломон поддерживает постоянную связь с Задаром. Он и есть тот самый дух, который, по мысли Натана, поможет найти ответы на твои вопросы.
- Понятненько. Кристи расхохоталась.
- Поначалу это всех смущает, но ты, ручаюсь, скоро все поймешь. Я-то сама с Патрицией не встречалась, но сотни людей пробовали, и все получили ответы. Кстати, услуги этой женщины обойдутся тебе довольно дорого.
- Сколько же она берет?
- Точно не знаю, но где-то около трехсот долларов в час.
- Триста долларов! Неужели она так уж в этом хороша?
- Говорят...
- Черт с ними, с деньгами. Если она поможет, никаких денег не жалко.
Я была уверена, что ты именно так и скажешь.
Девон усадила Кристи в такси, договорившись предварительно о времени совместного похода, после чего уселась в следующую машину, уложив рядом с собой на сиденье тяжелую сумку с купленными книгами. До встречи с Задаром ей предстояла немалая работа.
На обратном пути из Нью-Джерси Джонатан Стаффорд приказал Генри сделать незапланированную остановку. Несколькими часами раньше у него состоялась встреча с партнерами корпорации по поводу угрозы, исходившей от фирмы «Три-стар-марин».
Ничего хорошего из этой встречи не вышло. Во-первых, она продолжалась на несколько часов дольше, чем было намечено, а во-вторых, выяснилось, что пресловутый келовар - пластмасса, которую выбросила на рынок фирма «Три-стар-марин», - и в самом деле соответствует тем высоким стандартам, о которых было заявлено в рекламном проспекте. Стоило теперь просочиться слухам, что новый материал вполне способен заменить металл при изготовлении некоторых деталей и узлов, необходимых для постройки малых судов, как заводы, изготавливавшие эти узлы методом штамповки из металла, мигом могли оказаться на мели.
Теперь Стаффорду было совершенно необходимо повидать сына. Один только взгляд этого маленького существа мог облегчить бремя свалившихся на него забот.
Расставшись с Девон, Стаффорд провел несколько часов в размышлениях об Алексе, так как ее рассуждения о доме и детях настроили его на меланхолический лад. Она чрезвычайно удивила его тем, что отказалась взять предложенные им деньги, и если бы не Алекс и угроза, которую Девон в себе аккумулировала, он, вне всякого сомнения, только порадовался бы этому.
Как ни боролся Стаффорд с искушением, его желание обладать этой женщиной не уменьшилось. Раз десять за вечер Джонатан возвращался к этому вопросу. Он представлял ее себе нагой и пытался понять, будет ли она страстно и беззаветно отдаваться близости или, наоборот, замкнется в себе и будет сдержанно принимать его любовные восторги? Интересно, как велик ее опыт в этой сфере? Захочет ли научиться у него чему-нибудь? А вдруг она холодна, лицемерна и старомодна в проявлениях нежных чувств - ведь временами она казалась ему именно, такой.
Как бы то ни было, несмотря на влечение, которое он к ней испытывал и природу которого до сих пор хорошенько не знал, ему требовалось положить конец вторжению Девон в жизнь его семьи - ради Алекса и еще по многим причинам.
И вот теперь он думал о сыне, который в отличие от своих сверстников, будучи прикован к креслу на колесиках, большую часть жизни проводил в клинике, где мальчика окружали не родные и близкие, а врачи и медсестры. Ни у Алекса, ни у Джонатана выбора не было, но последний видел в этом несправедливость судьбы.
Джонатан тяжело вздохнул - он с трудом переносил отсутствие сына. Как ни странно, Алекс справлялся с ситуацией куда успешнее отца. Именно он своими шутками и дружеским участием помогал Джонатану расстаться на время с давившим на него бременем власти и ответственности. Вспомнив об умении сына восстанавливать его душевные силы, Стаффорд удовлетворенно улыбнулся: пройдут годы, и из парня вырастет настоящий мужчина.
Чтобы доехать до очень дорогой и модной клиники, специализировавшейся на детских болезнях, затрагивающих психику, много времени не понадобилось.
- Подождите меня здесь, Генри, - произнес Джонатан, когда они остановились. - Это займет всего несколько минут.
Он вышел из машины, пересек дорогу и прошел сквозь массивные стеклянные двери в вестибюль. В клинике, как всегда, царило оживление - дети и их родители сновали во всех направлениях, тут и там мелькали белые халаты врачей и медсестер! Джонатан миновал столик регистратора, не тревожа молодую темноволосую медсестру, склонившуюся над кипой бумаг. Он хорошо знал, куда идти. Кроме того, на этот раз Стаффорд не собирался слишком задерживаться у сына.
Когда он вошел в комнату Алекса, там никого не оказалось. Покрывала на кроватях были сбиты, а окно приоткрыто. Джонатан направился в игровую комнату, находившуюся дальше по коридору. Просторный, светлый зал был расписан изображениями детей, резвящихся на пляже, а на полу валялось множество игрушек всех цветов, видов и размеров.
В игротеке кипела жизнь. Дети кучками сидели на полу, играя в различные игры, многие застыли у экранов компьютеров, совершая путешествие в мир виртуальной реальности. Только некоторые из них подняли головы, заметив Джонатана, и тут же снова вернулись к своим занятиям.
Джонатан сразу же заметил Алекса, расположившегося в углубление сидел в своем кресле на колесиках, склонив темную голову над раскладным столиком, и рисовал цветными мелками, заполняя страницу за страницей в одном из тех альбомов, которые Джонатан регулярно ему привозил.
Стаффорд подошел поближе и, остановившись за спиной сына, принялся с удовольствием рассматривать сделанные уверенной рукой наброски крохотного щенка, доставленного в клинику его, Джонатана, усилиями. Присутствие животных поощрялось врачами, считавшими, что щенки, котята и прочие братья меньшие положительно влияют на больных детей. Судя по тому, с каким энтузиазмом сын повествовал об их проделках, данная концепция вполне себя оправдывала.
- Привет, сын, - негромко произнес Джонатан, обходя кресло и оказываясь в поле зрения мальчика.
- Папочка! - Алекс подпрыгнул в своем кресле, и Стаффорд, наклонился к нему, давая мальчику возможность обнять себя. Ощутив на шее тонкую руку сына, Джонатан разволновался и у него перехватило дыхание.
Так было всегда, но Стаффорд всегда скрывал свои чувства от мальчика. Мгновенно исчезло напряжение и позабылись заботы прошедшего дня. На лице Джонатана заиграла улыбка.
- Я думал, что ты приедешь за мной только завтра. - Узкое лицо мальчика осветилось ответной улыбкой, в которой проглядывала надежда.
- Боюсь, тебе все-таки придется подождать до завтра, но дело в том, что я соскучился... Проезжал мимо и решил заглянуть к тебе.
Поначалу в глазах сына мелькнуло разочарование, но уже в следующее мгновение он снова весело улыбнулся. Теперь в его чертах, являвшихся уменьшенной копией черт отца, светилась радость. Впрочем, во внешности мальчика имелась одна особенность, отличавшая его от отца: Бог одарил его прелестными ямочками на щеках.
- Хорошо, что ты заехал, отец. Сегодня у меня был трудный день.
Джонатан мог сказать о себе то же самое........
- Что же случилось? - спросил он с улыбкой. - Кто тебе досадил? Старая миссис Ливингетон?
- Нет, она ничего. Иногда ворчит, правда, но я не обращаю внимания.
- Тогда стало быть, дело в Рейли? - Рейли Джонсон был соседом Алекса по комнате. Этого плотного паренька со светлыми волосами за неумеренный аппетит дети называли Ролли, то есть «колобок». Родители привезли мальчика в клинику, надеясь с помощью медицины умерить его усердие по части пожирания гамбургеров.
Алекс покачал головой.
- Нет, он здесь ни при чем. Просто я думал о том, как было бы здорово, если бы все осталось по-прежнему, как несколько лет назад, когда я мог играть в бейсбол и делать все так же, как все другие дети.
Словно железная рука сжала Джонатану грудь.
- Понимаю тебя, сынок. Когда-нибудь ты вылечишься и снова будешь бегать, как раньше.
- То же самое говорит миссис Ливингетон. Она требует, чтобы я продолжил лечение и тренировки, поскольку в противном случае ноги у меня ослабнут, но...
- «Но»?
- Временами я теряю веру в ее слова.
Джонатан потрепал сына по плечу. Обыкновенно настроение у Алекса было хорошим и он редко заговаривал о своем параличе и о том случае, который его вызвал. Но временами мальчик был не в силах противиться унынию, и тогда он отказывался встречаться с другими детьми, которые могли делать то, чего он сам делать был не в состоянии. Но это было частью медицинской концепции - создать у ребенка сильнейшее желание снова сделаться нормальным, давая ему тем самым возможность преодолеть болезнь.
- Знаю, как тебе тяжело, сын. Но доктора верят, что ты поправишься, и я тоже в это верю.
Посмотрев на отца, Алекс понял, что тот в самом деле верит в его грядущее освобождение от надоевшего кресла на колесиках, и просиял, продемонстрировав при этом очаровательные ямочки на щеках.
- Я рад, что ты приехал, папочка.
- Я тоже, сын.
Потом они разговорились о наброске, который сделал Алекс. Джонатан похвалил работу, перелистал несколько страниц альбома, и тут в комнату вплыла миссис Ливингстон, загородив на время своим массивным бюстом дверной проем.
- Добрый вечер, мистер Стаффорд. Я и не заметила, как вы вошли..- Разочарованное выражение, которое в этот миг появилось на ее лице, свидетельствовало о том, что, случись Такое, визиту Стаффорда вряд ли суждено было продлиться - если бы он состоялся вообще. Она знала, как воздействовать на Джонатана, апеллируя к состоянию здоровья его сына, ив этой связи поступала так, как ей было удобно.
- Я уже ухожу, миссис Ливингстон. - На прощание отец пожал руку Алекса - маленькое подобие своей собственной руки. - До завтра, сынок. Мы отправимся с тобой в зоопарк. Туда привезли очень редкую белую тигрицу и двух ее детенышей. Тебе будет интересно на них взглянуть.
Алекс вспыхнул от удовольствия.
- Я хочу их нарисовать;
- Не вижу причины, отчего бы этого не сделать.
- Это было бы здорово, правда, отец?!
Еще одно торопливое объятие - и Джонатан удалился. Он был рад, что заглянул к сыну, что бы там ни говорили врачи и психиатры, его сын был самым нормальным ребенком, какого ему только приходилось встречать.
С другой стороны, в таких вопросах специалисты разбирались лучше его. Они обещали, что время, проведенное мальчиком вдали от дома, со временем положительно скажется на его состоянии. Правда, за шесть месяцев, что прошли с момента добровольного заключения в клинике, здоровье мальчика зримо не улучшилось, но врачи были убеждены, что полное излечение тем не менее наступит.
Если, разумеется, не последует никаких осложнений.
Джонатан подумал о Девон и ее нерушимом желании продолжить свой экскурс в прошлое его рода. Рано или поздно она узнает, что несчастный случай с Алексом произошел в Стаффорде. Имя его сына будет упомянуто в ее сумасбродном произведении - а дальше пошло-поехало. Снова всплывут забытые сплетни и слухи, ив результате может пострадать здоровье Алекса. Надо изыскать способ остановить Девон, коль скоро все его попытки отговорить ее от задуманного оказались несостоятельными.
Больше всего на свете Джонатану хотелось, чтобы его сын вернулся домой.
Пребывание в «Потусторонней книге» утомило Девон больше, нежели она ожидала. Войдя в квартиру и швырнув на диван тяжелую сумку с книгами, она включила стереосистему и выбрала пластинку с записями гитариста Андреса Сеговии, чья игра, как она надеялась, должна была успокоить ее нервы.
Потом Девон проверила звонки, поступившие на автоответчик в ее отсутствие, и отметила в блокноте наиболее срочные, после чего в изнеможении опустилась на диван и только взялась за новые книги, как услышала знакомый стук в дверь. Два коротких удара, перерыв, и потом еще два: Майкл. У него по-прежнему оставались ключи от подъезда. Когда они виделись в последний раз, Девон настолько торопилась выставить его вон, что забыла попросить вернуть ей ключи. Теперь она очень об этом пожалела.
Распахнув двери, она увидела своего бывшего жениха, одетого в серый костюм-тройку.
- Здравствуй, Девон, - сказал он как ни в чем небывало. Покосившись на ее бежевую шелковую блузку и такого же цвета слаксы, он спросил: - Надеюсь, ты не забыла, какой сегодня день?
- Вполне вероятно, что забыла. А какой, в самом деле, сегодня день?
- Сегодня открывается галерея Хименеса. Помнишь, ты в течение долгого, времени готовилась к этому событию?
- Бог мой, и правда... - Она очень хотела пойти на открытие выставки - но только теперь уже без Майкла. Как она могла забыть и не перезвонить ему?
- Я, я просто подумала... что при сложившихся обстоятельствах... это мероприятие автоматически отменяется?
- Напротив, я как раз очень этого ждал. Конечно, наши отношения несколько усложнились в последнее время, но ведь мы по-прежнему друзья, не так ли?
- Разумеется.
- Ну вот. Я обещал несколько недель назад взять тебя на открытие выставки и намереваюсь сдержать свое слово.
- Не знаю, что тебе и сказать, Майкл. По-моему, уже довольно поздно. К тому же я не одета.
- Раньше это тебя не останавливало. Брось ерепениться. Прогулка пойдет тебе на пользу.
Почему-то Девон не решилась сказать Майклу, что отсутствовала почти весь день. Она только вздохнула. Отказаться значит поступить по отношению к бывшему жениху несправедливо. Им обоим нравился этот бразильский художник и его энергичная манера письма. Более того, Девон даже собиралась купить на выставке одну или две его работы. Если, разумеется, ей позволят средства. Теперь же, когда она получила аванс, деньги появились, и было бы глупо упускать такую возможность.
Оглядев себя в зеркале, Девон обратила внимание на растрепанные волосы и полустершийся макияж.
- Знаешь что, приготовь себе коктейль, а я пойду переоденусь.
Через полчаса она появилась снова; На ней было темно-синее платье. Волосы Девон стянула на затылке в узел, но не слишком туго, позволив нескольким прядкам кокетливо выбиться из прически.
- Отлично выглядишь, - произнес Майкл. Это были те же слова, что ей сказал Джонатан Стаффорд, когда она пришла к нему домой. Но комплимент Майкла оставил Девон равнодушной, и сердце ее сильнее не забилось.
- Благодарю, - только и сочла она нужным ответить, подхватывая на руку свою шубку из белой норки. - Нам надо поторапливаться. - Майкл кивнул и они направились к выходу.
Внизу их дожидалось такси. Они забрались в машину и поехали в сторону галереи «Интрепид» на Пятьдесят третьей улице. По дороге Майкл успел сообщить Девон, как он соскучился и как хорошо снова находиться с ней рядом. Потом он погрузился в рассуждения о своей деятельности в качестве вице-президента ЭДарнекс менеджмент», особо останавливаясь на деталях, выставлявших его план переустройства маркетинговой системы фирмы в самом выгодном свете.
- Если после реализации плана меня снова не повысят, значит, имя мне вовсе не Майкл Галвестон.
- Я счастлива, что ты процветаешь, Майкл.
- Есть только одна вещь на свете, которая могла бы достойно увенчать это самое процветание.
- И что это за вещь?
Он взял ее руки в свои и поднес их к губам.
- Я хочу, чтобы ты разделила со мной мою удачу.
Девон выглянула в окно. Ее удивило, что прикосновение Майкла не затронуло ее ни в малейшей степени. Машину слегка занесло, когда они сворачивали за угол, но водитель выправил ее и помчался дальше.
- Мы, кажется, уже все обговорили, Майкл. Наши с тобой, планы не совпадают.
Майкл со значением сжал ее руку.
- На свете нет ничего непоправимого. Небольшая корректировка ни твоей, ни моей карьере не повредит. - Это означало: брось свою работу - и дело с концом. - Пожалуйста, не торопись с ответом. Приближается Рождество. Если мы будем встречать его врозь - ни тебе, ни мне веселее не станет.
Рождество. Этот праздник так много для нее значил.
- К чему загадывать? - Девон старалась не раздражать Майкла, поскольку им предстояло провести вместе целый вечер. Не хватало еще с ним ссориться или выяснять отношения на людях.
Такси остановилось, и шофер, повернув голову, обратился к ним через отверстие в стекле, отделявшем его от пассажиров:
- С вас три шестьдесят.
Заплатив, Майкл выбрался из машины и помог выйти Девон. Ледяной ветер взметнул вверх ее волосы, бросив в лицо пригоршню мелких холодных брызг. Она прикрылась от дождя воротником норковой шубки, порадовавшись, что надела именно ее, а не привычный вязаный жакет.
Уцепившись за руку Майкла, Девон прошла несколько шагов к стеклянной двери галереи. Когда они вошли, выяснилось, что торжество по поводу открытия выставки Хименеса уже в»полном разгаре. Хотя помещение было невелико, событие отмечалось на самом высоком уровне - повсюду виднелись букеты цветов, на столах стояло французское шампанское, русская водка и икра. Мужчины были в смокингах, а женщины - в вечерних платьях. Хотя эти туалеты стоили много дороже темно-синего шелкового платья Девон, его насыщенный цвет бросался в глаза и все прочие наряды выглядели в сравнении с ним довольно блекло.
- Судя по царящему здесь оживлению, открытие прошло успешно и художник прямо на глазах пробивает себе дорогу к славе, - сказал Майкл.
- Очень может быть.
Мимо них проходил официант с подносом, и они взяли себе по бокалу с искрящимся шампанским.
Галерея была декорирована скромно, но с отменный вкусом. Под ногами сверкал прекрасно натертый паркет, в центре зала застеленный толстым серым ковром с густым ворсом. Стены и потолок были ослепительно белыми, а выставленные для обозрения всевозможные трубы и висевшие по углам указатели были выкрашены в черное. Это создавало умеренно-праздничную обстановку, которая не резала глаз и не отвлекала внимания от безупречно развешенных по стенам картин.
Впрочем, От этих картин и без того было трудно оторвать взгляд. Девон понравились полотна, написанные яркими, сочными красками. Они отображали будничную жизнь бразильских крестьян и ремесленников на фоне великолепных пейзажей бразильской природы. Округлые фигуры людей напоминали манерой исполнения полотна Томаса Харта Бентона, но на этом сходство и кончалось: Суть работ, их стиль и идеология были абсолютно самостоятельными и создавали свой, неповторимый мир.
- Великолепно, - сказала Девон.- Это лучшее, что мне доводилось видеть за последнее время.
- В проспекте говорится, что картины уже выставлялись во многих музеях Бразилии.
- Неудивительно. Ты только посмотри, как споро подвигается распродажа. - На полудюжине работ уже лисели бирки, возвещавшие, что полотно продано. А ведь просмотр еще только-только начинался.
- Почему бы нам не познакомиться с автором? - предложил Майкл, и это удивило Девон: бывший жених на вернисажи ходить не любил и любая попытка отдать художнику должное обычно сразу же вызывала у него возражение.
Тем не менее Девон не стала спорить, и они двинулись к седовласому смуглому бразильцу, беседовавшему с публикой, В этот момент кто-то коснулся плеча Девон, и, оглянувшись, она встретила взгляд необычно внимательных серо-голубых глаз.
- Добрый вечер, миссис Джеймс, - произнес Стаффорд с улыбкой.
У Девон все сжалось внутри при звуках этого голоса.
- Здравствуйте, - ответила она, стараясь не показывать своего смущения. - Майкл, это Джонатан Стаффорд. Джонатан, познакомьтесь с Майклом Галвестоном.
Мужчины пожали руки, смерив друг друга оценивающим взглядом. Джонатан представил свою спутницу - маленького роста японку по имени Акеми Кумато. Девон сразу же вспомнила снимки Стаффорда на страницах журналов - это была та самая женщина, которую запечатлели фотографы.
Акеми склонила голову в неспешном поклоне. Девон это движение показалось несколько искусственным и даже театральным. Видимо, женщине хотелось угодить Джонатану, сама же она относилась к представлению довольно равнодушно.
- Вам нравится выставка? - спросила спутница Джонатана у Девон.
- Да, и даже очень, - вежливо ответила Девон, но улыбка у нее получилась не совсем искренняя.
Крохотная женщина поражала красотой - казалось, она была сплошь сверкающие черные волосы и блестящие, словно агаты, глаза. Акеми держалась несколько отстраненно и оживлялась только тогда, когда к ней обращался Джонатан. «Интересно, любит ли она его?» - задумалась Девон.
- Я не ожидал такого столпотворения, - раздался рядом глубокий голос Джонатана. - Судя по всему, вернисаж окажется удачным. - Стаффорд посмотрел на художника-бразильца, которого уже осаждала новая толпа поклонников.
- Мне кажется, Хименес талантлив невероятна Но я удивлена, встретив вас здесь. Я полагала, что вы интересуетесь по преимуществу восточным искусством. - Девон старательно избегала смотреть на Акеми.- Я с удовольствием вкладываю средства в предметы Искусства, и работы Хименеса кажутся мне в этом смысле очень перспективными.
- Не могу с вами не согласиться. - Майкл с видом собственника положил руку на талию Девон. - Мы с Девон предполагаем купить несколько работ.
Джонатан недоуменно приподнял бровь.
- Это правда, миссис Джеймс? Вы и ваш жених делаете совместные приобретения?
Черт бы побрал этого Майкла Галвестона! Что, спрашивается, должна она сказать в ответ?
- Я не очень хорошо осведомлена о намерениях Майкла. Что же касается меня; то да, я уже присмотрела для себя кое-что.
Джонатана, по-видимому, эти слова вполне устроили. Он пристально посмотрел на нее, словно желая в чем-то удостовериться, а потом отвел взгляд.
-В таком случае желаю вам удачи - гамбатте кудасаи, как говорят японцы. - Эти же самые слова он произнес у себя дома, когда Девон пришла к нему на обед. Что это? Намек? Напоминание?
Джонатан тем временем подхватил свою даму, и они быстро скрылись в толпе.
- Джонатан Стаффорд - владелец «Стаффорд энтерпрайзес», не так ли? - осведомился Майкл, как только их новые знакомые удалились.
- И он тот самый парень, чьей собственностью является гостиница в Стаффорде?
- Это ты точно подметил.
Рот Майкла превратился в подобие узкой щели.
- Что-то он слишком тебя обхаживал. Насколько хорошо вы с ним знакомы?
Девон продолжала смотреть Майклу в глаза, хотя это требовало от нее заметных усилий. По большому счету ее нынешние дела не имели к нему никакого отношения.
- Стаффорд расспрашивал меня по поводу моей новой книги, которая, как ты знаешь, имеет непосредственное отношение к его семье. Иными словами, мы встречались за ленчем.
- За ленчем?
- Да.
- И что же мистер Стаффорд думает о твоем проекте? Уверен, он не пришел от него в восторг - как-никак ты суешь нос в историю его рода.
Девон вспыхнула, поскольку Майкл на этот раз угодил точно в цель.
- Что думает Джонатан и от чего он приходит в восторг - не твоя забота, Майкл. Мы ведь пришли сюда посмотреть картины. Если ты собираешься выяснять со мной отношения, тебе лучше уйти сразу, потому что ничего хорошего из этого не выйдет.
- Черт возьми, Девон...
- Я говорю серьезно.
- Ты в самом деле хочешь, чтобы я ушел?
Если бы Джонатан был рядом, Девон определенно сказала бы «да». Тем не менее ей следовало учитывать реальные обстоятельства.
- Я пришла с тобой - с тобой и уйду. Что бы ни случилось между нами, мы, надеюсь, останемся друзьями.
- Мы больше, чем друзья, Девон, неужели ты этого не видишь?
- Прошу тебя, Майкл.
Он медленно втянул в себя воздух и так же медленно выдохнул.
- Ладно, поступай как знаешь. А сейчас мне надо сделать несколько телефонных звонков. - Тут он наконец улыбнулся. - Не хочу, чтобы Клифф Корбин устроил мне потом сцену, - Корбин был коллегой Майкла по работе и еще одним вице-президентом «Дарнекс менеджмент». - Вернусь через минуту. - Поставив бокал на край полированного столика рядом с небольшой бронзовой статуэткой, Майкл двинулся в конец зала, где за дверью находился телефон.
Как только он исчез, Девон почувствовала облегчение. Отправляться в свет с бывшим женихом было ошибкой, но теперь ей по крайней мере было ясно, что, положив конец их с Майклом взаимоотношениям, она поступила правильно. Сделав несколько шагов по залу, Девон остановилась у небольшой картины, на которой были запечатлены работяги, трудившиеся на морском берегу. Красный кирпич на фоне голубого неба и прелестный пейзаж на заднем плане, служивший своеобразным контрастом тяжелому труду. Картина заставила Девон задуматься и ощутить на минуту прелесть простой жизни и простых радостей.
- Мне тоже нравится это полотно, - раздался знакомый голос у нее за спиной. Девон не нужно было оборачиваться, чтобы понять, кто это. Но ее удивило, что Джонатан тоже пребывает в одиночестве.
- Где же ваша дама? - спросила Девон, втайне надеясь, что говорит вполне равнодушно.
- Она отошла ненадолго. Я вижу Галвестон тоже куда-то подевался...
- Звонит по телефону.
- После нашего разговора за обеденным столом я было подумал, что вы с ним расстались.
А ему что за дело?
И тут неожиданно Девон поняла, что всей душой хочет, чтобы Джонатану было до этого дело.
- Мы с Майклом больше не встречаемся, но по-прежнему остаемся друзьями.
- Понятно.
- У вас тоже что-то изменилось? Хотя простите, мне нечего совать свой нос куда не следует.
- Как сказать... как сказать. Может быть, вы согласитесь еще разок отобедать со мной?
Сердце Девон забилось.
- А ваша подруга не станет возражать?
- Думаю нет. Так как же насчет обеда? - Серо-голубые глаза, все это время исследовавшие линии и изгибы ее тела, потеплели от восхищения - темно-синий шелк обтягивал ее грудь и бедра безупречно. Теперь Джонатан занялся изучением ее лица.
Девон вспыхнула.
- Я бы с удовольствием, но... - Она должна была сказать «нет»!
- Но?
- При сложившихся обстоятельствах это, возможно, не самая блестящая идея
- А обстоятельства таковы, что вы намерены продолжать свои изыскания, а я намерен убедить вас оставить это дело.
Именно.
Джонатан перевел взгляд на картину. Это было сделано небрежно, пожалуй, даже намеренно небрежно. Девон поняла, что он не собирается оставлять своих попыток ее отговорить.
- Как продвигается работа? - осведомился он ровным голосом.
- Медленно... болезненно. Предмет исследования слишком сложен.
Джонатан устремил на нее заинтересованный взгляд.
- Мне бы очень хотелось узнать о ваших находках в деталях. Согласитесь, я имею на это право. Уж если вы взялись исследовать подноготную моего рода, то скажите хотя бы зачем?
Убедительно. Он имел право знать.
- Не думаю, что вам понравится то, о чем я расскажу.
- Я бы предпочел услышать это от вас, а не прочитать потом в вашей книге.
Один-ноль в его пользу.
- Хорошо. Я принимаю ваше приглашение - но при одном условии...
- И что это за условие? Девон улыбнулась.
- Вы пообещаете, что не станете предлагать мне денег - должна сказать, что в первый раз мне понадобилось немало мужества, чтобы отвергнуть ваше предложение.
Джонатан расхохотался; вслед за ним засмеялась и Девон.
- Больше никаких денег, - сказал он. - Но вы должны выложить мне все. Чертовски хочется узнать, отчего вы столь упорны в достижении своей цели.
Девон затрепетала: ей представилась реакция Джонатана на ее рассказ, и пальцы тут же судорожно ухватились за ножку бокала, как за спасительную соломинку.
- Скорее всего вы мне не поверите, но я с вами согласна - вы имеете право знать о моей работе. Надеюсь только, что вы выслушаете меня со всем вниманием и не будете торопиться с выводами.
- Я постараюсь, Девон. Обещаю. - Джонатан посмотрел поверх ее головы и заметил приближавшегося к ним Майкла. Он неторопливо отпил шампанского. - Я позвоню вам в начале недели.
- Договорились.
Коротко улыбнувшись, Стаффорд оставил ее и смешался с толпой.
Девон некоторое время наблюдала за ним. Блестящие иссиня-черные волосы и высокий рост выделяли Стаффорда из всех присутствующих. Впрочем, она не сомневалась, что, будь он среднего роста, она и тогда Не потеряла бы его из виду.
- Я принес еще шампанского. - Голос Майкла заставил ее вздрогнуть и мгновенно залиться румянцем от смущения и тайного чувства вины. Но тут же Девон вспомнила, что они больше не жених и невеста, и овладела собой.
- Благодарю.
- Ты решила наконец, какую картину купишь?
- Да. Мне нравится эта. - Девон ткнула пальцем в сторону полотна с работягами на берегу.
- Тогда плати за нее скорее. Пора отсюда выбираться. Клифф и Глэдис пригласили нас на коктейль.
Девон едва не выругалась. В окружении Майкла было несколько приятных людей, но теперь, на том уровне, которого он достиг, люди из друзей превращались в конкурентов и женщины тоже принимали деятельное участие в их дружбе-состязании. Клифф и Глэдис Корбин - мистер и миссис Деловая Америка.
Майкл, похоже, прочитал ее мысли:
- Да брось ты. Не так уж эти двое и плохи. Кроме того, они утверждают, что давно нас не видели и соскучились.
Девон неожиданно почувствовала скрывавшийся за всем этим подвох.
- Так ты, стало быть, не сказал им, что между нами все кончено? И они по-прежнему думают, что мы собираемся пожениться?
- А почему я должен был им говорить? Мое кольцо все еще у тебя, не так ли? Знаешь, Девон, расслабься. Все устроится наилучшим образом, вот увидишь.
Девон посмотрела на него с тоской во взгляде. Майкл всегда был уверенным в себе человеком - но не до такой же степени! Что, интересно знать, у него на уме? При мысли об этом Девон невольно вздрогнула. Майкл умел строить козни. И как это она забыла?
Купив картину, Девон договорилась с администрацией галереи, чтобы ее доставили на следующее утро. Как только они с Майклом вышли на улицу, она пожаловалась на непереносимую головную боль и попросила отвезти ее домой.
- Разрази тебя гром, Девон. И это в тот момент, когда Клифф и Глэдис готовы принять тебя в свои объятия. Они обидятся, помяни мое слово!
У Клиффа и Глэдис каменные сердца. Они не обидятся. Впрочем, вслух она сказала другое:
- Извини, Майкл, я просто к этому не готова.
Они в молчании доехали до старинного дома, где жила Девон. Майкл прошел вместе с ней в теплый, залитый мягким светом холл.
- Почему бы не подняться к тебе и не выпить чего-нибудь?
- Я же сказала, что неважно себя чувствую. Брови Майкла сошлись на переносице.
- Ладно, позвоню тебе на следующей неделе.
- Вот и отлично. - А я завтра напишу тебе, расскажу, как обстоят наши с тобой дела, и верну это проклятое кольцо.
- Доброй ночи, Девон. - Майкл попытался было ее поцеловать, но она отвернулась.
- Доброй ночи, Майкл.
Поднимаясь к себе, Девон не уставала задаваться вопросом - что же она находила в нем прежде? И еще она подумала, что, если бы домой ее провожал Джонатан Стаффорд, вечер мог бы сложиться совершенно по-иному.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Молчаливая роза - Марс Кейси



Мне очень понравился этот роман)))рекомендую
Молчаливая роза - Марс КейсиАнна
28.05.2011, 22.53





За последние 20 лет перечитывала много раз и каждый раз с удовольствием
Молчаливая роза - Марс КейсиТатьяна
26.11.2011, 18.26





потрясающая книга
Молчаливая роза - Марс КейсиАлёна
23.04.2012, 0.30





Не думала, даже не верила, что роман так понравится.rnНо хорошо написан. Советую.
Молчаливая роза - Марс Кейсиинна
7.01.2016, 21.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100