Читать онлайн Молчаливая роза, автора - Марс Кейси, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Молчаливая роза - Марс Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.54 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Молчаливая роза - Марс Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Молчаливая роза - Марс Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марс Кейси

Молчаливая роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Девон вытерла слезы тыльной стороной ладони. Она знала, что Майкл станет возражать. Она даже предполагала, что он будет угрожать ей разрывом. Тем не менее заканчивать таким образом отношения, которые продолжались вот уже почти два года, совсем не хотелось. Сердце сжимала сделавшаяся уже привычной грусть. Но вместе с грустью ей в душу проникло еще одно ощущение - это было чувство полного освобождения и облегчения.
Странно, подумала Девон. Все таки она любила Майкла Галвестона, любила с того самого момента, как они встретились на вечеринке у Кристи. Он был добр к ней, расточал ей комплименты и умел слушать. Конечно, немалую роль сыграли также эффектная внешность Майкла и его уверенность в себе - в тот момент ей нужен был человек, на которого она могла бы опереться.
Девон любила Майкла - она просто не была в него влюблена. Как она и полагала, все сомнения, связанные с помолвкой и ожидавшимся в скором времени браком, овладели ею с новой силой, когда они вернулись из Стаффорда в большой город.
Некоторое время они находились в отдалении друг от друга, и это позволило ей объективно оценить их взаимоотношения. Ее работа над Стаффордским проектом - как с самого начала окрестил его Майкл, незамедлительно принявшись вести против него подкоп, - заставила ее задуматься о возможности их совместного существования. В самом деле, обладал ли Майкл теми качествами, которые ей хотелось видеть в своем муже? Да и она сама - действительно ли она подходит ему? Увы, сколько бы Девон ни думала, ответ напрашивался только один: нет. Что-то приключилось с ней в Стаффорде и заставило по-иному взглянуть на уже сделавшиеся привычными веши. Она не знала, правда, к добру это было или во вред ей. Как бы то ни было, происшествие в гостинице придало ее жизни определенный смысл, показало ей цель, за которой надо было следовать, словно за путеводной звездой. Если в основе Стаффордского проекта лежит истина - так, как ее понимала она, Девон, - тогда, возможно, истинны и прочие необычные явления, подмеченные ею прежде. Странные вещи происходили с ней постоянно, и это ее пугало - как отчасти пугал и сам Стаффордский проект.
Девон прошла к себе и уселась за антикварный письменный стол во французском стиле. Свои романы она обыкновенно писала, используя компьютер IВМ, стоявший в ее кабинете. За этим же изящным столом она разбирала корреспонденцию, писала письма, вела учет приходившим счетам - короче, занималась бумажной работой.
Распечатав конверт, лежавший на зеленом кожаном бюваре, она вытащила письмо, пришедшее из Стаффорда в первую же неделю после возвращения в город. Это были копии свидетельств о рождении Бернарда Рэндалла Стаффорда и о его смерти, последовавшей через пять лет после того, как он увидел свет. Означенные документы обошлись ей по пять долларов каждый. Первый документ удостоверял, что рождение мальчика имело место 21 апреля 1893 года, и указывал имена его родителей. Второй же сообщал о дате смерти; наступившей 26 мая 1898 года, и о том, что ее причиной была скарлатина.
Следующая поездка в Стаффорд дала Девон возможность покопаться в старых газетах, которые она обнаружила в местном историческом музейчике, но которые ничего не прибавили к уже известным ей фактам, подтвердив лишь слова миссис Микс о том, что захоронение состоялось на территории методистского кладбища по адресу Черч-стрит, 25. Девон, конечно, следовало бы заручиться документом, подтверждавшим причину смерти, но отчего-то она была уверена, что ни в каких архивах ей этого подтверждения не сыскать.
Девон еще раз перечитала копию свидетельства о рождении Бернарда Рэндалла Стаффорда. Ей сразу же представился маленький темноволосый мальчик в похожем на женское платьице. Этот образ - на удивление живой и четкий - мигом заставил сильнее биться ее сердце, и она ощутила привычное стеснение в груди. Следом пришла мысль, что работа над Стаффордским проектом может отнять у нее месяцы и даже годы, поскольку, если ее подозрения верны и мальчик в самом деле погиб насильственной смертью, влиятельное семейство наверняка в свое время сделало все, чтобы замести следы преступления.
Изящный, бежевый с золотом, телефонный аппарат французского производства, находившийся на ее рабочем столе, неожиданно разразился громкими трелями и отвлек Девон от не слишком веселых дум.
- Прошу миссис Джеймс. С ней хочет поговорить Джонатан Стаффорд, - послышался в трубке уверенный голос.
- Это я.
- Здравствуйте, миссис Джеймс. Извините за поздний звонок, но до меня дошли слухи, что вы... скажем так, проявляете определенный интерес к гостинице «Стаффорд».
Интересно, какая забота заставила его позвонить? - задала себе вопрос Девон, но сказала совсем другое:
- Что ж, это можно назвать и так.
- Я надеюсь, мы могли бы встретиться и обсудить кое-что? Девон посмотрела на украшенные орнаментом настенные часы, принадлежавшие еще ее дедушке, и ответила:
- Как вы сами только что заметили, уже довольно поздно.
-Тогда в другой день? Кстати, я уже звонил вам, но никого не застал дома. - И снова в его голосе прозвучало нечто. Может быть, это было раздражение, которое проскальзывало против его воли?
- Я делала кое-какие покупки.
Это была неправда. Она ходила в Нью-Йоркскую университетскую библиотеку, чтобы разжиться сведениями о Кораблестроительной компании Стаффорда. И тут Девон удалось выяснить, почему имя Джонатана Стаффорда показалось ей знакомым с самого начала. Кораблестроительная компания Стаффорда, ныне именовавшаяся «Стаффорд энтерпрайзес», занималась поставками на рынок и производством всевозможного оборудования, предназначенного для морские судов. И это помимо собственно кораблестроения. Как оказалось, глава этой процветающей промышленной империи, Джонатан Стаффорд, являлся одним из богатейших людей в стране.
- Поскольку у меня чрезвычайно напряженный деловой график, я приглашаю вас на совместный ленч. Завтра в полдень, к примеру. Вас устроит? Мы можем встретиться в ресторане «Цирк» - это один из моих самых любимых.
Девон отродясь не бывала в «Цирке». Но уж коли Джонатан Стаффорд приглашает ее туда, это должно быть роскошное заведение.
- Я согласна.
- В таком случае мой шофер заедет за вами в одиннадцать тридцать. До завтра, миссис Джеймс.
- Доброй ночи, - ответствовала Девон, обращаясь к невидимому мужчине, чей голос только что уверенно рокотал в трубке.
Когда разговор закончился, ей потребовалось целых семь минут, чтобы понять, что мистер Стаффорд не спросил ее адреса. Впрочем, такой могущественный человек, как Джонатан Стаффорд, наверняка имел возможность его заполучить без всякого труда.
Кстати, у Флориана Стаффорда имелись для этого точно такие же возможности.
Джонатан смотрел на большие зеленые глаза, которые, в свою очередь, смотрели на него с обложки популярного женского романа, лежавшего на его письменном столе. Если фотография не лгала, Девон Джеймс была лакомым кусочком.
Короткая справка под фотографией гласила, что женщине в момент опубликования книги было двадцать семь лет. Поскольку роман «Странствия» вышел два года назад, можно было предположить, что миссис Джеймс сейчас двадцать девять. В справке также говорилась, что писательница получила две литературные премии от Нью-Йоркского университета и выпустила в свет, помимо «Странствий», еще два романа. «Странствия» и «Поиски» - ее предыдущая книга - оказались в списке бестселлеров газеты «Нью-Йорк тайме».
Разумеется, Джонатану все это уже было известно - и даже много, много больше. В сущности, он знал о Девон Линн Джеймс абсолютно все, что стоило о ней знать. Известная романистка, разведена - а самое главное, причиняет ему, Джонатану Стаффорду, совершенно ненужное беспокойство.
Стаффорд открыл очередную страницу лежавшего перед ним досье. Хотя истинные родители Девон были неизвестны, ее приемный отец, Патрик Фицсиммонс по прозвищу Пэдди, являлся работником полицейского департамента Нью-Йорка и был на хорошем счету, а приемная мать, домохозяйка Юнис Фицсиммонс, по отзывам соседей, любила приемную дочь, как свою собственную. Частный детектив Дерек Престон в своем отчете указывал, что Девон и ее приемные родители были очень близки и трогательно заботились друг о друге. Несколько лет назад стараниями Девон ее родители переехали в отличный дорогой дом неподалеку от прежнего места их обитания, а значит, и от привычного соседства.
Это произошло после ее развода, около трех лет назад. Девон познакомилась со своим бывшим мужем Полом Джеймсом, когда училась в университете. Они поженились, после чего Пол продолжил обучение, чтобы получить диплом правоведа. Причину развода Джонатану до сих пор не удалось установить но он намеревался это сделать в ближайшее время.
Отодвинув досье в сторону, Стаффорд откинулся на спинку стула и положил ноги на стол. Ему трудно было представить, что испытала эта женщина во время и после развода, но его собственный принес ему весьма ощутимое облегчение. Впрочем, и свою вину он тоже не отрицал. Он проводил на работе чуть ли не шестнадцать часов в сутки, и на семью ему просто не оставалось времени:
Будучи двадцати восьми лет от роду, он женился на двадцатитрехлетней Ребекке Уинстон около десяти Лет назад. Через два года Бекки подала на развод, ввязавшись с ним в длительный судебный процесс, целью которого были деньги и финансовая независимость от него, Джонатана. Буквально за несколько дней до завершения процесса Ребекка погибла.
В результате автомобильной катастрофы их с Бекки сын перешел под его единоличную опеку, чего, собственно, он желал больше всего на свете, но в то же время ему пришлось столкнуться с массой проблем. Особенно переживал смерть матери сын. Хотя Джонатан к тому времени уже не любил жену, она была единственной женщиной, за исключением его сестры, которой удалось близко подобраться к тому, что называлось его, Джонатана, сутки после смерти Бекки ему стало недоставать их телефонных разговоров, которые, к сожалению, большей частью кончались ссорами, и ее робких попыток так или иначе наладить совместную жизнь.
Тихий стук в дверь прервал размышления Стаффорда. Простите, сэр, - сказал его шофер-англичанин Генри Милфорд, появляясь в дверном проеме. - Вы велели заехать за вами в десять.
Джонатан кивнул. Он работал не покладая рук с шести часов утра, ему хотелось немного выпить, почитать книгу - для этого, кстати, он разжился романом миссис Джеймс - и не слишком поздно лечь спать: завтра его ждал не менее напряженный рабочий день.
В этот момент Джонатану, захотелось, чтобы дома ожидал Алекс, но знал, что это невозможно: парень спал на узкой больничной койке в роскошной клинике, удаленной на несколько миль от города. Можно было заехать к Акеми - его любовнице-японке, готовой его принять в любое время дня и ночи, но по зрелом размышлении он отказался от этой мысли.
- Автомобиль подан и стрит у подъезда, сэр, - объявил Генри. Его шоферу так и не удалось избавиться от английского акцента.
Джонатан устало поднялся и, прихватив с собой роман миссис Джеймс, двинулся следом за Генри по гулким коридорам давно опустевшего офиса. Да, завтра он лично займется этой Джеймс. Ему очень хотелось, чтобы это дело получило быстрое и окончательное разрешение.
Девон толкнула тяжелую дверь старинного дома, где она жила, и ступила на его величественное крыльцо. Как и обещал Джонатан, шофер уже дожидался ее появления, стоя у дверцы длинного сверкающего лимузина.
Девон сошла по ступенькам, подошла к автомобилю и скользнула на удобное, широкое заднее сиденье.
- Меня зовут Энри, - сообщил водитель, проглатывая первую букву своего имени. - Если вам что понадобится, мисс, смело обращайтесь ко мне. - Он говорил на странной смеси английского и американского диалектов и широко при этом улыбался. Захлопнув за ней дверь с тихим солидным стуком, как это принято в дорогих автомобилях, он нажал на газ, невольно заставив Девон откинуться на спинку отделанного серой кожей сиденья.
За тонированным стеклом машины пронзительный ноябрьский ветер гнал по асфальту старые газеты и швырял их под колеса мчавшегося по Мэдисон-авеню автомобиля, направлявшегося к ресторану «Цирк» на Шестьдесят пятой улице. В соответствии с погодой Девон надела теплый вязаный костюм, юбка которого доходила до щиколоток, а жакет застегивался большими позолоченными пуговицами под горло. Бордовый шелковый шарфик - в тон костюму - удачно дополнял наряд.
Девон выглядела прекрасно и знала об этом. Это внушало ей уверенность в своих силах, которые - она была уверена - должны был ей пригодиться в самом ближайшем будущем.
Автомобиль плавно завершил разворот и затормозил у дверей «Цирка». Генри распахнул дверцу.
- Мистер Стаффорд ожидает вас в зале, миссис Джеймс.
- Спасибо, Генри.
Ресторан был оборудован по последнему слову техники, хотя и сохранял при этом старомодную роскошь, присущую периоду процветания начала века. Швейцар распахнул двери, и Девон ступила в помещение; залитое мягким светом и украшенное деревянными панелями и роскошными букетами цветов в напольных вазах. Сразу же к ней устремился метрдотель, но его опередил мужчина в дорогом темно-синем двубортном костюме.
Девон затаила дыхание. Джонатана Стаффорда она отличила бы и среди тысячи посетителей. Он чрезвычайно походил на портрет, висевший в доме на Черч-стрит, 25, но был выше ростом, нежели Флориан, и куда более импозантен. Взгляд Джонатана был таким же, как у Флориана, - смелым, оценивающим, не дававшим и малейшей возможности распознать, что у него на уме.
- Приветствую вас, миссис Джеймс. - Улыбка Джонатана выглядела чересчур доброжелательной. - Меня зовут Джонатан Стаффорд. - Длинные сильные пальцы Стаффорда легко коснулись ее руки.
- Рада познакомиться.
«Рада» было не совсем то слово.
Джонатан Стаффорд буквально поразил ее воображение. Его иссиня-черные волосы сверкали, а редкого серо-голубого оттенка глаза заставили Девон подумать, что ей вряд ли до сих пор приходилось встречать более интересного мужчину, к тому же прекрасно отдававшего себе отчет в своем обаянии. Атлетически сложенный и мускулистый, он напоминал скорее древнего героя, нежели президента крупной корпорации.
Майкл наверняка позеленел бы от зависти, увидев этого человека.
- Я узнал вас по фото на обложке книги, - сказал Джонатан, заметив удивление на лице Девон. - Должен сказать, что в жизни вы куда более привлекательны.
Услышав комплимент, Девон почувствовала, что краснеет.
- Благодарю вас. «Странствия» - отличная книга. Говорю, вам об этом с уверенностью, хотя, каюсь, не успел дочитать до конца. Кстати, я прочитал все ваши книги.
Девон изо всех сил пыталась не показывать своего замешательства.
- Удивлена, что столь занятой человек, как вы, нашел время для чтения дамских романов.
- Я, знаете ли, много времени провожу в салоне самолета.
В этот момент к ним подлетел метрдотель с украшенной золотом книжечкой ресторанного меню.
Ваш столик ожидает вас, мистер Стаффорд.
- Да, благодарю, Айзек.
Метр - седой господин с глазами, слегка навыкате - заулыбался, давая тем самым понять, как несказанно его обрадовало это известие. Не оставалось сомнений, что Стаффорд регулярно посещал заведение. Девон еще больше утвердилась в своей мысли, когда их провели к угловому столику, который - и это было очевидно - являлся лучшим в ресторане.
- Вам приходилось здесь бывать? - спросил Джонатан, как только они уселись.
- Нет, но, по правде говоря, я об этом мечтала. Здесь чудесно.
- Видите эту настенную живопись? Она в точности воспроизводит внутреннее убранство одного из залов Версаля.
- Вы интересуетесь искусством, мистер Стаффорд?
- Зовите меня Джонатан, - сказал он, - пожалуйста.
- В таком случае называйте меня Девон. - Она улыбнулась ему, невольно поддаваясь его обаянию. Тем не менее она не забывала и о Флориане и потому не позволяла этому чувству окончательно завладеть ею. Когда появился официант, Девон заказала бокал белого вина. Стаффорд же ограничился бутылочкой перье.
- Вы не пьете, мистер Стаффорд?
- Джонатан, - поправил он ее, сверкнув глазами.
- Хорошо, Джонатан.
- Я редко употребляю спиртные напитки. Слишком много вопросов приходится, решать в течение дня.
- Я тоже придерживаюсь этого принципа, но сейчас мне требуется подкрепить силы.
Стаффорд изобразил чарующую улыбку, которая выглядела почти натуральной. По мнению Девон, его снимок смело можно было поместить в рекламу зубной пасты «Пепсодент».
- Я часто привожу людей в смущение. Уж слишком их волнует тот факт, что я - президент корпорации. Но вам-то что за дело до этого вы ведь не у меня служите?
Девон не слишком успокоили его слова. Она поняла, что ее сильно привлекает этот человек: ей удалось как следует рассмотреть его и даже заметить небольшой шрам на руке, частично скрытый манжетой, смуглую упругость кожи на шее, которую подчеркивал белоснежный воротник рубашки. Девон поняла, что ей угрожает опасность. Подобное притяжение к столь могущественному человеку могло закончиться для нее плачевно.
- Что же касается вашего вопроса, люблю ли я искусство, то на него я отвечу - да, - сказал Стаффорд. - Бели у меня появляется немного свободного времени, я с удовольствием отдаюсь коллекционированию. Более всего меня интересуют акварели, выполненные в китайской или японской манере; Девон улыбнулась.
- А я коллекционирую работы последователей импрессионистов. Мне нравятся свет и тепло, которое излучают их полотна. Кроме того, я покупаю то, что мне близко по духу, - все подряд.
Казалось, Джонатана это удивило. Неужели он думает, что писатель-беллетрист не может испытывать тяги к серьезному творчеству?- спросила себя Девон. Это навело ее на мысль, что впечатление, которое она произвела на Стаффорда, оказалось не слишком положительным. Неожиданно Девон почувствовала, что рассердилась. Этого она от себя не ожидала.
- Скажите, зачем вы меня сюда пригласили? - спросила она с раздражением. Однако прежде чем Стаффорд успел ответить, появился официант с заказанными напитками. Девон быстро взяла бокал и сразу же сделала глоток, чтобы успокоить нервы. Небольшого роста официант, покрутившись с минуту, удалился, и тогда Джонатан раскрыл меню.
- Рекомендую вам отведать ягненка и паштет из дичи. Это фирменные блюда ресторана. - Все это время он - краем глаза - за ней наблюдал.
Поначалу Девон решила было последовать его совету - так она всегда поступала, когда оказывалась с Майклом в сходной ситуации, но, поразмыслив, решила, избрать другую тактику и произнесла:
- Уверена, что они великолепны, но это скорее всего довольно тяжелая пища. Я бы предпочла что-нибудь полегче.
Джонатан опять явил миру свою странную неопределенно-любезную улыбку, Девон же, напротив, потупила, взгляд и принялась просматривать меню. Она знала, что его глаза продолжают ее изучать, и ей было страшно интересно выяснить, что же он на самом деле думает по ее поводу. Как только она была готова сделать заказ, рядом с ней, словно Стаффордское привидение, мгновенно материализовался низенький официант.
- Я решила остановиться на морском языке в вине и салате с овечьим сыром, - сказала Девон.
- Полосатый окунь, зеленый салат и лимонный сок вместо масла. - Джонатан отдал свое меню и меню Девон официанту, и тот со всех ног бросился исполнять заказ.
- Лимонный сок вместо масла? Вы, должно быть, уделяете много внимания здоровью?
Джонатан некоторое время с непроницаемым видом рассматривал Девон. Судя по всему, люди крайне редко поступали вопреки его желаниям даже во время светской застольной беседы.
- Вы еще не знаете, что я закажу себе на десерт, - сказал он, пытаясь удивить Девон, а возможно, и самого себя.
Пока не прибыли салаты, они продолжали обмениваться ничего не значащими фразами, поддерживая беседу. Потом Девон отважилась на вторую попытку:
- Мне кажется, мистер Стаффорд, вам пора поставить меня в известность, зачем вы меня сюда пригласили.
Джонатан уловил в ее тоне нотки официальности и, уж конечно, отметил обращение «мистер Стаффорд», но на этот раз поправлять ее не стал. Отложив вилку, он пригвоздил Девон к месту взглядом своих серо-голубых глаз.
- Я хочу выяснить, с какой стати вы копаетесь в прошлом моей семьи, миссис Джеймс. Похоже, вы слишком зачастили в Стаффорд.
- Ответ очевиден - я работаю над литературным произведением.
- Это роман?
- Не совсем. Пожалуй, очерк, который можно было бы озаглавить «Биография одной семьи».
- Значит, вы решили изменить своему амплуа писательницы дамских романов?
- Да, немного...
- И выбрали, стало быть, для своего очерка мою семью? - Теперь в глазах Стаффорда уже не было заметно голубого оттенка. Они сделались серыми, как сталь, и смотрели на Девон с явным неодобрением.
- Вы должны чувствовать себя польщенным.
- А я вот не чувствую. Откровенно говоря, мисс Девон, я положил немало сил на то, чтобы оставаться в тени.
Это было чистой воды вранье. Она провела четыре часа в библиотеке, просматривая посвященную Стаффордам литературу, и поняла, что это лишь малая часть написанного о них. Тем не менее Девон планировала изучить все, что так или иначе появлялось в печати об этом семействе. И в особенности - о Джонатане Барретте Стаффорде.
- Судя по всему, вы успели переговорить с миссис Микс.
- И не один раз. - Недовольство по-прежнему слышалось в голосе Джонатана, хотя он явно прилагал усилия, чтобы это скрыть.
- В таком случае я очень рада, что мы договорились с вами о встрече, - сказала Девон. Чтобы преодолеть волнение, она незаметно сворачивала и разворачивала салфетку, лежавшую у нее на коленях. - Не стану скрывать, я пыталась выяснить подноготную вашего семейства, и это, признаюсь, было делом непростым. Но если вы сами поведаете историю вашей семьи, я, разумеется...
- Извините, миссис Джеймс, но об этом не может быть и речи. Я бы рад вам помочь, но в данном случае это абсолютно исключено. - Девон подняла на Джонатана глаза и поняла, что за его внешней бесстрастностью бушует самый настоящий гнев. - Я предпочитаю оставаться в тени, мисс Девон, и не желаю, чтобы другие понапрасну трепали мое имя. - Неожиданно в его голосе появились просительные нотки. - Если вы станете писать о моей семье, то газеты подхватят ваше начинание и я сделаюсь героем дня. Не сомневаюсь, женщина с таким умом, как у вас, понимает, к чему это может привести. Я очень надеюсь, что, осознав это, вы откажетесь от своего замысла.
Девон улыбнулась. Джонатан Стаффорд - непростая штучка: ему, что называется, палец в рот не клади. Но она зарабатывала себе на жизнь тем, что училась понимать язык тела, жестов, выражений человеческих лиц, как, впрочем, все писатели. Кое-кто из простых смертных наверняка бы попался на удочку его обаяния и прирожденного умения очаровывать, но Девон ему провести не удастся.
- Скажите, мистер Стаффорд, что именно мы с вами сейчас обсуждаем? Боюсь, я потеряла нить...
Обозначившиеся чуть более резко складки у губ явились единственным признаком его неудовольствия. Некоторое время Стаффорд смотрел на Девон не отрываясь, словно пытаясь прочесть ее мысли. Даже когда появившийся официант принялся убирать тарелки, взгляд Джонатана продолжал ее гипнотизировать, и Девон самым искренним образом заинтересовалась - выдержала ли она эту проверку взглядом или нет. Между тем несколько затянувшийся процесс созерцания принял несколько иную направленность. Девон почувствовала, что теперь внимание Стаффорда переключилось на два упругих бугорка, которые натягивали вязаный жакет у нее на груди. На завершающей стадии обзора этих двух очаровательных выпуклостей Стаффорд неожиданно для нее почти незаметно улыбнулся снова - на этот раз только краешками губ, выражая тем самым одобрение.
То была первая искренняя улыбка, которая появилась у него за все время их общения. Сама того не желая, Девон вдруг покраснела. Ее пальцы затрепетали, поскольку она уловила намек на желание, исходивший из самых заповедных и хорошо охраняемых мужских глубин. Она смутилась и снова принялась теребить несчастную салфетку, покрывавшую ее колени.
Джонатан, должно быть, отлично понимал смысл этой странной игры, которую сам же и затеял, поскольку через минуту откинулся на спинку стула и произнес:
- Предмет нашего разговора столь тонок, что я бы не стал обсуждать его здесь, миссис Джеймс. Вероятно, это лучше сделать за обедом... скажем, послезавтра. Вам подходит?
Хотя по этому поводу Девон терзали самые серьезные сомнения, информацию требовалось добывать - а у кого спрашивается, имелись более достоверные сведения по интересующему ее вопросу? Ну конечно же, у Джонатана. В сложившихся обстоятельствах даже сильное напряжение, которое она испытывала в его присутствии, не могло заставить ее отказаться от сделанного ей предложения.
- Да, мистер Стаффорд.
- Джонатан, - снова поправил он и улыбнулся Девон прежней, хорошо отработанной ослепительной улыбкой.
- Джонатан, - повторила она, не имея сил отвести глаз от этого смуглого мужественного лица.
Но тут Девон вспомнила о тщательно скрываемом гневе, только что бурлившем за этим доброжелательным фасадом, и решила, что Флориан Стаффорд скорее всего точно так же за внешней благопристойностью умел прятать вспышки гнева и склонность к насилию. Но если эти два человека действительно похожи, то до какой степени?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Молчаливая роза - Марс Кейси



Мне очень понравился этот роман)))рекомендую
Молчаливая роза - Марс КейсиАнна
28.05.2011, 22.53





За последние 20 лет перечитывала много раз и каждый раз с удовольствием
Молчаливая роза - Марс КейсиТатьяна
26.11.2011, 18.26





потрясающая книга
Молчаливая роза - Марс КейсиАлёна
23.04.2012, 0.30





Не думала, даже не верила, что роман так понравится.rnНо хорошо написан. Советую.
Молчаливая роза - Марс Кейсиинна
7.01.2016, 21.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100