Читать онлайн Молчаливая роза, автора - Марс Кейси, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Молчаливая роза - Марс Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.54 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Молчаливая роза - Марс Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Молчаливая роза - Марс Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марс Кейси

Молчаливая роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

После разговора с Кристи решение Девон прекратить работу над книгой укрепилось окончательно. Рано утром в понедельник она поехала в библиотеку Нью-Йоркского университета, чтобы вернуть взятые там материалы. Сдав их все библиотекарю, Девон демонстративно отряхнула руки, словно стремясь убедить себя, что с прошлым покончено. Но, заглянув в свой абонемент, она с удивлением обнаружила, что на ее имя поступили новые книги - те самые, которые она не смогла найти в абонементе в прошлый раз. Тут Девон вспомнила о Томике материалов с письмами отца Флориана к его матери, а также послание Флориана к брату. Сначала она подумала, что эти письма скорее всего не содержат ничего нового, но потом все же решила их просмотреть - в конце концов не зря же она заказывала книги.
Не обращая внимания на охватившую ее вдруг тревогу, Девон быстро разыскала письмо отца Флориана, Эдварда Эфраима Стаффорда, к его жене Элоизе, написанное в 1878 году. Флориану тогда исполнилось девять. Она сразу заметила то, что его имя в письме упоминалось в связи с какой-то проказой.
«Я не потерплю подобного поведения со стороны мальчика, - писал его отец. - Можешь передать нашему сыну, что после моего возвращения к нему будут применены самые суровые меры воздействия - как минимум основательная порка. Кроме того, ему придется посидеть в темной комнате, дабы он мог по минутам вспомнить все свои дурные деяния». У Девон по спине побежал холодок. Кажется, она где-то читала что суровое обращение с детьми может передаваться в некоторых семьях из поколения в поколение. Поэтому логично было предположить, что Флориан воспитывал своего сына такими же суровыми методами, как в свое время его отец воспитывал его самого.
Рука Девон, державшая книгу, вдруг затряслась. Неужели ты собираешься снова вернуться к этому кошмару? Собственная непоследовательность настолько ее поразила, что Девон с негодованием захлопнула томик с письмами, повернулась и решительно направилась к выходу.
Она уже почти ушла. Господь свидетель, как ей этого хотелось. Пожалуй, в тот момент у нее не было других желаний, однако у двери она почувствовала, что просто не сможет переступить порог и забыть о тайне Стаффордов навсегда. Девон быстро вернулась и окинула взглядом список книг. «Прочту только одно письмо - и ничего больше», - пообещала она себе и, достав нужный том, принялась его перелистывать в поисках интересовавшего ее документа.
Для того чтобы обнаружить его, много времени не потребовалось. Книга словно сама распахнулась на нужной странице, и Девон увидела послание Флориана к брату Уильяму. Внизу в скобках стояла дата: 10 июня 1897 года. Прошло ровно две недели после смерти его сына. Конечно, следовало бы изучить этот документ в первую очередь, но обстоятельства сложились таким образом, что он попал ей в руки последним.
Сначала Девон показалось, что ничего стоящего в этом письме нет. Начиналось оно самым обычным приветствием: «Мой дорогой брат». Впрочем, последующие строки да и основной тон письма раскрывали во всей полноте скорбь Флориана.
«Не могу выразить тебе, какой силы отчаяние и безнадежность овладели мною. Я потерял моего единственного сына, кровь от крови моей, плоть от плоти. На этого ребенка я возлагал столько надежд. Те дни, что мне еще предстоит прожить, навсегда окрасились для меня в мрачные, траурные тона. Моя жена непрестанно рыдает. Она не позволяет мне утешить ее и не допускает до себя.
Мысль о том, что до скончания своих дней мне предстоит прожить в одиночестве, меня убивает. Если бы я не знал, что самоубийство - величайший из грехов, я бы последовал за сыном в могилу. Неоднократно я принимался стегать себя хлыстом, отчего спина моя покрылась рубцами и стала кровоточить, но не смог получить облегчения. Господь Всемогущий, что же я наделал!»
Девон вынуждена была ухватиться за край стола, чтобы не упасть. Все вокруг нее закружилось в бешеном хороводе. Она попыталась успокоиться и утихомирить разошедшееся сердце, с ужасом чувствуя, что ее ладони опять, как тогда, стали влажными от пота, а грудь сжало с такой силой, что она едва могла дышать.
Так это правда! Все - правда!
Девон опустилась в кресло. Руки у нее тряслись, а ноги словно налились свинцом. Она сделает с этих писем копии и покажет Джонатану. Или нет, лучше она приведет его сюда и заставит прочитать слова его собственного дяди. Конечно же, после этого он ей поверит...
Или, может быть, скажет, что это просто очередное совпадение? Что мрачные слова Флориана можно толковать по-разному?
Как он был доволен, когда Девон решила оставить на время работу над своим проектом! Но она уже тогда заметила, что за его одобрительными словами скрывалась тщательно замаскированная отчужденность. Тогда она попыталась убедить себя, что эта игра ее воображения и не более. Теперь настало время над этим задуматься по-настоящему. Известно ли Джонатану об этом письме? Знает ли он правду? А если знает, то почему событие, произошедшее много лет назад, представляется ему настолько важным, что его необходимо скрывать даже от нее?
Перечитав письмо, Девон сделала копии обоих документов для своего досье. Потрясенная прочитанным, она снова направилась к выходу.
Но и на этот раз ей не удалось уйти из библиотеки, так как, сделав несколько шагов, она вдруг разом припомнила все: отрывки бесед с Джонатаном, предложение огромной суммы денег, неудовольствие, которое он испытывал всякий раз, когда предметом их разговора становилась ее книга. Она вышла из зала документов и направилась в секцию периодики.
Раздумывая над тем, знал ли Джонатан о письме дяди или что еще хуже не скрывая ли он под внешней невозмутимостью какую-то другую тайну, Девон уселась на стул перед светящимся экраном и принялась за поиски дополнительных сведений, которые были так или иначе связаны с именем Джонатана Стаффорда и с судьбой других представителей этого семейства.
Она начала с его брака, заключенного одиннадцать лет назад и получившего отражение в прессе, и двинулась по временной оси вперед.
Девон все никак не удавалось обнаружить что-нибудь интересное, пока она не добралась до развода Стаффорда Информация, прочитанная ею, лишь подтверждала его слова, что причиной расторжения брака являлась поразительная преданность Джонатана своему делу. Упоминались также стиль жизни его жены Ребекки, легкомысленные друзья, вместе с которыми она участвовала во всех светских мероприятиях. Потом шло описание тяжбы Джонатана с его женой из-за сына. И тут, к своему удивлению, Девон установила, что Ребекка погибла в автомобильной катастрофе еще до того, как процесс завершился.
Алекс был оставлен под опекой отца, и, таким образом, Джонатан получил то, чего безмерно хотел. Состояние Стаффордов не было разделено и тоже не пострадало. Все завершилось крайне удачно для Джонатана. Почему-то эта мысль никак не шла у Девон из головы. С другой стороны, она провела с Джонатаном Стаффордом достаточно много времени, чтобы вменять ему в вину смерть жены Бекки погибла в автокатастрофе, в этом Девон не сомневалась, как не сомневалась и в том, что Джонатан никогда бы не пошел на такого рода преступление.
Она упорно продолжала искать дальше.
Нажав на кнопку, она включила режим просмотра, сконцентрировав внимание на заголовках статей. Время теперь не играло для Девон никакой роли. Пусть ей потребуется неделя или даже месяц - все равно. Так или иначе, но она собиралась изучить жизнь Джонатана Стаффорда до мельчайших подробностей. При этом она молила Бога об одном - чтобы все рассказанное ей Джонатаном оказалось правдой и ему нечего было бы скрывать.
Девон, распрямившись, потянулась. Мышцы ныли от усталости, глаза слезились, а жесткое сиденье стула ощущалось теперь весьма болезненно. Весь предыдущий день и это утро она провела перед маленьким светящимся экраном, просматривая микрофильмы, сделанные с периодических изданий. Статьи о семействе Стаффордов, казалось, не кончатся никогда.
Джонатан несколько раз ей звонил, но Девон ни словом не обмолвилась о том, что нарушила свое обещание, Впрочем, Джонатан был полностью погружен в собственные дела «Холидекс индастрис» начала нести значительные убытки из-за все возраставшей активности компании «Три-стар-марин»
Девон эгоистично порадовалась его затруднениям - это давало ей возможность без помех продолжать исследования. Но до сих пор ей не удалось обнаружить ничего существенного, что могло так или иначе объяснить стремление Стаффорда остановить ее работу. Тем не менее она заглянула за непроницаемый занавес, который надежно скрывал этого человека от слишком пристального внимания друзей и врагов.
Все интервью, взятые журналистами у Джонатана, убеждали ее в одном. Стаффорд чрезвычайно гордился своей семьей, ее историей и доставшимся ему по наследству делом. В своих выступлениях он превозносил до небес достижения «Стаффорд энтерпрайзес» и высказывал уверенность, что процветание корпорации будет продолжаться и впредь. Кроме того, газетные статьи повествовали о Джонатане как о чрезвычайно сильном бойце, который не останавливался ни перед чем, чтобы сокрушить конкурентов. При этом перечислялись названия компаний, сделавшихся жертвой экспансии «Стаффорд энтерпрайзес». Чем больше Девон читала, тем лучше понимала темную, скрытую от всех сторону натуры Стаффорда. Это был жесткий и расчетливый делец, стремящийся любыми путями достигнуть своей цели (бесчувственный - невольно хотелось сказать Девон), которого многие газеты характеризовали коротко и ясно - «жестокосердный». При этом Стаффорд всегда стремился сохранить свое родовое имя незапятнанным.
Девон вспомнила о тех сладких часах, которые они с Джонатаном провели в объятиях друг друга. В нем было много кротости и нежности, так недостающих большинству мужчин, но они несколько не мешали ему проявлять свою силу властность.
Уж если этот человек любил, то любил со всей страстью, на какую был способен, как, впрочем, он делал все в этой жизни. Именно его скрытая страстность заставила Девон устремиться на его молчаливый призыв подобно мотыльку на огонь. И по правде сказать, она вовсе не хотела разузнать о Джонатане что-нибудь дурное, потому что была неравнодушна к нему. Больше, чем неравнодушна.
Но одновременно она не должна забывать и о себе.
Девон снова потянулась, поднялась со стула и стала прогуливаться по залу в надежде разогнать застоявшуюся кровь, потом вернулась на свое место и снова принялась за работу. Она просматривала подшивку еженедельного издания Нэшнл инквизитор», как вдруг у нее екнуло сердце. В заголовке одной из статей значилось: «СЫН СТАФФОРДА ПОСТРАДАЛ ОТ ОГНЯ И ПАРАЛИЗОВАН. МАЛЬЧИК УВЕРЯЕТ, ЧТО ВИДЕЛ ПРИЗРАКА».
Сердце Девон словно подпрыгнуло. Статья была написана три года назад и датирована 15 апреля. Девон торопливо просмотрела материал, причем с каждым прочитанным словом ее волнение усиливалось. В первых же строках говорилось, что Алекс получил травму в Коннектикуте, в древнем родовом гнезде Стаффордов, находившемся на Черч-стрит, 25. Девон видела руины этого сгоревшего здания, но и подумать не могла, что пожар произошел всего три года назад. По этой причине она даже не стала расспрашивать местных жителей о пожаре. Девон стала читать дальше и узнала, что «...мальчик, спасся только благодаря прибытию на место пожара его героического отца-мультимиллионера, который сам серьезно пострадал, получив ожоги второй степени». Так вот почему он не хотел говорить о том шраме на руке!
Далее в статье говорилось, что Алекса прижала к земле упавшая балка, - об этом ей рассказывал сам Джонатан. После того как, приподняв балку; он освободил мальчика и вынес его из горящего дома, Джонатан снова вернулся в дом за тетушкой Эстель Стаффорд Меридит.
- Я что-то видел в огне,- сказал обожженный и израненный пятилетний Алекс репортерам. - Это было странное существо, которое говорило со мной. Оно хотело, чтобы я остался с ним.
Пальцы Девон впились в край стола. Господь всемогущий. Так вот что старался скрыть Джонатан. Дело было вовсе не в письме Флориана - суть заключалась в том, что его сын сам получил кое-какой опыт общения с призраками в доме, принадлежавшем семейству Стаффордов! Далее в статье говорилось:
«Элвуд Доббс, один из старейших жителей Стаффорда, уверяет, что в доме нечисто с давних пор. «Все в округе знают об этом, - сообщил он. - Мы попытались уговорить миссис Меридит не оставаться в этом доме на ночь, но она ничего не хотела слушать, утверждая, что ни призраков, ни привидений не существует. Надо полагать, сейчас она думает по-другому». Так вот в чем заключался секрет Джонатана! Но стоил ли он миллиона долларов? Джонатан говорил, что хочет оградить сына от слухов и сплетен. Нет, это не он сказал. Это она сказала себе, когда увидела, как мальчик в своем кресле на колесах вкатился в кабинет Джонатана. Но что по этому поводу сказал сам Джонатан? «У меня есть сын, о котором я должен заботиться. Имя Стаффордов почитают уже в течение долгого времени». Стало быть, Джонатан защищал не сына, а родовое имя?
Все журналисты в один голос утверждали, что Джонатан старался сохранить репутацию семьи незапятнанной. Преступления Флориана Стаффорда могли повлиять на общественное мнение, изменить созданный Джонатаном идеальный имидж могущественного семейства - вот что волновало его в первую очередь.
Постепенно вся важность этого открытия доходила до сознания Девон. Стало быть, Джонатан лгал ей! Возможно, это была ложь во благо, но она оставалась ложью. Что ж, он добился того, чего хотел. Зная лучше, кого бы то ни было, через что Девон пришлось пройти и как важно было для нее узнать правду, он вынудил-таки ее бросить работу над книгой и прекратить расследование.
И она сама помогла ему в этом.
У Девон перехватило горло, как только она стала вспоминать дни и ночи, проведенные с Джонатаном, их разговоры в перерывах между занятиями любовью. Ах, как ей хотелось ему верить. В сущности, она сдалась на милость этого человека, и немалую роль в этом, сыграли ее плотские желания. А поскольку Джонатан справился со свой ролью великолепно, она и в самом деле поверила, что он испытывает к ней серьезные чувства.
К неприятному ощущению в горле присоединилась боль под ложечкой. Вот как, оказывается, Джонатан решил манипулировать ею! И ведь она даже не заметила, как он взял ее в оборот. Разве можно быть такой слепой? Господь свидетель, этот человек с самого начала заявил о своих намерениях! Мне придется вас остановить. Как она могла забыть эти его слова?!
И он сделал это. Джонатан улыбался и любезничал с нею и настолько завладел ее сердцем, что она легла с ним в постель. Более того, он так хитро повел дело, что временами ей казалось, будто решение закончить работу она приняла самостоятельно, без его участия.
- Какой же я была дурой! - Девон непроизвольно произнесла эти слова вслух. - А ты, Джонатан, - какой же ты негодяй! - Она схватилась за карандаш и с такой силой на него нажала, что грифель сломался.
Ничего, завтра она вернется в библиотеку с ясной голо-вой, вернется и прочтет все, вплоть до самой ничтожной заметки, и постарается узнать подробнее о том, что произошло с Алексом. Совершенно очевидно, что между случаем в Желтой комнате и несчастьем с Алексом существует прямая связь. Джонатан об этом знал, как знал и о том, что она эту связь сразу же разглядит. Потому-то он и пытался внушить ей, что всему виной ее не в меру разыгравшееся воображение.
Теперь Девон была абсолютно уверена случившееся с ней в стаффордской гостинице- вещь вполне реальная, а отнюдь не плод ее больной фантазии. Свидетельством этому являлись письма, которые она только что прочла, пожар в родовом гнезде Стаффордов. Все это неимоверно подогрело ее интерес к работе. На этот раз, решила она, ничто и никто ей не помешает.
Она нажала кнопку «печать» и тут же получила копию заинтересовавшей ее статьи, потом, перекинув через плечо сумку, подхватила блокнот с желтыми страницами, в котором делала записи, и решительно направилась к выходу. Глаза Девон застилали злые слезы, мешавшие ей видеть окружающее. Они до неузнаваемости исказили громоздившие, вокруг полки с книгами. И вдруг, совершенно неожиданно на этом странном, искрящемся фоне возникло улыбающееся лицо Джонатана.
Как он, должно быть, над ней потешался, когда она пришла и сама заявила ему, что прекращает работу над книгой; какое удовольствие доставила она ему этим своим решением - ведь он снова оказался победителем!
Когда Девон вышла на улицу, ее мгновенно окутал предрождественский холод, но она не обратила на него никакого внимания. В этот момент она вспомнила, как сидела в длинном лимузине Джонатана в коротенькой черной юбчонке, надетой специально, чтобы ему угодить, и ей чуть не сделалось дурно. Девон даже прислонилась спиной к стене здания, чтобы не упасть.
В жизни ей еще не приходилось испытывать более мерзкого ощущения. Ее предали, использовали, да кроме того, еще и наслаждались ее телом. Она сама предоставила Джонатану Стаффорду то, что он хотел, и даже больше. Приходилось признать, что она отдала ему - помимо всего прочего - и свою любовь.
В ее горле родился стон отчаяния, и слезы сами собой заструились по щекам. Девон хотелось усесться прямо у стены и разрыдаться в надежде, что обильные слезы смогут притушить боль, которая вошла в ее сердце подобно обоюдоострому стальному клинку.
Пытаясь взять себя в руки, она направилась к остановке такси и тут же налетела на беспечного студента, проходившего мимо и помахивавшего в такт шагам большим кожаным портфелем. Парень от неожиданности уронил портфель, зато успел поддержать ее и она, не упала на мостовую.
- С вами все нормально, леди?
- Извините... я, должно быть, споткнулась. Спасибо. - Девон двинулась было дальше.
- Вы уронили тетрадь! - Студент протянул ей злополучный блокнот, после чего нагнулся и поднял свой объемистый портфель. - Вам не нужна помощь?
Помощь была ей нужна, и даже очень, тем не менее Девон сумела собрать достаточно сил, чтобы побороть приступ отчаяния.
- Нет-нет, у меня все в порядке.
Студент пошел своей дорогой, а она, взяв себя в руки, добралась-таки до остановки такси и махнула рукой, подзывая машину
- Парк-авеню, три - восемьдесят пять, - скороговоркой сказала Девон, обращаясь к водителю, и залезла на заднее сиденье. - Рядом с «Сигрэмз» на Пятьдесят третьей улице.
Шофер утвердительно мотнул копной черных, закручивавшихся в тугие спиральки волос. Девон почувствовала, как машина рванулась с места, и бездумно уставилась в окно. Так она просидела до того момента, когда такси остановилось и водитель в ожидании обернулся к ней.
Достав кошелек, Девон расплатилась и, выбравшись из автомобиля, двинулась к гигантскому зданию корпорации «Стаффорд энтерпрайзес».
Войдя внутрь, она оказалась в огромном вестибюле Над ее головой возвышались какие-то металлические конструкции, а на стенах висели громадного размера живописные панно в стиле Бентона, изображавшие рабочих, занятых на строительстве кораблей. Девон несколько раз глубоко вдохнула, пытаясь снова обрести контроль над собой, после чего разгладила ладонью юбку и принялась изучать заключенное в медную рамку объявление, висевшее сбоку от лифта. Потом она вошла в кабину. Путешествие на сорок пятый этаж предоставило в ее распоряжение еще немного времени, чтобы привести себя в порядок, не ослабив, однако, бури, бушевавшей в ее душе. Она была почти уверена в том, что ей предстоит последний раз в жизни лицезреть Джонатана Стаффорда, и готова была сделать все, чтобы он до конца своих дней не забыл этой встречи.
Двери лифта распахнулись, и Девон вышла из лифта. Сорок пятый этаж, казалось, был специально предназначен для того, чтобы с гордостью поведать каждому посетителю о богатстве и власти, скрытых в его стенах. Об этом упрямо твердили толстые серые ковры, покрывавшие пол, стоявшие по углам диваны, затянутые чехлами из щелка, картины в восточном стиле, украшавшие интерьер. Везде, даже в самом ничтожном элементе обстановки, чувствовалась рука Джонатана Стаффорда, его неумолимая воля. У Девон что-то больно сжалось внутри.
- Я хотела бы повидаться с мистером Стаффордом, - сказала она секретарше и улыбнулась, втайне надеясь, что улыбка у нее получилась не слишком вымученная, - Мое имя Девон Джеймс.
- Здравствуйте, миссис Джеймс. Я Делия Уиллис. Джонатан довольно часто упоминает вас.
- Неужели? - В вопросе Девон невольно прозвучало раздражение.
- Да, это в самом деле так. - Делия внимательно смотрела на посетительницу. От ее проницательного взгляда не укрылись сжатые в нитку губы и побелевшие костяшки пальцев - настолько сильно посетительница сжимала сумку. - Сейчас у мистера Стаффорда переговоры, но если речь идет о чем-то срочном, я позову его.
- В этом нет необходимости. - Девон снова изобразила на губах подобие улыбки. - Я побеспокою его сама.
Глаза Делии расширились от удивления, когда гостья, смело пройдя мимо нее, скрылась в кабинете Джонатана.
Оказавшись внутри, Девон плотно притворила за собой двери. Этот звук привлек внимание Стаффорда, который, возвышаясь над внушительных размеров столом из тикового дерева, вел в этот момент оживленную беседу по телефону. Одного-единственного взгляда, брошенного в сторону нежданной гостьи, оказалось достаточно, чтобы он изменил свои планы.
- Извините, Гастингс, у меня возникли непредвиденные обстоятельства Я свяжусь с вами позже.
В то самое мгновение, как он повесил трубку, зажужжал интерком.
- Джонатан, это Делия. Миссис Джеймс оказалась такой настойчивой, что я...
- Все в порядке, Ди. Я обо всем позабочусь сам.
Джонатан встал из-за стола и, обойдя вокруг него, направился навстречу Девон.
- Что случилось? Ты бледна, словно привидение.
Девон прикусила губу. Этого только ей недоставало. Еще немного - и она впадет в истерику, сделается неуправляемой. Ей то хотелось хохотать до колик в животе над абсурдом происходящего, то разом выплеснуть ему в лицо всю накопившуюся ярость и боль. В конце концов она почувствовала, что вот-вот разревется, и ей пришлось приложить титанические усилия, чтобы удержать слезы.
Джонатан схватил ее за запястья. - Девон, ты меня пугаешь. Бога ради, что произошло?
- Что произошло? - Рот Девон против ее воли оскалился хищной, зловещей улыбкой. - Я скажу тебе, что произошло. Два последних дня я провела в библиотеке.
Лицо Джонатана напряглось, а руки еще сильнее сжали ее запястья.
- Я все знаю, Джонатан. Знаю о пожаре в Стаффорде и о том, что приключилось с Алексом, знаю о призраке, который он видел Я знаю также, что ты мне врал, манипулировал мною для того, чтобы я прекратила самое важное в моей жизни расследование
Джонатан побледнел и выглядел теперь ничуть не лучше Девон.
- Ты просто обязана меня выслушать!
Девон рассмеялась ему в лицо каким-то рыдающим смехом.
- Слушать тебя? Разве я не делала этого прежде, Джонатан? Тогда я тебе верила, но больше не поверю ни единому твоему слову!
Стаффорд слегка встряхнул ее, все еще надеясь привести в чувство и заставить выслушать его.
- В мои планы не входило причинять тебе боль, хоть в это ты можешь поверить? Я все делал ради Алекса, пытался защитить его.
- Нет, скажи, как ты мог? - продолжала Девон, не слушая его оправданий. - А ведь я верила всему, что ты говорил. Вот дура!
- Я не лгал тебе.
- Не лгал? Тогда почему не рассказал мне, что произошло? Как ты мог скрывать правду, когда знал, насколько она для меня важна?
И тут Джонатан взорвался:
- Правду? Какую правду?! Правду о том, что в доме был пожар и в результате Алекс получил травму? Что он чуть с ума не сошел от боли? Что из-за травмы он вот уже три года прикован к своему креслу? Это не имело к тебе никакого отношения тогда, не имеет и сейчас. Алекс - моя забота, а не твоя!
Так вот, значит, как! Она, оказывается, ничего для него не значит! Сердце Девон болезненно сжалось. А она-то думала, что уже сделалась нечувствительной к подобным ударам судьбы.
- Теперь ясно, почему ты не подпускал меня к сыну - боялся, что он скажет правду, и это позволит мне связать случившееся с Алексом и мои приключения в Стаффорде. Ты все время пытался меня остановить, а я была слишком занята тобой, чтобы это заметить.
- Я не хотел причинять ему боль. Я и сейчас готов на все, чтобы этого не случилось.
- Ты все делал для того, чтобы защитить свое имя, фамильную честь, и Алекс здесь ни при чем. Ты назвал свое семейство «иконой интеграции», вот как!
- Я забочусь в первую очередь об Алексе, как ты этого не понимаешь!
- Что-то не верится, Джонатан, Мое расследование не может причинить Алексу боль или как-нибудь ему навредить. Ты манипулируешь своим сыном так же, как и мной. И все для того, чтобы сохранить репутацию своей семьи незапятнанной.
- Ложь.
Теперь для Девон настала очередь действовать. Она вцепилась в запястье Джонатана и перевернула его руку так, что стал виден шрам.
- Ты ведь заполучил его во время пожара, не правда ли?
- Да, это так.
- Тогда почему, когда я спросила тебя о происхождении шрама, ты мне не ответил?
- Я уже объяснил тебе, что для меня главной задачей является защита сына. Я и впредь буду его оберегать, предупреждаю!
Девон посмотрела на Джонатана в упор.
- Значит, это ради безопасности сына ты заманил меня в свою постель...
Джонатан явно чувствовал себя неуютно под ее взглядом, но глаз не отвел.
- В каком-то смысле это правда, поскольку в результате ты прекратила вмешательство в дела моей семьи.
Слезы снова подступили к глазам Девон, и никакие усилия воли уже не могли сдержать их.
- Прощай, Джонатан.
Она сделала шаг к двери.
-Девон. - Негромко, но настойчиво произнес Стаффорд и, быстро подойдя к ней, смахнул с ее щеки слезинку - Я никогда не верил, что наши занятия любовью смогут удержать тебя от работы над книгой. Я хотел тебя. Это ясно как дважды два Я и сейчас тебя хочу.
Девон гордо вздернула подбородок.
- Ты вел свою игру и старался победить любой ценой, Джонатан. Я же тебя предупреждаю в конце концов ты проиграешь.
Она повернулась и направилась к выходу.
Джонатан смотрел на нее, отлично понимая, что сделать уже ничего нельзя. Переубедить эту упрямую женщину оказалось невероятно трудно. Возможно, ему следовало это понять с самого начала - Джонатан, с вами все в порядке? - Ди, стоя в дверях, смотрела на него с глубокой озабоченностью.
- Нет, не все. Но вы ничем не можете мне помочь.
- Вы уверены?
Джонатан сокрушенно покачал головой.
- Не на этот раз.
Выражение лица Ди сменилось на сочувственное. Как ей ни хотелось помочь Джонатану, она понимала, что такого рода проблему ему придется решать самому.
Ди тихо вышла из кабинета, а Джонатан, тяжело вздохнув, поплелся на свое место. Усевшись за стол, он долго смотрел прямо перед собой, словно забыв о времени.
Два следующих дня прошли примерно так же. Стаффорд пытался работать, но все валилось у него из рук. Он постоянно думал о Девон, проклиная себя за неосмотрительность. Дома он тоже не находил покоя без конца ходил по квартире, вспоминая часы, которые они с Девон провели вместе. Стаффорд скучал по ней, как не скучал еще ни по одной женщине, но тем не менее не сделал попытки ей позвонить. Утром в четверг он пришел к выводу, что лучшим средством от любовной тоски явится работа, тем более что Ди постоянно сообщала ему о все новых и новых проблемах, решение которых требовало его личного участия.
Стаффорд очень старался. Господь свидетель, он не жалел усилий, просматривая документы, перечитывая их по нескольку раз, чтобы вникнуть в их смысл. Он позвонил всем кто ждал его звонка, но закончив разговор не мог вспомнить ни единого слова.
Был примерно час пополудни, когда зазвонил его личный телефон. Только Алекс, Мэдди, Стивен, тетушка Стелл и еще несколько представителей семейства Стаффордов знали этот номер. В свое время он подумывал сообщить его Девон, но не успел. И все-таки как близко она сумела к нему подобраться!
Звонила Мадлен.
- Надеюсь, ты не забыл, что у нас совместный ленч?
- Конечно, забыл. Но как ты догадалась?
-Просто я слишком хорошо тебя знаю. Все, что не относится к твоему бизнесу, ты помечаешь Знаком «потом разберемся» и забываешь.
Джонатан вздохнул.
- Боюсь, у меня опять наклевывается неотложное дело и нашу встречу придется отменить.
- Глупости! - На этот раз сестра говорила тоном, не допускающим возражений - Если ты не приедешь, то приеду я, устрою тебе в офисе семейную сцену, ты выйдешь из себя, начнешь со мной ругаться, и драгоценное время так или иначе будет потеряно. Спускайся вниз, Джонни. «Бель Монд» всего в двух кварталах от твоего офиса.
- Послушай, Мэдди, я совсем не в настроении...
С минуту она молчала.
- Да, на этот раз ты сказал правду. Я чувствую это по твоему голосу. Пойдем, прошу тебя. Вдруг мне удастся тебе помочь?
Действительно, вдруг она и в самом деле что-нибудь подскажет? Когда-то очень давно - много лет назад, в детстве - они с Мэдди были очень близки. Джонатан был на шесть лет старше и всячески старался ее опекать. Удивительно, что крошка Мэдди испытывала по отношению к брату абсолютно то же. Потом, правда все изменилось. Джонатан поступил в закрытую школу и уехал из дому. После окончания школы и колледжа он занялся семейным бизнесом, женился и зажил своим домом. Мэдди за это время тоже обрела самостоятельность. Теперь они жили на расстоянии нескольких тысяч миль встречались крайне редко, но чувствовали искреннюю привязанность друг к другу. Если бы не дела...
- Ладно, жди. Я скоро буду.
Вряд ли Медди была в силах изменить случившееся, но уже одно то, что он мог ей все рассказать, до определенной степени облегчало его положение. Во всяком случае, Стаффорд очень на это надеялся, поскольку давно уже не пребывал в таком расстройстве. К тому же выяснилось, что он уже привык исповедоваться одной женщине - Девон.
Внутри у Джонатана что-то болезненно сжалось. Он ни на йоту не продвинулся вперед, и все оставалось в точно таком же положении, в котором было, когда он в первый раз встретился с Девон она по-прежнему готова переворошить скелеты в его родовом склепе, что может навредить Алексу, а он собирается всеми силами удержать ее от этого рокового шага.
Если бы обстоятельства сложились по-другому...
Джонатан провел рукой по волосам и надел пиджак. Ах, как ему хотелось позвонить Девон и пригласить ее на обед. А потом - очень может быть - они отправились бы в кино. Признаться, он уже не мог вспомнить, когда в последний раз был в кинотеатре...
Вместо всего этого ему предстояла одинокая ночь в холодной, пустой постели.
Просто представить невозможно, до чего ему не хватало Девон!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Молчаливая роза - Марс Кейси



Мне очень понравился этот роман)))рекомендую
Молчаливая роза - Марс КейсиАнна
28.05.2011, 22.53





За последние 20 лет перечитывала много раз и каждый раз с удовольствием
Молчаливая роза - Марс КейсиТатьяна
26.11.2011, 18.26





потрясающая книга
Молчаливая роза - Марс КейсиАлёна
23.04.2012, 0.30





Не думала, даже не верила, что роман так понравится.rnНо хорошо написан. Советую.
Молчаливая роза - Марс Кейсиинна
7.01.2016, 21.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100