Читать онлайн Молчаливая роза, автора - Марс Кейси, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Молчаливая роза - Марс Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.54 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Молчаливая роза - Марс Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Молчаливая роза - Марс Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марс Кейси

Молчаливая роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Девон приникла к надежному, излучавшему приятное, успокаивавшее тепло мужчине, лежавшему рядом, и почувствовала, что ей что-то щекочет ухо. Открыв глаза, она не сразу вспомнила, где находится.
- Доброе утро, - произнес Джонатан, хотя на улице все еще было темно. - Хорошо спала? - В его голосе слышалось благодушие удовлетворенного самца, а длинный смуглый указательный палец, выводя окружности на ее груди, заставлял их кончики напрягаться и съеживаться.
Девон расслабленно улыбнулась.
- Отлично.
Джонатан украдкой бросил взгляд в сторону стоявших на прикроватном столике электронных часов, потом свесил с кровати длинные мускулистые ноги и отправился в ванную, как был, обнаженным.
- В шкафчике за зеркалом есть новая зубная щетка! - крикнула Девон ему вслед. Прислушиваясь к шуму воды, доносившемуся из ванной, она вспомнила, что Майкл почти не пользовался услугами этой комнаты ночью. В тех редких случаях, когда они занимались любовью у нее, а не у него дома, Майкл после акта любви одевался и уходил к себе домой, дабы не испытывать никаких неудобств при пробуждении, так как любил просыпаться утром в своей кровати.
Джонатан тем временем вернулся в спальню и принялся натягивать одежду.
- Как насчет кофе? -осведомилась Девон.
- В следующий раз. - Джонатан постарался сказать это как можно любезнее. - Мария с самого утра держит для меня на плите горячий кофейник.
- Мария?
Он улыбнулся.
- Ну да, моя экономка. Она уже привыкла обо мне заботиться А тебе надо поспать.
Ну разве можно было на него сердиться? Девон лениво потянулась и в этот момент снова обратила внимание на шрам на его предплечье.
- Что у тебя с рукой? Я еще вчера вечером заметила твой шрам.
- Это ожог.
- Ожог?
- Ну да. Просто обжегся.
- И он до сих пор тебя мучает?
- Что это - утро вопросов и ответов? - не слишком любезно поинтересовался Джонатан, и Девон даже несколько покоробило от его тона. Она решила, что лучше подождать с расспросами.
- Извини, я вовсе не хотела показаться бестактной.
Джонатан пересек комнату, наклонился над кроватью и поцеловал ее.
- И ты извини. Мне не следовало быть грубым.
Девон улыбнулась.
- Я не сержусь. Признаться, поутру со мной трудно ладить, тем более что обыкновенно я встаю поздно.
Джонатан, натянув на плечи темный в полоску пиджак и пригладив рукой волосы, снова подошел к кровати.
- А как насчет обеда? - Он нагнулся и поцеловал ее в шею. Улыбка на лице Девон расцвела снова.
- В восемь часов тебя устроит? Я сама что-нибудь приготовлю.
Глаза Джонатана снова поголубели, что, как уже успела уяснить себе Девон, служило признаком пробуждающегося вожделения
- Даже если ты не имеешь представления о том, что такое стряпня, я обязательно попробую все, чем ты меня угостишь.
- Не переживай, от голода мы не умрем.
- Ты сможешь утолить мой голод, даже не поднимаясь с постели.
Джонатан снова поцеловал ее - на этот раз в губы, после чего направился к двери, но вдруг остановился и посмотрел в ее сторону.
- А что ты делаешь на День благодарения?
- Я буду у родителей. Они по такому случаю жарят индейку. - Девон откинула со лба прядку светлых волос и храбро спросила: - Скажи, ты с Алексом сможешь к нам присоединиться? Познакомишься с моими родителями и вообще...
- Моя сестра со всем своим семейством прилетает из Лондона. Я как раз хотел просить тебя, чтобы ты провела этот день с нами.
- Как я понимаю, наши планы расходятся.
- Похоже на то. - Стаффорд ухмыльнулся. - Зато весь уик-энд Алекс пробудет в компании своих кузенов в нашем доме в Хэмптонсе. По этой причине мне пришлось бы сидеть дома в одиночестве. Теперь же, надеюсь, этого не случится. Мы сможем провести вместе целых два дня - конечно, если ты свободна.
Ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди от радости.
- Это просто восхитительно!
Джонатан отворил дверь спальни.
- До вечера. Если тебе что-нибудь понадобится, позвони в мой офис и оставь сообщение для меня у секретарши. Ее зовут Ди.
Что ж, утро началось не так уж плохо, подумала Девон, когда Стаффорд ушел. Проспав еще час и вновь проснувшись, она некоторое время вспоминала то, что произошло между ней и Джонатаном, восстанавливая все до мельчайших деталей, в особенности же их занятия любовью. Затем она попыталась представить их следующую ночь, полную ласк, объятий и любовного трепета, и ей пришлось в срочном порядке гасить поднимавшееся и накатывающее волной возбуждение - как ни крути, впереди ее ждала работа. Она не могла себе позволить, чтобы чувства к Джонатану помешали ей заниматься любимым делом.
Увы, с тех пор, как она побывала в постели с Джонатаном, оставаться беспристрастной в своих изысканиях она уже не могла.
Теперь ее мысли занимали и Алекс, и те чувства, которые испытывал Джонатан по отношению к сыну. До вчерашнего вечера самым главным на свете для нее была ее книга, но любовь к Джонатану, казалось, изменила все.
Девон приняла душ, почистила зубы и, надев простенькое вельветовое платьице, отправилась на свое рабочее место. Она не была там уже месяц - с тех самых пор, как случились достопамятные события в гостинице городка Стаффорд. Экран компьютера взирал на нее темным печальным оком. Дискеты, на которых был записан роман, сиротливо лежали на раю стола. «Следы» фактически были закончены - оставалось лишь добавить несколько финальных глав.
Тебе придется ко всему этому вернуться, строго сказала себе Девон. Деньги ей были нужны в любом случае.
Однако к роману она так и не приступила, занявшись вместо этого чтением накопившихся у нее записей, посвященных привидениям и призракам. Заодно она просмотрела журнал «Карма», который начала читать еще накануне вечером в машине, дожидаясь Джонатана.
Перелистывая страницы, Девон не могла отделаться от мысли, что все это не более чем бред.
Тем не менее, открыв блокнот, она принялась делать необходимые выписки.
«Самогипноз, - говорилось в этом издании, - является средством познания внутреннего мира человека». Чтобы овладеть им, необходимо было приобрести некий удивительный «синхронизатор астральных волн» пятой модели. В итоге за каких-нибудь четыреста сорок девять долларов девяносто пять центов любой желающий мог обзавестись устройством, способным изменить ход всей его жизни!
На фото была изображена железная коробка с окошком, где горел свет. Испытуемому достаточно было смотреть в окошко, чтобы достичь стадии гипнотического транса. Девон пришла к выводу, что всякий болван, отважившийся на это, завершил бы сеанс с чудовищной головной болью или заполучил какое-либо иное недомогание.
Она перелистнула страницу. Магический кристалл. Происхождение - ушедший под воду континент. Означенное приспособление помогает найти утерянные сокровища, заблудившихся кошечек и собачек и впустить любовь в дом человека, который его приобрел. Короче - высылайте денежки незамедлительно!
На третьей странице рассказывалось о том, как в течение двух тысяч лет люди используют талисманы, чтобы отпугивать беду и притягивать счастье. Десять долларов за штуку! Немедленно выписывайте наложенным платежом и будьте счастливы!
Дево перевела глаза на статью, озаглавленную «Человек-змея. Существо из потустороннего мира», за которой следовала реклама знаменитого «Психо-мозгового турбогенератора», способного обнаружить и развить «максимум телепатических способностей».
В самом низу страницы помещалось очередное руководство под выразительным названием «Кем вы были в вашей прошлой жизни», с помощью которого предлагалось осуществить путешествие в прошлое. Главное дело - поскорее отослать деньги на его приобретение.
Девон содрогнулась при мысли о тех бедолагах, которые посылали-таки свои честно заработанные деньги и приобретали всю эту ерунду, а также оплачивали советы потусторонних всезнаек вроде Задара.
Она в отчаянии закрыла журнал. Еще одна ниточка, которая никуда не вела. До сих пор, кроме книги доктора Линдермана. она не нашла ничего, что так или иначе могло способствовать успеху ее затеи. Девон почувствовала себя обескураженной.
И снова ее помыслы вернулись к Стаффорду. Она с легкостью могла представить себе, что бы он сказал, доведись ему пролистать этот журнальчик. В последнее время Джонатан молчал, но она знала, что первейшим его желанием было принудить ее забросить это дело навсегда. Она и сама подчас удивлялась своему упорству: стоило ей покончить с изысканиями, как великое множество людей сразу почувствовало бы себя куда спокойнее.
Девон решила, что при сложившихся обстоятельствах чашка кофе ей не повредит, и отправилась на кухню. На полпути туда она услышала голос отца, взывавший к ней из интеркома. Ответив, Девон нажала кнопку, впуская его в дом, и подождала у двери. Отец крайне редко приходил к ней без предупреждения. Обыкновенно он сначала звонил, проявляя уважение к ее частной жизни. Поэтому не было ничего удивительного в том, что его посещение показалось ей странным. Девон нахмурилась, недоумевая, что ему понадобилось в столь неурочный час.
- Привет, папочка, - сказала она, когда отец появился из дверей лифта, и тут же повисла у него на шее.
Пэдди был невелик ростом, грузен и, как сказали бы недоброжелатели, с изрядным брюшком. Брюшко, однако, появилось у него лишь в последнее время - с тех самых пор, как он уволился из департамента полиции. А вот рыжеватые волосы уже давно поредели.
- Привет, малютка.
Девон даже и не подумала обижаться - она всегда была «малюткой» для Пэдди и таковой, наверное, останется до конца его дней. В каком-то смысле это словечко даже нравилось Девон.
- Кофе хочешь? - спросила она и, зная, что отец не откажется, направилась на кухню.
- Кофе - это хорошо, но я зашел всего на несколько минут.
- Что-то случилось? - спросила Девон из кухни. Прежде чем Пэдди успел что-либо ответить, она уже вернулась и теперь протягивала ему тяжелую, китайского фарфора чашку с ароматным напитком.
Отец, пожав плечами, уселся на диван и принялся перебирать деревянные пуговицы, украшавшие его
несколько мешковатый бежевый свитер.
- Да ничего такого. Просто проходил мимо твоего дома, вот и подумал: уж коли я рядом, то можно и заскочить на минутку.
Девон закатила глаза.
- Перестань, папочка, ходить вокруг да около - я-то знаю тебя как облупленного. Говори, в чем дело?
- Понимаешь, твоя мать утверждает, что ты придешь к нам на День благодарения.
- Все верно. А что, были случаи, когда я не приходила? Отец кивнул.
- Это мило с твоей стороны. Она уже начала готовиться. Как всегда, наварит и нажарит всего больше, чем надо.
- Не сомневаюсь.
- Так вот, тут, стало быть, позвонил Майкл - и я его пригласил.
Девон от неожиданности присела на подлокотник дивана.
- Неужели ты действительно это сделал?
- Послушай меня, малютка. Что бы там между вами ни случилось, все еще можно исправить.
- А между нами ничего не случилось. Дело в том, что я его не люблю, не любила и не полюблю впредь.
- А вот Майкл тебя любит. Это ведь тоже не так мало. Он хороший добытчик - ты сама его когда-то так назвала - и может взять на себя часть твоих забот.
Ну, начинается, с тоской подумала Девон. Теперь истинная причина появления отца в ее доме была яснее ясного.
- Ты бы смогла отказаться на время от работы, - продолжал тот гнуть свое, - отдохнула бы немного. Чем плохо?
- И забросила бы свою книгу о призраках, так, что ли, отец?
- Ну... да. Ты ведь знаешь, что мы с матерью думаем по этому поводу. Нам не нравится, что ты собираешься иметь дело со всякими потусторонними штучками. Это все сатанизм. Девон. Дело рук дьявола - так нам сказал пастор Колби.
- Ах пастор Колби! Старый козел, который лет на сорок задержался на этом свете, о чем вы и без меня прекрасно знаете. К тому же он не католик.
- Видишь ли, Майкл утверждает, что ты слишком много работаешь. Ты не забыла, надеюсь, что с тобой произошло в прошлый раз? Мы с матерью не хотим, что бы это произошло снова. А Майкл сказал, если ты выйдешь за него замуж, этого не случится. Он не позволит. Большое тебе спасибо, Майкл.
- Я знаю, что ты не веришь в привидения, отец, и я тебя за это не осуждаю. К сожалению, после того, что произошло в Стаффорде, мне трудно с тобой согласиться. Теперь вы с матерью решили доказать мне, что я ошибаюсь.
Пэдди взял дочь за руку. На его веснушчатом лбу появилась глубокая морщина. Он явно был озабочен.
- Все это чушь собачья, детка. Сколько я себя помню, люди всегда трепались про разные такие штучки, но я так ни разу и не услышал ничего путного.
Девон сокрушенно вздохнула. Сначала Майкл, потом Джонатан, а теперь еще и отец с матерью. Она, собственно, давно ожидала чего-то в этом роде и готовилась к отпору, но все это время ее не покидала мысль, что, возможно, они все правы, а она - нет.
У Девон засосало под ложечкой. Она вспомнила о журнале, который недавно просматривала. Весь он от первой до последней страницы был посвящен тому, как надуть обывателей. Потом ей на ум пришли Патриция Соломон и Задар, с помощью которого та обманывала простодушных сограждан в течение десятилетий. И как сможет она, обойдя все это нагромождение лжи, извлечь всего несколько крупинок, которые помогли бы ей подтвердить свою правоту?
Девон взглянула в озабоченное лицо отца. Она знала что у него было повышенное давление и избыток холестерина. Мать постоянно за него беспокоилась, да и сама Девон тоже. В его Возрасте надо бы избегать излишних волнений, а она, Девон, словно специально вела себя так, что отец вечно находился в напряжении.
- Даже не знаю, что тебе сказать, папочка, - произнесла Девон, стараясь казаться рассудительной и спокойной - Майкл, вероятно, во многом прав. Я и в самом деле немало работала в последнее время. Прежде чем случилось это, я дни и ночи проводила в трудах над «Следами». А тут еще Майкл начал меня доставать с замужеством. Когда это произошло, я была уверена, что мне ничего не привиделось и все эти ужасы были на самом деле. Но чем больше книг я читала по этому вопросу, тем меньше понимала что-либо. И вот теперь я сомневаюсь - во всем... - Девон неуверенно улыбнулась. Отец все еще выглядел взволнованным, и она почувствовала себя виноватой. - Я тебе вот что скажу, - добавила она, заметив, как много новых старческих пятен появилось у отца на руках за последние несколько месяцев. - Обязательно займусь исследованиями своей души на предмет чистоты ее помыслов. По рукам?
У Пэдди просветлело лицо.
- Обещаешь?
- Обещаю.
- Ты моя девочка! - Он нежно ее обнял.
- Что же касается Майкла... скажи, можно сделать как-нибудь так, чтобы он не пришел?
Отец негромко рассмеялся. Он больше не хмурился, и его дурное настроение растаяло без следа.
- Долго он все равно не пробудет. Ему нужно навестить своих родителей.
Это было правдой. За последние два года они с Майклом обыкновенно съедали по два обеда на День благодарения - один у ее родителей, а другой у родителей Майкла.
- Полагаю, что я выдержу это испытание, если его выдержишь ты. Вы с Майклом никогда особенно не дружили.
Отец ухмыльнулся.
- Ты права. Давай не будем ничего загадывать. Вдруг выяснится, что ты все-таки не совсем его забыла?
Но Девон теперь вспоминала только одного человека - высокого красавца брюнета, который сегодня утром вышел из ее спальни. Увы, этот человек тоже считал, что она поступает неправильно, продолжая свои исследования привидений и прочей чертовщины.
Поднявшись, Девон проводила отца до двери.
- Спасибо за заботу, папочка. Скажи маме, чтобы она не волновалась - все так или иначе устроится.
Когда отец пошел к лифту, Девон показалось, что плечи у него распрямились. Неужели ее книга стоила морщин на лице ее отца? Неужели та боль, которую она могла причинить своим родителям, и маленькому Алексу заодно, станет единственной наградой за весьма сомнительные труды, которые могли, оказаться плодом ее чересчур богатого воображения?
Она вспомнила Натана Талбота и его пыльный магазин «Потусторонняя книга». Неужели ей и вправду было так уж необходимо заниматься темными сторонами человеческой натуры, проникать в сферу оккультного, запретного для большинства людей знания?
Девон содрогнулась при одной мысли об этом, тем более что воображение тут же живо напомнило ей о тех ужасах, которые она испытала в Желтой комнате гостиницы «Стаффорд». Отчего не посмотреть правде в глаза? Кто она такая? Писательница, человек, который заносит на бумагу вымышленные истории. Да, помимо всего прочего, еще и жертва собственных страхов, доведших ее до того, что она была вынуждена обратиться к психиатру. В сущности, чтобы сорваться, ей и сейчас нужно было совсем немного.
Ну и разумеется, теперь уже необходимо принимать в расчет Джонатана. Она привязана к нему, более чем привязана. У нее имелись определенные надежды на длительные близкие отношения с этим человеком, и ей очень не хотелось ставить их под угрозу своими глупыми попытками раскопать тайны семейства Стаффордов и тем, возможно, нанести вред его сыну Алексу.
Сегодня вечером она снова увидит Джонатана. Почему бы ей не обсудить все это с ним? Возможно, он поможет окончательно прояснить кое-какие из ее сомнений и многое расставит по местам. Когда она выслушает все, что он ей скажет, то примет окончательное решение.
Девон собрала все свои книги по мистике и оккультизму и аккуратно сложила на столе. Ее взгляд остановился на темном компьютерном экране. Если она на время отложит Стаффордский проект, то появится время, чтобы закончить работу над «Следами». Завершение книги даст ей возможность, а главное, время обо всем основательно подумать. Кроме того, книга принесет деньги, которых ей постоянно недостает. Словом, хочешь не хочешь, а «Следы» придется закончить.
Неожиданно Девон почувствовала сильнейшее утомление и, вернувшись в гостиную, улеглась на диван. Ну что ж, пусть даже она нафантазировала себе все стаффордские страхи и дело всего лишь в ее сознании, которое временами выделывает странные штучки, главное - она должна оградить от этих страхов людей, которых любит.
Сегодня же вечером она поговорит с Джонатаном и решит все «потусторонние» проблемы.
Пэдди Фицсиммонс, открыв дверь собственной квартиры, застал свою жену Юнис стоящей с огромной деревянной шумовкой у плиты. Временами она наклонялась над горшком с тушеной говядиной и овощами и тщательно перемешивала содержимое.
Увидев мужа, Юнис обтерла руки о фартук и поспешила к нему навстречу.
- Ну, что она сказала?
Но Пэдди лишь окинул ее отсутствующим взглядом, поскольку в этот момент ему в голову пришла весьма интересная мысль.
- Ты имеешь в виду Девон?..
- Разумеется, Девон, кого же еще? Ты ведь к ней ходил?
Пэдди вздохнул, прошелся взад-вперед по комнате и наконец уселся на свой любимый, мягкий, обитый кожей стул, который ему подарила Девон на Рождество два года назад.
- Она сказала, что Майкл, возможно, во многом прав. Сказала, что у нее в голове все перепуталось - помнишь, Майкл говорил нам именно об этом. Вполне возможно, что у нее снова стресс. Но я уверен, что она с ним на этот раз справится.
Юнис всплеснула руками.
- Слава Создателю, коли это так.
- Да, я тоже поначалу порадовался. Но теперь вот думаю, что не так все просто.
Юнис подошла к мужу и положила руку на его загрубевшую ладонь, что давно уже вошло у нее в привычку.
- Ну, старина, выкладывай, что тебя смущает?
- Меня смущает ее вид. Когда все это мне говорила, она была какая-то странная, вроде как виноватая. Примерно так она выглядела, когда этот чертов муж от нее ушел.
- Мы были правы, когда согласились с Майклом, что наша девочка слишком много работает и теперь ей неплохо было бы отдохнуть.
Пэдди покачал головой.
- Ничего-то я в нашей дочери не понимаю. Но мне не нравится, как она выглядит. Может, не надо было ей слишком докучать нашими сомнениями насчет ее душевного здоровья?
- А может, все дело в том, что тебе не нравится Майкл Галвестон? Мажет, ты не хочешь видеть, как она будет сидеть с ним рядом в День благодарения?
- Может, и так.
- Теперь уже поздно об этом думать. Ты с ней поговорил - теперь пусть сама решает, как ей жить дальше.
- Ясное дело.
Пэдди, однако, все никак не мог забыть выражения лица Девон, когда она соглашалась с тем, что. Майкл, возможно, прав. Такое же выражение было у нее, когда она притащила в дом несчастного заблудившегося щенка, а лотом обнаружила в газете объявление, где хозяева щенка предлагали награду тому, кто его вернет. Она смотрела на собачку так жалобно, что Пэдди весь извелся. Оказывается, девочка уже успела щенка полюбить и даже представить себе не могла, что ей, возможно, придется с ним расстаться.
Когда щенка забрали, Девон проплакала несколько часов. Пэдди предложил ей пойти и купить другого, но она даже и слышать об этом не хотела. Тогда она, должно быть, впервые поняла, что значит любить живое существо, а потом его потерять.
Неужели Девон в самом деле напридумывала всех тех призраков в гостинице? А если так, что она почувствует, если ее сознание снова сыграло с ней дурную шутку?
Может, ему вообще не следовало с ней ни о чем таком говорить?
- Какая-то ты сегодня печальная, - сказал Джонатан, коснувшись рукой бледной щеки Девон. Они лежали на смятых простынях с орнаментом в виде цветов посреди ее широкой постели. - Если не считать времени, когда мы занимались любовью, выражение твоего лица не менялось весь вечер. Может, расскажешь мне, что с тобой случилось?
Девон смяла пальцами простыню, закрывавшую ее грудь.
- Сегодня ко мне приходил отец. Они с матерью настаивают на том, чтобы я прекратила работать над книгой.
«Отличная новость», - подумал Джонатан, а вслух спросил: - Ты знаешь почему?
- Они не желают, чтобы я занималась чем-либо, что имеет отношение к оккультному миру. Очевидно, Майкл, который уже успел у них побывать, наговорил им Бог знает чего и заставил их утвердиться в мысли, что я нахожусь под воздействием стресса._ Кроме того, пастор Колби постоянно твердит им о том, что мое расследование приведет меня прямо в лапы дьявола. Он священник ближайшего к ним прихода, и они ему верят.
Джонатан еле заметно улыбнулся.
- Ну а сама-то ты что по этому поводу думаешь? Девон отвернулась. В глазах ее появилось тоскливое выражение, которого он не замечал прежде.
- Не знаю, что тебе и сказать. Все до единого - Майкл, родители... и ты тоже - считают, что я просто-напросто фантазерка. Чем больше я обо всем этом думаю, тем чаще мне приходит на ум, что вы все правы, а я - нет. Мне уже начинает казаться, что все эти призраки - плод моего больного воображения.
- А что, если тебе все это и в самом деле привиделось? Ты ведь всего-навсего человек, Девон. Подобные вещи случаются сплошь и рядом.
- Вот это и угнетает меня в первую очередь. Такое ощущение, что я страдаю от незаживающей раны. В глубине души я ведь уверена, что ничего не выдумала. Все происходило так, как я тебе рассказала, - и Бернард с Энни были самыми настоящими.
- И тем не менее ты ни в чем не уверена.
- Да, не уверена.
- Слушай, а может, тебе хотя бы на время оставить эту книгу в покое? Займись-ка вплотную своим предыдущим проектом. Девон улыбнулась, хотя выражение растерянности все еще оставалось в ее взгляде.
- Я уже об этом думала. Если я снова примусь за «Следы» и получу необходимое для размышлений время, у меня появится возможность взглянуть на стаффордское дело под иным углом.
- Что ж, похоже, ты неплохо придумала. - Стаффорд был уверен, что если бы кто-то другой стал излагать ему свою точку зрения с подобной убежденностью - не важно, по какому предмету - он обязательно выслушал бы этого человека и дал ему возможность продолжать свои изыскания, чтобы установить истину. Но именно теперь, когда Девон очень рассчитывала на его поддержку, он не мог, не имел права ее поддержать.
- Итак, ты полагаешь, что я собираюсь поступить правильно? - с надеждой спросила она.
Ему потребовалось усилие, чтобы выдержать этот взгляд. Поначалу Девон не доверяла ему, и вот теперь, когда она наконец поверила, он должен был смотреть ей в глаза и врать Джонатану вдруг захотелось предупредить ее, чтобы она не слишком ему доверяла.
- За «Следы» ты получишь значительную сумму. Я думаю, тебе и в самом деле стоит пока оставить тему потустороннего.
- Я сделаю так, как ты хочешь.
У него внутри что-то сжалось. Всего несколько недель назад Девон отказалась принять миллион долларов как компенсацию за отказ от работы, и вот теперь - из-за родителей, из-за нежных чувств, которые она испытывала к нему, - была готова сдаться.
- Иди сюда. - Обхватив ее за талию, Джонатан помог ей сесть на себя верхом, потом притянул ее голову и впился губами в ее губы. Прошла минута, и он ощутил, как напряжение стало постепенно покидать ее тело. Оh не мог, не имел права поддержать ее работу, зато мог дать ей это. И он вошел в нее. Девон тихонько застонала, почувствовав, как его твердая и жаркая плоть проникла внутрь ее тела. В этот момент Джонатану захотелось, чтобы ей стало особенно хорошо. Любовный акт хотя бы на время освободит ее от волнений, сладостная дрожь наслаждения заставит забыть о том, что приключилось - или не приключалось вовсе? - в той злополучной гостинице.
Он сделает так, что она забудет обо всем, кроме него. И таким образом он защитит своего сына.
- Ты уверен, что все будет хорошо, папочка?
- Конечно какие тут сомнения? Главное, не позволяй своим кузенам слишком уж себя опекать.
Алекс закричал от восторга, трое его маленьких кузенов дружно подхватили его кресло на колесиках, и все вместе они двинулись назад к дому. Джонатан даже расчувствовался при виде заливавшегося счастливым смехом сына, похоже, забывшего о своем несчастье в окружении детей Мадлен. Было чертовски приятно осознавать, что Алекс способен радоваться жизни и прекрасно обходиться без помощи сиделок.
За исключением хромированного кресла на колесах, Алекса, казалось, мало что отличало от других детей. Он, как и его кузены, любил жуков, змей и кока-колу и терпеть не мог девчонок. Все они как один забывали повязывать вокруг шеи шарфики и ухитрялись в мгновение ока пачкать руки в грязи. Все они смеялись громче, чем нужно, и непрестанно находились в движении даже тогда, когда от них требовали посидеть тихо. И всем им очень нравилось проводить время на воздухе, а в особенности нравился океан.
Итак, Алекс был почти таким же, как его кузены, - но только почти. Когда ребята отправлялись играть в мяч, бейсбол и другие подвижные игры, Алекс, прикованный к своему креслу, был вынужден оставаться на месте и мог только смотреть на них.
Был День благодарения, и они с Алексом проделали немалый путь, чтобы добраться до семейного владения в Хэмптонсе. Зато здесь они сразу попали в окружение близких родственников и получили свою долю семейного тепла. Тетушка Стелла неважно себя чувствовала и приехать не смогла. Джонатана волновало ее здоровье, и он даже позвонил ей утром, чтобы справиться о самочувствии. Тетушка, впрочем, успокоила его и заверила, что уж Рождеству они непременно будут встречать вместе.
Мадлен Стаффорд Сент-Джайлс и ее муж Стивен сидели на белом диване рядом с камином. Праздничный обед закончился час назад, и теперь они и Джонатан вели нескончаемую беседу.
Сейчас речь шла о том, что Алекс, Томас, Фредерик и Уинифред собрались на какое-то представление в город, а Джонатан сопровождать их не хотел.
- Почему бы тебе все-таки не съездить с нами? - спросила Мадлен. Она была любительницей путешествовать и всегда была готова сорваться куда угодно и когда угодно.
- Что-то не хочется. Алексу, по-моему, здесь очень нравится, а у меня есть дело - встреча с другом.
Что-то в его интонации заставило Мадлен насторожиться.
- С другом? - Мадлен отлично разбиралась в людях и в мотивах их поступков, и это временами раздражало Джонатана. - С женщиной, я полагаю.
Стаффорд принужденно улыбнулся.
- Ты правильно полагаешь.
- А куда делась та маленькая японочка?
Джонатан пожал плечами, напустив на себя показное равнодушие.
- Мы с Акеми решили некоторое время отдохнуть друг от друга.
На красивом, породистом лице Мадлен вспыхнула белозубая улыбка.
- Очень интересно. - Сестра очень походила на Джонатана - у нее была такая же смуглая, как и у него, кожа и иссиня-черные волосы. Она обладала великолепной фигурой и парой длинных холеных ног, любой манекенщице на зависть; на ее лице светились пронзительно-голубые глаза с длинными ресницами. - Насколько я помню, японочка была твоей постоянной спутницей. Значит, теперь обстоятельства изменились и этот твой новый друг не хочет делить тебя с кем бы то ни было.
- Можно и так сказать.
- Ты меня заинтриговал. - Мадлен взглянула на мужа. - А ты что по этому поводу думаешь, Стивен?
- Похоже, дело серьезное.
Мэдди ухмыльнулась.
- Я догадывалась, что в твоей жизни произошли перемены, Джонатан. Ты весь день избегал говорить о женщинах. Итак, как ее зовут?
- Кого?
- Только не делай удивленных глаз, Джонни. Если ты мне не скажешь ее имени, я сама выясню, кто она такая. Ты ведь знаешь - я умею обделывать такого рода дела.
Точно. Она умела и обязательно бы разнюхала, что к чему. Упрямства ей - как, впрочем, и Джонатану, - было не занимать.
- Ее зовут Девон Джеймс.
- Она писательница, не так ли?
- Да.
- Как-то раз я видела ее по телевизору. Она очаровашка.
Больше, чем очаровашка, подумал Джонатан, но промолчал.
- Тебе следовало привезти ее с собой, старина. - На этот раз заговорил Стивен, который был весьма охоч до сплетен. Джонатан всегда считал, что англичане, когда их узнаешь получше, своей склонностью к сплетням не уступают женщинам.
- Она отмечает День благодарения с родителями. Вот я и решил заскочить к ним по дороге домой. - Стаффорд знал, где проживали Пэдди и Юнис, хотя Девон никогда ему об этом не говорила. К сожалению, их номер телефона не значился в телефонной книге - он имелся в медицинской карте Девон, но она осталась у него в офисе. Впрочем, Джонатан не сомневался, что родители Девон не станут возражать против его вторжения.
- Поездка к папеньке и маменьке, - ухмыльнулся Стивен, слегка приподняв при этом выбритые в линию тонкие усы. - Звучит весьма многообещающе - ты не находишь, Мигз?
Мигз - прозвище Мадлен, придуманное Стивеном, который обожал свою жену. Стивен Сент-Джайлс, баронет Хэвенгем, был рослым мужчиной, тонким, словно хлыст, и имел темные волосы и темные глаза. Он носил широкие, с многочисленными складками брюки и безразмерные пиджаки с закатанными рукавами. Когда Стивен курил, что, впрочем, случалось не часто, то вкладывал сигарету в длинный черный мундштук. Без сомнения, Джонатан не ожидал, что его сестра изберет себе в мужья такого хлыща, но Стивен, как это Ни парадоксально, оказался наилучшим супругом для взбалмошной Мадлен.
- Когда же мы сподобимся с ней познакомиться? - не унималась Мигз.
- Вы что, в самом деле думаете, что я привезу ее в этот сумасшедший дом? - Джонатан ухмыльнулся, заметив, как сестра пытается подавить вспышку гнева. - В сущности, я приглашал ее сегодня, но как вы уже знаете, у нее оказались свои планы.
Мэдди тут же сменила гнев на милость и весело рассмеялась. Мы устроим по такому случаю вечеринку. Ничего особенного... например, можно снять для этого номер в «Уолдорфе». Мне хочется убедиться, что новая подружка Джонатана не хуже предыдущих.
Джонатан вздохнул.
- Я не так уж близок с ней. - Пока по крайней мере. - Просто нам нравится болтать друг с другом. - И еще кое-чем заниматься. - Вот, собственно, и все, что я в настоящий момент могу вам о ней рассказать.
Мэдди сделала разочарованное лицо.
- В самом деле, что еще можно ожидать от такого старого холостяка, как Джонни?
- А ты совсем не изменилась, сестричка, правда? - Мэдди вечно строила планы по поводу того, что брат найдет себе достойную женщину и устроится в жизни более основательно.
Стивен, восприняв реплику Джонатана по-своему, обнял жену за плечи.
- Не изменилась, слава Творцу. Она все то же страстное существо, с которым я познакомился и на котором женился семь лет назад.
- Тебе просто чертовски со мной повезло, - поддразнила мужа Мигз.
Именно в этот момент в комнату въехал Алекс на своем никелированном кресле, которое толкали кузены.
- Если мы не отправимся прямо сейчас, отец, - запыхавшись выкрикнул Фредерик, - то обязательно опоздаем!
- Не опоздаем, - возразил Стивен. - Надевайте ваши пальто, а я кликну Джеймса и велю ему выводить «бентли». - «Бентли» был любимой игрушкой Марш Стаффорд и до сих пор стоял в гараже дома в Хэмптонсе.
Пока мальчики одевались Джонатан обратился к сыну:
- Я буду звонить тебе каждый день, чтобы убедиться, что у тебя все хорошо. - На самом деле Джонатан знал: в этом доме с сыном ничего плохого не может случиться. Кроме того, Алекс отлично ладил со всеми. Ему оставалось еще четыре дня до возвращения в клинику, кузенов он любил, как, впрочем, тетю и дядю, - так что можно было не сомневаться,- скучать ему не придется.
- Ты тоже будешь с друзьями? - поинтересовался сын.
- Разумеется. На этот раз ко мне придет миссис Джеймс, так что я не останусь в одиночестве.
Судя по всему, Алекс отнесся к этому известию положительно, и на его лице расцвела белозубая улыбка. Она очень красивая, папочка.
- Да, я тоже так считаю.
- Спасибо, что позволил мне остаться с кузенами.
- Когда закончатся праздники, Генри заедет за тобой. - Джонатан склонился над сыном и обнял его за плечи. - Повеселись как следует, сынок. - Коснувшись хромированной поверхности кресла, Стаффорд вздрогнул. Он никак не мог свыкнуться с мыслью, что его маленький сын прикован к этому холодному металлическому чудовищу, и всякий раз при воспоминании об этом у него в горле вставал комок. Если бы не его проклятая работа, он мог бы больше времени уделять Алексу.
Пообещав на неделе отобедать с Мэдди, Джонатан откланялся и покинул Хэмптоне. Как всегда, оставляя сына без своей опеки, он немало волновался, причем к волнению примешивался еще и страх - вдруг произойдет что-нибудь экстраординарное, опасное для мальчика, а он будет не в силах это предотвратить. С другой стороны, Джонатану не хотелось, чтобы мальчик замыкался в своей болезни. Его сын должен вести нормальную жизнь нормального маленького человека, и он не жалел ни сил, ни средств, чтобы обеспечить Алексу максимальное подобие такого существования.
Несмотря на оживленное движение, Джонатан довольно быстро довел свою «ламборджини» до города и оказался на Манхэттене. Стараясь избежать столкновения с праздничными толпами народа, беззаботно двигавшимися во всех направлениях, он доехал до дома и оставил машину в подземном гараже. Затем, поймав такси, направился в сторону дома родителей Девон на Восемьдесят шестой улице.
Стаффорд терпеть не мог являться незваным, но Девон определенно вдохновляла его на экстравагантные поступки. Ему хотелось видеть ее сейчас, сию минуту. К тому же он был не прочь познакомиться с ее родителями. Поскольку они многое значили для Девон, Джонатан считал, что просто обязан узнать их получше. В каком-то смысле ему нужно было получить их одобрение.
И все же Стаффорд до сих пор не мог точно определить свои чувства к этой женщине, как не мог определить природу ее чувств по отношению к собственной персоне. Кроме того, при определенных условиях их отношения могли закончиться в одночасье, и одним из таких условий было здоровье его сына. Ах, как бы ему хотелось рассказать ей правду о том, что произошло в Стаффорде. Если бы только он был уверен, что она воспримет все нормально, абстрагировавшись от своей теории о призраках, это давно бы уже случилось. Однако Стаффорд не сомневался, что новые факты лишь раззадорят Девон и заставят снова вернуться к расследованию и написанию книги. Тогда уже нельзя будет обойтись без вовлечения в это дело Алекса и один Бог знает, чем все это кончится.
А что, если рассказать ей все о болезни Алекса и его, Джонатана, сомнениях насчет выздоровления сына? Полностью Стаффорд не исключал вероятность того, что это может сработать.
Иными словами, перед ним теперь стояла проблема выбора, и откладывать ее решение он больше не мог.
Такси свернуло за угол, спугнув сигналом стайку подгулявших горожан, и остановилось неподалеку от автобусной остановки.
- Готово, парень, приехали, - раздался голос водителя.
Расплатившись, Стаффорд вышел из машины и двинулся по тротуару к высотному многоквартирному дому, в котором жили родители Девон. Остановившись у подъезда, он еще раз подумал о ее проекте и, решив, что торопиться с откровениями пока не стоит, вошел внутрь. Уже через минуту кабина скоростного лифта доставила его на двадцать четвертый этаж, и Стаффорд нажал на кнопку звонка. Дверь отворилась, и перед ним предстал Майкл Галвестон собственной персоной.
Джонатан вспыхнул, но вовремя сдержал себя. Как бы ни сложились обстоятельства, Майкл Галвестон не увидит его гнева.
- Я надеялся застать здесь миссис Джеймс.
Майкл улыбнулся, хотя его улыбка скорее напоминала кривую ухмылку:
-Что ж, проходите.
- Кто там, Майкл? - Вопрос исходил от небольшого роста хрупкой женщины, - должно быть, матери Девон. Появившись в коридоре, она встала плечом к плечу с Майклом и с недоумением смотрела на нежданного гостя.
- Извините за вторжение. - Джонатан чувствовал себя как нашкодивший первоклашка, пойманный на месте преступления. - Меня зовут Джонатан Стаффорд. Я зашел, чтобы повидать Девон - она сказала, что будет у вас.
Теперь в коридоре появилась и сама Девон. Увидев Стаффорда рядом с Майклом, она вскрикнула от неожиданности.
- Джонатан! Что ты здесь делаешь?
Стаффорд вперил в нее сердитый взгляд, даже не пытаясь скрыть разочарование.
- Помнится, я был приглашен к обеду. Не думал, что ты станешь возражать, если я приду.
- Но... но я не возражаю. Почему ты не заходишь?
- Я уже зашел.
Ее глаза молили о понимании - но понимать, отчего она пригласила на День благодарения отставного жениха, Джонатан отказывался. Девон обернулась за поддержкой к матери и к невысокому полному мужчине с редеющими на макушке волосами, только что присоединившемуся к компании и являвшемуся, по всей видимости, ее отцом.
В конце концов Девон удалось изобразить на губах улыбку, правда, довольно вымученную.
- Мам, пап, это мой друг Джонатан Стаффорд. Майкл, ты помнишь Джонатана? Вы с ним познакомились в галерее.
- Как я мог такое забыть? - сухо отозвался Майкл. Пэдди Фицсиммонс первым протянул свою крупную мозолистую руку.
- Рад познакомиться. - Он с любопытством оглядел гостя с головы до ног, но понять, рад ли он знакомству на самом деле, Стаффорд так и не смог.
Миссис Фицсиммонс сначала одарила проницательным взглядом дочь, а уж потом переключила внимание на вновь прибывшего.
- Мы, значит, ужасно рады вас у себя видеть. Заходите, стало быть, коли пришли.
Стаффорд заколебался:
- Боюсь, я не смогу пробыть у вас долго.
- Ерунда. - Юнис подхватила Джонатана под руку и потащила за собой. Будучи весьма наблюдательной, она сразу же обратила внимание на изысканный покрой его блейзера и на ту, как он облегает могучую фигуру гостя.
Они оказались в гостиной с простой, но удобной мебелью. Стаффорд огляделся. Кругом были расставлены всевозможные безделушки, которые, видимо, имели для владельцев особое значение и собирались в течение долгих лет.
- Мы как раз собирались пить кофе, - сказала Юнис. - Если вы не пробовали домашнего пирога с вареньем и взбитыми сливками, значит, вы ничего вкусного в жизни не ели.
Несмотря на снедавшую его злость, Джонатан улыбнулся помимо собственной воли: Юнис Фицсиммонс с каждой минутой нравилась ему все больше и больше.
- Я очень люблю домашние пироги, - сообщил он, хотя никакой особенной страсти к мучному никогда не испытывал. Но теперь, для того чтобы понравиться маленькой хрупкой женщине, он был готов на все. И хотя он на чем свет стоит клял себя за мальчишеский поступок, манеры его оставались безукоризненными.
Девон смотрела на Джонатана со смешанным чувством горечи и стыда за случившееся, хотя особой вины за собой она не ощущала. Просто сработал закон бутерброда: если уж что-либо должно было пойти наперекосяк, так оно обыкновенно и происходило. Она несколько раз пыталась встретиться взглядом с Джонатаном, но он все время старательно смотрел мимо нее.
- Так-так, значит, Девон пригладила вас отобедать, - сказал ее отец таким тоном, будто он разговаривал с задержанным у себя в участке.
Девон шагнула вперед.
- На первую половину дня у Джонатана были другие планы. Он должен был встретиться со своей сестрой и ее семейством.
Пэдди с подозрением посмотрел на гостя.
- Что, своей семьи не завел?
- У меня восьмилетний сын. Он остался с кузенами на уик-энд.
Неужели отец решил, что Джонатан женат? Тем не менее удовлетворенное выражение, появившееся на лице Пэдди после ответа Джонатана, убедило Девон, что отец так именно и думал. Хотя Джонатан был на нее зол и поэтому ее настроение было не из лучших, при этой мысли она едва не рассмеялась.
- Вы пропустили чертовски вкусный и обильный обед, - произнес Пэдди уже более дружелюбно. - Птичка весила двадцать четыре фунта, никак не меньше, и была нафарширована устрицами. Девон принесла горячие булочки и салат. Очень жаль, что вы опоздали.
- Может быть, в следующий раз я приду вовремя, - сказал Джонатан, но его взгляд говорил о том, что следующего раза скорее всего ждать не следует.
- Да, будет очень мило с твоей стороны снова к нам прийти, - пробормотала Девон невпопад. Она хотела как-нибудь намекнуть Джонатану, что Майкла пригласили ее родители, а не она, но такой возможности все не было. Тем временем Пэдди и Юнис взяли запоздавшего гостя в оборот. Джонатан держался мужественно, хотя его со всех сторон обложили тарелками и тарелочками. Наконец он отставил тарелку с очередным пирогом, который так и не смог доесть, на кофейный столик рядом с диваном.
- Это было изумительно, миссис Фицсиммонс. Лучший пирог с вареньем и сливками, который мне когда-либо доводилось пробовать. - Юнис даже покраснела от удовольствия и попыталась положить на тарелку еще кусочек, однако Джонатан был начеку. - Благодарю вас, миссис Фицсиммонс. Боюсь, в меня уже нельзя протолкнуть и унции. - Он встал с дивана.
- Неужели вы уходите? - осведомилась Юнис, тоже поднимаясь на ноги.
- Я провожу тебя до машины, - робко сказала Девон, надеясь по дороге прояснить возникшее недоразумение.
- Не вижу в этом необходимости. - Джонатан взял в руки пальто, которое ему подала Юнис, и мельком взглянул на Девон.
Но Девон решила не сдаваться.
- А я - вижу. - Подхватив Джонатана под руку, она устремилась вместе с ним к двери, на ходу недвусмысленно давая понять Майклу, что он в их компании будет лишним. Когда они оказались в холле, Девон сказала: - Извини, Джонатан, я...
- Это твое дело, Девон. - Он нажал кнопку вызова лифта. - Мне не следовало приходить без звонка.
- Я не приглашала Майкла. Его пригласили мои родители. Некоторое время он переваривал ее фразу.
- Но ведь ты знала, что он придет.
- Знала, но что я могла сделать?
- Сказать мне об этом. Я, видишь ли, не привык чувствовать себя дураком.
Девон покраснела. Разумеется, он был прав.
- Я и представить себе не могла, что тебе придет на ум заехать к моим предкам.
- Это я уже понял. - Стаффорд вошел в раскрывшиеся двери лифта. - Как я уже сказал, ты вольна поступать, как тебе заблагорассудится.
Девон шагнула в лифт следом за ним.
- Черт бы тебя побрал, Джонатан! Мы с Майклом просто друзья, как ты не понимаешь? Во всем остальном он ни капельки меня не интересует. Я...
- Ну так что же ты? - спросил он, когда двери закрылись.
- Все это время я хотела быть с тобой, только с тобой.
Стаффорд молчал, прикидывая, уж не врет ли она ему часом. Они спустились вниз, однако, когда двери лифта распахнулись, никто из них не сделал ни малейшего движения, чтобы выйти. Наконец Джонатан произнес, глядя ей в глаза:
- Если ты хочешь быть со мной, такая возможность есть. Поедем ко мне домой, прямо сейчас.
- Но как же родители? Сегодня ведь День благодарения...
- Ну и Майкла, конечно, надо принять во внимание...
Девон начала было снова оправдываться, но, увидев, как обострились черты лица Джонатана, поняла, что одними только словами ей отделаться не удастся. И тогда она наконец решилась.
- Пойду захвачу пальто.
Постепенно взгляд серо-голубых глаз Джонатана сделался более мягким.
- Я подожду тебя здесь.
Девон облизнула вдруг сделавшиеся сухими губы:
- Я быстро. Обещаю. - В этот момент она подумала о тех часах неги, которые им предстояло провести вдвоем, и у нее внутри все затрепетало.
К ее удивлению, когда она сообщила родителям, что уезжает, они встретили эту новость спокойно; казалось, они даже были довольны.
- Не волнуйся, - сказал отец. - Уж я как-нибудь помогу твоей матери вымыть тарелки.
- Спасибо, папочка.
- Твой мистер Стаффорд очень привлекательный мужчина, - прошептала ей на ухо Юнис, обнимая ее. Поскольку мать была много ниже ростом, ей пришлось приподняться на цыпочки, чтобы наградить Девон прощальным поцелуем.
Единственный, кто не выразил особого восторга по поводу отъезда Девон, был Майкл. Он просто пребывал в ярости.
- Ты уезжаешь с ним? Значит, между нами все кончено?
- Между нами все кончено уже давным-давно. Я ведь отослала тебе кольцо, помнишь?
- Не делай этого, Девон. Ты совершаешь ошибку. Джонатан Стаффорд - человек другого круга. Он тебя сжует, а потом выплюнет косточки. И когда это случится, некому будет тебя утешить, потому что меня рядом уже не будет.
Девон почувствовала, как при этих словах ее пробрала дрожь. Что ж, и такое не исключалось. Тем не менее она приняла решение.
- Мы с тобой остаемся друзьями, Майкл. Истина заключается в том, что наши отношения никогда не шли дальше приятельских.
- Но, Девон, я...
Она оставила его в полной растерянности и быстро спустилась в холл, где ее дожидался Джонатан.
Они поймали такси и поехали к нему. Поскольку миссис Дельгадо был предоставлен отпуск на все праздники, квартира оказалась в их полном распоряжении.
- Позволь мне взять твое пальто. - Джонатан помог ей раздеться. - А теперь - снимай платье.
- Что такое?
- Ты плохо слышишь?
Но Девон слышала все отлично.
- Повернись.
Она подчинилась и, стоя неподвижно, слушала негромкое жужжание молнии. Почти мгновенно платье на ее спине распахнулось, и вскоре Джонатан полностью освободил ее от одежды.
- Вещи ты потом сможешь получить, но только за отдельную плату, - с ухмылкой произнес он и, подхватив ее на руки, отнес в спальню.
Оказавшись у кровати, он поставил ее на ноги и поцеловал, медленно лаская языком ее небо. В это же время руки Джонатана коснулись ее грудей и его большие пальцы принялись давить ей на соски с такой настойчивостью, что те мигом напряглись и затвердели. Тело Девон опалило жаром, а пульс мгновенно участился. Дрожащими руками она принялась расстегивать пуговицы у него на рубашке и вытаскивать ее из-за пояса брюк, но Джонатан, сжав ее запястья, заставил Девон остановиться.
- Не сейчас. Когда ты делаешь это, то сводишь меня с ума. На этот раз я постараюсь сделать так, чтобы первым голову потерял не я...
Джонатан поцеловал ее снова. Его язык был горячим и настойчивым. Уложив ее на постель, он через секунду оказался рядом, и она тонкой кожей бедра ощутила обжигающий трепет его мужской плоти. Его руки стали гладить ее тело, массировать груди. При этом они спускались по ее телу ниже, устремляясь через плоскогорье живота в долину и ущелье между ногами.
За руками следовал его ненасытный рот, целовавший груди, вбиравший в себя затвердевшие соски Девон ощутила горячий жар между ногами, изогнулась и застонала. При этом звуке темноволосая голова Джонатана приподнялась, но он тут же снова приник к ней губами. Когда же он раздвинул ей ноги и окончательно утвердился рядом с ее лоном, она напряглась, как тетива лука.
- Джонатан! - Девон попыталась высвободиться, но Джонатан быстрым движением заставил ее снова откинуться на подушки.
- Не волнуйся, детка. Если тебе что-то не по нраву, просто скажи - и я перестану.
- Я н-н-не знаю. Я никогда...
Он быстро взлетел по ее телу вверх и поцеловал в губы крепко, почти жестоко.
- Ты даже вообразить не можешь, какая ты сладкая.
В эти мгновения ей хотелось одного - близости с Джонатаном. Ее истосковавшееся по нему тело взывало к сближению. Она знала, что, если он задержится с этим хотя бы на минуту, ей придется униженно молить, чтобы он вошел в нее.
- Прошу тебя, Джонатан, мне нужно...
- Я знаю, что тебе нужно. Доверься мне - и все получится. Он отвернулся от нее и стал срывать с себя одежду. Через мгновение он снова был рядом с ней и целовал ее груди, повторяя путь по ее телу вниз. И снова Джонатан оказался между ее ног, раздвинул их и приник к ее лону.
Девон замерла. Его рот теперь ласкал средоточие ее чувственности, и восхитительное ощущение распространялось по ее плоти снизу вверх. Оно наплывало на нее волнами, и каждая из этих волн была еще более обжигающей, чем предыдущая. Джонатан отлично знал, где и как нужно прикасаться к ней губами, и, надавливая на самые нежные части ее тела, не останавливался до тех пор, пока она не изогнулась в бесконечном стремлении вверх, после чего ее тело сотрясла волна экстаза, а мозг словно пронзила яркая вспышка света. Минутой позже, однако, тело Девон стало изгибаться снова в надежде заполучить в себя его пульсирующий член.
- Пожалуйста, - шептала она, - я прошу тебя...
Но в это время он уже входил в нее - яростно, отчаянно... Еще мгновение, и она была заполнена им до краев. Тем не менее она ощущала, что его мужское естество продолжает расти и напрягаться до такой степени, что, казалось, вот-вот взорвется. Хотя Девон уже прошла пик удовольствия, сознание того, что он нуждается в ней, вновь возбудило ее.
Она вцепилась ногтями в его плечи и теперь с силой притягивала Джонатана к себе, стараясь, чтобы он до самого дна исследовал ее таинственные глубины. И снова на нее стали накатывать одна за одной волны удовольствия и телесной радости, а перед глазами появился ослепительно белый сполох, заставивший ее выкрикивать его имя. Услышав, как Джонатан громко застонал, она почувствовала, как жаркой и влажной пульсирующей струей в нее излилось его семя.
Великий Господь на небесах! Как, куда скрыться от такой огромной радости? Ничего подобного ей в жизни не доводилось испытывать. Пораженная, Девон лежала тихо, боясь отпустить его от себя хотя бы на миг, чтобы не разрушить удивительного, обволакивающего ее ощущения счастья. Наконец Джонатан пошевелился и провел пальцем по ее подбородку, словно пытаясь заново нарисовать ее лицо.
- Ты была восхитительна.
Девон нежно улыбнулась.
- Ты тоже.
- Смешно сказать... Я знаю сотни эротических приемов, этих маленьких изобретений, способных поднять мужчину и женщину до вершин удовольствия, но тем не менее, когда я с тобой, мне кажется, что весь мой былой опыт улетучивается и все снова оказывается как в первый раз. - Он улыбнулся, продолжая смотреть прямо перед собой. - Меня охватывает обыкновенное мужское желание обладать. Я хочу чувствовать твою сладость, которую тебе так долго удавалось от меня скрывать. - Он поцеловал ее, и она ощутила исходивший от его губ аромат. - Понимаешь, о чем я?
- Мне всегда хотелось узнать, на что это похоже - то, что чувствует мужчина.
- Ну вот, теперь ты знаешь на что.
- Да. - Девон довольно ухмыльнулась. - А ты никогда об этом не пожалеешь?
Джонатан расхохотался и перекатился по кровати так, что она снова оказалась под ним.
- Пожалею, что просветил тебя на этот счет? Очень сомневаюсь.
Джонатан был снова готов к действию. Они занимались любовью весь остаток дня и весь вечер, засыпали, просыпались, и все повторялось вновь.
Так продолжалось весь уик-энд. Казалось, ни он, ни она не могли насытиться друг другом. В промежутках они гуляли по Пятой авеню под пронизывающими порывами ветра, смотрели на огромные экраны, где двигались освещенные ярким светом фигурки людей и животных. Они даже сходили на новую выставку в Мете, а после заглянули в итальянский ресторанчик и ели макароны под томатно-чесночным соусом, бутерброды с салями и пикулями и даже яичный крем, который, как признался Джонатан, он не пробовал уже в течение нескольких лет.
- Боюсь, что я и в самом деле оказываю на тебя дурное влияние, - смеясь, сказала Девон.
- Не знаю, не знаю. Я не раз пытался умерить свой бег по жизни, научиться расслабляться. Вполне может случиться, что ты оказываешь на меня самое благотворное влияние.
Девон, нежно улыбаясь, слушала его, надеясь, что в его словах заключается, доля истины.
Она предложила отведать на обед суши. Джонатан избрал для этой цели небольшой японский ресторанчик, находившийся за углом. Полакомившись вволю, они направились домой в надежде пораньше улечься спать, что, впрочем, им не удалось, так как почти все темное время суток они занимались любовью.
Утром в субботу их разбудил Танака Мотобу, о существовании которого Джонатан забыл напрочь. Тренер пришел, дабы провести занятие по карате с Джонатаном.
- Черт! Я ведь хотел позвонить и отменить занятие. Возможно, это произошло из-за твоего дурного влияния, - проворчал Джонатан, но его глаза смеялись.
Когда Девон поняла, что ее присутствие в доме Джонатана раскрыто, она поначалу смутилась, но потом ее мысли приняли иное направление.
- А почему бы тебе не позаниматься карате? Я сейчас отправлюсь в ванную, посижу в джакузи, потом приму душ, закутаюсь в полотенце и лягу читать книгу. Так что мне есть чем заняться.
Стаффорд кивнул.
- Хорошо, пойду разомнусь, раз ты не возражаешь.
Девон не возражала. Более того, последние пятнадцать минут она с интересом наблюдала за тем, с какой грацией двигались участники этого импровизированного состязания. Джонатан почти не уступал тренеру в быстроте и силе удара - сразу было видно, что у Танаки Мотобу он многому научился.
- Этот японец подозрительно часто поглядывал в мою сторону, - сказала Девон, когда Мотобу ушел. - Не сомневаюсь, что он прохаживался на мой счет.
- Танака считает, что ты восхитительна. К тому же он вспомнил, как ты ворвалась ко мне в квартиру в тот день, когда у нас проходили занятия, и поэтому назвал тебя «ангелом, изрыгающим огонь».
- Не может быть!
- Именно так.
Девон начала хохотать. Скоро к ней присоединился и Джонатан.
- Наверное, он прав, - сказала она, отдышавшись. - По крайней мере в том, что касается того злополучного дня. Тогда я просто кипела от гнева.
- В тот день ты была неотразима. Такая красивая и страстная, что устоять было просто невозможно. Помнится, мне больше всего хотелось сорвать с тебя одежду и заняться любовью - прямо в гимнастическом зале, на полу.
- Неужели? Но мы и сейчас в том же зале! - На Джонатане было белое кимоно, подпоясанное черным поясом, - все как в прошлый раз. Он взглянул на их отражение в зеркальной стене и как-то по-особенному усмехнулся. Потом со скоростью и сноровкой, достойными тех, что он продемонстрировал на тренировке, Джонатан сделал подсечку, и вместе с Девон они упали на толстый мат.
- Именно на полу, в гимнастическом зале. - Джонатан поцеловал ее, после чего они занялись любовью.
Несколькими часами позже они расположились перед камином на огромном кожаном диване в кабинете Джонатана. На Девон была просторная желтая роба, которую она захватила в своей квартире в пятницу, а на хозяине дома - тонкий хлопчатобумажный спортивный костюм. Они отдыхали, и Девон испытала неведомое ей прежде чувство полного покоя и умиротворения.
- Скажи мне, какой он был? - спросил Джонатан, нарушая затянувшееся молчание.
- Кто, Майкл?
- Нет, Пол.
Девон откинулась назад, опершись спиной о надежное плечо Джонатана.
- Он не имел с тобой ничего общего. По-моему, Пол был прежде всего человеком чувств и не умел держать их под контролем. Разумеется, внешне это почти не проявлялось, но на поверку выходило, что не он управлял тем, что его окружало, а окружающий мир безраздельно владел им. Надеюсь, ты понимаешь, о чем я говорю?
- Думаю, да.
- Пол был центром всех устремлений нашего маленького семейства. Сначала я прикладывала усилия для того, чтобы помочь ему закончить юридический факультет, познакомить с нужными людьми. Потом он уже в одиночку стал ходить на всевозможные встречи и приемы, которые, по его словам, могли помочь его карьере. Он постоянно говорил мне, что, когда выбьется в люди, у нас все изменится. На самом же деле все оставалось по-прежнему. Вот тогда я и начала писать, чтобы не тосковать дома в одиночестве. Я боялась, что Пол будет против, но, как оказалось, он просто-напросто не заметил, что я сделалась писательницей. До тех пор, пока я находилась у него под рукой, когда это ему необходимо, его все устраивало. Вскоре я поняла почему.
- Он тебя обманывал? - Джонатан был уже достаточно наслышан о разводе Девон, чтобы сделать подобный вывод.
- «Обманывал» - это не то слово. Он гонялся буквально за каждой юбкой. Пол был интеллигентным, очень приятным на вид парнем, но при этом что-то у него внутри было не в порядке. Ему требовалось, чтобы окружающие постоянно им восхищались, и те женщины, которые с ним спали, в этом смысле вполне удовлетворяли его требованиям.
- Как же это все выяснилось?
- Однажды я пришла домой раньше, чем намеревалась, и увидела, что Пол лежит в кровати с какой-то рыжеволосой девицей. Он знал, что я собиралась пройтись по магазинам, после чего должна была пообедать с Кристи. Я и в самом деле пошла за покупками, но у меня разболелась голова и пришлось вернуться с полпути. Можешь мне поверить, после того, что я увидела, голова разболелась еще больше.
- И что же ты сделала, когда увидела рыжую девицу?
- Упаковала вещички и уехала. Как только это случилось, ко мне повалили доброхоты, желавшие во что бы то ни стало поведать мне об увлечениях моего мужа, коих оказалось множество. Я не могла работать, не могла есть, не могла спать. Мною стало овладевать беспокойство, со временем перешедшее в страх. Тогда, правда, я еще не имела представления, что меня ждет дальше.
Джонатан поцеловал ее в шею.
- Ты не против поговорить на эту тему? Скажи, мне ведь надо об этом знать.
Девон вздохнула.
- Мною овладело странное чувство. В первый раз, когда навалился страх, я проснулась среди ночи, не смея дохнуть от ужаса. С ног до головы меня покрывал ледяной пот - я прямо-таки в нем купалась. Сказать по правде, мне показалось, что еще немного - и я умру. Когда настало утро, я подумывала пойти к врачу, но потом почувствовала себя лучше и решила, что у меня была обыкновенная аллергическая реакция на укус насекомого или на какой-нибудь продукт. В течение последующих нескольких недель ничего похожего со мной не происходило, зато стали проявляться другие симптомы.
- И какого свойства?
- У меня стало сдавливать грудь. Что-то вроде приступа астмы. Иногда мне было трудно набрать в легкие достаточно воздуха, чтобы разговаривать. Потом начались головокружения. Если я находилась в душной комнате, все вдруг начинало вращаться вокруг меня. Мне приходилось прислоняться к стене, чтобы не упасть.
- Но почему ты не обратилась к врачам?
- Я обращалась, сдавала анализы, но у меня так ничего и не нашли. В конце концов доктор Дэннон пригласил меня к себе в кабинет и высказал предположение, что все это, возможно, имеет непосредственное отношение к моему психическому здоровью. Я здорово перепугалась. Что мне было делать? Рассчитывать на поддержку родителей я не могла прежде всего мне не хотелось их волновать, и потом мой отец считал, что все психоаналитики - шарлатаны, наживающиеся на людских бедах, и служат для развлечения богатых пациентов, слишком слабых духом, чтобы справиться с собственными проблемами.
- Что же заставило тебя обратиться к психиатру?
Она вздрогнула. Заметив страх Девон, Джонатан сжал ее в объятиях.
- Можешь не рассказывать, если тебе не хочется.
- Вот именно, что не хочется, - уныло произнесла Девон. - Признаться, я и вспоминать-то об этом боюсь. Но что было, то было, я не хочу чтобы между нами существовали секреты.
Джонатан ничего не ответил, только еще крепче обнял Девон.
- Это случилось поздним вечером. Сначала позвонил Пол - он продолжал уверять меня, что сильно изменился и что я просто обязана дать ему шанс. Я знала, что он врет, - Кристи за день до этого встретила его все с той же рыжеволосой девицей. Мои сбережения к тому времени уже почти подошли к концу, и я раздумывала над условиями нового контракта на публикацию двух следующих книг. Через короткие промежутки времени позвонили мой агент и редактор и в один голос уговаривали меня поторопиться. Но я находилась в таком подавленном состоянии, что не знала, на что решиться.
- Ничего удивительного, что у тебя после всего этого возникли проблемы.
Девон кивнула.
- Вот именно, ничего удивительного. Помнится, я стояла тогда у раковины и прислушивалась к шуму льющейся воды. Неожиданно я почувствовала сильнейшее желание сунуть руку в раковину, и дальше, в сточную трубу. Ощущение было невероятным. Казалось, мои пальцы вдруг зажили самостоятельной, отдельной от меня жизнью и сами собой потянулись к этому проклятому отверстию. Господь свидетель, до чего мне сделалось страшно. Я подумала, что в один прекрасный день совершу это.
- Вот, значит, почему ты обратилась к доктору Таунсенду?
- Да. Кристи не было тогда в городе, и я сама отыскала имя психиатра в телефонной книге.
- А доктор Таунсенд, стало быть, поставил тебе диагноз - стресс?
- Да. Он заявил, что это прямо-таки хрестоматийный случай. Как только я уяснила себе, что было причиной моего столь странного недомогания, мне сразу сделалось легче. Но я все равно боялась выходить из квартиры - мне все казалось, что я упаду в обморок, начну задыхаться или со мной случится еще что-нибудь в этом роде. Но время шло, и я, с помощью доктора Таунсенда, стала постепенно избавляться от своих страхов. Пока не этот пресловутый вечер в гостинице «Стаффорд»...
Джонатан поежился. Плечо, на которое опиралась спина Девон, напряглось. - Значит, в ту ночь все симптомы проявились снова?
- Некоторые из них. Отчаянно заколотилось сердце, стало трудно дышать. И снова на меня напал страх - в жизни я не была напугана сильнее.
Стаффорд замолчал, взвешивая каждое ее слово. Какой удачный вечер, подумала Девон. Кажется, Джонатан как никогда расположен размышлять и слушать.
Потом она спросила о причине его развода. Он ответил, что в случившемся склонен винить самого себя.
- Я всегда был трудоголиком и никогда не думал о том, как мой образ жизни может отразиться на семье. Словом, причиной моего развода оказалась не женщина, а моя работа.
- Уверена, что вина за развод падает не только На одного тебя.
- Что ж, может быть, и так. Бекки не была готова к браку, материнству и обязанностям, которые все это налагает на женщину. Внутренне она отказывалась принимать на себя ответственность за мужа и сына.
- Но она вышла за тебя замуж. Вероятно, она тебя любила.
- Не думаю, что кто-нибудь из нас знал в те дни, что такое любовь. Нас больше привлекала внешняя сторона этого чувства, утехи любви, так сказать. К тому же на нас давили оба наших семейства - родственники считали, что это блестящая партия и брак должен быть заключен как можно скорее.
- Но как же Алекс? Она ведь любила сына?
- Прежде всего Бекки ненавидела состояние беременности. Как следствие этого, она перенесла часть своего раздражения и на меня - как-никак, я тоже принял участие в этом деле. Кроме того, у нее были очень трудные роды. Когда родился Алекс, наши отношения уже были изрядно испорчены. Бекки не уделяла сыну столько внимания, сколько ему требовалось, но при этом очень его любила. Когда мы наконец развелись, я старался с помощью суда оставить мальчика себе, поскольку знал, что со мной ему будет лучше. Однако ее смерть произвела на меня ошеломляющее впечатление. Потом последовал трагический случай с Алексом. И тогда я понял что самое важное в жизни - тепло.
Девон печально улыбнулась. Да, Джонатан получил жестокий урок, но по крайней мере он извлек из него немало поучительного.
Минуты слагались в часы, за окном сгущалась тьма, и разговор перешел на другие, куда менее серьезные темы. Кончилось тем, что Джонатан снова прижал ее к дивану.
- Все эти разговоры основательно меня утомили, - сказал он. - Мне нужен стимулятор, понимаешь? - Его губы коснулись ее шеи, а напряженное мужское естество - бедра.
- Что-то ты слишком опечален, - прошептала Девон. - Может быть, для поднятия духа тебе требуется иной стимулятор? - В ответ Джонатан расхохотался и снова поцеловал ее, после чего, расстегнув желтую робу, принялся ласкать ее груди.
- Какие красивые. - Он втянул кончик одной из них себе в рот. Они самоотверженно отдались любви, после чего Джонатан отнес ее в ванную комнату, где торжественно, с шумом и плеском, погрузил в джакузи. Прежде чем вернуться в спальню, они снова успели предаться любви.
Девон решила, что лучшего времяпрепровождения она не могла себе и представить. Иногда она, правда, вспоминала о проекте и о своем, решении поставить на нем крест. Каждый раз, когда это случалось, у нее портилось настроение, а ей так не хотелось, чтобы это отражалось на их с Джонатаном отношениях...
Время, однако, шло, и настал наконец канун воскресного дня, который мигом избавил Девон от романтических иллюзий. Джонатан недвусмысленно дал ей понять, что придется отправиться к себе домой, прежде чем приедет его сын. Это ее опечалило, так как сразу стало ясно, что Джонатан проводил четкий водораздел между собой и Алексом с одной стороны и ею, Девон, - с другой. А она так надеялась, что они поладят с мальчиком и станут друзьями!
Джонатан же попросту еще не был готов к такому уровню отношений. Ему не хотелось, чтобы Девон стало известно, что на самом деле приключилось с Алексом. По всей видимости, это происходило от неуверенности - Джонатан не знал, насколько длительной и серьезной окажется их связь, и не торопился открывать все свои карты.
предоставь ему бремя, твердила себе Девон. Он просто не хочет, чтобы Алексу причинили вред. Ведь мальчик уже лишился матери, потом попал в беду и в результате оказался прикованным к инвалидному креслу. Джонатан защищал сына, и Девон не хотела его за это винить.
Тем не менее ее чрезвычайно волновало, какие чувства испытывает Джонатан по отношению к ней. Девон не раз задавалась вопросом что получит она в обмен на свою непреодолимую, постоянно растущую тягу к этому человеку.
Вернувшись в субботу вечером к себе домой, Девон постаралась не думать о грустном Она занялась было мелким ремонтом одежды, но скоро оставила это дело, Поскольку Всегда терпеть не могла шить. Телевизор ей тоже очень скоpo наскучил, и она его выключила. Работать над романом «СЛЕДЫ» Девон тоже не хотелось, хотя она отлично понимала, что книгу надо дописать как можно быстрее.
Под конец она взялась за роман, автором которого была ее подруга Девон очень ценила ее творчество, но на этот раз чтение не доставило ей удовольствия Речь в романе шла о злоключениях молодой наивной женщины, соблазненной коварным магнатом. Поскольку эта история во многом походила на ее собственную, Девон с раздражением отложила книгу, выключила свет и отправилась спать.
Утром она позвонила Кристи, и они договорились встретиться за ленчем в ресторане «Акбара» на Парк-авеню, неподалеку от Пятьдесят восьмой улицы. Это место они с Кристи очень любили, поскольку обе испытывали склонность к экзотической восточной кухне. После фиаско с Задаром Девон несколько раз беседовала с Кристи по телефону, и та убеждала ее, что отчаиваться не стоит - один или два фальстарта ничего не означают.
Теперь, когда они сидели друг против друга, уплетая жареного цыпленка с пряностями рис, карри и плоские пресные лепешки, до которых Девон была большая охотница, настало время поведать подруге о решении, к которому Девон пришла на прошлой неделе.
- Ни за что не поверю, что ты хочешь прикрыть лавочку.
- А я в самом деле думаю что с этим пора кончать, Кристи. - Девон потыкала вилкой в остатки цыпленка. С одной стороны, мне жаль, а с другой - я чувствую даже какое-то облегчение.
Звякнув золотыми браслетами, Кристи взяла бокал с сухим белым винам. ясное дело. Наконец у тебя появился предлог отказаться от изучения предмета, который с самого начала тебя не слишком-то привлекал. - Кристи отхлебнула из бокала и поставила его рядом. - Но ты не имеешь права покидать поле боя, Девон. Если тебе так и не удастся установить, что случилось в Стаффорде в ту злополучную ночь, ты никогда себе этого не простишь. И доктор Таунсенд тогда тебе уже не поможет. Поэтому ты должна возобновить работу не откладывая - по свежим следам идти всегда легче.
Девон откинулась на спинку стула.
- Есть целый ряд соображений, по которым мне лучше оставить это дело, Кристи. Например, мнение моих родителей... Да и Джонатана не следует сбрасывать со счетов.
- Все мы про твоего Джонатана знаем. Если не ошибаюсь, в свое время он предложил тебе миллион баксов, чтобы ты прекратила раскапывать историю его семьи. Или ты уже забыла об этом?
- Его сын прикован к инвалидному креслу. Джонатан просто обязан оградить мальчика от лишней нервотрепки.
- Вывод напрашивается сам собой - он спит с тобой именно для того, чтобы сохранить покой сына. Вероятно, он надеется, что, пока ты занимаешься с ним любовью, у тебя не возникнет желания снова вернуться к книге, представляющей для него опасность.
Девон некоторое время с отсутствующим видом крутила в пальцах вилку, после чего отложила ее в сторону. Неожиданно у нее пропал аппетит.
- Знаешь, такая мысль мне в голову приходила.
- Но ты тем не менее решила прекратить работу.
- Да.
Кристи вздохнула.
- Жаль, что не могу убедить тебя. Я-то знаю, как важно для тебя написать эту книгу. Речь ведь не о затее, которую отбрасываешь, когда вздумается, без всякого для себя вреда.
- А тебе не кажется, что истина может быть чересчур?
- Если даже так - что из этого?
Девон собралась было продолжить спор, но Кристи остановила ее жестом унизанной кольцами руки.
- Все, закончим с этим. Я больше не скажу по этому поводу ни единого слова. - Она накрыла сжатую в Кулак руку Девон своей теплой мягкой ладонью. - Ты ведь знаешь: каково бы ни было твое решение, я всегда буду на твоей стороне. Наша дружба пережила и не такие испытания.
Лицо Девон просветлело.
- Похоже, ты говоришь правду.
На самом же деле Девон ни в чем не была уверена. Что, если Джонатан только использует ее для достижения своих целей? Хуже того, возможно, что ее сознание снова выделывает один из своих зловещих фокусов, примером чему была ужасная ночь в стаффордской гостинице? Тогда ей придется встретиться лицом к лицу с куда более опасным врагом, нежели какие-то призраки, которых она видела в Желтой комнате, и имя этому врагу - безумие.
Однако Девон не стала делиться с подругой своими сомнениями и лишь сказала с улыбкой:
- Что решено, то решено, и хватит об этом. Если ты не против, давай лучше прогуляемся по магазинам.
Кристи, конечно, заметила смятение подруги, но решила последовать ее совету и сменить тему разговора.
- Отличная мысль. Если мы поторопимся, то вполне успеем на рождественскую распродажу.
- Тогда вперед.
Кристи засмеялась. Почему-то всегда они вспоминали о рождественских подарках в последнюю минуту. Девон попросила официанта принести счет и расплатилась, поскольку в этот раз была ее очередь угощать. Потом они пошли к выходу.
Оказавшись на улице, Девон поплотнее запахнула кашемировое пальто. Ей следовало смотреть на мир веселее - уже хотя бы по той причине, что Джонатан, несомненно, порадовался ее решению забыть про свой бредовый проект, да и ее родителей это наверняка тоже обрадует. Если разобраться, мысль покончить се стол тягостным для нее предметом, который вдруг сделался центром ее жизни, должна была заставить, ее плясать от восторга. В самом деле, решение и больше ни о чем не надо заботится. Тем не менее Девон не могла отделаться от ощущения, что упускает в своей жизни что-то важное, а главное - лишает своей поддержки тех, кому она очень и очень требовалась. Успокоение и радость не приходили - возможно, из-за тех несчастных, что оставались взаперти в стенах старинной гостиницы в Стаффорде.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Молчаливая роза - Марс Кейси



Мне очень понравился этот роман)))рекомендую
Молчаливая роза - Марс КейсиАнна
28.05.2011, 22.53





За последние 20 лет перечитывала много раз и каждый раз с удовольствием
Молчаливая роза - Марс КейсиТатьяна
26.11.2011, 18.26





потрясающая книга
Молчаливая роза - Марс КейсиАлёна
23.04.2012, 0.30





Не думала, даже не верила, что роман так понравится.rnНо хорошо написан. Советую.
Молчаливая роза - Марс Кейсиинна
7.01.2016, 21.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100