Читать онлайн Молчаливая роза, автора - Марс Кейси, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Молчаливая роза - Марс Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.54 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Молчаливая роза - Марс Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Молчаливая роза - Марс Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марс Кейси

Молчаливая роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

- Мы знаем друг друга давно, так что не будем играть в детские игры, айджин. - Акеми, одетая в короткий темно-синий костюм, поднялась с дивана, прошла к окну и глянула на низкое серое небо, по которому ветер гнал тяжелые свинцовые тучи.
- Что верно, то верно. - Джонатан уселся по удобнее и приступил к выполнению своей не слишком приятной задачи. - Я и пришел к тебе, чтобы не затягивать время и не отделываться пустыми словами.
Акеми продолжала смотреть в окно, переводя взгляд на потоки транспорта, всегда наводнявшего улицы во второй половине дня.
- Я знала, что настанет время, когда твоя печаль по поводу несчастья, происшедшего с твоим сыном, притупится и ты захочешь двигаться по жизни дальше.
- Скорее всего так и случилось.
- Что к тебе испытывает эта женщина?
- Я не знаю, - честно ответил Стаффорд.
- Ты знаком с ней недолго, но тем не менее хочешь ее.
Джонатан кивнул:
- Это правда.
- Ты относишься к тому типу людей, которые весьма серьезно относятся к своим желаниям.
- И ты, и я знаем, что это так.
Акеми повернулась и направилась к дивану, на котором он сидел. Остановившись напротив Джонатана, она долго смотрела на него, словно пытаясь нащупать пути разрешения проблемы.
- В таком случае мне остается только пожелать, чтобы ты был с ней счастлив.
Увидев слезы в глазах Акеми, Джонатан поднялся. Он не ждал от нее проявления чувств, рассчитывая не на выяснение отношений, а на беседу двух деловых партнеров. Только теперь ему пришло в голову, что маленькая японка переживает их разрыв по-настоящему. Он даже ощутил своего рода вину за то, что позволил их связи упрочиться и тем самым заставил Акеми страдать.
- Тебе, наверное, меня жаль? - Акеми слабо улыбнулась. - Прошу тебя, забудь об этом.
- Это не жалость... Просто мне не хотелось причинять тебе боль.
- Иную боль ничто, кроме времени, не излечит. Ты. стало быть, уйдешь к этой женщине, а как быть мне?
Акеми сильно переменилась за последние три года, неожиданно подумал Джонатан. Теперь она казалась куда более независимой и уверенной в себе, чем прежде.
Этим прежде всего она была обязана обучению в Американском университете.
- Аренда твоей квартиры оплачена на два года вперед. Кроме того, я назначу солидное пособие, которое обеспечит тебе достойную жизнь до тех пор...
- Пока не объявится новый покровитель?
- Да.
- После того как я узнала тебя, Джонатан, узнала, что такое любовь, у меня не будет никаких новых покровителей.
Джонатан не сомневался в том, что она говорит правду. Удивительно, как он не заметил этого раньше - или не хотел замечать?
- Акеми...
- Я всегда знала, что мое счастье не продлится долго и готова тебя отпустить. Но к той жизни, что я вела прежде, мне уже не вернуться. Через несколько месяцев я получу степень в университете. Кроме того, я говорю по-японски - это позволит мне заняться бизнесом. Что же касается мужчин... В этом смысле я стану следовать исключительно велениям собственного сердца, как это делаешь ты.
Джонатан некоторое время молча смотрел на нее, потом взял ее лицо в ладони.
- Ты все это время доставляла мне огромную радость. Ты была мне другом, в котором я так нуждался, и в моем сердце навсегда сохранятся самые добрые воспоминания о тебе.
Акеми грустно улыбнулась.
- Ты тоже всегда приносил мне радость. Желаю тебе счастья, айджин. Нет на свете человека, который был бы его достоин больше, чем ты.
Джонатан прижал Акеми к себе и некоторое время не отпускал, поглаживая по голове. Она тем временем думала, как далеко, должно быть, его мысли. Яснее ясного, он влюблен хотя и сам этого до конца не понимает. Наконец она отодвинулась от него и сказала:
- До свидания, Джонатан, любовь моя. Если тебе когда-нибудь понадобится от меня хотя бы самая малость...
Расставание, по мысли Джонатана, должно было стоить ему куда меньшей крови, но получилось все наоборот.
- Домо аригато, Акеми-сан. Желаю тебе счастья. - Он повернулся на каблуках и пошел прочь.
- Я заеду за вами в пять тридцать.
- Вы уверены, что вас это не слишком затруднит? - Девон сжала в пальцах трубку.
- На Лонг-Айленде у меня есть дом, - ответил Джонатан. - Я не был там с прошлого года, и мне надо туда заехать. Кроме того, как я могу упустить возможность познакомиться со знаменитым Задаром?
Девон рассмеялась. Попрощавшись, она повесила трубку и задумалась, легче ей стало после этого разговора или нет. Потом, снова взявшись за телефон, она позвонила Кристи и сообщила, что Джонатан дал согласие пойти с ней. Кристи, таким образом, обретала свободу и могла с чистой совестью отправляться на встречу с Франциско.
Итак, Кристи проводила вечер с маленьким итальянцем, а она, Девон, - с Джонатаном.
Стоило ей подумать об этом высоком, атлетически сложенном человеке, как у нее начинали дрожать руки. С момента их последней встречи в сердце Девон словно горел неугасимый огонь, который она была не в состоянии погасить. Тому в немалой степени способствовали неоспоримые достоинства Джонатана - он был умен, очарователен и обладал неистощимым запасом чувственности. Кроме того, Джонатан был настоящим мужчиной. Он откровенно сказал, что желает обладать ею, и эти слова порядком напугали Девон. Однако потом она поняла, что сердце ее учащенно забилось не от страха, а от желания.
Она не могла отрицать, что мысль заняться с Джонатаном любовью привлекала чрезвычайно. Но одно дело - думать об этом, и совсем другое - осуществить на практике. Желания Джонатана - да и ее собственные - могли завести их в ловушку. Даже если бы после этого он перестал противиться осуществлению ее проекта, она оказалась бы полностью от него незащищенной и в случае плохого расклада настрадалась бы выше всякой меры - даже больше, чем при расставании с Полом. Девон не хотела - да и не могла - снова позволить себе переживания такого рода: слишком велик был риск. Никакая сила не избавила бы ее тогда от ужасной депрессии, вызванной ощущением собственной ненужности и полной неудачи в личной жизни.
В случае с Майклом ей до определенной степени повезло - они сблизились после развода с Полом, когда все в ней находилось под строгим контролем инстинкта самосохранения. Теперь ей приходилось признать, что в их отношениях с Джонатаном чувства были задействованы в значительно большей степени. Страшно было подумать, какой ущерб ее душе могли причинить неудачно сложившиеся отношения с этим сильным, могущественным и, вполне вероятно, безжалостным человеком.
Но, как говорил Джонатан, кто не рискует, тот никогда не узнает, что такое счастье. Девон даже передернуло, когда она представила, что пройдут годы, а она по-прежнему будет задавать себе вопрос: что было бы если...
Решение лежало в другой, более глубинной сфере, затрагивавшей доверие, которое обычно испытывают близкие люди по отношению друг к другу Важно было запастись этим чувством, чтобы потом она смогла бы без страха смотреть в его глаза, зная, что он ни при каких обстоятельствах не предаст, не обманет и не посмеется над ней.
Вздохнув, Девон посмотрела на часы и поняла, что время движется еле-еле: было всего лишь начало первого. Она уселась за свой маленький письменный стол и, взявшись за карандаш, принялась просматривать конспекты прочитанных книг. В четыре часа она отложила записи в сторону и отправилась принимать душ и переодеваться.
«Что же надеть?» - думала Девон, стоя под горячими струями. Со временем ее боязнь предстать перед глазами Джонатана дурнушкой стала терять былую актуальность - в конце концов, Джонатан в отличие от своего дядюшки Флориана был всего-навсего обыкновенным человеком из плоти и крови. Кто знает, может быть, она уже созрела для того, чтобы затеять интрижку с этим атлетически сложенным красавцем?
Девон ощутила прилив бодрости и по этой причине решила надеть алый костюм джерси, который выгодно обрисовывал ее фигуру. По большому счету они с Джонатаном хотели одного - выяснить; что у них получится поэтому нелишне было наглядно продемонстрировать кое-какие свои достоинства. В дополнение к костюму она повязала золотистый шарфик от Эрме и надела красные туфли на высоких каблуках и золотые серьги-кольца внушительных размеров. В игру, которую затеял Джонатан, должны играть двое, а не он один.
Стоя в гостиной, Девон ожидала, когда из интеркома послышится голос Генри, как вдруг, к большому ее удивлению, комнату заполнил рокочущий баритон Джонатана, сразу же перекрывший все прочие звуки.
- Уже иду. - Она подхватила длинное красное пальто и красную кожаную сумку и устремилась по лестнице вниз. Как только Девон оказалась в холле, Джонатан схватил ее за руку.
- Поторапливайтесь. Я припарковался в неположенном месте.
Они буквально выскочили на улицу, и только там Девон обратила внимание на внешний вид своего кавалера. Джонатан по обыкновению выглядел великолепно в белой водолазке, толстом черном джемпере и черных шерстяных брюках, а его рука, сжимавшая ее ладошку, была привычно теплой и сильной.
Впрочем, к эффектным появлениям Джонатана Девон почти привыкла и теперь послушно бежала следом за ним вдоль выстроившихся в ряд автомобилей, стараясь отыскать глазами длинный черный лимузин. Такого, однако, не оказалось, и они остановились перед низкой обтекаемой «ламборджини».
- Эта? - спросила Девон и, когда Джонатан утвердительно кивнув, открыл дверцу, проскользнула на обитое красной кожей глубокое сиденье. Джонатан обошел машину и уселся на водительское место.
- Эту красавицу я не водил уже чертову уйму времени, но могу сказать совершенно определенно - машина не из худших.
Девон провела пальцем по полированному дереву приборной панели и прислушалась к мягкому рокоту мощного двигателя.
- Она мне нравится. Просто сказка! Джонатан усмехнулся.
- Как только мы выедем за город, я дам вам порулить.
- Господи, да я ведь не сумею.
- Не умеете управлять автомобилем? Bот уж не поверю
- Я хочу сказать, что в жизни не водила ничего подобного. Мне как-то привычней ездить в такси.
- Поверьте, вы получите большое удовольствие.
Когда они доехали до скоростного шоссе, Джонатан уступил водительское место Девон, и та с волнением устроилась за большим, обшитым кожей рулем. Ей понадобилось совсем немного времени, чтобы привыкнуть к низкому мощному авто, а когда это произошло, ощущение скорости и возможности держать под контролем всю эту мощь несказанно ее обрадовало.
- Бог мой! Да это же все равно что в раю побывать! - воскликнула она, притопив педаль газа чуть не до пола. Машина содрогнулась и полетела по автостраде стрелой.
- Похоже, я выпустил из бутылки джинна! - притворно испугался Стаффорд, и Девон, почти сразу снизив скорость до нормальной, поехала дальше очень аккуратно.
- Не принимайте мои слова близко к сердцу, - засмеялся Джонатан, - я всего-навсего решил вас подразнить.
- Я просто подумала о предстоящей встрече с Задаром и о том, чего от него можно ожидать.
- Расслабьтесь, Девон. Что бы ни случилось - бояться не стоит. Теперь уж ехать нам осталось недолго. Пройдет немного времени, и мы все узнаем.
Дом Задара, стоявший наискосок по улице совсем недалеко от пляжа, представлял собой серое двухэтажное деревянное строение со свежевыкрашенным белым фасадом и резным декором.
- Медиумы, должно быть, неплохо зарабатывают, - заметил Джонатан. - Такого рода собственность недешево обходится.
- Она получает триста долларов в час. Иногда больше. Все зависит от того, что вы хотите узнать.
Джонатан присвистнул.
- Надеюсь, информация, которую вы у него выудите, будет стоить этих денег.
Я тоже очень на это надеюсь, подумала Девон. Знать бы только, какого рода будет эта информация.
Девон припарковала машину, и они двинулись вверх по дорожке к дому. Ветер гнул сухую, белую от морских испарений траву к земле, а песок покрывал то, что прежде, по-видимому, именовалось лужайкой. Вокруг было красиво и спокойно. Девон поразмыслила и решила, что не отказалась бы въехать в этот дом хоть сию минуту.
- Что, нравится? - усмехнулся Джонатан, заметив ее восторженное состояние.
- Люблю океан. С этого места на него открывается великолепный вид.
- Что ж, тогда вам понравится и фамильный коттедж Стаффордов в Саутгемптоне. Теперь у нас есть отличный предлог съездить туда.
Они подошли к подъезду, и Джонатан нажал на кнопку звонка, который отозвался весьма мелодичным звоном. Не прошло и минуты, как массивная дверь распахнулась.
- Добрый вечер, миссис Джеймс, - сказала маленькая светловолосая женщина в тщательно отутюженной серой униформе. - Миссис Соломон ожидает вас у себя в кабинете. - Женщина посторонилась, пропуская их внутрь.
Джонатан взял Девон под руку, и они прошли в холл. Дом был обставлен элегантной мебелью в традиционном стиле; на всем интерьере лежал отпечаток скрупулезной работы дизайнера. Только в кабинете можно было обнаружить приметы того необычного занятия, которому посвящала свое время Патриция Соломон.
Отделанная темными деревянными панелями комната была слабо освещена и сверху донизу завешана тяжелыми бархатными драпировками темно-вишневого цвета. На столах в маленьких подсвечниках под стеклянными колпачками загадочно мерцали свечи, а на небольших медных тарелках тлели благовония, распространяя запах душистого сандалового дерева. Полы были застланы толстыми коврами восточной работы. На кофейном столике лежало несколько старинных книг. В глубине отделанного дубовой облицовкой камина горел огонь.
Патриция Соломон вошла в кабинет через скрытую драпировкой боковую дверь и протянула руки к гостям в приветственном жесте. Золотой, с бриллиантами «Ролекс» украшал одно из ее запястий.
- Добрый вечер, миссис Джеймс.
- Добрый вечер. - Девон ощутила, как холодные пальцы коснулись ее ладони, - Миссис Соломон, позвольте представить вам Джонатана Стаффорда. Он здесь для того чтобы оказать мне моральную поддержку.
Патриция Соломон улыбнулась. Ей было не более сорока, она казалась стройной и очень подвижной. Короткие темные волосы ее едва начади седеть на висках, и в целом она была весьма привлекательной.
- Прошу покорно, не стесняйтесь, мистер Стаффорд. Задар обыкновенно бывает рад новым знакомствам. - Девон тут же предположила, что продолжение фразы могло быть, например, таким «особенно если новые знакомые - богатые и могущественные люди». Нетрудно было догадаться, что миссис Соломон временами заглядывала в «Уолл-стрит джорнэл».
- Благодарю вас, - ответил Джонатан, пожимая хозяйке руку. - Мы с миссис Джеймс прямо-таки горим от нетерпения повстречаться с ним.
- Прежде всего вы должны рассказать мне о причинах вашего визита. Давайте присядем.
По совету Кристи, Девон почти ничего не сообщила о себе по телефону, договорившись лишь о дне и времени встречи и о сумме гонорара, который ей предстояло уплатить. Вместе с Джонатаном она последовала за хозяйкой к камину, где они сели на диван, обитый темно-вишневым бархатом.
- Итак, о чем же вы хотите узнать у Верховного существа? - спросила Патриция, опускаясь на подушки огромного с высокой спинкой кресла, стоявшего напротив.
- Вы говорите о Задаре? - уточнила Девон.
- Разумеется.
- Мне сказали, что он может общаться с обитателями потустороннего мира.
- Да, его часто призывают, чтобы он обеспечил контакт с душами умерших, которые оставили своих любимых и удалились в небытие.
- Возможно, интересующие меня духи все еще обретаются на земле. - Девон бросила смущенный взгляд в сторону Джонатана, но его лицо оставалось невозмутимым.
- Понимаю... - Патриция покрутилась в кресле, расправляя юбку. - Прежде чем Задар установит необходимые контакты, должно пройти определенное время, и поэтому вам скорее всего придется зайти сюда еще не раз.
И всякий раз платить по триста долларов за час.
- Надеюсь, он все-таки сумеет справиться за один сеанс и мы узнаем все сегодня вечером.
Миссис Соломон тихо рассмеялась мелодичным, похожим на звон серебряного колокольчика смехом.
- Если бы это было так просто... Нет, моя дорогая, боюсь, нам понадобится некоторое время.
- Тогда давайте начинать, чтобы не терять это самое время.
- Мы начнем со знакомства с Задаром, Как только вы узнаете его поближе, то сразу осознаете все величие его власти и поверите в его возможности. Ну а там посмотрим.
С каждой минутой Девон все меньше и меньше нравилась ее затея, но отступать было поздно.
- Что ж, согласна.
Патриция махнула рукой, и свет в комнате погас, словно перед началом спектакля.
- Мне понадобится ваша помощь. Сейчас я начну дыхательные упражнения. Когда я полностью уйду в себя, моим телом завладеет Задар. Если вы поможете мне процесс пойдет быстрее.
- Боюсь, я не до конца вас понимаю, - сказала Девон.
- Когда я буду делать вдох, вы тоже глубоко вдохнете. Потом досчитаете до пяти и медленно выдохнете. Когда вы проделаете это шесть раз, мысленно воззовите к Задару, непрестанно повторяя его имя до тех пор, пока он не появится.
Девон вспыхнула Что подумает обо всем этом Джонатан?
- Прямо и не знаю, что вам сказать, миссис Соломон. Это кажется таким...
- Уверяю вас, это необходимо. Поэтому давайте начнем.
Шесть раз вдохнув и шесть раз медленно выдохнув, Патриция Соломон откинулась на подушки кресла, закрыла глаза и дышала теперь едва заметно. Девон внимательно за ней наблюдала прислушиваясь, но различала только треск огня в камине и ничего больше. Вдруг тело Патриции изогнулось, плечи расправились, а шея выпрямилась и словно закостенела. Хотя ни Девон, ни Джонатан, несмотря на ее призыв, не взывали вслед за ней к Задару, повторяя его имя, глаза миссис Соломон неожиданно распахнулись, а пальцы вцепились в подлокотники кресла. Сначала Девон не обратила особого внимания на это кресло. Оно было старинной работы и, вероятно, очень дорогое. На высоком подголовнике имелось нечто вроде щита, испещренного золотыми письменами, а подлокотники завершались искусно вырезанными из дерева головами соколов с позолоченными перьями и открытыми клювами.
- Я - Задар! - возгласила между тем женщина хриплым голосом, имевшим определенное сходство с голосом мужчины. - Зачем вы призывали меня?
Девон широко раскрыла глаза и смотрела на Патрицию, не произнося ни слова. Она ни на мгновение не поверила, что поселившийся в теле Патриции дух реален, - слишком много в этом представлении было надуманного и театрального.
- Зачем потревожили мой сон? - продолжал взывать дух устами миссис Соломон. Троноподобное кресло при этом только подчеркивало напыщенность разыгрываемой перед Джонатаном и Девон сцены.
- Нам необходимо переговорить с некой особой, - раздался вдруг голос Джонатана, - которая существует в мире духов. - В его словах не слышалось ни издевки, ни даже насмешки, хотя что-то необычное появилось в выражении его лица.
- Зачем? - Патриция-Задар поднялась на ноги, причем в ее движениях не осталось ничего женского. Как ни странно, она даже стала казаться выше ростом. Когда она принялась расхаживать перед диваном, на котором сидели гости, можно было и в самом деле подумать, что по кабинету разгуливает мужчина.
- Мы хотим узнать, живет ли интересующий нас дух в загробном мире или все еще пребывает на земле - Девон решила, что уж коли Джонатан решил поддержать игру, то ей, как говорится, сам Бог велел.
- Чей дух вам понадобился? - спросил Задар. - Матери? Отца? Расскажите мне О них, и я буду знать, где искать.
- Это дух ребенка! - воскликнула Девон. - Мальчика, который был убит.
- Убит? - Что-то сверкнуло в глазах Задара, огонь предвкушения, что ли, - точно сказать было трудно. - Кто совершил сие гнусное деяние? Виновный, несомненно, должен понести наказание - так нас учит Аллах!
Девон поморщилась. Как, спрашивается, после всего этого он сможет смотреть в раза Джонатану Задар между тем приступил к чтению небольшой - минут, этак на двадцать, - лекции, несправедливости жизни и жестокости деяний людей. Эта прочувствованная речь перемежалась вопросами о семье, в которой жил мальчуган, дабы в дальнейшем, как объяснил Задар, он мог использовать полученные ответы для проведения необходимого расследования.
Девон почувствовала, как рука Джонатана с силой сдавила ее запястье, но она и сама все отлично понимала и в предупреждениях не нуждалась - она вовсе не собиралась снабжать Задара ключом к разгадке своей маленькой тайны. Взглянув на часы, она мысленно отметила, что сеанс длится уже более часа.
Как бы то ни было, шоу оказалось довольно увлекательным.
Задар, по-видимому, что-то почувствовал, поскольку сослался на неотложные дела и устремился в потусторонний мир, вернув Патриции Соломон ее прежний облик. Сев в кресло, Патриция с шумом задышала, смахнула со лба капельки пота и наконец раскрыла глаза.
- Ну? - осведомилась она и замолчала, дожидаясь ответа и делая вид, будто не имеет ни малейшего представления о том, что происходило в кабинете минуту назад.
- Боюсь, ваш друг ничем не смог нам помочь, - сказал Джонатан.
- Не отчаивайтесь. В следующий раз все может сложиться по-другому. Задар соберет информацию у других духов, и когда вы вернетесь...
- Я вам позвоню, - вступила в разговор Девон, - как только у меня окажется свободная минута.
Хорошо еще, что миссис Соломон не знала ее номера телефона. Девон собиралась заплатить ей наличными - никаких чеков, номеров счетов и прочих реквизитов она оставлять не собиралась. Она полезла было в сумочку за деньгами, но Джонатан ее опередил - достав из кармана бумажник, он одну за другой выложил перед миссис Соломон четыре стодолларовые купюры.
Девон опять почувствовала, что краснеет, но ничего не сказала. Заговорила она только тогда, когда они добрались до автомобиля и расположились на удобных сиденьях.
Пока Джонатан вставлял ключ в замок зажигания и заводил мотор, Девон успела достать деньги и вложить четыре стодолларовые купюры в его руку.
- Это была моя идея, Джонатан, и я вовсе не хочу, чтобы за этот спектакль расплачивались вы.
Некоторое время Джонатан рассматривал Девон, дожидаясь, по-видимому, того момента, когда она приступит к обсуждению увиденного. Девон, не выдержав, вспыхнула.
- Я не дура, Джонатан. Эта женщина - типичный шарлатан. Представить себе не могу, что на свете есть люди, способные поддаться на ее уловки, но, судя по тому, что она процветает, таковых немало.
Джонатан усмехнулся и протянул деньги назад.
- Стоило заплатить четыреста долларов, чтобы взглянуть на ваше лицо в тот момент, когда она предложила вам дышать в унисон с нею и произносить имя Задара.
Девон расхохоталась и сразу почувствовала себя свободнее, но деньги тем не менее взять отказалась.
- Это затеяла я, значит, и отвечать тоже мне. Вы представить себе не можете, в какое смущение ввергло меня это действо. А ведь вам пришлось удрать с работы, чтобы доставить меня сюда. Господь свидетель, я готова придушить эту даму и мою подругу Кристи Папаополис заодно - она втянула меня в эту авантюру.
- Я рад, что вы не поверили миссис Соломон, но я вовсе не жалею, что мы сюда приехали.
- Не может быть!
- Точно.
Девон благодарно улыбнулась.
- В таком случае и я ни о чем не жалею.
Джонатан притянул ее к себе. Их губы соприкоснулись. Это был нежный, легкий поцелуй, но и его было довольно - сердце Девон едва не выпрыгнуло из груди, а дыхание стало учащенным. Когда Джонатан прервал поцелуй, Девон отвела глаза. Она была напугана столь бурным проявлением собственных чувств.
Джонатан тем временем завел мотор и, выехав на дорогу, повернул на восток, вместо того чтобы направиться на запад к городу. Девон удивленно посмотрела на него.
- Куда мы, едем?
- В мой Загородный дом в Саутгемптоне. Я же говорил вам, что заодно хочу заехать туда.
- Прямо сейчас?
- А когда же еще? Там нет никого, только сторож. Я позвонил ему и предупредил, чтобы он включил отопление.
Девон насторожилась.
- По-моему, меня вы тоже начали разогревать заранее. Джонатан хмыкнул.
- Думаю, вам понравится мой дом. Мне ведь и в самом деле нужно убедиться, что там все в порядке. Впрочем, для этого много времени не потребуется. Надеюсь, вы не против.
Девон покачала головой. Глупо было возражать после того, что Джонатан перенес по ее милости.
Некоторое время они ехали по шоссе, потом пробирались в хитросплетении узких улочек Саутгемптона, носивших старые патриархальные названия вроде «Выгул для быков» и «Долина встреч». Миновав ряд домов, выстроенных в колониальном стиле, Джонатан остановился на шедшей вдоль кромки воды Мидоу-лейн у двухэтажного современного дома со стенами из голубого тонированного стекла. Эти своеобразные стены-окна выходили прямо на океан.
- Так вот, значит, какова ваша воплощенная мысль о семейном загородном доме, - с невольным восхищением произнесла Девон, когда Джонатан помог ей выйти из машины.
- А вы что, представляли себе усадьбу в южном стиле?
- Откровенно говоря, да.
- Мой отец выстроил дом незадолго до смерти. Моя покойная жена и моя сестра были единственными, кто умел извлекать из этого дома хоть какую-то радость и пользу.
Над крыльцом горел фонарь из цветного стекла, окантованного латунью. Он освещал пятачок перед входом, и его свет помог Джонатану попасть ключом в дверь. Черные мраморные полы контрастировали с белоснежными потолками, обитыми белой тканью пухлыми диванами и искрящимися белыми стенами. Висевшие на стенах картины современных художников выделялись яркими цветовыми пятнами на этом фоне.
- Итак, ваше мнение? - спросил Джонатан. Он взял Девон за руку и провел в гостиную. Сквозь стены-окна были видны океан и пляж. Казалось, что огромная светлая комната, в которую они вошли, являлась продолжением прибрежного пейзажа.
- Мне все здесь очень нравится, - честно призналась Девон.
В огромном камине уже вовсю полыхал огонь. Его яркие языки вздымались так высоко, словно хотели вырваться наружу.
- Я был уверен, что так и будет. - Джонатан помог Девон снять пальто и усадил ее в одно из кресел, стоявших полукругом перед камином. - Я покину вас на минуту, - сказал Джонатан и быстро вышел.
Он вернулся довольно скоро, неся серебряный поднос, заставленный тарелочками с сыром, крекерами и икрой. В центре подноса красовалась бутылка «Монтраше» и два запотевших от холода хрустальных бокала.
- Не думала, что мы здесь задержимся, - сказала Девон. Беспокойство овладело ею снова.
- В этом нет никакой необходимости... если вы сами не захотите. - Джонатан поставил Поднос на низкий длинный белый стол со столешницей из камня, но сам остался стоять, в ожидании ее решения.
- Ладно, бокал белого вина не повредит.
Джонатан улыбнулся своей ослепительной улыбкой победителя и присел рядом. Он торжественно откупорил бутылку и разлил вино по бокалам, однако Девон была настолько поглощена звуками океанского прибоя, что даже не взглянула на бокал, который ей поднес Джонатан, - просто сидела и смотрела невидящими глазами в темноту ночи. Джонатан нежно коснулся ее плеча.
- А ведь вы сейчас за тысячу миль отсюда. О чем вы думаете?
Девон очнулась словно от сна и взяла бокал из рук Джонатана. Сделав глоток, она откинулась на спинку кресла.
- Как это ни странно, я думала о Задаре. Я спрашивала себя сколько на свете живет людей, которые так жаждут уверовать в жизнь после смерти, что готовы выслушивать бред из уст Патриции Соломон?
Джонатан тоже пригубил вино.
- Полагаю, таких довольно много. - Он посмотрел на Девон, подняв глаза над краем своего бокала. - Вот вы, например, готовы обманывать себя только для того, чтобы ваша уверенность в истинности событий, происшедших в гостинице «Стаффорд», не померкла.
Девон не почувствовала ни раздражения, ни гнева, услышав эти слова, поскольку сама думала об этом сотни раз.
- Надеюсь, все обстоит не так, Джонатан. Я с самого начала не стремилась себя надувать, Но я и не исключаю полностью возможность того, что случившееся со мной вовсе не плод моей фантазии.
Джонатан откинулся на спинку дивана. Он сидел, потягивал вино и лишь изредка поглядывал на Девон, но постепенно его взгляд становился все более пронзительным, а глаза почти утратили серый оттенок, став прозрачно-голубыми. Заметив это, Девон разволновалась, сердце у нее снова бешено забилось.
Наконец он опустил свой бокал на полированную мраморную поверхность стола, потом забрал бокал у Девон и поставил его рядом со своим.
- Знаете что? Более всего меня привлекает в вас ваша честность,- Он наклонился к ней, и его пальцы коснулись подбородка Девон, слегка запрокидывая ее голову, а губы прижались к ее губам.
От неожиданности Девон словно окаменела, но только на мгновение. Губы Джонатана были теплыми, а его дыхание было смешано с ароматом вина. Когда его пальцы коснулись пульсировавшей жилки у нее за ухом, Девон опалило страстное желание, от которого она затрепетала. Застонав, она обхватила шею Джонатана руками и погрузила пальцы в его волнистые иссиня-черные волосы.
Что ты творишь? - попыталась она остановить себя, но голос страсти заглушил шепот благоразумия. Ее соски, тершиеся о его мускулистую грудь, стали твердеть. Девон услышала, как застонал Джонатан. Одна его рука придерживала ее за спину, в то время, как другая, медленно продвигаясь от талии вверх, наконец охватила ее грудь.
Бог мой! - подумала в панике Девон. Она не могла найти в себе достаточно сил для сопротивления, так как ее собственное возбуждение опасно росло. Долго это продолжаться не могло, и она чувствовала, что еще немного, и ее непрочная оборона падет, а этого допустить было нельзя.
- Джонатан... - прошептала она, когда он начал покрывать поцелуями ее лицо, поглаживая при этом ее припухший cocoк так что тот, затвердев, довольно болезненно уткнулся в плотную ткань бюстгальтера.
Еще несколько секунд, Принялась торговаться она сама с собой. Джонатан тем временем продолжал сокрушать ее оборону. Его язык проник в ее рот и теперь стремился к более глубинному исследованию этой влажной теплой пещерки. Неожиданно Девон услышала звук открывающейся застежки и осознала, что замок молнии ползет вниз. В следующий момент она почувствовала руки Джонатана у себя на спине. Тихий щелчок означал, что бюстгальтер расстегнут, и в следующее мгновение рука Джонатана оказалась на ее обнаженной груди и принялась ласкать ее столь умело, что Девон начала выгибать спину, инстинктивно выдвигая вперед грудь, чтобы полнее ощутить восхитительные прикосновения.
- Джонатан... - снова прошептала она, понимая при этом, что время для сопротивления безвозвратно упущено.
- Успокойся, дорогая, - донесся до нее тихий хрипловатый голос. Джонатан принялся освобождать ее от надетого поверх платья жакета. Руки Девон инстинктивно уперлись в его грудь, стараясь не допустить продолжения, но он нежно отвел их в сторону. - Тебе будет хорошо, я не собираюсь делать тебе больно.
Потом последовал еще один поцелуй, после чего Джонатан опустил голову, и ее груди скоро оказались в плену у его губ и рта.
Девон стонала в такт накатывающим на нее волнам блаженства. Господь Всемогущий, что же это я делаю! Впрочем, она отлично знала, что делает - вместо того чтобы отталкивать Джонатана, она, наоборот, притягивала его к себе, ощущая перекатывающиеся под его кожей стальные мускулы, в то время как желание полюбоваться его обнаженной плотью и коснуться ее неумолимо нарастало.
- Нам пора остановиться, - пробормотала она. Ее губы припухли и сладко ныли от его поцелуев. - Я не могу так больше... Я...
- Тс-с! - только и сказал он, а потом добавил: - Так или иначе, это должно случиться. Почему бы этому не произойти прямо сейчас?
Девон совершила героическую попытку выпрямиться, но Джонатан снова склонил голову к ее обнаженной груди и ее усилия не увенчались успехом. Его язык неутомимо трудился над ее сосками, и когда, казалось, этого уже больше нельзя было терпеть, Джонатан открыл рот и принял в него розовые набухшие стерженьки.
- Господи! - застонала Девон, откидывая голову назад. Мощное тело Джонатана уже вдавливало ее плоть в мягкие подушки.
Страсть и жар любви заполыхали в ней огненным смерчем. Желание переполняло ее естество, но вдруг снова, как бы со стороны, послышались призывы здравого смысла к осторожности. Что будет завтра? Этот надоедливый вопрос все больше овладевал ее сознанием. Кто знает, возможно, для него любовь является чем-то вроде акта удовлетворения физических потребностей? Что, если она ничего для него не значит? Готова ли она принять такую печальную истину?
- Джонатан... прошу вас... я не могу... я не должна. - Девон собрала наконец все оставшиеся силы и, упершись ладонями ему в грудь, оттолкнула его от себя. Он тяжело дышал, а его глаза стали темными от страсти. Тут ей пришло в голову, что, возможно, после того, что уже произошло между ними, остановить его вряд ли удастся, и винить в происшедшем будет некого.
Но как ни странно, Джонатан сумел сдержать себя и даже слегка от нее отодвинулся.
- Помнится, я говорил, что не стану вас неволить. Уверен, однако, что все до сих пор шло в полном соответствии с вашими желаниями.
Девон нервно облизала губы и сглотнула слюну, чтобы хоть как-то промочить пересохшее горло.
- Да, я хотела этого, не стану отрицать. Но... - Она уселась прямо и дрожащими руками натянула платье на обнаженные плечи.
- Что «но»? - Встретившись с глазами Девон, глаза Джонатана добрали серого цвета и теперь казались стальными. Не люблю я играть в девичьи игры. - Перехватив маленькую руку, он приложил ее к ширинке своих черных брюк. Под ладонью Девон забилось что-то твердое и горячее - при желании она могла бы сосчитать пульс Джонатана.
- Простите... мне очень жаль. Я знала, что нам не следовало сюда приезжать. Я боялась, что так именно все и будет. Мне вовсе не хотелось, чтобы у нас с вами зашло так далеко!
- Дерьмо все это, - сказал он, и Девон удивилась. Ей не доводилось прежде слышать, как он ругается. - Ведь вам хотелось, чтобы я вас поцеловал. Да что там поцеловал! Вам, черт возьми, хотелось много, много большего!
Девон проглотила ком, образовавшийся у нее в горле. Сгустившаяся ночь за окном вдруг показалась ей темной и зловещей.
- Если бы вы не были Джонатаном Стаффордом, а я - Девон Джеймс, я, вполне вероятно, не стала бы вас останавливать. Но при сложившихся обстоятельствах я еще не готова к тому, чтобы забраться в вашу постель.
Губы Джонатана скептически скривились.
- Не готовы? Может быть, мне следует завалить вас на диван и продемонстрировать наглядно, что вы, наоборот, весьма и весьма к этому готовы?
У Девон задрожали губы. Она еще не отошла от только что пережитого, о чем свидетельствовала ноющая боль в груди и внизу живота.
- Перестаньте, Джонатан, прошу вас. Я и так чувствую себя ужасно.
Сузившиеся глаза Джонатана словно пригвоздили ее к креслу.
- Может вам рассказать остальную часть моего сна?
- Нет! Я имела в виду... я бы предпочла, чтобы вы этого не делали. - Она с ужасом чувствовала, что в ее голосе звучало не столько негодование, сколько до сих пор полыхавшая в ней страсть.
- Но почему? Вам ведь понравилось!
Господи! Как он был прав! Стоит ему продолжить свой рассказ - и она человек конченый.
- Джонатан, я... - Девон почувствовала себя ужасно глупо. Со стороны могло показаться, что она относится к тому гнуснейшему типу женщин, которые находят удовольствие в том, чтобы заводить мужчин, распалять их сверх всякой меры, а потом отстраняться и с видом оскорбленной невинности говорить «нет».
По ее лицу потекли слезы, и она отвернулась.
- Извините. Когда я с вами... я иногда... мне в такие моменты кажется, что у меня не все в порядке с головой... Джонатан, тихонько выругавшись себе под нос, повернул ее к себе.
- Вы тоже меня извините. Слишком уж я на вас давил. Это вовсе не в моих правилах, но, когда я с вами, я оказываюсь способным на непредсказуемые поступки.
У Девон потеплело на душе. Она даже отважилась на улыбку - хотя и довольно неуверенную.
- Тогда вы начинаете заказывать белое вино, спагетти и даже десерт...
- А также хожу по театрам и лично вожу спортивную машину. И еще я ощущаю что-то невообразимое, когда касаюсь вашего тела. - Джонатан повернул ее спиной к себе и застегнул молнию на платье. - Истина заключается в том, что я не в состоянии вспомнить женщину, которую я бы хотел больше, чем вас.
Девон повернулась и поцеловала его в губы.
- Мне нужно еще немного времени, чтобы убедить себя. Совсем немного, обещаю.
Джонатан, кивнув, вздохнул с сожалением.
- Я получил огромное наслаждение от поездки сюда, сейчас мне хочется, чтобы назад нас отвез Генри - мы бы могли сидеть при этом на заднем сиденье. Даже если мы не можем заниматься любовью, существуют сотни других уловок, чтобы получить удовольствие. Я мог бы, к примеру, заняться вашими красивыми грудями!
- Джонатан! Он рассмеялся.
- Нет, в самом деле, вы толкаете меня на безумства, прекрасная Девон. Никто до вас не мог бы совершить подобного.
- Хотите, я сяду за руль? Но предупреждаю: в этом случае вы рискуете жизнью.
- Ладно уж, поведу сам. Тогда у меня будут заняты руки, и вы всю дорогу будете находиться в безопасности.
Конечно, он был прав, но именно в этот момент Девон поняла, что находиться в безопасности ей хотелось бы меньше всего на свете.
- Кстати, завтра вечером вы заняты?
- Нет, а что?
- У меня деловая встреча в Нью-Джерси, но много времени она не займет. Я знаю великолепный ресторан в мельнице восемнадцатого века недалеко от Франклинских озер. Мы можем туда наведаться, и у нас останется еще уйма времени, чтобы вернуться домой.
- Я поеду, но только при одном условии.
- При каком же?
- Панель между нами и водителем ни разу не поднимется.
Джонатан тряхнул головой, и прядь иссиня-черных волос упала ему на лоб.
- Я уже начинаю верить, Девон, что пытки - ваша основная специальность.
Девон рассмеялась. Вопрос состоял только в том, кого она пытает - его или себя?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Молчаливая роза - Марс Кейси



Мне очень понравился этот роман)))рекомендую
Молчаливая роза - Марс КейсиАнна
28.05.2011, 22.53





За последние 20 лет перечитывала много раз и каждый раз с удовольствием
Молчаливая роза - Марс КейсиТатьяна
26.11.2011, 18.26





потрясающая книга
Молчаливая роза - Марс КейсиАлёна
23.04.2012, 0.30





Не думала, даже не верила, что роман так понравится.rnНо хорошо написан. Советую.
Молчаливая роза - Марс Кейсиинна
7.01.2016, 21.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100