Читать онлайн Любимый грешник, автора - Марр Мелисса, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любимый грешник - Марр Мелисса бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любимый грешник - Марр Мелисса - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любимый грешник - Марр Мелисса - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марр Мелисса

Любимый грешник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

И не было никогда кого-либо столь же прекрасного,
как он… Волки не нападали, морозные ветры
не кусали, и Тайный Народ вышел из Холмов Фейри,
и полилась музыка, и радость распространилась повсюду.
“Волшебные кельтские сказки”(1910)
Элла Янг
Дония знала, что они идут, но у нее все равно перехватило дыхание, когда они предстали перед ней — держась за руки и передвигаясь с ослепительной скоростью, которую могли развивать только сильнейшие из фейри.
— Дон?
Казалось, Кинан дрожит от волнения, лицо пылало, медного цвета волосы излучали странное сияние, которое жило внутри него.
Изобразив улыбку, она шагнула во двор. В последний раз она присутствовала на церемонии, когда сама проходила это испытание, и именно она держала его за руку, исполненная надежды, что станет его спутницей, его королевой.
Со всех сторон своего дворика она увидела фейри, преимущественно представителей Летнего Двора, но заметила и несколько фейри из других дворов. Они стояли отдельно от остальных, как напоминание о том, насколько необычным и особенным было это испытание.
Кинан подошел к ней.
— Ты…
Эйслинн прервала его, мягко прикоснувшись к его руке. Она встряхнула головой.
Он выглядел несколько смущенным, но все-таки остановился в нескольких шагах от Донии, не задавая вопросов, на которые она не хотела отвечать. Дония поймала взгляд Эйслинн и кивнула, не в силах вынести его доброжелательность, как будто она не готовилась отдать его другой.
Эш будет хорошей королевой. Хорошей для него, напомнила она себе. Затем она подошла к кусту еще не расцветшего боярышника, растущего посреди ее двора, и положила посох у его корней. В знак поддержки Саша подошел к Донии и встал рядом так, чтобы она могла положить руку на его голову.
— Эйслинн, — позвала Дония из центра поляны.
Девушка шагнула вперед, ослепительно сияя, теперь едва ли похожая на смертную.
— Если ты не избранная, ты примешь зимний холод. И ты будешь рассказывать следующим смертным девушкам, которых он выберет, — Дония кивком головы указала на Кинана, — насколько безрассудно так поступать. Ты будешь рассказывать каждой следующей, пока ты несешь холод, насколько глупо было довериться ему. Если ты согласна, я освобожусь от холода, вне зависимости от результата испытания.
Она замолчала, предоставляя Эйслин время, чтобы осознать ее слова, после чего спросила:
— Ты принимаешь условия?
— Да.
Эйслинн вышла вперед, медленными размеренными шагами пересекая открытое пространство между ними.
Позади Эйслинн ждал Кинан, излучая солнечный свет. У Донии кружилась голова, когда она смотрела на него. Она так давно не видела его сияющим так ярко, что уже успела убедить себя, что на самом деле он не так прекрасен, как она запомнила.
Она ошибалась.
Дония заставила себя оторвать от него взгляд.
Пожалуйста, — молила она, — пожалуйста, пусть Эйслинн будет той самой!
Эйслинн почувствовала принуждение, настойчиво побуждающее ее поднять посох. Она шагнула вперед.
— Если ты не являешься той, которую я столько искал, ты примешь холод Бейры. — Голос Кинана обволакивал ее, и она услышала, как летняя гроза бушует в листьях деревьев. Он подошел ближе. — Ты согласна на этот риск?
— Да. — Голос Эйслинн был слишком тихим, и ей пришлось повторить громче: — Да.
Кинан казался беспощадным, когда шел к ней, его свет ослеплял, и ей пришлось заставить себя посмотреть на него. Его ноги утопали в начинавшей бурлить от его шагов почве.
— Сейчас ты видишь меня таким, какой я есть и каким я буду, если ты на самом деле Летняя Королева. — Он остановился в нескольких шагах от нее и добавил: — И такой станешь ты, если холод не завладеет тобой.
Эйслинн почувствовала, как напряглись все ее мышцы, но не отодвинулась от него ни на шаг.
Затем Кинан, Летний Король во всем своем великолепии, преклонил перед ней колени и дал последний шанс передумать:
— Ты действительно добровольно выбираешь этот риск — оказаться во власти зимнего холода?
Летние девушки придвинулись ближе к центру поляны, чтобы лучше видеть происходящее. Ведьмы Бейры и множество других фейри, среди которых мелькали малознакомые и совсем незнакомые лица, обступили их.
— Каждая смертная после Донии, — с тоской в глазах он взглянул на Донию, — выбирала солнечный свет. Они не захотели рисковать и становиться такой, как она.
Мертвенно-бледные пальцы Донии вцепились в мех Саши, в то время как Кинан продолжал:
— Ты понимаешь, что если ты не избранная, тобой овладеет холод Зимней Королевы, и это будет продолжаться до тех пор, пока следующая смертная не решиться рискнуть? И ты будешь обязана предупредить ее о том, чтобы она мне не доверяла?
Шелест листвы зашумел над ними, как будто пустынная буря обрушилась на ветви деревьев, как будто чьи-то голоса настойчиво кричали Эйслинн что-то на языке, который она никак не могла вспомнить.
Дония потянулась к Эйслинн и сжала ее ладонь.
— Да. — Голос Эйслинн стал сильнее и тверже, потому что на этот раз она была уверена в правильности того, что делала.
Это знание пришло к ней откуда-то изнутри ее самой, и даже несмотря на то что больше никаких других доказательств у нее не было, сейчас она точно знала, что права в своем выборе. Она выпустила руку Донии и подошла к кусту боярышника.
— Если следующая смертная откажет мне, ты будешь рассказывать обо всем следующей девушке, и следующей за ней, — Кинан шел за ней попятам, излучая жар, — и до тех пор, пока одна из них не согласится, ты будешь пребывать во власти холода.
— Никакой следующей не будет, — уверенно сказала Эйслинн, подняла посох, крепко обхватив его пальцами, и стала ждать.
Она смотрела на них — на последнюю девушку, которая прошла через это, и короля фейри, все еще любившего ее. Она хотела бы — ради них обоих и ради себя самой — чтобы этой избранной была Дония, но так не случилось.
Это я.
Она удерживала посох в руке, но не чувствовала никакого холода, который поверг бы ее на землю. Наоборот, ослепительное сияние теперь исходило не только от Кинана: так же сияла ее собственная кожа.
Летние девушки засмеялись и принялись кружиться, превращаясь в размытые пятна одежд, волос и юбок.
Дония — теперь ее белые волосы приобрели мягкий золотистый оттенок, а на щеках играл здоровый румянец — промолвила удивительно мелодичным голосом:
— Ты действительно избранная.
Эйслинн посмотрела на свои руки, на всю себя с ног до головы, на излучаемое кожей мягкое золотое сияние:
— Это точно.
Она ощущала себя так, как никогда до этого даже представить себе не могла: весь мир был полон ощущений. Она чувствовала фейри вокруг, пьющих в ее честь, наслаждающихся ощущением безопасности, которое она и Кинан дарили им. Эйслинн громко рассмеялась.
Кинан схватил ее на руки и, смеясь, закружил в воздухе.
— Моя Королева, моя прекрасная, прекрасная Эйслинн!
Вокруг них цветы пробудились к жизни, воздух согрелся и теплый дождик начал накрапывать с яркого голубого неба. Под ногами Кинана начала буйно расти трава, такая же зеленая, как его глаза.
На какое- то время она позволила ему кружить себя, пока не увидела раненного рябинника, с трудом продирающегося к ней и Кинану сквозь толпу.
— Моя королева, — прохрипел он, тяжело двигаясь по траве, теряя кровь, но изо всех сил пытаясь пробраться к ней.
Она остановилась, наблюдая, как ее фейри — а они теперь были действительно ее — подхватили его и понесли к ней.
Все замерли. Кинан подошел и встал рядом с Эйслинн, положив руку ей на спину.
— Мы старались изо всех сил, — с трудом проговорил рябинник, и с каждым словом струйка крови стекала из уголка его рта. — Мы боролись так, как если бы она пришла за вами. Смертный юноша…
Если бы Кинан не поймал ее, она бы упала.
— Сет. Он… — она не смогла закончить.
Охранник закрыл глаза. Он тяжело дышал, и когда закашлялся, осколки льда посыпались из его рта. Он сплюнул лед на траву.
— Она забрала его. Бейра его забрала.
Дония незаметно ускользнула с праздника, не в силах больше видеть Кинана с Эйслинн. Одно дело знать, что в конце концов он найдет свою долгожданную королеву, и совсем другое — ощутить все те эмоции, которые обрушились на нее, когда это случилось. Произошло то, что было так необходимо, что было лучшим выходом для всех.
Но ведь так больно, словно открылись старые раны! Она никогда не была единственной.
Зато Эйслинн была.
И Дония не могла больше оставаться и видеть их ликование.
Она была недалеко от своего дома, когда ее нашла охрана Бейры. Что ж, это не заняло много времени.
Она знала, что Бейра будет верна своему слову, знала, что ее смерть последует вскоре после того, как Эйслинн станет Летней Королевой. Теперь, без зимнего холода, который мог защитить ее, она стала в их руках почти такой же беспомощной, как смертные.
Охранники не были так грубы, как темные фейри, но не из-за недостатка рвения с их стороны. Когда они швырнули Донию к ногам Бейры, Зимняя Королева не проронила ни слова. Вместо этого она пнула ее ногой в лицо, отбросив Донию назад.
— Бейра, как приятно тебя видеть, — сказала Дония голосом более слабым, чем хотела бы.
Бейра рассмеялась.
— Ты могла бы понравиться мне, дорогая. Как жаль, — она подняла забрызганную кровью руку, и наручники изо льда сковали запястья Донии, — что ты не заслуживаешь такого доверия.
Дония думала, что уже смогла раньше ощутить всю боль от силы холода Бейры, но, борясь со сковывающим ее холодом, осознала, что даже не представляла себе его настоящей мощи.
Когда Дония повернулась, чтобы ответить Бейре, ее внимание привлекли чьи-то удушливые хрипы.
Свернувшись в углу, Сет пытался встать. Его ноги уже на несколько футов были погребены под снегом. Будто когтями изорванная в клочья рубашка наполовину обнажала его грудь.
Бейра наклонилась к ней. Ее ледяное дыхание обожгло лицо Донии, и мороз начал скапливаться в волосах.
— Ты должна была помочь мне. Вместо этого ты якшалась с моими врагами.
— Я все сделала правильно. Кинан…
Издав отвратительный звук, Бейра накрыла рукой рот Донии.
— Ты. Предала. Меня.
— Не зли ее еще больше, — слабо отозвался Сет, как только освободился из снежного плена. Его джинсы пребывали в том же состоянии, что и рубашка. Кровь тонкими струйками стекала на снег вокруг него. Одна бровь была разбита, и еще одна тонкая струйка стекала по его лицу.
— А он ничего, правда? Жаль, он не вопит, как лесные феи, но все же развлекает меня. Я почти забыла, как легко убить смертного.
Бейра облизнула губы, наблюдая, как Сет пытается встать прямо. Его сильно трясло, но он не прекращал попыток.
Дония молчала.
— Но ты , я знаю, как много боли ты сможешь вынести. — Бейра обхватила лицо Донии, впиваясь в ее щеки и горло уже испачканными в крови ногтями. — Отдать тебя волкам, после того, как я закончу с тобой? Они не против, когда их игрушки попадают к ним слегка попорченными.
— Нет, — прохрипел Сет. Очевидно, он уже имел дело с волкоподобными фейри.
Бейра повернулась к нему и подула. Острые как бритва шипы изо льда выступили из пола в том месте, где он пытался пройти. Несколько шипов вонзились в ноги Сета.
— Стойкий парень, не так ли? — Съехидничала Бейра и расхохоталась.
Дония не двигалась и продолжала молчать, глядя на Бейру снизу вверх.
Мгновение Бейра пристально смотрела на нее, после чего улыбнулась так холодно и жестоко, как могли только темные фейри.
— Что ж, будет намного интереснее, если ты поучаствуешь в игре. Ведь ты хочешь именно этого, не так ли? Как будто ты можешь обмануть меня и сбежать, — и Бейра ударила Донию так сильно, что та стукнулась головой о пол, почувствовав тошноту, — но ничего у тебя не выйдет.
Наручники растаяли, оставив обмороженную кожу как единственное доказательство того, что они там были.
Дония с трудом пробралась к Сету, не обращая внимания на осколки, впивавшиеся в ступни, и помогла ему подняться.
Она не могла победить Бейру, но она все еще оставалась фейри — достаточно сильной, чтобы поднять смертного, чтобы выдержать больше боли, чем смертный.
— Выход там, — пробормотал Сет, когда она уже протащила его на себе половину пути.
— Какая прелесть! — Сладко промурлыкала Бейра. — Несчастные любовники проклятых Летних действуют вместе. Это так мило .
Несколько минут она наблюдала, как Сет и Дония пытаются преодолеть растущий барьер изо льда. Когда им это немного удавалось, она добавляла новые препятствия.
Дония не разговаривала, сохраняя силы, чтобы продолжать попытки, к сожалению, неудачные, дойти до выхода вместе с Сетом.
Бейра подозвала своих ведьм.
— Этот мерзкий рябинник дополз до моего тупого сыночка?
Они кивнули в ответ, и Бейра захлопала в ладоши.
— Прекрасно. Значит, скоро они будут здесь. Какое веселье начнется!
Затем она вопросительно склонила голову к Донии и спросила ее:
— Как ты думаешь, что их больше расстроит: если ты будешь уже мертва или все еще будешь мучиться? Ах, решения, решения, — пробормотала Бейра, отходя от острых глыб льда, так медленно и торжественно, как будто входила в театр. — Давай для уверенности попробуем один из вариантов, — сказала Бейра и, схватив Донию за волосы, рывком подняла ее на ноги и поцеловала в щеки. — Я уже рассказывала тебе о том, что с тобой произойдет, дорогуша.
Сет упал на пол и пытался приблизиться к Донии, но стена изо льда выросла между ними.
Бейра запечатала ртом губы Донии.
Дония боролась, в то время как лед скользил вниз по ее горлу, разрывая его и наполняя легкие. Она увидела, как Сет бросился к Бейре, сжимая в руках ржавый железный крест. С удивительной для смертного силой — особенно для раненого — он воткнул его в шею Бейры.
Бейра отпустила Донию и с пронзительным криком отбросила от себя Сета, который от удара врезался в стену.
— Неужели ты думаешь, что меня можно убить этой безделушкой? — Спросила Бейра, подойдя к нему с видом хозяйки положения.
Она вонзила пальцы в кожу на его животе и, ухватившись за ребра, рывком подняла его на ноги.
Сет закричал, снова и снова, и от этих ужасных звуков Донию бросило в дрожь. Но она никак не могла помочь ему, она даже не могла поднять голову с пола.
Эйслинн услышала крики Сета, как только вошла. Когда она увидела Бейру, которая держала Сета, погрузив пальцы внутрь его живота, ей пришлось схватиться за руку Кинана, чтобы не упасть.
Посреди комнаты на полу, скрючившись в неуклюжей позе, неподвижно лежала Дония, ее губы блестели от осколков льда, что напомнило Эйслинн случившееся с рябинником. Не было времени проверять, как она, когда руки Бейры исследовали внутренности Сета.
Кинан продолжал идти внутрь комнаты, таща за собой Эйслинн мимо всех и вся, к Бейре и Сету.
Как только они подошли к Бейре, Кинан подобрал кусок железного креста, который выпал из ее шеи, и выставил его перед собой, как нож.
— Я все спрашивала себя, когда ты наконец пожалуешь к нам. — Бейра уронила Сета на землю.
Глаза Сета закатились, и он потерял сознание. Он все еще неровно дышал, его грудь поднималась и опускалась рывками.
Бейра выглядела абсолютно бесстрастной, даже несмотря на стекавшую по ее шее кровь. Она подняла руки и выдернула оставшийся кусок металла из шеи. Мельком посмотрев на него, она с отвращением бросила его на пол. Кровь собиралась на полу в лужицы, перемешиваясь с таявшим льдом.
— Все должно было быть по-другому, — голос Кинана был тихим от боли. — Мы можем разрешить наши разногласия, как мы и должны были сделать это давно. Если ты согласишься…
Бейра расхохоталась, вихри холодного воздуха кружились в водовороте, срываясь с ее губ.
— Знаешь ли ты, что в точности именно это сказал твой папочка перед тем, как я убила его?
Она подняла руку и взмахнула ею. Толстая стена льда выросла из пола между Эйслинн и Кинаном, оставляя Сета с Эйслинн, а по другую сторону — Кинана наедине с Бейрой.
— Эйслинн, — позвал Кинан, положив руку на лед.
Она откликнулась на его зов и положила руку с другой стороны стены, повторяя его движения.
Лед зашипел и начал лопаться с хлопками, когда их прикосновение стало медленно растапливать его.
Несколько мгновений Бейра просто наблюдала. Ее лицо перекосилось в гримасе, еще больше исказившись сквозь призму льда. Тем не менее, тон ее голоса был совершенно безоблачным, когда она поинтересовалась у Кинана:
— Как ты думаешь, сколько времени пройдет до того, как появится новый Летний Король?
— Не будет никакого нового Летнего Короля, — зарычал Кинан, потянувшись к ней и схватив ее за руку.
— Ах, ах, сладенький, — она положила руки ему на грудь и оттолкнула Кинана прочь от стены, отделявшей его от Эйслинн.
Лед на груди Кинана таял с такой же скоростью, как и формировался, его одежда постоянно пропитывалась влагой, которая быстро испарялась. Он споткнулся, с трудом устояв на глыбе льда, образовавшейся на полу.
Сет застонал и приоткрыл глаза.
Несколько ведьм вошли в комнату, и, даже не взглянув на них, Бейра приказала:
— Убейте Зимнюю девчонку и смертного.
Они подошли к Донии.
Кинан обернулся к ним.
Как только Кинан отвлекся на ведьм, Бейра схватила его лицо и подула холодом на его глаза. Плотные белые хлопья снега слепили его ресницы. Но и эти хлопья растаяли так же быстро, как появились, и все же на какое-то мгновение Кинан потерял зрение.
Бросив взгляд на Эйслинн, Бейра взмахнула рукой. Длинное тонкое лезвие изо льда выросло в ее вытянутой руке. Она подмигнула Эйслинн и направила лезвие прямо в грудь Кинана.
Он подался вперед, все еще ничего не видя.
В бешенстве Эйслинн вдавила кулаки в ледяную стену, которая начала таять от ее прикосновения так же быстро, как выросла по взмаху руки Бейры.
Эйслинн схватила ее за руки, чтобы не дать ей вновь напасть на Кинана.
Проговорив про себя тепло , Эйслинн подула в лицо Кинана.
Ее дыхание не только согрело его. Ее собственная кожа нагрелась до такой степени, что руки Бейры задымились, пар окружил их, пока вся комната не наполнилась туманом.
Кинан моргнул несколько раз, затем обхватил лицо Бейры.
— Ты права, мама. Пока мы оба живы, ничто не будет таким, как должно быть.
Эйслинн все еще держала Бейру за руки, когда Кинан приблизился к ним настолько, что его губы почти касались губ Бейры. Он выдохнул.
Солнечный свет пролился на Бейру как некая тягучая жидкость. Она боролась, пытаясь отвернуться от него, и потерпела поражение. На месте ее удерживали сияющие руки Кинана, в то время как она давилась солнечным светом. Жар прожигал насквозь горло Бейры, и пар со свистом вырывался из раны на ее шее.
Когда она наконец обмякла в их руках, Кинан отступил, и Эйслинн опустила тело Бейры на пол.
Он пальцем провел по щеке Эйслинн и прошептал:
— Ты намного лучше того, чем я когда-либо мог мечтать.
Кинан переступил через опустевшую телесную оболочку своей матери. Когда-то он надеялся, что они не придут к такому концу и найдут возможность сосуществовать. Но они не смогли этого сделать, и он не сожалел об этом.
Ведьмы стояли тихо, перешептываясь друг с другом. Они не подчинились Бейре, но ее уже не было, чтобы призвать их к порядку.
С бледным от шока и волнения лицом, Эйслинн склонилась над лежащим на мокром полу Сетом, чтобы поднять его.
Одна из ведьм протянула ей кусок ткани и Эйслинн стала молча перевязывать его кровоточащие раны. Он выглядел очень плохо, но один из рябинников уже вызвал лекарей — и фейри, и смертных.
Кинан подошел к все еще неподвижно лежащей Донии. Лекари ей уже не помогут.
Он баюкал ее на руках и плакал.
Дония открыла глаза и увидела Кинана, обнимающего ее.
Первый раз за такое долгое время она, наконец, находилась в его объятиях.
Она откашлялась и заговорила:
— Бейра мертва?
Кинан улыбнулся, и ей показалось, что все ее мечты, которые она так долго гнала от себя, осуществились.
— Да.
— А Сет?
Донии было больно говорить, ее горло было изранено острыми осколками льда, которые ей пришлось проглотить, а потом выплюнуть.
— Ранен, но жив. — Кинан нежно погладил ее лицо, так, будто она была чем-то хрупким и очень ценным для него. Слезы катились по его лицу, капая на лицо Донии и растапливая лед, который все еще был на ней. — Я думал, что потерял тебя. Я думал, что мы опоздали.
— Это уже неважно. У тебя теперь есть твоя королева.
Вопреки своим словам Дония прижала лицо к ладони Кинана, ощущая наконец такое умиротворение, которого не было в ее жизни десятилетиями.
— У нас все не так, как ты думаешь. — Он подул на ее лицо, растапливая остатки льда Бейры, которые слиплись в ее волосах. — Она с Сетом и называет наши отношения работой, — Кинан тихо засмеялся. — Она будет править со мной, но не станет моей. Когда ты поправишься…
Одна из ведьм опустилась на колено перед ними, перебив Кинана.
— Моя королева, — промолвила она резким скрежещущим голосом. — Ваш посох. — Ведьма протягивала Донии посох Зимней Королевы, хранилище силы Зимнего холода.
Глаза Кинана расширились:
— Нет.
Ведьма улыбнулась почти беззубой улыбкой и повторила:
— Моя королева. Не твоя, Летний Король. Она, — ведьма почтительным жестом указала на Донию, — несет в себе зимний холод. И он растет.
Кинан зарычал на ведьм, сейчас он был совсем не похож на человека.
— Вы знали!
— Время Бейры прошло. — Ведьмы обменялись спокойными взглядами. — Она знала правила, установленные Ириалом, и должна была сознавать, каковы будут последствия ее вмешательства, это ее выбор и ее провал.
На миг повисла тишина, и та же ведьма заговорила снова:
— Дония будет сильной королевой. Мы ждали, когда кто-нибудь выживет после поцелуя Зимней Королевы. Она, — ведьма посмотрела на Донию с выражением, чем-то похожим на благоговейный трепет, — она теперь наша.
Все они поклонились почти грациозно, несмотря на их изможденные тела, и провозгласили:
— Мы служим Зимней Королеве. Таков порядок вещей.
Дония с трудом села. Она подняла руку, и кончики ее пальцев легко коснулись щеки Кинана. Провести вечность с Кинаном — эту мечту она лелеяла десятилетиями.
Он посмотрел на нее.
— Но, Дония… Есть другой выход. Лекари сейчас будут здесь и…
— Это не лечится. Зимний Двор теперь мой. Я чувствую это; зимние фейри, я чувствую их.
— Может, ведьмы могут что-нибудь сделать… Не важно, что. Останься со мной, Дон. Пожалуйста.
Он сжал ее крепче, бросив яростный взгляд на ведьм и волкоподобных фейри, вошедших в комнату. Позади них расположились в ожидании несколько охранников Зимнего Двора.
Лекари из обоих дворов — Зимнего и Летнего — выступили вперед. Некоторые из них оказывали помощь Сету под заботливым присмотром Эйслинн.
Дония бросила быстрый взгляд на Эйслинн, и Летняя Королева выпрямилась. Она, наконец, осознала всю неотвратимость того, что должно было сейчас произойти.
— Кинан. — Дония приподнялась и притянула его лицо ближе к себе. — Зимний холод уже во мне. Даже если я буду бороться с ним, я смогу только остановить его рост, но ничего уже не изменится.
Дония не была расстроена, несмотря на ошеломляющей силы желание прогнать ужас из глаз Кинана. В этот день она ожидала своей смерти. Что ж, правление Зимним Двором было не самой плохой альтернативой.
Пока не стало слишком поздно, она обвила руками шею Кинана и вся отдалась поцелую, который они не могли разделить на протяжении такого долгого времени.
Когда она оторвалась от него, Кинан заплакал, его слезы, как теплый дождь, капали на ее лицо и с тихим шипением испарялись.
Эйслинн отвела Кинана в сторону и поддерживала его, пока ведьмы помогали Донии разобраться с телом Бейры.
Настроение Кинана изменилось настолько, что черные тучи собрались над ними и разверзлись, промочив их всех до нитки.
Обхватив посох, Дония прижалась губами к холодному телу Бейры и сделала вдох. Покой холода Зимней Королевы вошел в нее, перекатываясь внутри нее ледяной волной и крутясь, пока внезапно эта волна не замерла и не улеглась в тихий и безмолвный застывший ледяной водоем, окруженный покрытыми льдом деревьями и девственно белыми полями.
Слова пришли к ней из мира белого холода, скользя по ее губам зимним ветром:
— Я Зимняя Королева. Как и все до меня, я буду хранить морозный ветер и лед.
И она излечилась, став сильнее, чем была когда-либо. Но в отличие от Бейры, она не прокладывала себе дорогу из холода, чтобы подойти к Кинану.
Его тронутые солнцем слезы блестели, падая и скапливаясь в лужицы на полу.
Приблизившись, она потянула его к себе, контролируя живший теперь в ней холод, и испытывая от этого волнение. Потом она тихонько прошептала ему:
— Я люблю тебя. И всегда любила. Даже холод не изменит этого.
Широко раскрыв глаза, он уставился на нее, но не смог вымолвить ни слова. Он не повторил ее слова, не ответил ей.
Затем Дония подняла Бейру на руки и в сопровождении ведьм направилась к выходу. Задержавшись на пороге, она поймала взгляд Эйслинн и сказала ей:
— Мы скоро поговорим.
Быстро взглянув на все еще безмолвного Кинана, Эйслинн согласно кивнула.
Наконец, страстно желая отдохнуть от яркости их сияния, Дония сжала пальцы на посохе и пошла прочь от Летних Короля и Королевы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любимый грешник - Марр Мелисса



Очень разочаровала концовка романа. Сам роман в жанре фэнтези, очень интересный, не могла оторваться. Интересен будет тем, кто уже пресытился стандартными любовными романчиками.
Любимый грешник - Марр МелиссаНатали
4.08.2014, 22.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100