Читать онлайн Свидание вслепую, автора - Маркем Уэнди, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свидание вслепую - Маркем Уэнди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свидание вслепую - Маркем Уэнди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свидание вслепую - Маркем Уэнди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маркем Уэнди

Свидание вслепую

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

– Семерка! Пусть выпадет моя счастливая семерка! – громко заклинала рулетку Мэгги, глядя на прыгающий по вращающемуся колесу шарик.
Чарли ухмылялся, потирая зудящую правую руку. Уже одно то, что ему удалось уговорить Мэгги улететь чартерным рейсом частной авиакомпании в Атлантик-Сити, было чудом. Разумеется, Мэгги сдалась не сразу, но Чарли находил контрдовод на каждую ее отговорку.
Самым убедительным аргументом стало его заверение, будто он проделывает подобные путешествия регулярно, а все расходы покрывает его доверительный фонд. Подкупило Мэгги и его обещание научить ее играть в азартные игры, а также ссудить ей сто долларов, проиграв которые они тотчас же отправятся в обратный путь.
Естественно, Мэгги были предъявлены летные права пилота Адама, полное описание системы безопасности их маленького самолета, сводка метеорологических условий на маршруте, подтверждающая, что никаких аномальных явлений не предвидится, а также дано обещание, что, начиная с этого вечера, Чарли ни разу не назовет ее паникершей, занудой и чертовой перечницей.
Учитывая все вышеперечисленные обстоятельства, а также тот факт, что на протяжении всего полета вдоль джерсийского побережья Мэгги с хмурым видом смотрела в иллюминатор, Чарли не питал особых надежд на разительную перемену в ее настроении по прибытии на место. Однако вскоре он лишний раз убедился, что внешность женщины обманчива, а ее поведение непредсказуемо.
В течение нескольких последующих часов Чарли узнал Мэгги с абсолютно новой стороны и был приятно поражен открывшимися ему свойствами ее натуры. Пока они находились в полете, Мэгги, даже будучи одетой в джинсы, кроссовки и свитер, сохраняла строгий вид недоступной светской дамы. С Чарли она не разговаривала, зато неоднократно заглядывала в кабину пилота Адама, чтобы задать ему какой-нибудь каверзный вопрос о технических данных их крылатой машины и особенностях управления ею.
Но как только они приземлились, Мэгги моментально оживилась и разговорилась с Чарли, уже успевшим заказать к трапу роскошный черный лимузин, который отвез их в район местонахождения игорных заведений.
Мэгги мгновенно поняла правила игры в покер и крапе и вскоре стала выигрывать, всякий раз больно хлопая Чарли по правому плечу. Чарли подозревал, что на этом месте у него образовался синяк.
У самой же Мэгги от ее беготни и прыжков растрепалась аккуратная стрижка «каре», щеки разрумянились, а голос охрип от выкрикивания слова «Карту!» за столом для игры в блэкджек.
Чарли следовало бы догадаться, что со своим бойцовским характером и привычкой всегда побеждать Мэгги преуспеет и в азартных играх. Она доказала, что обладает многими талантами, преумножив свой стартовый капитал в несколько раз.
Вот и сейчас, поставив на семерку, Мэгги выиграла и радостно шлепнула многострадального Чарли ладонью по плечу, да так, что бедняга пошатнулся.
С трудом устояв на ногах, он с улыбкой взглянул на ее восторженную физиономию.
– Ты видел, Чарли? Я выиграла! Я выиграла! – кричала она.
– Да, видел! Ты молодец! Тебе везет, – расхваливал ее Чарли, потирая ладонью больное место.
Колени у него дрожали от перенапряжения, сердце стучало несколько более учащенно, чем обычно. Однако это не было следствием возбуждения от игры в рулетку, охватывающего любого посетителя казино, почувствовавшего вкус удачи и запах шальных денег. Причина его странного состояния крылась в чем-то другом.
Мэгги продолжала ликовать. Чарли же попытался унять охватившую его нервозность и вспомнить, для чего он, собственно говоря, привез Мэгги в Атлантик-Сити, этот город-курорт на юго-востоке штата Нью-Джерси на берегу Атлантического океана, где в семидесятых годах девятнадцатого столетия был открыт первый в стране деревянный променад, а ровно сто лет спустя разрешен игорный бизнес. Манил к себе этот городок и любителей полюбоваться женской красотой: ежегодно здесь проводился конкурс на титул «Мисс Америка». Но ведь они-то прилетели сюда вовсе не с целью посмотреть на его участниц! Тогда для чего же? Неужели чтобы пощекотать себе нервы?
Наконец в голове у Чарли просветлело. Он же хотел доказать Мэгги, что ей нужно научиться веселиться и развлекаться!
Нет, разумеется, он вовсе не претендовал на роль мужчины, которого она искала всю жизнь. Да и Мэгги, даже преображенная, тоже не тянула на роль женщины его мечты…
Размышления Чарли прервала сама властительница его дум. Низким хрипловатым голосом, совершенно непохожим на тот, которым она говорила всегда, Мэгги предложила:
– А почему бы нам не сыграть во что-нибудь еще? – Сексуальный оттенок ее голоса породил в подсознании Чарли искаженную интерпретацию ее следующих слов: – Например, в эти коварные и алчные штуковины с ненасытными щелками?
Штуковины с ненасытными щелками? Чарли наморщил лоб.
Неужели в казино предлагают и такие развлечения?
– Проснись, Чарли! – Мэгги больно схватила его за плечо и, встряхнув, повлекла прочь от игорного стола.
Он вдруг представил себе, что вскоре окажется в гостиничном номере, где Мэгги даст волю всем своим низменным страстям и отыграется на нем сполна, так что мало ему не покажется.
– Наверное, нам надо поменять игральные фишки на четвертаки? – спросила Мэгги, когда они оказались в зале «одноруких бандитов».
– У меня есть целая упаковка. – Чарли достал из кармана брюк «колбаску» двадцатипятицентовиков.
– Я верну тебе долг, – пообещала Мэгги, забирая у него монетки.
– Ах, не будем мелочиться! – воскликнул Чарли.
– Но я настаиваю! – возразила Мэгги. – Ты же не думаешь, будто я действительно поверила, что ты дал мне сто долларов только для того, чтобы я просадила их в казино?
– А ты решила, что я принял тебя за корыстолюбивую проститутку, проникшуюся ко мне вожделением исключительно ради миллионов семьи Кеннелли?
– Да с чего ты решил, что я тебя хочу? – Мэгги возмущенно вскинула подбородок.
Еще несколько часов назад эти ее слова ранили бы сердце Чарли. Но теперь, видя сексуальный блеск ее голубых глаз, он понимал, что она сгорает от страсти, хотя сама пока и не осознает этого. Он порывисто привлек ее к своей груди и прошептал ей на ухо:
– Я утверждаю, что ты хочешь меня не меньше, чем я хочу тебя.
Мэгги ахнула и попыталась его оттолкнуть. Но Чарли обнял ее и страстно поцеловал.
Ее губы тут же стали податливыми, а затем она с жаром ответила на его поцелуй. Когда же она слегка отстранилась, чтобы перевести дух, Чарли заметил, что ее взгляд помутился, и воскликнул:
– По-моему, тебе стоит прекратить играть, пока не поздно, нельзя поддаваться азарту!
Плохо же он знал ее характер! Мэгги не привыкла покорно выполнять чужие рекомендации. Она всегда поступала так, как считала нужным. Она и на этот раз сразу же возразила:
– А мне кажется, что тебе стоило бы помолчать и позволить мне самой решать, как развлекаться. Раз уж я поддалась на твои уговоры, Чарли, и разрешила втянуть себя в эту авантюру, то не надо портить мне кайф, пока мы еще здесь.
– Но, как мне кажется, до сих пор ты была всем довольна! – заметил Чарли. – Во всяком случае, у меня сложилось именно такое впечатление. Разве я не прав?
– Ночь еще не закончилась! – усмехнулась Мэгги и направилась к ближайшему игральному автомату.
Чарли не оставалось ничего другого, кроме как покорно последовать за ней. Интуиция подсказывала ему, что и здесь Мэгги повезет, а его карманы наполнятся новыми выигранными монетами.


– Ну кто бы мог подумать, что обыкновенная глазунья с беконом и гренки с виноградным желе могут оказаться такими вкусными? – задала риторический вопрос Мэгги, уплетая за обе щеки незамысловатые блюда, которые она терпеть не могла, пока жила на ферме у своих родителей.
Там они настолько ей опостылели, что уже не лезли в горло.
– А неужели кто-то мог думать, что это невкусно? – пожал плечами Чарли и отправил в рот еще один кусок бекона.
– Если честно, то это я, – призналась Мэгги. Голос у нее все еще был хриплым после ночного буйства в казино. – Меня перекормили яйцами в детстве, добавляя их в салаты, в пироги, подавая едва ли не ежедневно в виде яичниц и омлетов на стол во время завтрака. От одного лишь вида глазуньи у меня сводило судорогой живот. Убегая из Висконсина, я зареклась есть эти проклятые яйца, которые каждое утро забирала из курятника.
– Мне трудно даже представить тебя забирающей на рассвете из-под несушек теплые яйца, – улыбнулся Чарли.
– Кстати, а который теперь час? – Мэгги посмотрела на свои наручные часики, вздрогнула от удивления и взглянула в окно ресторана гостиницы – первое прозрачное стекло, которое она видела с тех пор, как почти семь часов тому назад оказалась в этом игорном заведении.
Когда они еще только прибыли в казино, Чарли предупредил ее, что прозрачных окон в игровых залах нет, чтобы игроки не замечали, как быстро летит время, и не думали ни о чем, кроме азартной игры.
Тогда Мэгги была этим удивлена и отказывалась поверить, что благоразумный человек может позволить себе забыть обо всем на свете за карточным столом или рулеткой. Но уже в скором времени она сама стала жертвой азарта. Впрочем, не исключено, что ей просто понравилось постоянно выигрывать и умножать свой первоначальный капитал.
Чарли утверждал, что обычно так везет всем новичкам.
Мэгги же объяснила такое везение своей врожденной интуицией, проявившейся в полной мере именно в Атлантик-Сити.
Однако она решила, что ей лучше не приезжать в этот курортный город в ближайшее время. Уж слишком быстро и незаметно здесь пролетают ночи. Да и вообще играть в казино до рассвета в компании мужчины, которого она поклялась избегать, далеко не самое разумное времяпрепровождение.
Небо над заливом заметно посветлело, пушистые облака пронзили розовые лучи восходящего солнца. Мэгги не раз доводилось любоваться рассветом, но этот был особенно красивым, просто сказочным.
– Позволь мне предположить, Мэгги, что ты ежедневно встаешь вместе с солнцем, – сказал Чарли.
– Да, это случается довольно часто, – подтвердила она. – В погожие дни я совершаю пробежку вдоль берега реки. Да и в офис я стараюсь приходить пораньше. Если мне предстоит лететь куда-то по делам, я заказываю билет на самый ранний утренний рейс. Короче говоря, я ранняя пташка. Обычно первый рейс никогда не откладывают, и мне не приходится бессмысленно тратить драгоценное время на ожидание в аэропорту.
– В этом я с тобой полностью согласен. И меня удивило в твоем рассказе о сборе куриных яиц в курятнике вовсе не то, что ты делала это на рассвете, а общая картина, представшая моему воображению: как ты пробираешься в полумраке в зловонный сарай и там щупаешь гузки недовольно кудахчущих несушек. Любопытно, петухи за них не заступались?
Мэгги попыталась было разозлиться на него за эту издевку и обиженно надуть губы, но, к ее удивлению, у нее ничего из этого не вышло. Никакой неприязни к Чарли она сегодня не испытывала. Не спеша отхлебнув из чашки кофе, она спокойно промолвила:
– Очевидно, тебе также сложно представить себе это, как мне поверить в то, что ты родился в рубашке.
– Но я вовсе не родился в рубашке!
– Тогда откуда же у тебя свой доверительный фонд?
– Богатство пришло ко мне позже. А когда я только родился, мои родители, жившие в Бруклине, лезли вон из кожи, чтобы прокормить на свои скромные доходы четверых детей.
– Ты вырос в Бруклине? А мне казалось, что…
– Мой отец сорвал свой первый крупный куш на бирже, когда мне исполнился год. Именно в день рождения я сделал свои первые шаги. Но отец этого не видел, он к тому времени уже ушел из семьи. – Чарли горестно вздохнул.
– И он не проявлял к тебе больше никакого интереса? На протяжении всей твоей жизни? – Мэгги сокрушенно покачала головой.
– Да, все значительные события моей жизни прошли без него. Он поселился в городе, а мы с мамой перебрались в пригород. Отец заявил, что не хочет ежедневно тратить по два часа на дорогу. На свою семью он не желал тратить ни минуты. Когда мне исполнилось три года, отец вообще прекратил с нами общаться, поскольку мы не вписывались в его бизнес-план.
Мэгги сжала запястье Чарли и сказала:
– Я не знала, что тебе так много пришлось пережить.
– Да уж, в детстве я натерпелся… – Чарли помешал в чашке ложечкой, хотя и не добавлял туда ни сливок, ни сахара, сделал глоток и продолжил: – До своего совершеннолетия я больше не виделся с отцом. Как и мои сестры. Мама считала, что отец по своей натуре максималист, чей девиз: «Все или ничего!» Я же полагал, что он стремится обеспечить нас, своих детей, всем необходимым для комфортной жизни. И мы действительно ни в чем не нуждались – за исключением общения со своим отцом.
Мэгги вспомнила своего папу, который обязательно присутствовал при всех значимых событиях ее жизни, будь то ее первый шаг или школьный спектакль, в котором она участвовала, день ее рождения или Рождество. Или даже посещение стоматолога. Вставить зубные протезы у папы не было возможности, и Мэгги смущалась всякий раз, когда он заходил за ней в классную комнату после занятий, в потертой одежде, с грязью под ногтями, и улыбался щербатым ртом. Однако же деньги на подарки своим детям отец умудрялся где-то добывать.
Мэгги сглотнула вставший в горле ком и отпила из чашки кофе. Нужно обязательно позвонить родителям, поинтересоваться, все ли у них в порядке.
– Желаете еще кофе? – спросила подошедшая официантка.
Мэгги покосилась на прозрачный пластмассовый кофейник, стоящий на подносе, и покачала головой. Вообще-то она бы не отказалась от чашечки кофе, который помогал ей выдерживать сумасшедший темп работы рекламного агентства. Но она привыкла к ароматному напитку, который готовился из лучших сортов свежемолотого кофе, а здешнее пойло не шло с ним ни в какое сравнение. К тому же сегодня она чувствовала себя необыкновенно бодрой и полной сил, несмотря на бессонную ночь.
– Пожалуйста, дайте нам счет, – попросил Чарли. – Мне связаться с Адамом? – обратился он к Мэгги.
Она взглянула в окно, за которым набирало силу утро, обещая прекрасный погожий денек, и сказала:
– Я бы с удовольствием прогулялась по взморью, полюбовалась прибоем и подышала морским воздухом.
Чарли с нескрываемым пессимизмом взглянул на зимний ландшафт, мрачные буруны у берега и спросил:
– А тебе не кажется, что ты недостаточно тепло одета?
– Я потрачу часть своего выигрыша на покупку для нас обоих вязаных шапок, шарфов и рукавиц, а также пакетика лечебных леденцов – для себя. Уверена, что все это продается в любом магазине.
– Если у тебя болит горло, тебе не стоит рисковать, лучше отказаться от прогулки, – участливо проговорил Чарли.
– Но я чувствую себя превосходно! И ничем не больна. Мне хочется побродить по пляжу, ведь я родилась и выросла вдали от океана, – не унималась Мэгги.
– Хорошо, я составлю тебе компанию. Но только при условии, что ты не станешь нырять, потому что вряд ли я буду тебя спасать, если у тебя сведет ногу.
– Хорошо, нырять я не буду! – рассмеявшись, пообещала Мэгги.
– Ваш счет, сэр! – Официантка положила на стол перед Чарли листок.
Но первой его взяла Мэгги. Чарли с удивлением спросил:
– Что ты хочешь сделать?
– Раз ты категорически отказываешься взять у меня часть выигрыша и даже свои первоначальные сто долларов, я хочу заплатить за наш завтрак! – объяснила она.
– Прошу тебя, не выдумывай!
Чарли выхватил чек у нее из руки.
– Верни мне счет! – нахмурившись, потребовала Мэгги.
– Даже не проси! – Чарли полез в карман за бумажником.
Мэгги обожгла его злым взглядом.
– Позволь заплатить мне!
– Это почему же?
– Просто потому, что мне так хочется!
– А вот мне хочется тебя угостить!
– Ты достаточно потратился, оплатив услуги частной авиакомпании и целую ночь в казино. И вообще, Чарли, если ты решил, что это нечто вроде… – Мэгги осеклась и отвела взгляд.
– Ну же, договаривай! – потребовал он.
– Ты все прекрасно понял!
– Нет, я ничего не понял! – заявил Чарли, но только для того, чтобы услышать объяснение от нее.
Собравшись с духом, она выпалила:
– Это вовсе не романтическое свидание, Чарли!
Он пристально посмотрел на нее, но промолчал. Мэгги перевела взгляд со своей тарелки на кофейную чашку, потом на окно и закусила губу.
После продолжительного молчания Чарли наконец произнес:
– Неужели? Значит, ничего романтичного в нашем совместном пребывании здесь, по-твоему, нет? Тогда почему же ты меня целовала после каждого выигрыша?
– Это кто кого целовал? – возмутилась Мэгги.
– Но разве ты не висла у меня на шее?
– Это возмутительная, неслыханная ложь! – всплеснув руками, воскликнула Мэгги и густо покраснела, спохватившись, что и сама немного приврала.
Их поцелуй настолько ей понравился, что она даже не хотела его прерывать, хотя целовались они на глазах у изумленной публики в общественном месте.
– Впрочем, возможно, что я разок и чмокнула тебя от избытка чувств, – неохотно призналась она. – Однако то была моя ошибка, поэтому не думай, что эта ночь какая-то особенная…
– Должен заметить, что сейчас уже утро, – насмешливо произнес Чарли.
– Ты понимаешь, что я имела в виду, Чарли! И вот что я еще хотела тебе сказать: если даже я и поцеловала тебя, то из этого вовсе не следует, будто я…
– Прости, Мэгги, я вынужден снова тебя перебить! В этой стране каждый имеет право думать все, что ему угодно. Поэтому я попросил бы не указывать мне, какие умозаключения делать можно, а какие нет.
Мэгги в гневе схватила со спинки стула свой жакет и холодно отчеканила:
– Пожалуйста, позвони Адаму! Я хочу успеть на утреннюю службу!
– А как же прогулка по побережью?
– Я передумала! К тому же тебе, похоже, не по душе моя затея.
– Я изменил свою точку зрения. И мы сейчас же идем на пляж.
Неторопливо прогуливаясь с Мэгги по пустынному пляжу, Чарли пришел к заключению, что даже зимой морской воздух возбуждает и бодрит.
Мэгги, ушедшая на десяток шагов вперед, в очередной раз остановилась и, обернувшись, крикнула ему:
– Ты идешь или нет? Я скоро превращусь в сосульку!
Их взгляды на променад вдоль моря явно не совпадали.
Тут и там на песке встречались вкрапления снега, оставшегося после последней снежной бури. Да и воздух в это утро был довольно холодным. И без вязаных шапочек и перчаток, которые Мэгги приобрела в магазине сувениров при гостинице, они бы наверняка отморозили себе уши и пальцы. В красных шерстяных рукавичках Мэгги издали походила на школьницу. Чарли усмехнулся и, прищурившись, взглянул на горизонт.
Февральское солнце казалось скорее не золотистым, как яичный желток, а мутновато-белым, как белок. Небосвод же был не синим, а серым. Вдали виднелись контуры какого-то судна.
– Боже, как чудесно, наверное, совершать в такой погожий зимний день морскую прогулку! – неслышно подкравшись к Чарли сзади, мечтательно проговорила Мэгги и взяла его под руку.
– Честно говоря, я в этом не уверен, – хмыкнул тот. – Для круизов погодка несколько холодновата.
Мэгги прикрыв от солнца глаза ладонью, устремила свой взор на горизонт.
– Я имела в виду вовсе не развлекательную прогулку, а большой вояж в Европу или Африку, на океанском лайнере, – пояснила она.
– Да, пожалуй! – согласился с ней Чарли, много раз совершавший путешествия и в Европу, и в Африку.
Но только не на океанском, а на воздушном лайнере. Ему вспомнилось, что у него есть два неиспользованных авиабилета до Французской Ривьеры. Но через месяц, со вздохом подумал он, воспользоваться ими будет уже нельзя. В отличие от этого обручальное кольцо с бриллиантом навсегда останется у Лауры на память.
– Тебе доводилось бывать за рубежом? – спросила Мэгги, швырнув камень в воду.
Тот подскочил четыре раза, чем вызвал у Мэгги бурный восторг.
– Ловко у тебя это получается! – похвалил ее Чарли. – Он наклонился и тоже поднял плоский камень. – Да, я бывал за границей. А ты?
– Никогда, – с грустным вздохом ответила она. – Я и паспорт получила только в прошлом месяце, чтобы слетать на Ямайку.
– С Джейсоном? – поинтересовался Чарли и тоже запустил камень в волны.
Тот подскочил только три раза.
– Нет, – вздрогнув, ответила Мэгги и швырнула еще один камень. На этот раз он подпрыгнул на волнах пять раз. – Я проводила отпуск с подругами, мы жили в семейном секторе.
– А почему не с Домиником? Вы же с ним друзья.
– Мы не можем путешествовать вместе, он меня бесит! – взмахнув рукой в красной варежке, сказала Мэгги. – Я всегда все за него делаю: разбираю и собираю его вещи, напоминаю ему, что на пляж следует надеть солнцезащитные очки. Ему же лень даже пальцем лишний раз пошевелить, он только и делает, что сидит в шезлонге на пляже и пьет ромовые коктейли.
– Что ж, это вполне нормально для мужчины, – заметил Чарли. – А чем еще можно заняться на Ямайке?
– Да чем угодно! Вот я, например, несколько раз поднималась к водопадам на Данн-Ривер, побывала в местном этнографическом музее и на плантации сахарного тростника, плавала с аквалангом и с трубкой, ходила под парусом, каталась верхом на лошади, знакомилась с местными бутиками.
– И при этом еще умудрялась побывать на пляже и не отказывала себе в коктейле с ромом?
– Разумеется!
– А твои подружки всегда составляли тебе компанию?
– Нет, не всегда! – Мэгги передернула плечами. – Честно говоря, они редко отлучались с пляжа.
– И ты не чувствовала себя одиноко?
– Чарли, если человек проводит отпуск в одиночку, это еще не означает, что ему одиноко!
– Да, пожалуй, ты права, – подумав, согласился Чарли.
В конце концов, он и сам все дни проводил в одиночестве, но скучно ему никогда не бывало, и тоски он тоже не ощущал. А вот когда он рос в женском обществе, в семье без отца, тогда ему действительно было одиноко.
Они замолчали и некоторое время брели вдоль берега, не произнося ни слова. Чарли думал о своем тяжелом детстве и все больше мрачнел. Мэгги бросала на него мимолетные взгляды, пытаясь угадать его мысли.
А мысли Чарли были обращены в его прошлое, в детство, отрочество, начало взрослой жизни. Сестры Чарли, казалось, не очень-то страдали без внимания отца и вспоминали о нем, только когда в школе устраивали бал, на который принято было приходить вместе с папой. Вместо него девочки приводили на танцы дядю, соседа или, несколько позже, отчима. Арт – так звали отчима – никогда им в этом не отказывал и с удовольствием танцевал традиционный танец отца с дочерью.
В отличие от своих сестер, Деборы, Кэндис и Аниты, Чарли страдал в ту пору вдвойне: как из-за своей фактической безотцовщины, так и в связи с чрезмерной опекой со стороны четырех женщин. Сестры носились с ним, пока он был малышом, и по мере его взросления это все сильнее бесило его. Унаследовав от отца властности склонность командовать, девчонки допекали Чарли не меньше, чем его мамаша.
Особенно остро он воспринял запрет матери заниматься опасными, на ее взгляд, видами спорта: американским футболом, хоккеем и лакроссом. Ему стоило колоссальных усилий отстоять право играть в бейсбол и баскетбол.
Чарли казалось, что отец принял бы его сторону, если бы жил в семье, и не только помог бы своему сыну добиться отмены материнского вето на занятия определенными видами спорта, но и отменил бы многие другие ее необоснованные запреты. Например, запрет учиться вождению автомобиля, когда ему исполнилось шестнадцать лет. Напуганная трагической автокатастрофой, унесшей жизни двух учащихся школы, учеником которой был и Чарли, ее единственный сын, мать долго не давала своего согласия и сдалась только под напором отчима.
– О чем ты думаешь? – взяв Чарли за руку, спросила Мэгги.
– О властолюбивых женщинах, – ответил он.
Она нахмурилась.
– Не обижайся, к тебе это не имеет отношения.
Мэгги вздохнула с облегчением.
– Тогда к кому же?
– Это длинная история. Не будем об этом!
Мэгги хотела было возразить, однако кивнула и круто поменяла тему разговора, чем удивила Чарли, внутренне подготовившегося вступить с ней в долгое и бессмысленное препирательство.
– А любопытно, – сказала Мэгги, – сколько бы народу собралось на этом пляже в этот же час, если бы сейчас был разгар летнего сезона?
Чарли окончательно успокоился. Предаваться воспоминаниям о своем прошлом ему совершенно не хотелось.
Дотошная Лаура, горячая сторонница лечения любых недугов методами психоанализа, готова была до тошноты рассуждать на любую тему. Особенно о прошлом и будущем.
Задолго до их помолвки она в мельчайших деталях растолковала Чарли, что именно и в какой момент свадьбы ему предстояло сделать. Так, например, ему надлежало надеть галстук-бабочку только того цвета, который выберет она. А свой первый супружеский танец они должны были станцевать исключительно под ее любимую мелодию. Чарли же лишался права хоть какого-то выбора как на торжествах, так и на все время их дальнейшего совместного проживания.
Поэтому теперь, по прошествии нескольких месяцев после их разрыва, Чарли искренне радовался тому, что ему не придется отмечать годовщину их бракосочетания. Впрочем, у него не было уверенности в том, что, поженившись, они прожили бы в супружестве даже несколько недель.
Прощаясь с ним, Лаура заявила, что он не создан для роли мужа, поскольку слишком эгоистичен, не привык ни с кем считаться да к тому же неряшлив. А на то, чтобы попытаться хоть как-то изменить его, у нее просто нет времени.
Приятель Чарли по прозвищу Хомяк позже сказал ему, что Лаура связалась с каким-то финансовым воротилой с Уолл-стрит. Чарли совершенно это не удивило. Странным ему показалось только то, что он не ощутил никакой ревности. Боль, которую Лаура ему причинила, уже давно утихла, и теперь он благодарил небеса за то, что их свадьба не состоялась.
– Спасибо, Чарли! – с улыбкой произнесла Мэгги.
– За что? – спросил он, возвращаясь к реальности.
– За все! И за чудную ночь, и за восхитительное утро. Именно этого-то мне и недоставало! Знаешь, ты был прав, время от времени мне действительно следует позволять себе маленькие безумства. В последние месяцы я ограничивала свою жизнь жесткими рамками; совершенно забыв, что женщине дозволено немного пошалить и пофантазировать.
Пораженный тем, что Всезнающая Маргарет О'Маллиган вдруг признала его правоту, Чарли с трудом подавил желание самодовольно расхохотаться. Позволив себе лишь пожать плечами, он сказал:
– Отчего же только иногда? Почему бы не позволять себе маленькие шалости почаще?
– Ты хочешь сказать, что мне нужно стать завсегдатаем игорных заведений в Атлантик-Сити? – Мэгги нахмурилась. – Я в этом не уверена. Боюсь стать чересчур азартным игроком, поскольку по своей натуре я склонна легко обретать пагубные привычки. Не уведи ты меня из казино, я бы проиграла там все деньги.
– Что ж, такое бывает! – Чарли пожал плечами, при этом старательно подавив зевоту.
Мэгги же громко и с удовольствием зевнула.
Только теперь Чарли заметил, что они, описав круг, вернулись на то самое место напротив входа в ресторан, с которого начали прогулку.
Солнце продолжало свое восхождение по небосводу, и Чарли давно пора было отправить на пейджер Адаму команду готовиться к полету домой. Если только…
– Наверное, ты не расположена надолго задерживаться здесь? – осторожно промолвил он.
– А что ты предлагаешь?
– Ну, не знаю… – Он убрал с ее лба прядь волос.
И не без труда поборол желание предложить ей снять номер в гостинице.
Они одновременно зевнули.
– Нам пора возвращаться, – сказала Мэгги.
– Да, пожалуй… – Чарли кивнул. Однако никто из них не шелохнулся.
Порыв ветра растрепал волосы Мэгги, и Чарли не упустил случая нежно погладить ее по щеке, заправляя локон ей под шапочку.
– Спасибо! – поблагодарила она.
– Не за что, – севшим голосом отозвался Чарли.
Мэгги закрыла глаза. Рот слегка раскрылся. Чарли поцеловал эти зовущие губы.
– Не надо, Чарли! – прошептала Мэгги, плотнее прижимаясь к нему всем телом.
Он крепче обнял ее. Она затрепетала, издав легкий стон. И он вновь ее поцеловал, прижав к своей груди.
– Нам надо идти, – сказала Мэгги, когда он принудил себя ослабить объятия.
– Но куда? – спросил Чарли, предчувствуя, каким будет ответ.
Интуиция не подвела его.
– В какое-нибудь теплое и уютное место, – с дрожью в голосе произнесла Мэгги.
– Это вполне осуществимо!
– Мне вдруг ужасно захотелось спать!
Против этого Чарли не возражал, он был готов составить ей компанию.
– Так мы идем? – на всякий случай спросил он.
Мэгги кивнула, не уточнив, куда именно она собирается с ним отправиться – в ресторан, в самолет или же в гостиницу.
– Куда? – спросил Чарли.
– Хотелось бы в номер, – просто ответила она.
У Чарли радостно забилось сердце. Почему-то ему вспомнилось, как подпрыгивал на волнах плоский камушек, пущенный рукой Мэгги.
– Не думаю, что в этих корпусах сейчас заняты все номера, – сказал он, указывая рукой на роскошные отели, возвышающиеся над променадом. – Это ведь Атлантик-Сити, город-курорт, где в любое время суток можно осуществить любое свое желание. А чего хочешь ты, Мэгги?
– Того же, что и ты, Чарли!
Она страстно поцеловала его в губы.
– Тогда вперед! – И, обняв Мэгги за плечи, Чарли повлек ее к ближайшему отелю.
Упав на «королевскую» кровать, Мэгги с блаженным вздохом припала спиной к горке подушек.
– Мне так хорошо, что я, кажется, усну, едва закрою глаза, – сказала она.
Чарли деловито запер дверь на щеколду, подошел к креслу, стоящему возле окна, и наклонился, чтобы снять кроссовки.
Мэгги блаженно зажмурилась и улыбнулась.
– Эй, не вздумай уснуть, подожди меня! – воскликнул Чарли.
Волновался он напрасно, без него Мэгги спать не собиралась. Страстные поцелуи во время прогулки сыграли свою роль. Вожделение Мэгги было настолько велико, что она едва сдерживала желание отдаться Чарли немедленно, не дожидаясь, пока он разденется.
Несколько смущало ее лишь то, что ей ни о чем больше даже не хотелось вспоминать, в ее памяти словно бы намертво заколотили досками все окна, взглянув в которые она могла бы опомниться. Впервые в жизни ощущая себя абсолютно раскрепощенной, она не думала о правилах приличия и упивалась своими безумными поступками.
Мэгги открыла глаза и внутренне содрогнулась: Чарли, сняв кроссовку, вытряхивал из нее песок на ковер.
– Что ты делаешь? В двух шагах от тебя стоит мусорная корзина! – воскликнула она, охваченная праведным гневом.
Чарли скорчил смешную виноватую рожицу, словно маленький проказник, перепачкавший клавиши пианино виноградным желе, и жалобно пропищал:
– А горничная на что? Она ведь вычистит ковер пылесосом. Я дам ей щедрые чаевые. А идти к корзине мне было лень.
Мэгги не выдержала и рассмеялась, чего еще вчера с ней наверняка бы не произошло. Вчерашняя Мэгги терпеть не могла грязнуль и лентяев, равно как и безответственных мужчин вообще. И уж после такого отвратительного поступка Чарли она вряд ли бы стала продолжать общаться с ним.
Но обновленная, сегодняшняя Мэгги, в спортивных туфлях которой тоже было полно песка, не стала ссориться с Чарли из-за такого пустяка. Она думала только об одном: что произойдет, когда он, сняв с себя не только обувь, но и все остальное, наконец-то окажется с ней в постели?..
Чарли вытряхнул песок из второй кроссовки в корзинку для мусора и лукаво взглянул на Мэгги.
– Молодец! – похвалила она его, как строгая мама своего любимого сыночка. – Ты, как выясняется, вовсе небезнадежен.
– Рад это слышать! – Он обезоруживающе улыбнулся.
Мэгги мысленно отметила, что она не испытывает ни малейшего стеснения и чувствует себя так, словно они с Чарли занимались сексом уже много раз. Хотя в действительности им даже ни разу не доводилось оставаться наедине в укромном местечке.
Чарли уставился в окно.
– Что тебя там заинтересовало? – с легкой досадой осведомилась Мэгги.
– Я хотел задернуть портьеру, но залюбовался зимним пейзажем, – ответил Чарли, тщетно пытаясь задернуть тяжелые парчовые шторы.
Наконец это ему удалось, и комната погрузилась в темноту.
Мэгги услышала приглушенный звук шагов Чарли по ковру, почувствовала, как просел под тяжестью его тела упругий матрас, и замерла.
– Ты еще здесь? – спросил он под аккомпанемент скрипа пружин.
– Да, – прошептала она и тотчас же очутилась в его нежных объятиях.
Он привлек ее к себе и стал покрывать поцелуями волосы, щеки и губы.
– Как мне хорошо! – прошептала Мэгги.
Чарли поцеловал ее в шею, Мэгги запустила пальцы в его шевелюру, удивляясь тому, что еще совсем недавно считала, будто ему нужно срочно подстричься. Язык Чарли коснулся чувствительной точки у нее за ухом, с губ Мэгги сорвался чувственный стон. Соски ее мгновенно затвердели, бедра непроизвольно пришли в движение, а в голове родился вопрос: откуда Чарли известно, куда именно ее нужно целовать?
Снова скрипнул матрас и зашуршала одежда: Чарли, выпустив на считанные мгновения Мэгги из своих объятий, лихорадочно раздевался. Вот звякнула пряжка его брючного ремня, штаны упали на пол, и теплая волна запаха его тела окутала Мэгги. Мэгги издала сладострастный стон и порывисто обхватила руками мускулистые плечи Чарли. На миг ей захотелось взглянуть на его торс, но уже в следующее мгновение его губы прикоснулись к ее набухшему соску, и рассудок Мэгги помутился.
Она не помнила, как оказалась абсолютно голой в жарких объятиях Чарли; для нее существовали только его губы и пальцы, ласкающие ее дрожащую от вожделения плоть; и, конечно же, его язык, проникающий во все ее сокровенные местечки. Почти во все, за исключением крохотной чувствительной точки, нуждавшейся в его прикосновении больше всего.
В тот момент, когда Мэгги уже балансировала на грани терпения, Чарли внезапно отпрянул и вскочил с кровати.
Мэгги даже вскрикнула от отчаяния.
– Расслабься, я никуда не ухожу! – послышался из темноты его голос. – Потерпи минутку.
Раздался треск вскрываемой упаковки презервативов, затем Мэгги услышала знакомый ей скрип латекса, и Чарли вновь улегся рядом с ней и без промедления заполнил собой ее росистое горячее лоно.
Тихо охнув, Мэгги вцепилась пальцами в его плечи и обвила ногами бедра. Он стал овладевать ею ритмично и мощно, настойчиво проникая все глубже и глубже. Она стонала и чувственно вздыхала.
Внезапно торс Чарли пришел в лихорадочное движение; он глухо вскрикнул и содрогнулся. Она тоже с восторженным стоном затрепетала в пароксизме долгожданного оргазма… Придя в себя, они разжали объятия и некоторое время лежали молча, переводя дух.
Погружаясь в блаженное забытье, Мэгги чувствовала, как Чарли заботливо накрывает ее пледом. Последнее, о чем она подумала с сожалением, прежде чем заснуть, было то, что рано или поздно им придется вернуться из мира снов к суровой реальности.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свидание вслепую - Маркем Уэнди



читать можно
Свидание вслепую - Маркем УэндиВалентина
4.09.2014, 1.17





Скучновато.... Никакой интриги!!!rnНо почитать один раз можно.
Свидание вслепую - Маркем УэндиЕлена
8.01.2015, 13.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100