Читать онлайн Свидание вслепую, автора - Маркем Уэнди, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свидание вслепую - Маркем Уэнди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свидание вслепую - Маркем Уэнди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свидание вслепую - Маркем Уэнди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маркем Уэнди

Свидание вслепую

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

– Хорошо, что день своего рождения приходится праздновать только раз в году; – глубокомысленно заявил в пятницу вечером Чарли, обращаясь к своему старинному приятелю по прозвищу Грызун. – У меня появилось ощущение, что отмечать эту дату чаще мне было бы просто не под силу.
Грызун, румяный и рыжеволосый толстяк, удивился:
– У тебя не осталось сил, чтобы посидеть лишний раз в баре со своими друзьями?
– Признаться, я чувствую себя слишком старым для этой атмосферы, – сказал Чарли, махнув рукой на танцевальную площадку ночного клуба.
Между тем посетители, красивые, роскошно одетые, танцевали, пили, закусывали, шутили и смеялись – в общем, чудесно проводили свой досуг. Время от времени некоторые парочки незаметно выходили в туалет и уединялись там в кабинках. В этом заведении такое никого не смущало.
Обычно в столь разнузданных дебошах Чарли не участвовал, ограничиваясь ролью наблюдателя. Сегодня же ему вообще хотелось как можно скорее уйти из этого злачного заведения. Если бы не день рождения приятеля, то он вообще бы не пришел сюда.
Дело в том, что дома его ждала работа над колонкой для следующего номера журнала «Она», которую он должен был сдать еще неделю назад. Все это время он бездельничал и играл в гольф, полагая, что его отдохнувший мозг станет работать значительно активнее и продуктивнее. Однако вдохновение для сочинения статьи его так и не посетило.
Впрочем, не продвигалась и работа над произведением, где роль главной героини была отведена женщине по имени Мэгги. Объяснялось это просто – Мэгги навсегда исчезла из его жизни.
Что было, разумеется, только к лучшему.
С этой Мэгги его жизнь превратилась в кошмар.
Однако…
И без нее жить ему было муторно.
Вновь и вновь Чарли прокручивал в памяти тот день, когда он заявился в рекламное агентство с ковром на плече и белой скомканной женской блузкой в кармане и устроил публичный скандал. Видимо, ему следовало вести себя там как-то иначе, не обижая Доминика.
Мало того, с ним прекратила разговаривать и Джулия, за которую он вступился. Она требовала, чтобы он вернул ей ковер и блузку. Но Чарли не решался снова появиться в агентстве, опасаясь, что столкнется там с Мэгги.
Что же касается ущерба, нанесенного им Джулии, то Чарли был готов купить ей и новый ковер, и новую блузку. Она же заупрямилась и наотрез отказалась принять такой подарок. И при этом заявила Чарли, что не уполномочивала его швырять ее имущество к ногам Доминика в публичном месте.
– Мы не такие уж и старые, дружище, – бубнил тем временем его приятель по прозвищу Хомяк, уставившись на дно пустого бокала. Взгляд его был сосредоточенным и грустным. – О таких, как мы, говорят: «Мужчины в самом соку!»
– Это о нас-то? А мне кажется, что из нас уже сыплется песок, – усмехнувшись, встрял в их разговор Свинтус и грустно погладил себя по пивному животику. – Нет, молодость не вернуть…
– Но ты ведь не отказываешься от женитьбы на Даниелле? – спросил у него Грызун. – Хочешь совет? Бери с меня пример – переходи с пива на виски! И не грусти, дружище. У тебя все еще впереди. Вот станешь женатым человеком, купишь домик в Джерси, обзаведешься детьми и заживешь в свое удовольствие, размеренной жизнью женатого мужчины. В будни станешь регулярно мотаться на службу, а по выходным играть в футбол.
– Но почему, черт побери, именно в Джерси? Там ведь живет вся родня Даниеллы! Нет уж, мне бы хотелось жить где-нибудь подальше от них!
– Значит, это единственное, что тебя тревожит? – Чарли с недоверием посмотрел на приятеля. – А все остальное тебя устраивает?
– Не стану скрывать, вполне! Я созрел для семейной жизни, – кивнул тот.
Слышать такое от парня, который еще совсем недавно, каких-то три года назад, мог выпить бочонок пива и переспать за одну ночь с тремя подружками, Чарли было немного странно.
– Я и сам уже давно пресытился холостяцкой жизнью, – усмехнулся Хомяк. – Моя Сьюзи донимает меня с Рождества, но я хочу приурочить нашу помолвку ко дню ее рождения. Это будет в апреле. Кстати, вы знаете, что камень тех, кто родился в этом месяце, бриллиант?
Друзья покачали головами: мол, откуда же нам это знать?
– Так вот, теперь знайте. Мне так сказала Сьюзи.
Чарли закатил глаза: он давно подозревал, что Сьюзи хочет женить на себе Хомяка исключительно из меркантильных соображений: парень успешно торговал акциями и мог обеспечить ей безбедное будущее. Но высказываться на эту тему он не стал, не желая портить другу настроение. Пусть пожинает плоды своего блаженного неведения сам, он уже давно не ребенок и мог бы научиться отличать хищную охотницу за богатыми женихами от ангела. Просвещать же его было бесполезно, он все равно бы не поверил, что его Сьюзи морочит ему голову.
Сам Чарли оказался в подобном положении, когда встречался с Лаурой. Друзья не раз намекали ему, что они не пара. Но он к ним не прислушался и горько за это поплатился.
В день своей несостоявшейся свадьбы он вдрызг напился и не отбросил коньки только благодаря своим друзьям, не оставившим его в трудный час. Вспомнив сейчас об этом, Чарли сказал:
– Нам нужно держаться вместе, ребята! Выпьем за нашу дружбу!
Все наполнили бокалы бурбоном, чокнулись и залпом их опустошили.
– Ведь если разобраться, кроме нашей дружной компании, близких ни у одного из нас нет, – сказал Чарли.
– У меня еще есть Даниелла, – возразил Свинтус.
– А у меня – Сьюзи, – заявил Хомяк. – А как зовут твою девчонку, Грызун?
– Кэт! – сказал тот и громко икнул. – Она душка!
– Как же ты мог забыть ее имя? Мы же присутствовали при их знакомстве! Я тогда еще пошутил: дескать, вот увидите, рано или поздно они поженятся, наш Грызун и киска Кэтти.
Все дружно рассмеялись.
– Вообще-то она не Кэтрин, а Кэтлин, – уточнил Грызун.
– Ну и как вы уживаетесь? Часто ссоритесь? – поинтересовался Свинтус.
– Почти никогда, если она не заводит разговора о свадьбе.
Все кивнули в знак понимания и сочувствия. Чарли с Лаурой тоже постоянно ругались, если речь заходила о женитьбе. Она торопила его с помолвкой, он же всячески тянул время, не желая расставаться с холостяцкой свободой.
– Мы со Сьюзи тоже, бывает, ссоримся из-за свадьбы! – воскликнул Хомяк. – Церемония должна состояться уже в следующем месяце, а мне страшно даже лишний раз вспоминать о ней.
– Но ты же собирался подарить Сьюзи кольцо с бриллиантом только в апреле, – напомнил Грызун.
– Видишь ли, дело в том, что я пока еще не готов к женитьбе…
Его приятели снова понимающе кивнули.
Все они разделяли чувства своего друга и потому искренне ему сочувствовали. Чарли тяжело вздохнул: когда же все они наконец угомонятся? Все дни рождения Грызуна по традиции превращались в пьянку до утра с последующим тяжким похмельем. Если так будет продолжаться и дальше, подумалось ему, всем им не миновать курса лечения от алкоголизма.
– Когда ты подаришь ей обручальное кольцо, мы все попадаем, как костяшки домино, – изрек Свинтус.
Хомяк молча кивнул, а Грызун заметил:
– Только не Чарли! Он у нас стойкий оловянный солдатик. Чарли останется вечным холостяком и будет служить нам живым укором в измене нашей дружбе. Верно, парни?
– А если нет? – вдруг спросил Чарли. – С чего это вы, ребята, взяли, будто я никогда не женюсь?
– Но ты ведь убежденный бобыль! И даже сочиняешь статьи на эту тему для женского журнала! – сказал Свинтус.
– Разве это означает, что я не способен в кого-то влюбиться?
Его приятели раскрыли рты от удивления.
– Это абсолютно исключено! – наконец вынес свой вердикт Хомяк.
– Да уж, – кивнул Свинтус.
– Ты не создан для брака, – подтвердил Грызун.
Их непоколебимая уверенность в его полной непригодности для супружеской жизни заронила в сердце Чарли сомнения в разумности его поведения в последнее время. Нет, он определенно пал жертвой временного умопомрачения! Но впредь это не должно с ним повториться. Иначе не избежать ему тех же напастей, которым подверглись все его приятели с тех пор, как всерьез влюбились.
Свинтус, например, стал похож на борова от домашних обедов, которые готовила для него Даниелла.
Хомяк то и дело проверял, не пришло ли ему на мобильник очередное послание от Сьюзи.
А Грызун, до знакомства с Кэт носивший, как все нормальные парни, обыкновенные джинсы и майку, теперь щеголяет в отглаженных брюках, дорогих штиблетах и модных теннисках.
«Нет уж, избавь меня Бог от безумной любви», – подумал Чарли. – «А тем более к Мэгги. Хотя что теперь об этом рассуждать, раз она предпочла ему какого-то врача, находящегося где-то за тридевять земель!»
И что это на нее нашло?
Ведь и ежу понятно, что Джейсон ей не пара! А Мэгги втемяшила себе в башку, что они просто созданы друг для друга. Чарли этот детский врач представлялся этаким ухоженным педантом, следящим за своим здоровьем, деловитым и уж ни в коем случае не позволяющим себе вытряхивать из обуви мокрый песок на ковер в гостиничном номере. Так что вполне возможно, что он действительно идеально подходил Мэгги.
Вот только если это так, то почему же она с радостью провела этот уик-энд в его, Чарли, обществе в казино и гостинице Атлантик-Сити? И так пылко отвечала на его жаркие поцелуи? Не говоря уже о том, что не хотела выпускать его из своих объятий, когда они предавались амурным ласкам.
Очевидно, ему уже не суждено было услышать от нее ответы на эти вопросы. Во всяком случае, именно такие, какие ему бы хотелось услышать.
Чарли тяжело вздохнул и сокрушенно покачал головой.


– И все-таки мне совершенно непонятно, почему я должна сопровождать тебя туда! – заявила Доминику Мэгги в субботу утром, когда они выходили из вагона метро. – Раз Чарли сумел в одиночку дотащить этот ковер до вестибюля здания нашего агентства, то ты сможешь в одиночку доставить ковер к нему домой.
– Мне кажется, что Чарли привез ковер в машине. – Доминик закряхтел под тяжестью своей ноши. – Мы же лишены такой возможности.
– Можно было взять такси! Шофер помог бы тебе управиться с ковром, а я бы тем временем сходила в оздоровительный центр, как и собиралась.
– Послушай, Мэгги, я потратил кучу денег на чистку ковра, – возразил ей Доминик. – А до получки еще целая неделя. Мне пока не по карману кататься на такси через весь город и давать водителю щедрые чаевые за оказанную мне помощь.
– Тогда не скули, – сказала Мэгги. – Тем более что ты, как я вижу, прекрасно справляешься с ковром и один.
– Верно, однако пакет с блузкой я бы нести уже не смог. Потому-то и обратился к тебе за помощью! И не забывай, что это ты втянула меня в эту дурацкую авантюру!
– Я? Разве это я посоветовала тебе забрызгать кровью ковер Джулии и всю ее чудесную шелковую блузку?
– Ты поступила хуже – уговорила меня пойти к ней на свидание!
Пока они поднимались по лестнице к выходу из подземки, Мэгги вспомнилось, как она проделывала этот же путь вечером в прошлую субботу. Насколько отличалась тогдашняя ситуация от теперешней! Тогда она была совсем другим человеком! Нормальной тридцатилетней женщиной, не развращенной мужчиной, абсолютно не отвечающим ее представлениям о своем будущем спутнике жизни, вне зависимости от того, станет им Джейсон или кто-то другой.
От Мэгги не укрылось то любопытное обстоятельство, что в последнее время содержание электронных посланий Джейсона к ней заметно изменилось. Если раньше в них превалировали романтизм и сентиментальность, то теперь акцент переместился с их личных отношений на его медицинские проблемы и описание местных обычаев, обрядов и красот природы, равно как и его страданий от всяческих бытовых неудобств, москитов и ядовитых ползучих гадов. Откровенно говоря, это становилось уже скучным.
Быть может, Джейсон даже на расстоянии почувствовал, что она ему изменила? Или же просто их отношения исчерпали себя? Как это ни странно, последнее обстоятельство волновало Мэгги куда меньше, чем вероятность того, что ей больше не суждено увидеть Чарли Кеннелли, кроме как на его крохотной, размером со спичечный коробок, фотографии на странице журнала «Она».
Ах, если бы только их завязавшийся было в Атлантик-Сити роман не оборвался так неожиданно в понедельник! Если бы у нее была возможность мирно объясниться с ним! Если бы Чарли соизволил предварительно позвонить в офис! Тогда, быть может, она бы смогла спокойно и внятно изложить ему причины, по которым была вынуждена прервать их общение.
Но вместо всего этого Чарли внезапно объявился у нее на работе в каком-то немыслимом шутовском головном уборе, с ковром на плече и шелковой белой блузкой в кармане, которой он потом размахивал, как жупелом, выкрикивая свои нелепые обвинения, чем и вывел ее из себя. А ведь все могло бы сложиться совершенно иначе! Они расстались бы друзьями, а не врагами, культурно, а не с мерзким скандалом, о котором ей противно было вспоминать.
Мэгги до сих пор оставалась взвинченной и не могла до конца разобраться в теперешней непростой ситуации. Как не могла она и продумать предстоящий разговор с Чарли, в ходе которого намеревалась выплеснуть на него поток обвинений в недостойном поведении.
Тезисы своих претензий к нему Мэгги заносила в свой электронный дневник. К ее удивлению, в результате накопился довольно забавный перечень его недостатков и проступков, о которых ей, как ни странно, было приятно вспомнить.
– Ты не забыла, где находится их дом на Харкорт-стрит? – спросил Доминик, когда они подошли к турникету.
– Естественно, не забыла! – Мэгги замедлила шаг. – Не торопись, я помогу тебе пронести ковер через турникет.
Благополучно миновав последнее препятствие, они очутились наконец на улице и зябко поежились. Утро выдалось хмурым, день тоже обещал быть ненастным. Прохожие торопились натянуть на головы капюшоны своих водонепроницаемых курток.
Мэгги тоже попыталась было надеть одной рукой капюшон, однако потерпела неудачу, поскольку в другой держала большой пакет с возвращенной из химчистки блузкой. Перспектива промокнуть Мэгги не пугала – проводив Доминика до дома Чарли и Джулии, она намеревалась отправиться в спортивный зал.
Собственно говоря, туда она и направлялась, одетая в тренировочный костюм и кроссовки, когда Доминик перехватил ее у двери квартиры и уговорил поехать вместе с ним.
– Послушай, Доминик! – сказала Мэгги. – Ты ведь сумеешь в одиночку занести ковер в подъезд? У меня нет желания заходить в этот дом.
– Нет, один я не смогу протиснуться с ковром в дверь! Ты пойдешь со мной, – заявил Доминик.
– Тебе поможет консьерж! – попыталась возразить ему Мэгги.
– Не спорь, будь пай-девочкой, помоги мне. Ведь я веду себя, как ты видишь, по-джентльменски.
– Это верно, – кивнула Мэгги, вынужденная признать, что Доминик не только безропотно отвез испачканные вещи Джулии на тележке в химчистку Вонг Ли Чана, но и стоически тащил ковер на своем плече теперь, не посылая проклятий в адрес Чарли и его строптивой подруги.
Мэгги даже заподозрила, что он преувеличил вину Джулии в их размолвке и теперь терзается угрызениями совести.
Волосы у Мэгги намокли, вытянутая вперед рука, в которой она несла большой пакет с блузкой, висящей на плечиках, занемела, а сердце, как ей казалось, готово было пробить грудную клетку в предчувствии непредвиденного столкновения в подъезде с Чарли. И сколько бы ни убеждала себя Мэгги, что это маловероятно, поскольку, как ей говорил сам Чарли, по субботам он встает поздно и раньше полудня из дома не выходит, едва очутившись на Харкорт-стрит, она остановилась.
– И все-таки я, пожалуй, подожду тебя здесь!
Доминик продолжал молча идти к нужному им зданию.
– Ты слышал, что я сказала? – повысила голос Мэгги. – Я буду ждать на улице, забери блузку! Я открою тебе дверь, но внутрь входить не стану!
– Ну уж нет! – ответил он. – Следуй за мной.
В подъезде дежурил другой консьерж. Оторвавшись от свежего номера «Нью-Йорк пост», он спросил:
– Я могу вам чем-то помочь?
– Мы должны доставить это в квартиру 4 Е для Джулии Пурелло. – Доминик опустил ковер на пол, прислонив его к стене возле дверей лифта.
– Проходите, – сказал консьерж и вновь уткнулся в газету.
Но тут Мэгги положила свой пакет на столик для почты и решительно сказала:
– Мы хотим оставить эти вещи здесь, с тем чтобы вы…
– Минуточку! – Консьерж поднял телефонную трубку. – Я позвоню Джулии Пурелло и узнаю, ожидает ли она вас!
– Она-то нас как раз и не ожидает, – буркнул Доминик. – Пусть это станет для нее сюрпризом!
– Минутку, приятель! – строго сказал консьерж. – Сейчас все выяснится. Оставлять здесь ковер без присмотра не положено! Я не собираюсь нести ответственность за брошенные в вестибюле чужие вещи. Присматривать за ними не входит в мои обязанности. Добрый день, мисс Пурелло! – сказал он в трубку. – Это консьерж Дон. Здесь какие-то люди говорят, что доставили вам вещи, коврик и ночную сорочку.
– Блузку, – поправила его Мэгги.
Доминик метнул в нее укоризненный взгляд.
– Между блузкой и ночной сорочкой большая разница! – с вызовом сказала Мэгги. – Блузка – предмет одежды, имеющий пуговицы, а сорочка – это нижнее белье…
– Какое это сейчас имеет значение?! – прошипел Доминик. – Давай лучше уносить отсюда ноги!
Консьерж положил трубку и сказал:
– Сейчас она к вам спустится. Дождитесь ее здесь, пожалуйста!
– Видите ли, дело в том, что мы торопимся, – пробормотал Доминик. – Будет лучше, если эти вещи передадите ей вы, а нам надо бежать…
Консьерж Дон ответил ему ледяным взглядом, исключающим какое-либо препирательство.
– Ты дождись ее, – сказала Доминику Мэгги, не желавшая, чтобы Джулия увидела ее в затрапезном виде, – а я побежала в тренажерный зал.
Она боялась, что Джулия сообщит об их случайной встрече Чарли и язвительно поинтересуется, что особенного он нашел в этой мокрой курице? Правда, могло статься, что Джулии ничего не известно об их с Чарли вояже в казино Атлантик-Сити. Не знал же об этом Доминик!
Мэгги несколько раз порывалась рассказать ему о своем безумном поступке, но так и не решилась. Он же в последнее время поглядывал на нее с подозрением, озадаченный несвойственной ей рассеянностью и задумчивостью.
Но вот своим близким подругам – Бинди и Кэролин – Мэгги проболталась и тотчас же пожалела об этом.
Бинди немедленно обвинила ее в непростительном легкомыслии. Кэролин же заявила, что только полная дура могла упустить такого импозантного мужчину, как мистер Одинокий Холостяк. Очевидно, под воздействием редактируемых ею любовных романов ее прежнее скептическое отношение к Чарли полярно переменилось.
– Рассказывай все в подробностях! – потребовала она.
И бедная Мэгги вынуждена была красочно и в деталях описать свои приключения, не опуская даже тех, о которых она бы предпочла не вспоминать.
Теперь, когда все отношения с Чарли были порваны, Мэгги пыталась внушить себе, что она глубоко разочаровалась в мистере Кеннелли. Однако она понимала, что обмануть себя не сможет. Даже теперь, топчась в вестибюле в ожидании Джулии, она готова была все простить Чарли и, если сейчас он вдруг выйдет из лифта, повиснуть у него на шее, визжа от восторга.
– Знаешь, я все-таки выйду подышать свежим воздухом, – сказала она.
Но было поздно: послышался мелодичный сигнал, возвестивший о прибытии кабины лифта, двери раскрылись, и на площадку вышел одинокий пассажир. Но им оказался не Чарли, а Джулия.
Мэгги облегченно вздохнула, но особого облегчения, к своему удивлению, не почувствовала.


– Разбавлять не нужно, давай скорее сюда! – Это было последнее, что сказал во сне Чарли бармену, прежде чем открыл глаза и увидел склонившуюся над ним Джулию.
И надо же ей было разбудить его именно в тот момент, когда он уже нес ко рту желанный бокал с виски. Он рывком сел и стал тереть костяшками пальцев глаза. Все обрывки сна моментально улетучились из памяти.
Что было совсем неудивительно, учитывая количество выпитого им накануне спиртного.
А еще через пару секунд Чарли осознал, что в его положении делать резкие телодвижения не рекомендуется. И рухнул на подушку. Джулия пытливо всматривалась в его опухшее небритое лицо, искаженное страдальческой гримасой.
– Ты снова разговариваешь со мной? – хрипло спросил он.
Джулия улыбнулась, выпрямилась и воскликнула:
– Я вовсе не собиралась объявлять тебе бойкот! Просто я рассердилась. Но теперь успокоилась и зашла тебя проведать. Ну и запашок тут у тебя, прямо как на винокурне. Хоть топор вешай! Ты что вчера пил?
Чарли пропустил ее реплику мимо ушей и заключил:
– Раз ты на меня больше не дуешься, значит, и Доминика ты тоже простила. Из этого я делаю логический вывод, что ты хочешь, чтобы я вас помирил. Угадал?
– А ты сможешь? – с надеждой спросила Джулия.
– А что мне это даст? С какой стати я должен помогать тебе, Джулия? Особенно теперь, когда мне самому так плохо.
Он сделал глубокий вдох, пытаясь унять тошноту.
Выпитое накануне виски просилось наружу. Он снова смешал его с пивом. А потом еще заказал бурбон и стал закусывать копчеными цыплячьими крылышками. Что же ему делать? Эврика! Почему бы ему не принять таблетку алка-зельцера?
Он открыл было рот, чтобы попросить Джулию принести ему лекарство из аптечки на кухне, но обратил внимание, что она настойчиво что-то говорит ему. С трудом справившись с очередным позывом рвоты, Чарли сосредоточился и разобрал окончание фразы:
– Он только что был здесь, а я лишь теперь сообразила, что совершила непоправимую ошибку!
– Кто здесь был? Наш консьерж? – удивился Чарли.
– Да нет же, Доминик! Ты меня не слушаешь?
– Доминик был в моей квартире? – Чарли насупил брови и внимательно осмотрел свое жилище.
Головная боль стала от этого невыносимой. Не обнаружив незваного гостя ни под столом, ни прячущимся за портьерой, Чарли закрыл глаза и дал себе слово весь следующий месяц не брать в рот ни капли спиртного. Иначе ему не миновать специализированной лечебницы.
– Нет, здесь его не было, – объяснила Джулия. – Он был в нашем доме, точнее – внизу, в холле. Вместе с Мэгги.
– Вместе с Мэгги?
Кровь ударила Чарли в голову сильнее, чем весь выпитый им накануне алкоголь. Рой предположений и мыслей тотчас же завертелся в его в отравленном спиртным мозгу.
Зачем приходила сюда Мэгги? И почему вместе с Домиником?
– Они принесли мне ковер и блузку, – сказала Джулия.
Ах, ковер! И эта блузка… Память начала медленно возвращаться к нему. И наконец Чарли вспомнил, что именно он видел во сне.
Он видел Мэгги. Абсолютно голую. Она совершенно не сердилась на него. Напротив, целовала и ласкала его. К огорчению Чарли, Джулия не дала ему возможности досмотреть это чудное видение. Она говорила без умолку:
– Представь себе, Чарли, он все почистил за свой счет! Теперь мой ковер выглядит как новый, и блузка тоже. А я не придумала ничего лучшего, чем просто сказать ему спасибо. Ну какая же я все-таки дура!
– Почему? Ты вежливо выразила ему свою признательность. Что же в этом глупого? Должен тебе сказать, что благодарить его тебе вообще не следовало, потому что он выполнил свой долг, а вовсе не оказал тебе любезность. Улавливаешь разницу? Понимаешь, к чему я клоню?
– Не совсем, – растерянно сказала Джулия, хлопая глазами.
– Дело в том, что лицо, испортившее чужую вещь, обязано либо привести ее в первоначальный вид, либо заменить новой, аналогичной. Это общепринятая практика.
– А если… – Джулия стушевалась.
– Что? Договаривай! – Чарли чувствовал, что она о чем-то умолчала, но не был расположен строить возможные гипотезы в своем нынешнем состоянии.
– А что, если… – Джулия вновь осеклась, потупилась и заерзала на кровати.
Матрас под ней заскрипел.
Тошнота опять подкатила к горлу Чарли, боль стальным обручем сковала ему голову. Он открыл было рот, чтобы попросить Джулию принести ему таблетку алка-зельцера, но в этот момент она договорила:
– Я не уверена, но вдруг в том, что блузка и ковер оказались забрызганы кровью, виноват не только он?
– Разве такое возможно? – хрипло спросил Чарли.
Джулия передернула плечами, что дало Чарли повод заподозрить ее в искажении подлинных событий, произошедших в ее квартире в субботу вечером, вследствие чего он помчался как ненормальный в центр города с ковром на плече и поссорился в рекламном агентстве с Мэгги.
– Джулия, – сказал Чарли, – ты ведь не обманула тогда меня, правда?
– Нет, разумеется! И все же мне кажется, что даже если виноват во всем был только Доминик, я все равно должна его простить…
Чарли был не в состоянии думать ни о чем, кроме бокала холодного пива или на худой конец таблетки от похмелья. Поэтому он ответил уклончиво:
– По-моему, ты его уже простила. Но это еще не повод, чтобы врываться сюда ни свет ни заря!
– Но ведь уже позднее утро, Чарли!
– И который же теперь час?
– Точно не знаю. Где-то около десяти!
Издав отчаянный стон, Чарли признался:
– Я лег только в начале шестого! Мне нужно еще хотя бы немного поспать, но прежде я должен выпить таблетку алка-зельцера. Будь добра, поищи его в моей домашней аптечке!
Джулия встала и пошла на кухню. Вскоре она вернулась и с огорченной миной сказала:
– К сожалению, таблеток больше нет.
– Но я уверен, что в аптечке должна быть почти целая упаковка! – воскликнул Чарли.
– Упаковка-то была, но только срок годности таблеток истек еще в 2002 году. Поэтому я их выбросила.
– Что ты сделала? Сейчас же достань упаковку из мусорного ведра и принеси сюда! Я просто погибаю…
– Но эти таблетки опасно употреблять, Чарли, – стояла на своем Джулия.
– А у тебя дома есть алка-зельцер?
– Я лечусь исключительно растительными средствами. Разве ты забыл, что я не признаю никакой химии, все только натуральное?!
Чарли подумал, что ему пора взять с Мэгги пример и обзавестись электронным ежедневником, раз его стала подводить память.
Снова Мэгги! У Чарли забурчало в животе. Одна только мысль о ней приносила страдания.
– Джулия, – жалобно проскулил он, – меня тошнит. Мне очень плохо… Мне срочно требуется какое-то желудочное лекарство.
– Хорошо, Чарли, я сейчас сбегаю в аптеку за алка-зельцером. Но при условии, что ты поможешь мне помириться с Домиником.
– Но как же я это сделаю? – простонал Чарли.
Ему внезапно вспомнилось, как под конец празднования дня рождения Грызуна он проболтался, что безумно влюблен в одну очаровательную особу, которую раньше и на дух не переносил. Учитывая то обстоятельство, что первую половину их традиционного мальчишника он потешался над своими друзьями, намеренными променять свою холостяцкую свободу на узы супружества, ребята его в покое теперь не оставят. Следовательно, рано или поздно ему придется познакомить их с Мэгги. Но для этого нужно вначале самому с ней помириться.
– Джулия, ты хочешь от меня слишком многого, – с тяжелым вздохом сказал он. – На этот раз тебе придется действовать самой, я умываю руки.
– Нет, Чарли, тебе это не удастся! Ты увяз в этой грязной истории по самые уши! К тому же ты писатель и наверняка сможешь что-нибудь придумать.
– Ну хорошо. Только, ради Бога, принеси скорее лекарство. Я приму таблетку и часок вздремну.
– О'кей, успокойся! Вот уж не думала, что ты такой нытик!
– Я не ною, а страдаю с похмелья. Тебе этого не понять!
– Я туда и обратно. Только не забудь о нашем уговоре!
– О каком уговоре? Я тебе ничего не обещал!
Но Джулия уже выпорхнула в коридор и захлопнула за собой дверь его квартиры.
В следующий момент Чарли вскочил и пулей помчался в туалет, едва сдерживая желудочную лаву, рвущуюся наружу.


«Когда-нибудь и я буду жить в таком же доме на Манхэттене, с консьержем и прачечной!» – мечтала Мэгги, возвращаясь в свою скромную квартирку на бульваре Диг-марс.
Ей давно опостылело ежедневно мотаться на метро на работу в агентство, а затем обратно в Куинс; надоело дышать отвратительными запахами, распространяющимися из кухни квартиры на первом этаже через общую вентиляционную систему; осточертело таскать из химчистки свертки с вычищенной одеждой под проливным дождем, а потом сушить ее на веревке в своей крохотной кухоньке или на палке для занавески в душевой.
Именно это ей предстояло сделать в первую очередь, когда она пришла домой – ведь вся ее одежда основательно вымокла.
Отперев входную дверь дома, предназначенного для проживания двух семей, Мэгги очутилась в холле, отделявшем лестницу от квартиры, в которой проживали мистер и миссис Милонас, хозяева этого кирпичного приземистого дома. Они неважно владели английским и на свой манер называли ее Маржи.
Как обычно, в ноздри Мэгги ударил резкий запах, исходящий от их национальных мясных блюд, приготовленных по особым рецептам из мяса непонятно каких животных. Из-за двери с дымчатыми узорчатыми стеклами звучали причудливые греческие мелодии.
Мэгги торопливо поднялась по лестнице в свою уютную квартирку, состоящую из четырех маленьких комнатушек, и почувствовала наконец долгожданное облегчение. Здесь она обретала умиротворение и покой, а потому считала свое жилище раем, хотя линолеум на кухне потерся и потрескался, краны подтекали, а в спальне отсутствовала дверь. Но зачем она нужна, если ты живешь одна?
Поселившись в этой квартирке, Мэгги по своему вкусу перекрасила стены в кухне и ванной, переклеила обои в комнатах и коридоре, после чего оживила свое жилище комнатными растениями, симпатичными ситцевыми занавесочками и ласкающими взгляд льняными салфеточками, купленными на распродаже. Но основным преимуществом этой квартиры перед любыми другими, разумеется, помимо низкой арендной платы, было то, что в доме за углом жил Доминик. Без него Мэгги было бы страшно одиноко.
Если бы Доминик женился на Джулии и покинул Куинс, Мэгги лишилась бы своего единственного доброго соседа и друга в этом квартале. Переселиться же на Манхэттен при своей нынешней зарплате Мэгги могла бы только в двух случаях: если бы сняла квартиру с кем-то пополам либо вышла замуж.
Делить свое жилище с незнакомым человеком ей не хотелось, так что оставался только один вариант – замужество. Однако в этом плане все было очень неопределенно. Ее близкие подруги – Кэролин и Бинди – менять своего постоянного места проживания не собирались. Кэролин получала в издательстве значительно меньше, чем Мэгги в рекламном агентстве, и ежедневно моталась на работу с Лонг-Айленда, где жила вместе с родителями. Бинди же за умеренную плату снимала миленькую однокомнатную квартирку в Верхнем Ист-Сайде и была ею довольна.
Едва Мэгги закрыла за собой дверь, как зазвонил телефон.
Она быстро стянула мокрую куртку, скинула обувь и побежала в столовую, где стоял аппарат. В кухне просто не было телефонного гнезда, как и в спальне. Если бы Мэгги твердо решила обосноваться в этой квартире надолго, она бы давно устранила это неудобство. Однако неопределенность мешала ей привести здесь все в полный порядок.
– Алло! – сказала она в трубку.
– Мэгги? Это я! – прозвучал мужской голос.
У Мэгги екнуло сердце.
– Чарли! Как я рада!
– Кто такой Чарли? – Только теперь она поняла, что совершила роковую оплошность: это был голос Джейсона.
– Извини, я тебя не узнала, Джейсон, приняла за одного своего сослуживца. Рада тебя слышать. Как дела?
– Все хорошо, только ужасно соскучился по дому. Особенно по кренделям и копченому лососю.
– А в тамошних реках разве не водится лосось?
– Нет, здесь эта рыба не водится, тем более копченая. Но скоро здесь не станет и меня самого. Прощайте, джунгли, я улетаю в Штаты!
– Ты возвращаешься домой? Вот здорово! Значит, мы скоро увидимся? Когда именно ты прилетишь в Нью-Йорк?
– Через неделю. Я сообщу тебе точную дату по электронной почте.
– Хорошо!
– Прости, Мэгги, но я вынужден проститься с тобой… Мне еще надо известить о своем возвращении родителей!
– Все нормально. До свидания!
Значит, Джейсон сначала позвонил ей, а не своим родителям. Это было трогательно. Однако Мэгги почему-то не ликовала. Возможно, потому, что за время разговора никто из них не произнес ни одного теплого или нежного слова, вроде «мечтаю о встрече» или «целую». Впрочем, Джейсон ни разу не сказал, что любит ее, даже когда они еще встречались в Нью-Йорке. Да и сама Мэгги, уже не уверенная, что все еще хочет этого мужчину, не ждала от него нежных слов. Быть может, их чувства остыли? Да и была ли вообще между ними любовь?
Мэгги почувствовала, что у нее начинается приступ мигрени, и решила не ломать себе голову раньше времени. Вот вернется из Южной Америки Джейсон – и все тотчас же выяснится. Надо только набраться терпения.


«Боль полезна!»
Напечатав эту фразу, Чарли удовлетворенно кивнул и продолжил:
«Кто не страдал – не знал любви…»
В этом месте он задумался, охваченный предчувствием бесплодности своих литературных потуг на тему «Разбитые сердца». Вот уже почти три часа он пребывал в творческих муках, пытаясь исповедаться перед читательницами в своем неудачном романе с Мэгги, завуалировав свои откровения банальными философскими рассуждениями холостяка-неудачника. Но что-то не заладилось у него с самого начала.
Очевидно, причина его неудачи коренилась в их с Мэгги реальных противоречиях. Она собиралась в скором времени выйти замуж за добропорядочного детского врача и не рассматривала их кратковременную интрижку как серьезный роман. Он же и не задавался целью покорить ее сердце, а всего лишь хотел ее развлечь и поднять ей настроение. Жениться на ней он, разумеется, не собирался, поэтому формально его сердце нельзя было назвать разбитым. Однако, к его удивлению, теперь оно ныло и болело.
Чарли чувствовал себя даже хуже, чем после разрыва с коварной Лаурой. И это его чрезвычайно смущало и озадачивало. Возможно, в тот раз ему просто было не до анализа своих ощущений, так как требовалось срочно аннулировать все договоренности и планы на свадьбу и медовый месяц, что было весьма хлопотным делом.
Однако более вероятным было то, что он вовсе не был безумно влюблен в Лауру. А коли так, то из этого следовал логический вывод, что он по уши влюблен в Мэгги.
Нет, подумал Чарли, влюбиться в женщину за одну ночь нельзя.
Или можно?
Неужели он влюблен? Если так, тогда понятно, почему он страдает – как физически, из-за похмелья, так и духовно, от противоречивых мыслей и чувств. И все из-за Мэгги! Во всем виновата только она! И даже в том, что он вдрызг напился. Взгляд Чарли упал на экран монитора компьютера, где значилось: «Боль полезна!»
Ерунда! Никакой пользы от боли нет. Она разрушает организм и вызывает страдания.
Чарли тряхнул своей раскалывающейся от тупой боли головой, стер все написанное и побрел, пошатываясь, к кровати, чтобы забыться сном.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свидание вслепую - Маркем Уэнди



читать можно
Свидание вслепую - Маркем УэндиВалентина
4.09.2014, 1.17





Скучновато.... Никакой интриги!!!rnНо почитать один раз можно.
Свидание вслепую - Маркем УэндиЕлена
8.01.2015, 13.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100