Читать онлайн , автора - , Раздел - в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Следующая страница

— Нет! — донесся от стойки бара резкий голос Ксении, и Александр с раздражением подумал, что за все восемь лет, которые они вместе проработали в одной редакции, он, кажется, ни разу не слышал, чтобы эта женщина хоть с чем-то вот так сразу согласилась. Впрочем, бармен это тоже должен был знать, так что пусть выпутывается сам.
Не прислушиваясь к дальнейшему разговору, он склонился над столиком, надеясь, что Ксения его не заметит — в последнее время она доставала его особенно навязчиво. Правда, он, как правило, с успехом ее отбривал, но сегодня у него не было ни малейшего желания с ней общаться.
Она подошла, звонко стуча тонкими каблуками по мраморным плитам пола. А он, видя, что его жалкая попытка остаться незамеченным не удалась, опять потянулся за стаканом, в котором еще оставалось немного спиртного. Лучше было допить все и сразу, до начала неминуемого и наверняка неприятного разговора. Иначе существовал почти стопроцентный риск не почувствовать от выпитого никакого удовольствия. Глаза Ксении на мгновение задержали его руку. Но — не остановили.
Александр с независимым видом тщательно пережевывал кусочек сыра.
— Мы можем поговорить?
Сыр был сухой и, что называется, драл горло. А тут еще, как назло, нужно было отвечать.
— Опять будешь читать мораль? — демонстративно тоскливо выдавил он из себя и поднял на нее глаза.
Серый костюм с высоким воротником-стойкой был застегнут наглухо, до последней пуговицы. И не выглядел чопорным только потому, что был узок и четко прорисовывал плавные изгибы фигуры. Волосы Ксении были бы светло-русыми, если бы она не пользовалась оттеночным шампунем, который придавал им пепельный цвет. За восемь лет их знакомства Ксения немало экспериментировала со своей гривой, особенно упражняясь в колористике. Были и «гнилая вишня» и даже «баклажан», «перья» и «металлик». Но пепельный шел ей больше всего. Он был строг, как сама Ксения. И благороден, чего у нее тоже нельзя было отнять. Правда, Александр скоро принялся подшучивать: «Все серенькое, серенькое… Мне скоро начнет казаться, что я работаю рядом с большой серой мышью». Ксения обиделась, но он знал, что это ненадолго — она привыкла к его «солдатским» остротам. Сам Александр любил яркие вещи, особенно водолазки. И ненавидел галстуки, так как они были неутилитарны и мешали свободно дышать.
Александр еще раз окинул ее взглядом и сдавленно вздохнул: если бы они не были знакомы и случайно встретились где-нибудь на вечеринке, он ни за что не заподозрил бы, что эта красавица кроткого вида — сухарь и зануда, изводящая своих сотрудников постоянными нотациями и нравоучениями. Впрочем, это было не совсем правдой — Ксения изводила своими приставаниями только Александра. Так сложилось исторически. Почему? Он давно перестал ломать голову над этим вопросом, как над неразрешимым. Может быть, избрала его в качестве боксерской груши, на которой разряжала постоянные стрессы, обычные в журналистской работе. Конечно, Александр предпочел бы, чтобы она нашла себе любовника и разряжалась по-другому, но с любовниками у Ксении как-то не клеилось.
На Ксению демонстрация его нежелания вступать в разговор впечатления не произвела. Она поставила на столик свой коктейль в высоком разноцветном бокале, с засахаренной долькой лимончика на ободке, и уселась напротив.
— По-моему, ты уже давно вышел из того возраста, когда чтение морали может оказать хоть какое-то воздействие.
Александр пожалел, что не сказал это первым и сразу же. А так пришлось просто согласиться.
— И чего же ты от меня хочешь?
У него пронеслось в мозгу, что, возможно, он перестраховывается. Разве не может она просто присесть рядом за столик, чтобы не в одиночестве пить свой молочно-фруктовый коктейль? Без намерения одновременно заниматься его воспитанием. Впрочем, это было бы почти нереальным счастьем.
— Я от тебя ничего не хочу, — спокойно сказала Ксения. — Слава Богу, за те годы, что мы знакомы, у нас было время отхотеть по поводу друг друга на все сто. Ты должен это понимать. Я говорю с тобой только потому, что вижу, как сгущаются тучи над твоей бестолковой головой. Кстати, это видят все, кроме тебя.
— Ну и плевать! — Он решил идти ва-банк и, зная, что Ксению раздражает его даже чуть нетрезвый вид, уставился ей прямо в переносицу. — Тучи не тучи… Тебя почему это так волнует?
Ксения отпила из бокала и бросила в рот лимонную дольку. «Даже не поморщилась, — отметил про себя Александр. И добавил удовлетворенно: — Человек, состоящий из кислоты и яда, не может отрицательно реагировать на элементы, из которых состоит, если они поступают извне». Чрезвычайно довольный такой мыслью, Александр подумал, что ее следовало бы записать. Иначе забудет. Сколько их, почти гениальных мыслей он растерял за свою жизнь? Вот Ксения, конечно, скрупулезно записывает все, что приходит ей в голову. Вероятно, дома у нее где-нибудь в укромном уголке находится целый склад записных книжек. «Кислота и яд… — ухмыльнулся он. — Впрочем, если эти элементы поступают в ее организм — это ее личное дело, но если они же исторгаются во внешний мир…»
— Мне не может быть все равно, — твердо сказала Ксения. — Это угрожает мне лично. Если на твое место посадят какого-нибудь зеленого «вьюношу», неспособного отличить репортаж от очерка…
— Ты не права! — почти развеселился Александр. — Чем это тебе угрожает? В сравнении с ним ты будешь выигрывать, твое чувство значимости значительно возрастет… У тебя наконец-то появится возможность проявить свои нереализованные материнские чувства. Да ты будешь кормить его грудью! Прямо как того птенчика из рекламного… О, это был настоящий бэби! Выражаю свои соболезнования, что тебе все-таки не удалось его заарканить.
Конечно, он влезал не в свое дело. Тем более очень грубо. Но это была единственная надежда, что Ксения оскорбится и оставит его в покое.
Ксения не оскорбилась. Она давно уже привыкла к ехидным шуткам Александра и его манере говорить колкости, когда нужно прекратить разговор. Но это нужно ему, а не ей. Поэтому Ксения, вместо того чтобы возмущенно, как полагается обиженной до глубины души женщине, встать и исчезнуть из бара, улыбнулась — открыто и ласково. Хотя не преминула нежнейшим тоном указать:
— Хам. И к тому же ненормальный.
— В общем-то диагноз недалек от истины, — не стал спорить Александр, который был согласен, чтобы она немедленно прервала всякие отношения с ненормальным хамом.
— Что и с кем делаю я — это мое личное дело, — указала Ксения.
Она поставила локоток на стол и медленно, мелкими глоточками, смакуя, отпивала из бокала. «Кажется, она получает от этого удовольствие», — содрогнувшись, подумал Александр, имея в виду коктейль. Он не представлял себе, как можно пить бурду, состоящую из молока и фруктового сока. Впрочем, на вкус и цвет, как известно… Он вспомнил одно из своих недавних интервью: один пресыщенный бизнесмен, разбогатевший на спекуляциях бензином, избрал своим видом отдыха «гурман-туры». Раз в несколько месяцев он берет путевку в какую-нибудь экзотическую страну и обжирается там совершенно невозможными вещами. Кузнечики в сладком ананасовом желе со слизью, которую вырабатывают виноградные улитки, — для него это только цветочки. Он познает мир через желудок и считает, что знает о тех странах и народах, где ему приходилось бывать, ВСЕ! Что-то в этом, конечно, есть, но сам Александр, не обладая столь тонким вкусом, никак не мог уловить, что именно.
— …и моя личная жизнь на работе никогда не отражается, — как будто издалека донесся до него голос Ксении.
Он понял, что задумался и пропустил значительную часть ее обвинительной тирады. Честно говоря, ему не стало обидно и он подумал, что было бы хорошо и дальше «отключаться» таким образом.
— …а вот тебя вышибут из редакции в два счета, несмотря на все твои гениальные творения!
— А! — Александру внезапно стало совсем весело. То ли рассмешили Ксенины аргументы, то ли наконец-то подействовало выпитое. — Ты все-таки признала меня гением! Благодарю, не ожидал!
— Пожалуйста, — процедила Ксения, не вынимая изо рта яркую соломинку, по которой тянулся густой коктейль. — Кстати, ты не можешь упрекнуть меня в том, что я не ценю тебя как журналиста. Чего никак не скажешь о тебе. Ты никогда не упустишь случая, чтобы не укусить меня, причем почти за каждый материал.
— Не виноват! — рьяно оправдался Александр. — Не по злобности характера или подлости натуры… Причина одна — женское творчество мне вообще претит. Куча воплей-соплей и полное отсутствие логики.
— Еще немного, — улыбка Ксении почти не изменилась, но непостижимым образом из вежливой превратилась в ледяную, — и я разобью на твоей гениальной голове все твое вдохновение!
И она выразительно показала глазами на приземистый пузатый графинчик, жалкий в своей пустоте.
Глядя на ее побледневшее от злости лицо, Александр не стал сомневаться, что от задуманного до действия остался всего один шаг. Ксения могла не обратить внимания на его поддразнивания, если дело касалось ее внешности или поступков, но когда речь заходила о работе… В очередной раз запоздало вспомнился Козьма Прутков: «Не шути с женщиной, эти шутки глупы и неприличны», — и, пытаясь сгладить совершенный промах, он примирительно произнес:
— Ну ладно, все… Извини. Нет, правда извини. Просто я, как профессиональный журналист, заранее проигрываю ситуацию и заранее знаю, о чем ты меня через минуту спросишь. А я скорее всего не смогу ответить.
— Ты так хорошо меня знаешь? — Ксения еще не отошла от обиды, поэтому смотрела не только холодно, но и презрительно.
— Тут дело не в тебе, а в шаблонах мышления. Сейчас, например, ты спросишь: «Что с тобой, Саша?»
— Что с тобой, Саша?
Голос Ксении вдруг прозвучал необычайно мягко, и от этого ему стало совсем муторно. Отшучиваться для него было привычно, гораздо привычнее, чем выворачивать наизнанку душу, что предлагала ему сейчас Ксения. В конце концов, какого черта он должен это делать? Мало кто захочет покопаться в его душе! Он сам в последнее время только тем и занимался, и ничего, кроме абсолютной пустоты, ему там обнаружить так и не удалось.
— А, догадался! — сказал он неожиданно для себя и больше себе, чем Ксении. — Со мной — ничего.
— Ничего? — проверила она.
Издержки журналистской работы: даже в обычной жизни любопытство идет впереди сочувствия.
— Ни-че-го! Абсолютный ноль! Пустое место! — сказал он, желая одного — чтобы она отвязалась.
— Пустота? — уточнила Ксения.
— Вот именно.
Для большей убедительности он взял со стола стакан, поднес его к губам и выдохнул в его пустую полость:
— Пус-то-та! Получилось гулко и глухо.
— Ты меня пугаешь, — помолчав, сказала Ксения.
— Я пугаю не только тебя, но и себя. Все мы боимся того, чего не понимаем. И хотя я сам себя знаю лучше всех, но сейчас даже я себя не понимаю. И поэтому боюсь этой своей полнейшей пустоты. Ее необходимо чем-то заполнить. Чтобы там хоть что-то хлюпало. Во всяком случае, это, — он показал на стакан, — не самый худший вариант.
— Ты сопьешься или попадешь в психушку.
— Не-а! — усмехнулся Александр — ему стала смешна та серьезность, с которой она говорила. — Таких, как я, в психушку не берут. Они здесь нужны для развлечения почтеннейшей публики. А если заходят далеко или не туда — их вовремя останавливают. Ведь ты меня остановишь, мой ангел-спаситель?
— Я не вожусь с алкашами, — остудила его пыл Ксения.
— Вот-вот, именно этим всегда оканчивается так называемые доброта и сочувствие. Особенно — женские.
— Не язви, — попросила Ксения. — Я просто хочу, чтобы до тебя дошло — не все потеряно.
Внутри у него все напряглось. Он не хотел, чтобы Ксения или кто-либо касался причины его состояния. Но тут же лишний раз удостоверился, что от женщины скрыть ничего невозможно.
— Тебя бросила твоя Прекрасная Дама, — безжалостно и совершенно спокойно констатировала она, пытаясь поймать его взгляд.
Отпираться было бессмысленно. И он промолчал.
— Она дура, — спокойно заключила Ксения.
Эта ее реплика вызвала в нем противоречивые чувства. Наедине сам с собой он и сам, злясь, частенько мысленно называл Жанну, ту самую прекрасную даму, как ее с издевкой назвала Ксения, дурой. Но ему стало неприятно, когда услышал пусть то же самое, но со стороны. Наверное, все-таки это не соответствовало действительности. Жанна дурой явно не была. Скорее всего он сам оказался не на высоте. Вообще-то Александр был свято уверен, что в жизни человеку достается именно тот спутник, которого он заслуживает в данный момент. Потому-то в последнее время судорожно пытался понять, чего он еще не «дослужил».
— Не твое дело, — нарочито грубо сказал он Ксении и тут же поморщился от того, что выдал этим свое беспомощное состояние.
— Не мое, — охотно согласилась Ксения, весьма довольная, что наконец-то ей удалось «достать» Александра. — Пусть живет и благоденствует. Но ты ведь тоже должен как-то жить.
— Как-то, наверное, должен…
Александр оглянулся на стойку бара. Очень хотелось выпить еще, но он сдержался. Это было чревато нудной нотацией о тлетворном влиянии алкоголя.
Ксения не пропустила его тоскливого взгляда.
«Мегера», — тоскливо подумал Александр, поняв, что она прочитала его мысли. Он вперился ей прямо в глаза, желая, чтобы она поняла и то, что он только что о ней подумал. Но Ксения, по-видимому, читала мысли избирательно. А может быть, просто решила не обострять ситуацию, потому что никакой реакции не последовало. Наверное, она решила сэкономить время и идти напролом, как танк.
— Тебе нужно забыть это свое приключение, — безапелляционно заявила она и легко припечатала к блестящей поверхности столика наполовину опорожненный бокал.
Он хотел возразить, что отнюдь не считает произошедшее с ним тривиальным приключением, но вовремя сдержался. Так оставалась надежда сохранить хоть остатки собственного достоинства.
— Именно это я и пытаюсь сейчас сделать — забыть, — сказал он и пытливо посмотрел на Ксению.
Его интересовала ее реакция: разжалобило ли ее такое признание? И может ли он теперь выпить еще?
Ксения действительно была мегерой — ответ ее удовлетворил, но не размягчил.
— Однако методы ты избрал совсем не те, — отсекла она всякую надежду на еще одну порцию спиртного.
— А ты можешь подсказать мне те? — хмуро поинтересовался он, решив, что, если он будет не сопротивляться, а соглашаться, этот неприятный для него разговор закончится быстрее.
— Подобное лечится подобным, — многозначительно изрекла Ксения. — Тебе нужна другая женщина.
На его гомерический хохот обернулось полбара. Пытаясь справиться со смехом, он подумал, что такие перепады вредны для психики.
— Женщина мне нужна, — сказал он, наконец-то перестав нервно гоготать и в секунду приобретя прежний мрачный вид. — Но женщины у меня нет. Воспримем это как данность. Ну нет, так и нет. А никто и не обещал мне, что я обязательно буду счастлив в личной жизни.
— Если ты будешь все время только сидеть и накачивать себя этой гадостью, — Ксения опять кивнула на стакан Александра, хотя последние несколько минут он был пуст и, наверное, уже сух, — то ты никогда не будешь счастлив. Алкоголики счастливыми не бывают.
— Бывают, — вдруг упрямо возразил Александр. — Во всяком случае, они не бывают и несчастны. Это я, конечно, не о себе. Я, к сожалению, не сопьюсь — организм крепкий. Ну и ладно, жил без женщины и еще проживу. Сто лет. Тысячу! Миллион! Мои поиски закончились.
— Разве это проблема? — сказала Ксения, не обращая внимания на почти злобный блеск его нетрезвых глаз. — Мало ли вокруг женщин?
— Где? — спросил он и вполне серьезно оглянулся. — Разве они здесь присутствуют?
— Присмотрись повнимательнее, — посоветовала Ксения.
— Ясно. — Он не мог изменить себе. — Для моего спасения ты решила пожертвовать собой. И что, после восьми лет нашего такого близкого знакомства ты уже созрела со мной переспать?
— И не мечтай, — холодно отпарировала Ксения, чем весьма потешила Александра. — Да и вряд ли ты понравишься мне в постели. К тому же ты для меня не мужчина, а почти кровный родственник.
— Это точно. А может, ты подобрала мне в ангелы-хранители кого-нибудь из своих подруг? Имей в виду, я их всех видел — они еще хуже тебя.
— Благодарю за комплимент. — Ксения нашла в себе силы сдержаться и улыбнулась. — Но у всех моих подруг, которые, как ты выразился, еще хуже меня, есть мужчины.
— Ну и вот, — обреченно сказал он. — Получается дубль-пусто. И шансов никаких нет.
— Есть, — заупрямилась Ксения. — Почему нужно обязательно искать среди знакомых? Можно найти и так. Ты мужчина, тебе легче.
— Теоретически, конечно, верно, — согласился Александр. — Но на практике…
— На практике тоже, — не унималась Ксения. — Посмотри на себя. Ты — великолепный, известный журналист, умный, красивый мужчина…
Она ему явно льстила, а он не понимал для чего. Играла в психотерапевта? Но тем не менее слышать такие речи было очень приятно, и он промолчал, стараясь продлить момент.
— Многие женщины были бы не прочь познакомиться с тобой.
— Какие женщины? — уточнил он. — Глупые гусыни или пестрые канареечки, для которых кольцо на палец себе и в нос мужу — золотая мечта жизни?
— Ну конечно, а твоя Дама была идеальна! Ксения попала в точку: Жанне до идеала было очень и очень далеко.
— Я знаю, чье это влияние! — вдруг сказала Ксения. — Не отпирайся, ты говоришь его словами!
— Я говорю СВОИМИ словами, — возразил Александр, сразу же поняв, кого имеет в виду Ксения. — И Илья здесь абсолютно ни при чем.
— Ну конечно, — не поверила ему Ксения. — Если бы он не занимал твое время, возможно, ты давно бы уже имел семью. «Пойдем попьем пивка, давай поиграем в шахматы…»
Ксения почему-то не любила соседа Александра, Илью, и не скрывала своей неприязни. Александр удивлялся такому странному ее отношению. Илья был вполне положительный экземпляр — майор милиции, отец семейства, не пьющий спиртных напитков крепче пива.
— Спорим? — отчего-то внезапно заволновавшись, предложила Ксения. — Спорим? Эту твою «сложную» проблему можно решить в два счета. Дай хотя бы объявление в брачную газету, и на следующий же день к тебе прибегут сотни женщин.
— Сотни?! — притворно ужаснулся Александр. — Какой кошмар! Прямо тебе тысяча и одна ночь, и каждая с разной. Что я с ними со всеми буду делать? Гарем не по мне.
— А из целого гарема можно выбрать одну, самую любимую жену, — проявила свое знание Востока Ксения.
— А что я стану делать с остальными? — поинтересовался он.
— Остальных отпустишь на свободу, — подыгрывая ему, милостиво разрешила она.
Александр помолчал. Черт возьми, эта пигалица таки сумела его зацепить. Во всяком случае, ему уже не казалось, что она несет беспросветную чушь. Конечно, Александр был не настолько наивен, чтобы всерьез надеяться, что счастье улыбнется ему с газетной страницы. Но ему необходимо выйти из своего беспросветного состояния, которое с каждым днем тяготит все больше и больше. Какая в таком случае разница, каким образом удастся это сделать? В конце концов можно просто развеяться, развлечься… Кто сказал, что он не имеет права на такую жизнь?
И тут же в его взбудораженном мозгу сотни женщин в соблазнительных одеяниях выстроились в бесконечную очередь…
— Ладно, — маловразумительно выдавил из себя он и увидел, как губы Ксении дрогнули в улыбке. Ей не так часто удавалось его в чем-то убедить. Александру почему-то захотелось стереть с лица эту улыбку, пусть не чувствует себя победительницей и благодетельницей. — Но я согласен лишь при одном условии.
Он замолчал, чтобы разжечь в ней любопытство. И не ошибся. Ксения, выждав минуту, решилась его потревожить:
— Что за условие?
— Мы пойдем вместе, — глядя прямо в ее серые тревожные глаза, сказал он. — Искать свою Синюю птицу. Ты — петушка, я — курочку. То есть давать объявления.
Он со скрытым весельем наблюдал, как самодовольно-уверенное выражение на лице Ксении сменяется озабоченностью.
— Не верю, что ты не страдаешь от одиночества, — четко, дабы пресечь попытки возражения, сказал он. — Вот и давай спасаться от него вдвоем.
— Я… — не знала, что ответить Ксения, видя, что разговор пошел по не запланированному ею руслу, а потому не зная, как реагировать на такое «условие». — Да я как-то не собиралась… И вообще не обо мне речь, — попыталась она перехватить выскользающую из ее рук инициативу.
— А так я не играю, — заявил он, чувствуя, что теперь уж ни за что не уступит. Они все эти восемь лет знакомства с переменным успехом занимались «перетягиванием каната», но сейчас он точно знал, что первенства ей не отдаст. В конце концов, он тоже имеет право попробовать себя в роли наставника. Правда, по Ксении не заметно, что она очень уж убивается по поводу разрыва со своим бойфрендом, но кто знает, может быть, она лучше, чем он, умеет скрывать свои чувства.
— Ты втравливаешь меня в какую-то авантюру, а сама хочешь остаться в стороне? — спросил он намеренно подозрительно и холодно, чтобы она прочувствовала серьезность момента. — Насколько мне известно, на данный момент твое сердце также пустует. А это не хорошо. Ибо сказано: «Не гоже быти человеку единому»!
— Я — другое дело, — сказала Ксения, уже нервно дотягивая из бокала остатки коктейля. — Мне просто не везет в этой жизни.
— А мне везет? — насмешливо поинтересовался он.
— Да, тебе везет, но ты все время выпускаешь это везение из рук!
— Откуда ты знаешь? — спросил он.
— Я так думаю.
Чрезвычайно многообъясняющий ответ. Александр расхохотался, но она взглянула на него так строго, что смех застрял у него в горле.
— Ладно, не будем ссориться. Тем более по пустякам. Потому что… — Он посмотрел на нее внимательно. — Потому что все, что ты придумала, — не что иное, как пустяки.
— Я так не думаю, — опять возразила Ксения, для, которой, как, наверное, и для каждой женщины, существовало два типа мыслей: неправильные и те, которые высказывала она.
— Хорошо, пусть так, — частично согласился он. — Проверим. Кстати, проверка с двух сторон намного эффективнее.
Он подождал, надеясь, что Ксения станет отказываться, что дало бы ему возможность также пойти на попятную. Но не дождался и вздохнул. Черт возьми, она крепко зажала его в тиски своей тонкой ручкой. Железная рука в нежной бархатной перчатке — бессмертный образ.
— Ну вот и договорились. Значит, готовься, — повторил он и попытался развеселить Ксению. — Представляешь, сотни умиленных поклонников у твоих ног. Утром просыпаешься вся в цветах, а каждый вечер купаешься в шампанском… Гарем!
— Это у тебя гарем, — напомнила Ксения, которой вдруг стало не до смеха.
— Гарем мужчин — это куда интересней, — возразил он. — Думаю, любая женщина просто позеленеет от зависти.
Ксении крыть было нечем — Александр играл ее картами.
Выйдя из бара, Ксения почувствовала себя неуютно. Дело было в том, что она никак не могла определиться, какие чувства должна испытывать по поводу происшедшего. Может быть, злость? Ксения попробовала разозлиться на этого кретина, который, ловко обведя ее вокруг пальца, заставил действовать так, как ему казалось правильным. Потом она додумалась, что направление для своей злости выбрала не совсем правильное. Если какой-то кретин заставляет человека принять его — кретинские — условия игры, то кто же из них двоих кретин больше?
Рабочий день закончился, и возвращаться в свой кабинет не было смысла. Тем более Александр еще «на чуть-чуть» задержался в баре. Что она станет делать в кабинете одна? Ксения постаралась быстро проскользнуть мимо рекламного отдела. За дверью слышался уверенный голос Никиты, который терпеливо и настырно уговаривал кого-то по телефону. «Бэби», как назвал его Александр, оперился довольно быстро. Сейчас это уже не тот милый растерянный мальчик, который восемь месяцев назад не мог продать ни одного квадратного сантиметра газетной площади, потому что ему неудобно было «выбивать» из заказчиков деньги. Сейчас Никита работал наравне со «стариками», и Главный был уверен, что у него большой потенциал. Впрочем, Ксению это не должно было волновать. Александр был прав: ей не удалось «заарканить» Никиту. Ксения мотнула головой, стараясь сбросить сладкое наваждение, которое начало охватывать ее, когда она услышала голос из-за двери, и обрадовалась, что это ей удалось.
По дороге домой, толкаясь в троллейбусе, Ксения размышляла о том, чем лично ей грозит предприятие, в которое она неожиданно оказалась втянутой. Через несколько остановок она пришла к выводу, что ничем особенным. Во-первых, не было никакой гарантии, что на ее объявление кто-нибудь откликнется. Общеизвестно, что женских объявлений в газетах — подавляющее большинство, а значит, конкуренция может сыграть не последнюю роль. Александру в этом случае легче — каждое мужское объявление воспринимается как щедрый подарок судьбы.
Второе: если кто-то и откликнется, то это совсем не означает, что она должна бежать на встречу сломя голову. У нее есть свои критерии, и благодаря им она сможет «просмотреть» мужчину даже по тому скупому десятку слов, который он написал о себе. Третье: свидание, если таковое и состоится, тоже ни к чему не обязывает. Если, конечно, она того не захочет.
«Попробуем „покрутить“ проблему с другой стороны», — подумала она. То, что это ей ничем не грозит, она просчитала. Но что это может ей дать в хорошем смысле?
Ксения задумалась и проехала свою остановку. Троллейбус шел по кругу, и она решила не выходить, а проехать на нем обратно. Благо народ на конечной «рассосался» и в салоне появились свободные места. Ксения выбрала одиночное сиденье, чтобы ей никто не мешал, и отвернулась к окну…
Говорят, трехцветные особи семейства кошачьих приносят в дом счастье. Арнольда подарили Ксении именно с этой целью три года назад. И за это время из нежного пушистого комочка он как-то незаметно успел превратиться в устрашающих размеров котяру. Однако счастья у Ксении не прибавилось ни на йоту. Единственная радость: Арнольд был ей предан так, как ни один из мужчин, появлявшихся на ее горизонте за все это время. Вечерами, сидя в кресле, она любила брать его на колени и почти физически ощущала, как эта милая животина вытягивает из нее накопившуюся за день отрицательную энергетику. После таких посиделок Ксения чувствовала себя умиротворенной. И плевать ей было на всех этих похотливых козлов, не способных ни на что, кроме постельной акробатики. Сейчас она дождалась, пока Арнольд вытянет из нее последнюю дозу «отрицаловки», и взялась за телефон.
— Ну? — ответил ей Александр, и по его тону, не такому независимому и насмешливому, как обычно, Ксения поняла, что вчерашний разговор все-таки не оставил его равнодушным. — Написала?
Отступать было некуда, да, собственно, и незачем, и она с притворной бодростью в голосе призналась, что — да, сочинила.
Придумывание брачного объявления далось ей с большим трудом. Казалось бы, чего проще?.. Но она переписывала его раз двадцать: черкала и перечеркивала, брала другой лист — и пытка начиналась заново. Ксения даже начала, грешным делом, подозревать, что Александр был прав, язвя по поводу ее творческих способностей. Потом она подумала, что, может быть, дело вовсе не в способностях. Возможно, в стандартном объявлении просто невозможно как-то выразить свою индивидуальность. Рост, вес и объемы не говорили ни о чем. И какой нормальный мужчина обладает столь пылким воображением, что сможет выстроить по данным параметрам, подобно чертежу, живого человека из плоти и крови?
В конце концов она изорвала в клочья все написанное и на одном дыхании написала совершенную белиберду, которая, впрочем, устроила ее гораздо больше.
«Кому надо — тот поймет», — подумалось ей.
— Прочти, — строго потребовал Александр.
И когда она, бодро и без запинки, лихо оттарабанила свое послание, долго молчал в трубку. Это, вероятно, должно было означать его неодобрение.
— Нет, — услышала она после длительной паузы. — Так не пойдет. Я бы на такое объявление не откликнулся.
Ксения про себя обругала его самыми мерзкими словами, которые были в ее тайном словарном запасе, и отрезала:
— Я писала это не для тебя!
— Успокойся, крошка, — примирительно сказал он. — У меня тоже не ахти. Давай встретимся и попробуем вместе. Одна голова хорошо, а… два сапога пара, — уныло и плоско сострил он.
Встречаться решили у него.
Квартира у Александра была маленькая и вся забита книгами, журналами и кипами распечаток — типичное жилище журналиста-холостяка. Он освободил Ксении место на диване и завалил ее колени грудой газет частных объявлений — купил вчера по дороге домой. Пока он варил на кухне кофе, Ксения читала скучные, похожие друг на друга строки и предвкушала, как выгодно будет отличаться ее объявление на фоне других. А следовательно — ей придет и больше предложений.
— Все просто. — В дверях появился Александр с кофеваркой в одной руке. В другой он виртуозно удерживал бутылку коньяка и две рюмки. — Ты писала свое объявление, смотря со своей женской точки зрения. Поэтому оно тебе нравится. Но ты не учла, что адресовано оно мужчинам. И вот я, как представитель этого пола, говорю тебе: никуда не годится!
Ксения хотела сказать, что он слишком много на себя берет, говоря от имени ВСЕХ мужчин, но нашла лучший способ отомстить за то, что он забраковал ее объявление. Поэтому она уточнила:
— Как средний мужчина…
Но Александр пропустил ее колкость мимо ушей, чем серьезно озадачил Ксению. Она почувствовала себя неловко — в конце концов, они собрались не для того, чтобы, как всегда, соревноваться в остроумии, а с целью помочь друг другу.
Александр сделал вид, что не заметил ее замешательства, разлил кофе в чашки и коньяк в рюмки.
— Да, как средний, самый усредненный мужчина, — с готовностью согласился он. — Не злись, я думаю, что ты и не могла всего просчитать. Давай-ка еще раз посмотрим, что ты там написала.
Ксения опять протянула ему листок.
— Так, что здесь? Вот! Ты написала: журналистка… Ошибка первая и очень крупная. Зачем же так сразу пугать? Вначале встреться с человеком, как-то его морально подготовь…
— Я тебя не понимаю, что здесь скрывать? — отозвалась Ксения, которая вообще-то очень гордилась своей профессией.
— Подумай, — мягко предложил Александр. — Мужчина ищет подходящую женщину, а быть может, и жену…
— А журналистка не может быть подходящей женщиной или женой? — сдерживаясь, поинтересовалась Ксения.
— Вполне вероятно, — миролюбиво согласился Александр. — Но, увы, не для всех. Во всяком случае, для среднего мужчины — вряд ли. Среднему мужчине нужна самая обыкновенная средняя женщина. В перспективе — готовить еду, растить детей, стирать носки… Понимаешь, женщина, которая все свое свободное время отдавала бы семье. У тебя много свободного времени?
— Ну, вообще-то… — промямлила Ксения, испытывая неудобство от того, что даже соврать толком не получится, — кто-кто, а Александр прекрасно знает, как обстоят дела со временем у журналиста.
— Обыкновенный средний мужчина хочет, чтобы все мысли и помыслы его жены принадлежали ему самому и детям. Вот скажи: ты согласна отдать ему все свои мысли?
Коньяк был теплым и крепким, Ксении стало приятно от его обжигающего действия.
— Ну и вот, написав в своем объявлении «журналистка», ты резко сузишь круг претендентов, — сделал он вывод.
— Плевать! — обозлилась вдруг Ксения. — Я и не рассчитываю на среднего мужчину. Мне нужен человек, близкий по духу.
— Творческий? — с готовностью спросил Александр. — Тем паче. Человек творческий не откликнется наверняка. Он знает, что это такое, он сам такой, и второй ненормальный в семье ему просто не нужен. Два творческих человека в семье — это гремучая смесь. Две неординарные личности вряд ли уживутся. У них слишком много сил будет уходить на выяснение: кто из них лидер? А это, знаешь ли, очень раздражает и мешает творить.
— И никак иначе? — Ксения чувствовала в словах Александра справедливость, но не хотела с ней мириться. Потому что это значило — примириться с неизбежным поражением. — Нет, что-то ты все-таки перегибаешь. Вот и история говорит, что были такие пары.
— Кто? — потребовал уточнить Александр.
— Кюри, Рерихи… — Ксения попыталась припомнить еще, но, кажется, ее память выдала уже все, что было в ее загашнике по этому поводу.
— Конечно, бывает — в редчайших случаях, — что двое не противодействуют друг другу, а объединяются, — не в силах сопротивляться неоспоримым аргументам, поправился Александр. — Говорят, тогда происходят великие открытия и создаются великие произведения. Но это — один шанс на миллион.
— И конечно же, он мне не достанется! — саркастически подвела черту Ксения.
— Сомнительно, что близкий тебе по духу откликнется на твое объявление в газете. Сработает инстинкт самосохранения, — жестко сказал Александр. — Такие встречи бывают только случайными.
— Значит, ты считаешь, у меня никаких шансов? — стараясь не выдать разочарования, спросила Ксения, и рука ее потянулась к коньяку, чего она от себя даже не ожидала.
— И у меня тоже, — чтобы ей не было совсем уж обидно, сказал Александр.
— Умник! — не выдержала Ксения. — До вчерашнего разговора ты был иного мнения по поводу наличия возможностей.
— То было вчера, — сказал Александр. — Вчера была совсем другая жизнь.
— Хорошо, — скрепя сердце согласилась Ксения. — Но вчера ты что-то говорил о взаимопомощи. Ну вот и помогай. Как ты считаешь, на какое объявление может откликнуться… средний мужчина?
— Напиши самое обыкновенное, даже тривиальное объявление. Вон их сколько — отштампованных как под копирку. — Он услужливо подсунул ей газету.
— Рост, вес, увлечения? — пробежав глазами по странице, с сомнением спросила Ксения.
— Вот именно, — подтвердил Александр. — Раньше я думал, что такие объявления пишут дуры, теперь уверен — очень умные женщины. Во всяком случае, они не отталкивают с первой строчки.
— А требования? — поинтересовалась Ксения.
— Ни в коем случае! Знаешь, меня всегда умиляет такая постановка вопроса: женщина пишет, что хочет умного, доброго, надежного мужчину, нежадного (каков намек?), без каких-либо проблем, алиментов, но с жилплощадью, хорошо обеспеченного и желательно автолюбителя. А внизу скромно описывает плюсы, которые имеет сама, — голубые глазки и желание любить.
— Ну и что? — мрачно спросила Ксения, чувствуя в тираде Александра какой-то подвох.
— А ничего, — смеясь, ответил он. — Она предъявляет столько требований к мужчине, а сама предлагает только СЕБЯ!
— Разве этого мало? — возмутилась Ксения.
— Но ведь мужчина тоже предлагает СЕБЯ!
— Ладно, — сказала Ксения, которой надоели его поучения. Она отобрала у него листок с заготовленным объявлением и сунула его в карман. — Сам-то что насочинял, философ?
Она придирчиво изучала объявление, которое накропал Александр. Наверное, это было непоследовательно с его стороны, но сам он позволил себе выставить в объявлении требование, которое считал необходимым: женщина, которая решится ответить ему, прежде всего должна быть настоящей женщиной.
— Что это значит? — кисло поинтересовалась Ксения. — Я имею в виду — настоящая женщина? Это в сексуальном смысле?
— А! — довольно сказал Александр. — Хороший образ, верно?
— Н-не знаю. Слишком расплывчато, — выразила свое мнение Ксения.
— Отнюдь. Вот ты, например, считаешь себя настоящей женщиной?
— Ну, в общем-то, — промямлила Ксения. — Во всяком случае, хотелось бы так думать.
— Вот! А какая женщина не думает о себе, что именно она — настоящая? Каждая считает, что все плюсы соединились в ней одной. А если и проскакивает какой-то минус, то, конечно же, случайно или так сложились обстоятельства.
— «У хорошего мужа и свинка — господинка», — язвительно заметила Ксения, которой вдруг не понравилось, что Александр с первого же шага в столь ответственном и серьезном деле начинает свои фокусы. Нет, конечно, он волен писать что угодно, но она обязана предупредить, что время для шуток еще не настало.
— Естественно, очень многое зависит от мужчины, — не стал спорить он. — Но, согласись, я ведь не могу оказывать свое благотворное влияние, пока мы не знакомы.
— Благотворное? — удивилась Ксения. — Это ты о своих комплексах?
И она ткнула в объявление, где черным по белому рукой Александра было написано: «Мужчина не без комплексов».
— Второй плюс, — уверенно сообщил Александр. — Знаешь, что самое сильное в женщине?
— Я знаю, что ты сейчас скажешь… Жадность и корыстолюбие.
— А вот и не угадала! В настоящей женщине самое сильное — материнский инстинкт. И если «ребенок» — читай: мужчина — признается, что его мучают какие-то комплексы, то как не узнать какие? И как не попытаться убедить его, что на самом деле он самый красивый, умный и вообще замечательный! А, проходит?
— Ну, не знаю, — опять с сомнением сказала Ксения. — Вдруг они подумают, что у тебя что-то не в порядке в… сексуальном плане?
— Я написал «комплексы», а не «проблемы». А если даже кто-то и подумает, тем лучше — озабоченные отсеются сразу.
— Как хочешь, — сказала Ксения. — Мое дело — предупредить.
Это начинало ему нравиться. За четыре дня, с того момента как на его имя начали поступать письма с предложениями от женщин, которые считали себя «настоящими», его точка зрения на собственную персону кардинально переменилась. Оказывается, жизнь не закончилась, наоборот, продолжение ее может быть очень даже увлекательным.
Правда, существовало кое-что, что повергло его в растерянность. Большинство писем, которые он получил, были однотипными. Хотя он и убеждал Ксению, что для объявления это нормально и даже хорошо, самому ему пришлось трудновато. Во-первых, ВСЕ женщины, написавшие ему, считали себя если не красавицами, то очень и очень симпатичными. Он бы мог посчитать стечением обстоятельств то, что ему написали исключительно Василисы Прекрасные. Но фотографии, которые женщины вкладывали в конверты, говорили об обратном — настоящих красавиц на шестьдесят с небольшим писем насчитывались единицы. Поэтому Александр сделал верный, с его точки зрения, вывод и даже удивился, что не додумался до такой элементарщины раньше: почти все женщины склонны переоценивать свою внешность.
То же касалось и характеристик, которые давали себе «прекрасные незнакомки». Все они были исключительно добрыми, верными и хорошими хозяйками. Плюс имели разносторонние интересы. Конечно, здесь приходилось верить на слово, но после того, как Александр сверил первый пункт с фотографиями, он стал подозревать, что и в этом многие из дам переоценивают свои достоинства.
Выбрать что-то из этого однообразия было сложно. У Александра создалось впечатление, что в конвертах были написаны только адреса одиноких женщин, которые желают познакомиться с одиноким мужчиной и благодаря этому знакомству наладить свою личную жизнь.
На шестой день, в субботу, когда с вечерней почтой пришло восьмидесятое письмо, он решил просить помощи у Ксении.
— Поговорим в понедельник, — подумав, предложила она. — У меня тут грандиозная уборка.
— До понедельника я не доживу, — жалобно сказал Александр. — Меня съест любопытство. И косточек не оставит. К тому же выходные… Чем ты предлагаешь заняться мне в выходные?
Конечно, это было немного опасно. Ксения могла спросить, чем он занимался прошлые выходные, и позапрошлые, и еще… Но она не стала это акцентировать.
— Бери пример с меня, разгреби в своей берлоге, — предложила она беспроигрышный, с ее точки зрения, вариант.
— Дорогая моя, — в голосе его прозвучала гордость, — я не убираю здесь принципиально. Берлога холостяка должна иметь свое лицо. Не слишком красивое. В этом смысл.
— А если тебе придется привести в свою берлогу женщину? — не скрывая сарказма, поинтересовалась Ксения.
— То она здесь и уберет! — уверенно сделал вывод Александр. — Иначе какая же она «настоящая женщина»? — Он немного подумал и восхитился своей находчивостью: — Еще одна проверочка!
— Хитер! — насмешливо бросила Ксения. — Хочешь подстрелить сразу двух зайцев? По одному объявлению найти еще и бесплатную домохозяйку?
Бесплатная домохозяйка была нужна ему меньше всего. Он вздохнул и, чувствуя в своих словах непоследовательность, попытался объяснить:
— Я тут вычитал, что в жизни каждого мужчины наступает период, когда чистые носки проще купить.
— Хорошо, — помолчав, все-таки согласилась Ксения. — Если хочешь, можешь приходить.
Ксению не испугало количество посланий, которые притащил Александр. Конечно, она чувствовала себя немного уязвленной — ей самой за неделю не пришло ни одного письма. Но, хорошенько поразмыслив, она решила, что зависть — не то чувство, которое может хоть как-то помочь, и в ее положении остается только одно — радоваться такому обильному счастью Александра, который не виноват в том, что он — мужчина, а она — женщина. И в том, что спрос на мужчин превышает все разумные рамки, в то время как женщинам остается жалкий удел — надеяться на чудо.
Когда он вывалил из сумки гору писем, она даже с удовольствием хмыкнула, уселась в глубокое кресло с ногами и тотчас же углубилась в изучение текстов. Александр, сидя в кресле напротив, с удивлением наблюдал, как она пробегает глазами письмо за письмом и уверенно раскладывает конверты на отдельные аккуратные стопочки. Ему было совершенно непонятно, по каким критериям совершается отбор.
Самая большая стопка была отбракована. Ксения взяла в руки маленькую — всего несколько писем — и подала Александру.
— Вот, — сказала она уверенно. — С этими стоит поработать.
Александр принял отобранные Ксенией конверты — их было всего три — и тут же стал перечитывать. Но как ни старался, ничего особенного в них он не увидел, почти такая же «пурга», как и во всех остальных посланиях.
Ксения потянулась в кресле, поднялась и пошла варить кофе. Александру очень хотелось чего-то выпить, но надежда, что Ксения что-нибудь предложит, была крайне слабой.
— Тебе покрепче? — крикнула из кухни Ксения.
— Самый крепкий! — бодро уточнил Александр. — Слабый кофе — не питие для мужчины.
Он попытался дать ей понять, что выпил бы не только кофе, но Ксения, конечно, проигнорировала его «тонкий» намек. Через пару минут она вынесла на круглом металлическом подносике две чашки и какое-то мелкое сухое печенье в вазочке. Александр незаметно вздохнул.
— Ты немного зациклился, — сказала Ксения, усевшись на свое прежнее место. Ее колени, обтянутые тонкой сиреневой тканью легких домашних брюк, чуть не касались его ног. Впрочем, они были давние, слишком давние знакомые, чтобы придавать этому какое-то значение. — Ты читаешь эти письма как профессиональный журналист и пытаешься выловить в каждой фразе глубокий смысл. А это — обыкновенные женщины, далекие от писанины. И слава Богу! Сам же говорил: два творческих человека в одной семье — это гремучая смесь.
— Думаю, до семьи дело не дойдет, — сказал Александр, осторожно принимая кофейную чашку. Чашка была маленькая, пугающая своей беззащитной изящностью, и смотрелась в его неуклюжей руке по меньшей мере странно.
— Но ты же не дашь голову на отсечение, что это возможно? А, нет? Посмотри на меня, я вообще не собиралась подавать это объявление. Но я не хочу врать, что если мне попадется что-нибудь стоящее, то я стану отказываться от замужества.
— Ну, вообще-то я тоже не собирался… — промямлил Александр, почему-то расстроенный прямолинейным признанием Ксении.
Она не оставила ему возможности увильнуть: нужно было в ответ на ее искренность говорить только правду, еще раз правду и одну только правду. А правда была цельна и проста, как огурец: если бы судьба подбросила ему шанс и он действительно встретил бы женщину, которая подошла ему, если бы он влюбился и она смогла полюбить его, то он не то что пошел — он побежал бы за этой женщиной на край света, даже не спросив, далеко ли до него добираться. Чуть больше чем неделю назад он сам сказал Ксении, что шансов на встречу со стоящим партнером почти нет, но за это время многое передумал и решил, что «почти» и «чуть-чуть» очень часто играют в жизни решающую роль.
— Ну вот! — обрадовалась его замешательству Ксения. — Значит, все нормально. Первый этап пройден, женщины готовы, ждут.
Она уверенно ткнула тонким пальцем в маленькую стопку отобранных писем.
— Почему эти? — спросил он, опять удивляясь выбору Ксении.
— Что-то в них есть, — уверила она. — Не знаю, что именно, но есть. Чувствую.
— А я не чувствую, — озадаченно признался Александр. — И вообще, ты так хорошо знаешь, что мне нужно?
— А что тебе нужно?
Наконец-то она додумалась спросить об этом самого Александра. Но все-таки это оказался напрасный труд, потому что он не нашелся что ответить и неуверенно переадресовал вопрос обратно:
— А что мне нужно? — и посмотрел на нее растерянно.
— Вот! — сказала Ксения многозначительно. — Ты понял? Если бы ты точно знал, что тебе нужно, то и проблем таких не возникло бы.
— Ну, ты совсем! — не выдержал Александр. — В конце концов, я не мальчик и как-то представляю…
— Ну-ка, — заинтересовалась Ксения, — поделись своими соображениями. Что нужно мужчине, например, такому, как ты? Только все начистоту, хорошо? Я послушаю, для меня это тоже будет полезно.
Ксения поудобнее устроилась в кресле, потом вдруг сорвалась, побежала на кухню, торопясь, сварила еще кофе.
— Будем курить здесь, — разрешила ему и себе такое удобство. — Разговор важен для обоих, к тому же он чрезвычайно интересен. Не будем отвлекаться и доставим себе дополнительное удовольствие.
Они закурили и некоторое время сидели молча. Александр собирался с мыслями, Ксения давала ему время подумать.
В общих чертах он, конечно, представлял, какая женщина ему бы подошла. Но, собрав воедино все свои мысли по этому поводу, все эти требования красоты, ума, доброты, верности, порядочности, преданности, понятливости и т. д., он вдруг понял, что его требования в общем-то очень мало отличаются от претензий женщин, ищущих сказочного принца. Отличие было разве что в том, что он хотел видеть спутницей своей жизни принцессу из сказки. Высказывать подобные желания вслух было по крайней мере несерьезно. Он прошелся по пунктам, пытаясь определить, что он мог бы «переморгать» в близком человеке, с чем смог бы смириться, но ни один из пунктов не желал выпадать из списка. Ксения смотрела на него внимательно, вероятно, пытаясь угадать ход его мыслей. Александру пришло в голову не оглашать ей весь список, дабы избежать колких насмешек и так любимых ею нравоучений, но он сразу же отбросил эту мысль. Кого-кого, а Ксению ему не обмануть. Лучше уж промолчать.
— Ясно, — сказала Ксения, когда пауза затянулась уж слишком надолго. — Хочу того, не знаю чего…
— А ты знаешь? — вдруг окрысился Александр. Ему в очередной раз стало неприятно, что Ксения видит его насквозь.
— Я — знаю. Я знаю, чего хочу я, чего хочешь ты и чего хочет каждый нормальный человек.
— И чего же, о Всезнающая? Может быть, откроешь человечеству незрячие очи? — уже ехидно вопросил Александр. Конечно, это была защита, которой он пытался скрыть свою уязвимость и те самые комплексы, о которых вроде бы шутя написал в объявлении. Но, вероятно, Ксения уже научилась различать его настроения, потому что нимало не оскорбилась тоном, которым он произнес свою тираду. — Только имей в виду, — предупредил он, — все люди — разные и разного же хотят.
— Я знаю, — спокойно сказала Ксения. — Все люди разные. Но в этом хотят только одного. Первое — чтобы их по-настоящему любили. А второе — любить самому. По-настоящему, Ксения начала действовать ему на нервы. Что она знает о любви? Когда дело касалось каких-то профессиональных проблем, он еще терпел ее нравоучения. Честно говоря, во многих случаях доводы Ксении оказывались не так глупы, как он сам пытался их иногда представить. Это была чистая защита, попытка сохранить собственное достоинство в случае, если что-то недодумал или упустил. Кажется, Ксения это понимала и даже особо не обижалась.
Жизнь научила Александра держать в отношении к женщинам «глухую защиту». Он никогда не был женоненавистником, напротив, чувствовал, что без женщины жизнь мужчины, во всяком случае, его — точно, обеднена и безвкусна. Бог свидетель, он старался. В течение всех этих лет он хотел, любил, ценил, боготворил… Но все это почему-то заканчивалось разрывом.
Ксения, которая всегда знала что к чему, как-то объяснила ему, что он никогда не любил женщину больше, чем свою «печатную машинку», как он называл компьютер, с помощью которого писал свои статьи. По его мнению, одно другому совершенно не мешало. В конце концов, он не видел причины, по которой эти две, абсолютно разные, любви не могут совместиться.
— Не могут, — категорически сказала Ксения. — И не вини женщин. Это ты оставил их. — И повторила: — Ради своей «печатной машинки».
В этом Александр был не согласен с Ксенией абсолютно. Конечно, она не могла знать всего, но инициатором разрыва отношений с ним почти всегда выступала женщина.
— Нормальные женщины этого не прощают. Поэтому уходят, — как-то очень грустно, что вообще было не в ее характере, сказала Ксения. И вздохнула. — Впрочем, как и нормальные мужики.
Она развела руками: дескать, что поделаешь! И вдруг рассмеялась. Смех был звонкий, но Александр почему-то засомневался в том, что он искренний.
Он вспомнил анекдот о физике-фанате. Жене этого бедолаги надоели постоянные восхищенные отзывы мужа о каком-то его новозеландском коллеге.
— Или я, или он! — не выдерживает жена. «Жену я себе всегда найду, а вот как у этого новозеландца голова работает!» — подумал физик.
Наверное, физику было легче, во всяком случае, его уверенность в том, что он не останется один, вдохновляет. Впрочем, уверенность уверенностью, но как события развивались дальше, покрыто мраком. Вполне вероятно, физика не выдержала ни вторая, ни третья, ни все остальные жены.
Труднее всего было то, что отношение Александра к этим двум «любовям» — к женщине и к «печатной машинке» — было не однозначно. Влюблялся он страстно, до самоотречения. Горел, кипел, бурлил, страдал, в общем, делал все, что полагалось делать в таком случае влюбленному. А любовь к «печатной машинке» существовала тихо и абсолютно спокойно. Она почти никак не проявляла себя внешне, но это был железобетон, гранит. И он не мог «кончиться», как это происходило с его влюбленностями.
И это было больше его самого, потому что, жарко любя женщину, он был способен отречься от себя, а вот от своей «печатной машинки» — нет.
Но чувство любви к женщине было концентрацией почти всех чувств, оно было ярче, острее всего остального, и потому его хотелось всегда. Хотелось не просто спасения от одиночества и не только секса — хотелось именно ЛЮБВИ.
— Несчастные мы с тобой люди, — сказала как-то по этому поводу Ксения. Кажется, это было тогда, когда ее бросил бойфренд из рекламного отдела.
Александр поморщился, но спорить не стал.
И настал день. Вернее, настал вечер. Целый день Александр и Ксения добросовестно делали вид, что ничего особенного не происходит и произойти не должно. Он рьяно барабанил на компьютере материал, она с утра повертелась в редакции в своем огненно-желтом костюмчике и улетела на интервью с чемпионом страны по дзюдо.
Александр перечитал написанное. Статья о пригородном тепличном хозяйстве не вдохновляла. И вряд ли кого способна была увлечь. Поскольку написана коряво и сухо.
Александр вздохнул и бросил последнюю распечатку в стол, чтобы вернуться к ней завтра. Сегодня его голова была плотно забита личными проблемами и не способна была втиснуть хоть одну более-менее приличную постороннюю мысль. Александр вздохнул еще раз: дожить до того, чтобы воспринимать мысли о работе — в рабочее же время — как посторонние!
Он то и дело поглядывал на огромные часы, висевшие над дверью. Обычно он жаждал, чтобы стрелки часов двигались быстрее, ибо это приближало конец рабочего дня. Лучшим «кабинетом» для него была его собственная квартира — там можно было работать в спортивном костюме и домашних шлепанцах, лечь спать, когда захочется, и встать в полвторого ночи, чтобы закончить «горящую» статью. Сейчас же он хотел обратного — чтобы стрелки на часах двигались помедленнее. На это у него были две причины. Первая: сегодня вечером он должен был встретиться с Наташей, женщиной по объявлению, чье письмо попало в «призовую тройку», и он чувствовал себя совершенно неготовым к встрече. И вторая: Ксения должна была «снарядить» его на свидание — помочь выбрать одежду, цветы, конфеты, словом, поддержать морально. А Ксения задерживалась.
Еще полчаса привели к тому, что Александр засомневался, что Ксения вообще появится. Хотя он всегда был уверен в том, что слово, данное Ксенией, — закон. Александр, о котором в редакции говорили как о хорошем интервьюере, мог с точностью до пяти минут определить, сколько времени могло занять ее интервью. Конечно, случаются разные непредвиденные обстоятельства. Например, чемпион запросто мог пригласить ее выпить чашечку кофе в ближайшем ресторанчике. Сегодня Ксения выглядела особенно хорошо, он заметил это своим посторонним, но все же мужским глазом. Надо думать, что у дзюдоиста глаз на хорошеньких женщин наметан не хуже.
Примерно через час Александр почувствовал сильнейшее раздражение. В конце концов, за это время можно было выпить два литра кофе плюс энное количество спиртных напитков. Все-таки на женщину надеяться нельзя, сколько раз жизнь учила его этой простой истине, а он сопротивлялся и пытался доказать обратное. Но сегодняшний случай убедил его окончательно. Ксения явно наплевала на его проблемы. Вероятно, гений дзюдо неплохо кувыркается не только на татами, но и в постели.
Стрелки двигались с устрашающей быстротой, и он вынужден был решить, что готовиться к встрече совсем не обязательно. Если он придет такой, как есть, по крайней мере это будет честно.
Он уже выключил компьютер и раздраженно искал ключ, чтобы закрыть кабинет, как дверь распахнулась и на пороге появилась запыхавшаяся Ксения.
— Слава Богу, я не опоздала. Представляешь, их спортзал находится у черта на куличках! А этот чемпион такой «болтун», ну просто редкостный экземпляр!
«Болтунами» на журналистском жаргоне называются люди, из которых каждое слово приходится тащить клещами.
Он сразу же забыл свое раздражение и, не допуская, чтобы она прошла в кабинет, чуть ли не силой выпихнул ее обратно в коридор:
— Поехали!
— Не дергайся! — Ксении в конце концов надоели его нервные вздохи и прерывистые движения. — Еще уйма времени.
— Полчаса для тебя — уйма?
Она не стала спорить, только посмотрела на него жалостливо. Впрочем, слава Богу, ничего не сказала.
Александр понимал, что все-таки права Ксения, а не он, но ничего не мог с собой поделать. Все случилось как-то слишком быстро. Нет, внешне он был готов к встрече. «Хоть сейчас под венец», — съязвила Ксения, довольно оглядывая его с ног до головы. Она, сидя на диване в его «берлоге», руководила сборами, и результат — Александр был вынужден это признать, бросив последний взгляд в зеркало, — получился довольно неплохой. Темные волосы и смуглый цвет лица отлично гармонировали с красной водолазкой, на которую Ксения, помаявшись, дала разрешение. Легкая черная куртка с приподнятыми плечами и «погончиками» делала фигуру мужественнее.
В подземном переходе они застряли. Ксении непременно хотелось, чтобы он купил цветы «со значением», но выбор был не ахти: приевшиеся герберы и мелкие цветочки, напоминающие ромашки, причем самых неестественных тонов, каких в природе попросту не бывает. Александр даже потрогал пальцами лепестки, проверяя, не искусственные ли они, но цветы были самые что ни на есть живые, вероятно, покрашенные каким-то хитромудрым способом. Идти на первое свидание с крашеными ромашками было неприлично.
— А что символизируют герберы? — с надеждой спросила Ксения толстую тетку, которой, по всей видимости, было наплевать на всякую символику, поскольку ее мучил флюс. Ксения никогда не стала бы покупать цветы у такой продавщицы, но другой в переходе не было.
— Любовь, — глухо отозвалась тетка, придерживая толстую щеку.
Действительно, что еще могут символизировать какие бы то ни было цветы, особенно когда других на горизонте не наблюдается? Ксения покопалась в ведерке и выбрала несколько, с крепкими длинными ножками. Тетка, страдая, завернула их в блестящий целлофан и украсила сверху золотистой ленточкой. От такой безвкусной упаковки цветы только проиграли, но нести в руках голые стебли было неудобно. Тем более не хотелось расстраивать тетку, которая, несмотря на зубную боль, очень старалась. Правда, как только они вышли из перехода, Ксения все же выдернула из букета золотистую ленточку.
Возле них тормознуло такси.
— Едем, — согласился Александр, хотя до ресторанчика, в котором они договорились встретиться с Наташей, было рукой подать.
Ксения посмотрела на него ободряюще и полушутливо перекрестила.
— …и тогда я отбросила наконец все сомнения и решила вам написать…
Он смотрел в огромные глаза Наташи и не верил, что все это происходит с ним.
Черт возьми, если бы он додумался до этого раньше! Стоило изнывать от одиночества, если всего-то и делов — написать такое-сякое объявление, отнести в газету и уже через неделю встретиться с такой женщиной! Наташа была не просто красива, она была изумительна. Александр даже растерялся, когда увидел, как она вошла в зал и, осмотревшись, направилась к его столику. Она была похожа на богиню, потому что только богиня может быть так идеальна. Высокая, стройно-гибкая, с длинными светлыми волосами, она не шла, а дефилировала. И когда остановилась возле Александра, его попросту втянуло в невидимое сладкое облако ее духов. Она протянула ему руку — ажурный браслет белого металла был широковат и делал ее тонкую руку еще тоньше. Александр взял ее теплые пальцы и почти сразу же пожалел, потому что пока невозможно было задержать их в своей руке.
Он сделал заказ и теперь мучился, стараясь выглядеть достойно и одновременно быть веселым.
«Только никаких шуточек!» — напутствовала Ксения, и теперь он впервые признал, что она была права. Солдатский юмор, из которого состоял его репертуар, здесь был явно не к месту. А что было к месту, он еще не разобрался.
— Может быть, это и рискованно. — Наташа улыбнулась, и Александр поразился обаянию ее ослепительной улыбки. — Я имею в виду откликнуться на объявление в газете. Но знаете, — она доверительно нагнулась к нему и приглушила голос до шепота, — я так люблю риск! Когда не знаешь, что тебя ждет, это всегда интересно, правда?
Александр хотел сказать, что, встретившись с ним, Наташа не рискует абсолютно ничем. Но, подумав, решил промолчать: вдруг как после этого неосторожного признания ей станет неинтересно? Поэтому он только прищурил глаза и, откинувшись на спинку стула, загадочно улыбнулся.
Официант принес вино, и пока его опытная рука наполняла бокалы, Александр ловил свое отражение в темном стекле бутылки, пытаясь определить, соответствует ли его внешний вид Наташиному хоть приблизительно. Ему удалось рассмотреть только нечеткий силуэт и яркое пятно водолазки, и это его расстроило. Шутливая поговорка, что мужчина должен быть лишь чуть симпатичнее обезьяны, которой он часто пользовался, здесь явно не проходила.
«Ты не из смазливых красавчиков, — сказала как-то Ксения. — Но вполне». Правда, расплывчатое «вполне» она не расшифровала, но в ее устах, источающих в его адрес чаще яд, чем мед, и это прозвучало наивысшей похвалой.
Официант закончил разливать вино, и Александр спохватился. На какое-то мгновение ему даже стало смешно: надо же, чем озаботился! Но почти сразу же он пресек ехидную насмешку, которая по привычке начала выползать из его нутра. Да, рядом с Наташей нельзя себе позволить «выглядеть обезьяной». Может быть, у него прибавится проблем, но зато он ко всему прочему приобретет отличный стимул держать себя в форме.
Он поднял бокал за тонкую ножку и приблизил к Наташиному.
— За что? — оживленно спросила она, не спуская с него искрящихся глаз.
— За вас, — стараясь тоном компенсировать неоригинальность тоста, сказал Александр.
— За меня, — довольно согласилась она и отпила из своего бокала. — О, «Французский бульвар»! Мое любимое. Знаете, я все-таки прихожу к выводу, что я — умница. Взять и вот так в одночасье перевернуть в своей жизни все!
Александр сделал небольшой глоток терпкого красного вина и скромно отставил бокал в сторону.
— Но вы ведь настоящая женщина? — Это был полукомплимент, который ни к чему не обязывал. Для полного он пока еще не созрел.
— Как было заказано в объявлении! — кокетливо-радостно поддержала она.
— И сколько стоил заказ? — мрачным тоном поинтересовались за спиной Александра.
Александр хотел оглянуться на интересующегося и указать ему, что вмешиваться в конфиденциальный разговор по крайней мере невежливо, но почувствовал, как мощная рука с силой опустилась ему на загривок. В таком положении, не разобравшись в ситуации, указывать что-либо было неразумно. Стараясь не согнуться под давлением, Александр взглянул на Наташу и увидел в ее глазах панический ужас.
— Какого черта? — пытаясь освободить свой загривок, сказал он. — Хлебнул лишнего?
— Сейчас вы у меня оба нахлебаетесь, — мрачно пообещали сзади. — «Французский бульвар» не обещаю, а вот соплей наедитесь досыта.
Наташа напротив будто вросла в свой стул. Александр успел заметить ее жалкий растерянный вид — она вся съежилась, позеленела и стала похожа на тряпичную куклу с нарисованными глазами-озерцами. Пышные волосы, которые поразили его, когда она только вошла в зал, сейчас повисли тонкими, какими-то неопрятными прядками. Александр напрягся и сделал рывок.
— Не дергайся, падла! — предупредили сзади. Сильный тычок под лопатку показал Александру всю серьезность намерений говорившего.
Ничего страшного с ними случиться не могло. Время было почти «детское» — около девяти, они сидели в ресторане на центральной улице города… Второй тычок вывел Александра из себя. Он собрался и, всем телом откинувшись назад, попытался нанести резкий удар локтем… Сзади ударили по предплечью, и оно повисло плетью — то ли от боли, то ли было сломано. А Александр в следующее мгновение хряснулся лицом об стол. Початая бутылка «Французского бульвара» с глухим стуком упала и разлила по белой скатерти свое содержимое. Александр снова ощутил на губах терпкий вкус вина.
— Ах ты, сволочь… — сказал он, с трудом выпрямляясь.
То, что он увидел, поразило его. Перед ним был не отморозок, не тупой «бычара», не перепившийся мужик. Идеальный, в представлении Александра, денди смотрел на Александра брезгливо и злобно. Парень был высок и накачан. Александр перевел взгляд на Наташу, почувствовав, что это не «обознатушки», как он было подумал в самом начале. И этот «денди» имеет к Наташе самое непосредственное отношение.
— Валера… — подтвердила она догадку Александра дрожащим голосом. — Ну что ты, Валера? Ну не надо, успокойся, ну я прошу тебя…
— Пшли, скоты… — Пока Александр пытался прийти в себя, Валерий схватил Наташу за рукав, резко дернул и толкнул к выходу. — И ты, мразь…
Обращение — явно к Александру.
Несколько человек в зале старательно делали вид, что не замечают происходящего. Исключая официанта, во взгляде которого читалась взволнованность. Но она исчезла сразу же, как только Валерий, на ходу достав плотный бумажник, не глядя бросил купюру на первый попавшийся столик.
Уже возле входной двери Александр подумал, что сглупил. Можно было бы не выходить из зала, попросить бармена позвонить по 02… Но все получилось почти мгновенно, он не успел сориентироваться. К тому же Валерий, не останавливаясь, волок Наташу к выходу, и оставить ее Александр не мог.
В нескольких метрах от входа — «мерседес», «серебристый металлик».
— Иди к черту! — Наташа вдруг взрывается и повисает на руке Валерия всей тяжестью, показывая, что дальше идти не хочет. — Что ты себе позволяешь?
— Я? — Валерий не собирается прекращать движение. Но ему тяжело, и он наконец выпускает Наташу из рук. — Это я себе позволяю? Ты что, идиотка?
— Не твое дело! — визгливо орет Наташа, и ее лицо становится похожим на лицо базарной торговки, выясняющей отношения с покупателем. — Шпион! Какое твое собачье дело?
— Ну, милая… — удивленно говорит Валерий. — По-моему, ты совсем зарапортовалась. Кажется, это я застал тебя с любовником…
— К черту! Я твоих любовниц не считаю! — Это уже не Наташа, а разъяренная фурия, готовая вцепиться когтями в лицо справедливо оскорбленного мужа.
Александр чувствует себя кретином.
— Ты хочешь посадить меня на цепь? А сам плавать в бассейне со своими красотками? Или ты предпочитаешь сауну? Мне донесли, не беспокойся. Кстати, твои же друзья…
— Наташа…
— Пошел ты, — говорит она и садится прямо на кромку дороги.
В короткой юбке не совсем удобно, и она, не обращая внимания на Александра, широко расставляет ноги. Александр краем глаза замечает черное кружевное белье и быстро отводит взгляд. Наташа хлопает изящной ладонью по сумке, которая болтается на плече, и достает сигареты и зажигалку. Закуривает длинную тонкую сигарету.
— Ты — ничтожество, — презрительно-устало говорит она Валерию. — Ты ничего не стоишь без моего отца, без его денег!
— Может быть, я ничего и не стоил без него, — саркастически соглашается «денди». — Но сейчас он ничего не стоит без меня. И ты это знаешь.
— Ты вынудил его ввести тебя в совет директоров! — выкрикнула Наташа. — Ты его шантажировал!
— Ну так что же? — искренне удивился Валерий. — Если бы не я, это сделал бы кто-нибудь другой. Ценная информация никогда не пропадает. Кстати, это твой папочка первый раз привел меня в ту сауну…
— Подлец! Ты изменял мне, начиная с первого дня нашей жизни!
— Ну а ты, конечно, святая! Назвать тебе всех твоих… фаворитов? Нет, назвать?
Александру стало скучно слушать перебранку. Он сделал шаг и взял Наташу за плечо. Она дернулась и сбросила его руку, вероятно, подумав, что это Валерий.
— Идемте, Наташа, — стараясь говорить как можно увереннее, сказал Александр. — Поднимайтесь, я вас поддержу.
Наташа подняла голову, посмотрела на него долгим взглядом, будто стараясь припомнить, кто перед ней. Наконец глаза ее прояснились.
— А, идите вы все к черту! — сказала она и далеко отбросила сигарету. — Праздник жизни не удался, актеров прошу удалиться.
Опершись о бордюр, она поднялась и, качаясь на тонких каблуках, пошла к машине. Валерий последовал за ней.
Остановить наконец будильник, открыть глаза, потянуться, напрячь затекшие за ночь мышцы — ах, как сладко! Откинуть одеяло — раз-два, встали! Коврик под ногами мохнатый, щекочет длинным ворсом кожу между пальцами. Форточку пошире, после коротенькой, в несколько упражнений, зарядки — душ, теплый, мягкий, похожий на летний дождичек. Потом быстренько-быстренько наносим макияж для улицы, румяна из тюбика — два нежнейших пятнышка на скулы. Мельком выглянуть в окно — погода, как и ожидалось, замечательная. Взять приготовленный с вечера костюмчик, простенький, но со вкусом, безусловно, от Зайцева. Еще несколько взглядов в зеркало — прелесть, чудо, диво! Мужчины в метро оглядываются: «Девушка, что вы делаете вечером?» На кухне чайник свистит тонко-тонко, омлет начинает подниматься, и корочка у него желтая, как утреннее солнышко…
Будильник перестал звонить самостоятельно. «А теперь встаю, — приказала себе Ксения. — Нужно». Она подтягивает ноги к животу и сбрасывает одеяло. Уже сидя, думает, можно ли назвать это движение зарядкой, и решает, что даже нужно — все равно ничего другого не успеть. «Опять с понедельника!» — думает о себе с раздражением и одергивает ночную рубашку, потому что не любит смотреть на свои ноги. Слава Богу, выглядят они пока еще прилично, но до совершенных ножек голливудских див им далеко. Хотя если бы она нашла в себе силы и позанималась немного…
Утром время летит фантастически быстро. Поэтому сначала на кухню — включить чайник и вывалить на сковородку вчерашние макароны, а потом уже в ванную. В ванной почистить зубы, успешно обходя щеткой начинающую крошиться пломбу (в понедельник обязательно записаться к врачу!), умыться, досадуя на то, что смеситель опять протекает и в мыльнице одна слизь…
Макароны подгорели и припахивают — в который раз утешить себя тем, что «мы — не рабы», в данном случае — желудка.
И так — каждый день…
Перед подачей объявления Ксения вырвалась из-под чуткого руководства Александра и еще раз переписала текст. Беспроигрышную, как тот уверял, фразу «хорошая хозяйка» она заменила на честную — «некоторая рассеянность в домашних и житейских делах», вместо «покладистого характера» предложила «увлечение литературой», а «умение создавать уют домашнего очага» отнесла на последнее место и нейтрализовала «романтичностью».
После опубликования объявления Александр посмотрел на нее непонимающими глазами, хотя, надо отдать ему должное, ничего не сказал. А Ксения стала ждать.
Каждый день, возвращаясь с работы, она нетерпеливо терзала голубой почтовый ящик. Но ящик с грустным постоянством выдавал только сложенные вчетверо газеты и один раз напомнил квитанцией, что давно пора платить за квартиру и свет.
Первое письмо пришло через неделю. Голубой ящик, сжалившись над Ксенией, выдал ей один тонкий конверт.
Мужчину, откликнувшегося на ее объявление, звали Алексеем. Женат он никогда не был, судя по письму, по причине все той же рассеянности в житейских делах, о которой упоминала в своем объявлении и Ксения. Алексей был учителем музыки по классу фортепиано, педагогом пригородной школы-интерната. Первая половина его письма была о музыке, вторая — об еще одном увлечении — рыбалке. Чем еще заниматься холостому мужчине? Прочтя его послание, Ксения поняла, что рыбалка, в сущности, была для Алексея той же музыкой. И раннее, только что зародившееся утро, и желтые распускающиеся кувшинки на воде…
Они обменялись двумя-тремя письмами, и Ксения уже предчувствовала, как утрет Александру нос со всеми его высосанными из пальца «теориями» о невозможности сосуществования в семье двух творческих людей. Но Александру о своих соображениях она на всякий случай не сообщила. Даже для предварительных выводов необходима была личная встреча.
В одну из ближайших суббот, в оговоренное время, Ксения притаилась напротив остановки автобусов в маленьком кафе с прозрачной витриной. Чтобы не привлекать к себе особого внимания, она заказала сок. Ксения допивала уже третий стакан экзотического ананасового и внимательно изучала ЕГО.
Он стоял неподалеку от автобусной остановки, между окрашенным в серо-зеленый крокодиловый цвет киоском и ощетинившимся остатками облупившейся краски мусорным баком. Бак привлекал крупных, красивых зеленых мух. Несколько изумрудных красавиц временами перекидывались на его авоську, из которой чуть ли не до земли свисал мощный, мокро блестящий хвост живой рыбины, и он спокойно отгонял их. Ксения ревниво наблюдала, с каким интересом вскидывает он голову вслед проходящим женщинам, и жалела, что не послала вместе с письмом фотографию. В конце концов она решила выждать еще пять минут (чтобы не показалось, что слишком торопилась на свидание) и выходить.
В этот момент он подобрался и двинулся за высокой, выкрашенной в тревожный красноватый цвет женщиной. Ксения со всех ног бросилась к выходу. Посетители с немым удивлением посмотрели ей вслед.
Остановившись на пороге кафе, Ксения видела, как он объяснял что-то высокой женщине, улыбался, показывая на свою необыкновенную рыбину. Слов слышно не было, но женщина так резво мотала головой из стороны в сторону, что волосы захлестывали ей щеки.
Он вернулся на свой боевой пост и снова стал усиленно вглядываться в проходящих женщин. Ксения решилась. Она подошла к нему и встала рядом.
И тут случилось то, чего она никак не могла ожидать. Он скользнул равнодушным взглядом по ее прическе (полтора часа в парикмахерской), нарядному костюмчику, новой сумочке, купленной вчера к случаю за сумасшедшие деньги, и отвернулся.
«Не понравилась!» Пока Ксения приходила в себя, он опять подобрался и окликнул красивую женщину с густой сединой в прическе:
— Мадам…
«Мадам» не услышала, а Ксения сразу возненавидела ее красивое лицо. Чтобы не дать Ему пойти за этой женщиной, плохо соображая, что делает, Ксения сделала еще шаг и очутилась прямо перед ним, лицом к лицу.
Он с удивлением посмотрел на нее, а Ксения, к ужасу своему, почувствовала, что губы ее растягиваются в глупейшую улыбочку, но, как ни старалась, ничего не могла поделать с этой резиновой гримасой. И когда он, наконец-то начав что-то понимать, посмотрел на нее добрыми-добрыми глазами и улыбнулся широко, открыто, ласково, она почувствовала облегчение и такую благодарность к нему, на которую только была способна.
И потом, когда они начали говорить, она все время была ему благодарна. Алик (он сразу сказал, что она может называть его так) вел себя просто и тактично. Он понимал, что для нее, женщины, упоминание об объявлении было бы неприятно, а потому не вспоминал ни о газете, ни о письмах. Все выглядело так, будто они случайно встретились на остановке. Больше говорил Алик. Он увлекался еще и современной музыкой и обладал массой информации. Казалось, он знал все о современных группах, и через полчаса Ксения могла бы толково объяснить разницу между хард-роком и поп-артом.
Разговаривая, они прошли несколько улиц и очутились у дома, где жила Ксения.
— Здесь я живу, — сказала она и опустила глаза.
Это была одна из самых сложных проблем, которую она так и не смогла решить самостоятельно: прилично ли сразу пригласить его в дом, где она, преодолев-таки «рассеянность в домашних делах», приготовила царский ужин для двоих, или вначале следует прогуляться, например, в парке?
И Ксения опять была благодарна Алику за то, что, выслушав ее робкий лепет, он с удивительной простотой взял ее под руку и свернул к подъезду…
Утром Ксения, повернув голову набок, долго рассматривала его тонкое удлиненное лицо с изящными чертами, нежное углубление виска с маленькой беспокойной венкой и темно-коричневое, с неровными краями, родимое пятнышко на шее повыше ключицы…
Наверное, от этого ее пристального взгляда он заворочался, смешно поморщился и отвернулся к стене. Ксения осторожно вынула руку из-под одеяла, погладила ладонью воздух над его крепким загорелым плечом и с радостью, грозившей прорваться мучительно счастливыми слезами, ощутила густое тепло его сонного тела. Она полежала еще минутку и, стараясь придать своим движениям воздушность, поднялась. Поглядывая на его спину из-за дверцы шкафа, надела свой лучший халатик веселенькой весенней расцветки и выскользнула из спальни.
Рыбу она вчера сунула в холодильник. Сейчас, подвязавшись новым клетчатым фартучком с кокетливым цветочком на кармашке, она принялась ее чистить. Когда масло затуманилось сизым дымком и крупные куски рыбы были уложены на сковороде, в дверь позвонили. Ксения убавила огонь и, пришлепывая тапочкой с пушистым красным помпоном, побежала открывать.
На пороге стоял мужчина в светлом сером костюме с букетом оранжевых лилий и серьезно смотрел ей прямо в глаза.
— Это вы! — сказал он Ксении уверенно.
Она в растерянности кивнула, но все же спросила:
— Вы ко мне?
— К вам.
Мужчина переступил с ноги на ногу и, вспомнив о цветах, протянул Ксении. Ксения взяла букет, а мужчина вдруг стал извиняться.
— Вы вчера, наверное, бог знает что подумали, — сказал он, не зная, куда девать освобожденные руки. — А я не смог, у нас неожиданно перенесли смотр. Мальчишки мои так готовились… А сегодня я на первом автобусе…
— Вы к кому? — спросила Ксения, почуяв неладное. Это были те несколько секунд, когда она могла еще на что-то надеяться.
— Я — Алексей.
Ксения надеяться перестала, но молчать продолжала. Потом, пытаясь освоить непонимающий вид, спросила:
— Ну и что? Мужчина забеспокоился:
— Это дом двадцать восемь?
— Двадцать восемь, — подумав, подтвердила Ксения.
— Квартира восемнадцать? На двери был номерок.
— Вы давали объявление в газету?
— Нет. — Ксения решила, что чем тверже она это скажет, тем будет лучше. Она поколебалась и сунула ему обратно букет. — Никакого объявления я не давала.
На кармашке фартучка налипла рыбья чешуя, и она стала сосредоточенно ее счищать. Оба стесненно молчали.
— Неужели… — сказал наконец Алексей-2. — Неужто пошутил кто-то?
— Очень может быть, — охотно откликнулась Ксения, продолжая сосредоточенно отколупывать чешую, которая никак не хотела отлепляться. — Шутников сейчас хватает.
— Извините, — стал прощаться Алексей. — Простите, что побеспокоил. И так рано… — Он развел руками и улыбнулся, показывая, что подсмеивается над собой. — До свидания.
— Всего хорошего.
Ксения закрыла дверь и, пока не стихли шаги на лестнице, стояла в коридоре и прислушивалась. Потом вернулась на кухню.
Алик уже встал, плескался в ванной. Вышел, она не обернулась. Он обнял ее за плечи, поцеловал мягкими теплыми губами в шею возле уха.
— Кто это был?
— Так, — сказала она ровным голосом. — Ошиблись.
— А я думал — твой милый друг. Ну, думаю, Алик, твоя песенка спета. Сейчас тебя запишут в парашютисты, но парашюта не выдадут. У тебя какой этаж?
— Послушай, — сдерживаясь из последних сил, а потому о-очень доброжелательным тоном сказала Ксения. — Алик — это от Алексея?
— Ну почему обязательно от Алексея? — удивился он. — Можно и от Олега, и от Александра. И даже от Леонида. Кому что нравится. Нас, Аликов, много. У тебя где телефон? Я позвоню.
Он прошел в коридор, набрал номер и через секунду взорвался такой буйной радостью, что Ксения засомневалась в реальности происходящего.
— Ален! Это я, Ален! Задержался. Отгул? Не состоялся отгул…
Далекая Алена, видно, не без основания, страдала подозрительностью.
— У Михаила. У Михаила, говорю… Как я тебе его позову, он в ванной.
Кажется, на том конце провода выразили готовность ждать, пока накупается Михаил.
— Слушай, — понизив голос до натурального шепота, проговорил Алик, — ты меня перед ребятами не позорь, поняла? И так каждый шаг проверяешь…
«Плохо проверяет», — безо всяких эмоций подумала Ксения.
— Через часик буду. — Алик положил трубку. Рыба была жирная и вкусная. Алик быстро уничтожал кусок за куском.
— Где такая водится? — не выдержав, спросила Ксения.
— Ха, водится! — хохотнул Алик. — На базаре водится и в магазинах водится. Еще в ресторане. Удалось вчера на кухне взять. Продать хотел, а тут ты…
Он перегнулся через стол и чмокнул Ксению в щеку. Помня, что Алене было дано обещание явиться через часик, Ксения стерпела.
Когда он ушел, она еще раз постояла за дверью, прислушиваясь, пока он дойдет до лифта. Потом приоткрыла дверь. На лестничной площадке на коврике сидел Арнольд, вопросительно глядя на нее преданными глазами. Потом вошел и, подозрительно озираясь и мягко поджимая толстые лапы, прошествовал на кухню.
Ксения взяла его миску и вывалила в нее из сковороды остатки рыбы. Арнольд обнюхал аппетитные куски и стал медленно, с достоинством есть. Скоро на газете остались только сухие зажаренные плавнички. А потом и их не стало.
— Ну и замечательно. Отлично! — с мрачным видом еще раз повторила Ксения.
Александру это начинало надоедать. Он понимал, что Ксении, с ее обостренным самолюбием, не хотелось признавать, что они были просто и элементарно «облапошены», но в тысячный раз переживать происшедшее — это было слишком. Однако, поразмыслив, он пришел к выводу, что лично ему это играет только на руку: во всяком случае, он оказался в дураках не один — теперь у него есть напарник.
— Я точно в таком же положении, — все-таки сказал Александр, всем своим видом показывая, что нисколько не расстроился из-за того, что судьба еще раз безжалостно ткнула его носом и в очередной раз наглядно продемонстрировала, кто есть кто в этой жизни. — Успокойся. Видишь, лично у меня никаких комплексов — сам дурак.
Ксения посмотрела на него внимательно, пытаясь определить, что он на самом деле думает: если «сам дурак» по своему поводу, то по ее?.. Он быстро опустил глаза.
— У тебя другое, — заверил он насквозь лживым тоном, который на ходу пытался выдать за искренний.
— Какая разница?
Они сидели за столиком под черно-белым полосатым «грибком» и уныло созерцали тающее шоколадное мороженое в пузатых металлических креманках. Хозяева кафе с «грибочками» явно просчитались. Полупрозрачный тент защищал от прямых солнечных лучей, но был изготовлен из воздухонепроницаемого синтетического материала, и под «грибком» стояла такая духота, что лучше уж жариться на солнцепеке. Ксения еще возилась с грязно-коричневой массой в креманке, а Александр давно отказался от попыток «охладиться». Он с удовольствием выпил бы холодного пива, но кафе было детским, и пива здесь не подавали. А затащить Ксению в пивной бар было нереально. Александр незаметно взглянул на часы и определил время, которое он может выделить на сочувствие ближнему. Правда, он не был уверен, что пятнадцати минут будет достаточно, чтобы вывести Ксению из депрессивного состояния, в котором она находилась после истории со своим «рыбаком». Но в конце концов, он ей не мать родная.
— Все, что ни делается, — к лучшему, — добродушно заключил он, предвкушая прохладу ближайшего полу-подвальчика, в котором пиво подается в настоящих пивных кружках, и уже ощущая вкус резкого холодного напитка, который вернет его к жизни.
— Не уверена, — мрачно возразила Ксения.
— А я уверен.
— Просто мы не сумели использовать ситуацию, — сказала она, продолжая тему «провала», которая беспрерывно мучила ее вот уже два дня. — Черт возьми, все было так просто, а мы, как два жалких идиота…
— Согласен. — Минутная стрелка на часах хоть и медленно, но все же двигалась. — Согласен с тобой на все сто — мы вели себя не лучшим образом. Но я не собираюсь делать из этого трагедию. Что, собственно, случилось? Мы «попали в муку»? Переживем! В этом мире, дорогая, — заключил он с мягкой улыбкой, — нужны даже такие жалкие личности, как мы.
— Ну, ты, может быть, и жалкая личность…
Он, собственно, и преследовал эту цель — разозлить Ксению. Злость должна была перечеркнуть ее депрессию и вернуть уже их обоих в привычную для них жизнь. Заодно выдернув из сумасшествия розовых мечтаний.
Но он не совсем достиг своей цели: разозлить Ксению ему удалось, но от безумной идеи отыскать счастье и погрузиться в него по самую макушку отказываться она явно не хотела. Он видел, как ее глаза стали проясняться, как вместо тоски в них зажглась иная страсть, прямо противоположная минувшему состоянию. Ксения как будто только сейчас хорошо рассмотрела креманку, обрадовалась ее содержимому и, наклонившись, чтобы не испачкать костюм, моментально и с аппетитом слопала шоколадно-сливочную жижу.
«Не слишком благоприятный знак», — подумал Александр, с надеждой поглядывая на часы. Но оставалось еще десять минут, которые, он чувствовал, играли уже не в его пользу. Он не ошибся.
— Где остальные письма? — спросила она, отбрасывая со щеки упрямую, как сама, пепельную прядь. — Надеюсь, ты их не выбросил?
И она посмотрела на него так, что Александр понял: скажи он, что выбросил письма, она заставила бы его полезть в мусоропровод, а если бы мусор вдруг уже «уплыл», то пришлось бы обращаться в ЖЭК, чтобы узнать, на какую именно помойку увезли драгоценные отходы.
— Зачем тебе эти письма? — подозрительно поинтересовался он.
— Твои письма нужны не мне, а тебе, — заявила Ксения.
— Да? — насмешливо от предчувствия надвигающейся грозы спросил он. — И что я с ними буду делать? Отклеивать марки, чтобы продать коллекционерам?
— Не суетись, — посоветовала Ксения, хотя он пока не двигался с места. — Что, собственно, произошло? Мы «попали в муку»? Переживем!
Она повторила его слова, и он уже знал для чего.
— Мы оказались в дураках? — лихорадочно продолжила она. — Это только на первый взгляд. Но мы окажемся настоящими дураками, если из-за какой-то гадости… — Она поморщилась и содрогнулась, вероятно, вспомнив «рыбака». — Если из-за какой-то гадости мы все бросим и не будем больше пытаться найти выход.
— Ну уж это черта с два! — бросил он, дабы пресечь давление с ее стороны, которое неминуемо надвигалось.
— Да! — твердо возразила она, глядя на него безумно вдохновленным глазом. На второй опять упала пепельная прядь.
— Нет, я сказал. — Александр как бы со стороны услышал свой решительно-раздраженный, даже угрожающий голос и в дополнение звучно припечатал ладонь к разогретому пластику стола.
— Да!
На них обернулось семейство, пиршествующее за соседним столиком. Лица двух карапузов были измазаны мороженым, а мамаши — выражало неодобрение.
— Мне пора идти, — сказал он, быстро взглядывая на часы.
До назначенного времени оставалось еще шесть минут, но он уже не ругал себя, что не выдержал. Какого черта он должен портить нервы и даже жизнь из-за какой-то ненормальной?
— Ты никуда не пойдешь, — заявила Ксения.
Александр поискал глазами официанта, но тот, по обычаю всех официантов, в самый нужный момент находился вне поля зрения.
— Ты не знаешь, сколько это может стоить? — нетерпеливо дергаясь и оглядываясь по сторонам, спросил он.
— Не знаю!
Александр порывисто выложил на столик две купюры и стал заталкивать остальное обратно в бумажник.
— Я всегда знала, что ты плохо закончишь, — презрительно сказала Ксения.
— Я что, уже умер? — нервно поинтересовался он.
— Почти, — загадочно произнесла она.
— Какого черта? — спросил он, перегнувшись через столик к ней и почти шепотом, потому что со стороны соседнего столика уже слышались недовольные замечания. — Какого черта ты ко мне пристала, спасительница? Спасай кого-нибудь другого, но меня оставь в покое! Я больше не хочу, чтобы меня осчастливливали! Я буду жить так, как я того хочу, и закончу так, как сумею!
— Я даже могу сказать, как это произойдет, — спокойно сообщила она.
— Вот этого — не надо! Я ничего не хочу знать. Все произойдет так, как нужно, и никак иначе.
— И это говоришь мне ты? — спросила она, глядя на него деланно-изумленными глазами. — Ты — журналист, у которого, по общему мнению, есть не только перо, но и голова?
— Именно поэтому я отказываюсь от этой безумной идеи. — Александр «придержал поводья».
Ксения правильно рассчитала, что комплимент его смягчит, и теперь ей оставалось только добить его.
— Вспомни материал, который ты давал в прошлом году.
— Который? — Он посмотрел на нее устало, но все-таки не смог ее обмануть — в этом взгляде пробивалась заинтересованность.
— Про тюрьму на острове.
Это действительно был один из его самых удачных материалов. Известно, что люди, оказавшиеся в опасной ситуации, ведут себя совершенно по-разному. И вот как-то психологи додумались провести эксперимент, доведя ситуацию до безвыходной. Участникам эксперимента — заключенным, которые находились в тюрьме на океанском острове, — сообщили, что через два часа на остров обрушится разрушительное цунами. А поскольку власти не могут освободить заключенных, тем остается только молиться, так как едва ли кто останется в живых. Естественно, все заключенные заволновались. А потом четко разделились — некоторые, немного подергавшись, смирились со своей судьбой и приготовились принять смерть. Вторая группа буйствовала до последнего — они стучали в двери, пытались вырвать решетки… Но самое интересное — через два часа из тюрьмы непостижимым образом бесследно скрылись трое заключенных!
— Ну и вот, — сказала Ксения, проследив по его лицу развитие событий на острове. — Ты ведь это написал?
— Мало ли что я написал? Ты что, никогда не писала «пурги»?
— Но ведь это не было «пургой»?
— Отстань, — попросил он. — Ты меня не уговоришь.
— Мне не нужно тебя уговаривать, мне нужно, чтобы ты понял!
— Я — не пойму! — жестко сказал он. — Я никогда не пойму, как можно надеяться построить свою жизнь по заявке в газете? Такие дела по заявке не делаются. Все, игра закончена. Пока.
Он поднялся, уже предчувствуя, как ядреные пузырьки пива впиваются в нёбо и лопаются, вызывая почти чувственное удовольствие.
Ксения не сказала своего обязательного последнего слова ему в спину, и это его насторожило. Сделав несколько шагов, он все-таки не выдержал и обернулся. Ксения сидела, низко опустив голову, и ему показалось, что она плачет.
Он запнулся, ругаясь про себя самыми последними словами, и это, как ни странно, облегчало ему душу.
— Иди, иди, предатель, — на удивление бодро сказала Ксения.
Она подняла голову — глаза ее были сухими и злыми. Александр выдержал ее взгляд и вернулся. Тяжело плюхнувшись в горячее пластиковое кресло, он достал сигареты и закурил.
— Однажды ученые проводили эксперимент, — сказала Ксения. — Они смешали песок с зерном и предложили смесь голодным обезьянам. Для того чтобы поесть, нужно было отделить зерна от песка. Одна обезьяна не справилась с задачей. Пустили к ней вторую — точно такую же голодную обезьяну. Вдвоем они тоже не справились. Сидят, голодают. Пустили третью — тот же результат. Стали запускать пятую, десятую, двадцать восьмую… Обезьяны как обезьяны, роются в песке, и только. Наконец запустили сотую обезьяну. Она подумала, подумала, а потом взяла сито, которое на всякий случай лежало неподалеку, и пошла просеивать песок! Случайность? Для чистоты эксперимента взяли другую группу обезьян. Одна обезьяна не справилась, две не справились, восемьдесят не справились… А сотая обезьяна взяла сито!
— Что ты этим хочешь сказать? — поинтересовался Александр.
— Как после этого сомневаться в том, что коллективный разум существует?
— Ясно, — сказал Александр. — Ты предлагаешь объединить наши мозговые извилины. Но учти, ты же сама сказала — две обезьяны не справились.
— Мы люди! Мы будем дополнять опыт друг друга. Во всяком случае, суммарная длина наших, как ты сказал, извилин намного больше, чем каждого из нас в отдельности.
— Сомневаюсь, что намного, — заметил Александр.
Ксения пристально посмотрела на него, пытаясь выяснить, что он имеет в виду: что если прибавить к решению проблемы ее мозговые извилины, то много не изменится? Или он наконец-то стал самокритичен? На всякий случай она ничего не стала спрашивать.
— Мы станем обсуждать не только каждый вариант, но и каждый шаг, — сказала она. — Я все продумала. Ты мужчина, поэтому не можешь хорошо понимать женщин.
— Честно говоря, я их вообще не понимаю, — признался Александр.
— Вот видишь! — почему-то обрадовалась она. — А я в таком случае могу предостеречь тебя — так как сама женщина и знаю все механизмы.
— Механизмы чего? — уточнил Александр.
— Женской психологии, — подумав, неуверенно сказала Ксения. — Не цепляйся к словам, ты понимаешь, что я хочу сказать. Мало того, я могу дать тебе кучу советов, как нужно вести себя в той или иной ситуации.
— Что-то в этом есть, — не мог не согласиться Александр.
— Не что-то, а очень много! Я считаю, что это гениальный выход. И кажется, беспроигрышный. Во всяком случае, я бы очень хотела, чтобы ты мне помогал. Вот смотри, если бы ты заранее узнал об этом Алике с его дурацкой рыбой, ты бы его «просчитал»?
— Может быть, — не стал много на себя брать Александр.
— А я в этом уверена!
— У меня было бы мало времени. Вы слишком быстро попрыгали в постель, — не удержался Александр.
— Черт возьми, он меня зазомбировал! — вспылила Ксения. — Я была растеряна. Ты понимаешь, что мне еще не приходилось встречаться с такими аферистами.
— Разве он тебя обманул? — жестко поинтересовался Александр. — Ты сама подошла к незнакомому человеку и стала с ним заигрывать.
— Я? — Ксения чуть не задохнулась от возмущения. Эта минутная заминка позволила ей не погубить то, чего она с таким большим трудом добилась.
— Ну хорошо, — сказала она, немного отдышавшись. — Договоримся, что впредь, до выяснения всех обстоятельств, в постель спешить не будем. Ни я, ни ты.
— Я прокололся не на этом, — заметил он.
Ксению разозлила его попытка выкрутиться — заключив ее в тесные рамки, для себя лично он оставлял довольно широкое поле деятельности. Но, поразмыслив, Ксения пришла к выводу, что все идет так, как надо: Александр выразил свое желание, но почему оно должно обязательно исполниться?
Пива из настоящей пивной кружки ему выпить не удалось. Ксения, увлекшись планированием их ближайшего будущего и разработкой методов, с помощью которых они это будущее будут воплощать в жизнь, не захотела его оставлять и поэтому вызвалась проводить на «важную встречу». Александр даже не пытался отнекиваться — судя по взбудораженному состоянию Ксении, это не принесло бы результатов. Единственное, что он смог сделать — выбрать «место для встречи» поближе к дому, чтобы после того, как она уйдет, не ехать через весь город обратно.
Распрощавшись с Ксенией, он подошел к забегаловке, постоял, глядя через витрину на тусующихся внутри людей, и не стал заходить — пива расхотелось.
Они перебрали все письма, которые пришли Александру, и на этот раз старались читать их очень внимательно, взвешивая буквально каждое слово и немедленно советуясь, если у одного из них возникали сомнения. В принципе, писем было много, поэтому сомнительные они отбрасывали сразу же и без сожаления.
— Вот это, — сказала Ксения, беря за уголок двумя пальцами и протягивая Александру длинный бледно-голубой конверт.
Он взял его в руки, повертел, для чего-то изучил марку с портретом какого-то полузабытого ученого и адрес. Потом обреченно вздохнул, достал несколько листков из школьной тетради, исписанных крупным размашистым почерком, и занялся чтением.
— Ты что-нибудь разобрала? — спросил он через минуту.
— Не придирайся, — сказала Ксения. — Обычный врачебный почерк. Тебе что, никогда не выписывали рецепт?
— Лучше бы набрала на компьютере и прислала распечатку.
— Личные письма принято писать от руки, — просветила его Ксения. — Что тебе там непонятно? Врач-терапевт, не замужем.
— А это? — Он указал на строчку.
— «Добрая, отзывчивая…»
— Понятно, — скучно сказал Александр, соображая, когда Ксения потребует звонить доброй, отзывчивой врачихе. Честно говоря, если бы варианты отбирала не Ксения, а он, то ни один медицинский работник не имел бы даже малейшего шанса. Сказать, что он не любил врачей, значило бы ничего не сказать — они вызывали в нем панический ужас. Когда ему было пять лет, к ним в детский сад пришли делать прививки. Уколы делали в группе, а детей вывели в коридор, и они стояли там в очереди под присмотром няни, которая уговаривала их, что «это совсем не больно». Но некоторые «несознательные» дети все-таки вели себя не лучшим образом — ревели и вырывались. Что, конечно, сильно нервировало врача. Когда настала Сашина очередь, он, дрожа, вошел в группу. У него даже никто ничего не спросил: схватили, сжали в крепких взрослых объятиях (не вырвешься!) и быстро всадили укол. Слава Богу, со здоровьем у него было все в порядке, поэтому встречаться с людьми в белых халатах ему приходилось нечасто.
— Тебе повезло, — сказала Ксения, используя в голосе нотки зависти, чтобы Александр осознал, что этот вариант действительно дар судьбы. — Свой врач, в наше время это немало. В случае чего будет тебя лечить.
— Я бы предпочел продавщицу продовольственного магазина, — мрачно пошутил он.
— Увы, с продавщицами что-то не очень… — Ксения развела руками. — Вероятно, голодные мужики перехватывают их еще до развода.
— Ну вот, а ты еще что-то вещала о везении… — капризно сказал Александр.
— Не ной, — попросила Ксения. — Везение тебя не оставит. Кстати, я приготовила тебе сюрприз. В качестве компенсации за отсутствие в нашем списке продавщицы продовольственного магазина.
Она достала откуда-то из-за спины и помахала у него перед носом фотографией.
— С этого и нужно было начинать, — проворчал Александр, протягивая руку. Он был почти уверен, что на снимке обязательно — крокодил, возомнивший себя «симпатичным» и «обаятельным».
Он смотрел на фото несколько секунд. Это и в самом деле был сюрприз. Александр поразился, что такие красивые женщины могут быть одиноки. И пожалел, что не распечатал все письма самостоятельно.
— Все, ты меня уговорила, — торопливо согласился он. — Когда звоним?
Ксения посмотрела на него внимательно, но ничего не сказала.
И был вечер, и было утро. Кстати, одно как-то незаметно перетекло в другое, минуя промежуточный вариант, то есть ночь. Александр спал как убитый, нимало не озадачиваясь событиями, которые ему предстояли. Хотя события ему на сегодняшний день предстояли аховые.
Вчера вечером они с Ксенией позвонили Веронике и договорились о встрече. Естественно, звонил и договаривался Александр. Но поскольку Ксения во время разговора была рядом, и даже как никогда рядом, придвигая свое любопытное ухо поближе к трубке, то у Александра невольно сложилось впечатление, что разговаривали они вместе: на том конце провода Вероника, на этом — он с Ксенией.
Для лучшего контакта Александр поставил перед собой на тумбочке фотографию Вероники. В трубке откликнулся приятный высокий голос.
— Да, это я, — сказала Вероника. — Я действительно написала вам письмо. Вы ведь за тем давали объявление?
— Конечно. — Александр терялся, разговаривая с женщинами, обладающими таким мягким голосом. — Мне… мне очень приятно, что вы на него откликнулись.
— Оно было очень живо написано.
— Профессионально, — сказал Александр и смутился оттого, что Вероника может неправильно его понять. — Я имею в виду, что я журналист, а не то, что даю подобные объявления постоянно.
— Я не читаю таких газет, — призналась Вероника. — Эта попала ко мне случайно.
— А можно узнать, чем именно вас привлекло то, что написал я? Кроме стиля написания, конечно.
— Вы написали очень честное объявление. «Мужчина не без комплексов» — это звучит.
— Вообще-то это странно… — протянул он.
— Что именно? — спросила Вероника.
— То, что кто-то откликнулся на такое объявление.
— Скажите, вы на самом деле не понимаете или все-таки написали это намеренно? — Вероника засмеялась, и он чуть отстранил трубку от уха — звонкие нотки защекотали ухо.
Ксения тут же придвинулась поближе, чтобы услышать тоже, но наткнулась на его строгий взгляд и обиженно вернулась на место.
— Если вас еще не завалили письмами, то приготовьтесь: скоро у вас их будет некуда складывать, — предупредила Вероника.
— Почему вы так думаете? — спросил Александр, испытывая одновременно два противоречивых чувства: во-первых, ему на самом деле хотелось, чтобы писем было так много, как предположила Вероника, во-вторых, он почему-то уже сомневался, нужны ли ему эти остальные письма.
— Все просто, — сказала Вероника. — Вы загадали загадку. Интересно же узнать: какими именно комплексами вы обладаете?
Александр держал трубку, не сводя глаз с фотографии. «У нее очень умные глаза», — подумалось ему.
— Подождите, — сказал он. — Мужчина с комплексами — это хорошо или плохо?
— Во всяком случае, это лучше, чем мужчина без вообще каких-либо комплексов.
— А у вас есть комплексы?
— Конечно, — просто сказала Вероника.
Ксения посмотрела на него требовательными глазами: он не выполнял условие повторять ответы Вероники. Он сделал вид, что не понял ее недовольства. Тогда она поднялась и, стараясь наделать побольше шума, пересела в противоположный угол дивана. Александр даже не мечтал, что она вот так просто смирится с еще одним его «предательством», и оказался прав. Ксения, демонстрируя, что ей нечем заняться, пока он треплется, дотянулась рукой до столика и взяла кучу журналов. И тут же, громко шурша, принялась листать один из них. Александр подумал, что разговор необходимо сократить.
— Мы могли бы встретиться и поговорить подробнее — про комплексы и прочее…
— Суббота вас устроит?
В это время Ксения уронила на пол стопку журналов. Александр посмотрел на нее страшными глазами, но она, нимало не смутившись, стала их собирать.
— Что это у вас так гремит? — поинтересовалась Вероника.
— Просто кот, — сказал он. — Залез, паршивец, на полку и свалил журналы.
— Кот? — оживилась Вероника. — А как его зовут?
— Бегемот, — брякнул Александр первое, что пришло в голову.
— А какой породы?
— Не знаю. — Александр подумал, что то, что он обозвал ее Бегемотом, Ксения еще как-то переживет, но если он к тому же вздумает оскорбить ее родословную…
— А у меня две русские голубые, — радостно сообщила Вероника. — Мона и Лиза.
— Оригинально, — быстро похвалил Александр, видя, что Ксения, собрав журналы, стоит с пачкой в руках в глубокой задумчивости. Он не сомневался, что она решает вопрос: рассыпать ли журналы опять или придумать что-нибудь новенькое?
Договорившись встретиться в субботу в большом парке в центре, Александр положил трубку.
— Птичий рынок работает ежедневно, — насмешливо сказала Ксения. — Придется ехать покупать Бегемота.
— Зачем? — рассеянно спросил Александр, все еще находясь под впечатлением разговора.
— Когда ты приведешь ее сюда, она обязательно спросит, где твой кот.
— Как-нибудь выкручусь, — сказал Александр, удивляясь, почему в самом деле до сих пор не додумался завести кота.
Короткая стрижка, большие округлые глаза и весело вздернутый нос, а особенно синие джинсики и светлая рубашка-апаш делали Веронику похожей на мальчишку.
Безобразно огромный букет, который вручил ей Александр, подчеркивал ее небольшой рост. Александр недобрым словом помянул Ксению, которая посоветовала ему не скаредничать и раскошелиться на самый шикарный букет, какой он только найдет на базаре. Естественно, в глаза бросился самый большой букет, состоящий из красных роз с длинными, почти метровыми стеблями и массой «украшающей травы», похожей на водоросли. «Сидел» этот букет в чаше из листьев посолиднее — Александру показалось, что это папоротник. Он удивился неуемной фантазии продавца, составившего это чудо-юдо, и, не торгуясь, памятуя указание не скаредничать, выложил за него кругленькую сумму. Ему не было жаль этих денег, хотя он и не понимал страсти женщин к цветам. По его понятиям, даже элементарная коробка конфет куда лучше. Конфеты можно съесть, а цветы — нет.
Они назначили встречу в парке, а так как день был выходной, то свободную скамейку отыскать было очень сложно — вероятно, пенсионеры занимали тут места уже с утра. Кафешки были заполнены счастливыми семействами с детьми, пожирающими мороженое в невиданных количествах. Отнимать радость у детей, занимая столик, было неблагородно.
Вероника шла по аллее, двумя руками, как охапку сена, обхватив «знак внимания». Ей было тяжело и неудобно. Александр шутливо предложил ей возложить цветы к подножию памятника Неизвестному солдату, надеясь, что она ухватится за эту идею. Но Вероника отказалась и, проявив мужество, подобное мужеству указанного солдата, продолжала терпеливо нести свою ношу. Еще полчаса они таскались по парку, и Александр за это время не раз вспомнил Ксению — это она посоветовала ему парк как место встречи.
Так они дотопали до аттракционов, и Александра осенило, что чертово колесо — прекрасная возможность посидеть хоть несколько минут. Вероника согласилась, кажется, она так устала, что ей было уже все равно.
Александр купил два билета, и они уселись в люльку. Вероника тут же освободилась от букета, положив цветы на оранжевый пластиковый столик, оказавшийся между ними. Александр перегнулся и, стараясь не прикоснуться к Веронике, чтобы не показаться нахалом, помог пристегнуть ей массивную цепь-страховку.
— Сто лет не каталась на чертовом колесе, — сказала Вероника, когда они стали набирать высоту.
Александр на чертовом колесе не катался вообще никогда, даже в детстве его миновало это развлечение. Поэтому разговор поддержать он не смог и усиленно соображал, что можно сказать про красоту природы или виды города с высоты птичьего полета, когда их люлька достигнет высшей точки. Но в голову, как назло, ничего не шло, все казалось банальным и в некотором роде даже пошлым. Так бывало с ним иногда, когда нужно было написать материал, а все точные слова и умные мысли разлетались, как напуганные воробьи, оставляя вместо себя жалкие помятые перья.
— Страшновато, — сказала Вероника, когда они поднялись над верхушками деревьев.
Здесь он должен был продемонстрировать героизм, достойный мужчины, и успокоить девушку. Но драные «воробьиные перья» мало подходили для этой задачи. Поэтому он только улыбнулся, чтобы показать хоть какую-то реакцию на ее замечание.
Очень скоро Александр почувствовал, что катание на «чертовом колесе» было не самой лучшей идеей. Металлические цепи, широкий поручень, охватывающий люльку, сиденья и пластиковый столик, не имея никакого прикрытия, мгновенно накалились.
— Жарко… — Вероника расстегнула ворот рубашки еще на одну пуговицу.
Александр преодолел желание проследить за этим ее движением и сказал:
— Просто сейчас мы ближе к Солнцу на несколько десятков метров.
Вероника, измученная жарой, не восприняла его шутки. Она вдруг потрогала столик и стала поднимать цветы.
— Здесь они совсем завянут.
Сидя поднять огромный букет оказалось не так просто, и Александр бросился ей помогать. Результатом его суетливых, угоднических движений было следующее: цветы выскользнули из рук Вероники и полетели вниз. Они через поручень наблюдали за букетом, который в полете распался и приземлился уже в виде отдельных элементов. В принципе это было очень красиво — красные цветы на зеленой траве. К тому же решало проблему — если бы Вероника вздумала оставить цветы там, где они приземлились. Но надежды его не оправдались. Едва спрыгнув на землю, она бросилась подбирать розы, и через минуту в руках у нее был все тот же букет. Александр в это время отбивался от дежурного, требующего у него штраф по причине того, что упавший с высоты предмет мог нанести травму случайно находящемуся внизу человека. Александр не стал указывать дежурному, что он для того здесь и приставлен, чтобы внизу никто «случайно» не находился, к тому же решетчатое ограждение само по себе исключает всякие походы под колесом, но дежурный был непреклонен и апеллировал своими аргументами. В конце концов Александр сунул ему деньги, чтобы тот побыстрее заткнулся.
— Ну все, хватит, — сказала Вероника, подходя к нему с букетом. — Я уже убедилась, что вы действительно мужчина с комплексами.
Александр жалко улыбнулся — это был провал.
— Едем ко мне, — твердо сказала Вероника. Он подумал, что ослышался.
— Если мы в ближайшие полчаса не поставим их в воду, — сказала Вероника, указывая на цветы, — их останется только выбросить.
После раскаленных улиц и удушающего, претендующего на родство с газовыми камерами транспорта квартира Вероники напомнила ему оазис. Среди всепроникающей жары прохлада в ней сохранялась благодаря жалюзи, которые закрывали окна, и беспрерывно работающему кондиционеру. Пока Вероника предпринимала меры по спасению букета — наливала воду в вазу и ставила цветы, Александр, растянувшись в кресле, рассматривал обстановку и все больше убеждался, что, оказывается, можно создать земной рай в отдельно взятой квартире. Мебели был минимум, но она вся была настолько изящна и современно-утилитарна, что прибавить ничего было нельзя. Пол был устлан благородно-серебристым покрытием, под цвет стен с мелким, почти незаметным рисунком. Благодаря такому продуманному фоновому исполнению комната выглядела огромной и даже глубокой. Но больше всего понравилась Александру растительность, которая в декоративных горшках и горшочках располагалась прямо на полу. Это были не примитивные вьюнки и алоэ, которыми изобиловала квартира Ксении. Всевозможные кактусики, дружно разродившиеся цветками самых сочных тонов, выстроились вдоль стен четкой линией. В углах комнаты стояли большие вазоны с дивными растениями, листья которых были похожи на длинные волосы. И как апофеоз всего этого великолепия — уходящая под потолок пальма в массивном контейнере темного дерева, украшенном резным африканским орнаментом.
— Мне это нравится, — сказал Александр, указывая на растения, когда Вероника с вазой в руках вошла в комнату.
— Мне тоже.
Вероника выбрала место и поставила вазу на низенький журнальный столик. Потом вернулась на кухню, и через несколько минут оттуда донесся запах настоящего хорошего кофе.
— Честно говоря, мне не по себе, — признался Александр, когда она подала ему чашку с ароматнейшим напитком.
Вероника приподняла брови.
— Мне кажется…
Он на мгновение замялся, решая: не повредит ли ему то, что он собирается сказать? Но все-таки продолжил:
— Мне кажется, что у меня никаких шансов.
— Почему вы так думаете? — спокойно спросила Вероника. — Комплексы?
— С вашим вкусом? — Александр кивнул на строгую череду кактусиков под стеной.
— Мужчина — не цветок, — возразила Вероника. — Или вы претендуете?
— Я мог претендовать только на звание кактуса, — сказал Александр. — Если бы не видел ваших.
Вероника отставила свою чашку, легко поднялась и присела возле маленьких вазончиков. Потом призывно махнула рукой. Александр подошел и присел совсем близко, чувствуя свежий тонкий запах волос и кожи Вероники. Она протянула руку и поочередно коснулась нескольких пузатых красавчиков.
— Видите, колючки. — Она серьезно, снизу вверх посмотрела на него. — Но это только сверху. На самом деле это очень ранимые растения.
— Наверное, они скрывают под колючками свои комплексы, — предположил Александр, как обычно использовав вместо колючки шутку.
— Ты ненормальный, — определила Ксения.
— Ну так что же? — не желая ввязываться в какие бы то ни было дебаты, сразу же согласился Александр.
Он сидел за компьютером и даже не повернулся, показывая, что очень занят написанием статьи. Статья была «негорящей», времени для ее подготовки было еще хоть отбавляй, но Ксения этого, слава Богу, не знала, поэтому Александр, с почти чистой совестью, продолжал шлепать по клавишам клавиатуры. В конце концов, работа — не место для разговоров на личные темы.
Ксения, обидевшись, также вперила взгляд в монитор и стала делать правки. Александр искоса взглянул ей в спину. Спина была напряженной, и острые лопатки выпирали демонстративно-возмущенно. В ударах по клавиатуре слышалось негодование. Александр попытался абстрагироваться и «закрылся» от фурии, источающей в пространство раздражение, воображаемой кирпичной стеной. Потом подумал и заменил кирпичи на гранит.
Но минут через пятнадцать Ксения разбила это «укрепление» даже не на гранитные осколки, а в пух и прах.
— Если ты сейчас же не одумаешься… — с угрозой в голосе предупредила она.
— Вначале определись, чего ты хочешь, — сказал Александр. — С тобой трудно разговаривать.
Он знал, чего она хочет — чтобы он сейчас же и немедленно выложил ей, как прошла встреча с Вероникой, что он думает по этому поводу и, главное, что собирается делать дальше. Он чувствовал, что не прав, ведь не далее как два дня назад они договорились посвящать друг друга во все подробности. Но все то, о чем они договаривались два дня назад, сегодня казалось ему несерьезной игрой. Ему не хотелось говорить с Ксенией о Веронике. Он даже чувствовал, что не вправе этого делать, потому что это не по-мужски и будет не чем иным, как сплетней. Но это было не все. Александр никогда не был суеверным, но сейчас что-то внутри зудело тихо и настырно: «Чтобы не сглазить».
— Ну хорошо, — вдруг примирительно согласилась Ксения. — Не хочешь говорить — не надо. Мне же легче.
Она выключила компьютер, достала из сумки косметичку, прислонила к монитору зеркальце и стала приводить себя в порядок — до конца рабочего дня оставалось минут пятнадцать. Длинные ресницы стали еще длиннее, голубоватые тени сделали глаза глубже и загадочнее, кожа благодаря составу из тюбика приобрела бархатистость. Тон новой помады — немного темнее, чем она пользовалась обычно, подчеркнул нежную чувствительность губ. Последний штрих — расческой по густым волосам. Вопросительный взгляд в зеркало, и потом удовлетворенный ответ: «Ах, как наша Варенька красавицей была!»
Он не поверил в то, что она смирилась вот так просто, даже не попытавшись вытрепать ВСЕ его нервы. Александр искоса взглянул на подозрительно довольную спину Ксении.
Он должен был догадаться. Его отказ рассказывать о встрече с Вероникой давал ей полное право ничего не говорить ему. «Мне же легче», — призналась она. Вне сомнения, она только сделала вид, что расстроена его вероломством, но на самом деле… И эта новая помада… Александр закрыл файл, почувствовав, что на работе уже все равно сосредоточиться не удастся.
Пока Ксения, закончив «художественную роспись по лицу», собирала в косметичку бесчисленные тюбики и щеточки, он перебирал в уме все письма, которые она ему показала. Безусловно, пока он был занят Вероникой, она сделала выбор и, может быть, уже созвонилась с очередным кандидатом. Александр ничего не имел против, но с ее стороны это было нечестно. Да, он не хотел докладывать ей о своей удаче с Вероникой, но… Но Ксения выбрала это письмо, руководствуясь своим знанием женской психологии, что в конечном результате помогло избежать прокола. И она же наплевала на его право помочь ей. Александр сосредоточился и попытался определить: автору какого письма она все же отдала предпочтение? Для кого эта новая помада? Порывшись в памяти, он разозлился, потому что не смог определить даже приблизительно, кто из претендентов мог ее заинтересовать. Мало того, получалось, что все они ей не пара, потому что неинтересны и даже ничтожны. «Ничего удивительного, — оправдал он себя. — Одиноких женщин намного больше, чем таких же мужчин. К тому же какой нормальный мужчина будет знакомиться через газету?» Он вспомнил, что сам, не далее как две недели назад, дал такое объявление. Но тут же оправдался: во-первых, сделал он это под давлением Ксении, во-вторых, она сама частенько указывала, что он «трудный субъект». Нет, он не исключал роль случая, но пытаться найти «достойного мужчину» по газетному объявлению — все равно что ловить рыбу в мутной воде: трудно и, главное, абсолютно никакой гарантии, что прямо в руки тебе не прыгнет какая-нибудь рыба-игла или даже электрический скат. Он вспомнил «рыбака» и разозлился на Ксению. То были еще цветочки, неизвестно, на что она может нарваться в этот раз.
Ксения порылась в сумке и достала маленький флакончик. Через несколько секунд по кабинету поплыл густой сладковатый запах.
— «Фиалка Монмартра»? — брякнул он.
Ксения посмотрела на него через плечо и улыбнулась.
— А что, твоя возлюбленная такими не пользуется? Теперь она хотела разозлить его как можно сильнее.
Во-первых, Вероника еще не была его возлюбленной, а во-вторых, он вообще не мог ответить на вопрос: какими духами она пользуется? Что-то тонкое и прохладное. Александр плохо разбирался в духах, может быть, поэтому ему больше нравились цветочные запахи. Например, как тот, которым наполнила сейчас весь кабинет Ксения. Он впервые ощутил, что приятные запахи могут, оказывается, раздражать.
— Это «Для тебя», — сказала Ксения.
— Для меня? — Он опешил.
— Духи называются — «Для тебя».
— Понятно, — сказал Александр, стараясь взять себя в руки. — И кто же этот Он? Тот, для которого ты облила себя этими духами?
— «Для тебя» — это для меня, а не для кого-то другого, — попробовала разъяснить ему смысл названия Ксения. — Я что, все обязана делать только для кого-то?
— В общем-то, наверное, не обязана, — промямлил Александр.
— Ну и вот, — сказала она. — Я решила наконец-то полюбить самое себя. Потому что если даже я себя не буду любить, то кто меня полюбит?
— Ты что, начиталась практических советов? — поинтересовался Александр. — Из серии «Как стать счастливым?» или «Как производить хорошее впечатление на окружающих?».
— В свое время я перечитала их тонны. — Ксения бросила косметичку в сумку и щелкнула замком. — Но понимать начала только сейчас.
— Мне они почему-то кажутся примитивными.
— Во всяком случае, занятие намного интеллектуальнее, чем хлебание пива в забегаловке. — Ксения осталась Ксенией. — Твоя Вероника любит пиво?
— Не знаю, — честно сказал Александр. — Не было случая проверить. Мы пили шампанское. У нее было «Брют».
— Это что же, без сахара? — спросила Ксения. — Мне не нравится.
— Мне тоже, — признался Александр.
Он вздохнул — Ксения добилась своего. И теперь ему осталось одно — рассказать ей про парк, чертово колесо и кактусы.
— Ну и тогда — что же такое человек? — спросила Вероника, погружаясь в его душу прозрачными зеленоватыми глазами. Она подала ему маленькую чашечку с кофе, а сама устроилась напротив на диване, обняв одной рукой огромного, почему-то синего, льва.
— Ну, вообще-то… — сказал Александр, напрягая память, чтобы легче было добыть из нее что-нибудь поумнее. Наконец это ему удалось. — Да, вот… Платон определил человека как двуногое бесперое существо. Из всех живых существ двуногие — только птицы и люди. Но птицы покрыты перьями, логично, что «двуногими бесперыми» являются только люди. То есть мы с вами.
Ему захотелось как-нибудь ненавязчиво объединить себя и Веронику во всеобъемлющее «мы». Кстати, синий лев немало этому способствовал — Александру вдруг чертовски захотелось оказаться на его месте, под ласковой рукой Вероники.
— Похоже, — улыбнулась она, имея в виду «двуногих бесперых».
До сих пор на Александра никто так восторженно не смотрел, поэтому он совершенно не ориентировался, как ему себя вести.
Светлая тонкая кожа и короткая мальчишеская стрижка делали Веронику совсем молоденькой и необыкновенно привлекательной. «Вероятно, в нее влюбляются все пациенты», — подумал Александр. Внутри противным комариным писком, совершенно не к месту, обнаружила себя зарождающаяся ревность.
— Похоже, — подтвердил он. — Но и только. Потому что Диоген, который тоже был о-очень умным человеком, ощипал цыпленка, бросил его к ногам Платона и сказал: «Вот твой человек».
— Однако! — восхитилась Вероника.
В принципе Ксения, конечно же, была права: глупо из-за одной-единственной неудачи отказываться от возможности круто изменить свою жизнь, сделать ее полной и красочной и… И живой. Не сводя глаз с Вероники, Александр дошел до того, что про себя, молча, поблагодарил Ксению.
— Ну и что же ваш Платон? — поинтересовалась Вероника.
— О, Платон принял к сведению замечание Диогена. Он долго размышлял, а потом уточнил свое определение: человек — это двуногое бесперое существо с широкими ногтями.
Вероника, запрокинув голову, засмеялась, и Александр подумал, что, вероятно, в нее влюблены не только пациенты, но и весь медперсонал больницы, в которой она работает. Оставалось выяснить: зачем в таком случае ей нужно было откликаться на какое-то банальное объявление в газете? Александр запретил себе культивировать чувство ревности, здраво рассудив, что, во-первых, оно слабо обосновано, а во-вторых, ни к чему хорошему точно не приведет.
— Еще кофе? — предложила Вероника.
Она взяла у него из рук пустую чашку, и ее прохладное прикосновение подействовало на него как разряд тока. Джинсы плотно облегали бедра, а голубая футболочка производила впечатление маловатой…
Синий лев остался в одиночестве, без ласки хозяйки, и Александр вдруг пожалел его. «Хотя, — подумал он, — игрушками должны играть дети, а не взрослые». Он тут же отогнал эту мысль, признав ее преждевременность. Ему нравилось в этой уютной квартирке, где все было мило, мягко и пахло настоящим домом. Конечно, он осознавал, что ему, привыкшему к своей «берлоге», как назвала его жилище Ксения, понравилась бы обстановка и похуже.
— Ну, так что Диоген? — спросила Вероника, вернувшись из кухни с кофе.
— История об этом умалчивает, — скромно и с сожалением ответил Александр. — Но вот еще один философ охарактеризовал человека как существо с мягкой мочкой уха. По какому-то капризу природы, из всех живых существ только у человека мягкая мочка уха.
— В самом деле? — удивилась Вероника. Рассказывать, когда тебя слушают с таким вниманием, было легко и просто. Александр вспомнил Ксению, с которой такие трюки никогда не удавались. Конечно, хорошо быть эрудированным человеком, но, кажется, он понял, почему Ксения до сих пор не вышла замуж. Надо ей посоветовать принимать точно такой же восхищенно-заинтересованный вид, с каким его сейчас выслушивает Вероника.
Он решил, что обязательно запомнит это, и выдал еще несколько фактов, которые произвели на Веронику сильное впечатление.
— Писатель Рабле оставил знаменитое определение человека как животного, которое смеется. Француз Бергсон усматривал отличительную особенность человека в способности смешить других. А писатель Кардан определил человека как существо, способное к обману.
— Это просто замечательно, — сказала Вероника.
— А вы? — спросил Александр. — Что скажете вы по этому поводу? Честно говоря, мне было бы интересно выслушать мнение медика.
— А что я? — удивилась Вероника. — Ой, нет, это совсем неинтересно!
— И все-таки, — попробовал настоять Александр.
— Ну хорошо. — Она крепко обняла льва, чем вызвала у Александра еще большую вспышку зависти и почти неприятия, направленного на ни в чем не повинное животное. — Не думаю, что вам это понравится. Но я воспринимаю человека как существо… которое постоянно болеет.
— Да, действительно, — озадаченно сказал, Александр. — Как же еще вам воспринимать людей? С вашей профессией это нормально.
— Не очень нормально, — призналась Вероника. — Но по-другому почему-то не получается. Итак, с человечеством мы выяснили. И чем теперь будем заниматься?
— Чем? — как эхо повторил Александр. Он переадресовал вопрос, потому как не мог сказать прямо, чем бы на самом деле ему хотелось заняться.
— Она тебе нравится? — спросила Ксения, пытливо вглядываясь в него.
Нравилась ли ему Вероника? Он прислушался к своим ощущениям и кивнул. Вероника не могла не нравиться.
— Чем?
Как всегда. Прямая, как туго натянутая леска, и тяжелая, как артиллерия, Ксения не могла поймать ту незримую, невесомую, трепетную нить, которая возникает между двумя людьми в самом начале их отношений. Ей обязательно нужны весомые аргументы и непреложные факты. Александр задумался, пытаясь сообразить, как подоходчивее объяснить необъяснимое.
— Только не говори, что она красива, как лунная ночь, — предупредила Ксения.
— Ты думаешь, что я способен мыслить такими банальными категориями? — оскорбился Александр и подумал, что хоть это сравнение и банально, но точно.
— Просто у тебя такие глаза, — сказала Ксения. Они ехали в магазин одежды выбирать ему костюм.
Почему-то его вдруг стали раздражать водолазки.
— И правильно, — похвалила Ксения. — В хорошем классическом костюме смотрится любой мужчина, даже самый плюгавый.
Александр ничего не сказал. Хотя мог бы спросить, почему она не подала ему эту идею раньше?
В торговом зале он растерялся. Сотни костюмов на плечиках, манекены с застывшими в напряжении лицами. На мгновение ему показалось, что при таком одеянии его лицо будет нести точно такое же глупое выражение.
— Я думаю, вот этот, — сказала Ксения, указав на манекен.
Александр вздохнул — этот показался ему глупее всех. У манекена были выпуклые голубые глаза, глянцево-сияющая «кожа» и прическа «на пробор».
— Этот мне не нравится, — сказал он.
— Почему? — удивилась она.
— Не знаю.
Ксения еще раз посмотрела на манекен, который Александр про себя уже обозвал «кретином». Потому что только кретины могут улыбаться так лучезарно безо всякого на то основания.
— А мне нравится, — сказала она. — Очень даже ничего.
— Мы выбираем костюм для меня, — напомнил Александр.
— Чего ты хочешь — нравиться себе самому или другим? — задала провокационный вопрос Ксения.
— А что, это взаимоисключающие вещи?
— Думаю, да. Вкус у тебя, определенно, не из лучших.
— Ну и плевать! — зло сказал он. Впрочем, сразу же одумался — Ксения не обязана была тратить свое личное время на поездки с ним по магазинам, поэтому имела право высказать свое мнение. Вероятно, идея вообще была не очень удачной. Да, он не просил Ксению одевать его по своему вкусу, но она могла посоветовать лишь то, что нравилось ей самой! Он только что додумался, кого напоминает ему этот манекен — «бэби» из рекламного, бывшую пассию Ксении.
— Отвлекись от его физиономии, — сказала Ксения, трогая рукав изделия. — По-моему, очень удачная модель. И повседневная, и, если хочешь, торжественная.
— Мне нужен самый обыкновенный костюм, — сказал он. — Я не собираюсь устраивать приемы.
— Кто знает? — загадочно произнесла Ксения. «Кто знает?» — вслед за ней подумал он, догадываясь, что она имеет в виду. Она все-таки не рассталась с идеей женить его, но эта мысль, которая раньше казалась ему почти сумасшедшей, сейчас уже не вызывала такого неприятия или раздражения — он стал понемногу привыкать к ней.
Элегантный серый костюм смотрелся на нем великолепно. Это можно было определить по взгляду Ксении, который вдруг стал не таким насмешливым, как обычно.
— Ну вот видишь, благотворное влияние женщины уже чувствуется, — почти серьезно сказала она. — Теперь ты стал похож на человека.
Он не понял, кого она имела в виду, говоря о влиянии, — Веронику или себя.
— Просто умираю от голода.
— Уже скоро, — сказала Вероника, оглянувшись и одарив его самой обаятельной улыбкой, которую он вообще видел в этой жизни. Она стояла у стола и резала тонкими пластами мясо. Александр подошел сзади, вдохнул тонкий прохладный запах, исходящий от Вероники, и преодолел желание поцеловать ее в шею. Она еще раз обернулась, вероятно, угадав его желание. Александр не прочитал в ее взгляде ни отказа, ни разрешения, поэтому, подавив вздох, сделал вид, что на данный момент его интересует только еда.
— А! И что же это будет?
— Отбивные, — торжественным тоном заявила Вероника. — Сейчас отобью, и — на сковородку. А потом нужно смазать каждую майонезом и поставить в духовку на тридцать минут.
— На тридцать? — жалобно уточнил Александр.
— Не меньше, это ведь мясо. Нужно хорошо протушить. А за это время можно приготовить гарнир. Ты любишь картофель фри?
Сейчас Александр съел бы не только картофель фри, но и пюре, и гречневую кашу, и вчерашние макароны. И даже без отбивных.
— Можно пока подогреть макароны, — предложил он.
— Я их выбросила, — просто сказала Вероника.
— Зачем? — не понял он своим мужским умишком.
— Они вчерашние.
Вчерашние макароны были любимым лакомством Александра. Кроме того, что это значительно экономило время, он обожал хрустеть хорошо прожаренными спагетинками. Но хозяйкой в этом доме была Вероника, поэтому он только с сожалением посетовал:
— Я бы съел и вчерашние.
Кстати, это его заявление заодно должно было продемонстрировать Веронике, насколько он неприхотлив в еде.
— Напрасно, — сказала Вероника. — Это очень вредно. Я говорю тебе это как врач.
— Какая разница между только что сваренными макаронами и вчерашними? — поинтересовался Александр. — Особенно если они только одну ночь простояли в холодильнике?
Нет, конечно, он не хотел «поймать» ее каверзным вопросом, просто это действительно было для него сложно.
— Почисть картошечку, — сказала Вероника и, высыпав в мойку крупные клубни, вручила ему нож.
Он с удовольствием, которого никогда не испытывал от такой работы дома, принялся чистить картошку, стараясь как можно тоньше срезать кожуру. Веронике должна понравиться такая его хозяйственность. Он видел, что она оценила это его ухищрение, бросив искоса быстрый взгляд. Впрочем, ничего не сказала. Вероятно, потому что была занята отбивными, которые одну за одной окунала в густой льезон янтарного цвета и выкладывала на сковородку. Через минуту кухня наполнилась божественным ароматом, и Александр стал подумывать, что на женщине, умеющей извлекать такие запахи из обыкновенного мяса, нужно жениться немедленно, чтобы ее не увел кто-нибудь более проворный.
Отбивные были смазаны майонезом, уложены в огнеупорную кастрюльку и отправлены в духовку. Александр также закончил возню с картофелем, промыл его под водой и под руководством Вероники нарезал тонкой соломкой. Минут через пятнадцать Вероника уже вылавливала из кипящего масла желтые, полупрозрачные картофельные палочки и складывала их на большое плоское блюдо.
— Пусть остынет, — сказала она, когда уже была готова последняя порция. И, к большому сожалению Александра, прикрыла блюдо кухонным полотенцем.
— Может, пока кофейку? — спросила она и поставила на огонь джезву.
Заглушая чувство голода, Александр хлебал кофе.
— Кстати, о вчерашних макаронах, — вспомнила Вероника. — Однажды некая группа ученых решила провести следующий эксперимент со 150 мышами. 50 мышам давали свежесваренную еду, другие 50 мышей получали еду, которую ставили на холод, а потом разогревали, а последним 50 мышам предлагалась еда, которая разогревалась несколько раз. В результате последние 50 мышей погибли через месяц. Одни потеряли весь волосяной покров, у других отгнили ноги, хвосты и уши. После анатомирования выяснилось, что пищеводы у них распались, а почки остановились в росте. Те мыши, для которых еда разогревалась один раз, прожили три месяца.
— Кошмар, — сказал Александр, который вдруг осознал, до чего, если бы не Вероника, его могли довести любимые макарончики.
— Почему? — не согласилась она. — Первые 50 мышей, которые питались свежеприготовленной пищей, были и через три года здоровы!
С этими словами Вероника наконец-то открыла духовку и вынула кастрюльку. Отбивные были шикарны, картофель фри изумителен. Насытившись, Александр блуждал осоловелым глазом по стенам кухни, пока не наткнулся на часы. Время, которое показывали декоративные стрелки, сразу же привело его в чувство. Они потратили на приготовление еды два часа! «Лучше уж пусть у меня отгниет хвост», — подумал он.
— Ты не должен пускать это на самотек! — Ксения была непреклонна.
Разговор был тяжелый, касающийся интимных моментов отношений. Начала его Ксения, и он не знал, чего она от него хочет.
— Вы знакомы уже достаточно долго, — сказала она, глядя на него продолжительным взглядом, чтобы он успел прочитать в нем намек. — Если ты не станешь ничего предпринимать, она подумает, что… что… Одно из двух: или ты глуп, или ты этого не хочешь. Есть еще третий вариант, но не думаю, что он тебя устроит.
Александр и сам чувствовал, что созрел для развития отношений. Дело было не в том, что он не хотел. Он хотел, он еще как хотел! Он просто с ума сходил, находясь рядом с Вероникой и вдыхая свежий манящий запах ее тела. Но он боялся сделать первый шаг, чтобы не испортить все. Вероника вела себя, надо признать, естественно, но эта естественность еще ни разу не вышла за рамки дружеских отношений, при которых на интим автоматически накладывается табу. Он ломал себе голову, пытаясь найти ключик, который помог бы ему открыть потайную дверцу, за которой, как он подозревал, ждал прорыв и, безусловно, неземное блаженство.
— Она не дает повода, — скрепя сердце признался он.
— А ты? — поинтересовалась Ксения.
— А что — я? — нервно спросил Александр.
— Ты даешь этот повод?
С другой стороны, Александр был уверен, что никто никому никакого повода давать не должен. Если люди готовы к этому, все должно произойти само собой.
— Как ты себе это представляешь? — спросила Ксения, когда он выложил ей эту, выстраданную в последнее время, мысль. — Раз — и на матрас?
Александр удивился, как она могла догадаться — примерно так он себе все и представлял.
— Ну а как еще? — спросил он грубовато, пытаясь расхлябанным тоном прикрыть растерянность.
— А тебе не кажется странным такой сценарий: рядом какое-то довольно долгое время ходит человек, и ты не знаешь, как он к тебе относится, а потом он вдруг набрасывается на тебя и…
— Почему вдруг? — не понял Александр. — Разве это не подразумевается? Если два взрослых человека, мужчина и женщина, знакомятся, пусть по объявлению, и начинают встречаться, то неминуемо наступит время, когда…
— Почему ты думаешь, что это так уж неминуемо? Все, Саша, все! Пора перестать строить из себя кисейную барышню! Признайся, ты просто боишься, что тебе откажут? Не откажут!
— Почему ты думаешь? — спросил он прямо, растерявшись от того, что она буквально прочитала его мысли.
Ксения набрала побольше воздуха.
— Сейчас я расскажу тебе анекдот. Старый и пошлый.
— Ого! — умилился Александр. — Вот до чего может довести общение с таким типом, как я!
— Не обольщайся. Итак, однажды поручика Ржевского спросили, как он умудряется быть знакомым со столькими женщинами…
— «Быть знакомым» — это то самое, что я подумал? — заинтересованно спросил Александр.
— То самое, — не отводя глаз, ответила Ксения.
— И что же ответил этот ловелас?
— «Как только мне понравится какая-нибудь женщина, я сразу же подхожу к ней и нахально предлагаю переспать». — «И часто вы получаете по морде?» — «Часто. Но ведь случаются и удачи».
Александр пожал плечами.
— В конце концов, я написал, что у меня комплексы, — отшутился он. — О, может быть, предложить ей поиграть в больничку?
— Возможно, — сказала Ксения, но таким голосом, что он сразу же понял весь идиотизм этой идеи. — Но можно и по-другому. Есть множество способов показать свое неравнодушие, и их просто обязан знать каждый нормальный мужчина. Я говорю тебе это как женщина.
— В таком случае я весь внимание.
Ксения замолчала, и он взглянул на нее нетерпеливо. Она не спешила выкладывать ему свои тайные знания.
— Ну же?
Ксения протянула руку и коснулась его предплечья. Ткань рубашки была тонкой, и он почувствовал ее теплое щекочущее прикосновение. Ксения, не отрывая взгляда, кончиком пальца медленно провела линию, потом нарисовала еще одну. Александр завороженно следил за движениями ее руки. Ксения подумала и соединила две линии одной — А. Он сразу понял, что это начальная буква его имени, но какое это может иметь отношение? Ксения подняла глаза и посмотрела на него взглядом, выплывающим из тумана. Он не понял, с какой стороны был этот туман — в ее глазах, его или где-то посредине?
— Ну и что? — спросил он, не в силах отделаться от ощущения, что ее палец все еще движется по его руке.
— Ничего, — просто ответила она. И встряхнула головой. — Наверное, эксперимент неудачен. Мы слишком долго знаем друг друга.
Он потер руку, но ощущение мягкого ласкового прикосновения не пропадало. Оно приклеилось к нему, как татуировка, — даже когда он забывал о нем, оно существовало независимо от него самого.
«В этом что-то есть, — думал он уже дома, лежа на диване с заложенными за голову руками. — Тактильные ощущения очень много значат. Особенно для одичавших без элементарной человеческой ласки».
С Вероникой они сегодня не встречались — она работала во вторую смену. И Александр весь вечер пролежал на диване с закрытыми глазами, выписывая на ее воображаемом теле замысловатые вензеля.
В конце концов Ксения решила, что это несправедливо. Вполне возможно, что сработала обыкновенная зависть: в то время как Александр получил около сотни писем, она разжилась всего несколькими, из которых большинство (громко сказано) можно было преспокойно выбросить в мусорное ведро — потому что они были глупы, пошлы и содержали плохо скрытые непристойные предложения.
Она почувствовала, что судьба сыграла с ней злую шутку: Александр, не приложив к устройству будущего почти никаких усилий, был доволен и откровенно счастлив, а она — та, которая все придумала, оказалась не у дел. Роль советчицы вдохновляла ее мало, но и той, судя по всему, скоро должен был прийти конец. Что тогда она станет делать? Ксения понимала, что испытывает не самые светлые чувства, но ничего не могла с этим поделать.
Она вдруг разозлилась на Веронику. Потому что та сделала еще меньше, чем Александр, но получила больше всех из этой троицы. Хотя бы потому, что ее обожал этот лопух, который был, Ксения все-таки не могла не признать, не самым плохим вариантом.
Ксения просчитала все достоинства своего подопечного. Молод, умен (все-таки это правда), имеет престижную работу (в этом никакого сомнения), квартиру (хоть и однокомнатную, но если ее привести в порядок, можно превратить в уютнейшее гнездышко, к тому же две однокомнатные легко меняются на квартиру большей площади). Но самое главное — характер! Ксения вдруг осознала, что те «комплексы», которые он упомянул в своем объявлении, — не минус, а, скорее, огромный плюс.
Вероника сориентировалась правильно. Она, маленькая, хитрая акулка — Ксения уже не сомневалась, — станет с легкостью вить из него веревки. И все эти ее увертки со «знаю — не знаю», «чувствую — не чувствую» — обыкновенные ловушки, позволяющие набить себе цену, замылить глаза, разжечь огонь до предела. Ксения не знала, почему подозревает Веронику во всех смертных грехах, но чувствовала, что права. Так, наверное, бывает иногда права мать, ненавидящая невестку. Или сестра. Потому что этот лопух даже не подозревает, что с ним делают, а они — видят! Хотя и ничего не могут сделать, потому что ночная пташка всегда перепоет дневную.
Осознав это, Ксения непоследовательно подумала, что Александр все-таки глуп. А глуп, потому что слеп. А слеп, потому что влюблен. Ей вдруг невыносимо стало жаль его.
Ксения молчала, и разговорить ее не было никакой возможности. Александр несколько раз обращался к ней, но она отвечала сухо и кратко: только «да» или «нет». В последние дни она вообще упала духом. Все получалось не так, как она рассчитывала. Письма, пришедшие ей, не вдохновляли, вспыхнувшая было надежда растаяла как дым.
Он чувствовал, что как-то должен помочь Ксении, но чем именно он мог ей помочь? Сегодня, например, времени для этого совсем не было. Вероника заканчивала работу в шесть, еще около получаса на дорогу, значит, в половине седьмого она будет уже дома. Решить Ксенины проблемы до половины седьмого нереально, поэтому… Поэтому пусть привыкает обходиться без него. Александр посмотрел на застывший в тоске профиль Ксении, и он напомнил ему чеканную монету. Хотя, если повернуть Ксению анфас, то сразу можно было бы увидеть припухший нос. Раньше ему казалось, что нормальное явление — нос, припухший от слез. Но на глазах у Ксении не было ни слезинки, еще бы, она в любой ситуации играла кремень-скалу. Но, по-видимому, слезы распирали ее изнутри, поэтому нос все-таки припух и даже немного покраснел.
Он кашлянул, пытаясь обратить на себя внимание, все-таки нужно было хотя бы попрощаться.
— Иди, — сказала Ксения. — Все в порядке. Сытый голодного не разумеет.
— В смысле? — поинтересовался Александр, хотя смысл сказанного был ему ясен.
— В прямом. Просто у нас все идет циклично. Когда хорошо у меня, у тебя — черная полоса, когда у тебя налаживается — я в ауте. Так что все в порядке…
Александр сомневался, что порядок может быть лишь таким, как представила его Ксения. Возможно, это только начало, а дальше все стабилизируется и им обоим наконец-то счастья не будет куда девать?
— Ну я пошел? — еще раз переспросил он. Ксения промолчала.
Он постарался побыстрее выскочить из кабинета — состояние Ксении нагоняло тоску и вызывало чувство вины, хотя он никак не мог понять: в чем, собственно, виноват он лично?
Через несколько минут ему все-таки удалось отодвинуть Ксенины проблемы на задний план. Он предвкушал встречу с Вероникой, что было гораздо приятнее. Возле ее дома он зашел в супермаркет и, побродив между прилавками, накупил всяческих вкусностей — неполезных, по мнению Вероники, но очень аппетитных. К копченой курице пристроились охотничьи сосиски, а банку маринованных шампиньонов любовно обвила малосольная селедка. Подумав, он положил в пакет бутылку шампанского и дополнил все это коробкой шоколадных конфет.
В переходе его взгляд привлекли цветы, и он купил небольшой букет сладко пахнущих орхидей. Сегодня был особенный день, хотя Вероника этого еще не знала.
Его подтолкнула Ксения. Два дня назад, после разговора с ней, он окончательно решил прекратить строить из себя кисейную барышню. На практике это означало новый виток в отношениях с Вероникой. Очень важный и приятный шаг… До метода поручика Ржевского он еще не дозрел, а вот то, что показала ему Ксения…
Подходя к дому Вероники и поднимаясь в лифте, он думал о том, что обязательно усовершенствует этот метод — к букве «В» (Вероника) прибавит «А» (Александр). И обязательно — большой «плюс» посередине. Кажется, так объяснялись Левин с Кити в «Анне Карениной». Но они писали мелом — то ли на столе, то ли на каких-то дощечках… Безусловно, это несравнимо с «писанием по телу»…
Он позвонил в дверь и постоял, выставя перед собой орхидеи. Легкие шажки за дверью, которые он ловил ухом, задерживались. Он позвонил еще раз и понял, что поспешил — Вероника еще не успела добраться домой с работы. Стоять на площадке перед дверью было неудобно, к тому же он не знал, куда приспособить тяжелый пакет со снедью. Спускаться вниз и ждать на скамейке возле подъезда не хотелось — бабульки, конечно, подвинутся, уступая место, но вряд ли он усидит под их любопытными взглядами. Потоптавшись на коврике, Александр вышел на этажный балкон. Во всяком случае, здесь можно было курить.
Докуривая третью сигарету, он подумал, что зря не позвонил Веронике заранее, посчитав, что в этом теперь нет необходимости. Он знал, что она должна быть вечером дома — разве он мог не приехать? Она знала, что он может приехать, — значит, по его разумению, должна была его ждать. Выбросив окурок и проследив взглядом его полет, он зажег следующую сигарету.
Конечно, она могла задержаться на работе. Александр решил ждать до последнего. Еще час ожидания привел к тому, что он залез в пакет и вытащил охотничью сосиску, которую тут же, даже не очищая, съел. Потом съел вторую. И еще третью. Безусловно, без хлеба было не так сытно. Впрочем, в пакете было еще достаточно продуктов.
Еще через час он подумал, что Вероника может вообще не появиться. Вполне могло случиться, что смена не пришла и ей ничего не осталось, как заступить на следующую «вахту». Значит, нужно спуститься и позвонить из автомата в больницу. Александр на всякий случай подождал еще полчасика, но это не принесло результата.
Он уже взялся за ручку двери, чтобы выйти с балкона на лестничную площадку, и тут услышал, что на этаже остановился лифт. Наконец-то! Он решил подождать, когда Вероника откроет дверь квартиры, и просто, без объяснений, последовать за ней. Сюрприз! Прошу любить и жаловать!
Из лифта вышли двое — мужчина и женщина. Женщина молчала, и только тонкие каблучки, звонко ударяющие в пол, выдавали ее присутствие. А мужчина, кажется, был слишком разговорчивый.
— Это невообразимо! — сказал тот, которого Александр не видел. — До сих пор не могу прийти в себя… Знаете, я ведь никогда не верил в такие объявления. Но что-то вдруг как потянуло… Наверное, это было предчувствие.
— Все может быть, — сдержанно ответила Вероника. Александр на балконе никак не мог отпустить ручку двери.
— Мне всегда казалось, что все это игра…
— И вы решили поиграть? — насмешливо спросила своего спутника Вероника.
— Да что вы, какие игры! — Кажется, конкурент Александра испугался, что может испортить о себе впечатление. — Я хочу, чтобы все было очень серьезно. Если бы случилась неудача, я бы никогда больше не пытался… И вдруг — вы присылаете мне письмо…
Вероника рылась в сумке, отыскивая ключи. Александр слышал, как она терзала все кармашки подряд, и ему хотелось подсказать, что ключ — в правом, рядом с помадой и зеркальцем.
— Ну, то, что я вам ответила, еще ничего не значит, — сказала Вероника. — Объявление, как и письмо, — не личная встреча. Написать можно что угодно, вы согласны?
— Бумага все вытерпит, — кажется, «разговорчивый» остался доволен своим замечанием.
— Нужно встретиться не один раз и не с одним человеком. Это нужно, чтобы сравнить. Кстати, вам пришло много писем?
— Нет, знаете, — соврал спутник Вероники, и Александр похвалил его за смекалку. — Так, всего несколько штук. Но ваше письмо, конечно, выделяется из этого ряда… И я сразу же…
Здесь Александр услышал, как в двери Вероники поворачивается ключ. Потом дверь захлопнулась, и он остался в полной тишине. В дурацкой позе: одной рукой перехватив тяжелый пакет, из которого вдруг одуряюще вкусно запахла копченая курица, другой — прикипев к ручке двери.
Наконец он стал приходить в себя. Отпустил ручку и похвалил себя за первый шаг. Вторым было метание — он бросил пакет в угол балкона и оперся на перила. Зажег сигарету. Он не считал, сколько выкурил их за сегодняшний вечер. Вероника сказала бы, что он наносит жуткий вред своему здоровью. Хотя она сказала бы это вчера… Но сегодня? «Нет, — подумал он. — Она могла бы сказать это и сегодня, ведь она медик. А медик, какого бы он ни был профиля, считает себя обязанным напоминать о вреде курения».
Он выбросил «за борт» окурок, тяжело наклонился и снова взял в руки пакет. Ничего он здесь не выстоит. Не дожидаться же своей очереди! До этого он, слава Богу, еще не дошел.
Александр открыл дверь, ведущую на лестничную площадку. Ему не хотелось смотреть на дверь Вероники: кто знает, что сейчас творится за ней? Вполне вероятно, его последователь смелее, чем он. Интересно, открыла бы Вероника дверь, если бы он сейчас позвонил? Какое у нее было бы выражение лица? И как бы она все это объяснила? Самому Александру и этому… разговорчивому. Александр ухмыльнулся: кому нужны эти проверки?
Он нажал кнопку вызова, но лифт забуксовал внизу. Судя по хохоту и звонким выкрикам, доносившимся снизу, в кабинку пыталась «утрамбоваться» молодежная компания. Стоять с пакетом вдруг стало не то что тяжело, а как-то неудобно. Александр представил, что еще придется тащить его через весь город. Пока лифт подъезжал к этажу, он быстро повернулся, подошел к двери Вероники и аккуратно, стараясь, чтобы продукты не рассыпались, пристроил пакет на коврике.
Ксения взяла банку с отстоявшейся водой и полила цветы на подоконнике. Воды было слишком много, и она, просочившись сквозь отверстия в донышках вазонов, сражу же образовала на подоконнике лужицы. Ксения схватила тряпку и стала торопливо вытирать воду, стараясь, чтобы ручейки не пролились на пол. Иначе нужно было бы бежать в коридор, искать уборщицу, просить у нее половую тряпку. Ксения не любила общаться с уборщицей, точно так же, как та не любила общаться с ней. Ксения доказывала, что кабинет должен убираться после работы, уборщица же упорно сопротивлялась, говоря, что у нее тоже семья, которая ждет не дождется ее после работы, и что совсем не трудно немного посидеть с поднятыми ногами, пока она выметает из кабинета весь этот хлам. Ксении наконец удалось справиться с организованным ею маленьким наводнением. Она выжала тряпку, держа ее над большим вазоном с уродливым, по мнению Александра, растением. Растение обладало длинными глянцевитыми листьями и имело устрашающее название «тещин язык». Развесив тряпку на батарее, Ксения вернулась к компьютеру. Но продолжить работу не смогла.
Она находилась в ярости. Можно было подумать, что это не Александр оказался в щекотливом положении, а оскорбили лично ее — Ксению. Она металась по кабинету вот уже полдня и никак не могла успокоиться. Александр же, напротив, казалось, был равнодушен, как каменная скала.
— Она дура, — как бы продолжая разговор, сказала Ксения, имея в виду Веронику.
Александр не ответил, а у нее резко улучшилось настроение.
— Хорошо, что это обнаружилось сейчас, — сказала она, все-таки пытаясь вытянуть из него какую-то реакцию. — Хуже, если бы дело зашло слишком далеко.
Александр опять не проронил ни слова. Он копался в давно готовом материале, скрупулезно «вычищая» его.
— Нет, все-таки глупости человеческой нет предела, — опять сказала Ксения через минуту. — Эта дурочка даже не представляет себе…
— Почему дурочка? — не выдержал Александр. — По-моему, она как раз таки далеко не глупа.
Ксении не понравилось, что он попытался защитить Веронику, но, подумав, она решила, что быстро его переубедит.
— Хорошо, пусть не дурочка, — частично согласилась она. — Тогда — подлости человеческой нет предела.
— Она не сделала ничего из ряда вон выходящего. Ксения удивилась. Некоторое время назад Александр сам был шокирован поступком Вероники, теперь же он не признавал в ее действиях никакого негатива.
— Ну, дорогой мой, — сказала Ксения, показывая, что возмущена его бесхребетностью, — если для тебя предательство — ничего…
— Она имеет на это право. — Александр всегда был упрям как осел.
— На предательство? — удивилась Ксения.
— На выбор.
— Но ведь она, насколько я понимаю, уже выбрала — тебя, — напомнила Ксения.
Лучше, конечно, этого было не говорить. С ее стороны это было даже неделикатно. Ксения понимала, что «отставка», как бы Александр ни держался, сильно задела его самолюбие. Но ей пришло в голову, что все-таки стоит побольнее надавить на «мозоль» — чтобы вызвать у него злость по отношению к Веронике. А может быть, даже отвращение.
— Не приставай, — не оборачиваясь, попросил он.
— Ну конечно, во всем опять виновата я!
Он повернул голову и посмотрел на нее удивленно.
— При чем здесь ты?
— Наверное, потому что подсунула тебе эту змею! Признайся, ты ведь так думаешь?
Александр вздохнул и отвернулся. Некоторое время он ничего не говорил, потом не выдержал и закрыл файл — все равно Ксения не дала бы ему работать.
— Я тебя не виню, — сказал он, чтобы расставить все точки над i. — Ни тебя, ни себя, ни тем более Веронику.
— Интересно, почему это ее — тем более? — ревниво спросила Ксения.
— Ну а какие у меня могут быть претензии? Она решила не бросаться на первого встречного, то есть меня. По-моему, это говорит только о ее здравом рассудке. — Он вздохнул. — Чего у меня лично, как выяснилось, явно недостает.
— Здравый рассудок! — возмутилась Ксения, в глубине понимая, что доля справедливости в его словах, конечно, есть, но… — При чем здесь здравый рассудок?
— Ну а как? — спросил Александр. — Сломя голову мчаться куда глаза глядят? Так недолго угодить в яму. Ты же почувствовала это на себе — со своим «рыбаком», разве нет?
— Оставь наконец-то его в покое! — взорвалась Ксения. — Мы вообще говорим не о нем и даже не обо мне! Какое право имела эта Вероника так поступить с тобой?
— Она мне ничего не обещала, — сказал Александр.
— Но вы встречались две недели!
— Даже немного больше. — Он насмешливо посмотрел на Ксению. — Разве это к чему-то обязывает?
— А разве нет? Она просто морочила тебе голову…
— Или пыталась лучше меня узнать, — успел вставить он.
— …имея на всякий случай запасной вариант!
— Я восхищен ее предусмотрительностью.
— Не ерничай. — Ксения умерила пыл, рассудив, что громкими призывами Александра не достать. — У тебя просто нет самолюбия.
Он улыбнулся. Улыбка получилась тусклой, но хорошо, что не жалкой.
— Давай закроем вопрос, — предложил он, складывая бумаги в папку. — Честно говоря, я чертовски устал. — Он посмотрел на часы: — О, уже можно сворачиваться. Может быть, зайдем в какой-нибудь бар? Мне нужно выпить.
— Ну конечно, у тебя сразу же появилась причина!
— Совсем немного, — уточнил он. — Чисто символически отметим мой провал.
Ксения, сохраняя недовольный вид, согласилась.
Пока Александр разговаривал возле стойки с красивой, может быть, чересчур сексапильной барменшей, груди которой чуть не вываливались ему навстречу из слишком глубокого декольте, Ксения сидела за столиком и пыталась оценить его со стороны. Это получалось у нее плохо — она привыкла к нему за восемь лет и совершенно не видела, как он выглядит на самом деле. Чтобы посмотреть на него «свежим взглядом», требовалось полностью сосредоточиться и внушить себе, что вон там, возле стойки, — абсолютно чужой, незнакомый ей мужчина.
«Незнакомый мужчина» почувствовал ее взгляд и обернулся. Ксения нахмурила брови. Пусть он думает, будто ей не нравится, что он слишком долго общается с этой «куколкой». Прием подействовал — Александр быстро закончил разговор. Ксения сосредоточилась — высокий, красивый, обаятельный мужчина с умным взглядом и сдержанной, чуть неловкой улыбкой на лице шел к ее столику. «Нет, эта Вероника все-таки дура», — подумала Ксения.
Дожидаясь, когда принесут заказ, он закурил. Ксения тоже потянулась к сигаретам. Так они и дымили, как два паровоза, пока Ксении это не надоело.
— Эта фифа собирается работать? — раздраженно спросила она, имея в виду секс-бомбу, которая преспокойно за своей стойкой обслуживала других клиентов, а в их сторону лишь изредка бросала заинтересованные взгляды. Вернее, бросала она их в сторону одного только Александра. Ксения, что вполне естественно, выпадала из круга ее интересов.
— Это бармен, — спокойно сказал Александр. — Сейчас подойдет официантка.
Через несколько минут официантка действительно появилась и, извинившись, стала по-новому брать заказ.
— А о чем ты так долго разговаривал с этой? — Ксения кивнула на барменшу.
— Долго? — Александр удивился. — Тебе показалось. Нерасторопная официантка наконец-то принесла заказ.
Барменша, стараясь, чтобы не заметила Ксения, послала Александру воздушный поцелуй. Но все получилось наоборот: как раз таки Александр не обратил на это неуместное проявление нежности внимания — он был занят тарелками с салатами, расставляя их на столе по своему вкусу. Ксения злобно посмотрела на барменшу и подумала, что Вероника, во всяком случае, куда как менее опасна.
— Ты уверен, что это провал? — спросила она, когда маленькие стопочки были налиты. Она смотрела на него не отрываясь — чтобы не пропустить малейшее колебание мысли на его лице.
— В смысле? — поинтересовался он.
— А если Веронике не понравится этот второй? Ты же сам говоришь, что она имеет право выбора. Она поймет, что ты был лучше…
— Ну и? — Александр не понимал, чего она от него хотела.
— Ну и она захочет вернуться…
Александр поболтал коньяк на донышке рюмки и выпил одним глотком.
— Ну и пусть хочет. У меня тоже есть право выбора.
Александр плотоядно улыбнулся. В первый раз судьба Ксении зависела от его решения. Он с сожалением посмотрел на письма — небольшое их количество исключало возможность покопаться, повыбирать, в общем — растянуть удовольствие.
— Ну, с этим мы быстро справимся, — нарочито бодро сказал он.
— Чем богаты, тем и рады. — Ксения независимо пожала плечами.
Письма были на удивление однообразны. Александр вначале огорчился — да, не страдают мужики фантазией, «его» дамы, оказывается, куда изобретательнее. Но потом подумал, что в этом есть какая-то закономерность: мужчина, обладающий хоть малой толикой воображения, не может быть одинок. «А я?» — тут же возразил он сам себе. Несколько секунд размышлений убедили Александра в том, что он, как ни крути, исключение. Быть исключением всегда приятно, и Александр принялся перечитывать письма по второму разу.
Ксения в это время ходила по комнате, имитируя уборку. Вероятно, она нервничала, ожидая «приговора судьбы» и, как показалось Александру, мучаясь от того, что приговор этот будет выносить он — человек, по ее мнению, крайне несерьезный. Но у нее не было другого выхода.
— Ты не будешь перечитывать? — спросил он, желая не столько привлечь ее к решению проблемы, сколько умерить ее пыл, чтобы она не гремела у него над ухом.
— Я перечитывала.
Писем всего одиннадцать, и, безусловно, Ксения, прочитав их не раз и не два, выучила почти наизусть.
Александр закончил чтение последнего письма и снова вернулся к первому.
— Может быть, это? — неуверенно предложил он через несколько минут.
— Которое? — Ксения бросила тряпку, которой вытирала пыль с верхней книжной полки, и заглянула ему через плечо.
— «Я, Одинокий Путник на дороге этой жизни…» Звучит романтично, тебе не кажется? — Он посмотрел на нее, в восторге от собственного выбора.
— Соображаешь? — Ксения невежливо покрутила пальцем у виска. — Посмотри на обратный адрес. Это же колония. Они все «одинокие путники».
Александр перевернул конверт и крякнул. Ксения вернулась к уборке. Александр, которому «одинокий путник» дал под дых, бросился исправлять ошибку.
— Тогда это! — крикнул он, потому что Ксения вышла в ванную и гремела там тазом. — Послушай: «Моя мечта — иметь друга и покровительницу в одном лице — лице симпатичной и доброй женщины». — Александру никогда не удавалось художественное чтение, и отрывок прозвучал скомканно.
— Это же альфонс, — заглянув в комнату, презрительно то ли к автору письма, то ли к Александру за неспособность разобраться, кто есть кто, сказала Ксения. — Ты что, хочешь опять подвести меня под монастырь?
Александр пропустил определение «опять», хотя ему хотелось напомнить, что под монастырь в прошлый раз ее никто не подводил и угодила она в него исключительно по собственной воле.
— Ну почему обязательно альфонс? — недоверчиво спросил он, своим мужским умом не умея читать между строк.
Ксения вытерла мокрые руки полотенцем, сняла передник и села рядом.
— Он ищет покровительницу, разве непонятно?
— Может быть, он имеет в виду что-нибудь другое? — предположил Александр. — Например, ему нужен Путеводитель по жизни… Мне кажется, на эту роль ты бы подошла.
Ксения почему-то оскорбилась.
— Я не хочу быть путеводителем, — резко отказалась она. — Я не хочу искать кого-то, кто может мной воспользоваться — в каком бы то ни было смысле. Я устала, понимаешь? Я хочу, чтобы кто-то хоть что-то сделал для меня! Это — нормально?
— В принципе, да… — промямлил Александр, оказавшись в тупике. Оставшиеся письма, по его мнению, были еще хуже.
— Тогда почему ты не обращаешь внимания на нормальные предложения? — обвиняющим тоном спросила она.
— В упор не вижу, — честно признался Александр. Ксения, вздохнув, подтянула к себе пачку и, почти не глядя, вытащила тонкое письмо.
— Вот это, — сказала она. — Прочитай еще раз и, пожалуйста, внимательно.
Она поднялась и ушла опять в ванную, предоставив ему возможность «выбирать».
Александр вспомнил анекдот, в котором Бог подвел Адама к Еве и сказал: «А теперь выбирай себе жену!»
Письмо, которое выделила Ксения, было абсолютно нейтральное и даже, с точки зрения Александра, примитивное. Он посмотрел на конверт и поправился: не примитивное, а глубоко провинциальное. Деревня Осокорки — на каком конце географии это находится?
Он внимательнее вчитался в строки и подумал, что Ксения, вероятно, сошла с ума. Чем может быть интересен журналистке центральной газеты тракторист Петр из деревни Осокорки?
Неуверенно помусолив остальные конверты и поразмыслив, Александр пришел к выводу, что вышеназванный тракторист завоевал первенство исключительно потому, что у него не было нормальных соперников. Все остальные были еще хуже.
Когда Ксения вернулась в комнату, Александр предложил:
— Ну его к черту, а? Ради чего ты должна над собой издеваться? Почему ты думаешь, что это последнее письмо? Может быть, придут еще письма, и нужно только подождать…
Ксения посмотрела на него сурово. Это должно было продемонстрировать, что, несмотря на то что занималась она постирушкой, внутри ее шла очень серьезная работа.
— Ничего ждать мы не будем. Это судьба, понимаешь?
— В смысле? — спросил Александр, которому почему-то все-таки не верилось, что тракторист из деревни может оказаться судьбой Ксении. В принципе, он был. уверен, что она-то себя в обиду не даст, а вот насколько такая невеста ударит по нервам тракториста, еще неизвестно. Неожиданно Александр поймал себя на нехорошем чувстве злорадства, направленном на незнакомого тракториста. А не лезь!
— Ты знаешь, что я всегда хотела быть поближе к земле, — сказала Ксения, делая ударение на слове «всегда» .
Александр подумал, что человек полагает, а Бог располагает. Неожиданно получила свое продолжение история, которая началась три года назад и которая в свое время вытрепала у Александра много нервов.
У Ксении был небольшой кусочек земли в пятидесяти километрах от города по ходу электрички, который достался ей только благодаря упорству и вредности характера. Желающих стать обладателями заветных «шести соток» в редакции было намного больше, чем самой земли, поэтому Ксении пришлось приложить для борьбы все свои силы. Александр тогда удивился:
— Зачем тебе эта головная боль, дитя асфальта?
— Буду выращивать экологически чистые продукты, — на полном серьезе сообщила Ксения. — Без нитратов. К тому же что может быть лучше отдыха на земле? Не знаю, как ты, а я засиделась.
С каждым днем планы ее становились все грандиознее. Вскоре она призналась, что со временем возведет на участке… не дачку, нет! Она построит полноценный загородный дом, подведет к нему газовое отопление, воду, канализацию.
— На фига тебе все это? — не переставал удивляться Александр.
— Ты поймешь, когда все будет готово и я приглашу тебя в гости в свое поместье.
Оформив документы, она немедленно приступила к осуществлению своих намерений: купила лопату, грабли, какие-то замысловатые тяпочки, шланг для полива грядок. Потом стала приобретать посадочный материал. В принципе Александр не был против такого увлечения, если бы она не доставала его своими вопросами: «Как ты думаешь, морковку не поздно сеять в июле?», «Если удалить часть соцветий, будут ли оставшиеся огурцы большими?», «Какой длины должны быть ростки у картофеля для посадки?» Чтобы отцепиться, он посоветовал выписать ей какой-нибудь аграрный журнал, что Ксения и сделала. Она выписала даже не один, а несколько журналов, но от этого стало только хуже. Так как в каждом журнале рекомендации по одному и тому же вопросу часто были разными, а иногда и противоположными, вопросы ее усложнились: «Окучивать картошку лучше один раз или два?» или «Как бороться с колорадскими жуками?» Борьба с этими прожорливыми «полосатиками» стала главной проблемой. Ксения не хотела использовать яды, поскольку «иногда идет дождь и всю отраву смывает на землю, земля впитывает ее и передает овощам». Некоторое время она постоянно ездила собирать жуков вручную. Но так, конечно, не могло продолжаться долго — дорога выматывала, и Ксения вместо вожделенного отдыха в конце концов накопила сильнейшую усталость.
Разговоры на сельскохозяйственную тему постепенно сошли на нет. На дачу Ксения теперь ездила все реже и реже. Тем более что урожай, на который она так надеялась, оказался микроскопическим по сравнению с вложенными в него силами и средствами. Ксения оскорбилась, что картошки на некоторых грядках выросло меньше, чем она посадила, и не стала докапывать остальную, оставив ее зимовать под сугробами.
С наступлением следующей весны Александр постоянно вынужден был выслушивать нескончаемую песню на новый лад. Ксению вдруг озарило, что дача творческого человека — это не огород и сажать там капусту и горох — пошло. «Райский кусочек земли» должен сохранять первородную растительность, услаждать глаз, нюх, вселять вдохновение и давать отдохновение. Но так как в прошлом году она успела извести на участке почти всю первородную растительность, то теперь ее нужно было просто и элементарно посадить. Ксения купила в лесничестве саженцы — очаровательные голубые елочки и крепенькие дубки — и засадила ими все свои шесть соток.
Александр не стал спрашивать, почему она не оставила места под шикарный загородный дом с газовым отоплением и канализацией. Возможно, Ксения посадила дубки не просто так, а с далеко идущим умыслом: дубовые доски незаменимы при строительстве.
— Помнится, эксперимент был неудачным, — позволил себе напомнить Александр.
— Потому что я была одна, — объяснила Ксения. — Рядом не было никого, кто захотел бы и смог поддержать меня.
— Ну, если ты не оставила эту идею… — сказал Александр, осознав, что отговорить Ксению ему, как всегда, не удастся. — Только один вопрос: как, в случае удачного исхода, ты думаешь совмещать деревню Осокорки и журналистику? Нет, вполне вероятно, что там поблизости и существует какая-нибудь районка. Но ты же сама понимаешь — это не твой уровень.
— Спасибо, — холодно ответила Ксения, показывая, что признание ее уровня пришло слишком поздно и она во всем способна разобраться сама. — Я не собираюсь совмещать Осокорки и журналистику. В случае удачного исхода, как ты его назвал, Петр переедет ко мне. Моя земля… — («Еще немного, и ее разорвет от самодовольства», — подумал Александр). — Моя земля намного ближе. Да, я не могла дать ей толк одна. Но вместе с Петром мы сможем, я надеюсь, довести начатое до конца.
— А что значит до конца? — поинтересовался Александр.
— Мы построим там шикарный загородный дом.
— В роли помещицы ты будешь неплохо смотреться, — признал Александр. — Но, думаю, постройка дома — это еще не конец.
— Что ты имеешь в виду?
По отстраненному выражению Ксении он понял, что она «закрылась», но все-таки попытался «прошибить стену».
— Знаешь, когда придет твой настоящий конец? Это будет как в сказке Феликса Кривина: «И тогда случилось САМОЕ СТРАШНОЕ. Они стали жить-поживать и добра наживать».
Ксения посмотрела на него и насмешливо улыбнулась. Кажется, она уже начала в уме наживать это самое добро.
Ксения посмотрела на себя в зеркало, потом перевела вопросительный взгляд на Александра.
— Мне нравится, — солгал он.
— А мне — нет.
Она была расстроена, как была бы расстроена всякая женщина, обнаружившая однажды вместо себя в зеркале пугало. Конечно, не было ничего особо страшного в том, во что она превратилась. «Тебя ничем не испортишь», — подхалимски убеждал Александр, когда она засомневалась в правильности этой идеи. Идея была такова — придать Ксении естественный вид: смыть всю косметику, перекрасить волосы в цвет, который приближался бы к ее настоящему… Ксения попыталась отстоять хотя бы волосы, но Александр считал, что это необходимо.
— Они подумают, что ты седая.
— Какая разница, что они подумают? — сказала Ксения, но глаза ее смотрели неуверенно.
— Не стоит рисковать, — посоветовал он, чем убедил ее окончательно.
Имидж для поездки в Осокорки они продумывали вместе, и сейчас Ксения сильно подозревала, что Александр мстил ей за то, что выбор она, по сути, сделала сама.
— А на прощание я хочу рассказать тебе одну поучительную историю…
— Почему на прощание? — подозрительно спросила Ксения.
— Ну, мало ли…
— Давай, — разрешила Ксения.
До конечной было еще далеко, почему бы не использовать время с пользой? К тому же Александр, которого в этот раз что-то заклинило, будет лишен возможности приставать к ней с просьбой еще раз подумать.
— Однажды известный путешественник, основатель «школы выживания» Виталий Сундуков пережил одну «забавную» историю, произошедшую с ним на острове Ириан-Джая среди папуасов, которые незадолго перед этим съели Майкла Рокфеллера и двух миссионеров. Как-то он уходил от каннибалов, и его провожали трое из них. Сундуков решил их отблагодарить. Одному из них он дал коробочку с цветным бисером, потом дал то же самое второму. Когда полез в карман, обнаружил, что больше бисера нет. Дал обделенному понять — все, больше нет, извини, друг. А обделенный призадумался. И говорит своим товарищам: «Вам дал». Те, довольные, отвечают: «Нам дал». Тогда он опять за свое: «Вам дал, а мне не дал, вот видите — у вас есть, а у меня нет. Давайте его съедим». Что примечательно, те сразу же согласились: «Давай съедим».
— В твоем Сундукове было больше веса, чем во мне, — резонно предположила Ксения.
— Естественно, — сказал Александр. — Но какова неблагодарность? И доказать предателям ничего нельзя — у них свои понятия о совести и чести.
— И как он выкрутился?
— Поступил исходя из детской логики. Он вообще забрал у них бисер. А когда уходил, то слышал, как те двое разбирались с третьим: «Так. Нам дал. У нас было? Было. А теперь нету, а почему? Все из-за него. Давай его съедим!»
— А что ты этим хочешь сказать? — поинтересовалась Ксения. — К чему нагонять страх? Мы не в Африке, и у нас нет каннибалов. Даже в глубокой провинции.
— Я этого и не говорил, — защитился Александр. — Просто рассказал историю, чтобы не скучно было ехать. Ну почему ты во всем ищешь какой-то подвох?
Ксения слишком хорошо знала Александра, чтобы поверить, что история была рассказана просто так, чтобы скоротать время в поездке. Вероятно, этот умник хотел внушить ей, что человека можно съесть не только в прямом смысле. И что глубокая провинция — именно тот каннибал, который ждет не дождется, чтобы сомкнуть за ней свои безжалостные челюсти.
Ксения хмыкнула и уставилась в окно, На станции ее ждали. Да, именно так — не ждал, а ждали. Встречающих было трое — сам Петр, его двоюродный брат Николай и восемнадцатилетняя дочка от первого брака Люда. Может быть, поэтому встреча получилась скомканной: обменявшись приветствиями, они все неловко пожали друг другу руки и толпой пошли на пристанционную площадь, где дожидался их зеленый запыленный «Москвич» Николая.
Люда села впереди, рядом с дядей, а Ксения и Петр устроились сзади. Вероятно, встречающие приехали задолго до прибытия Ксениной электрички, потому что машина накалилась на солнце и на сиденьях, покрытых кожзаменителем, трудно было усидеть. Как только дверцы были закрыты, в салоне зависла ужасающая духота, составляющей которой была весьма ощутимая примесь бензина. Впрочем, была надежда, что, как только машина тронется, ветерок выдует эти прелести и ехать может быть даже приятно.
— Пристегнись, коза, — сказал впереди Николай, и Ксения дернулась от неожиданности. Но, поняв, что это обращение адресовано не ей, а девушке, успокоилась.
Петр сидел рядом и молчал, только изредка на нее взглядывая. Ксении вначале было не по себе, но потом она решила, что так даже лучше. Какой смысл разговаривать по дороге, тем более при посторонних, если впереди у них целые выходные? Она покрутила ручку и, опустив стекло, подставила лицо ветру.
— Не дует? — помолчав, заботливо спросил Петр.
— Все замечательно! — почти крикнула она, не отрываясь от свежего потока, который охлаждал ее разгоряченные щеки и безжалостно трепал волосы (по настоянию Александра — русого, почти естественного цвета).
— А то закрыть? — предложил Петр.
Она, отказываясь, помотала головой — ни в коем случае.
Дом был совершенно не похож на то, что придумала себе Ксения. Огромный двухэтажный особняк белого кирпича, с евроокнами и полукруглой застекленной верандой. К веранде вели широкие ступени, выложенные светлой узорчатой плиткой. Ксения долго очищала туфли возле порога, чтобы не испачкать плитку.
— Сюда, — сказал Петр и открыл входную дверь. Веранда была вся пронизана светом. Использовать ее как подсобное помещение было, конечно, глупо, но Ксения подумала, что это — ее точка зрения. Хозяевам, кажется, совершенно не мешали все эти корзины с овощами, рассада в ящиках, лопаты, грабли и длиннющий, свернутый кольцами, поливочный шланг, напоминающий огромную зеленую змею.
— Сюда, — опять сказал Петр и открыл перед ней еще одну дверь.
Они вступили в большую комнату, кажется, это была гостиная. Во всяком случае, приготовление ко встрече одной гостьи здесь шло вовсю. Во-первых, здесь было полно народу. Какие-то тетки носились вокруг стола, уставляя его тарелками со снедью. Тарелок было так много, что их уже некуда было ставить. Все очень обрадовались появлению Ксении, и она видела, что радость эта искренняя. На широких загорелых лицах теток цвели улыбки, и только Люда, дочь Петра, была сдержанна. Но Ксения ее понимала, теткам-то что, а девочка, в случае чего, обзаводилась мачехой. Все мачехи в сказках злые. Ксения улыбнулась.
«Чего-то я не понимаю», — сказала себе Ксения, пытаясь справиться с одеялом, которое было коротковатым, и из-за этого ей приходилось натягивать его то на плечи, то на ноги. Она на самом деле не понимала, что происходит, потому что… не происходило абсолютно ничего. К вечеру у Ксении сложилось стойкое впечатление, что она приехала в гости к дальним родственникам, которые проживают в деревне. Эти родственники организовали пышную встречу, накормили ее всяческими деревенскими деликатесами и отправились по своим хозяйственным делам. Все, включая, Петра, который ради ее приезда мог бы отложить дела и уделить ей хоть какое-то внимание. Но Петр монотонно орудовал граблями в огороде, Ксения постояла возле него около получаса, но даже нормального разговора у них не получилось: «жених» почти все время молчал и только в крайних случаях отделывался короткими, ничего не значащими фразами. Грешным делом ей показалось, что работа, которую выполнял Петр, не была такой уж срочной: ну что, в самом деле, станется с высохшей уже картофельной ботвой за два дня? Она предложила свою помощь, но Петр как-то опасливо отказался. Это ее обидело. Она прошла в дом и от нечего делать пристроилась к бабушке Катерине, которая обрадовалась ее появлению, потому что была охоча до разговоров, а собеседники все до одного «греблись по хозяйству». Старая женщина была бабушкой Петра. Ввиду возраста она уже не хозяйничала во дворе и огороде, но и в доме было полно всякой мелкой работы, за которую постоянно хватались ее старые морщинистые, но еще крепкие руки. Общение с бабушкой Катериной внезапно оказалось для нее выгодным — та сразу же выложила все как есть: с женой Петр прожил всего четыре года, она вила из него веревки, родила Людку, а сама сбежала с заезжим «хахалем». «Газетку» посоветовала почтальонша, Петр долго отказывался, а потом все-таки согласился. А куда он денется?
С бабушкой Катериной было интересно разговаривать. Ксения обрадовалась: хоть одно светлое пятно в этой бестолковой поездке.
— Подождите, я запишу. — В Ксении заговорил журналист. Она достала диктофон и пристроила его поближе к бабушке Катерине.
— А чего, записывай, — разрешила та, оправляя на себе кофту и юбку. — У нас, когда Василь женился, тоже записывали. Потом все кино смотрели. Василь смешной, парикмахер его перед свадьбой спортил. А невеста хороша. А мать ейная — ну, толста корова. Ест много, — сделала вывод она.
— Кино не получится, — объяснила Ксения. — Запишется только ваш голос.
— Ну, пускай голос, — немного расстроившись, согласилась бабушка. И спросила: — Тебе зачем?
— Статью напишу. В газету.
— Ну пиши.
Ксения нажала кнопку, и бабушка Катерина, выпучив светлые старческие глаза, замолчала.
— Вы не бойтесь, — попросила Ксения. — И не обращайте на это, — она указала на диктофон, — никакого внимания. Пусть он себе тут стоит, а вы мне расскажите.
— Так тебе уже рассказывала, — удивилась бабушка Катерина.
— Расскажите еще раз, — терпеливо сказала Ксения. — Только все подробно. Все, что вспомните.
— Ага, — понятливо кивнула головой старуха. — Ну так записывай.
— Записываю. — Ксения поняла, что без наводящего вопроса бабушка Катерина никогда не начнет. — Так какой, вы говорите, был обычай отдавать девушку в вашей местности?
— Хороший обычай, а что ж! — резонно отметила та. И опять замолчала.
— А во сколько замуж выходили? — не сдавалась Ксения.
— Мне еще моя бабушка рассказывала — девушка имела спрос до четырнадцати лет, а потом уже никакой пес к ней не шел, — сообщила старуха. — Да… Сидела она дома и не рыпалась. На танцы уже не пойдешь — старая, а на свадьбу или крестины незамужней идти нельзя было — не полагалось.
— Кошмар, — не выдержала Ксения.
— Не говори, — удрученно поддержала ее бабка. — Если до четырнадцати не посватали — беда. Дома поедом едят, каждый день слезы. Были даже такие, которые топились.
— А как можно выйти замуж, если все время сидеть дома? — поинтересовалась Ксения.
— На Петров день можно было, — сказала бабушка.
— Один раз в год выходить из дома? — ужаснулась Ксения.
— Да ты не поняла, — засмеялась старушка. — В поле можно было, на ярмарку тоже. Скотину пригнать. Все можно было. Но, не дай Господи, на гулянку. Гулять после четырнадцати уже стыдно было. А на Петровку, что ж… Бабушка говорила: «Петровка — день, когда и сухая груша невестится».
— Танцы устраивали? — спросила Ксения. — Сейчас тоже есть. «Для тех, кому за…» — называется.
— Какие танцы! — возмутилась бабушка Катерина. — Один день всего, плясать некогда. Петров день — в начале лета. Считалось, что молодость-весна уже позади и девушка после четырнадцати лет уже встала на летнюю тропу. В Петров день, как только всходило солнце, отец сажал дочку в тачку, а если не было отца, то старший брат или свояк.
— Какую тачку? — изумилась Ксения.
— В хорошую тачку, крепкую. В хозяйстве у каждого была, а как же. Так колеса, а так ручки… — Бабушка Катерина руками обрисовала силуэт такого необычного средства передвижения. — Тачку украшали ветками липы, чтобы, значит, липло к девушке счастье. Колеса, ручки перевязывали цветными лентами. Голову девушке ее мать украшала веночком из васильков.
— А почему именно из васильков? — спросила Ксения.
— Это означало, что девушка уже как бы почти мертвая, — спокойно разъяснила бабушка Катерина, — потому что с васильками у нас ходили только к покойникам. Плечи ей покрывали рушником, каким на свадьбе молодую покрывают. Отец вез девушку к дому, где есть парень, останавливался у ворот и громко кричал: «Моя Маринка была бы хорошей хозяйкой в вашем доме. Даю за ней овец, коров, три надела поля!» Ни сын, ни отец на этот крик не выходили. Выходила мать. Если матери не было, то сестра. Девушка, что в тачке, закрывала лицо руками. Конечно, стыдно!
— Ну да, — ошарашенно подтвердила Ксения.
— Если было согласие на брак, то мать парня снимала с нее васильковый венок. Бросит через плечо и приговаривает: «На болото, на озеро!» А вместо венка ложила на голову девушке рушник. Та открывала лицо, выходила из тачки, целовала руку матери парня и, приговаривая: «Спасибо, что вы меня спрятали!», шла домой. А отца девушки приглашали в дом, и он договаривался о свадьбе.
— А если отказ? — похолодела Ксения.
— Ну, если им, конечно, не надо, то кто-то выходил из двора и кричал: «Вези к цыгану, будет иметь, что плетью стегать!» Отец мог возить по селу свою дочь до захода солнца. Если никто ее не брал, то ждал их следующий Петров день — только через год. Тогда, думаю, и стали говорить: «Хоть и за козла — лишь бы дома не была». Ходили к знахаркам, колдунам. Те давали святую воду, той водой девушку омывали и лили на пути парня, которого наметили в зятья, подсыпали ему в еду всякое…
— Ну, красивых, наверное, в тачке не возили, — сказала Ксения.
— О, не возили! Еще сколько возили! Как счастья нет, так и красота не помогает. Бабку-то мою рано забрали, а вот сестра у нее была красавица из красавиц, а в жены никто не хотел. От как завязано! Четыре раза на Петровку возил ее отец по дворам… Пока не стукнуло ей восемнадцать — возраст совсем уж безнадежный. Тогда отец, конечно, возить перестал. Последний раз до самого темна ходил — не берет никто, и все тут! Ну, понятно, все надеялся — еще в одну избу, еще в одну… А потом, как солнце зашло, вся надежа пропала. По дороге назад зашел к куму, сел у стола. Дай, говорит, выпить, кум. Кум выставил бутылку. Потом вторую. Отец позор заливает, про дочку забыл. А она сидела, сидела в тачке, потом домой огородами побежала. Но в избу не вошла, сарайка там была во дворе. Тут бабка вышла: «Чего ты тут?» А та кричит: «Повешусь!» А бабка ей: «Вешайся, чертово семя! Я тебе и веревку подам».
— И чем дело закончилось? — спросила Ксения.
— Да чем закончилось… Свадьбой и закончилось. Ее чужой взял, не из нашей деревни. Лет ей было уже много, двадцать ли пять или побольше. Ну и он вдовец. Потом у них дети народились. Толста стала корова…
Петр возился во дворе — делал загородку для птицы. Судя по заготовленным материалам, загородка должна была быть основательная — Ксения подошла к нему со спины и остановилась. Он не заметил, а может быть, не захотел отвлекаться от работы. Возил туда-сюда рубанком, из-под которого вылетали светлые свежие стружки.
— Помочь? — подала голос Ксения, честно говоря, не представляя, чем она может помочь в таком истинно мужском деле.
Петр отрицательно мотнул головой. Он был настолько занят этой доской, что даже не посмотрел в ее сторону. И не сказал ни слова.
Конечно, с его стороны это было невежливо. Но Ксения за два дня как-то уже привыкла к такому обращению.
Вполне вероятно, у них здесь просто не принято выказывать чувства. Она постояла рядом, любуясь на кудрявые стружки, которые падали к ее ногам, и снова пошла в дом.
Бабушка Катерина лущила зеленые стручки. Из-под ее проворных пальцев выкатывались крупные зеленые горошинки и падали в большую эмалированную миску. Ксения пристроилась рядом, и дело пошло быстрее. Бабушка Катерина посмотрела на нее одобрительно.
Настроение было не из лучших. Воскресенье на исходе, а они с Петром даже не поговорили о том, ради чего Ксения, собственно, приехала в эти Осокорки. Было ощущение, что она просто в гостях у своей дальней, очень дальней родни. Скоро зеленый «Москвич» отвезет ее на станцию, провожающие будут стоять на перроне монолитной стеной, и Ксения даже не будет знать, как они к ней на самом деле относятся.
— Возьмешь с собой, — сказала бабушка Катерина, ссыпая лущеный горох в небольшой матерчатый мешочек. — Супчик варить будешь.
Ксения скучно кивнула.
— Я тебе корзинку наготовила, — сообщила бабушка, делая вид, что не замечает ее состояния. — Сверху яиц пара десяточков, творожок, сметана, а внизу огородина.
— Спасибо, — выдавила Ксения, продумывая, что можно будет рассказать Александру о поездке. И выходило, что рассказывать абсолютно нечего.
— Петр тебя поедет провожать? — спросила старуха, деликатно сосредоточив глаза на стручках, среди которых еще пыталась выудить спрятавшиеся горошинки.
— Не знаю, — честно ответила Ксения, не отводя глаз от морщинистых рук бабушки.
— Так ты спроси, — посоветовала та.
— Зачем? — Ксения подняла глаза.
Внезапно ее охватила обида. Она понимала, что не подошла Петру и его родне в силу определенных причин. Им нужна была хозяйка этого огромного хозяйства. Ксения в глубине сердца признавала, что их разочарование — естественная реакция на ее появление. Она могла смыть всю косметику, надеть самое простое платье, перекрасить волосы «под солому», но вытравить из себя «дитя асфальта» было выше ее сил! Она знала, когда подписала себе приговор. Вчера вечером, когда ходила следом за Петром, удивляясь, что дела по хозяйству никак не заканчиваются. Она думала, что ее сочувствие вызовет благодарность. И даже рассказала ему историю, которую прочитала в одной умной книжке. История заканчивалась так: «Мы думали, что обзавелись хозяйством, но это хозяйство обзавелось нами». Ей показалось, что Петр даже не понял, о чем она говорила. Он сгребал накошенную во дворе траву, а потом расстилал ее на крыше деревянной сарайки, чтобы она хорошо высохла, иначе зимой не будет чем кормить кроликов. Оказалось, что он все понял, только его понимание было совершенно противоположно тому, что имела в виду Ксения, рассказывая эту историю. Она смотрела на его крепкие руки, которыми он сжимал черенок вил, и думала, что такие руки не пропадут нигде. В городе он с легкостью нашел бы работу, может быть, устроился на стройку. А хозяйство на ее участке не требовало такой сумасшедшей самоотдачи. В принципе, это было бы выгодно ему самому: имея возможность заниматься любимым делом, к которому привык с самого детства, он не был бы лишен другой возможности — жить как человек. Ксения уже даже потихоньку начала составлять план мероприятий, которые помогут Петру «подняться» и войти в новую для него жизнь. В ее плане были и театры, и концертные залы, и всевозможные экскурсии. Она также продумала список книг, которые он обязательно должен был прочитать. С Александром Ксения твердо решила его пока не знакомить. Вот через год, когда налицо уже будут видны какие-то результаты…
Но, планируя, она не учла одного, и, может быть, самого главного: невозможность Петра изменить своему хозяйству.
«Ясно, — сказал бы Александр, если бы она честно призналась ему во всем, что здесь произошло. — У твоего кавалера был серьезный выбор: ты или кролики. Он выбрал кроликов».
В глубине Ксения понимала, что все не так просто и хозяйство Петра — не только кролики, корова, куры и огород. Он, наверное, мог бы все это бросить, потому что ценности, которые ожидали его в городе, были, во всяком случае, не меньшими. Но Людка, бабушка Катерина и вся остальная родня?
Она понимала, что Петр имеет право выбора, но почему-то все равно было обидно.
— Ты руки-то не опускай, — внезапно, строго насупясь, сказала бабушка Катерина. — Чего он тебя вызвал, а сам… не кует, не мелет?
— А что я могу сделать? — Ксении вдруг невыносимо захотелось пожаловаться.
— Скажи ему: так и так, — предложила старуха. — Я ехала, я на дорогу тратилась…
— Перестаньте, — попросила Ксения.
— А чего? — не поняла бабушка. — Стыдно? А ему не стыдно?
— Не знаю, — вздохнула Ксения, думая: а почему, собственно, Петру должно быть стыдно? Разве он был обязан прийти от нее в неописуемый восторг, немедленно предложить свою крепкую руку и, бросив в Осокорках все и всех, с радостью в сердце и улыбкой на губах переехать к ней?
— Ну ты сама виновата, — определила бабушка Катерина, собирая шелуху в передник. — Ходишь, куксишься… Как будто от этого толк бывает.
— А что я должна была сделать? — не выдержала Ксения. — Вешаться ему на шею?
— А то! — одобрительно сказала бабушка и протопала к двери. Она высыпала в помойное ведро стручки и вернулась. — Они ж дураки — мужики.
Она взяла в углу мешок, набитый куриными перьями, расстелила на широкой лавке старое покрывало и осторожно высыпала на него содержимое мешка. Перья — белые, черные, коричневые — осели на лавке воздушной горкой. Бабушка Катерина села рядом и, поставив на колени глубокую миску, стала драть пух. Она не умела разговаривать, когда руки ее не заняты. Ксении ничего не оставалось делать, как предложить свою помощь. Старуха удовлетворенно кивнула и подвинулась.
— Я бы не сказала, что ваш Петр глупый, — продолжила Ксения. — Он все сделал правильно.
— Ничего он не сделал, — сокрушалась старуха.
— Значит, ему это не нужно.
— Еще как нужно! — не согласилась бабушка Катерина. — Токо он скромный. От скажи, он тебя вчера даже ж спать не позвал?
— Не позвал… — Ксения запнулась, вдруг осознав, что за целых два дня, находясь рядом с кандидатом в мужья, об интимной стороне отношений она даже ни разу не вспомнила. Она попыталась представить себя в постели с Петром, но ничего не получилось. Он не привлекал ее как мужчина! Это ее неожиданно успокоило и даже развеселило. Это не Петр остался к ней равнодушен, это она сама не хотела его! Получив такое откровение, Ксения немедленно принялась про себя облекать его в слова, чтобы при встрече с Александром рассказ выглядел как можно ярче. Это принесло еще один плюс: она вспомнила, что не писала два дня, и ее руки, сердце и мозг «зачесались», требуя, чтобы она немедленно задействовала их. Значит, уезжать будет не только легко, но и приятно. Ксения вздохнула, но бабушка Катерина восприняла этот вздох как знак того, что несостоявшаяся невестка жалеет о том, что не получилось.
— От женщины все зависит, — сказала она. — От что раньше делали, если парень девку не брал?
— Я помню, помню, — быстро уверила старуху Ксения. — И про тачку, и про Петров день…
— Ой, то когда было! — отмахнулась бабушка Катерина. — А потом девки сообразили, что нельзя этим мужикам поручать такое серьезное дело.
— Да, и что они стали делать? — заинтересовалась Ксения, полностью соглашаясь с девками.
— Так чего, сватать шли этих олухов! — не моргнув глазом сказала бабушка Катерина. — Ну а чего? То он боится, то сомневается, то ему рано, то ему поздно, то еще что… А так девка ставит вопрос ребром, женись — и все! Куда ему деваться?
— И как это происходило? — подозрительно спросила Ксения, размышляя, стоит ли брать диктофон. Была вероятность, что бабушка Катерина — единственная, кому Ксения понравилась, — все то придумала для того, чтобы вдохновить ее на «подвиг».
Но рука потянулась как-то сама собой, и Ксения все-таки включила запись. Бабушка Катерина, которая уже была в курсе, посмотрела на диктофон спокойно.
— Девушка, которая собралась замуж, одна, без сопровождающих, шла в дом к парню, который ей понравился и которого она хотела в мужья. Конечно, выбирала такое время, когда надеялась застать дома отца, мать и самого. Стучала три раза, на пороге кланялась и говорила: «Бог в помощь». Садилась в доме и начинала нахваливать того, кто пришелся ей по сердцу. Обращалась к нему по имени со словами: «Вижу по твоему лицу, что ты человек добрый, будешь любить свою жену и заботиться о ней. Надеюсь, что из тебя выйдет хороший хозяин. Эти твои качества вынуждают меня коленопреклоненно просить тебя взять меня в жены». Потом девушка просила отца и мать парня дать согласие на брак.
— И что, в таком случае никак нельзя было отказаться? — поинтересовалась Ксения, которой вдруг чрезвычайно понравился такой обычай.
— Всяко было, — не стала врать старуха. — Но даже если получался отказ или отговорка, что парень еще .молодой, не готов к женитьбе или что, девка не уходила сразу. Пыталась внушить парню и родне, что лучше кандидатуры им не найти.
— Замечательно! — восхитилась Ксения.
— Если и на это нельзя было взять, то взывала к совести. Она ж себя покрыла позором, зайдя в их дом с таким предложением, а если будет отказ, то ей больше надежды на замужество нет. Иная девушка оказывалась покинуть жилище, если парень не возьмет ее в жены. И стояла на своем, не выходила из избы, пока не добивалась согласия. И родители, как правило, соглашались, начинали уговаривать сына.
— Ну вот это, конечно, не очень, — с сомнением сказала Ксения. — Ее же никто не приглашал?
— Не приглашал! — презрительно поджала губы старуха. — Попробуй дождись, когда пригласят! А бывало, что молодые согрешили до свадьбы, а потом парень вдруг передумывал жениться. Что делать? А то и делать! Девушке достаточно было только пробраться в дом и быстренько залезть на печь, после чего выгнать ее из дома семья жениха не имела никакого права. Бывало, такие невесты подолгу сидели в кустах, дожидаясь, пока дверь случайно останется незакрытой, потом забегали в дом и с боем прорывались к печи. Ну?
Бабушка Катерина смотрела на Ксению с надеждой.
— Что вы хотите? — спросила Ксения, выключив диктофон и снова принимаясь за пух. — Чтобы я нахально, образно говоря, «залезла на печь»?
— Почему — нахально? — удивилась старуха.
— Потому.
Ей не хотелось расстраивать бабушку, говоря, что ей, Ксении, по сути, ничего уже не нужно. Она вдруг почувствовала жалость к этим людям, которые, даже не узнав, потеряли ее.
— Не переживайте, — сказала она. — Петр обязательно женится. Он найдет себе пару, женщину, , которую полюбит.
— Полюбит! — вдруг презрительно процедила старуха. — Он уже полюбил одну!
— Но ведь никто не виноват, что такое случилось, — осторожно сказала Ксения.
— У людей и не такое случается, — сказала старуха, хотя Ксения не могла себе представить, что может быть хуже смерти. — А жить-то надо, растить вон эту кобылу надо!
«Это она о Людке», — поняла Ксения, хотя определение «кобыла» было трудно связать с худенькой девушкой.
— Ну и вырастите, — на всякий случай сказала она.
— Вырастить-то вырастим, а что толку-то? Какого нечистого здесь ей делать?
Бабушка Катерина в сердцах пришлепнула рукой горку пуха в тазу, и вверх поднялись тонкие, почти невесомые пушинки. Ксении захотелось чихнуть, но она сдержалась.
— Конечно, он женится, — продолжила старуха, кажется, потеряв надежду уговорить Ксению. — Чего ему не жениться? Вон их сколько, безмужних-то! Зинка тоже…
Она проговорила это с такой болью в голосе, что Ксении сразу же стало понятно: незнакомая ей Зинка достала старуху до самых печенок.
— Зинка? — переспросила она.
— Он думает, я не знаю, где он подночевывает! — возмущенно почти выкрикнула старуха.
— А как же… — Ксения растерялась, не зная, где взять слова для выражения своего недоумения. — А что же вы… Зачем вы писали?
— Людку растить надо, — уже потише повторила старуха, видя, что на Ксению ее признание произвело все-таки не самое лучшее впечатление.
— А что, эта Зина, — осторожно спросила Ксения, — она плохая женщина?
— Не плохая, — стараясь быть справедливой, сказала старуха. — Я против нее ничего не имею — хорошая женщина. Так Петр на плохую и не посмотрел бы.
— Ну вот, — сказала Ксения, почему-то не в силах освободиться от чувства горечи, которое возникло в области солнечного сплетения и никак не хотело уходить. «Зина — Зиной, — подумала она, — но какое право они имели так поступить со мной?»
— У Зинки вон дом какой, более нашего, огород тоже, всего, всего… Разве ж она оставит все это?
— А зачем ей это оставлять? — удивилась Ксения.
— А затем, — сказала старуха. — Какого черта в этих Осокорках делать? Людке в люди выходить нужно.
Это было неожиданно. Ксения была уверена, что кто-кто, а бабушка Катерина — этакая современная Кабаниха — спит и видит, чтобы вся ее семья была в сборе и все скопом пахали на это хозяйство. Ксении казалось, что именно это сыграло главную роль в том, что она «не прошла по конкурсу». Но все оказалось не так просто.
Она поблагодарила Бога, что полчаса назад поняла, что и ей самой это не нужно. Значит, теперь можно было хотя бы не чувствовать себя униженной.
— А как же теперь Зина? — спросила она.
— А что Зина? — не поняла старуха.
— Но она не может не узнать, что я приезжала.
— Так ты думаешь, мы всем рассказали? — удивилась «Кабаниха». — Ты не сердись, еще неизвестно, какая там бы приехала. Может, вообще — оторви и выбрось. Так мы сказали, что ты — троюродная сестра из города…
Скрипнула дверь, и в комнату вошел Петр. Ксения посмотрела на его суровое, даже мрачное лицо и пожалела от всего сердца.
— Николай спрашивает, когда машину пригонять? — спросил он, обращаясь то ли к Ксении, то ли к бабке.
— Сейчас, — торопливо сказала Ксения. — Я уже собралась.
— Корзинку не забудьте, — сказала вслед старуха.
— Ну и что тебя так возмущает?
По искреннему тону Александра Ксения поняла, что он действительно не догадывается, какие чувства бушуют в ее душе. Вообще-то это было странно: до встречи с Александром она чувствовала себя абсолютно спокойно. Конечно, немного была огорчена неудачей, но и только. Да еще и неизвестно: была ли это на самом деле неудача? О чем бы она разговаривала с Петром в свободное от дачных забот время?
Но как только пред ней предстал благодарный слушатель в лице Александра, обвинения в адрес жителей Осокорков полились из нее потоком. Она, не останавливаясь, проговорила около часа, чему сама, взглянув на часы, ужаснулась.
— Почему тебе кажется, что они «без стыда, без совести»? — повторил ее слова Александр, преспокойный вид которого ее поражал.
— По-моему, очень точное определение, разве нет?
— Нет, — эхом откликнулся Александр. — Я так не думаю.
— Ну конечно! Все, все хорошие, только я одна во всем виновата! — Ксения вскочила с дивана, намериваясь принести с кухни еще кофе, но на полдороге раздумала: какого черта она должна поить его кофе, если он не на ее стороне «баррикады»? Они мне все наврали! Они собирались обвести меня вокруг пальца! Хорошенькое мне дело, — сказала она голосом великой актрисы «старой школы» Рины Зеленой. — Они придумали всю эту аферу для того, чтобы Людка не жила в деревне! Соображаешь, что это значит? Они хотели меня использовать в своих целях! Нет, ты понимаешь?
— Понимаю. — Александр пожал плечами, показывая, что взрывная реакция Ксении его удивляет. — А разве ты не собиралась сделать то же самое?
— Я?
— Но ты же хотела использовать Петра для обустройства своего загородного поместья! — безжалостно напомнил Александр.
Ксения воззрилась на него, как на ненормального.
— Ты путаешь божий дар с яичницей. — Наконец-то она пришла в себя и смогла говорить. — Это совсем другое! Я хотела не только ради поместья! Нет, конечно, и это тоже, но… В первую очередь мне нужен близкий человек…
— Который построит загородный дом, — продолжил ее мысль Александр.
— Да! И что в этом плохого? — подумав, согласилась Ксения.
— Абсолютно ничего! Но мне почему-то кажется, что этому Петру тоже требуется близкий человек. Который (и в этом нет ничего плохого) решит некоторые его проблемы. У каждого есть какой-то интерес, и на это не стоит обижаться.
— Я не обижаюсь, — уже тише сказала Ксения. И непоследовательно добавила: — Но мне почему-то обидно…
— Итак, она звалась… Анастасия. Посмотри, кажется, ты таких любишь. — Ксения протянула ему фотографию, которую рассматривала последние минут пять.
Александр взял фото и удивился ее прозорливости.
— Почему ты думаешь? — на всякий случай все-таки спросил он.
— Таких все любят.
В общем-то что-то в этом было. Какой мужчина откажется от изящной блондинки с огромными очами-омутами? Жаль, конечно, что фотография не в полный рост, но Александр мгновенно «дорисовал» все остальное и остался доволен.
— Симпатичная, — заметил он, но Ксения своим пристальным взглядом вынудила его положить фото на стол и сказать придирчиво: — С лица воду не пить.
Ксения удовлетворенно кивнула. Все-таки ей удалось кое-что втолковать этому типу.
— Но если это не единственная ее заслуга, то почему бы и нет? — разрешила она.
— А что, умная девочка? — пытаясь обмануть Ксению скучным тоном, спросил он. — Постой, дай угадаю… — Ксения смотрела загадочно. — Ну хорошо, тогда она из Кацапетовки.
Значительную часть писем Александр получил от провинциальных красоток. Красотки — все как одна — хотели с помощью замужества вырваться из опостылевшего захолустья. Александр, как-то наткнувшись на фото совершеннейшей «Бриджит Бордо», присланного из далекого райцентра, попытался отстоять права этих красуль, заявив, что они не виноваты, что родились где-то «на задворках империи».
— Никакой провинции! — заявила Ксения. — Она оттяпает у тебя квартиру, не успеешь ты оглянуться.
— Было бы что оттяпывать, — проворчал он, окидывая тоскливым взглядом свою комнату.
— Ничего, как трамплин для завоевания Великого Града вполне сойдет.
— Послушай, что ты каркаешь? — не удержался он. — Почему обязательно трамплин? А если даже и трамплин, то для дальнейшего развития.
— Во-во! — иронически пообещала Ксения. — Она сюда влезет, а дальше будет искать возможности для развития. А ты будешь искать пятый угол, чтобы было хоть где-то приткнуться.
— Тебе не кажется, что ты перестраховываешься?
— Конечно, перестраховываюсь, — не стала возражать Ксения. — Кого ты станешь упрашивать приютить тебя где-нибудь на раскладушечке хоть на какое-то время? То-то же. Так что со всех сторон лучше все-таки пере, чем недо.
В принципе он был с ней согласен. Писем пришло больше чем достаточно, поэтому нужно было постараться свести риск если не к минимуму, то хоть к отметке середины. Единственное, что казалось ему несправедливым: в конвертах, присланных из провинции, на фотографиях были почти сплошь красавицы.
Он взял письмо, которое выбрала для него Ксения, и посмотрел на адрес. Это был сюрприз. Отправитель жил на той же улице, что и адресат. Он посмотрел на номер — дом Анастасии стоял рядом, под прямым углом к его дому.
— Отпад, — сказал он, не веря своим глазам. — Большего совпадения быть не могло.
— Могло, — возразила Ксения. — Ну, например, тебе написала бы соседка по дому. Кстати, если на то пошло, у тебя нет одинокой соседки?
— Если на то пошло, то есть, — рассеянно сказал он, рассматривая фотографию. — Прямо на лестничной площадке. Ее зовут тетя Маня, божий одуванчик семидесяти пяти лет.
— Да, это не подойдет, — разочарованно промямлила Ксения.
— Ты что, задумала женить меня на квартире? — прямо спросил Александр.
Ксения посмотрела на него возмущенно. Но в следующее мгновение взгляд ее стал меняться, пока не превратился в смущенный. Но таким он оставался недолго — Ксения взяла себя в руки.
— Это нормально, когда человек хочет не только отдать, но и получить. Все должно быть честно, — сказала она. — В конце концов, ты тоже должен иметь какой-то интерес.
— Ты имеешь в виду, что мне неплохо было бы расширить квартиру?
— Да, конечно. Во всяком случае, можно было бы обменять две однокомнатные на одну большую.
— Но для этого даже не обязательно жениться. Тетя Маня, о которой я говорил, предлагала отписать мне свою квартиру — у нее как раз тоже однокомнатная, — если я стану по-соседски ухаживать за ней до ее кончины. Я отказался — у нее такой характерец, что я не дожил бы до этого дня.
— Не о тете Мане речь, не забивай мне голову! — вспылила Ксения. — Я о том, что все в этой жизни предопределено, все! Нужно только внимательно посмотреть вокруг.
— Ты о чем? — не понял Александр.
— О том, что люди, которые нам нужны, находятся совсем рядом. А мы ищем черт знает где, тыкаемся, как слепые котята, задаем себе шарады, которые подчас невозможно решить! А они — вот, протяни только руку…
— Или перейди в тапочках двор, — развил идею Александр.
— Хотя бы!
Она раздраженно поднялась с дивана и прошла к окну. На подоконнике стоял вазончик с розовой фиалкой, который она когда-то подарила Александру в надежде, что цветок придаст его логову уютности. Но один вазончик, конечно, ничего решить не мог, тем более что Александр относился к нему почти по-варварски: часто забывал поливать и совсем не подкармливал удобрением, которое Ксения притащила вместе с цветком в маленьком полиэтиленовом пакетике.
Она пощупала землю в вазоне: конечно же, та была совершенно сухая. Ксения с осуждением оглянулась на Александра.
— Я поливал, — клятвенно заверил он. — Просто сейчас жарко, земля быстро высыхает. — И, желая отвлечь ее от цветка, о котором действительно не вспоминал дня три, спросил: — Ну так что, будем звонить этой… Анастасии?
Конечно, это был мелкий подхалимаж. Если Ксения удостоверится, что ее слово — решающее, то, может быть, простит ему засыхающую фиалку.
Но Ксения, оставив вопрос без внимания, прошла на кухню. Ее твердые четкие шаги были Александру укором. Он услышал, как на кухне она включила кран и вода шумно ударила в дно чайника. Через полминуты Ксения вернулась в комнату и принялась спасать фиалку, поливая ее из носика большого синего чайника с помятым боком. Земля впитывала воду мгновенно.
— Теперь можно и звонить, — наконец-то сказала Ксения, удовлетворенно отставляя на подоконник чайник. Она полюбовалась делом рук своих и вернулась на диван. — Давай-ка еще раз прочитаем… Соседка по улице — это, конечно, неплохо…
— Но согласись, что это и не повод. — Александр попробовал вставить слово.
— Будешь спешить, — пригрозила Ксения, внимательно перечитывая письмо, — найду тебе что-то по ходу электрички.
— Все, молчу! — Он поднял обе руки, показывая, что признает поражение.
— О, бухгалтер, — через минуту сказала Ксения. — Ну что ж, можно считать, что экономное ведение домашнего хозяйства и порядок в доме — гарантированы. Это тебе не помешает.
— Да уж… — неопределенно ответил Александр, помня про электричку.
Ксения все читала письмо, и у Александра закралось подозрение, не пытается ли она выучить его наизусть. С его точки зрения, найти что-то более подходящее было нереально: эта Анастасия — довольно симпатичная особа, имеющая к тому же очень удобное местожительство.
— По-моему, мы пропустили самое главное, — озабоченно сказала Ксения.
Александр насторожился.
— Она вдова.
Ксения посмотрела на него исподлобья.
— Отлично, — неуверенно сказал он. — По-моему, это не причина, чтобы отказываться. Даже наоборот.
— Что наоборот?
Александр и сам не знал, что значило это «наоборот» и почему вдова лучше, чем разведенная женщина, или вообще такая, которая никогда не была замужем.
— Конечно, если только она не ввела это в систему… — сказал он.
— Что именно?
— Хоронить мужей. Знаешь, как в этом детективе… Автора не помню, но, кажется, он назывался «Черная вдова».
— Там, где она травила своих мужей, чтобы завладеть их деньгами?
— Угу.
— Ты дурак? — серьезно поинтересовалась Ксения. — Откуда у тебя деньги?
— Может быть, она думает, что журналисты много зарабатывают.
— Она быстро удостоверится, что это не так. Так что жить будешь, вопрос только — как?
— Была еще «Веселая вдова», — вспомнил Александр. — Кажется, в оперетте Кальмана. Честно говоря, думаю, что веселая вдовушка мне подошла бы. Нет?
— Посмотрим, — сказала Ксения, думая о чем-то своем. — Во всяком случае, — наконец решилась она, — это какая-то гарантия.
— Нескучной жизни?
— Ты способен думать о чем-то еще, кроме развлечений!
Ксения, не выдержав, поднялась и стала разбирать живописный завал на столе, состоящий из книг и журналов. Книги она отправила на полку, выровняв их «по росту», а журналы сложила ровной стопочкой и, поискав глазами, пристроила на подоконнике. Александр молча следил за тем, как она наводит порядок, и тоскливо размышлял, каким образом он потом найдет то, что ему нужно, — в этом завале существовал одному ему ведомый железный порядок, который позволял хозяину, протянув руку, безошибочно взять нужную книгу или журнал. Но Ксения — еще ладно, он представил, какой «порядок» может навести в его квартире неизвестная ему бухгалтерша, и совсем скис.
Ксения же, напротив, осталась очень довольна результатом.
— Ну что ты сидишь, звони, — сказала она.
Он подумал, что Ксения в чем-то права: рядом ходят точно такие же люди, как везде, и нет никакой надобности отправляться на поиски в тридевятое царство, тридесятое государство. Правда, ему нравилась легенда, что когда-то Бог разделил людей — андрогинов и разбросал их по всему свету, чтобы каждый искал свою половинку. Бог есть Бог, и если что уж делает, то, конечно, с размахом. Тем более что Всевышний, по той же легенде, хотел наказать людей и придумал им такое испытание, чтобы они хорошенько потрудились. Отсюда напрашивается вопрос: велик ли труд пройти несколько десятков метров и оказаться в квартире, окна которой, может быть, смотрят на твои окна? А с другой стороны: не замыслил ли Всевышний такую хитрую хитрость специально, чтобы люди, пройдя тысячи путаных дорог и истоптав десятки пар обуви, в конце концов нашли искомое под носом? Александр вздохнул: пути Господни, как всегда, неисповедимы…
Честно говоря, ему плохо верилось в то, что нужный человек всегда находится рядом и необходимо только суметь распознать его. Ему казалось, что его «половинка», его судьба, его женщина обязательно должна жить где-то очень далеко. Потому что если близко, то они бы уже давно встретились и узнали друг друга. Как-то он попытался проверить эту идею на Ксении, но она, как всегда, не согласилась и сказала, что это обычные мужские бредни о далекой прекрасной принцессе, которую надо освободить из какого-то ужасающего замка, привезти в свое царство-государство и потом жениться на ней. Будто у нас своих принцесс не хватает. Александр промолчал тогда о том, что почему-то женщинам о принце на белом коне мечтать не возбраняется.
«Интересно, видел ли я Анастасию?» — думал он, набирая номер. Он вполне мог встречать ее во дворе, но не замечать: мало ли красивых женщин проходит мимо него каждый день?
Ксения притаилась рядом, , подвинувшись так близко, что ее бедро в туго обтягивающих светлых брючках почти касалось его ноги. Это было объяснимо: она хотела получше слышать разговор, который будет происходить между ним и Анастасией, но Александру было не совсем удобно. А отодвинуться он не мог, потому что Ксения могла заподозрить его в том, что он что-то хочет от нее скрыть.
— Да? — откликнулся в трубке мягкий приятный голос, и Ксения пододвинулась еще ближе.
Александр уже не мог обращать на это внимания: телефонная трубка требует сосредоточения.
— Анастасия? — уточнил он, добавив, в свою очередь, «бархатности» в голос. Вне сомнения, это получилось непреднамеренно, но Ксения у плеча хмыкнула — в знак своего неодобрения того, как он «распускает хвост». — Анастасия, я получил ваше письмо.
— Письмо? — почему-то переспросили в трубке.
— Вы ответили на мое объявление.
— Ах да, конечно, извините, я не сориентировалась. Только что выскочила из ванной.
Мужская фантазия, подстегнутая этим признанием, мгновенно нарисовала образ: прекрасная Анастасия, запахнувшись в большое махровое полотенце, стоит нежными босыми ногами возле телефона, а с мокрых длинных волос скатываются капельки воды и, шлепаясь, разбиваются о линолеум…
— Я стирала, — уточнила она, и дивное видение исчезло. Конечно, можно было бы представить себе прекрасную прачку, но это было не так интересно. — Да, Александр, как же, помню, я отправила письмо еще три недели назад. Честно говоря, уже не надеялась, что вы мне позвоните.
— Три недели? — притворно ужаснулся Александр, соображая, чем оправдать то, что письмо три недели пролежало в «очереди». Проще всего, конечно, было спихнуть вину на почту. — Но я получил только… сегодня.
— Почта работает, как всегда, идеально, — рассмеялась Анастасия. — А я подумала, что на ваше объявление пришло много писем и… мое вас не заинтересовало.
— Напротив! — горячо уверил Александр. — Вы прислали очень интересное, содержательное письмо. Ну а фотография меня вообще обезоружила. Я не мог не позвонить.
Ксения рядом беспокойно завозилась: кажется, ей было плохо слышно. Александр с независимым видом прижал трубку еще плотнее к уху.
— Предупреждаю, этой фотографии уже три года, — призналась Анастасия.
— Не думаю, что за три года вы кардинально переменились. Может быть, стали только еще красивее…
Ксения больно ткнула его локтем в бок. Он обернулся и, увидев рядом ее страшные глаза, понял, что говорит «пошлые комплименты, которые раскусит, конечно, всякая дура, но нормальным женщинам такие комплименты не говорят, потому что никакая женщина после этого не будет уважать мужчину». Так примерно прозвучала бы тирада Ксении, если бы она могла говорить вслух.
— Вы думаете? — спросила Анастасия. Кажется, она не разделяла мнение Ксении.
— Уверен в этом. У вас такой тип внешности… Ксения всплеснула руками, что должно было свидетельствовать о наивысшей степени ее отчаянии.
— …которому не страшно никакое время. Знаете, есть такие люди, которых время как бы вообще не касается…
— Откуда вы знаете? — Конечно же, Анастасии не могло не понравиться то, что ее не коснется время.
— о, я много чего знаю!.. — Александр загадочно хмыкнул в трубку.
— В объявлении написано, что вы журналист.
— Это не основное, чем я занимаюсь.
Не нужно было ему смотреть на Ксению. Она уже не делала сумасшедшие глаза. Она смотрела на него, как смотрит врач-психиатр на безнадежного пациента. Александр подумал, что, вероятно, бывают врачи и подобрее.
— А чем же, интересно, вы занимаетесь? — Этот вопрос неминуемо должен был последовать за признанием Александра.
— Есть такая наука — андроритика, — сказал он первое, что пришло в голову, надеясь, что бухгалтер не может знать, существует ли такая наука на самом деле.
— Интересно, — откликнулась Анастасия. — И что она изучает?
— Как бы это попонятней… — замялся Александр. — В общем, определенные процессы, которые происходят вокруг человека.
Он похвалил себя, так как размытое «определенные процессы» звучало более-менее правдоподобно.
— Это невидимые процессы, — уточнил он. — Человек даже может не догадываться, что они происходят, но на самом деле… Пространство — это такая штука… — Он опять помолчал, пытаясь выловить в своей памяти что-нибудь умное по поводу пространства. — Его вообще не существует…
— Вы занимаетесь эзотерией? — оказывается, Анастасия знала не только бухгалтерский счет.
— Не совсем, — сказал он. — Нет, нет, это совершенно другое. Андроритика — наука очень серьезная. Ею занимаются лучшие умы…
На Ксению он взглянуть не рискнул, иначе она сразу же дала бы ему понять, как относится к одному из «лучших умов» нашего времени.
— Я могу вам кое-что показать, — продолжил он. — Где вы сейчас находитесь?
— У себя комнате, — сказала Анастасия.
— Куда выходят окна?
— Во двор.
Александр возликовал. Окна его квартиры также выходили во двор.
— Возьмите телефон и подойдите к окну. Готово?
— Готово, — отчиталась Анастасия.
Александр поднялся и, потянув провод, переместился к окну. Ксения не стала его преследовать — осталась сидеть на диване каменным изваянием.
— Сейчас я буду описывать вам, что происходит в вашем дворе. Если ошибусь хоть в чем-то, сразу меня останавливайте. Хорошо?
— Хорошо.
Александр помолчал, чтобы накалить обстановку.
— Два дома стоят под прямым углом друг к другу… Так?
— Так, — согласилась Анастасия.
— В центре между домами — детская площадка. В песочнице играют несколько детей… Их мамы сидят рядом на скамейке и разговаривают. Есть?
— Есть. Такие песочницы, вероятно, есть во всех дворах.
— Хорошо, — напрягся Александр. — Во дворе есть также стоянка для машин. Первый от въезда ряд… Следите, я буду перечислять машины по цвету… Красная, зеленая, еще красная, белая… Дежурный стоит возле своей будки…
— А теперь, если вы выйдете из своего укрытия и помашете мне мобильником, я буду рада, — неожиданно сказала Анастасия.
— Я разговариваю не по мобильнику, — растерялся Александр.
— Выходите. Я видела этот фокус в кино.
Ксения хотя и не могла слышать разговор, но каким-то шестым чувством ощутила, что план охмурения, затеянный Александром, провалился. Она оживилась, села на диване поудобнее, забросила ногу на ногу и, сложив руки на груди, насмешливо уставилась на него.
— Только не нужно было сразу же приезжать, — сказала Анастасия. — Я не совсем готова вас принять.
Она помолчала. Пока Александр пытался придумать, как выйти из ситуации, Анастасия спросила:
— Это вы?
— Который? — Александр выглянул в окно.
— В зеленой футболке?
Двор пересекал толстяк в зеленой футболке и широченных клетчатых шортах. Сверху хорошо была видна его внушительная лысина. Ксения, которая, не удержавшись, подошла к окну, прыснула. Теперь уже Александр посмотрел на нее страшными глазами.
— Это не я, — быстро отказался он в трубку.
— Слава Богу. Ну так что же вы? Я вас не вижу.
— Иду, — обреченно сказал Александр. — Вы можете подождать пару минут?
Как только Александр встал по стойке «смирно» посредине двора, как-то жалко опустив руки и подняв голову (вероятно, чтобы его лучше было видно), Ксения заметила, что он забыл переодеть тапочки. Конечно, домашнюю футболку тоже не мешало сменить, как и побриться, но за пару минут всего этого было не успеть. «Пускай принимает таким, какой есть, — почему-то злорадно подумала она, имея в виду Анастасию. И ехидно добавила фразу из полузабытого фильма: — „Полюбите нас черненькими, беленькими нас всякий полюбит“».
Она прилипла к окну и стала ждать развития событий. Анастасия не появлялась. Через несколько минут Ксению это стало злить. Конечно, Александр сейчас был не в самом лучшем виде. Но неужели эта бухгалтерша настолько примитивно мыслит, что не может даже просто предположить, что в жизни бывает всякое? И что встречать по одежке нужно не всегда? И что одетый с иголочки может оказаться хамом и подлецом, а явившийся в застиранной футболке — отличным человеком, просто идеальным для семейной жизни?
Она попыталась успокоиться и встать на место Анастасии. Что бы делала она сама, если бы пред ее очи предстал такой вот экземпляр? Ксения придирчиво осмотрела фигуру, маячившую посредине двора. Какого черта он не переобулся?! Ксения еще немного помаялась и перестала пытаться увидеть Александра чужими глазами. Все равно у нее это не получится: они знают друг друга так долго, что видят уже изнутри. И никакие футболки, никакие тапочки…
Она отбросила занавеску подальше. В конце концов, когда-то это должно закончиться! Сколько прошло времени: пятнадцать, двадцать минут? Неужели ему не ясно, что она не выйдет? Злость Ксении внезапно повернулась в сторону этого раба, который стоял, как на торгах в Новом Свете, ожидая, пока его «купят». Нужно же иметь хоть каплю самолюбия!
Унижаться? Перед кем? Перед этой дурочкой, которая настолько заелась, что не может разглядеть за застиранной футболкой и тапочками ЧЕЛОВЕКА? «Ах да, — пришло Ксении в голову, — она же вдова! Она всю жизнь прожила с мужем, и, вероятно, благополучно прожила, если уж не развелась. Она даже не знает, что такое настоящее одиночество! Когда внешний вид уже имеет настолько мало значения, что просто не обращаешь на него внимания! Женщины выходят замуж за плюгавеньких мужичишков, косых, кривых, хромых, лысых… „Слава Богу, — сказала Анастасия. — Слава Богу, что вы не тот лысый!“ А если бы у Александра на самом деле была лысина? Значит, она бы его не „купила“?»
Это было последней каплей. Ну и отлично! Зачем Александру нужна эта выдра? Жаль только, что Анастасия не будет знать, что это не он, а она, она не подошла ему!
Ксения привстала на цыпочки и стала рвать фрамугу на себя — нужно было крикнуть этому идиоту, чтобы перестал изображать из себя столб!
И тут она увидела, что двор медленно пересекает Анастасия…
— …и это была не простая случайность! Это было предчувствие! — так Александр закончил свою пафосную речь.
— То, что ты пришел к ней в тапочках? — кисло спросила Ксения.
— Да! — кажется, он не замечал ее тона. И даже того, что едут они в переполненном автобусе и любопытный народ уже прислушивается к их разговору. У Ксении сложилось устойчивое впечатление, что в последние дни он вообще не был способен что-то воспринимать. Кроме, естественно, Анастасии.
— Понимаешь, мне было нужно именно это. Простая, обыкновенная жизнь, теплая и спокойная.
— Смотри, покроешься мохом, — не удержавшись, съязвила Ксения.
Он посмотрел на нее как на ненормальную.
— Кто покроется мохом, я? Ты что, в первый раз меня видишь?
— Слава Богу, не в первый, — терпеливо сказала Ксения.
Она была уверена, что та простая, обыкновенная, теплая и спокойная жизнь, которой сейчас так восторгался Александр, очень скоро навязнет ему в зубах, как конфета-тянучка. Хорошо, если дело зайдет не слишком далеко, но как часто невинную ириску приходится выковыривать вместе с частью зуба! Ксении отчаянно не хотелось брать на себя функции стоматолога, хотя она хорошо понимала, что в случае чего… Если не она, то кто же? С другой стороны, получалось, что коварную ириску сунула Александру она же.
Анастасия впилась в него всеми фибрами своей бухгалтерской, а потому — расчетливой души. Хорошо, к этому еще не успело подключиться тело, иначе Ксения уже ничем не смогла бы помочь этому растяпе, готовому бежать на край света за обещанной лаской и жалким кусочком тепла.
— И ты себе просто не представляешь, как я тебе благодарен! Анастасия тоже.
Анастасия тоже! Еще бы она не была благодарна! Большое спасибо, Анастасия!
— Ты понимаешь, что это для меня значит? — не умолкал Александр.
Кажется, у него было болезненное нервное возбуждение, с которым он никак не мог справиться.
— Это значит, что я закрою свой тыл! Ты говоришь, что я могу покрыться мохом, а я говорю, что именно это даст мне возможность идти вперед!
— Каким образом? — вяло поинтересовалась Ксения.
— Все просто. — Он снисходительно улыбнулся. — Творческим людям просто необходима спокойная, размеренная жизнь дома, чтобы сохранять силы для работы. И если спутник творческого человека… если он просто есть… то это значит, что не нужно тратить силы для его поиска!
Его можно даже не замечать, но он есть! Понимаешь, этот вопрос закрыт раз и навсегда, и ты на него уже не отвлекаешься!
— Оригинальная теория, — похвалила Ксения, думая, что если человека не замечаешь — можно ли сказать, что он есть?
— Ну и вот, — сказал Александр. — Следующая — твоя остановка.
— Ты сегодня у Анастасии? — задала Ксения вопрос, хотя ответ на него был ей известен.
— Да, конечно. Я могу дать тебе ее телефон, если вдруг тебе вечером нужно будет позвонить…
— Зачем бы мне понадобилось звонить тебе вечером? — удивилась Ксения.
— Но ты же иногда звонишь.
— Я звонила, когда ты был один.
— А какая разница? — кажется, он и в самом деле не понимал. — Вдруг что-то по работе…
— Если что-то понадобится, я спрошу тебя завтра.
— Все-таки запиши. Ну хорошо, я запишу сам… — Он стал рыться в сумке, выискивая блокнот и ручку.
— Не надо, — твердо сказала Ксения. — Ты думаешь, твоей Анастасии понравится, если тебе будет звонить женщина?
— Да нет, все в порядке. — Он посмотрел на нее обалдело. — Она ничего не скажет.
— Но подумает, — уверенно сказала Ксения. — Не говори «нет», ты этого знать не можешь. Я бы, например, подумала. Тем более что ты в щекотливом положении.
— В смысле? — поинтересовался он.
— Объявление, — сказала Ксения. — Тебе могут звонить разные женщины, с которыми ты познакомился по объявлению.
— Что за чушь? — не поверил он. — И как ты себе это представляешь — если бы это было так, я дал бы этим женщинам телефон Анастасии?
— А почему нет? Они вполне могут представиться сотрудницами.
Он все-таки сунул ей в карман записку с номером телефона. Выйдя на остановке, Ксения хотела выбросить бумажку, но потом подумала и спрятала в сумку.
Уже на лестничной площадке он почувствовал сладкий аппетитнейший запах, который отозвался приятными спазмами в желудке и острыми… в памяти. Так пахло его детство. Саша с матерью и отцом проживали в огромной коммуналке, и почти каждый день какая-нибудь из хозяек что-нибудь да выпекала. А поскольку ванилин в то время был самым доступным ароматизатором, то запах его витал в воздухе постоянно, и казалось, что вся квартира пропитана им. Потом, когда Сашиным родителям удалось получить отдельную квартиру, это случалось, конечно, реже, но все равно где-то в глубине души Александра этот сладкий запах ассоциировался с детством. Анастасия часто баловала Александра выпечкой и по какому-то совпадению предпочитала ванилин всем другим добавкам, которых сейчас в магазинах было великое множество.
— Все по науке, — насмешливо сказала Ксения, когда он доверчиво поделился с ней своим счастьем. — Ванилин — символ домашнего уюта. В некоторых странах даже продаются специальные «ванильные» ароматизаторы воздуха. Знаешь, кто их покупает чаще всего? Те, кто хочет продать дом или квартиру! Покупателям обычно нравятся такие дома, хотя они сами часто не могут понять почему. Воздействие с помощью запахов, ты должен это знать! Хотя, наверное, достаточно того, что это знает Анастасия.
— Ну почему ты во всем подозреваешь какой-то подвох? — Александру не понравилось, что Ксения попыталась разрушить ореол «истинной женщины», который уже почти сформировался в его сознании вокруг Анастасии. — Разве не может быть такого, что она просто любит печь?
— Но не до такой же степени! — возразила Ксения.
— Ну, хорошо, тогда, может быть, она просто хочет доставить мне удовольствие? Знаешь, мужчины вопреки тем байкам, которые сами же распространяют, ужасные сладкоежки.
— Посмотри на себя, сладкоежка! За последние две недели ты раздобрел на несколько килограммов.
— Ты, как всегда, преувеличиваешь, — неуверенно сказал Александр. — А что, мне не идет?
— Идет, не идет… — вздохнула она. — В этом ли суть? Она тебя просто прикармливает!
— Ну и что в этом плохого? — опять не согласился он.
— Ничего. Кстати, ты не видел фотографию ее покойного мужа? Советую посмотреть. Если он был толстяком, то она действительно такая отличная хозяйка, какой хочет себя показать. Если же нет — грош цена всем ее пряникам.
Он чувствовал, что в словах Ксении есть своя правда, но то, что Анастасия пытается его прикормить, не казалось ему преступлением. Ксении этот метод казался почему-то нечестным, но самого Александра даже радовал. Конечно, дело было совсем не в булочках и печенье. Анастасия делала это, чтобы понравиться ему, чтобы показать, на что она способна как хозяйка. Даже если потом, когда они станут жить вместе, она вообще не подойдет к духовке, какое это может иметь значение? В магазинах и кулинарии всегда можно купить отличную выпечку.
Фотографию покойного мужа Анастасии он, конечно же, видел, но судить о чем-то по ней было трудно — на ней был запечатлен мужчина без особых излишеств, но довольно крепкий. Фотография, обрамленная черной рамкой, стояла на шкафу — не на самом видном месте, но и не спрятанная подальше от глаз. Александр молча признал такое расположение самым удачным: память усопшего не оскорблена, но портрет не служит постоянным немым укором живым.
— Авария, — сказала Анастасия, заметив, что взгляд Александра то и дело возвращается к шкафу. — Два с половиной года назад.
Информация была слишком скудной, чтобы прояснить вопрос, который интересовал Александра прежде всего: какова была жизнь Анастасии в замужестве и, главное, какой отпечаток наложил ее прервавшийся брак на отношение к семейной жизни? Но сама Анастасия не затрагивала эту тему, а настаивать Александр не имел никакого права.
За последнюю неделю Ксения значительно похорошела, хотя это могло показаться странным. Причины для резкого улучшения внешности не наблюдалось. Все было как всегда, если не хуже. Новых писем не было, из оставшихся выбрать еще что-то было уже проблематично, поэтому надежда, которая могла быть стимулом держать форму, понемногу гасла. Александр, почувствовав, что она затосковала, даже намекнул, что, возможно, стоило бы пойти по второму кругу — еще раз дать объявление. Ксения ничего не ответила, но про себя решила, что хорошего, равно как и нехорошего, должно быть в меру, а потому — финита ля комедия, больше она в эти игры не играет. Неудачи и так основательно подорвали ее чувство собственной значимости — еще немного, и пришлось бы обращаться к психотерапевту с жалобами на комплексы, которые вдруг полезли из нее, как грибы-опята после теплого затяжного дождя. Конечно, она никогда бы не призналась Александру, но временами на нее накатывало: она казалась себе до невозможности неинтересной, дикой, грубой, невоспитанной, угрюмой, угловатой, похожей на мартышку дурочкой, страдающей к тому же манией величия, от которого лечить ее желательно в первую очередь. Мания величия заключалась в том, что Ксении казалось, что все эти эпитеты, которыми она награждала себя, несправедливы, а потому возникала горькая и едкая обида — за то, что у нее, безумно интересной, нежной, гибкой, стройной, умной, идеально воспитанной, талантливой, красивой, обладающей прекрасными манерами и отличным вкусом, НУ НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ В ЭТОЙ ЖИЗНИ!
После последней неудачи Ксения даже погрузилась в депрессию. Правда, депрессия не получилась длительной, так как рядом с Александром долго находиться в таком состоянии, кажется, вообще было невозможно. Но некоторую задумчивость и даже заторможенность, бледность и печальное выражение лица ей удалось сохранить на протяжении почти двух недель.
В начале третьей недели Ксения вдруг проснулась абсолютно бодрой и сосредоточенной, а решительности ее, казалось, вообще нет пределов. Причина такой резкой перемены была, вероятно, загадкой для того же Александра, но ей самой все было абсолютно понятно. Тратить время на слюни, сопли и вопли сейчас было преступлением. Да, у нее ничего не получилось. Но у Александра, она чувствовала это, могло получиться в самом ближайшем времени, а это было еще хуже! Хуже для него! Он мог попасться, его могли подловить, поймать, заарканить… Ксения, которая была знакома с ним столько лет, могла определить степень его доверчивости, и эта степень была настолько высокой, что некоторые люди, если бы знали его так, как знала она, не смогли бы уснуть, если бы не попытались его обмануть. Конечно, Ксения чувствовала, что в этих ее рассуждениях есть некоторое преувеличение, но она была уверена, что небольшое. Самое плохое во всем этом было то, что сам Александр не осознавал, какая опасность нависла над ним. Его сложно было винить в этом — кто бы смог усмотреть опасность в этой тишайшей, нежнейшей, положительнейшей, бесконфликтнейшей Анастасии? Ответ прост: никто. Кроме, естественно, Ксении, которая каким-то непостижимым образом (и к тому же на расстоянии!) улавливала флюиды обмана, которые источала эта прелестница.
Произошло то, что должно было произойти: Ксения приняла боевую стойку. Кто, как не она, мог помочь в такой ситуации Александру? Решение вступить в борьбу неожиданно дало положительные результаты. Правда, пока это проявилось только в том, что Ксения, мобилизовавшись, сразу же стала себя лучше чувствовать и даже выглядеть. Бледность прошла, а глаза стали метать искры — то насмешливые, то мстительные. Такая резкая перемена, произошедшая в Ксении, несколько озадачила Александра, но удивление долго не продержалось. Во-первых, он уже был приучен к подобным скачкам настроения, которые случались у Ксении за восемь лет не единожды, а во-вторых, ему было не до того. Он, бедняга, был настолько занят своим ангелом, Анастасией, что не был способен отвлекаться на подобные мелочи.
Ксения отругала себя за то, что упустила столько времени — теперь, несомненно, вывести Александра из состояния зазомбированности было намного сложнее, чем если бы она попыталась сделать это раньше, еще во время их первых встреч. Сейчас же ванильные пряники и свежевымытый пол крепко засели у него в подкорке, и тащить их оттуда раскаленными щипцами значило причинить боль самому Александру. И, больше того, нарваться на его отчаянное сопротивление, раздражение, злость… Вплоть до полного разрыва дружеских отношений. Тут Ксения заколебалась, но вовремя вспомнила, что хирурги тоже причиняют боль — во имя спасения жизни. Во всяком случае, она должна попытаться это сделать.
Еще никогда Ксения так основательно не готовилась к телефонному разговору. Она разобрала на журнальном столике бумаги и тщательно вытерла на нем невидимую пыль. Так что, когда она вымыла и поставила посередке стола пепельницу, в ее четком отражении можно было пересчитать все ее хрустальные грани. После этого Ксения села на диван, вытащила из пачки сигарету и с удовольствием, вдумчиво ее выкурила. Окурок аккуратно загасила в сверкающем хрустальном овале.
Вначале она набрала номер Александра и, когда он откликнулся, быстро положила трубку. Потом добыла из сумки бумажный обрывок и расправила его на столе.
Трубку взяли сразу же, как будто ждали звонка. От приветливого мелодичного «але!» Анастасии Ксению передернуло, однако она пересилила себя и попыталась подстроиться в тон собеседницы. Это у нее получилось. Ксения услышала себя как бы со стороны: голос ее был тягуче-сладок и доброжелателен до невозможности.
— Добрый день, — сказала она, думая о том, что в ней погибла великая актриса. — Извините, что тревожу вас так поздно…
— Ничего. — Голосок Анастасии стал прохладнее.
— Это очень срочно, — еще раз извинилась Ксения. — Нет, я, конечно, могла бы позвонить утром, но…
— Я вас слушаю. — Голос Анастасии «остыл» совершенно.
— Наверное, это не совсем удобно — беспокоить вас так поздно… — показывая, что колеблется, протянула Ксения.
— Вы уже побеспокоили.
— Да, действительно. Извините.
Ксении стало тошно от своей вежливости, но необходимо было затянуть разговор, чтобы спровоцировать Анастасию на проявление эмоций.
— Не могли бы позвать к телефону Александра? — «смущаясь», попросила Ксения.
— Александра? — В трубке недоуменно замолчали.
— Да, Александра, — смиренно сказала Ксения. — Я понимаю, что это, может быть, не вовремя…
— Могу я узнать, с кем разговариваю? — Это был уже почти голос-лед. Ксения возликовала.
— Если для вас затруднительно просто позвать к телефону, — сказала она, демонстрируя, что ответ Анастасии ее очень огорчил, — ну что ж, я понимаю.
— Вы не ответили мне на вопрос.
— Ну, скажем, сотрудница… — Ксения постаралась вложить в свой ответ как можно больше кокетства. Кокетство не было ее сильной стороной, но в данном случае все получилось: в ответе был слышен явный подтекст. Может быть, сотрудница, а может быть, и не сотрудница… Какое твое дело, Анастасия-булочница? Пеки свои плюшки и не задавай слишком много вопросов. Ксения хорошо продумала этот момент. Это была провокация. Анастасия в разговоре с Александром, конечно, отметит ее хамский, развязный тон, но может ли Александр поверить, что Ксения способна так разговаривать?
— Сотрудница? — По голосу Анастасии Ксения поняла, что та ей не поверила. Это нормально: для чего сотруднице звонить в половине двенадцатого? Ну а если сотрудница и звонит в такое время и говорит ТАКИМ голосом, то вряд ли это просто сотрудница. И в самом деле, сотрудницы бывают разные. — А почему вы ищете его у меня? — помолчав, спросила Анастасия.
Резонный вопрос. Что ж, Ксения была к нему готова.
— Понимаете, я не могу дозвониться до него. Кажется, его нет дома.
— Нет дома?
— Я сказала — кажется.
Нормальный ход. Конечно, Анастасия может запросто проверить информацию, перезвонив Александру, но это уже не важно. Александр не сможет доказать, что Ксения не могла к нему дозвониться. Эта телефонная связь способна подвести в самый неподходящий момент!
— А что вы хотите?
«Так я тебе и сказала!» — подумала Ксения, а вслух произнесла:
— Просто… он мне нужен.
Это прозвучало как: «У тебя нет права вмешиваться в наши служебные дела даже в половине двенадцатого ночи».
— Я могла бы передать.
— А позвать к телефону? — настойчиво заныла Ксения.
— Он уже спит.
Такую наглую ложь Ксения услышать не ожидала. Ну что ж, оказывается, пассия Александра еще и вруша. «Тем лучше», — подумала Ксения, соображая, каким должно быть продолжение разговора. Полминуты ей хватило, чтобы сориентироваться.
— Извините, а вы не могли бы его разбудить?
— Нет, я не могу его разбудить, — категорически, с нажимом, отказалась Анастасия. — Уже поздно, девушка, и вы должны это понимать.
Этакая двусмысленность. «Уже поздно, девушка!» Поздно для чего? Хочет сказать, что дело уже обтяпано и ни одной из девушек не видать Александра, как собственных ушей?
— Он не будет сердиться, честное слово, — уверила ее Ксения. — Понимаете, мы всегда с ним разговариваем, когда кому-то из нас очень нужно…
— По ночам?
— Ну, и по ночам тоже… — не стала отказываться Ксения.
— А откуда у вас мой телефон? — подозрительно поинтересовалась Анастасия.
— Мне дал его Саша.
В самом деле, с какой это стати она станет называть его по отчеству!
— Зачем? — Кажется, этот домашний котенок уже понемногу дичал.
— На всякий случай. Понимаете, мы привыкли друг к другу…
Разве это была неправда? Даже сам Александр не смог бы возразить.
— Не понимаю…
— У каждого должен быть человек, с которым можно поговорить и в половине двенадцатого, и даже в три часа ночи, — попыталась втолковать ей Ксения.
— Вы не замужем? — поинтересовалась Анастасия.
— Почему вы спрашиваете? — «обиделась» Ксения, «забыв», что это она звонит Анастасии, а не наоборот. — Да, я не замужем, это что-то меняет?
— Ну, в общем-то…
— Хорошо, я не настаиваю! — резко сказала Ксения и бросила трубку.
Такого хорошего настроения у нее давно не было.
— Что ты хотела?
Александр был скучен, Ксения увидела это, когда он только вошел в кабинет, и подумала, что ее «отравленная стрела» достигла цели. Конечно, она не разбила отношения Александра и «булочницы» вдребезги, но яд, кажется, уже начал действовать.
— Мне нужно было срочно с тобой посоветоваться, — невинно сказала она.
— Я был дома.
— Я не могла до тебя дозвониться.
Анастасия должна была просветить его по поводу не-дозвона. Александр вздохнул.
— Что за проблема?
— Как ты думаешь, если заказчик рекламной статьи требует антирекламу конкурентов, это в порядке вещей?
— А что рекламируют?
— Пластмассовые изделия. Честно говоря, разница в качестве тазиков и ведерок обеих фирм небольшая, поэтому сбыт примерно одинаков.
— Кто платит, тот и музыку заказывает, — хмуро сказал Александр.
— По-моему, это дурно пахнет.
— Тем хуже для заказчика.
Он прошел к своему столу, сбросил с плеча сумку и включил компьютер.
— Ну, я же вижу, что тебе это не нравится, — обтекаемо сказала Ксения, не уточняя, что именно может не нравиться Александру.
— Нужно было попытаться их убедить, — ответил он.
— Они не слушают, — пожаловалась Ксения.
— Тогда черт с ними! — раздраженно заявил Александр.
В кабинете зависла напряженная тишина. Ксения переживала это молчание удивительно легко. Она не сомневалась, что Александр не выдержит и заговорит первым.
— Ты хотела спросить только это? — через полчаса поинтересовался он.
— Это было очень срочно. Мне не спалось, и я решила закончить эту статью. Знаешь, я тоже не на их стороне. По-моему, куда эффективнее говорить о положительных моментах своего производства, чем пытаться топить конкурентов.
— И этой новостью ты хотела поделится со мной в час ночи?
Ксения задохнулась. Она закрыла файл, очень медленно повернулась к Александру и уставилась на него полными недоумения глазами.
— Я звонила тебе в час ночи? Ты с ума сошел?
— Так мне сказала Анастасия.
— Ясно, — зловеще протянула Ксения, в душе ликуя, что интуиция ее не подвела. Правда, Анастасия оказалась еще более прыткой, чем она ожидала. — Значит, я звонила в час ночи? Нет, это не ты сумасшедший, это она рехнулась! Я хотела поговорить с тобой в одиннадцать!
(Ксения решила, что полчаса при таком раскладе особой роли не играют, тем более что Анастасия теперь уже, естественно, не согласится на половину двенадцатого.) Так… Интересно, зачем она добавила два часа? Александр молчал.
— А она, оказывается, лгунья! — сделала вывод Ксения, тоном демонстрируя свое возмущение. — Час ночи! Даже когда ты был один, я не позволяла себе… И ты это знаешь! Нет, ты скажи, могла ли я даже попытаться так нахально вторгнуться в твою… интимную жизнь? Откуда я знаю, чем ты можешь заниматься в час ночи? Час ночи! Нет, это невозможно! Человек звонит по работе…
— Мне кажется, ничего страшного не случилось бы, если б мы поговорили на тему пластмассовых тазиков утром…
— Но ты сам дал мне телефон!
— Для чего-то важного.
— Но для меня это было очень важно! Я заканчивала статью!
— Знаешь, что я понял? — устало сказал Александр, глядя на нее почти жалостливо. — Все эти тазики, ведерки, молочные пакеты, упаковка для мясного фарша, джакузи и мобильные телефоны должны существовать до восемнадцати ноль ноль. А дальше должна начинаться личная жизнь.
— И это говоришь мне ты? — Ксения не поверила своим ушам. — Ты, для которого работа всегда была… смыслом жизни?
— Я понял, что работа — не вся жизнь. Вероятно, в жизни каждого человека наступает момент, когда приходится выбирать.
— И ты выбрал… пирожки! — не удержалась Ксения. — А, я все поняла! Уже начались прелести семейной жизни?
Она скандалила? О, вероятно, ей показалось, что тебе звонит любовница! Она подозрительна! Господи, что за люди! Что за мелкие люди! Нет, не люди — людишки! Впрочем, ты это заслужил! Каждый человек получает то, что заслуживает! Большой капустный пирог! Яблоки в тесте, замешенном на яйцах ласточки! Сухарные палочки в соусе из дикобраза!
Ксения уже сама плохо понимала, что говорит. Она резко повернулась на стуле и, показывая, что разговор закончен, уставилась в монитор, дав себе слово, что не заговорит до окончания рабочего дня. Неизвестно, сдержала бы она эту клятву или нет. Через несколько минут по внутреннему позвонил шеф и дал задание.
Когда она, вернувшись в кабинет, с непонятным ей самой вызовом назвала тему, Александр стал вырывать у нее это интервью «зубами».
— Послушай, — убеждал он, — он мужик, и я мужик, мы поймем друг друга лучше, особенно если это касается траха. «Мужчина по телефону» — это моя тема.
— Ни фига, — вежливо отвечала Ксения, пропустив мимо ушей самонадеянное утверждение Александра, что он — мужик.
Отдавать ему столь интересную тему она не собиралась.
Светловолосый, изумительно красивый мужчина, одетый в кожаную куртку «танкер», ждал ее в известном баре «Маркиз».
Когда Ксения зашла в это узкое продолговатое помещение, интимно освещенное матово-красными «грибками», и увидела его, в одиночестве сидящего за угловым столиком, у нее дрогнуло сердце. Стало жаль, что свидание деловое и ждет он ее не как женщину, а как корреспондента. Он терпеливо курил, стряхивая пепел в керамическую, затейливой формы, пепельницу, и был похож на любимого Ксенией артиста Коренева в молодости. Этакий романтичный Ихтиандр — красавец, абсолютно не осознающий свою красоту и притягательность для противоположного пола, а потому — неиспорчен, наивен и чист. Конечно, это была игра, но игра талантливая. Для фирмы, специализирующейся на «мальчиках по вызову», Игорь, конечно, был находкой.
Увидев Ксению, он молниеносно погасил сигарету и поднялся. Пока он суетился, усаживая ее, Ксении было почти физически приятно от его близости. На расстоянии почти полуметра она чувствовала сильную и ровную теплую волну, исходящую от его тела. А может быть, она уже пыталась раскрыть секрет его обаяния.
Игорь (профессиональный прием, вошедший в привычку?) не отрываясь смотрел ей прямо в зрачки и улыбался так, словно она была единственной радостью в его жизни. Ксении пришлось, внутренне сконцентрировавшись, взять себя за шиворот, хорошенько встряхнуть и вернуть на грешную землю. Это было необходимо, потому что она вполне явственно почувствовала, как под его взглядом ноги ее стали отделяться от каменной «шахматки» бара. А брать интервью в таком полуподвешенном положении не совсем удобно.
Впрочем, через полчаса беседы ей стало понятно, что дело не клеится. Честно говоря, она и сама могла ответить на все те вопросы, которые задавала. «Причина вашего прихода в эту профессию?» — «Деньги». — «Много зарабатываете?» — «Достаточно». — «В какой фирме работаете?» — «Коммерческая тайна». И так далее, по заготовленным ею вопросикам — размытыми ответиками.
Игорю, кажется, тоже стало скучно.
— По-моему, мы не тем занимаемся, — сказал он и впервые за вечер коснулся ее руки. Вот так вот запросто взял и положил свою нежную теплую ладонь на вмиг напрягшееся запястье Ксении. Если бы этот жест сделал Александр, она приняла бы его за выражение сочувствия. Например, по поводу ее жестоких мук из-за маловразумительного интервью — на большее он был не способен.
Здесь же ситуация была совершенно двусмысленной. С одной стороны, Ксения, как эмансипированная самой жизнью женщина, спокойно относилась к существованию вот таких «мальчиков по вызову». Ну куда им, бедным «эмансипе», податься со своими буйными нереализованными фантазиями? Но это ее принятие было абсолютно перманентным — сама она ни разу мужчиной по вызову, конечно, не пользовалась.
«Ну вот и попользуйся!» — обрадованно вякнуло ее второе «я».
Но Ксении пришлось сразу заткнуть этот наглый голосок. Во-первых, она была на работе, во-вторых, в кошельке у нее одиноко и скромно покоилась единственная и последняя до зарплаты десятка. После того как Игорь выложил ей информацию о том, сколько какая секс-услуга стоит в среднем, десятка на сто процентов могла быть уверенной в том, что потратит она ее исключительно на хлеб и колбасу. Впрочем, разговаривая с Игорем, Ксения убедилась, что оплатить ее сексуальные фантазии (вздумай она их реализовать) — никаких денег не хватит. Даже если рассчитываться по минимуму. В хорошо и аккуратно (по случаю интервью) причесанной голове Ксении мысли и образы вдруг зароились с такой невероятной силой, что она даже слегка забеспокоилась, чтобы они не вырвались наружу и не испортили прическу.
— Уже заплачено. — От этих слов Игоря она чуть было не подавилась кусочком шоколада, который перед этим доверчиво взяла в рот. Он будто прочел ее мысли, хотя выделить эту одну, пусть главную на данный момент, проблему было сложно.
— З-за что з-заплачено? К-кем? — Она почувствовала, как кровь, которая минуту назад бушевала внизу живота, где-то на уровне нижней чакры, бросилась ей в лицо.
Игорь деликатно отвел взгляд от пунцовой физиономии Ксении и, сосредоточившись на чашке недопитого кофе, объяснил:
— Мне заплатили, чтобы я согласился дать интервью. Этих денег достаточно и на… практическую часть… Будем считать практическую часть продолжением интервью…
«Соглашайся немедленно, пока не передумал! — Второе „я“ Ксении явно отличалось меркантильностью. — Смотри, идет почти задаром: сколько там ему могли заплатить из редакционной казны?»
— Честно говоря, мне трудно объяснить остальное, — сознался Игорь. — Но есть же другие методы дознания… Например, журналист, вникая в тему, испытывает что-то на себе…
— Да! — почти выкрикнула Ксения, безумно благодарная Игорю за то, как деликатно он обошел неловкое положение и нашел ей же для нее же оправдание. — Журналист проводит расследование! Журналист меняет профессию!
«Практические испытания» решили проводить у Ксении. Правда, ей пришлось клятвенно заверить Игоря, что она не имеет мужа, который может неожиданно приехать среди ночи из командировки, и что ни у одного из ее любовников нет ключа. Говоря о любовниках, у которых нет ключа, да еще во множественном числе, Ксения себя даже зауважала. Во всяком случае, ей это показалось лучше, чем если бы она призналась, что у нее вообще нет никакого любовника.
Игорь остановил ее руку, ринувшуюся было рыскать в сумочке в поисках кошелька, расплатился за кофе и помог надеть плащ.
…Это было действительно неплохо, но, честно говоря, ничего особенного она не чувствовала. Может быть, потому, что все время ожидала: а что дальше? Хотелось, чтобы дальше было невообразимо хорошо, но из-за того, что она холодно — по-журналистски — разлагала действие на моменты, сосредоточиться на общем было сложно. Свет решили не выключать, Игорь убедил Ксению, что в этом — самый кайф.
Он стал раздевать ее: медленно и со знанием дела. Вначале стянул с нее кофточку, задерживая движения, чтобы она ощутила, как постепенно оголяется ее тело. Кайф Ксении отравила мысль, что бюстгальтер на ней не парадный, а совсем простенький. Она тут же дала себе слово, что отныне, собираясь на интервью, будет на всякий случай надевать только дорогое белье, и временно успокоилась. Игорь огладил ее ноги — она пожалела, что на ней джинсы, а не колготки, может быть, ощущение было бы намного приятнее. Джинсы снимались с трудом. Из-за этого возбуждение, которое все-таки понемногу стало нарастать, вернулось к нулевой отметке. Целуя ее в шею, Игорь расстегнул бюстгальтер. Зачарованно впился глазами в ее грудь. Здесь у Ксении пропало не только возбуждение, но и настроение. Груди ее было далеко до силиконовых прелестей голливудских красоток. Однажды она прочитала анекдот про девушку точно с такой грудью. Девушке посоветовали мазать эти прыщики зеленкой. Игорь, казалось, не обращал внимания на такие мелочи, но она точно знала, что он притворяется. Он был профессионал и должен был делать вид, что его все устраивает как нельзя лучше. Но это была ложь! Наверное…
Она вглядывалась в глаза Игоря, чтобы определить, что он думает и ощущает на самом деле. Но глаза его были туманны и непроницаемы.
В конце концов Ксения устала от этой маеты. В голову пришла спасительная мысль, что, вероятно, далеко не все женщины, которые покупают ласки Игоря, так уж идеальны. В противном случае они не платили бы деньги мужчине за то, чтобы он поделился с ними своей нежностью.
Это ее немного успокоило. Она решила расслабиться и получить удовольствие по полной программе — на все деньги, которые Игорю заплатили в редакции.
Это было тело! Шикарное, замечательное тело. Тело супермена из американских боевиков — красивое, гармонично развитое, не шварценеггеровского, жесткого, типа, скорее сильный и одновременно мягкий Ван Дамм — заокеанская, недостижимая, но не менее оттого прекрасная мечта множества женщин.
Честно говоря, Ксении больше был привычен секс, в котором она оказывалась ведущей. Так сложилось исторически. Но сейчас она решила почувствовать себя хоть разок слабой женщиной. Тем более — чистота эксперимента требует…
Она лежала, как бревно, и ждала, когда он ее «заведет». Игорь оглаживал и целовал ее с головы до пят. В принципе, это было очень приятно. Но Ксению не оставляло чувство, что движения его слишком механистичны.
Через несколько минут ей стало его жаль, и она начала изображать из себя нечто, напоминающее паровую машину: пыхтела, шипела, охала. Ну пусть хоть один из них будет счастлив! Если не может она, то пусть Игорь — от того, что его профессионализм не подкачал. Наконец Игорь решил, что пора приступать к главному действию. Он приподнялся над Ксенией и накрыл ее своим большим теплым телом.
«Ладно», — сказала она себе и закрыла глаза. Черт возьми, это так легко: забыть, что на тебе кто-то чужой, пусть красивый, пусть ласковый, пусть даже умелый, но — чужой. И представить в той же позиции того, кого действительно хочешь.
«Тот, кого действительно хочешь», никак не хотел представляться. Ксения призывала свою в общем-то довольно развитую фантазию, но все было напрасно. В одно из мгновений выплыла ухмыляющаяся физиономия Александра.
«Ну ты и дурак!» — выразила она мысленно все свое отношение к коллеге. Но больше на ум никто не приходил, поэтому Александра пришлось оставить…
Она вдруг открыла глаза, увидела пытливый (нормально ли?) взгляд Игоря и поняла, что НЕ ХОЧЕТ! ЧТОБЫ ОН! ВОТ ТАК! НАД НЕЙ! ВИСЕЛ! И это нежелание росло с каждым его движением. А через несколько секунд это было уже не нежелание, а глухое раздражение, с которым срочно нужно было что-то делать. Ибо выплескивать его она не имела никакого права: за что? А оставить просто так тоже не получалось. Иначе внутри, она чувствовала, у нее будет взрыв, но взрыв этот будет мало напоминать оргазм…
— Почему ты не замечаешь это? — Ксения дождалась, когда он в двадцатый раз перебрал-перечитал письма, и лишь потом указала Александру на конверт, который он почему-то упорно отбрасывал, может быть, даже быстрее остальных.
— А что? — удивился он и, взяв в руки письмо, перечитал его еще раз.
Письмо было как письмо — написанное, по его мнению, не слишком умно. Он помнил указание Ксении не обращать внимание на слог, потому что журналист всегда найдет огрехи в написанном нежурналистом. Но дело было не только в стиле написания, как раз таки со стилем здесь было все в порядке. Письмо произвело на него неприятное впечатление, которое было непонятно ему самому. «Это называется — читать между строк, — подумал он. — Чисто интуитивное неприятие».
— Мне кажется, его стоит обсудить, — видя, что он заколебался, с нажимом сказала Ксения.
— Да я не против. — Александр отложил остальные письма. — Бога ради, если тебе это кажется интересным…
Ксения взяла у него из рук конверт и вынула фотографию. Он был красив. Даже — мужественно красив. И обаятелен. Темные волосы на висках украшала негустая седина. Украшение сединой — исключительно мужская привилегия.
— По-моему, несколько слащаво, — выразил свое мнение Александр.
— Мне так не кажется.
Александр тоскливо наблюдал, как Ксения внимательно перечитывает письмо. Слишком внимательно. Он знал, что предложение Ксении «обсудить» — не что иное, как выбор, который она уже сделала, и переубедить ее будет невозможно. Конечно, он мог сказать ей, что думает по этому поводу, но, почти сто процентов из ста, это выльется в бессмысленный спор, который ни к чему не приведет. К тому же у Ксении есть железный аргумент: они решили помогать друг другу, но договора навязывать свой вкус не было. То, что Ксения сыграла в отборе для него «первую скрипку», он воспринял нормально, но требовать того же для себя, оказывается, не имел права.
— Что тебе не нравится? — прямо спросила Ксения, закончив чтение.
— Точно не могу сказать, — пробормотал он. — Что-то такое есть…
— Что именно? Мне важно, чтобы ты назвал какие-то конкретные вещи. Возможно, я не вижу здесь чего-то такого, что видишь ты. Все-таки ты мужчина.
Назвать что-то конкретное было трудно. Письмо Влада, которое Ксения сейчас держала в руках, не содержало никаких «отрицательных факторов». Предприниматель, холост, без вредных привычек.
— Может быть, мне не нравится, что он «денежный мешок»? — предположил он.
— Где здесь написано, что он «денежный мешок»?
— На фотографии, — сказал Александр. — У него самодовольный вид.
Ксения еще раз внимательно исследовала фотографию.
— Я бы этого не сказала. Скорее, уверенный. А что, ты против денег?
Александр пожал плечами:
— Не представляю удачливого бизнесмена, ищущего жену по брачным объявлениям.
— Ну почему же? — опять не согласилась Ксения. Он видел, что ей очень не хочется выпускать из рук «журавля», который в кои веки подлетел так близко к ее «силкам».
— Потому что у него деньги! А где деньги, там и женщины. Много женщин, понимаешь? Это не значит, что он их покупает. Это значит, что они сами слетаются, как пчелки на мед. Пораскинь мозгами, зачем ему искать еще и по газете?
— А ты не можешь предположить, что ему надоели женщины, которые хотят от него только денег?
Александр почувствовал, что Ксения уже встала на защиту неизвестного бизнесмена. Еще немного, и она начнет приписывать ему романтизм, который такая же редкая штука в этой среде, как и неумение считать деньги.
— В случае если бы он на самом деле хотел найти себе некорыстную спутницу и мечтал, чтобы его полюбили за «просто так», он не стал бы сразу же сообщать, что он бизнесмен. Это тут же дает ему сто очков вперед. Какая женщина не хочет богатого мужа? Вот ты же хочешь?
— А что, нужно было написать, что он слесарь? — уже немного раздраженным тоном спросила Ксения, «не услышав» его вопроса.
— Я не знаю, что нужно было написать! — Александр тоже повысил голос.
— Почему ты против? — Ксения прищурилась и попыталась «просветить» его, как на рентгене. — Ну почему ты всегда против?
— Почему всегда? — попробовал защититься он.
— В прошлый раз ты тоже пытался меня отговорить.
— И что, я оказался не прав?
Ксения смутилась, но быстро взяла себя в руки.
— Прав. Но это не значит, что Петр — плохой человек.
— Я не говорил: плохой. — Александр предупреждающе поднял руку. — Я говорил: неподходящий тебе.
— Но он мог мне подойти! — упрямо сказала Ксения. — Мог! Мог! Просто так сложились обстоятельства… По не зависящим ни от кого причинам.
— Ну хорошо. — Александру надоело ее уговаривать. — Если тебе хочется еще раз испытать судьбу, я не против. — Он задумался, а потом «отпустил тормоза». — Черт его знает, может быть, ты и права. Только одно условие… Когда ты выйдешь за него замуж, я буду занимать у тебя деньги.
— Хорошо, — нетерпеливо согласилась Ксения. — Звоним сейчас?
— Может быть, сваришь кофе? — попросил он. — С утра ни маковой росинки.
— Свари сам, — сказала Ксения. — Кстати, в холодильнике есть колбаса.
Александр кивнул. Пока Ксения морально готовилась к звонку, он прошел на кухню и отыскал на полке пакет с кукурузными палочками. Это было с детства любимое лакомство, поэтому он без зазрения совести взял весь пакет. Потом, хрупая сладкими палочками, как лошадь овсом, наполнил джезву водой и поставил на огонь. Кухня у Ксении была маленькая и уютная. Хотя вряд ли Ксения ставила перед собой такую задачу. На полках стояли красные в горошек допотопные емкости для круп, посуда была разрозненная, на дверце холодильника красовалось несколько наклеек от жевательной резинки. Александр присмотрелся — Чип и Дейл занимались своими мультяшными делами. В небольшом пластмассовом контейнере в углу лежала картошка и пожелтевший скрюченный кабачок. Солонка на маленьком столике изображала свинью. На подоконнике стояла невысокая керамическая вазочка с пучком сухой травы — кажется, когда-то это были ромашки.
Он подумал, что настоящая домашняя еда должна готовиться вот в таких вот кухоньках.
Дожидаясь, когда закипит кофе, Александр наугад сунулся на полку и безошибочно обнаружил сахарницу. И даже не удивился — сам бы он поставил сахарницу только на это место.
— Ты идешь? — крикнула Ксения.
Александр разлил кофе в чашки и, прихватив с собой пакет с кукурузными палочками, прошел в комнату.
Ксения уже набирала номер. Прижав трубку к уху, она махнула рукой, показывая, куда поставить чашку. Александр пронес кофе над ней, и, если бы у него не дрогнула рука, возможно, все обошлось бы без эксцессов. Но капля, попавшая на руку Ксении, была горячей. Ксения сделала страшные глаза и показала ему кулак.
— Что ни сделает дурак, все он сделает не так, — подхалимски извинился Александр.
Ксений некогда было отвечать на его пошлые высказывания. В трубке ответили.
— Владислава Сергеевича можно? — глубоким грудным голосом, который был вовсе ей не свойствен, спросила Ксения.
Александр с пачкой кукурузных палочек устроился в кресле напротив.
Когда в трубке раздался приятный женский голос, Ксения растерялась. Но голос был не только приятный, но и доброжелательный, поэтому она быстро взяла себя в руки. В конце концов, телефон может быть рабочий. Правда, время уже достаточно позднее, но Ксения догадывалась, что нормированный рабочий день — не для настоящего предпринимателя.
— Как вас представить? — поинтересовалась девушка.
— Ксения, — сказала она.
— Просто Ксения?
— Да, просто Ксения.
Секретарше, а это, судя по четко поставленному, деловому голосу, была она, не обязательно находиться в курсе личных дел шефа.
Александр, занятый поеданием кукурузных палочек, никак не прореагировал на заслон, который вдруг выстроился между Ксенией и претендентом на ее руку и сердце. Заслон оказался довольно длительным — Ксения несколько минут просидела почти не двигаясь, судорожно сжимая в руке трубку.
— Расслабься, — посоветовал Александр, которому, по-видимому, жалко было смотреть на ее согбенную позу.
Ксения посмотрела на него невидящим взглядом и ничего не ответила. Она вся была там — в трубке.
— Включаю, — наконец предупредила секретарша, и Ксения, вздрогнув от неожиданности, выпалила в трубку:
— Алло!
— Рад вас слышать, — сразу же сказал Влад. Голос был густой и уверенный. — Хорошо, что вы позвонили, я уже собирался уходить.
— Да вот так как-то… — промямлила Ксения.
— Мы можем сегодня встретиться? — спросил он. — Тогда жду вас на Прорезной. Там на углу есть неплохой ресторанчик — «Норд», знаете? Стоянка с левой стороны.
— Вообще-то мне все равно, — честно призналась Ксения. — Я буду добираться на метро.
— Тогда есть смысл встретиться где-то по дороге, — определил Влад. — Я могу подхватить вас, например, возле цирка, там можно поставить машину. Идет? Жду вас… — вероятно, он посмотрел на часы, — через полчаса. Вам достаточно времени, чтобы добраться?
— Вполне, — уверила его Ксения. — Через полчаса я буду.
И положила трубку.
— А он сразу берет быка за рога! — то ли восхищенно, то ли насмешливо заметил Александр.
Ксения не обратила на него ни малейшего внимания. Ей просто некогда было это делать. Она посидела только еще несколько секунд. Но это была необходимость — чтобы «набрать разгон». В следующее мгновение она сорвалась с места и ринулась к шкафу. Дальше все замелькало, как в убыстренном кино. Из шкафа на диван летела одежда на плечиках, некоторые вещи с полок валились прямо на пол. Ксения рылась в разноцветном тряпье, но почему-то ни на чем остановиться не могла.
— Если я надену это? — периодически спрашивала она, прикладывая к себе очередную вещь.
— Очень неплохо, — говорил Александр.
Но Ксения, будто не слыша его, сразу же отбрасывала отобранную вещь в общую кучу.
— Не дергайся, — наконец попросил Александр. — Он не дал тебе времени подготовиться, значит, пусть воспринимает такой, какая есть.
— Ты ничего не понимаешь, — нервно бросила Ксения. — Если я не подготовилась, то это я не должна была ему звонить!
— О, ты уже начинаешь его оправдывать! — умилился Александр.
Во взгляде Ксении сверкнула молния.
— Сейчас ты вылетишь отсюда со скоростью света, — с угрозой в голосе сказала она.
— Но я мог бы проводить тебя хотя бы до метро.
— Тогда не мешай. Как ты думаешь, этот костюм мне идет?
И она ткнула прямо ему под нос что-то черное. Он пожал плечами.
— Но ты же видел меня в нем тысячу раз!
Он попытался припомнить, какой наряд из тех, в которых Ксения появлялась на работе, шел ей больше всего. Но — не вспомнил.
— Ну-ка надень, — сказал он, чтобы не заводить ситуацию в тупик.
Ксения бросилась в ванную. Чтобы сэкономить время, уже где-то на пороге комнаты она стала стягивать с себя свитерок. Мелькнувшая белизна плеч почему-то поразила Александра.
Примерно через полминуты она вернулась, уже облаченная в костюм. Это смотрелось восхитительно. Классическая модель с элементами, делающими костюм нарядным, — белая косая полоса по вороту, большие металлические пуговицы, напоминающие сверкающие блюдца, узкая юбка над стройными коленками. И волосы, которым Ксения вернула пепельный оттенок.
— Отпад, — признал Александр. — Только это и ничего другого!
Ксения не слишком полагалась на его вкус. Этот костюм нравился ей самой, и от Александра требовалось только одно — микроскопическое подтверждение, что она не ошибается. И все равно ничего другого было уже не успеть. Может быть, только чуть-чуть подправить макияж.
— Эй! — сказал Александр, вдруг почему-то почувствовав себя обделенным. — Ты обещала меня накормить. Я, конечно, понимаю, что тебя ждет шикарный ужин в ресторане, но…
— Ты ел кукурузные палочки, — напомнила Ксения, щеточкой из брасматика торопливо удлиняя ресницы.
— Палочки! — оскорбился Александр.
— Ну хорошо. — Она оторвалась от зеркала и взглянула на часы. — У тебя есть еще… десять минут, нет, уже девять… Возьми сам на кухне что хочешь.
Он протопал на кухню, порыскал в шкафчиках, потом открыл холодильник и скучно посмотрел на его содержимое. Есть перехотелось.
Они были знакомы всего несколько дней, но Ксения уже не могла представить, как до сих пор существовала без Влада. Была такая книга — «Десять дней, которые потрясли мир». Последние несколько дней тоже потрясли ее мир. Вернее, перевели ее из того сложного мира, в котором она жила, в абсолютно иной — легкий, искристый, почти сказочный. Она понимала, что в этом мире существуют свои трудности и, конечно же, их там не меньше, чем в том, где она жила до сих пор. Но это были не ее сложности. Она не имела к ним касательства, потому что… потому что не должна была его иметь! Был Влад, который хорошо, как рыба в воде, ориентировался в подводных рифах этого мира, а она должна была пользоваться только тем, что на поверхности. Это ее устраивало. «Каждый ищет то, что его устраивает», — вспомнила она слова Александра. Еще неделю назад она с насмешкой отнеслась к его словам. Приспосабливаться к жизни? Это удел слабых натур. Сильные люди обязаны строить жизнь, брать быка за рога, двигать цивилизацию вперед силой своего тела, духа и ума! Но сейчас она вдруг поняла, насколько устала «двигать цивилизацию». Тем более, если уж говорить честно, какую особенную пользу она может принести цивилизации своими статейками, которые постоянно размещает даже не в центральной прессе? Они выматывают ее силы, и все ради чего? Чтобы «словом будить умы и сердца»? Ксения верила, что это возможно, но не в их же газете! Особенно она поняла это, когда Влад признался, что никогда не обращал внимания на ее издание. Он просто не читает таких газет! Она сказала это Александру, но тот махнул рукой:
— Изданию от этого не хуже!
Ксения считала, что это не оправдание. Газета обязана быть такой, чтобы ее невозможно было не читать.
— Вот и старайся, — насмешливо сказал Александр. — Во всяком случае, теперь у тебя есть мощный стимул вывести наше издание в передовые — чтобы твоему Владу не было за нас стыдно.
Но что могла сделать одна Ксения? На всякий случай она поспрашивала, какие темы Влада интересуют и что он лично хотел бы прочесть на страницах газеты, но его ответы повергли в еще большее отчаяние — их издание такие темы не поднимало. Она посоветовалась по этому поводу с Александром, но он ничем ей не помог:
— Не думаю, чтобы главный согласился перепрофилировать газету из-за твоих сердечных дел.
В конце концов она решила, что черт с ней, с этой газетой! Не из нее одной состоит ее жизнь. Вернее, не должна состоять, как это было до сих пор.
Пораскинув мозгами, Ксения решила, что на данном этапе ей необходима информация о той жизни, которая, возможно, наступит в самом ближайшем времени. Такую информацию могли дать ей только толстые дорогие журналы в красочных глянцевых обложках. Она накупила их почти полтора десятка, чем нанесла ощутимый урон своему кошельку. Но прежде чем получить, нужно вложить — эти слова Влад преподнес как закон, а Владу она сейчас верила безоговорочно.
Поначалу просмотр журналов принес острое чувство зависти — полиграфия изданий была изумительна, и Ксения опять расстроилась за свою газету. Вслед за этим возникло смутное желание увидеть на одной из этих глянцевых страниц свое имя — может быть, пока в качестве подписи к материалу. А потом чтение увлекло, и Ксения пролежала на диване несколько часов, только изредка вставая, чтобы сделать бутерброд или сварить кофе.
Она внезапно обнаружила, что на свете есть масса интереснейших вещей, по некоторым причинам до сих пор были для нее просто недоступных. Например, курорты Мертвого моря, китайская кухня, двухуровневые квартиры… И домработницы, которые освобождают массу времени для сауны, шейпинга, солярия, массажа и косметолога. Но теперь, с появлением в ее жизни Влада, перед ней раскрывался горизонт возможностей. И она, напичканная советами из журналов, не собиралась упускать ни одну из них! Конечно, она не собирается бросать работу. Она хорошо понимала, что «для того, чтобы получить, нужно вложить». Все очень серьезно — такому мужу, как Влад, необходимо соответствовать, и одними массажами и шейпингом здесь не обойдешься. На этом, кстати, прогорело множество девчонок, ищущих «достойной жизни», но не имеющих понятия, что смазливая мордашка, которую они предлагают, — слишком малое вложение. Красивая мордашка через месяц-два-несколько начинает восприниматься как норма, и тогда отсутствие других качеств, например, того же ума, стремления к самореализации, желания понять, чего ты стоишь в этой жизни, начинает раздражать. Ксения еще раз пролистала журналы и с разочарованием отодвинула их в сторону — к сожалению, об этом ни в одном из них не было сказано ни слова. Конечно, она понимал?, что журналы эти ориентированы на рекламу: курорты, шейпинг и одежду от кутюрье можно прорекламировать, а то, что лежит в глубине, рекламе не поддается.
— О, возьмите меня с собой! — ехидно-елейно заголосил Александр, когда она сказала ему, что на выходные Влад и она отправятся на остров. — Слово чести, я не стану мешать вашим играм на дикой природе. Я пристроюсь где-нибудь с краешку и буду прогревать на песочке свой застарелый радикулит. Ах да, вспомнил: у меня нет радикулита. Ну, тогда в качестве профилактики. Говорят, болезнь легче предупредить, чем вылечить. — И он посмотрел на Ксению чистыми, честными глазами, на донышке которых она все-таки сумела уловить скрытую искру.
Конечно же, ему, как всегда, хотелось ее подразнить, но Ксения давно уже дала себе слово, что не станет ловиться на эту удочку. И вместо того чтобы разозлиться на этого клоуна и провокатора, она вдруг поймала себя на мысли, что идея, которую Александр предложил шутя, ей нравится. В самом деле, втроем было бы веселее. Безусловно, она знала, что это невозможно, но как часто невозможным бывает именно то, что хорошо. Она вспомнила фразу из прочитанного недавно сборника: «Все, что мне нравится, либо ведет к ожирению, либо аморально».
Ксения вдруг ощутила, что Александр и в самом деле не стал бы им мешать. Во всяком случае, ей он никогда не мешал. И все их перепалки на самом деле — мишура обычной жизни, без которой — во всяком случае, ей точно — было бы в этом мире просто скучно.
— Не боись, я пошутил, — предупредил Александр, видя, что она задумалась; и не желая доводить дело до оправдываний и объяснений.
— Я знаю, — сказала она, стараясь, чтобы это не прозвучало слишком серьезно. — Нас заподозрили бы в желании создать «любовное трио».
Это тоже был неудачный момент. Не в намеке на «трио», интим был здесь ни при чем. Но в самом разделении: НАС заподозрили бы ОНИ. «Они» (Влад) воспринималось как нечто отчужденное, неспособное понять «Нас» — Ксению и Александра. Ксения спохватилась. Это было похоже на предательство.
— Утром Влад пригонит катер, — сказала она, намеренно тепло произнося имя, ей почему-то казалось, что нужно обязательно исправить ситуацию. — Мы встречаемся в десять, до острова добираться примерно часа полтора… Продукты он закупил вчера, воду взяли в пластиковых канистрах…
Она говорила, только чтобы говорить. Это были какие-то мелкие материальные подробности, которые никоим образом не касались ее отношений с Владом. То есть могли касаться, а могли и нет. Ксения дала себе слово, что теперь уж Александру не удастся ничего из нее вытянуть.
— Когда вы вернетесь? — спросил он, отвернувшись от нее к стеллажу и делая вид, что ищет что-то в старой подшивке.
— В воскресенье вечером.
Врать было бесполезно, да, собственно, и незачем. Она была достаточно взрослой женщиной. И эта взрослая женщина понимала, что если два взрослых человека собираются провести на острове выходные с ночевкой, то… ситуации могут возникнуть разные. Александр это понимал тоже, может быть, поэтому он с таким остервенением рылся в старых газетах. Но Ксении нечего было ему сказать, потому что она сама знала, как все сложится. Конечно, девяносто девять процентов из ста — постель их не минует. Они на самом деле взрослые люди.
Ксения не могла себя обманывать: она хотела этого. В последние два дня даже с особенной силой. Желание, к сожалению, было не физическое, и она осознавала это. Ей нужно было как можно быстрее совершить «это», чтобы перестать бояться. Страх пришел внезапно, и вначале она даже не понимала причину его возникновения — раньше у нее никогда не было с этим проблем. «Ты не женщина, ты — чудо», — говорил в постели Никита, тот самый «бэби», от одного вида которого раздражался Александр. Кстати, в конце концов Александр оказался прав: в последнее время Ксению также раздражал вид этого «Кена — мужа Барби», и, случайно сталкиваясь с ним в коридоре, она старалась проскочить как можно быстрее.
Но что скажет Влад? «Ты не женщина — ты чудо»? Или?.. Вот это возможное «или», кажется, и было главной причиной, которая заставляла торопить события. Она и поездке на остров обрадовалась не потому, что там можно было отлично загореть, как обещал Влад. Ночь должна была выяснить, соответствует ли Ксения надеждам Влада в полной мере. Правда, сама постановка вопроса немного коробила Ксению, но пожаловаться она могла только на себя: она сама поставила этот вопрос, поэтому сама же должна была на него отвечать.
«А если нет? — думала она с трепетом, который, чем ближе к выходным, охватывал ее все больше. — А если я не подойду ему по этому „параметру“? Если я не смогу дать ему то, что ему нужно? Если я не сумею принести ему то тепло, которое он хочет получить? Или просто не смогу раскрепоститься по-настоящему?»
Такие мысли удивляли саму Ксению, она чувствовала, что сомнения одолевают ее не просто так. Вероятно, стоило посоветоваться с Александром, но Ксения не могла заставить себя раскрыть рот, чтобы сказать ему о своих опасениях. Скорее всего, он посмотрел бы на нее как на сумасшедшую: еще ничего не произошло, зачем же заранее изводить себя?
«А собственно, почему я действительно сомневаюсь? — наконец задала она себе тот вопрос, который, возможно, мог бы задать ей Александр. — Боюсь, что окажусь „не той женщиной“? А если он окажется „не тем мужчиной“?»
Но это ее не успокоило. Ксения чувствовала: окажись Влад… хоть совсем «немужчиной», ничего бы это не изменило. В конце концов, у него масса достоинств, которые могут компенсировать… Она даже не обратила бы на это внимания и постаралась убедить его самого, что это мелочи. «Однако! — подумала Ксения. — Кажется, я превращаюсь в холодную расчетливую стерву, которая согласна идти на все, только чтобы устроиться в этой жизни».
Это повергло ее в легкий шок, с которым ей так и не удалось справиться до конца. Она так и осталась в этом слегка встревоженно-удивленном состоянии, правда, стараясь, чтобы наружно это никак не проявлялось. Иначе Александр все-таки сумел бы выдавить из нее признание.
У нее самой, конечно, было предположение, которое хоть как-то могло объяснить ее… не холодность, нет! — а некоторую прохладность чувств. Она еще не вжилась в роль возлюбленной Влада. И для того, чтобы полюбить его, тоже нужно было время! Хотя, честно говоря, было как-то немного странно ждать, когда к тебе придет «настоящее чувство», которое обычно снимает все вопросы. Ксения не сомневалась, что это случится в самом скором времени — может быть, когда она лучше узнает Влада и привыкнет к нему. Но времени совсем не было — поездка должна была состояться завтра.
Существовала надежда, что природа свое возьмет. Ксения не имела в виду дивную природу, которая должна была принять их в свои объятия на острове. Но обыкновенная человеческая природа, не случайно разделившая людей на мужчин и женщин, не могла предательски промолчать, тем более в таких идеальных условиях. Ксения посмотрела на напряженную спину Александра и вспомнила, как учила его не бояться и подвигала на развитие отношений с Вероникой. Если по этой спине едва ощутимо провести пальцем, вырисовывая инициалы или даже просто какие угодно узоры, разве она не откликнется, следуя зову природы? Ксения, даже не прикасаясь, издали, ощутила тепло и желание быть востребованным телом под тонкой голубой рубашкой, и помотала головой, сбрасывая наваждение.
— Что ты ищешь? — спросила она.
— Хотел посмотреть прошлогоднюю подшивку. Ты не знаешь, где она может быть?
— В архиве, — сказала Ксения.
— Ч-черт, в который раз убеждаюсь, что «законы Мэрфи» — гениальная штука. Во всяком случае, один из них можно перефразировать так: «Как только тебе понадобилась какая-то бумажка, тут же оказывается, что она либо выброшена, либо в архиве».
Он бросил свои копания и вернулся к столу. Сел в кресло, подумал и включил компьютер.
— Ну я пошла? — спросила Ксения.
Интересно, что она ожидала от него услышать? В конце концов, он не может дать ей хоть какой-то, даже самый элементарный, советишко, поскольку просто не знает, что мучает ее на самом деле. Ксения вздохнула.
— Пошла… — сказала она еще раз. И решительно поднялась.
— Не утони там, — пробубнил ей вслед Александр, не поворачиваясь от компьютера.
Песок был слишком горячим и даже через махровое полотенце жег кожу. Ксения перевернулась на спину и подумала, что все ее внутренности сварились даже не всмятку — вкрутую. Такой черный юмор мало подходил для пикника на «необитаемом острове», куда они с Владом высадились несколько часов назад, но солнце действительно жарило немилосердно. Пришвартовав катер, Влад стащил с себя одежду и остался только в коротких шортиках. Смотрелся он, надо сказать, изумительно — тело его было сильным, с хорошо развитой мускулатурой. Было похоже, что спортивный клуб, о котором он ей рассказывал, он на самом деле посещает регулярно. Ксения позавидовала его силе воли и освободилась от платья. Купальник, который она два дня назад купила специально для этой поездки, кажется, сидел неплохо. Тонкая блестящая ткань — «серебристый металлик» — казалась второй кожей, вросшей в ее собственную. Она не стала покупать раздельный купальник, рассудив, что «сплошной» скроет некоторые недостатки фигуры, например, под-: тянет живот, в идеальности которого она сомневалась. За остальное она переживала меньше: кожа ее была гладкой, ноги — дай Бог всякой восемнадцатилетней девушке, а грудь была хотя и небольшой, но упругой. Тем более что целую неделю, начиная с того момента, как Влад пригласил ее на пикник, она готовила себя к тому, чтобы, не комплексуя, обнажить тело. Первое, что она сделала, это почти перестала есть, надеясь сбросить к выходным хотя бы пару килограммов. Она исключила из своего рациона почти все, оставив только шпинат и огурцы, которые жевала, когда чувство голода становилось особенно сильным. Вечером она позволяла себе выпить стакан кефира, поэтому не стоило удивляться, что все эти дни она ждала и дождаться не могла вечера. Зато кожа ее очистилась, а глаза стали еще светлее. Александр, правда, заметив, что в обеденный перерыв она отказывается от походов в ближайшую кафешку и даже от своей любимой булочки с корицей к кофе, не удержался от иронического замечания:
— Так влюбилась, что ничего есть не можешь?
— Жарко, — сказала Ксения, впрочем, не надеясь, что зоркий глаз Александра удастся провести.
— Угу, — сказал он. — Только учти, мужчины не любят худосочных.
— Ну конечно. — Она точно знала, что говорит. — В таком случае тогда бы не было написано в каждом мужском объявлении: «Познакомлюсь с женщиной, не склонной к полноте».
— О, объявления! — сказал Александр. — Мужчина сам не понимает, чего на самом деле хочет, ты же знаешь.
— Ты судишь по себе. — Ксения пожала плечами.
— Не только по себе, — возразил он. — Знаешь народную мудрость: пятьдесят процентов мужчин любят полных женщин, остальные пятьдесят — скрывают это.
— Ладно, это не предмет для разговора, — попыталась закрыть тему Ксения. — Тем более что похудеть для меня проще, чем поправиться.
— А для чего тебе обязательно менять себя? — поинтересовался он, оценивающе оглядывая ее фигуру. — Мне, например, кажется, что ты и так — вполне…
— Отстань от меня! — взорвалась Ксения, хотя он не сказал ничего из ряда вон выходящего. В любой другой момент она даже могла воспринять это как комплимент. Но сейчас нервы ее были на пределе — вероятно, от голода.
Это недельное самоистязание почему-то не дало головокружительных результатов — если Ксения и похудела, то совсем на мало.
Вторая часть подготовки удовлетворила ее больше — она купила эпилятор, чтобы освободиться от нежного тонкого и едва заметного ей самой пушка на ногах, и это ей удалось полностью. Пусть ей пришлось выдержать пытку, подобную средневековой, пусть она страдала, вырывая эти почти невидимые, но крепко сидящие в коже волоски, но результат был ошеломляющий — кожа на ногах стала гладкой, как шелк. Правда, у Ксении сложилось устойчивое впечатление, что кожа какая-то ненастоящая, но она решила, что это от непривычки.
В общем, как бы ни трудна была подготовка, сейчас Ксения выглядела замечательно. Она даже пожалела, что не приобрела все-таки раздельный купальник, в котором, конечно же, выглядела бы намного сексапильнее.
Влад не впился в ее оголенное тело голодными глазами, и это ей понравилось. Всему свое время.
На берегу стояла настоящая хижина, сложенная из досок и покрытая ветками. Правда, Ксении удалось рассмотреть под ветками рифленый шифер, и это ее немного расстроило.
— Это в самом деле необитаемый остров? — спросила она, поднявшись на потемневшие от времени, но достаточно крепкие ступеньки крыльца.
— В некотором роде, — сказал Влад, неся за ней рюкзак и сумку с продуктами. — Во всяком случае, четвертая часть острова — точно.
— В смысле? — поинтересовалась она.
— Ребята купили этот островок и теперь сдают его желающим побыть Робинзонами. Но не переживай, остров большой, к нам никто не придет. Это гарантируется в договоре.
— Отлично, — сказала Ксения, подумав, что все правильно — раз есть договор, значит, должны быть и гарантии. И шифер под ветки подложен тоже для гарантии — на случай дождя.
В хижине был дощатый пол и минимум «мебели» — длинный «самопальный» стол, две такие же лавки. За перегородкой, плетенной из камыша, — маленький холодильник. Все правильно, должны же «робинзоны» что-то есть, надежда на охоту и рыбную ловлю слабая. За второй перегородкой из камыша помещалась широкая лежанка, укрытая какой-то сухой травой. Стопочка чистого белья ненавязчиво пристроилась в углу.
Сидеть в такую погоду в хижине было бы преступлением. Они устроились неподалеку, на берегу. Что нужно почти голому человеку, чтобы устроиться на горячем песке? Разве что подстилка. Влад вытащил из рюкзака два огромных махровых полотенца, и Ксения выбрала себе синее — ее «серебристый металлик» будет смотреться на нем совсем неплохо.
— Почему? — спросила Ксения, наблюдая, как Влад открывает баночку с пивом. — Почему ты воспользовался этой дурацкой газетой объявлений?
— Дурацкой? — удивился Влад. — Но ведь ты тоже ею воспользовалась.
— Я — другое дело, — досадуя на себя (ну не на него же!), сказала Ксения. Объяснить, что значит «другое дело», было сложно, поэтому она просто решила не вдаваться в подробности. — Меня удивляет, что до этого додумался ты!
— А почему бы мне не додуматься? — спросил Влад, протягивая ей пиво и беря себе вторую банку.
— Поговорим по-честному? — Ксения заглянула в его глубокие глаза. — Я не верю, что ты не можешь найти себе подходящую женщину без помощи газеты.
— Почему? — опять спросил он.
Банка зашипела, и часть пива пролилась на песок, который тут же жадно впитал влагу.
Ксения не могла пересказать ему то, что говорил Александр: о том, что женщины слетаются на деньги, как пчелки на мед, а поскольку он их имеет… Ей почему-то показалось, что этим она может кого-то оскорбить: или Влада, или себя. Но отвечать было нужно, хотя бы затем, чтобы не прервать разговор. Она решила сгладить острый угол, но все-таки выпытать правду.
— Все просто, — сказала она, сделав глоток из банки. Пиво, которое Влад принес из холодильника, еще не успело нагреться и приятно охлаждало. Хотя она лично предпочла бы обыкновенную минеральную воду. — Ты без проблем.
— Это только кажется, — сказал Влад и, отставив банку, растянулся на подстилке. — Проблем у меня во! — Он показал пальцем. — Под самый кумполочек.
— Но это не те проблемы, — не согласилась Ксения. — Я понимаю, что ты много работаешь и тебе тяжело. Я понимаю, что, может быть, у тебя даже не хватает времени… Но разве для этого нужно много времени?
— Ты пишешь статью на эту тему? — Влад закрыл глаза и похлопал по второму, Ксениному полотенцу, призывая ее лечь.
— Нет, — растерялась Ксения. — Конечно, не пишу. У меня вообще другой профиль.
— Тогда зачем тебе?
Ксения понимала, что это уже вошло в его привычку: осторожно отвечать вопросами на вопросы, чтобы не сказать лишнего. Но они были не на работе! Она подождала, но он не собирался продолжать разговор. И ей ничего не оставалось делать, как решить, что на самом деле он прав: они познакомились, у них завязались какие-то отношения, зачем же искать причину, выискивать подоплеку, ковыряться в сути, выворачивать все наизнанку? «Влияние Александра», — подумала она и легла, куда он ей указал. Впрочем, куда же еще ей было лечь?
Она полежала еще несколько минут и попыталась припомнить: не сходят ли с ума от жары? Во всяком случае, у нее с головой было что-то явно не в порядке. Она не удовлетворилась окончанием разговора и хотела, чтобы ей ответили.
— И все-таки почему? — спросила она, опасаясь, чтобы он не посчитал ее навязчивой, и одновременно не умея себя сдержать. — Ты понимаешь, что я спрашиваю не просто так. Это не банальное любопытство, я хочу узнать тебя получше. Когда я увидела тебя, я, честно слово, подумала, что… сбрендила. Но это только я. А вокруг тебя… — Она все-таки выдавила это, — несомненно, много разных женщин. Которые… — Она подумала, не подставляет ли себя, но уже не могла остановиться. — Которые, конечно же, хотели бы… быть с тобой.
Влад поднялся и сел на подстилке. Кажется, он собрался искупаться. Ксения была не против, но ей бы хотелось закончить разговор. Поэтому она не двинулась.
— Их слишком много, — сказал Влад, вероятно, чувствуя, что ему не отвертеться. — Я просто удивляюсь, откуда они берутся. Знаешь, с некоторых пор мне стало казаться, что процент мужчин и женщин находится в соотношении один к десяти. — Он подумал. — Нет, это мало. К двадцати пяти — не менее.
— Ну и вот, — сказала Ксения, пытаясь преодолеть неприятное чувство, которое царапнуло ее изнутри. «Но что же ты хотела, — успела она спросить себя, — услышать правду или быть обманутой?» Эта мысль помогла ей задавить ревнивого червячка, который вдруг стал расти в ней, совершенно не соотносясь с земным временем: еще немного, и он превратился бы в огромную ядовитую стожалую змею, справиться с которой было бы намного труднее. — Значит, один к двадцати пяти? И что же, среди тех двадцати пяти, которые приходятся на твою долю, нет ничего подходящего?
— Откуда я знаю? — вопросом на вопрос ответил Влад.
Потом, чувствуя, что Ксения ждет продолжения, попытался перевести все в шутку:
— Ну не могу же я экспериментировать со всеми двадцатью пятью?
Ксения испытала легкий шок — она была убеждена, что такими вещами не шутят.
— Должен же быть хоть какой-то предварительный отбор, — уже почти серьезно сказал он, с тоской глядя на плещущиеся у берега волны.
— Ты решил воспользоваться газетой, чтобы сделать предварительный отбор? — поинтересовалась Ксения.
— Конечно. По-моему, эти газеты для того и служат. В общем-то он был прав. Глупо было надеяться, что ему в руки случайно попала эта газета и он, увидев объявление Ксении, сраженный наповал предчувствием судьбы, бросился ей писать. «Но в конце концов, — подумала Ксения, — разве я не делаю то же самое? Разве я не совершила вначале предварительный отбор, отбросив письма, которые мне не подходят, а теперь стараюсь выбрать то, что подходит мне больше всего?» Все было правильно, по-честному, но в горле у Ксении почему-то встал комок, который она, пощупав рукой вокруг себя и найдя банку, попыталась устранить с помощью глотка пива. Но пиво уже нагрелось и было просто омерзительным. Ксения подержала его во рту и украдкой выплюнула.
Посидев немного, она решила, что расстроилась зря. Она уже совершила свой окончательный выбор, но Влад тоже имел на это право. Она не стала додумывать до конца, поднялась и, зная, что он смотрит ей вслед, стараясь не подворачивать ступни ног, чтобы не выглядеть косолапой, пошла по горячему песку к воде.
Влад, получив «разрешение», ринулся за ней и уже у самой кромки берега, крикнув: «Берегись!», столкнул ее обеими руками в воду. Брызги разлетелись искристым солнечным веером…
— Шашлык-башлык, — сказал Влад, колдуя над мангалом, который отыскал в маленькой сараюшке возле хижины.
В самом деле, какой «необитаемый остров» без шашлыков? Конечно, можно развести костер и надеть мясо на очищенные прутики ивы, которая росла неподалеку, но это уже сложности. Необитаемый остров в наше время должен быть комфортабельным. Мясо они привезли с собой, Влад сказал, что замариновал его по особому рецепту. В воздухе уже витал вкуснейший запах, и у Ксении текли слюнки — целый день из-за жары она ни к чему не притрагивалась, исключая арбуз, которым жажду утолить было возможно, но наесться, конечно, проблематично.
— Ты похож на настоящего шашлычника, — сделала ему комплимент Ксения, хотя мало представляла себе, как выглядит «настоящий шашлычник».
Но движения, которыми Влад насаживал мясо, и то, как лихо он переворачивал шампуры, позволили ей это сказать.
— Просто люблю шашлыки, — сказал он, неся к столу несколько длинных, почти метровых шампуров, утыканных по очереди мясом, луком, помидорами и кусочками баклажанов.
— Я тоже люблю шашлыки, — призналась Ксения. — Только ела их всего… — Она подсчитала. — Всего четыре раза в жизни.
— Почему? — удивился Влад.
— Ну не станешь же жарить шашлыки в одиночку, — сказала она. — А компанией выбирались не так часто.
— Понятно, — сказал Влад, протягивая ей самый красивый шампур. — А я все-таки стараюсь не засиживаться. Если только работать, крыша может поехать.
Ксения в подтверждение вздохнула.
— Кстати, у меня дома есть электрическая шашлычница, так что балуюсь этим даже зимой. Конечно, вкус не тот, но вполне съедобно!
Ксения укусила мясо, и горячий ароматный сок наполнил ее рот.
— Блаженство!
— О! — вспомнил Влад и поднялся. — Слушай, кажется, нам удалось на этом острове одичать за полдня.
Он побежал в хижину и быстро вернулся, неся в руках по бутылке вина.
— «Хванчкара», . — сказал, открывая одну из них. — Шашлык под «Хванчкару» — это что-то! И будем говорить настоящие грузинские тосты! Ну, давай ты первая.
— Это нечестно, — сказала Ксения, откладывая на тарелку шампур и принимая пластмассовый одноразовый стаканчик, до краешков наполненный темно-красным вином. — Почему это я первая?
— Потому что ты — прекрасная дама, — сказал Влад, наполняя свой стаканчик.
— Слишком дежурно, — улыбнулась она.
— Тогда — прекрасная дикарка.
Это определение Ксении понравилось больше.
— Ну хорошо, — согласилась она, обдумывая свой тост. Но на ум как назло ничего не шло — вероятно, мозги за целый день все-таки расплавились под солнцем.
Влад замер в ожидании, приподнял свой «бокал».
Грузинских тостов Ксения вообще не только не знала, но даже никогда не слышала. Поэтому единственным спасением была импровизация.
— Однажды… — начала она, совершенно не представляя себе, что последует за этим. — Однажды собрались на высокой горе три орла. «Вах! — сказал один орел. — Хорошо нам, друзья, вместе. Летаем где хотим, вино пьем, шашлыки кушаем…» — Здесь Ксения сделала передышку, задумавшись о том, что орлы шашлыков не едят. — Это были такие орлы, которые ели шашлыки… — нашла она, как ей показалось, приемлемый выход.
Влад не возразил — в конце концов, в тосте, как и в сказке, бывает все. Если орлы говорят, то почему они не могут есть шашлыки?
— «Хорошо нам вместе, — сказал этот орел, — продолжила Ксения, сочиняя на ходу. — Зачем нам нужен кто-то еще? Будем жить так, втроем, до конца своих дней». «Хорошо нам вместе, — подтвердил второй орел. — Я согласен — будем жить так до конца дней, пока глаза наши не закроются…»
Ксения замолчала, потому что текст тоста застопорился и никак не хотел придуматься.
— А третий орел? — подсказал Влад.
— А третья была орлица, — быстро закончила Ксения. — Она взяла и улетела от этих дураков.
— А они что же, не знали, что она орлица? — поинтересовался Влад.
— Не знали. — Ксения развела руками. — Ну вот ты можешь, например, определить, где орел, а где орлица?
— Я — нет, — пожал плечами Влад.
— Ну вот и они не могли, — быстро сказала Ксения, чтобы предупредить следующий вопрос, который был уже готов сорваться с уст Влада: он-то ладно, он человек, но как это сами орлы не могут определить, кто есть кто?
— И что дальше? — спросил Влад, заинтересованно глядя на Ксению.
— А дальше ничего, — концовка явно была неудачной, но Ксения ничего не могла поделать.
— Нет, так не годится, — сказал он. — Пусть будет так: орлица улетела, а эти дураки полетели за ней. И не догнали, потому что ее перехватил другой орел. Он увел орлицу в свое гнездо, и они стали жить-поживать и добра наживать.
— Это уже не грузинский тост, — засомневалась Ксения. — Просто русская народная сказка какая-то…
— Какая разница, пусть будет русская народная, — сказал Влад. — Но тост будет такой…
Он встал, поднял свой стаканчик и торжественно объявил:
— Так выпьем же за то, чтобы мы не были в этой жизни дураками и никогда не упускали своих орлиц!
«И орлов», — про себя добавила Ксения и отпила из своего одноразового.
Потом, вспоминая этот тост, она удивлялась: как это могло прийти ей в голову? Но она так и не додумалась и решила, что подсознание само выдало ей тему. Как говорится, у кого что болит, тот о том и говорит. Во всяком случае, орлица не осталась в одиночестве.
Она была пьяна, как никогда в жизни. Хотя выпила совсем немного. Она сидела, стараясь держаться очень прямо, но Влад напротив расплывался в ее глазах. Она видела только, что он держит в руках очередной шампур и один за одним поглощает кусочки шашлыка.
— Ешь, — услышала она его голос. — Ты ничего не ешь. Поэтому тебя развезло.
— Я не хочу, — устало сказала Ксения.
— Через не хочу.
Ксения с трудом запихнула в себя самый маленький кусочек, который нашла на шампуре. Это оказался печеный лук, и она его выплюнула.
— Ну, мать, ты даешь, — сказал Влад.
— Я хочу домой, — вдруг заявила Ксения, хотя до последнего мгновения про возвращение не думала.
— Завтра, — пообещал Влад. — Завтра вечером мы поедем.
— Я хочу сегодня.
— Это исключено. — Он говорил ровным, но очень твердым тоном, и Ксения поняла, что ни о каком возвращении до завтрашнего вечера не может быть и речи. Вероятно, он заплатил за этот пикничок на «необитаемом острове» немалые деньги, и досрочный отъезд будет равнозначен их потере.
— Мне плохо… — Она попробовала воззвать его к сочувствию. — Кажется, я чем-то отравилась.
— Ты проспишься, — пообещал он. И взял вину на себя: — Не надо было давать тебе пить. Скорее всего днем ты перегрелась на солнце, и организм разрядился вот такой реакцией.
— Может быть, — сказала она и попробовала сфокусировать взгляд. — Ну тогда я пойду лягу?
Он проводил ее в хижину и устроил на лежанке. Коснувшись подушки, набитой какой-то душистой травой, Ксения мгновенно провалилась в сон…
— Ты несправедлива, — мрачно сказал Александр. — Я за тебя рад.
— Но я же вижу!
Он ничего не ответил, обнаружив, что вода уже закипела. Достал из ящика стола два пакетика растворимого кофе, насыпал в чашки и налил воды. Молча подал одну чашку Ксении.
— Спасибо. Ты мне не ответишь?
— Мне нечего отвечать. — Он старался на нее не смотреть. — Я всем доволен.
— А я — нет, — сказала Ксения. — Ты куксишься вот уже две недели, и я себя плохо чувствую. Не забывай, что мы работаем в одном кабинете. Сейчас он под самый потолок наполнен твоей раздраженной энергетикой.
— По-моему, как раз все наоборот, — возразил он. — Раньше я действительно позволял себе раздражаться. Но сейчас молчу как рыба.
— Именно это меня и беспокоит. — Ксения, обжегшись, отставила чашку. — Ты онемел, и, мне кажется, это неспроста.
Александр продолжал молча хлебать кофе.
— Мне кажется, что ты думаешь одно, а говоришь…
— Я вообще ничего не говорю!
— А это еще хуже.
Александр уже выпил свой кофе и сидел, вытянув ноги и скрестив руки на груди. Он посмотрел на нее вопросительно, но Ксению это не устроило. Она ничего не хотела говорить ему — ей нужно было, чтобы заговорил он.
— Ты поступаешь нечестно, — вздохнула она. — Мы договорились, что ничего не станем скрывать друг от друга. — Она собралась с духом. — Тебе не нравится Влад?
— Мне нравится Влад.
— Но я же вижу?..
Ксения была уверена, что Александр врет. Но причина такого отношения оставалась для нее загадкой.
— Я требую, чтобы ты объяснил.
— У меня что, просто не может быть плохого настроения? — взорвался он. — Независимо от твоего разлюбезного Влада?
— Понятно, — сказала Ксения, внимательно вглядываясь в него. — Ты его ненавидишь.
Александр посмотрел на нее, как на умалишенную, но это был неискренний взгляд, потому что почти сразу же глаза его стали меняться, и уже через минуту Ксения убедилась, что была права.
— Выкладывай все и сразу, — стараясь быть мягкой, сказала она.
— Что я могу тебе сказать, если ты сама хочешь оставаться слепой?
Это был уже ощутимый сдвиг. Оставалось дождаться, когда он дойдет до высшей точки кипения, которое, несомненно, происходило внутри его, как бы искусно Александр это ни скрывал. Тогда неминуемо произойдет взрыв, во время которого он выложит ей все. Но есть и другой путь, более быстрый — попытаться спровоцировать его.
— Почему это ты думаешь, что я слепая? — непонимающе округлив глаза, спросила Ксения.
— Потому что ты идешь в пропасть, выбраться из которой будет ой как нелегко!
— В таком случае ты не должен меня туда пустить. — Ксения подумала, что Александр, конечно, преувеличивает, но не обиделась. Пусть его тревоги и ложны, но вызваны они искренним желанием оградить ее от возможных неприятностей.
— Каким образом я могу это сделать? — поинтересовался Александр. — Ты что, можешь припомнить случай, когда мне удалось хоть в чем-то тебя убедить?
Ксения честно попыталась припомнить. Получалось как в анекдоте. Жена говорит подруге: «Мой муж всегда признает свои ошибки». — «А если не права ты?» — «А такого не бывает!» Но, во-первых, Александр не был ее мужем. Во-вторых, она на самом деле считала, что лучше разбирается в жизни. Хотя бы в силу того, что владеет женской интуицией. Конечно, она не отрицала, что может сложиться ситуация, которую Александр прочувствует лучше. Но до сих пор это была только теория. Так она считала…
— Я не хочу, чтобы ты обвиняла меня всю оставшуюся жизнь, — сказал он.
— Почему я стану тебя обвинять? Что ты хочешь этим сказать? Ты против, чтобы я вышла за Влада? Ты думаешь, я могу пожалеть?
Наверное, она задала слишком много вопросов сразу, но он уже достаточно накалил обстановку, и Ксения почувствовала, что, если сейчас же не выяснит, ее разорвет на мелкие осколки.
— Знаешь, не далее как вчера мне в руки попалась одна умная книжка. В ней описано, как один из учеников Сократа спросил учителя: жениться ему или не жениться? Так вот, Сократ ответил: «Как бы ты ни поступил, все равно пожалеешь».
— Слава Богу, ты не Сократ, — сказала Ксения, начиная раздражаться. — Поэтому не уходи от ответа.
— Если ты не выйдешь за него замуж, — сказал Александр, избегая называть Ксениного возлюбленного по имени, — то станешь жалеть о деньгах, которые потеряла…
— А если выйду?
— Пожалеешь, что потеряла… себя.
— Что ты мелешь? — не выдержала Ксения.
— Посмотри на себя: ты уже — не ты!
Александр схватил зеркало, которое стояло на подоконнике, и ткнул Ксении под нос. Из небольшого зеркального прямоугольника на нее взглянула удивительно красивая женщина — с изумительной прической и изящными серьгами, которые оттеняли ее личико и делали его еще красивее. Ксения опустила зеркало пониже и полюбовалась колье, которое охватывало ее стройную шейку. У Влада определенно отличный вкус.
— Что тебе не нравится? — спросила она, с некоторым сожалением откладывая зеркало.
— Все! — расплывчато, но с размахом ответил Александр. — Сейчас мне не нравится в тебе все!
— А по-моему, замечательный комплект, — пробормотала Ксения, трогая колье.
— Это тебе кажется. Ты ослепла от суммы, которая была написана на ценнике!
— Ну конечно, дешевые бусики из ЦУМа нравились тебе больше, — съязвила Ксения. — Ты просто не можешь оценить, потому что никогда…
— Да плевал я… — начал Александр.
— А я — нет, — мягко, но категорически сказала Ксения. В последнее время она без труда освоила эту манеру. — Ты знаешь, сколько мне лет? Уже даже не восемнадцать. И я больше не хочу плевать на себя. Я не хочу ходить в дешевую парикмахерскую, покупать одежду на распродажах и по три года копить на приличные сапоги. Я не хочу ждать, когда на базаре подешевеют помидоры, и обещать себе, что попробую ананас в следующем году. Я не хочу, чтобы в общественном транспорте мне отрывали пуговицы и отдавливали ноги…
— Интересно, какую машину он обещал тебе купить? — Александр вложил в свой вопрос весь сарказм, который был способен из себя извлечь.
— Мне нравится «ауди». — Ей нечего было стыдиться.
Он замолчал, не находя, что ответить, и некоторое время между ними происходил только молчаливый поединок глазами. Сдался Александр, но на другое Ксения и не рассчитывала. Улыбнувшись, она отодвинула чашку с остывшим кофе — с некоторых пор ей претил растворимый из пакетиков.
Он взял чашки, но не знал, что делать с Ксениной. Потом подумал, что цветам не будет большого вреда, если один раз полить их кофе. Тем более что Ксения совершенно их забросила.
— Не злись, — сказала она, наблюдая, как он пытается поровну разделить кофе между жаждущими влаги растениями. — Все идет так, как надо. Ты тоже найдешь то, что нужно тебе. И все у тебя будет хорошо.
— Ты сказочно добра. Только в таком случае не понимаю, что тебе нужно от меня.
— Мы договаривались, — напомнила Ксения. — Должна же я была спросить твое мнение.
— Ты его получила. Правда, оказалось, что наш договор не стоит выеденного яйца.
— Мы обещали слушать друг друга, но не слушаться. Тем более… — Она посмотрела на него долгим взглядом, который вдруг стал тяжелым. — Тем более сейчас я не очень доверяю твоему мнению.
— Что-то изменилось? — насмешливо поинтересовался Александр.
— В том-то и дело, что нет. Ты остался таким, каким был. Изменилась я. И мне безумно нравятся эти изменения. Я стала увереннее в себе, рассудительнее, мобильнее… Разве это плохо?
— Отлично, — сказал Александр, роясь в бумагах. — И конечно же, все это из-за благотворного влияния твоего Влада.
— А разве нет? — жестко спросила Ксения.
— Я уже сказал: я ничего не имею против!
— Нет, ты имеешь! — Ксения не могла допустить, чтобы разговор закончился на полуслове. — Ты не хочешь этого признать, но я же вижу, как ты кипишь. Приди в себя, Саша! Это ревность.
— Ревность? — Глаза Александра самопроизвольно округлились.
— Да, ревность — обыкновенного мужчины, которым, извини, являешься ты, к возможностям такого мужчины, как Влад. Потому что Влад может изменить жизнь женщины, а тебе это не под силу!
В кабинете зависла тишина. Вначале неловкая — Ксения все-таки испугалась того, что сказала, Александр же не знал, как воспринять и, главное, как реагировать на то, что услышал. Через минуту обстановка кардинально переменилась. Ксения еще больше укрепилась в своей правоте, о чем свидетельствовала ее изменившаяся поза — теперь она сидела очень прямо, забросив ногу на ногу и независимо сложив руки на груди.
Александр окинул ее фигуру каким-то болезненно-презрительным взглядом, потом, решив что-то для себя, быстро поднялся и ринулся к стеллажу, на котором хранились стопки прошлых выпусков газеты. Ему не нужно было долго искать — он схватил номер, который лежал сверху, и, подскочив к Ксении, припечатал его к столу перед ней.
— Вот твои изменения!
В газете была статья Ксении, которой, нужно сказать, она очень гордилась. Ей казалось, что она сумела в ней ухватить новый тон — легкий, иронический, даже слегка насмешливый. Ажурная вязь, которую она выплела вокруг темы, виделась ей почти совершенством.
Она взяла в руки газету и еще раз просмотрела статью.
— Что ты хочешь этим сказать?
— Это туфта, поняла? — зло сказал он. — Это… — Он перехватил газету и потряс перед ее носом. — Это противно читать!
— А вот это спорный вопрос, — чувствуя, что он задел ее за живое, проговорила Ксения. — Я, например, с тобой не согласна.
— Тысячу раз! Ты можешь быть со мной не согласна тысячу раз, но ты опустилась! В этой статье тебя вообще не узнать!
— Ты всегда был невысокого мнения о моих материалах, — еще попробовала защититься она.
— Это не твой материал! Это вообще ничей материал! Словесный понос по поводу!..
— Ну знаешь ли… — Ксения задохнулась. — Я… Ты… Нам больше не о чем разговаривать!
Она схватила новую изящную сумочку из крокодиловой кожи с тусклыми, под старину, замками и бросилась к выходу. Благо рабочий день был уже на исходе, Ксения дотянулась рукой и, вероятно, в сотый раз включила ночник. На прикроватной тумбочке лежала упаковка анальгина, и рука дернулась за очередной таблеткой. Ксения приняла уже две, но голова по-прежнему раскалывалась. Если бы удалось уснуть, то, может быть, организм смог бы справиться с этой проблемой, но она крутилась в постели вот уже четыре часа. Снотворным Ксения не пользовалась — она всегда засыпала, стоило только приклонить голову к подушке. Но сейчас она пожалела — надо было запастись на такой вот «всякий случай». Или хотя бы успокоительным.
Она на самом деле не могла успокоиться. Никто на ее месте не сумел бы этого, ощутив предательство во всей его полноте. Ксения все-таки выщелкнула из блестящей упаковки таблетку и запила ее «Боржоми».
Хуже всего, что она даже не предполагала, что Александр, которого она знала уже столько лет, и знала, как надеялась, хорошо, способен на такое. Неожиданная подлость больнее вдвойне. Хотя, наверное, всякая подлость неожиданна, особенно когда получаешь ее в обмен на добро.
Ксения выключила ночник и, натянув одеяло на плечи, которые вдруг стали такими беззащитными, снова попыталась уснуть. Но мысли разрывали ее мозг, и все они были мрачными, недобрыми и болезненными. Стоит ли в таком случае удивляться, что головная боль не проходит?
Конечно, она виновата сама. Потому как сама же множество раз пользовалась мудрыми мыслями великих: «Добро всегда наказуемо», «Руку дающего кусают»….
Она могла поверить, что кто-то где-то как-то может поступить с ней подобным случаем, но это обязательно будет посторонний человек. Но Александр? После всего, что она для него сделала? После того как она переживала за него, как за самое себя, и принимала его проблемы так же близко к сердцу, как и свои? Ксения достала из-под подушки носовой платок и вытерла нос.
«Он дурак, — сказала она себе. — На что он теперь может рассчитывать? На что он вообще может рассчитывать с таким характером?» Внезапно ей вспомнился анекдот: в какой-то местности вдруг случилось большое наводнение. Животные, не умеющие плавать, естественно, гибнут. Какой-то скорпион упрашивает лягушку: «Пожалуйста, будь добра, перевези меня на своей спине, иначе я утону». «Но ты меня укусишь», — возражает лягушка. «Не укушу, — клянется тот. — Как я могу укусить свою спасительницу? К тому же если я укушу тебя, то погибну и сам». Лягушка согласилась. Вот проплыли они половину реки, вот уже приближаются к спасительному берегу. И вдруг скорпион все-таки кусает лягушку! «Что же ты? — отчаянно кричит обманутая. — Ты ведь обещал!» Бульк! — и утонула. «Ничего не могу с собой поделать — характер!» — сказал скорпион и отправился вслед за ней на дно.
Конечно, он все рассчитал. И думает, что сейчас вполне может обойтись без Ксении. Больше того, ему это даже выгодно, потому что она не будет путаться у него под ногами. Он сам отберет нужные ему письма! Он будет говорить женщинам что хочет и делать, что он считает нужным! И главное, ему ни перед кем не нужно будет отчитываться! Она ему не просто не нужна, она ему мешает! О, как тонко он все рассчитал! Она может простить ему все, но касаться грязными руками ее работы! Этого простить нельзя, а ему и не нужно, чтобы его прощали!
Пораженная этой мыслью, Ксения села на кровати. В висках застучало еще сильнее, но она уже не обращала на боль никакого внимания. Посидев таким образом несколько минут, она внезапно успокоилась. И даже почувствовала удовлетворение. Место обиды заняла непреодолимая жажда мести. В конце концов, из-за чего она так расстроилась? Стоит ли этот жалкий человечишко с его далеко идущими расчетами тех мучений, которые она испытывает из-за головной боли? Ксения подумала и категорически ответила себе: не стоит. Она думает, что наказана им? Нет, это он будет наказан, и даже не Ксенией, потому что она до этого не опустится. Он будет наказан собой! Он решил избавиться от ее вмешательства в его личную жизнь — он от него избавится. Он будет самостоятельно принимать решения и делать, что посчитает нужным, — и результат не заставит себя ждать. Результат будет плачевным! Ему не будет кого обвинить, потому что он все погубил собственными руками! И даже пожаловаться ему будет некому, потому что Ксения уже даже не посмотрит в его сторону. И отношения их, начиная с завтрашнего дня, станут сугубо официальными.
Нарисовав красочную картину расплаты, которая неминуемо обрушится на голову Александра, причем в самом скором времени, Ксения удовлетворенно вздохнула и откинулась на подушку. Головная боль стала ослабевать, и это было наилучшим доказательством того, что она мыслит правильно. Ксения закрыла глаза и решила уснуть во что бы то ни стало. Нужно выспаться, чтобы завтра хорошо выглядеть и не дать этому слабоумному негодяю повода для скрытой или явной радости. Поворочавшись еще несколько минут, Ксения решила воспользоваться древним методом борьбы с бессонницей и принялась «считать овечек». Но оказалось, что не все так просто. На третьей овце Ксения задумалась о форме морды этого животного. А так как вживую ей овец видеть не приходилось, то счет застопорился. Фотографии в журналах и книжках можно было не принимать во внимание: на них морды у овец были какими-то бесформенными — вполне вероятно, что Ксении довелось видеть только нестриженых овец. Помучившись еще немного, она решила считать слонов, но никак не могла припомнить: у обоих ли особей этих животных есть бивни, или только у самцов? В конце концов она решила считать одних самцов. Они уже пошли перед ней длинной нескончаемой вереницей — могучие, с серо-зеленой, сухой, как пергамент, кожей, с толстыми, как колонны, ногами и огромными ушами… Проходя мимо пытавшейся уснуть Ксении, они величественно поднимали хоботы и трубили, трубили… Наверное, слоны трубили слишком громко, потому что Ксения вдруг остыла к этому стаду — без самок оно было скучным. Не вылезая из-под одеяла, она протянула руку и подняла трубку телефона.
— Тебе в самом деле кажется, что статья плохая? — спросила она, когда сонный голос Александра невнятно пробормотал что-то на том конце провода.
Он помолчал, вероятно, пытаясь спросонок сориентироваться, что происходит.
— Если ты так думаешь… — начала она.
— Я не способен думать в два часа ночи, — попытался «отмазаться» Александр, узнав «родной голосок»
Ксении.
— Но ты все-таки остался при своем мнении? Статья плохая?
— Ты что, умом тронулась? — невежливо поинтересовался он, вероятно, взглянув на часы. — Ты знаешь, сколько сейчас времени?
— Ты не ответил, — настойчиво и даже с какой-то угрозой в голосе сказала она.
Александр помолчал и, безусловно, решив, что чем быстрее это скажет, тем быстрее Ксения от него отвяжется, повторил определение, которым воспользовался днем:
— Туфта.
— Почему? — отчаянно спросила Ксения. — Почему туфта?
— Тебе лучше знать, — после минутного молчания сказал он.
— Но я не знаю! Мне кажется, что все нормально! Даже больше — что эта статья лучше, чем все, которые я когда-то писала! Саша, что происходит?
Она вдруг почувствовала, что совершенно не злится на него. И что вопросы ее искренни. И что Александр также будет совершенно искренен, потому что ссора, которая произошла днем, нисколько не повлияла на их отношения.
— Я могу только догадываться, — осторожно сказал Александр.
— Я тебя слушаю.
— Но учти, это только мое мнение, — предупредил он ее. — Ты можешь вообще не принимать его во внимание.
— Давай без расшаркиваний, — попросила Ксения. — Комплиментов мне наговорят другие. Кстати, они это уже сделали. От кого еще я услышу голую правду?
Она почувствовала, что тоже говорит «голую правду» — Александр, пожалуй, был единственный, кто безжалостно «шерстил» ее по поводу работы. Она признавала, что иногда, может быть, слишком безжалостно, но свои результаты это неизменно приносило. Ксения не позволяла себе расслабляться и корпела над материалами до тех пор, пока он не признавал, что это «не фонтан, конечно, но пойдет». Это был его высший комплимент, и она ценила его больше, чем все эти «великолепно», «очень талантливо» и даже «гениально», на которые были так щедры сотрудники и знакомые, которые, конечно же, читали Карнеги и других психологов и хотели таким образом завоевать расположение еще одного человека, в данном случае — Ксении. Хотя зачем им это было нужно? Просто чтобы не иметь в окружении врагов?
Он разбил ее наголову. Освистал. Забросал комьями грязи, гнилыми помидорами, тухлыми яйцами… Это «избиение» длилось около получаса. Ей вообще казалось, что она этого не переживет. Но когда положила трубку и вытянулась в кровати, чтобы еще раз «прокрутить» услышанное, вдруг совершенно неожиданно и абсолютно спокойно уснула…
— Ты сумасшедшая, — поставил диагноз Александр. — Какой венец? О каком венце ты говоришь?
Сегодняшнюю ночь он не спал. Необходимо было закончить важный материал, а поскольку в статье было много цифр и фактов, то он до утра просидел за сверкой и уточнениями. Материал нужно было сдавать только завтра, но сегодняшний вечер, как и все предыдущие этих двух недель, были заняты Анастасией. Сегодня они («Наконец-то! — радостно сказала она. — Я так давно никуда не выходила!») собирались в театр. Так что время можно было урвать только от сна. Александр вдруг осознал, что сейчас пожалел о том, что «не один».
Это повергло его в легкий шок. То, к чему он так рьяно стремился, оказалось для него «слишком». Он попробовал стряхнуть с себя наваждение, и это ему почти удалось, но ощущение того, что прозвучал «первый звоночек», не исчезло. Правда, ощущение было туманно и расплывчато, поэтому его вполне можно было оправдать усталостью. Александр не нашел ничего лучшего, как разозлиться на Ксению:
— Если ты будешь доставать меня своими брачными венцами…
— Наоборот, — взволнованно сказала Ксения. — Не брачный венец, а венец безбрачия.
Если бы Александр не был сейчас на работе, если бы он не находился в солидной редакции, если бы не сидел в приличном отделе, то скорее всего он взревел бы от ярости.
На подавление вспышки ушло огромное количество энергии. Успокоившись, он сказал тихо и обреченно:
— Ладно, выкладывай.
— Венец безбрачия — это проклятие, которое накладывается на человека. Получается изъян в ауре. Смысл всего этого в том, что человек никак не может найти себе пару и всю жизнь остается одиноким.
Александр вздохнул и посмотрел на часы. Потом открыл ящик стола, выудил из него галстук и, стараясь, чтобы узел не развязался, попытался осторожно продеть в него голову. Завязывание галстуков всегда было для него тайной за семью печатями, и если бы один конец этой скользкой змеи выскользнул из петли… Нет, Анастасия, конечно, ничего не сказала бы. Наверное…
Через сорок минут Анастасия должна была ждать его на условленном месте возле фонтана. Если учесть, что двадцать минут он должен потратить на дорогу, то времени оставалось не так много. Он нетерпеливо дернул галстуком, пытаясь «посадить» на предназначенное ему место, но уши служили серьезной преградой.
— Не смейся, — сказала Ксения, хотя Александр и не пробовал улыбнуться — ему было не до того. — Это очень серьезные вещи, сейчас даже наука не отрицает.
Александр попытался увеличить объем петли. Это было его роковой ошибкой. Узкий конец галстука выскочил из узла и повис, как… Александр проговорил это слово про себя, чтобы не смутить Ксению, которая, в сущности, не была виновата в том, что у него такая умная, большая голова.
— Ты умеешь завязывать галстуки? — на всякий случай все-таки спросил он.
— Откуда?
Александр вздохнул и сунул измучившую его деталь туалета обратно в ящик.
— И где же ты могла «подхватить» этот венец? — спросил он, показывая, что, несмотря на манипуляции с галстуком, слушал ее внимательно.
— Как я могу это знать? — Ксения широко и даже чуть испуганно раскрыла глаза. — Может быть, в детстве? — предположила она. — Или передалось по наследству?
— По наследству от кого? — терпеливо уточнил Александр. — От твоих родителей? Почему-то мне кажется, что если уж ты имела счастье родиться, то все-таки они были семейными людьми.
Ксения наморщила лоб.
— Кажется, у меня была незамужняя тетка. Прослеживать Ксенину родословную не было времени. До встречи с Анастасией оставалось около получаса…
— И если хочешь знать, — взгляд Ксении стал сосредоточенно-тревожный, — мне кажется, что у тебя тоже такой венец.
Александр пожал плечами. Ему не хотелось сейчас спорить. Он знал, что если уж Ксения «заражалась» какой-то, даже самой невероятной, идеей, то требовалось немало времени, чтобы «вылечить» ее. Обыкновенное упрямство творческого человека и желание все попробовать на собственный зуб.
— Ты говоришь какие-то дикие вещи, — на всякий случай сказал он. Просто «забросил камешек в огород» — возможно, это породит сомнения и заставит Ксению подумать трезво.
— Мы плохо понимаем этот мир. — Она не собиралась сдаваться. — Возможно, мы на самом деле дикари, потому что не верим.
— Я тебе верю.
Лучше всего было все-таки согласиться, чтобы не портить себе последние нервы. Времени у Александра осталось, только чтобы добраться до фонтана.
— Нет, ты мне не веришь! — глядя прямо ему в глаза, повысила голос Ксения. — Я вижу, что ты мне не веришь! Ты слишком… материалистичен, чтобы поверить!
— А тебе нужно, чтобы я обязательно поверил в эту чепуху?
— Если ты не поверишь, — сказала Ксения уже трагическим тоном, — тогда все напрасно. Понимаешь, все!
— Что ВСЕ?!
— Все эти наши объявления, встречи…
Александр посмотрел на нее ошарашенно. Дело было не в том, что она несла какую-то чушь. Ему вдруг невыносимо захотелось, чтобы это на самом деле было так. Если все действительно напрасно, тогда нет никакого смысла спешить к этому дурацкому фонтану, где уже — сто процентов из ста! — ждет его Анастасия. Он почувствовал облегчение.
— Это только наши желания изменить то, что на самом деле изменить нельзя! — подвела итог Ксения и посмотрела на него, болезненно прищурившись.
— Ну нельзя, так нельзя, — вдруг благодушно сказал Александр. И рассудительно ввернул мудрую мысль: — Выше головы не прыгнешь.
У него настолько резко улучшилось настроение, что это не могло не вызвать подозрения.
— Я имею в виду — нельзя изменить обычными способами, — подумав, сказала Ксения. И ответила на его немой вопрос: — Значит, нужно искать не обычный. Ты ведь согласен, что это нельзя оставить просто так? «Пробоина» в ауре — очень серьезная вещь. Через нее «вытекает» удача, я где-то это читала. Вот истинная причина твоего невезения.
Он посмотрел на нее внимательно. Ксения почему-то упорно «вычеркивала» из его жизни Анастасию. Ему захотелось проверить свои подозрения.
— А что же Анастасия? — спросил он, стараясь не упустить ни малейшего изменения в выражении ее лица. — Ты не думаешь, что у меня уже все о'кей?
— Это несерьезно! — Ксения беспечно махнула рукой, правда, ему почему-то показалось, что беспечность эта наигранна.
Он не стал выпытывать, почему она считает его отношения с Анастасией несерьезными. Ему это было даже неинтересно. Интереснее было другое: что последует за предложением Ксении снять «венцы безбрачия», которые, по ее мнению, красовались на их головах?
— Послушай, тебе обязательно нужно меня спасти? — чуть насмешливо спросил он.
— Но ты же не думаешь, что я буду спасаться одна?
— Опять шантаж? — Он пристально посмотрел на нее.
— Вот ты всегда подозреваешь меня в какой-то подлости!
Ксения обиделась, и Александр подумал, что меньше всего сейчас ему хочется портить с ней отношения. В конце концов, ничего плохого она ему не желает.
— Благими пожеланиями вымощена дорога в ад, — все-таки, не удержавшись, по инерции сказал он, но тут же подумал, что в данном случае это преувеличение. — И где же мы его найдем, этот выход? — примирительно спросил он.
— Нужно искать, — туманно ответила Ксения. Александр поднялся, чтобы включить кипятильник — жутко захотелось кофе. На часы он старался не смотреть, — Это колдунья в четвертом поколении, — сказала Ксения, подсунув ему на клавиатуру бумажку с адресом. Александру было абсолютно все равно, которое по счету поколение, играя на человеческой доверчивости, выдуривает у людей деньги, но, чтобы не расстраивать Ксению, он принял заинтересованный вид и довольно натурально восхитился:
— Что ты говоришь! Как ты ее нашла?
— Мне дали ее адрес одни люди, — проинформировала она. — Они пользуются ее услугами постоянно.
— Что за люди? — поинтересовался Александр.
— Это не относится к делу.
С того времени, как в Ксению вселилась идея борьбы за счастье с помощью магической чепухи, она стала очень таинственной. Александр понимал, что каждый выбирает игры по своему вкусу, но ему не хотелось разрушать ее игру. В конце концов, это было еще не самое страшное, что она могла придумать.
— Можно единственный вопрос? — осторожно спросил он. — Сколько будет стоить наше осчастливливание?
— Ну, дорогой мой… — Ксения развела руками. — На этом не экономят.
— Но я должен представлять хоть примерно.
— Думаю, все зависит от того, какой тяжести на нас проклятие.
— Понятно, — сказал Александр. — А я уже хотел было покупать машину.
— К тому же Мириам — ясновидящая, — помолчав, добавила Ксения. — Я думаю, это очень кстати.
— Очень, — подтвердил Александр. — Я спрошу у нее, на какую лошадь ставить.
— Не вздумай задавать ей такие дурацкие вопросы!
— Почему нет? — очень серьезно спросил Александр. — Никогда не играл на скачках, но надо же использовать возможность.
Ксения посмотрела на него как на душевнобольного.
К Мириам решено было отправиться сразу же после работы. Александру это было на руку — он не хотел быть вечером дома.
— Ну и как вчера пережила твою неявку Анастасия? — Ксения будто прочитала его мысли.
Александр пожал плечами.
— Она тебе звонила? — Все-таки женское любопытство — сильнейшая в мире вещь.
Он вздохнул. Объяснять Ксении, что Анастасия не просто звонила, а висела на телефоне полтора часа, выясняя, что произошло и чем она ему не угодила, не хотелось. Не потому, что ему нужно было что-то скрыть. Просто после этого затяжного, измучившего его разговора он уяснил, что Ксения была права: с этой «легкой и покладистой» Анастасией ему пришлось бы слишком тяжело.
— Надеюсь, ты хоть не отключил телефон? — подозрительно спросила Ксения.
— Нужно было. — Он вздохнул и услышал в ответ точно такой же вздох.
Дальше можно было ничего не объяснять.
— Мириам. — В голосе Ксении Александр услышал подхалимские, даже подобострастные, нотки. Это было абсолютно чуждо ее натуре, и он поразился: до чего может довести человека желание стать хоть немного счастливее! — Мириам, мы много слышали о вас.
Мириам улыбнулась. «Понятно, что если уж мы здесь, то знакомые расстарались на рекламу, — подумал Александр. — Те люди, о которых говорила Ксения, вполне могли иметь с каждого клиента, которого прислали этой черноокой диве».
Они сидели на широченном диване, застеленном белым мохнатым пледом, а Мириам ходила по комнате, занимаясь одной ей ведомыми приготовлениями. Она проносила мимо них какие-то вещи — небольшое настольное зеркало в. металлической рамке, ножи, подсвечник со свечами, вязальные спицы, пучок сухой травы, шкатулку, карты… Все это складывалось на круглый стол, стоящий посредине комнаты. Темно-зеленая плюшевая скатерть длинными кистями доставала до пола. «Все по науке, — определил Александр. — Действо уже началось — обстановка нагнетается. А она далеко не глупа». На него эти штуки не действовали, но Ксения была напряжена и собрана — он чувствовал тугую тревожную волну, которая шла от нее. Александру стало жарко от энергии, которая клокотала рядом. Но может быть, виной всему был толстый мохнатый плед.
Мириам села за стол и стала раскладывать «волшебные вещи» в определенном порядке. Чувствовалось, что у каждого предмета здесь свое место. Наконец она сделала последний штрих — зажгла свечи. Потом обратила внимание на гостей и сделала приглашающий жест. Ксения послушно поднялась, Александр последовал за ней.
— Мы хотели бы… — начала Ксения, соображая, как получше изложить проблему, которую предстояло развязать Мириам.
— Вы пришли за помощью — вы ее получите, — доброжелательно сказала та. — Никто не будет знать, с чем вы пришли и с чем отсюда вышли. Я вас слушаю.
— Обыкновенная житейская проблема, — сказала Ксения. — Слава Богу, мы не больны, но…
— Вы хотите иметь ребенка? — серьезно поинтересовалась Мириам. — Ко мне приходит много бездетных пар. Этому можно помочь.
Александру стало интересно, как прореагирует на это заявление Ксения.
— Ребенка? — тупо переспросила она, корябая ногтем едва заметную плешинку на зеленом плюше. — Нет, что вы, мы не хотим ребенка. — До нее наконец дошло, и она стала истово отрекаться от Александра: — Вы не то подумали, мы не муж и жена.
Александр не стал бы этого делать. Если кто-то претендует на звание ясновидца, то он обязан хоть чем-то подтвердить свои претензии. Он посмотрел на Мириам — выражение ее лица не изменилось, хотя только что она совершила серьезный промах. Впрочем, Ксения никакого промаха не заметила.
— Нам удобнее, если вы… проконсультируете нас вместе, — стала путано объяснять она. — У нас одна и та же проблема, вот мы и решили… если вы сможете нам помочь…
Мириам смотрела на нее неотрывно, но рот раскрывать уже опасалась.
— Венец безбрачия, — закончила Ксения.
— Кто вам поставил такой диагноз? — ревниво спросила колдунья. — Вы уже обращались к специалистам? К кому?
— Вы первый специалист, к которому мы решили обратиться. Надеемся, что помощь остальных не понадобится.
— Хорошо, — сказала Мириам. — Давайте смотреть. Кто первый?
— Она, — быстро сказал Александр, указывая на Ксению.
Мириам открыла шкатулку и высыпала из нее с десяток гладких речных камешков. Потом собрала камешки в горсть и бросила их на стол. Ксения с Александром завороженно следили за ее движениями. Мириам стала брать со стола камешки и быстро менять их местами. Это продолжалось долго. Очень долго. Александр стал скучать и от нечего делать принялся разглядывать «рабочий кабинет» колдуньи.
— А, вот! — произнесла Мириам.
Ксения и Александр встрепенулись, но колдунья опять надолго замолчала.
Она возила свои камешки туда-сюда, и казалось, этому не будет конца.
Наконец она собрала из камешков какой-то более-менее законченный узор, в котором при желании можно было углядеть какую-то гармонию. Но можно было назвать все это обыкновенной «кучкой».
— А теперь смотрите. — Колдунья призывно махнула ладонью, и две головы — Ксенина и Александра — чуть не столкнулись над столом.
Колдунья посмотрела на Александра строго, по-видимому, осуждая его излишнее любопытство. Он выпрямился и принял независимую позу.
— Я проследила всю вашу жизнь, — сообщила Мириам Ксении. — С самого рождения. Вот видите? — Она ткнула в камни тонким смуглым пальцем.
Ксения ничего не видела, но вид у нее был самый серьезный. Александр удержался, чтобы не хмыкнуть.
— До двенадцати лет все идет нормально, — сказала Мириам. — Нет, даже до четырнадцати… А в четырнадцать вас… начинают интересовать мальчики. Припоминаете?
— Да, кажется, в четырнадцать… — промямлила Ксения. — Если и позже, то ненамного…
— Я сказала, что это было начало, — сразу же поправилась Мириам. — Но все еще не так серьезно… Вы даже не понимаете, что тянет вас к мальчикам. Проходит, проходит… — зашептала она, быстро меняя камешки местами. — А вот и ваша первая любовь! Это действительно случилось позже…
Мириам выбрала камень покрупнее и показала Ксении.
— Вам понравился юноша… Он был старше вас?
— Немного, — сказала Ксения, забыв, что пришла сюда спрашивать, а не отвечать. — Я училась в восьмом, а он в десятом.
— Первая любовь редко бывает счастливой? — полувопросительно сказала Мириам.
— Я его любила, а он меня нет, — разочарованно призналась Ксения.
— Он узнал про вашу любовь?
Александр поразился мастерству колдуньи. Каждую фразу, выходящую из ее уст, можно было принять и как утверждение — (!), и как вопрос — (?). Так что ошибиться она просто не могла.
— Подружка подговорила меня написать ему любовную записку, — сказала Ксения. — Я положила эту записку в его куртку в раздевалке.
— Он не посмеялся над вами…(?) — (!)
— Конечно, нет. Я даже не знаю, читал ли он ее вообще. То есть ничего не изменилось. Он как не замечал меня раньше, так не замечал и потом.
— И вы мучились…(?) — (!)
— Конечно, все это было глупо, но… Мне казалось, что я его очень люблю. Смешно, правда? А потом он закончил школу, уехал, и больше я его не видела. И моя любовь прошла.
— Любовь прошла, — эхом откликнулась Мириам, не глядя на Ксению — она была занята своими камешками. — Но последствия этой любви для вас очень и очень, тяжелые.
— Какие могут быть последствия? — Ксения расширила глаза. — Обычная детская любовь.
— Все не так просто, — возразила Мириам. — Этот мальчик уехал и забрал у вас судьбу.
— В смысле? — Ксения подняла голову от камешков и уставилась на колдунью.
— Вы не получили ответ на свою записку, — объяснила та. — Хотя и очень ждали. Видите этот синий камешек? Он символизирует ваше мучительное ожидание. Если бы он ответил вам хоть как-то, пусть даже посмеялся над вашим чувством… Вы бы пострадали, пострадали и забыли. Вы пережили бы эту любовь. А так…
— А так что? — непонимающе спросила Ксения.
— А так вы до сих пор ждете ответа на свое признание.
— Нет, — отказалась вдруг Ксения. — Ничего я не жду. Мы были детьми. При чем здесь то, что я… что у меня не ладится личная жизнь?
— Она устроится, как только вы получите ответ, — пообещала Мириам.
— Но я не могу его получить! — отчаянно возразила Ксения. — Это было очень давно. Как я могу его получить?
— Ждите, — сказала Мириам.
И, смешав камешки, ссыпала их в шкатулку.
— Подождите, — прижав руки к груди, попросила Ксения. — Я ничего не поняла. А «венец»? Вы будете снимать «венец»?
— Венец исчезнет, как только вы получите ответ, — сказала Мириам и, отвернувшись от Ксении, перевела взгляд своих голубых глаз на Александра.
— Я передумал, — торопливо отказался он.
— То есть? — удивилась колдунья. — Вы не хотите, чтобы я поработала с вашей проблемой?
— Он хочет, — стараясь скрыть разочарование, мужественно сказала Ксения. — Все нормально, работайте.
Александр предупредительно поднял ладонь:
— В другой раз.
— Что-то случилось? — В голосе Мириам послышались подозрительные нотки. — Вам не понравился мой метод?
— Методы могут быть самые разные, я понимаю, — сказал Александр. — Просто у меня разболелась голова.
— Я сниму вам головную боль, — пообещала Мириам.
— Извините.
Он поднялся и потянул Ксению за рукав. Когда они шли по дорожке к калитке, Мириам смотрела им из окна вслед — он чувствовал ее взгляд.
Он знал, что ему необходимо вырваться из-под контроля. Он не обвинял Ксению — она искренне желает ему добра. Но добра в своем понимании. Конечно, неудачи случались у него и раньше, но это были ЕГО неудачи. Он точно знал, что это — его невезение. С вмешательством Ксении судить о чем-либо было вообще сложно. Кто виноват в том, что все его попытки наладить личную жизнь, которые он предпринимал в последнее время, проваливались? Он сам, Ксения или они оба? Нужна чистота эксперимента, а добиться ее в такой ситуации сложнее всего. Но так может продолжаться до бесконечности. У Ксении свои взгляды на жизнь и свои принципы, которые не могут не отличаться от его взглядов и его принципов. Хотя кто заставляет его идти на поводу? Кто сказал, что он обязан отчитываться перед Ксенией абсолютно во всем?
Александр бросил на столик пачку неразобранных писем, поставил рядом пепельницу и закурил. Он курил с удовольствием, с ощущением свободы, которая вдруг свалилась на него. Даже вкус сигареты показался ему совершенно иным — более полным и острым. Он аккуратно загасил окурок и взял в руки письма. На какое-то мгновение ему показалось, что без Ксении он не сможет разобраться ни в одном из них, но Александр сразу же прогнал от себя эту мысль. Безусловно, он привык к удилам, которые она на него нацепила, но пришло время сбросить их.
Он не успел раскрыть первое письмо, как зазвонил телефон.
— Привет, — сказала Ксения, и Александр подумал, что не ошибся. Ксения на расстоянии почувствовала, что удила ослабли и даже провисли, и ей хотелось удостовериться в своих предчувствиях. — Чем занимаешься?
— Чем я могу заниматься? — очень натурально удивился Александр, прижимая трубку к уху плечом и распечатывая конверт, обратный адрес на котором отсутствовал. — Дописываю материал.
— На завтра? — удивилась Ксения. — Ты же сдал.
— На понедельник, — соврал Александр.
До понедельника оставалось несколько дней, и он даже еще не заглядывал в папку с заказами. Слава Богу, Ксения не додумалась спросить тему, над которой он «трудится в поте лица».
— Я не знаю, что делать с этой автостоянкой, — пожаловалась она, имея в виду материал, над которым сама мучилась вот уже вторую неделю. — Обе стороны правы — и жильцы дома, и заказчики.
— Пройдись еще по документам, — посоветовал он, пытаясь добыть из конверта фотографию.
— Пройдусь, — вздохнула она. — Завтра. Фотографии в конверте не было. «В принципе, какая разница? — подумал он. — Даже интереснее».
— Ну, пока? — скучно спросила Ксения.
— Пока.
Ксения положила трубку, а он стал читать письмо. Девушку звали Мила. Телефона у нее не было, но она предлагала встретиться в маленьком ресторанчике «Сакура», который располагался на окраине, вдали от суетливого и шумного центра города. Александр посмотрел на дату и поразился тому, как вовремя взял в руки это письмо. Опоздай он хотя бы на день — и эта встреча могла бы не состояться.
Со стороны ресторанчик выглядел неприметно, но внутри его было достаточно нарядно, хотя и без излишней помпезности, присущей большим фешенебельным ресторанам. Здесь царила спокойная, почти домашняя обстановка.
В зале негромко играла легкая успокаивающая музыка, приглушенный свет создавал приятную интимную атмосферу. Вдоль стены, напротив входа располагался шикарный бар, предлагающий всевозможные напитки на любой вкус, большую часть которых Александру еще не довелось попробовать. Не менее шикарная барменша с рыжими вьющимися волосами, несомненно, являлась главным украшением и гордостью «Сакуры». Но нелогично было заглядываться на барменшу, ожидая «прекрасную незнакомку», которая назначила встречу ему лично.
Ожидая заказ, Александр силился понять, что же ему все-таки мешает по-настоящему расслабиться. Он посмотрел в сторону бара и сразу же понял, что все это время подсознательно держало его как на привязи. За барной стойкой на высоком стуле сидела ранее им не замеченная очень красивая девушка в длинном узком платье и несколько манерно потягивала через соломинку коктейль. И, самое интересное, Александр сразу же определил, что она откровенно с ним флиртует. Он не без удовольствия наблюдал, как изящным движением руки, демонстрируя запястье, девушка поправляет прическу, слегка встряхивая головой, отчего по плечам рассыпается волна густых и блестящих черных волос. Затем, развернувшись в пол-оборота и немного отклонившись назад, выпятила вперед небольшую, но привлекательной формы грудь. Платье на ней переливалось мелкими, но очень яркими блестками, и Александр никак не мог определить его цвет: то ли черное, то ли густовишневое. Остро блеснуло белыми лучиками ожерелье на шее.
«Неужели бриллиантовое?» — промелькнуло в уме.
Как бы невзначай кончиками пальцев она сдвинула краешек платья, и в высоком разрезе обнажились ноги — на всю их пленительную длину. Сколько же ей лет? Двадцать пять? Или меньше?
«Симпатичная», — оценил Александр, уже откровенно пялясь на нее. Он закурил и, неторопливо, глубоко затягиваясь, выпускал густой струей дым в сторону девушки.
Она мельком, как бы невзначай, взглянула на него своими раскосыми глазами и звонко рассмеялась, приоткрыв чувственный рот с ярко-красными губами и великолепными белоснежными зубами. Потом не торопясь вытащила из пачки и закурила узкую черную сигарету с золотым ободком. Необычайно приятный, возбуждающе щекочущий запах достиг ноздрей Александра, и он начал жадно вдыхать этот дым, явственно ощущая в нем какое-то упорное магическое воздействие. В том, что девушка хочет обратить на себя его внимание посредством определенных сигналов, никаких сомнений не было.
Девушка засмеялась. ПЕРВЫЙ СИГНАЛ — АУДИАЛЬНЫЙ — СМЕХ.
Их глаза снова на мгновение встретились, последовала кокетливая улыбка.
А вот и ВТОРОЙ СИГНАЛ, отметил Александр.
Александр внимательно следил за каждым ее движением: как она замысловато вертит в пальцах сигарету, игриво склоняет набок голову, томно поглаживает бедра и постоянно покачивает на носке ноги полуснятую туфельку на точеном тонком каблучке… Все один к одному. Она явно ничего не имеет против их знакомства.
Честно говоря, Александр и не собирался к ней «подкатываться». Но оторвать взгляд от девушки у него было сил, а крамольные мысли поневоле овладевали им, когда он смотрел, как она неспешно покачивает плечами в такт музыке. Она была очаровательна, и Александр, сам себе не отдавая отчета, сделал нечто абсолютно немыслимое. Он подошел к барной стойке и сел рядом с девушкой.
— Хорошая сегодня погода, — пошел он по проверенной линии, отметив про себя, что платьице у девушки оказалось все же темно-вишневым.
— Это предложение? — с мягким сарказмом поинтересовалась она.
Такого поворота Александр не ожидал, но отступать было поздно. Он только отметил, что отстает от жизни как минимум лет на двадцать. Он хотел было что-то ответить, но нечаянно задел ее гладкую ногу и тут же торопливо отдернул ладонь.
— А ты шустрый.
— Честное слово, я нечаянно…
— Смутился? — рассмеялась она, поставив Александра в совсем неловкое положение.
— Да нет.
— Понимаю, — с умным видом сказала она. — Взвешиваешь шансы?
— Нет, не взвешиваю, — признался Александр. — Скорее, плыву по течению.
— Ого! По крайней мере это честно. А что, мне нравится… Ты национальной или классовой ненавистью не страдаешь? А то я наполовину японка, к тому же богатая.
— Нет, не страдаю.
Александр только сейчас заметил, что у нее чуть раскосые глаза и желтоватая кожа.
«Вот она, японская мафия „якудза“», — промелькнула в голове странная мысль.
— Кстати, мне очень нравится японская поэзия, — сказал он, обрадовавшись, что девушка подкинула ему тему для разговора. И продекламировал отрывок, который каким-то чудом выплыл из памяти:
На ветку сакуры упал снег.
Нежные лепестки печально опадают…
— О! — воскликнула она. — Слушай, кажется, мы встретились не случайно!
— Случайностей не бывает, — пытаясь придать своему голосу загадочность, сказал Александр.
— Я тоже так думаю.
Она насмешливо улыбнулась и протянула ему узкую ладошку:
— Мила.
Он обалдело уставился на нее.
— Я думал…
— Я пришла немного пораньше. А ты действительно шустрый. Идем.
Он вел Милу к столику, напряженно соображая, как реабилитироваться в ее глазах. Хорош гусь — назначил свидание одной и тут же «клеится» к другой! Конечно, то, что «одна» и «другая» оказались в одном лице, было спасением, но что она может про него подумать?
На удивление, Мила не обиделась. Ему показалось, что она вообще не придала этому значения. Он протянул ей меню. Она взяла книжечку и внимательно просмотрела. Потом отметила пальчиком несколько строк.
У нее определенно был хороший вкус. Блюда, которые она выбрала, были оригинальны. Вино — одно из самых лучших. Правда, Александр с напряжением подумал, что такой заказ обойдется ему в крутую копеечку, но делать было нечего.
Мила весело щебетала, и он, заразившись ее весельем, совсем забыл о своей промашке. В конце концов, с кем не бывает?
— А потом к тебе? — внезапно спросила она посредине трапезы.
Он посмотрел в ее многообещающие глаза и кивнул.
Они просидели в «Сакуре» почти до самого закрытия. Александр иногда вспоминал о том, что ждет их впереди, и внутри у него глухо екало. Скорее бы…
— Идем? — наконец-то вопросительно посмотрела на него Мила.
Он расплатился, радуясь, что в бумажнике еще осталось немного денег на такси, галантно помог ей подняться и повел к выходу.
Для того чтобы выйти на дорогу, где можно было поймать машину, им нужно было пройти через парк. Дорожки в такое позднее время были безлюдны, но фонари светили ярко.
— Подожди. — Мила смущенно наклонилась к его уху. — Мне нужно…
И она сделала сдержанный жест в сторону кустов. Александр отвернулся.
Он простоял под насмешливо мигающим фонарем почти полчаса, пока не понял, что произошло. Его элементарно надули. Обыкновенное, пошлое «динамо». Ну что же, девочка любит вкусно поесть, хорошо выпить и вообще нескучно провести вечерок. А то, что это делается за чужой счет… Ну а как быть, если своего на каждый день такой «красивой жизни» не хватает?
«Оказывается, все просто, как белый день, — с отчаянием думала Ксения. — У нас и не могло ничего получиться — все было обречено с самого начала».
Она отложила журнал, рывком поднялась из кресла и, шлепая босыми ногами, прошла на кухню. Сварила кофе, налила его в чашку и, оставив на кухонном столике, вернулась в комнату за журналом. Ей необходимо было разобраться в статье, которая, она уже была уверена, не случайно попалась ей на глаза. Случайного вообще ничего не бывает.
«Не приходилось ли вам встречаться с конфликтом, который оказывался непреодолимым, вне зависимости от того, сколько бы вы ни обсуждали его? Не возникало ли у вас таких конфликтов с вашим близким человеком? Разве вам не приходилось видеть двух человек с „непримиримыми“ противоречиями, которые никак не могут разрешить их и понять друг друга?»
«Вот оно!» — Ксения опять ринулась в комнату, лихорадочно отыскала на столе карандаш и, вернувшись, поставила на полях журнала большой восклицательный знак. Приходилось ли ей встречаться! Да эти противоречия в последнее время буквально преследуют ее на каждом шагу! С тех пор как они с Александром задумали это, с позволения сказать, общее дело, прошло уже полтора месяца. А воз, что называется, и ныне там. Никаких изменений, хотя она старалась, чуть ли не вылезая из шкуры. Ксения была согласна, что все не так просто, как могло казаться ей сначала. Но — чтобы вообще ничего? «Ну хорошо, — подумала она, — я могла проколоться один раз (пусть это будет „рыбак“, который поймал меня на удочку, потому что „рыбка“ сама шла в руки). Пусть вторая попытка оказалась неудачной, потому что там, в сущности, от меня ничего не зависело. Но три раза!»
Ксения отхлебнула кофе и вперила очи в статью, вчитываясь в каждое слово, чтобы не пропустить главное.
«Подобное состояние вещей предполагает наличие некоторого естественного закона».
«А это значит, — сказала себе Ксения, подчеркивая эту фразу жирной линией, — что не только три, но и тридцать три, и триста тридцать три попытки были бы неудачны!» «А закон этот, по-видимому, можно сформулировать следующим образом: в каждой ссоре, в которой сохраняется конфликт, должен присутствовать третий участник. Или: чтобы произошла ссора, неизвестный третий участник должен проявлять активность для ее разжигания».
Третий участник, который мешает осуществлению задуманного! Ксения отложила карандаш, поднялась и стала нервно ходить по кухне.
Она подозревала, кто был этим «третьим участником». Конечно, самого Александра было бы нелогично обвинить, что он сознательно стал «третьим», который призван мешать и разрушать. Ксения, как это ни обидно, сама назначила его на эту роль. Конечно, он не виноват. И очень удивился бы, а может быть, даже оскорбился, если бы кто-то позволил себе хотя бы намекнуть, что все неудачи, все недоразумения, которые произошли с Ксенией в последние полтора месяца, — из-за него. Но ведь именно это и написано в статье!
Ксения опять бросилась к столу и схватила журнал.
«Третий участник обычно вполне разумный человек, и его трудно в чем-то заподозрить, он стоит в стороне и отрицает какое-либо собственное отношение к конфликту. Для посторонних глаз — он ни при чем. И люди, которые конфликтуют, может быть, меньше всего подозревают какую-то заинтересованность с его стороны. И не догадываются, что именно он сделал все возможное для возникновения конфликта и его поддержания».
Их «разборы полетов»! Советы! Конечно, Александра невозможно заподозрить в том, что он специально все «разваливал». Он хотел, чтобы у Ксении все было хорошо. Она даже была уверена, что он искренне хотел, чтобы у нее наладилась личная жизнь.
«Если проследить историю конфликта, то можно получить совершенно невероятную информацию. Подобную информацию слишком легко отвергнуть. Чтобы скрыть что-либо, надо сделать это неправдоподобным.
Третью сторону конфликта обычно не подозревает ни одна из конфликтующих сторон. При этом если относительно этой стороны возникают какие-либо подозрения, то они сразу же отметаются как совершенно неправдоподобные» .
Но, сам того не зная, Александр вносил сумятицу в ее мысли! Не желая, он влиял на нее! И все разваливалось, потому что она постоянно находилась под его «прицелом»! Она не чувствовала себя свободной, она учитывала его мнение, она каждую минуту думала: что он скажет и как посмотрит?
Спрашивается, как Александр мог признать, что Ксении встретился достойный кандидат? Это же элементарно: ни один мужчина не признает, что на свете существует кто-то достойнее его. Или хотя бы на том же уровне. И Ксения здесь даже ни при чем. Обычное желание мужчины показать, что он лучше. Даже не важно, в чем — в футболе, работе, ухаживании за женщиной, решении сканвордов, игре в карты… Это нечто, прорывающееся из глубин подсознания, с которым бороться, конечно, можно, но вот победить…
Ксения допускала, что, со своей стороны, тоже скорее всего вела себя «не по-спортивному». И тоже — честно желая Александру добра. Но добро это в результате вышло какое-то кособокое. Глубины ее подсознания также не желали соглашаться, что рядом существует кто-то лучше ее. Ну нет, конечно, «не одна на свете рыжая корова»… Может быть, где-то очень далеко и есть идеальная женщина, которая… Но…
Ксения растерянно прислонилась лбом к оконному стеклу, желая, чтобы оно немного охладило ее пылающие мозги, которые соображали на удивление четко. Оказывается, она тоже исполнила роль «третьего участника». Нужно быть честной: если бы не она, то, возможно, Александр, помаявшись, все-таки пошел бы к предательнице Веронике. А она оказалась не такой уж и предательницей, потому что все получилось чисто случайно, чего в жизни не бывает? Или Вероника на самом деле удостоверилась бы, что Александр лучше остальных. И он простил бы ее (и в сущности, что за преступление она совершила?). А может быть, ему повезло бы с Анастасией? Да, конечно, множество мужчин были бы счастливы, если бы кому-то из них досталась Анастасия. Чем не подошла Александру Анастасия? Если уж начистоту: Анастасия не понравилась ей, Ксении. По одной простой причине: Ксении не может понравиться другая женщина. Вот и ответ. Ларчик просто открывался… Ксения не может выбрать для Александра женщину, а он не может выбрать для нее мужчину. И если бы не статья психолога по межличностным отношениям, которая попала к ней в руки, то неизвестно, сколько бы еще времени они бессмысленно мучились и мучили друг друга.
Ксения взяла журнал, в очередной раз просмотрела страницу, пытаясь найти еще что-то важное, но оказалось, что статью она уже выучила наизусть. Она захлопнула журнал, выпила одним глотком остывший кофе и пошла в комнату, по дороге выдернув из розетки шнур телефона: ей не хотелось, чтобы кто-то помешал ей продумать сложившуюся ситуацию и пути выхода из нее.
В жалких остатках «неиспользованных» писем она, как ни старалась, не смогла найти хоть одно, которое помогло бы ей проверить этот «закон третьего участника». Давать еще одно объявление в газету и ждать новых писем было долго. К тому же зачем все эти сложности, если можно просто отозваться самой на мужское объявление? Может быть, так ей повезет больше?
— Будешь вякать — убью! Досрочно.
Он развязал веревку и вышел, заперев снаружи дверь на ключ — Ксения услышала два поворота.
Она не могла поверить, что все это происходит с ней. Конечно же, в прессе довольно часто пишут о ситуациях, в которых оказываются слишком доверчивые женщины, но ей всегда казалось, что с ней это произойти не может. Сегодняшние события показали наивность такого убеждения. Именно она, Ксения, оказалась доверчивой дурочкой, которая сама, как глупый кролик, пришла в нору этого удава. И шансов выбраться отсюда невредимой у нее ровно столько же, сколько у настоящего кролика, попавшего в нору настоящего удава. Ей стало холодно.
Ксения потянула с кровати покрывало и туго завернулась в плотную ткань. Но это не помогло — она не смогла унять дрожь. Этакий дрожащий кокон-кролик.
Можно было бы перебраться на кровать, но Ксении почему-то казалось, что на полу безопаснее. Во всяком случае, не так противно.
Сколько прошло времени? Час, два, пять? Если бы в комнате было окно, можно было бы хоть как-то ориентироваться. Но, в конце концов, какое это имеет значение? Почему он не идет? Хочет, чтобы Ксения от страха превратилась в настоящего маленького зверька, парализованного страхом, чтобы с ней было легче справиться? Но что она может сделать? Что вообще можно сделать в такой ситуации?! Ксении вдруг стало жарко. Она, путаясь, стащила с себя покрывало и отбросила его подальше.
Он все хорошо просчитал. Кто бросится искать одинокую женщину? Разве только когда она несколько дней не явится на работу. Но тогда уже будет поздно. Ксения вспомнила все его «наводящие» вопросы. «С кем вы живете?» — «Одна как перст». — «Есть ли близкие подруги, с которыми вы откровенны?» — «Никого». — «Знает ли вообще кто-то, что вы поехали на встречу со мной?» — «Нет! Нет! Нет!»
«Господи! — помолилась Ксения. — Ты все можешь, сотвори чудо! Сделай что-нибудь, Господи! Я, конечно, мало верила в тебя прежде, но ведь ты милостив, Господи!»
За дверью послышались шаги, и она напряглась — до боли в мышцах. Оттолкнувшись ногами, скользнула к стене и прижалась спиной к холодной шероховатой поверхности. Шаги проследовали мимо по коридору. Значит, еще не время. Чего он выжидает? Готовится? К чему? Если ему нужно было только изнасиловать ее, скорее всего он это уже. сделал бы. Ксения запрокинула голову. Только изнасиловать! Вероятно, в ее положении это было бы просто подарком. Только изнасиловать. И — отпустить!
Шаги в коридоре проследовали в обратном направлении, чуть задержавшись возле двери. Вероятно, он прислушался, пытаясь определить, чем занимается в запертой комнате Ксения. Чем она могла заниматься? Все внутри ее сжалось, замерло и, казалось, заледенело. Даже губы занемели и стали «деревянными». Войдет или нет?
Немного «оттаяла» она только тогда, когда он продолжил свое шествие по коридору. «Оттаивание» было трудным — кружилась голова, и туман перед глазами расплывался мутными пятнами…
Александр посмотрел на телефон, поднял трубку и набрал номер. Ксения не ответила. Это было странно — половина двенадцатого ночи что-нибудь да значит. Подождав пятнадцать минут, Александр повторил попытку. Ксения трубку не взяла. Конечно, она могла где-нибудь задержаться… Но где? Через полчаса размышлений он решил, что это не его дело. Мало ли где может задержаться молодая красивая незамужняя женщина? Удостоверившись, что на часах полночь, он сделал еще один звонок — с тем же результатом. После чего постелил и лег, подумав, что какое, собственно, он имел право надеяться, что у Ксении не может быть от него тайн? И зачем ему ее полная искренность? Ну где вы видели сотрудников, раскрывающих друг перед другом ВСЕ тайные закоулки своей души?
Проворочавшись в постели еще полчаса, Александр решил, что еще один звонок не помешает. Конечно, время до неприличия позднее. И возможно, Ксения, вернувшись домой откуда бы то ни было, мирно спит. Его звонок может ее разозлить. Он подумал, что не станет нарываться и, как только она поднимет трубку, положит свою. В конце концов, он имеет право удостовериться, что с ней все в порядке.
Он долго держал трубку возле уха, но ему так и не ответили. Он прошлепал на кухню и сварил кофе. В сахарнице не было сахара, только монолитный леденец на донышке, отковырять который не было никакой возможности. Он налил кофе прямо в сахарницу и, чуть подождав, пока леденец растворится, вылил смесь обратно в чашку. Кофе оказался до противности сладким, и он не стал пить это пойло. Безусловно, Ксения имеет право ночевать где угодно, не отчитываясь ни перед кем. И то, что вчера ей негде было ночевать, кроме как дома, не значит абсолютно ничего. Сегодня такое местечко вполне могло отыскаться. Он попил воды из-под крана и вернулся в постель.
Еще пятнадцать минут ушли на попытки уснуть, после чего он сел в кровати, дотянулся до столика и включил ночник. Лучше всего было почитать. По его наблюдениям, это неплохо отвлекает, к тому же есть реальный шанс выйти победителем в борьбе с бессонницей. На столике лежала стопка детективов, он выдернул из нее один и постарался сосредоточиться. Около получаса он следил за разговором шефа полиции со случайным свидетелем. То ли детектив был слишком запутанный, то ли Александр читал невнимательно, но он ничего не понял и, осилив на всякий случай еще несколько страниц, отложил книгу.
На Ксению это было непохоже. Конечно, она могла познакомиться с кем-то, но вряд ли согласилась бы остаться ночевать у него в первую же ночь. Впрочем, нельзя дать голову на отсечение… Он попытался отвести взгляд от телефона, но эта молчаливая штуковина просто притягивала. Он вздохнул и еще раз набрал номер. Настенные электронные часы высвечивали начало третьего.
Наконец до него дошло, что это смешно. В то время как Ксения, возможно, развлекается, он вертится, как на горячей сковородке, и пытается доказать себе, что этого не может быть. А почему этого не может быть? Он поднялся и вновь пошел на кухню. Закурил и отхлебнул переслащенный кофе. В желудке замутило. Он выплеснул остатки кофе в раковину, чтобы больше не подвергаться соблазну. В конце концов, можно сварить новую порцию и пить без сахара. Он тут же забыл это намерение и закурил новую сигарету.
Когда окурок стал жечь губы, он решил, что позвонит еще раз, а если Ксения и сейчас не возьмет трубку, он позвонит ей на мобилку. Мобилка всегда с ней, в ее сумочке. Он поразился, как не додумался до этого раньше, и ринулся в комнату.
Дома Ксении по-прежнему не было, и он стал набирать номер мобильного телефона. Пусть это граничит с идиотизмом, но он должен удостовериться, что с ней все в порядке. Он прождал несколько минут, трижды перебирал номер, но Ксения трубку все так же не брала. Это было уже серьезно. Возможно, к мобилке ее не допускают.
Он вернулся на кухню и все-таки сварил кофе. Кофе получился крепкий, может быть, это был самый крепкий кофе, который ему удалось сварить в жизни. Во всяком случае, пить его было невозможно, и он выплеснул его в раковину, вслед за предыдущим.
Он напился из чайника, прошел в комнату и лег поверх постели, заложив руки за голову.
«Это бессмысленно, — сказала Ксения, когда он в ответ на ее жалобу, что письма иссякли, посоветовал ей дать еще одно объявление. — Что мне придет, еще несколько таких же писем, из которых и выбрать нечего? Не лучше ли не давать объявления, а откликнуться на какое-нибудь из них?»
Ну конечно! Он сел на кровати, припоминая, как несколько дней назад Ксения, увидев у него газету, заинтересованно пролистала ее и сделала пометки в своей записной книжке. Он вскочил и ринулся в коридор — там на полке он складывал устаревшую прессу. Вернувшись, он бросил стопку прямо на пол и стал искать газетенку. Слава Богу, нужная рубрика — «Он ищет ее» — занимала совсем немного места. Всего около полутора десятка объявлений. Он взял ручку и сразу же вычеркнул девять. Сюда вошли иногородние, а также неподходящие по возрасту податели объявлений — слишком молодые или пожилые. Стараясь смотреть на текст глазами Ксении (все-таки за восемь лет он ее немного изучил), он проанализировал оставшиеся шесть и забраковал еще четыре: два от откровенных альфонсов, одно, содержащее слишком высокие требования, соответствовать которым могла бы разве что «Мисс мира», и еще одно, написанное настолько корявым языком, что в уровне интеллекта писавшего можно было не сомневаться.
Он несколько раз перечитал оставшиеся два объявления, но, как ни старался, не смог просчитать, какое из них выбрала Ксения. Оставалось одно — проверить. Но если позвонить в три часа ночи, где гарантия, что ему ответят? А если и ответят… Что он надеется услышать?
Александр, стараясь делать короткие затяжки, быстро выкурил еще одну сигарету и, положив перед собой газету, взялся за телефон. Другого выхода не было.
— Алло? — ответил ему густой хриплый голос, сонный и совершенно «положительный», как определил Александр, слух которого в связи со сложившейся ситуацией чрезвычайно обострился.
— Извините, — сказал Александр, лихорадочно соображая, что предпринять, чтобы глупость, которую он сейчас скажет, не была явной. Но так ничего и не придумал. — Я только что прочитал ваше объявление.
— Какое объявление? — на том конце провода еще не проснулись.
— О знакомстве.
Мужчина кашлянул, приходя в себя. Александр попросил Бога, чтобы он не посмотрел на часы.
— Вы давали объявление в газету? — поторопил его он.
— Ты что, больной? — В голосе мужчины послышались раздраженные нотки. — Какого… ты звонишь? Заняться нечем?
— Вы давали это объявление? — терпеливо, но настойчиво переспросил Александр, желая только одного — чтобы его собеседник не бросил трубку.
— Я тебе сейчас такого дам, — пообещали в трубке. — Я тебя быстро вычислю, сволочь! Твоя рубрика рядом, выкрашенная голубым. Глаза на жопе?
— Вы меня не поняли, — соглашаясь с тем, что ничего другого мужик по поводу его звонка подумать и не мог, сказал Александр. — Вам должна была позвонить девушка… Ксения. Она вам звонила?
— Пошел ты! — сказала трубка и разродилась отчаянными гудками.
Александр выругался и взялся за следующее объявление. В принципе, вычислить телефон по адресу не представляло труда. Он набрал справочную и через несколько минут получил желанные цифры.
Проигрывать сценарий предыдущего разговора не хотелось. Тем более что он ничего не давал. Александр, усиленно соображая, выкурил подряд две сигареты. Потом достал из сумки свой мобильник и положил его рядом с телефоном. Если позвонить одновременно и с мобильного, и с обычного телефона, то… То если кто-то поднимет трубку обычного телефона, в ней можно будет услышать звонок на мобильник. Тем более что мелодию ее мобильника он знает. Она поставила на вызов музыкальную фразу из «Modern talking» — «Не смотри на меня, братец Луи, Луи, Луи…». Он даже посмеялся над ее пристрастием. Теперь он больше всего хотел услышать эту слащавую мелодию. «Не смотри на меня, братец Луи, Луи, Луи…» Таким образом можно будет хотя бы выяснить, там ли Ксения.
Он набрал и долго ждал, когда возьмут трубку. Вслушиваясь в длинные гудки, он успел «прокрутить» в голове основные варианты: хозяина квартиры нет дома, хозяин спит богатырским сном и никакой звонок его не разбудит, нужно еще немного подождать…
— Да? — наконец-то откликнулись в трубке, и Александр автоматически отметил, что голос на том конце провода не такой уж и сонный.
— Прошу прощения, — извинился Александр, одной рукой покрепче прижимая трубку к уху, а второй быстро набирая номер Ксениной мобилки. — Время, конечно, позднее, но мой поезд только что прибыл. Опоздали на четыре часа, такие вот дела.
— Кто это? — подозрительно спросили его.
— Константин, Костя, — назвал первое попавшееся имя Александр, торопливо заканчивая набор. Ну где же ты, «братец Луи»?
— Костя?
— Черт, вас же не предупредили! То есть мы хотели, но не дозвонились. Олег не смог приехать, у него жена рожает.
Нужно было сказать еще хотя бы несколько фраз, чтобы потянуть время. Если сейчас там положат трубку, соединение мобилок опоздает и все окажется напрасным.
— Вы ошиблись номером. — Собеседник Александра наконец-то что-то начал соображать.
— Подождите! — взмолился Александр. — Это ваш номер?
Он назвал цифры, чтобы выиграть еще несколько секунд.
— Мой, — помолчав (к великой радости Александра), признал владелец абонентского номера. — Но все равно я не знаю никакого Костю. И Олега тоже.
— Черт! — раздосадованно выдавил Александр, напряженно вслушиваясь в звуковой фон, который завис в трубке. — Какого хрена они мне всучили, сволочи? Что я теперь буду делать? У меня бабок на гостиницу нет!
Мужик не ответил. Александр на расстоянии чувствовал, как его рука раздраженно бросает трубку на рычаги. И в последнюю секунду Александр уловил едва слышный, какой-то забитый звук. Это было почище чем в телевизионном шоу «Угадай мелодию». Там времени для угадывания было побольше. Правда, одно из заданий напоминало его задачу. «Я угадаю эту мелодию с семи (пяти, четырех) нот!» У него было всего две. «Не-смо…»?
Он решил, что еще «покрутит» услышанные звуки по дороге, поднялся и стал лихорадочно одеваться. Футболку натягивал уже на лестнице…
Ксения постаралась собрать мозговые извилины, которые, казалось, рассыпались у нее в голове и, разрозненные, были способны продуцировать только мелкие, отрывистые мысли.
Она сама учила Александра, что выход есть из любой ситуации, нужно только не впадать в отчаяние и действовать. Выбрались же те заключенные из охраняемой тюрьмы, когда им угрожала смерть от цунами? Конечно, неизвестно, каким образом они сумели выбраться. Может быть, просто подкупили охрану и та помогла им бежать. Ксении не на кого было рассчитывать. В этой затхлой квартире — только она и он. И — никакой надежды на помощь извне. Кто может прийти ей на помощь? Никто! Она горько улыбнулась. Потом улыбка сошла с ее губ, а горечь осталась. Александр даже не догадывается о том, что ее скоро будут убивать. Хороший материальчик в газету — на первую полосу. Ксения даже представила себе заголовок — «Маньяк убил журналистку». И шрифт, которым он будет напечатан: устрашающе огромные буквы… Лучше об этом не думать. Разве это обязательно? Разве не может так случиться, что Бог ее спасет? Конечно, она грешила в своей жизни, но разве грехи ее сопоставимы с тем, что с ней хотят сделать?
Ксения почувствовала, что дрожит. Сколько она просидела на голом полу? Посредине комнаты лежал коврик, она подползла на четвереньках и подтащила его к кровати.
Эта не бог весть какая тяжелая работа тем не менее забрала у нее последние силы. Свернувшись калачиком, она легла на ковер и укрылась одеялом с головой. В конце концов, какая разница, будет она сидя дожидаться своей участи или немного полежит?
Под одеялом было темно и душно, но, как ни странно, в этом хлипком укрытии она почувствовала себя чуточку спокойнее. Через несколько минут она согрелась. Тепло было приятное и тягучее. Ксения некоторое время еще боролась с собой, но потом подумала, что от нее сейчас ничего не зависит. Если он войдет, она успеет проснуться. Она еще плотнее завернулась в одеяло и провалилась в бездонную пропасть сна…
— Кто? — спросил из-за двери Илья сбивающимся со сна на хрип голосом.
Александр ответил.
Илья пощелкал замками, погремел цепочкой и наконец впустил его в коридор.
Отступил вглубь — большой, заспанный, в мягкой полосатой пижаме и босиком. Прикрыл дверь в спальню, чтобы не потревожить жену.
— Чего тебе?
— Тут такое дело… — Александр не знал, как начать разговор. Все выходило глупо.
— Идем на кухню.
Илья порылся под вешалкой и добыл старые стоптанные шлепанцы. Александр сунул в них ноги, шлепанцы были малы, и пятки ступали на пол, но обращать внимание на подобные мелочи он сейчас был не в состоянии.
Он сел на табурет, подождал, пока Илья поставит на плиту чайник. Хотя это ему далось тяжело.
— Ну что? — Илья достал из навесного шкафчика и поставил перед ним чашку с тонкими стенками и иероглифами вместо рисунка. Сам устроился напротив.
— Тут такое дело, — опять повторил Александр. — Только не думай, что я сумасшедший.
Илья кивнул и серьезно посмотрел на него. Рассказ занял немного времени. Александр всегда ценил в Илье умение понимать с полуслова.
— И я его вычислил, — закончил он и выжидательно посмотрел на Илью.
Илья тяжело поднялся и выключил чайник. Потом медленно налил кипяток в чашки, сунул туда по пакетику заварки и пододвинул Александру сахарницу.
— Ну и что ты мне предлагаешь? — спросил он почему-то раздраженно.
Александр понял, о чем тот думает, поэтому не обиделся.
— Илья, здесь помочь можешь только ты.
— Это невозможно.
— Илья!
— Конечно, ты предупредил, что не сумасшедший, но…
— Ты мне не веришь?
— Почему же, верю, — сказал Илья, обжигаясь первым глотком и возвращая чашку на блюдце. — Я верю во все, что ты мне здесь нагородил. И что Ксения находится там. Кстати, хвалю, вычислил ты ее действительно гениально, я бы не додумался.
— Тебе не надо додумываться. — Александр начал терять терпение. — У тебя все права действовать напрямую.
— У меня нет таких прав, и ты это знаешь, — сказал Илья. — Я не могу ворваться в квартиру посреди ночи только потому, что тебе что-то такое там показалось.
— Мне не показалось, я уверен.
— Уверен, что Ксения там? Ну и отлично! Знаешь, что я понял из всего твоего рассказа? Она сама, учти, добровольно, пошла к этому мужику, и сейчас — девяносто девять процентов из ста — они там элементарно трахаются. И представь себе картину: на самом интересном месте врываюсь я. Результат? Эта твоя Ксения сама же подаст на меня жалобу, потому что я не позволил ей достичь оргазма!
— Илья, мне не до шуток…
— И никакого права беспокоить сон мирных граждан, не имея на то ордера, у меня нет, — монотонно, будто зачитывая строки из устава, сказал Илья. — Равно как и лишать их интимных радостей.
— Я согласен, такого права у тебя нет, — быстро согласился Александр. — Но у тебя есть возможность.
— Значит, так: перезвонишь мне завтра и доложишь, во сколько она пришла на работу. Приму как извинение за беспокойство. Бери сахар, пей чай.
— А если завтра она не придет на работу? Илья развел руками.
— А ты сволочь. — Александр тяжело взглянул на него из-под век. — Не думал, что ты — такая сволочь…
— Начинается, — сказал Илья. — Дай мне еще в морду — для полной картины. Может быть, это тебя успокоит.
Александр поднялся и, не оглядываясь, двинулся к выходу.
— Шлепанцы оставь, — насмешливо донеслось ему в спину. — Кретин!
Александр брезгливо сбросил шлепанцы и стал лихорадочно заталкивать ноги в туфли.
Он уже взялся за дверную ручку, когда за спиной вырос Илья. Александр не видел — почувствовал.
— Подожди, нервно-паралитический. Я позвоню. Достали вы все меня, как… — Илья прошлепал в комнату.
Александр отпустил ручку и прислонился спиной к двери. Потом опустился вниз и присел на корточки. Сидел он так довольно долго, или это ему казалось. Из комнаты было слышно, как монотонно бубнил Илья:
— Да, Владимир Степанович. Нет, Владимир Степанович. Уверен стопроцентно. Вы меня знаете… Само собой, под мою ответственность… Да никуда он не денется… Кому он пожалуется? Пусть жалуется. Все будет чисто, ручаюсь. Спасибо, Владимир Степанович.
Из комнаты вышла жена Ильи, одетая в халат. Равнодушно посмотрела на Александра сонным глазом, прошествовала в туалет и обратно. Илья вышел уже одетый.
Александр рывком поднялся на ноги.
— Время еще есть, — остановил его порыв Илья. — Сейчас придет машина, это… — он посмотрел на часы, — минут семь-восемь. Можем допить чай.
Ксения не хотела просыпаться. Сон для нее сейчас был лучше, чем реальность. Даже вот такой неполноценный, слепленный из двух половинок: она смотрела на стрекозу, которая ей снилась, и в то же время не забывала, что с ней происходит на самом деле. Стрекоза была красивая, с продолговатым изумрудным тельцем, прозрачными крылышками и выпуклыми глазами, в которых отражалась сама Ксения. Ксения отлично видит себя в зеркальных глазах стрекозы. А также то, что происходит у нее за спиной. Сзади к ней приближается бесформенная глыба, состоящая из каких-то темных кристаллов, земляных комьев и корней, которые змеями опутывают эту полуживую сущность. Уже совсем рядом глыба приобретает очертания — Ксения мучительно всматривается и наконец узнает, кто это. Это ОН, и ОН хочет ее убить. Ее охватывает ужас, но она не может заставить себя обернуться. Как загипнотизированная, она смотрит в глаза стрекозы и понимает, что они не красивы — они безобразны. Огромные, вылезшие из орбит глаза монстра, прикинувшегося стрекозой, чтобы усыпить ее бдительность. Вероятно, монстр догадывается, что Ксения не станет бежать. Ей некуда бежать, потому что сзади — тоже смертельная опасность. И эта изумрудная гадина плотоядно раскрывает челюсти… Челюсти двигаются как на шарнирах, приводя Ксению в полубезумное состояние. Она бьется, кричит, визжит, воет, в то же время (и это самое ужасное) зная, что никто, никто не придет ей на помощь…
— Заткнись, — сказало изумрудное чудовище, и сзади эхом подтвердили: — Заткнись, или будет хуже.
Ксения не знала, что они имеют в виду, что значит это «хуже», но она мгновенно проснулась. Может быть, в надежде, что, когда вырвется из этого кошмарного сна, все встанет на свои места: злобные монстры исчезнут, останутся в своем ирреальном царстве ужасов, сплетаясь в тугой комок, силясь задушить и пожрать друг друга, но ее там уже не будет! Она убежит от них в свою обычную жизнь.
Пробуждение не принесло желаемого. Она проснулась в горячем липком поту и осознала, что никуда убежать ей не удалось, ужас остался, потому что он — реальность.
Он сдернул с нее одеяло. Ксения зажмурилась от ударившего в глаза света и страха. Он наклонился — в ноздри ударил одуряющий запах одеколона. Сладкий цветочный запах, такой, вероятно, обожают стрекозы.
— Открой глазки, девочка, — мягко сказал он и нежно, двумя пальцами, приподнял ее подбородок. — Ну же, не балуйся. Ты меня разочаровываешь.
Ксения уловила свежий аромат из его рта — «Дирол» с мятой. Ее чуть не стошнило.
Тем не менее, понимая, что не стоит его злить, она постаралась взять себя в руки и села, делая попытки натянуть короткую юбку на колени. И посмотрела на него затравленно.
Он улыбнулся. У него красивые ровные зубы. Слева — аккуратная, едва заметная пломба. Он следит за своей внешностью.
— Не хочешь помыться? — предложил он, садясь на край кровати. — Я приготовил ужин. Я не сказал тебе — я отлично готовлю. Та бурда, которую нам подали в ресторане, в сравнение не идет… Ты любишь рыбу? Я обожаю. Особенно осетрину в белом вине. Вообще морепродукты — моя слабость. Я приготовил еще омаров, креветки… Думаю, тебе понравится. Ну же?
Он протянул ей руку, чтобы помочь подняться. Делать было нечего. Ксения, помедлив, взялась за нее и поразилась, что она такая теплая. Хотя что она ожидала почувствовать — замогильный холод?
— Я приготовил тебе ванну, — сказал он ей в спину, когда она, покачиваясь, пошла впереди него к открытой двери. — Ты немного не в порядке.
Дверь в гостиную была открыта, и Ксения краем глаза заметила, что он немало потрудился. Комната была погружена в полумрак, только свечи в высоких подсвечниках мерцали праздничными звездочками на обоих концах длинного стола. Стол был покрыт роскошной скатертью с кистями до пола и уставлен столовыми приборами и высокими хрустальными фужерами. В другой раз эта комната показалась бы ей убранной нарядно и романтично, но сейчас помпезность выглядела зловеще. Ксения убыстрила шаги и постаралась побыстрее миновать гостиную. Из раскрытых дверей пахнуло можжевельником и еще чем-то, кажется, он окурил помещение благовонными палочками.
Он проводил ее в ванную комнату и даже позволил закрыть за собой дверь. Впрочем, замок был слишком хлипкий, чтобы она могла возлагать на него какие-то надежды.
Оставшись одна, Ксения огляделась. Стены, потолок и даже пол были выложены зеркальной плиткой, голубая ванна уже была заполнена водой. Он даже вспенил для нее средство для купания, и пена лежала на поверхности воды белоснежной рыхлой шапкой. На полке стояли масса всяческих шампуней и кремов, лежали щетки, расчески и небольшой фен, а на вешалке висела шикарная махровая простыня и несколько мягчайших, даже на вид, полотенец.
Ксения подняла голову и уставилась в зеркальную стену напротив. На нее не отрываясь испуганно смотрело измученное существо — грязное, взлохмаченное, с расплывшимися по лицу разводами — смесью косметики и слез. Опухшие веки прикрывали узкие щелочки, именуемые глазами.
Ей нестерпимо захотелось вымыться, и она лихорадочно стала сбрасывать с себя одежду. Но когда оказалась полностью обнаженной, стало еще хуже. Куда бы она ни посмотрела, слева, справа, сверху и даже под ногами — всюду было одно: голое дрожащее тело, беззащитное и жалкое… Ксения, зажав руками рот, чтобы не было слышно, как она заскулила от невозможности что-то изменить, ступила в ванну.
Вода была теплой и нежной, пена, попавшая ей на губы, сладкой… И это было единственное за последние несколько часов, что хоть немного успокоило ее. Она вытянулась в полный рост, положила голову на подголовник и закрыла глаза. Она знала, что не может находиться здесь долго и надо хотя бы поплескаться, чтобы он не заподозрил неладное. Но вода ласково убаюкивала, и ей не хотелось делать ни одного движения… Она — устала.
— Ты скоро? — через некоторое время спросил он из-за двери, и Ксения в ответ шумно взмутила ладонью воду.
Он отошел.
К сожалению, это не может продолжаться бесконечно. Если она не откликнется и не откроет второй (третий, четвертый) раз — он, сорвав замок, просто вытащит ее отсюда за шкирку.
Ксения открыла глаза, улыбнулась своему отражению, которое ответило ей точно такой же загадочной улыбкой, и ушла под воду…
Это было тяжело. Она даже не представляла себе, насколько это может быть тяжело и больно. Она открывала рот, чтобы сладкая пенистая вода свободнее входила в нее, но инстинкт самосохранения был на страже и заставлял ее выплевывать воду и сжимал горло. А она уговаривала этот настырный инстинкт не беспокоиться — ведь все равно он ничего не сохранит, потому что через час от него уже ничего зависеть не будет. Так лучше уж так…
Он постучал в дверь, и Ксения испугалась, что не успеет. Одним шумом воды было уже не обойтись, и она, сдерживая прерывистое дыхание, заставила себя откликнуться:
— Сейчас иду.
И ушла на дно ванны, загадав, что если не удержится там и на этот раз, то Бога на свете — нет!
Бог на свете есть. Две-три минуты отчаянной борьбы с собой доказали ей это. Ксения опустила руки и ощутила неземное спокойствие…
Она еще слышала, как ломились в дверь. Вероятно, ему надоело ждать и он наплевал на свою вежливость. До слуха Ксении откуда-то издалека доносились шум и выкрики, но она с всеобъемлющим равнодушием подумала, что теперь ей уже все равно…
Сильные руки рванули ее наверх, устроив в ванной настоящий водопад. Ксения была похожа на тяжелую, напитавшуюся водой тряпичную куклу с мокрыми волосами-паклей и абсолютно белым лицом, с которого смылась вся фабричная краска. Особенно схожесть проявлялась в отсутствии малейших признаков жизни.
— Она здесь! — заорал Илья и, подхватив Ксению под мышки, перегнул ее пополам и бросил животом на край ванны.
Изо рта стала вытекать вода, Ксения чувствовала, как плавно, беспрепятственно она вытекает. Как ни странно, ей было хорошо, светло и радостно. Проблемы начались чуть позже. Ксения вдруг почувствовала, как заболела грудь, и, кажется, впервые в жизни ощутила, где находятся легкие. На спину больно давили, вероятно, кто-то пытался выдавить всю воду, которая успела влиться в нее. Несколько рук поддерживали ее, чтобы она не соскользнула на пол. Ксения открыла глаза и сначала увидела перед собой огромную лужу. Было просто невероятно, что в нее смогло столько поместиться. Потом она увидела милицейские ботинки и мужские туфли, которые топтались рядом. Туфли показались ей знакомыми, и она силилась рассмотреть в зеркальных плитках все остальное. Но не сумела — потеряла сознание…
— Тебе не кажется, что это закономерно? — спросила Ксения, туго запахиваясь в халат.
— Что именно?
— Что я нахожусь в сумасшедшем доме?
Александр не знал, как себя держать. С одной стороны, лечащий врач Ксении говорил, что ей необходимы положительные эмоции, с другой — он опасался, как бы эти эмоции не повредили. Неизвестно, как поведет себя психика Ксении после нервного срыва, из которого они вытаскивали ее уже вторую неделю. Улучшения, конечно, были, но все опасались рецидива.
— Это не сумасшедший дом, — сказал он твердо. — И ты это хорошо знаешь.
— На табличке написано «Психоневрологический диспансер» .
— Ты ходила за ворота? — осторожно поинтересовался Александр.
— Только выглянула.
— На твоем корпусе написано «Неврологическое отделение», — уточнил он.
— Я знаю. — Как видно, Ксения не нуждалась в успокоении. — Но это частное в общем.
— А в чем ты видишь закономерность?
— Я никогда не могла справиться со своей жизнью, — пожала плечами Ксения.
Теплый цветастый халат ее полнил, волосы повисли вдоль лица прямыми прядями, мешки под глазами делали лицо одутловатым. Интересно, есть ли у нее зеркало? «Лучше бы не было», — подумал Александр.
— А по-моему, ты на себя наговариваешь, — нарочито бодро сказал он. — Ты отлично со всем справлялась.
Она посмотрела на него насмешливо и ничего не сказала.
— Сколько тебя здесь продержат? — спросил он, стараясь увести ее от этой темы.
Ксения опять пожала плечами.
— Мне нужно завтра сказать главному, — соврал он. — Он интересуется, когда ты сможешь приступить к работе.
Еще одно равнодушное движение плечами.
— Привет от Ильи, — не зная, что еще сказать, нашелся Александр.
Ксения кивнула. Некоторое время они сидели молча, он — лихорадочно подыскивая тему разговора, она — безучастно уставившись в одну точку.
— Хочешь апельсин? — Он полез в кулек и достал оранжевый шарик.
— Спасибо, не хочу. У меня есть.
— Откуда?
— Но ты же принес в прошлый раз.
— Ты должна есть, — сказал он. — Нужно восстанавливать силы. Кстати, апельсины поднимают настроение. Это не мои выдумки, а рекомендация врача.
— Я ем, ем, — откликнулась Ксения.
— Если даже не хочется, нужно себя заставлять.
— Я заставляю.
Больше он не знал, о чем говорить.
— Иди, — сказала она. — Я устала.
Ксения проводила его до выхода по дорожке, и он попрощался с ней за несколько шагов до ворот, боясь, что она выйдет за них и ей опять бросится в глаза эта злосчастная надпись.
Бессонница не отпускала его третью неделю, с той самой ночи. В конце концов Александр стал опасаться, как бы самому не загреметь в «психоневрологический».
Он всегда доверял медицине, но сейчас почему-то не был уверен. Лечащий врач Ксении обещал улучшение, а со временем и полное восстановление, и Александр выходил из его кабинета в самом лучшем настроении. Но как только он оставался один, вдруг наваливалась неимоверная тяжесть, уверенность бесследно улетучивалась, и место ее занимали растерянность и страх. Вдруг этот эскулап «накручивает» или просто ошибается? Вдруг ему не удастся полностью «восстановить» Ксению?
За три недели Александр выкурил столько сигарет, сколько, возможно, не выкурил за последние полгода.
Самым отвратительным было то, что ему не было с кем поговорить о беде, которая случилась с Ксенией. Илья выслушал его несколько раз, но у него были свои проблемы, работа, семья. Александр дошел даже до того, что однажды, после посещения больницы, вспомнил о Мириам. Это вдруг показалось ему не такой уж глупой идеей. Если поговорить с Мириам, а потом передать этот разговор Ксении, то, возможно, это сыграет свою роль. Ведь она так верила в колдунью. Он сел на троллейбус и долго ехал, глядя в окно на счастливых людей, большинство которых были счастливы уже тем, что не знали, где находится психоневрологический диспансер.
— Это вы? — Глаза Мириам были все так же спокойны и непроницательны. — Ну что, созрели для сеанса? А где ваша подружка?
Александр сказал где. Мириам подняла тонкие, четко прорисованные брови. Но ничего не сказала. Она пригласила его в ту же комнату, где они совсем недавно были с Ксенией, и усадила его на тот же диван, на котором они сидели. Вероятно, поэтому Александр не мог отделаться от чувства, что Ксения и сейчас находится здесь.
— …И я не представляю, как мне вытянуть ее из всего этого, — растерянно признался он, закончив рассказ, и посмотрел на Мириам — с надеждой, которую сам не мог объяснить. Все-таки правда, что бывают ситуации, когда человек готов ухватиться даже за тончайшую соломинку.
— А почему вы пришли ко мне? — неожиданно спросила Мириам.
— Но вы же… кажется, знахарка в четвертом поколении? — повторил слова Ксении Александр.
— Да, но ведь вы не верите?
— Ну почему же… — сконфуженно возразил он, понимая, что сейчас ему невыгодно подвергать сомнению способности Мириам. Равно как и ее родословную.
Колдунья смотрела на него пристально.
— Вот сейчас вы доказали мне, что я был не прав, — попытался выкрутиться он. — Я действительно не поверил в прошлый раз, и вы это сразу же увидели. Значит, ясновидением вы обладаете.
— Для этого не нужно быть ясновидящей, — сказала Мириам. — У вас все написано на лице.
— Вот, значит, по лицу вы тоже читаете. Мириам оценила его маневр и улыбнулась. Александр воспринял ее улыбку как прощение.
— Я хочу, чтобы вы бросили эти свои камешки, — сказал он, пальцами делая движения, будто бросает камни на стол. — И… просмотрели ситуацию.
— Вы хотите, чтобы я бросила камни вам? — уточнила Мириам.
— Нет, конечно. Ксении.
— Ее ситуацию я уже просматривала.
— Но ведь произошли изменения.
— Никаких изменений, — не согласилась колдунья. — Случилось то, что должно было случиться.
— То есть вы хотите сказать, что Ксения обязательно попала бы. к этому идиоту?
— Идиот он или преступник, решит суд, — сказала Мириам. — Хотя я лично считаю, что одно другого не исключает. А ваша Ксения, не попади она в такую ситуацию, непременно угодила бы в другую, и такую же малоприятную. Думаю, она еще неплохо отделалась.
— Это вы о психдиспансере? — поинтересовался Александр, пытаясь наступить себе на горло и подавить сарказм.
— Кстати, отделение у нее не самое худшее.
— Да уж, — разочарованно проговорил Александр, жалея, что вообще приехал сюда. Ничем эта колдунья ему не поможет.
— Я говорила вам, что ситуацию нужно «развязать», — напомнила Мириам. — Если бы вы тогда прислушались, возможно, этого бы не случилось.
— Вы о чем? — рассеянно спросил Александр.
— О записке, на которую она не дождалась ответа.
— Господи, Мириам, вы же взрослый человек, — поднимаясь, со вздохом сказал Александр. — Вы сами-то хоть понимаете, какую чушь несете?
Теперь ему незачем было сдерживаться.
— Почему же чушь? — нимало не оскорбилась колдунья. — Я так не думаю.
— А я думаю! Кстати, где вы научились этому психологическому приемчику?
— В университете, — призналась Мириам. — На психологическом факультете. Показать вам диплом?
— Вы закончили психологический факультет? — поразился Александр и снова опустился на диван. — А Ксения была уверена, что вы настоящая колдунья.
— А что может помешать колдунье закончить психологический факультет?
— Действительно, — помолчав, согласился Александр. — Оказывается, как все просто.
— Вы ошибаетесь. На самом деле в человеке все сложно. Именно поэтому я вдобавок к своим, так сказать, природным способностям решила профессионально овладеть психологией.
— Конечно, — сказал Александр. — Как я сразу не додумался! Вскрыть проблемы, комплексы, страхи, которые лежат в далеком прошлом, возможно, еще в детстве, и с помощью этого решить неудачи сегодняшнего дня. Этим же пользуются все нынешние психиатры.
— Не такой уж глупый метод, — указала Мириам. — Во всяком случае, действенный во многих случаях.
— Но, вероятно, не в этом, — заключил Александр. — По причине невозможности исполнения. Нет, можно, конечно, поднять всю милицию, чтобы найти того парня, которому когда-то Ксения написала эту злосчастную записку. Но не уверен, что милиция согласится проделать эту сумасшедшую работу по такому ничтожному, с их точки зрения, поводу. А если бы даже он и нашелся, как объяснить, что от него требуется? И согласится ли он сам написать ей ответ?
— Вы так ничего и не поняли! — Мириам даже немного рассердилась. Ее темные глубокие глаза стали еще темнее и глубже. — Искать того парня совсем не обязательно.
— А как же? — Александр действительно вообще уже ничего не понимал.
— Тому парню незачем отвечать Ксении. Он уже ничего для нее не значит. Письмо, которое она должна получить, может совершенно не касаться той истории. Нужно простое, элементарное признание в любви. Она должна понять, что ее чувства не остались «плавать в воздухе», а наконец-то востребованы.
— Вы говорите невозможные вещи, Мириам, — мрачно сказал Александр. — Кто бы мог написать ей такое признание?
— Вы, — просто, удивляясь его бестолковости, ответила она.
— Я?
— Конечно. Странно, что вы до сих пор этого не сделали.
Александр смотрел на колдунью с дипломом психиатра ошарашенно.
— Ведь вы же любите ее.
— Почему вы думаете? — растерянно спросил он.
— Я не думаю, я вижу.
Он подумал, что это уже слишком. После вывода, который сделала колдунья-психиатр, можно было уходить не прощаясь. И никогда больше не пытаться искать помощи ни у колдуний, ни у психиатров Но Александр почему-то не поднялся. Он будто бы прикипел к дивану. И только смотрел на Мириам настороженным, даже каким-то враждебным взглядом.
Она улыбнулась.
— Вы, кажется, сами не осознаете этого. Это бывает, — успокоила она. — Но все лежит на поверхности, вам нужно только попытаться понять, что происходит.
— Это невозможно, — отрывисто выдавил Александр.
— Почему?
— Потому, — сказал он. — Потому что… Не знаю почему… Мы просто сотрудники, друзья.
— Читайте Монтеня, — посоветовала Мириам. — У него много замечательных работ. В том числе и о любви, которая иногда очень успешно маскируется под дружбу.
— Вы еще и философ? — насмешливо поинтересовался Александр, чувствуя, что насмешка его совершенно не к месту.
— Хотите, я брошу вам камни? — не ответила на его вопрос Мириам. — Вы могли бы узнать, что ожидает вас в дальнейшем. Хотя бы в ближайшем будущем.
— В другой раз, — отказался Александр.
Он не хотел знать, что ожидает его в будущем. Потому что (он вынужден был признаться себе в этом) боялся. Неизвестно еще, что могла напророчить ему эта сумасшедшая колдунья. Вернувшись домой, Александр уговорил себя, что ничего не изменилось. Правда, был один «минус», который портил ему кровь: Мириам не согласилась «сыграть в паре», и ему нечего было сказать Ксении. А один он был не способен исправить ситуацию, потому что не знал, что именно следует предпринять. Попытаться «развязать ситуацию», как советовала Мириам?
Неожиданно для себя он выдвинул ящик стола и взял лист бумаги. Полчаса сидения над ним ничего не дали. Еще минут через десять Александр скомкал чистый лист и снова принялся рыться в ящиках стола. На этот раз даже с каким-то остервенением, злясь то ли на Мириам, то ли на себя. Наконец он нашел то, что искал. Школьная тетрадка в клеточку. Он аккуратно вырвал из нее два средних листа…
Первые слова дались ему с трудом, но по-другому и быть не могло. Преодоление комплексов — не такая простая штука.
«Я люблю тебя» — он заставил себя вывести эти слова и подумал, что самое сложное уже позади. Потому что этим сказано все.
Александр исписал два листа и добавил еще два. Оказывается, ему нужно было сказать Ксении очень много. Это показалось ему странным — ведь они разговаривали каждый день на протяжении восьми лет. «Но не об этом», — подумал он, и ему вдруг стало неимоверно жаль ушедшего времени…
Утром он положил письмо в кулек с апельсинами и отнес в больницу. Было еще рано, передачу у него приняли, но с Ксенией он не встретился. Это было ему на руку — он не представлял, как бы она читала признание, которое далось ему с таким трудом, в его присутствии.
Ближе к середине дня он заволновался. Ксения, которой, кажется, уже надоели «улучшающие настроение» апельсины, могла сунуть кулек в тумбочку и не заметить письма. В противном случае она бы позвонила. Конечно, он понимал, что ей тоже нужно немного времени, чтобы осознать все, что он там написал. И осознать то, что написанное им — правда, которую они просто не сумели рассмотреть за восемь лет. Он знал, что Ксения поверит ему, потому что… Потому что она не может ему не поверить. Более того, слушая свое замирающее в ожидании сердце, он знал, что Ксения чувствует то же самое, что чувствует он. Они давно превратились в одно целое. И половинка этого целого, называющаяся «Александр», не могла не знать, что чувствует половинка, носящая имя «Ксения».
В конце концов он не выдержал и позвонил сам. Ему ответили, что в данный момент Ксения находится у врача. Пришлось ждать еще томительных полчаса.
— Ты представляешь, я отказалась от медикаментов, а они настаивают, — пожаловалась она, когда он, дождавшись звонка, схватил трубку.
— Но… может быть… это еще необходимо? — Он вдруг растерялся.
— Мне вполне достаточно твоих апельсинов, — сказала она. — Оказывается, они действительно улучшают настроение. И оказывается… — Она помедлила. — Оказывается, я всю жизнь ждала твое письмо…



загрузка...

Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
Эпилог

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100