Читать онлайн Портрет миллионера, автора - Маринелли Кэрол, Раздел - ГЛАВА ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Портрет миллионера - Маринелли Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 68)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Портрет миллионера - Маринелли Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Портрет миллионера - Маринелли Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маринелли Кэрол

Портрет миллионера

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВТОРАЯ

У Милли никогда не было такого странного первого свидания. Но в том, что это именно свидание, она не сомневалась.
Милли поняла это по тому, как Леонид смотрел на нее, и по тому, что она не могла не смотреть на него; по тому, как трепетало все у нее внутри, и по общему ощущению предвкушения романа, витавшему в воздухе.
Это ощущение не было для нее обычным. Они с Леонидом сидели рядом в пустом туристическом автобусе, проезжавшем мимо знаменитых старинных зданий центра города. Банки, театры, казино, рестораны и отели – все вокруг сверкало и переливалось. Центр был освещен, как ярмарочная площадь.
– Здесь я живу, – Леонид показал на роскошное многоэтажное здание.
– Это же отель?
– На верхнем этаже, – настаивал Леонид.
– Вы действительно живете здесь?
– Почему нет?
Он посмотрел на нее, и она забыла про свой вопрос. Ей показалось, он сейчас поцелует ее. Их экскурсионный экипаж тряхнуло, и, усаживаясь поудобнее, Леонид улыбнулся так расслабленно, что Милли стало ясно – все еще впереди.
Когда автобус остановился и Леонид помогал ей выйти, она окончательно поняла то, что и так было ясно им обоим.
Продолжение непременно последует.
– Вы любите танцевать? – спросил Леонид.
– Нет, – призналась Милли.
Они зашли в привилегированный частный клуб, расположенный в подвальном помещении. Милли и не подозревала о его существовании, хотя много раз проходила мимо.
Все присутствовавшие в клубе были знакомы Милли – по журналам, которые она иногда просматривала.
– А вы любите танцевать? – спросила она в свою очередь.
– Иногда.
Обняв Милли одной рукой, Леонид вел ее через толпу к маленькой кабинке, отделенной от остального пространства невысокой ширмой. Они уселись за крошечный столик, их ноги соприкасались. Это, а также эротическое настроение, царившее в заведении, усиливало напряжение Милли. Леонид заказал напитки – какой-то очень вкусный коктейль.
– Расслабьтесь, – сказал он, но именно это ей не удавалось сделать.
Даже здесь, среди самых известных и красивых людей Мельбурна, его появление вызвало оживленный интерес. Когда они проходили через толпу, головы поворачивались в их сторону, разговоры стихали. На Милли особого внимания никто не обращал: завтра будет другая.
И, конечно, каждая присутствующая женщина надеялась, что этой другой станет она.
– Как я понимаю, вы здесь не каникулы проводите, а хотите продать свои картины?
– Таков был план, – вздохнула Милли. – Я отвела на это три месяца. Антон предложил мне приехать сюда.
– Вы его знали?
– Я познакомилась с ним в прошлом году, когда он приезжал в Лондон. Я как раз получала степень, а он был приглашен на торжественный прием.
– Он не художник? – уточнил Леонид.
– Нет. Но он широко известен как первооткрыватель талантов. Я была счастлива, что он высоко оценил мои работы. Он предложил выставить их. И вот я здесь – по крайней мере, до завтрашнего утра. Я не могу позволить себе находиться в Мельбурне дольше.
– И что вы собираетесь делать дальше – ну, когда вернетесь домой?
– Стану преподавать, я этим раньше занималась. Придется снова, – вздохнула Милли.
– Но можно ведь заниматься тем и другим. Совсем не нужно бросать рисовать.
– Я понимаю. Но… У меня так не получается. Когда я рисую, это как жар и холод. Хорошо бы работать всю неделю, и с вечера пятницы до вечера воскресенья рисовать. Многие так и делают…
– Но?
– Картина, которую вы видели… Она крутилась в моей голове две-три недели, и, наконец, я увидела ее полностью. И готова была положить на холст. Тогда я заперлась в своей комнате на неделю. Я выныривала в мир, чтобы что-нибудь съесть и принять душ. И даже… Еда и дыхание не главное, когда я рисую.
– Вы меня потрясли, да нет, просто перевернули мой мир, – задумчиво произнес Леонид.
Я что-то не так сказала?..
– А вы часто здесь бываете? – Милли торопливо глотнула свой коктейль.
Может, у меня очень ранний климакс? Иначе, почему меня то и дело кидает в жар? Да еще его бедро касалось ее… Ей приходилось обмахиваться меню.
– Иногда, – легко ответил Леонид. – Я не очень это люблю. Здесь полно людей с пустыми головами, которые считают себя очень интересными.
Он вновь посмотрел на Милли. Это очаровывало и гипнотизировало ее, невероятно волновало. Казалось, его взгляд обладает физической силой. Все ее тело напряглось. Если она не заставит себя говорить – все равно о чем, – она начнет целовать его или схватит за руку и побежит с ним… все равно куда.
– А вы давно в Мельбурне? – ее голос звучал хрипло.
– Это имеет какое-нибудь значение?
– Вам нравится ваша работа? – Она попробовала зайти с другой стороны.
– Вы решили взять у меня интервью?
Леонид пристально смотрел на ее губы, и она не могла правильно сформулировать ни единого предложения. Господи, что же с ней делает этот человек? Стоит ему пальцем ее поманить, и она побежит за ним куда угодно. Это и возбуждало и ужасало Милли. Всегда очень осторожная с мужчинами, всегда спокойная и очень сдержанная в своих эмоциях, она вдруг словно утопила книгу своих правил: все страницы мокрые, их нельзя прочесть, и непонятно, как себя вести. И все это только из-за присутствия Леонида.
Она желала его, хотела физической близости, сейчас, немедленно. Хотела, чтобы он увел ее из этого бара, куда-нибудь, чтобы он украл ее…
Чтобы он стал ее первым…
О нет, она не старалась сохранить девственность из-за следования каким-то ханжеским правилам. Просто она жила с родителями и братом, училась, работала, рисовала – на это уходило много душевных сил. Рядом с ней не возникало никого, с кем хотелось бы быть ближе, хотелось бы перевести отношения на другой уровень. Она никому не доверяла настолько, чтобы открыть себя. И хорошо, что все это сохранилось для Леонида.
Она отдаст себя ему.
Одна только эта мысль потрясала Милли, потрясала до глубины, до самой сердцевины.
Голос Леонида прервал ее самоанализ, разрушил сексуальное заклинание:
– Я приехал сюда подростком, изучал финансы и бизнес, ну и английский, конечно.
Она с трудом вспомнила свой вопрос, на который он отвечал.
– Вы не знали английского, когда приехали?
– Ни слова.
– А ваши братья и сестры – они говорили по-русски? – Милли трудно было представить, каково это – не иметь возможности общаться с собственной семьей.
– Они мои братья и сестры только по отцу. Они почти не говорили по-русски, но язык – не главный барьер в наших отношениях.
– Что же?
– У нас было разное детство, – резким движеньем руки Леонид словно отмахнулся от этой темы, потянувшись за своим стаканом.
Милли поняла – она ступила на запретную территорию, но ей хотелось знать больше.
Он что-то говорил о мачехе.
– А ваша мать? Она еще в России?
– Она умерла, – лицо и голос Леонида остались спокойными. – Все далеко в прошлом, можно к этому не возвращаться. Получив степень магистра, я стал финансовым директором «Дома моды Коловских».
– Колоссальная работа, всемирно известное имя.
– У нас представительства и магазины по всему миру. И в Европе, и в США. Я постоянно путешествую. Мельбурн остался главной нашей точкой из сентиментальных соображений. Мой отец начал здесь, когда эмигрировал из России.
– Наверное, интересно так много ездить?
– Иногда интересно. Но люди в бизнесе оставляют желать лучшего. Много всякой мерзости. Вот здесь каждый скажет, что он мой друг, а не будь я так успешен?
– Не знаю, – задумчиво произнесла Милли. Она была покорена им с первого взгляда, ничего о нем не зная, и лишь потом услышала его такое известное имя. Хотя не исключено, что Леонид прав: люди стремятся к успешным и богатым. – Вы не можете знать наверняка, – задумчиво сказала девушка.
– Я это знаю, – твердо ответил Леонид. – Здесь, в Австралии, у меня бесчисленное количество друзей, но никто не хотел меня знать, когда я был ребенком, там, в детском доме.
Милли нахмурилась.
– Детский Дом? Вы родом оттуда? – почему-то ей хотелось запомнить название русского города, где он родился.
Леонид хитро улыбнулся – то ли она смешно выговорила название, то ли с этим была связана непонятная ей шутка.
– Да, Милли, я из детского дома. Пошли. Вам не должно нравиться это место, вы не такая. Пойдемте куда-нибудь, где можно поговорить.
Это оказалось легче сказать, чем сделать. Пока Леонид вел Милли через толпу, его окликали со всех сторон. Он явно не собирался отвечать, даже когда какая-то женщина схватила его за рукав, он постарался увернуться.
– Пожалуйста, Леонид! Поговори со мной! Ты же не можешь просто уйти! Всю прошлую ночь мы с тобой любили друг друга! Пожалуйста, поговори со мной!
Леонид, извинившись, отвел женщину в сторонку, а Милли наблюдала их беседу. Это было как в немом кино. Женщина продолжала быстро говорить, умоляюще глядя на Леонида, а тот отвечал. А Милли казалось, что он холоден и бесстрастен.
Наконец Леонид закончил разговор, и они с Милли вышли на улицу. Но женщина последовала за ними.
– Леонид, не уходи, – всхлипывала она.
– Какой смысл? Ты так пьяна, что утром и не вспомнишь, о чем мы говорили, – Леонид помог Милли сесть в такси.
– Мне очень жаль, что вам пришлось увидеть это.
Они приехали на Сан-Килд-Пляж и впервые после инцидента в клубе заговорили.
– Может, хорошо, что я там была, – сдержанно ответила Милли, которой этот спектакль напомнил, куда она попала.
– Мы с ней встречались несколько недель, но у нас возникли проблемы.
– У вас сегодня чересчур много проблем.
Леонид рассмеялся. Вот нахальство – рассмеялся!
– Перестаньте, – возмутилась Милли, – это ужасно.
Но он смеялся так весело, так заразительно, что Милли тоже улыбнулась против собственной воли. После мерзкой сцены в клубе ей скорее хотелось плакать.
– Милли, у меня обычно нет… ммм… проблем… в этой области. Клара зря сказала, что мы любили друг друга прошлой ночью.
– Меня не интересуют подробности.
– Мы с Кларой провели прошлую ночь вместе и доставили друг другу много удовольствия, но при чем тут любовь?
Милли закрыла глаза. Да, дурацкая ситуация! Она стоит здесь с самым красивым человеком, какого когда-либо видела, и он говорит ей, что не смешивает секс с любовью. Само по себе это понятно, но как же быть с ней? Ведь она чувствовала там, в клубе, не только свое, но и его желание.
Похоже, в этом уравнении любви места нет.
Да и какая любовь, мы едва знакомы.
Его лицо было так близко, он не мог не чувствовать ее трепета, но он не поцеловал ее. Ни разу. Либо она не вызывает в нем особых эмоций, либо он мастерски владеет искусством соблазнения.
Они шли по пирсу, Леонид касался ее руки, но не пытался, даже не пытался поцеловать ее.
Наконец он открыл какую-то дверь, и они вошли внутрь.
Странное место, очень странное.
Какое-то убогое кафе в районе красных фонарей Мельбурна – удивительный выбор места свидания. Но Леонид везде чувствовал себя свободно, на своем месте. И в баре для привилегированных, и в подозрительной забегаловке. Он везде держался со спокойной уверенностью. Что-то еще было в нем, но Милли не могла определить, что именно.
Здороваясь, хозяин кафе назвал его по имени. Леонид усадил Милли за столик и пошел делать заказ. Сидя там, среди жриц любви, которые проводили свой перерыв в этом кафе, глядя на детей улицы, старающихся бесконечно растянуть единственный стакан кофе, Милли думала, зачем Леонид привел ее сюда. И как можно расслабиться в подобном месте.
– Здесь отличный кофе, – сказал Леонид, будто отвечая на ее мысли. Он поставил на стол две кружки дымящегося кофе и тарелку с двумя кусками торта. – Я захожу сюда иногда, когда не могу уснуть. И это не то, что вы думаете, – он улыбнулся укоризненному выражению ее лица. – Это напоминает мне дом. Напротив места, где я жил, было похожее кафе. Здесь хорошо думается, а из окон виден восход солнца.
Милли было трудно понять, как можно думать или расслабиться и отдохнуть в таком месте.
– Они хорошие люди. Они все должны работать, как и мы. Не судите поспешно. Здесь никто не беспокоит меня. Они ценят свое одиночество, поэтому уважают и мое. И, как я сказал, кофе здесь хорош.
Немного успокоившись, Милли принялась за торт.
– Когда вы сидите здесь, о чем вы думаете?
– Чаще всего о работе.
– Потому что вы так заняты?
– Потому что я хочу все бросить.
Она чуть не подавилась тортом:
– А как относится к этому ваша семья?
– Я им еще не говорил.
Милли уронила кусочек торта на стол, когда вдруг поняла, что она первая узнала о его планах. Мужчина улыбнулся:
– Они скажут, что у меня обязательства перед семьей, что они не хотят терять меня. Я уже спас фирму от разорения и заработал им кучу денег, когда приехал сюда.
– Как? – спросила Милли.
Он изучающе смотрел на нее, будто решая, можно ли сообщить ей эти сведения. Сами сведения ей были не нужны, ей просто хотелось узнать о нем побольше. Милли показалось, что прошла вечность, когда Леонид, наконец, взмахом руки предложил ей придвинуться поближе к нему. С видом заговорщика он наклонился к ней и прошептал:
– Расскажу в другой раз.
– Другого раза не будет… – Девушка чуть не расплакалась. Все так ужасно! Судьба подарила ей эту случайную встречу, но в тот момент, когда надо уезжать, а он еще и дразнит ее. – Вы же знаете, я завтра уезжаю домой.
– Хотите остаться?
Господи, как же она этого хотела. Ей ужасно хотелось сказать «да». Сердце билось громко, словно колокол. Но у нее не было выбора.
Как же хотелось почувствовать тепло его ладони, прижаться к его лицу… Ей сильно, до боли, хотелось его прикосновений.
– У всех нас есть обязательства, даже у меня, – вздохнула Милли.
– Жаль. – Леонид смотрел на нее изучающим взглядом, так он рассматривал ее картину некоторое время назад. – Знаете, модная индустрия часто изобретает гадкие идеалы. Для них вы не считались бы красавицей, – только в его устах такие слова могли звучать комплиментом. Словно в подтверждение этого Леонид провел пальцем по щеке Милли, по ее шее. – Лицо, да, конечно, они сочли бы красивым. Но тело… Вы слишком женщина.
Милли нервно глотнула, почувствовав, как по ее телу побежали мурашки, а тоненькие волоски на ее обнаженных руках встали дыбом.
– Это замена слову «толстая», – попыталась она пошутить. – Я знаю, надо чаще ходить в спортклуб. Я всегда покупаю членскую карточку…
Пустая болтовня. Она не была толстой, и лишнего веса у нее не было. Ну, если только по сравнению с тонкими, как тростинки, красотками, к которым привык Леонид.
Ее размышления прервало странное поведение Леонида. Чуть наклонившись к ней, он расстегнул верхнюю пуговицу ее блузки. Ни один человек в кафе не обратил на них внимания, никто даже не взглянул в их сторону. Милли казалось, ее выставили на обозрение, она чувствовала, что Леонид, не отрываясь, смотрит на нее. Сделай такое другой человек, она дала бы ему пощечину, в тот же момент встала бы и вышла. Другой человек…
Но это был Леонид.
Она смотрела в его глаза, не в силах понять, о чем он думает. Что означали его слова – одобрение или наоборот? Чего он хочет от подобных ей? Чего хочет она, было абсолютно ясно, к этому все и двигалось с полной определенностью. Но внезапно у стойки возник спор. Молодой человек в отрепьях, запинаясь, объяснял хозяину бара, что он, видимо, где-то потерял кошелек и не может заплатить за свою еду.
Леонид подошел к стойке и достал банкноту, во много раз превышавшую стоимость еды бедняги.
– Ты уронил вот это, я нашел у входа, – он протянул банкноту хозяину.
– Я хочу сдачу, – заторопился парень.
Леонид отрицательно покачал головой.
– Завтра ты снова будешь голоден. Пусть лучше деньги останутся у Джека, – не говоря больше ни слова, он вернулся к Милли.
Она не понимала: то ли восхищаться его добротой, то ли злиться – зачем он вмешивается в чужие выяснения отношений.
– Хорошенькое местечко, – мрачновато сказала Милли и сразу же пожалела об этом, увидев лицо Леонида.
– Предпочитаете пятизвездочную публику? Больше сочувствия к типу, потерявшему кредитную карточку, чем к парнишке, который, возможно, ничего не ел пару дней?
– У него мог оказаться нож… И что с ним будет через неделю?
– Он, по крайней мере, несколько дней сможет здесь есть.
– А потом?
Казалось, Леонид потерял интерес к теме. И к Милли тоже. Как он делал уже несколько раз в этот вечер, он взял ее за руку, вывел на улицу и остановил такси. В автомобиле сидел неподвижно, глядя прямо перед собой, с отсутствующим, отстраненным видом.
Милли думала, что они направляются к ее гостинице, и когда они подъехали к роскошному пятизвездочному отелю, который Леонид показывал Милли как свой дом, она вздохнула с облегчением.
Холл отеля блистал огнями даже в этот, немыслимо поздний час, вышколенные служащие были готовы любезно оказать любые услуги клиентам, кто-то возвращался на ночь в отель, кто-то уезжал.
– Простите за то происшествие. Для меня подобное привычно и естественно, а для вас… Боюсь, это была плохая идея – пойти туда.
– Напротив, я очень хорошо провела время. Прошу прощенья – я неправильно реагировала.
– Я забываю, что не у каждого… – Леонид погрустнел и так и не закончил фразу.
– Не у каждого – что? – спросила Милли, но он покачал головой и выдавил улыбку:
– Неважно.
Милли была уверена – как раз важно, но Леонид не хотел говорить.
Чтобы сменить тему, она сказала:
– Не могу поверить, что вы действительно живете в отеле.
– Почему? Некоторые номера здесь забронированы для постоянных клиентов.
– Конечно, если ваша семья где-то поблизости… Вы здесь чувствуете себя дома?
Он смотрел на нее, как будто не понимая. Она повторила вопрос:
– Можно ли в отеле чувствовать себя как дома?
– Конечно, я же здесь живу.
Милли не это имела в виду, но сдалась. Он просто не понял, о чем она. Весь вечер между ними было что-то неуловимое, что-то волшебное. Похоже, это испарилось. По крайней мере, для Леонида. Молчанье в такси, краткие ответы. Между ними определенно есть какое-то непонимание. Наверное, она просто надоела ему.
– Я должна идти.
– Я знаю.
Милли не знала, как попрощаться. Леонид смотрел куда-то поверх ее головы. Она запиналась, ей было трудно выдавливать из себя слова.
Обидно, что столь потрясающий вечер так завершился.
Осмелюсь ли я?
Странный вопрос для человека, так легко и часто общающегося с женщинами. Дело вовсе не в том, сумел ли он обольстить ее. Леонид видел, что сумел. Она готова, она открыта ему. Он понимал это, еще когда они шли по пляжу. Но она туманила его разум. Он отвечал на ее вопросы, говорил о бизнесе, о своих планах. Такое случилось с ним впервые. Где же его сдержанность, скорее закрытость. Хотелось рассказывать ей все, слушать ее, отвечать на ее вопросы, шутить, смеяться, провести с ней как можно больше времени.
Если он поцелует ее, он пропал.
– Мне нужно ехать в аэропорт через… – Милли не носила часов и старалась увидеть время на его часах, глядя на них с другой стороны. Почему-то это помогло Леониду почувствовать себя свободней. – …шесть часов.
Она скоро уедет.
Странно, но Леонид обрадовался этому.
Несколько часов он может быть с ней, сосредоточиться на той единственной вещи, которая у него получалась даже лучше, чем бизнес. Провести с ней ночь, заглушать поцелуями ее вопросы.
Короче, делать что хочет, без последствий. Без последствий, ведь завтра ее здесь уже не будет.
Леонид был так высок, что Милли нужно было задирать голову, чтобы посмотреть в его лицо. Но это стоило ей определенных усилий, потому что и он смотрел на нее. Он исчезал для нее на время, после сцены в кафе его как будто не было рядом, а сейчас он вновь с ней.
Он так изысканно красив… Понятно, он поцелует меня на прощанье. Скорей бы уже все произошло и закончилось.
Милли хотелось скорей уйти от этого человека, ей было трудно дышать в его присутствии. Она уйдет и вспомнит, как легко и просто – дышать. Это случится, как только закончится головокружительная пауза в ее жизни.
Только ее никогда так не целовали.
Его губы были удивительно мягки, он был таким напористым и одновременно неправдоподобно нежным. Леонид гладил и ласкал ее, создавая до обморока эротичное ощущение. Минуту назад Милли видела проносящиеся мимо машины, яркий свет в холле, мальчика-посыльного. Теперь все, абсолютно все исчезло, провалилось в небытие. Остались только его губы, его язык, его тело, тесно прижатое к ее телу, его подбородок, щетина, немного царапающая ее нежную кожу. И было еще что-то огромное внутри нее, оно росло и ширилось. Это чувство своей силой грозило уничтожить Милли. Ни чемодан, в который ей еще нужно сложить вещи, ни самолет, на котором ей следовало улететь, не имели сейчас ни малейшего значения. Девушке хотелось, чтобы это не кончалось. Пусть это длится вечно.
– Шесть часов не оставляют времени для сна, – хрипло выговорил Леонид.
Он не спрашивал, он утверждал… Но Милли и так уже знала: эти несколько часов – для них.
Все ее правила вывернулись наизнанку, внутренний компас стал неуправляем, север с югом перепутались.
Три месяца, которые Милли провела в Австралии, трудно было назвать рабочими каникулами, это была работа, работа и работа. Она не видела никаких достопримечательностей, не узнала эту удивительную страну, у нее не появилось новых знакомых, не случилось ни одного романа.
Так почему бы ей не позволить себе осуществить свой каприз? Почему она не может провести время с человеком, которого она будет помнить до конца жизни?
Леонид целовал Милли, пока они поднимались в лифте, потом весь спуск вниз, потому что он нажал неправильную кнопку. И снова вверх, но его рука опять не нашла нужную кнопку, ведь он не мог оторваться от Милли, он без устали целовал ее губы, глаза, волосы. Он прижимал ее своим телом к холодному зеркалу, оба они были охвачены желанием. В ней оно возникло в момент его первого прикосновения, и теперь все ее тело просто пылало.
Милли была потрясена и напугана размером и роскошью номера, который занимал Леонид. Она знала – он очень богат, но это было выше ее понимания. Она вдруг почувствовала, как нелепо выглядит в дешевой униформе официантки, со стертым поцелуями макияжем здесь, в этих роскошных апартаментах.
Я не принадлежу его миру.
Леонид сначала не заметил изменений в ней и снова обнял. В этот момент он и ощутил ее скованность.
– Извини, я не отсюда, я не… – она не могла объяснить ему свое состояние, охватившую ее панику.
Причина ее внезапных терзаний была не только в окружавшей ее роскоши. Она вдруг вспомнила слезы Клары.
Как я могла, совсем забыв об этом, так целиком, без остатка отдаваться его поцелуям!
– Что ты – не? – не понял Леонид.
– Я из другой жизни, это не я…
Ужасно. Он не поймет, я не смогу объяснить ему.
Когда Молли представила, как она пойдет, такая убогая и несчастная, через холл отеля, ей стало стыдно. Но его прикосновение сказало ей – он понял.
– Да, не ты, – нежно сказал Леонид, – и не я. Мы, Милли.
Звучало разумно. Первый раз за эту безумную ночь что-то звучало разумно. Они. Химическая реакция. И невероятное желание. Желание, подобное взрыву.
Дрожа от этого желания, она смотрела, как его пальцы расстегивают пуговицы ее блузки, и вниз, на свое тело. Милли словно в первый раз видела себя, смотрела его глазами и чувствовала, что очень красива. Мужчина снял с нее блузку, расстегнул бюстгальтер и осторожно взял губами распухший сосок.
Она сама расстегнула и спустила вниз юбку – так сильна была ее страсть и нетерпение. На ней остались только трусики и туфли. Его губы и язык медленно следовали вниз по ее телу.
– Мне нужно… – замялась Милли.
Она работала весь вечер, потом гуляла с ним по улицам, а душ? Но объяснять ничего не потребовалось. Он поднял на нее глаза:
– Я хочу твой вкус, твой запах, а не мыла и духов. Я от тебя, от твоего запаха, без ума весь вечер, не лишай меня этого.
Он прижал голову к низу ее живота, продолжая ласкать ее языком. Все было так естественно, так правильно, что смущение Милли исчезло. Ее сотрясали эмоции, ей трудно было держаться на ногах. Если бы он не обнимал ее, у нее подогнулись бы колени.
Через мгновенье Леонид скинул одежду с себя, и теперь они стояли обнаженные. Милли чуть не задохнулась от красоты мужского тела, уже готового любить ее.
Почти беззвучно, одними губами, он спросил ее, что она думает.
Она размышляла, как сказать ему правду. Ей хотелось открыться ему, признаться, что у нее никогда не было интимных отношений с мужчинами, что это ее первое интимное свидание. Он должен стать ее первым… Но если Леонид узнает эту правду, их свидание закончится мгновенно, в ту же секунду. В этом Милли была уверена. Поэтому она сказала:
– Все хорошо!
Когда же в ней проснулась женщина, жаждущая любви и умеющая любить? Милли ласкала руками и губами это прекрасное мужское тело, не ведая неудобства и смущения, испытывала немыслимое счастье.
Он божественен!
Потом Леонид вновь ласкал ее, и они вместе упали на кровать и слились в единое существо. Милли, как и все, знала о сексе из книг и фильмов. Тем не менее, самый первый сексуальный опыт не всегда вызывает удовольствие у девушек, он может неприятно удивить, а иногда даже отвратить своей неожиданностью. Все было иначе для Милли. Леонид мгновенно заполнил собой ее чувства и мысли. Его ласки вызвали в ней огромное желание близости, разбудили нежность, ввели ее в область чувственных наслаждений. Милли испытывала такой невероятный восторг, такое огромное счастье – ей казалось, она не выдержит, это было выше человеческих возможностей, счастье грозило вот-вот затопить ее, блаженство ее граничило с безумием. Она понимала – испытать подобное можно лишь раз в жизни. А затем вспоминать всю жизнь с восторгом, трепетом и тоской.
Позже, когда обессиленная и удовлетворенная Милли заснула возле него, Леонид, вместо того, чтобы чувствовать радость и удовлетворение от происшедшего и предвкушать прелесть еще оставшегося им времени, начал мучиться мыслями о невозможном.
Их короткая любовь не удовлетворила, а только разожгла его желания, ему нужно было быть с ней, снова и снова.
Но его желания касались не только ее тела… Он хотел, чтобы ее голубые глаза смотрели на него, хотел слышать ее голос, хотел еще и еще близости с ней, с такой, какой она была сегодня…
Это пугало и ужасало его.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Портрет миллионера - Маринелли Кэрол

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Портрет миллионера - Маринелли Кэрол



хороший любовный роман.
Портрет миллионера - Маринелли Кэролвалентина
12.11.2010, 17.28





Да, роман чудесный, и смысл, и мораль, и, кончно, любовь.
Портрет миллионера - Маринелли КэролГалина
28.08.2011, 21.30





Супер!!!!!!!
Портрет миллионера - Маринелли КэролОльга
31.08.2011, 21.58





говно
Портрет миллионера - Маринелли Кэролангелина
1.06.2012, 1.10





странно как-то не заметить что лишил девушку невинности...весьма..
Портрет миллионера - Маринелли Кэроллиза
24.09.2012, 23.31





хороший сюжет и роман наверное написан хорошим языком,но перевод в отличие от двух других произведений маринелли отвратителеню.
Портрет миллионера - Маринелли Кэролирина
28.09.2012, 8.19





книги не хуже и не лучше других по крайней мере прочитал перед сном вместо стрелялок по телеку. хэппи энд и спокойный сон сказка для взрослых на ночь.
Портрет миллионера - Маринелли КэролИрина
10.01.2014, 11.28





Фу, этот роман - просто образец тупых диалогов, нелогичных поступков и т. д. Герой - весь такой самец, а его оскорбляют, как только можно манипулируют, как ребенком. Героиня - вся такая девственница, а затащить её (кстати, художницу, для которой внешняя красота, так поразившая её в герое, должна быть на втором плане, а на первом, все же - духовность) - раз плюнуть. Всерьез говорить даже как о любовном романе не приходится.
Портрет миллионера - Маринелли КэролВечно недовольная (отсутствием ума и логики у авторов)
23.08.2015, 17.26





Или писал делитант, или перевод паршивый.Я ставлю 6 из 10.
Портрет миллионера - Маринелли Кэролтатиана
15.10.2015, 15.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100