Читать онлайн Рыцарь для английской леди, автора - Марч Кэтрин, Раздел - Глава четвертая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рыцарь для английской леди - Марч Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рыцарь для английской леди - Марч Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рыцарь для английской леди - Марч Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марч Кэтрин

Рыцарь для английской леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава четвертая

Они двигались быстро и к полуночи прибыли к деревянной крепости, воздвигнутой на Гастингских утесах. С моря дул свежий ветерок, норманнские командиры спешились. Все устали, но герцог их не отпустил, и еще несколько часов они обсуждали прошедшую великую битву и стратегию дальнейших действий.
Вильгельм планировал пойти на Дувр, захватить его и далее проследовать к Кентербери, религиозному сердцу Англии. Оттуда он намеревался двинуться маршем к столице, Лондону.
Было далеко за полночь, когда Фальк д’Арк, наконец, попал в свою палатку. Сидя у огня, он вяло жевал, запивая еду вином и даже не замечая, что ест. Мысли его кружились вокруг дрожащего, избитого тела его золотоволосой жены. Пальцы невольно сжались в кулак. Отныне она принадлежит ему, и всякий, кто посмеет ее тронуть, ответит за это кровью. Несмотря на поздний час, Фальк позвал своего оруженосца и приказал отвезти устное послание капитану гарнизона Фоксборнского замка.
– Передай ему, – сказал он сонному оруженосцу, – Что у моей жены есть брат, зовут его Рэндал и он где-то в тех местах. Так вот, чтобы его не подпускали к моей жене даже на расстояние плевка, а если его поймают, пусть приведут ко мне связанным по рукам и ногам. Или, если я еще не вернусь, пусть подержат в темнице.
– Вряд ли в английских замках есть темницы, милорд, – заметил оруженосец Сандер.
– Ммм… – Фальк провел пальцем по щетинистому подбородку, размышляя об этом странном факте. – Ну ладно, пусть держат его под охраной, подальше от моей жены. А где – пусть решает сам Эрве.
Оруженосец отправился с поручением, а Фальк снова впал в задумчивость. Из упавшей на землю седельной сумки высовывался пучок волос Джулии. Он хотел было встать и взять его в руки, пощупать этот мягкий шелк, но сил не было. Фальк никогда еще ни у одной женщины не видел таких волос – рыжих и золотых одновременно.
Интересно бы посмотреть, какие у нее груди. Странно, почему он забыл про них, а ведь они были так близко, надо было только расстегнуть платье и попробовать на вкус розовые соски, тесно прижатые к его груди… Нет, не надо. Фальк вздохнул и допил вино.
Сколько людей он убил во время битвы… всего неделю назад? Пятьдесят? Сто? Он боялся закрыть глаза, чтобы вновь не услышать предсмертные крики мужчин, убитых на Калдбекском холме, и, что еще хуже, испуганный плач его жены-девственницы. Он и сам не знал, что страшнее, то и другое сплелось в тугой узел, который невозможно было развязать.
Фальк уронил кубок, который держал в руке, и погрузился в сон, сидя в кресле, одетый.
Несколько недель спустя он получил ответ, касающийся Рэндала, и известие это заставило его задуматься. Во время продвижения к Лондону Фальк д'Арк прославился безудержной храбростью, но никто так страстно не жаждал, чтобы война поскорее кончилась и Вильгельм отпустил его домой. Домой? Со стесненным сердцем он признался самому себе, что его дом там, где живет его жена.
– Бедняжка моя! – Леди Фредесвайд притянула дочь к себе и поцеловала. – Не бойся, милая моя, боль скоро пройдет и в следующий раз будет не так плохо.
Джулия промолчала. Она не осмелилась сказать матери, что все еще девственница, и, по правде говоря, сама жалела о том, что ничего не произошло, потому что все было впереди, и ее страх перед тем, что, так или иначе должно случиться, нарастал с каждым днем. Расстроенная, она высвободилась из материнских объятий.
– Даст Бог, следующего раза не будет. Может, я скоро овдовею, мой дорогой муженек в армии Уильяма, а истребление саксов – дело опасное!
Выпалив это, Джулия промчалась через холл, выбежала в сад на задворках замка и села среди своих трав, чтобы выплакать страхи и потрясения прошедшего дня.
Через два дня после ухода норманнов из Фоксборна вернулся Ульрик. Вид у него был такой измученный, что Джулия, сидевшая с матерью у очага и занятая шитьем зимних вещей, лишь только завидев управляющего, вскочила и побежала к нему.
– Ох, Ульрик, скажи, что ты принес добрую весть!
Заметив, что он весь продрог, Джулия повела Ульрика к очагу и усадила в кресло. Опустившись перед ним на колени, она выжидательно подняла к нему лицо.
– Миледи, это было так страшно, что картина эта будет сниться мне до самой смерти. Я не стану описывать подробности, скажу только, что лорд Осберт и ваши братья и все наши рыцари убиты. Как и большинство самых доблестных воинов Англии.
Голос Ульрика прервался, Ульрик согнулся и зарыдал.
Джулия шептала ему что-то утешительное, мягко поглаживая по спине.
– А их нельзя было привезти домой, чтобы похоронить? – спросила она.
– Нет. – Разве мог он рассказать ей о грудах изрубленных тел, устилающих поле битвы.
– Но… как мы можем быть уверены, что они… мертвы? Как их души упокоятся без христианских похорон?
– Насчет уверенности – будьте спокойны! – сердито воскликнул Ульрик, оглядывая лица собравшихся вокруг него. – Они мертвы, все до единого! Порублены этими ублюдками из Нормандии! Чего вы хотите от меня, госпожа? Ну, нашел бы я голову милорда, но как я мог быть уверен, что валяющаяся рядом рука или нога принадлежит ему, а не кому-то другому? Да что там говорить, если наш бедный славный король так изрублен, что его любовницу Эдит Свонхэлс позвали, чтобы она опознала его по знакам на туловище, которые, как они думают, указывают на то, что это Гарольд!
Джулия вскинула руку: достаточно, она не хотела больше ничего слышать. Она поднялась на ноги, растерянно посмотрела на мать, прижалась к ней, спрятав лицо у нее на груди, и заплакала.
– Господи, что же с нами будет? – в страхе воскликнула леди Фредесвайд, прижимая к себе дочь. На ее щеках блестели слезы.
– То же, что и со всеми англичанами, – произнес Ульрик и сделал большой глоток из кубка, который ему поднесла Хильда. – Постараемся выжить. Раньше или позже Уильям начнет раздавать добычу, захваченную в Англии, своей знати и армии. – В голосе Ульрика звучала горечь. – Многие владения, такие, как Фоксборн, остались без хозяев. Так что титул лорда Осберта и его земли перейдут к кому-нибудь, кого Уильяму захочется наградить. А заодно и его жена и дочь.
Леди Фредесвайд и Джулия обменялись понимающими взглядами. Джулия опустила голову и уставилась в пол, предоставляя матери сообщить Ульрику постыдную новость.
– Ты угадал, Ульрик, так оно и есть. В тот же день, когда ты отправился к Калдбекскому холму, сюда явился Уильям Нормандский, и, перед тем как уехать, он выдал Джулию замуж за одного из своих рыцарей. Так что у нас уже есть новый господин.
– Вы шутите, госпожа! – воскликнул Ульрик, глядя на обеих женщин широко открытыми глазами.
– Я не стала бы шутить такими вещами, Ульрик. Леди Джулия теперь жена норманнского рыцаря, которого зовут… – Леди Фредесвайд запнулась, пытаясь вспомнить, и вопросительно посмотрела на дочь.
Джулия фыркнула.
– У него отвратительное языческое имя – Фальк д'Арк. Он не дождется, чтобы я его так называла!
Ульрик скривился:
– Это наверняка незаконно.
– Остается надеяться, что законно. Подумай, какой будет позор, если леди Джулия родит ублюдка!
Джулия вывернулась из материнских рук и с горящими глазами выпалила:
– Попомните мои слова – если этот паршивый норманн посмеет вернуться живым с войны, он получит от меня кое-что похуже стрелы в ногу!
– Так вы что, замужем за тем, кого ранили? – удивился Ульрик. – За тем самым, который отрезал вам волосы?
– Вот именно, Ульрик, за ним самим. – Джулия потрогала свои короткие волосы. – Если он еще раз посмеет приставать ко мне, получит кинжалом в сердце!
– Я все понимаю, миледи, но не делайте глупостей. – Ульрик оглянулся на норманнских солдат, по-хозяйски расположившихся за столами, и понизил голос: – Говорят, этот Уильям настоящий палач, вешает каждого, кто не присягнет ему на верность. Страна упала ему в руки как колода карт. Старого порядка больше нет, мы под властью норманнов.
– Что ты такое говоришь, Ульрик! – запротестовала Джулия. – Выходит, я должна с радостью отдаться чужаку-убийце, нищему рыцарю? Погубителю наших родных и короля?
– Битва – это не убийство, миледи, и вам придется очень плохо, если вы не согласитесь со своим положением законной супруги. Никто не просит вас нежничать, со временем вы даже сможете использовать свое положение на благо Фоксборна.
Джулия сидела, молча, упрямо поджав губы. Леди Фредесвайд, чтобы ослабить напряжение, села за арфу и коснулась струн. Мало кто из женщин умел хорошо играть на арфе, а вот леди Фредесвайд, и она это знала, была одарена редким талантом. Мягкие, ясные звуки пронеслись по холлу, подобно журчанию воды, заставляя людей думать о чем-нибудь радостном.
Джулия сидела на полу около матери, положив ей голову на колени, и чувствовала, как музыка наполняет ее душу спокойствием и умиротворенностью. Слуги один за другим тихонько вошли в зал, чтобы послушать, и тогда Ульрик сделал знак отцу Амброзу, тот вышел вперед и начал молитву за упокой души господина и его сыновей.
Позже Ульрик отозвал Джулию и в темном углу кухни прошептал:
– У меня есть новости о Рэндале. Ходят слухи, что он в банде саксов, которую сколотили те, кто уцелел в битве. Кое-кто говорит, будто их лагерь в Рингволде.
– А Вулфнот? Ты что-нибудь о нем знаешь?
– Он тоже с ними.
– Но… что они могут сделать, Ульрик? Их кучка против тысяч.
Ульрик пожал плечами. – Все они кончат на виселице, попомните мои слова.
Наступили темные зимние дни. Норманны держали замок под полным контролем. Они часто посылали отчеты Фальку д'Арку и всякий раз получали ответ. Не осталось неучтенным ни одно пшеничное или ячменное зернышко, большая часть лошадей была отправлена в наступающую армию, а также все коровы и свиньи и половина овец – на прокорм норманнских солдат.
Были получены указания укрепить Фоксборн и начать копать защитный ров. Вилланы
type="note" l:href="#n_4">[4]
скептически смотрели, как норманны вонзают заступы в зеленый луг, оставляя за собой темный грязный шрам. Работу вскоре пришлось бросить, потому, что земля замерзла.
Все снова пошло по заведенному порядку, и Джулии порой даже не верилось, что октябрьские события произошли на самом деле. Кольцо с пальца она сняла и вернула матери. Было трудно забыть, что где-то существует человек, который считается ее мужем, но Джулия очень старалась.
Каждый день она со страхом ждала, что он вот-вот вернется. Лично ей он ничего не передавал, и Джулия подозревала, что он нагрянет внезапно.
Склонившись над шитьем, она много думала о том, что случилось в день ее бракосочетания. Ей вспомнился поцелуй, глубокий и волнующий. Она не ожидала, что этот человек будет так… ласков. Он проник ей в душу и разбудил что-то такое, к чему прежде никто и не стремился. Может, это любовь? То самое радостное, головокружительное чувство, о котором говорится в балладах и сказках? Да нет! Скорее это просто похоть. Внезапно Джулия задумалась о том, почему муж не стал… Она покраснела и украдкой бросила взгляд на мать. Леди Фредесвайд сосредоточенно клала шов за швом, вид у нее был мирный и довольный.
Джулия украдкой провела пальцами по лицу, по груди… Интересно, что его оттолкнуло? Может, она уродливая? Дело в том, что Джулия никогда не видела своего отражения.
– Мама, как я вам?
Леди Фредесвайд перекусила нитку.
– В каком смысле?
– Ну, мое лицо… – нетерпеливо проговорила Джулия. – Оно красивое? Или нет?
Мать улыбнулась, глядя на разрумянившееся лицо дочери.
– Знаешь, девочка моя, ты самая прелестная девушка из всех, кого я когда-либо видела.
– Но я уже не так молода.
– Но и не стара. Я уверена, что твой муж тоже считает тебя прелестной.
Джулия фыркнула.
– Какое кому дело, что он там себе считает!
И все же ей было очень приятно услышать, что она не уродка, а почему приятно, она не задумалась.
В декабре начались приготовления к празднованию Рождества, хотя прежнего веселья не было, потому что многих из тех, кто должен был бы принять участие в празднике, уже не было на свете, и это наполняло души оставшихся грустью.
Ульрик, Эдвин и Альфред, пыхтя и жалуясь на тяжесть, притащили огромную колоду и уложили ее в очаг в большом зале. Колоде этой полагалось гореть двенадцать дней и ночей, наполняя дом столь необходимыми теплом и радостью.
Джулия с матерью помогли служанкам украсить зал гирляндами из веток падуба и омелы. Норманны, незваные чужаки, пригодились тоже – они вызвались нарубить в лесу дров для кухни и добыть какой-нибудь дичи. Вернувшись с охоты с добычей – оленем и пятью зайцами, они принялись веселить служанок французскими песнями и любезностями.
– Какой стыд! – с горечью проворчала Джулия, сидя с матерью у очага за вышиванием и бдительно следя за приготовлениями к праздничному ужину. – Вы видели, как Хильда и Гита флиртуют с норманнами? Так и подмывает надавать им пощечин!
Леди Фредесвайд слабо улыбнулась, лишь на мгновение оторвав взгляд от шитья.
– Они мужчины вдалеке от дома, а мы женщины без мужчин.
– Мама, вы что, считаете их поведение нормальным?
– Тебе еще многому надо поучиться, дитя. Господь создал мужчину и женщину, женщину он создал, чтобы любила мужчину.
– Фу, ерунда, какая! Господь создал мужчину, чтобы воевать… и… насильничать над женщинами, а не любить их!
Матери нисколько не хотелось спорить с дочерью, но она бросила на нее любопытный взгляд.
– Ты сегодня не в настроении, дочка. Может быть, ты…
– Что?
– Носишь дитя?
Джулия рассмеялась и тут же умолкла, наткнувшись на удивленный взгляд матери.
– Нет, мама, ничего такого.
– А как было бы хорошо, роди ты ребеночка. Может быть, когда твой муж вернется…
От леди Фредесвайд не ускользнуло, что Джулия как-то морщится всякий раз, когда об этом заходит разговор. Мало того, ее просто корежит.
– Фальк д'Арк не показался мне жестоким или бесчестным человеком. Это плохо, конечно, что тебе пришлось лечь с ним в такой спешке, но я уверена, со временем он станет хорошим мужем и… – мать понизила голос до шепота, – Это так чудесно – соединиться со своим мужем.
– Прошу вас, мама, я не хочу говорить об этом!
– Он, торопясь, сделал тебе больно, но этого больше не будет.
Мать говорила ласковым голосом, стараясь умерить страхи дочери. Но никакого страха Джулия не испытывала. Отложив вышивание и поднявшись на ноги, она хлопнула в ладоши, привлекая внимания всех, кто находился в зале. Бросив лютню Эдвину, барабан Альфреду, сама она взяла пару колокольцев, и все трое завели веселую мелодию. И вот уже служанки хлопают в ладоши и подпевают, бросая игривые взгляды на норманнских солдат, стоящих за спиной Джулии.
Джулии, которая особенно любила играть в жмурки, завязали глаза, и она принялась бегать по холлу с вытянутыми руками, заливаясь смехом.
Она не слышала стука во входную дверь и не видела, как в зал вошли закутанные фигуры, отряхивая с ног налипший снег. Но она почувствовала, как повеяло холодом. Все вокруг нее вдруг остановились, музыка оборвалась.
– В чем дело? – выкрикнула она, пытаясь снять с глаз повязку. – Эдвин, развяжи меня сейчас же!
Послышались звуки шагов и позвякивание стали. Джулия в страхе замерла, чувствуя, как кто-то остановился перед ней. В нос ударил чужой, мужской, запах, а в следующее мгновение чьи-то руки сомкнулись у нее на затылке и разрезали узел под глухое рычание Кенворда. Джулия открыла глаза – перед ней стоял Фальк д'Арк.
– Здравствуй, жена. – Он, улыбаясь, вложил кинжал в ножны и схватил ее в охапку, наклонив к ней лицо.
У него были холодные губы. Джулия охнула от неожиданности, а он, воспользовавшись этим, заставил ее открыть рот, и она ощутила горячее прикосновение его языка. Ноги у Джулии подкосились, и она повисла в сильных руках Фалька, словно тряпичная кукла, с безвольно опущенными руками, прижатая грудью к его груди.
Целоваться Джулия не умела, а потому стала задыхаться и трясти головой, упершись руками ему в грудь и пытаясь высвободиться. Он оторвался от нее и, крепко держа за талию, с усмешкой прошептал ей на ухо:
– Я тебя потом научу целоваться, не задыхаясь.
Джулия, молча, смотрела на него, запрокинув голову.
– Ты не хочешь поздороваться со своим мужем? – спросил он. – Я скакал три дня, чтобы побыть с тобой в Рождественскую ночь.
Джулия рывком высвободилась из его рук и отступила на шаг, сверля его гневным взглядом.
– Знаешь, норманн, пошел ты…
– Простите мою дочь, сир… – перебила ее, подбежав, леди Фредесвайд. – У нас в Фоксборне мало кто бывает, и я не научила дочь вежливому обращению с приезжими. Добро пожаловать. Джулия, помоги ему раздеться!
Пораженная суровым тоном матери, Джулия бросила на нее обиженный взгляд.
– Джулия, – произнес Фальк д'Арк. – Я почти забыл твое имя, жена.
Джулия насмешливо присела.
– Нечему удивляться, милорд. Вы меня не знаете и никогда не узнаете!
Леди Фредесвайд толкнула ее локтем в бок и громко сказала:
– Вы хромаете, милорд. Вы ранены?
– Ерунда, – ответил он, медленно, слегка припадая на одну ногу, подошел к креслу у очага и опустился в него с усталым вздохом. И тяжело посмотрел на Джулию.
– Неужели все должно быть вот так?
Леди Фредесвайд, делая вид, что ничего не слышала, хлопнула в ладоши и громко приказала служанкам отнести горячей воды и лохань в комнату господина, а Джулии – принести из кладовой ее мази.
– Но, мама…
– Твой муж ранен. Было бы, по меньшей мере, не по-христиански оставить его без помощи. Поспеши, дочка! Эдвин, неси еды и подогретого вина для этих людей.
Фальк д'Арк прибыл не один. С ним были шестеро: его белобрысый оруженосец и пятеро воинов его личной дружины. Джулия принесла кожаную коробку с лечебными средствами и, поставив у очага, открыла.
– Не здесь, дочка. Пусть он сначала поест, потом мы отведем его наверх. А ты пока пойди и все приготовь. Нам понадобится горячая вода, полотно, чтобы почистить рану. И еще скажи его оруженосцу, чтобы принес для него чистую одежду, та, что на нем, мокрая и грязная.
– Но, мама…
– Иди!
Фальк улыбнулся.
– Да-да, иди, жена. Жди меня в нашей спальне. И выгони этого пса во двор, мне не нравится, как он скалится на меня.
Джулия почувствовала, как к ее лицу прилила кровь, а сердце забилось как бешеное. Она, молча, подошла к Кенворду, погладила его по черной голове и прошептала Альфреду, чтобы привязал его в кухне. Не глядя на мужа, Джулия вышла из холла и поднялась наверх. В спальне она села за стол, на котором лежали ее пергамент, перья и чернила, и стала смотреть, как служанки волокут лохань, а потом слуги притаскивают в ведрах горячую воду и выливают в нее, пока она не наполнилась до половины.
Пришла мать, посмотрела, все ли в порядке, приказала Эдвину подбросить поленьев в очаг и убрать из комнаты свою походную койку. Забрав свой гребень и четки, леди Фредесвайд сказала:
– Эдвин будет спать в холле с мужчинами, пора ему стать взрослым. А я перейду в комнату твоих братьев, она им больше не нужна. Эта же спальня по праву принадлежит новому господину и его жене.
– Ох, мама! – Джулия стиснула руки, с трудом удерживая рвущиеся из груди рыдания.
– Тихо, успокойся! Твоя постель готова, Джулия. Веди себя хорошо, не опозорь дом своего отца. Не подобает жене грубить мужу!
– Как вы можете так говорить?! Вы, в самом деле, думаете, что я ему сдамся?! Чужаку, который неизвестно откуда взялся?!
– Вымой его, полечи его раны, одень его. То, что может последовать за этим, – обязанность жены. Помни, Джулия, мы полностью зависим от него, так что нам же лучше, если твой муж будет в хорошем настроении.
– Я не продамся этому… этому ублюдку!
– Тшш, тихо! – Леди Фредесвайд боязливо оглянулась, услышав шаги и голоса в коридоре. – Он идет.
– Не бросайте меня! Прошу вас, мама! Умоляю!
Мать вздохнула.
– Я помогу тебе раздеть его и помыть, но… – она перешла на шепот, – он воин и мужчина, а эти люди падки на женщин. Он скоро захочет остаться с тобой наедине.
Джулия вцепилась ей в руку, увидев входящего Фалька с его оруженосцем. Леди Фредесвайд вырвала руку и засуетилась, поправляя то и это, пока Фальк шел к лохани и остановился у горящего очага.
Как всегда, он взял все в свои руки.
– Оставьте нас, – сказал он резко, глядя на Джулию. – По-моему, моя жена не настолько юна, чтобы не суметь поухаживать за своим мужем. Или я ошибаюсь?
– Нет, милорд, но…
– Идите!
Фальк отстегнул меч и подал его оруженосцу, в нерешительности стоящему рядом с леди Фредесвайд, служанками и Ульриком. Фальк коротко хохотнул.
– Это что? Бунт? Мы женаты уже два месяца, а еще и ночи не провели вместе. – Он перешел на учтивый тон. – Надеюсь, никто не станет возражать, если мы попросим оставить нас одних.
Последовал шум шагов, потом хлопнула дверь – остались недвижно застывшая Джулия… и он.
– Ну вот, так гораздо лучше. Тихо. Давай, жена, помоги мне раздеться.
Джулия, как слепая, двинулась к нему, наткнулась на ведро и упала. Фальк подскочил к ней и, ухватив за талию, поднял. Мгновение он держал ее на весу, прижав к груди. Джулия словно окаменела, боясь даже дышать.
– Мало же ты мне доверяешь, если так пугаешься. Не бойся, я не швырну тебя на постель и не наброшусь на тебя такой грязный и немытый.
Он поставил Джулию на ноги, и она, молча, стала развязывать, расстегивать и отбрасывать в сторону его одежду. Она старалась смотреть не на него, а на свои пальцы, дотрагивавшиеся до гладкой желтоватой кожи, под которой прощупывались твердые мускулы. Тут и там были шрамы, а по левой ноге тянулись два глубоких пореза, так, что было тяжело даже снять кожаную штанину. Краем глаза Джулия заметила, как Фальк поморщился, когда она осторожно отделила ее, ощущая под ладонью жесткие волоски.
– Вы можете… снять белье и садиться в ванну. – Джулия отвернулась и, подобрав с пола плохо пахнущие вещи, сложила у двери, чтобы завтра постирать. Она не поворачивалась, пока не услышала плеск воды, потом подошла и села на табурет.
Фальк охнул и передернул плечами.
– Господи! Вода ужас, какая горячая!
– Подлить холодной?
– Не надо. Помой меня. И голову, она так чешется.
Джулия взяла брусок драгоценного лавандового мыла, засучила рукава, наклонившись, зачерпнула горстями воды и вылила ему на голову. Его плечи, на удивление широкие и мощные, покрылись гусиной кожей. Джулия стала мыть ему волосы. В комнате слышался лишь легкий плеск воды да потрескивание дров в очаге.
Фальк глубоко вздохнул и погрузился глубже в воду.
– Почти как в раю. – Его взгляд скользнул к кровати. – Этой ночью я буду спать в постели в первый раз с того дня, как покинул Нормандию.
Джулия невольно сжала кулаки. Ей ужасно хотелось ударить его, но воспоминание о болезненных ударах мужских кулаков было слишком живо в памяти, и она удержалась. Вместо этого она взяла льняной квадратный лоскут, окунула в воду, намылила и стала тереть Фальку спину, плечи, грудь.
Она отметила про себя негустую шерсть у него на груди, сужающуюся в полоску к поясу и уходящую по животу вниз, в воду. Ее рука двигалась кругами все ниже, но как только она коснулась живота, Фальк выпрямился и схватил ее за тонкое запястье.
– Хватит.
Он знал, что стоит только поддаться требованиям своего тела, как он тут же бросит Джулию на пол и возьмет прежде, чем вода высохнет у него на спине.
Джулия бросила тряпку в лохань и пошла, поискать частый гребень. Найдя, она вернулась и медленно и осторожно стала расчесывать ему волосы, пока не счесала все мыло. После этого она подняла ведро с холодной водой и без всякого предупреждения вылила ему на голову. В ответ раздались громкие ругательства. Джулия быстро отступила назад и протянула ему полотенце. Затем взяла со стола баночку с целебной мазью.
– Садитесь вот на этот стул, я смажу ваши раны.
Джулия смотрела из-под ресниц, как он, ступив на пол, вытерся и, обмотав полотенце вокруг пояса, сел на табурет. Открыв банку, Джулия взяла немного мази на пальцы и помазала небольшой порез у него на плече, потом зашла ему за спину, где у него были целых три пореза и большая ссадина, перешла направо и помазала сбитый локоть. Опустившись на колени между его ногами, она отодвинула влажное полотенце, обнажив две более серьезные раны на левой ноге. Над очагом кипела в котелке вода с целебным снадобьем, оставленная Гитой. Джулия осторожно полила кипятком на чистую тряпочку.
– Будет больно, – сказала она и прижала дымящийся лоскут к покрытой коркой ране на бедре Фалька.
Он с шумом втянул воздух сквозь стиснутые зубы.
– Прекрати, женщина!
– Надо же, какие вы храбрые, норманнские рыцари, – с насмешкой проворчала Джулия.
Фальк что-то пробурчал и расслабился. Джулия отняла лоскут вместе с коркой и положила смягчающую мазь на открытую рану. То же самое она проделала с глубоким порезом на голени.
– Вот и все, – сказала она, наконец, вставая. – Думаю, жить будете.
– Не так быстро, женушка. – Фальк обхватил Джулию за талию и усадил к себе на колени. – Есть еще кое-что, что можешь дать мне только ты.
Его рука скользнула ей за шею и, взяв за затылок, приблизила ее голову к нему, а сам он наклонился и стал ее целовать в губы. Джулия застыла неподвижно, на миг, закрыв глаза, но когда ощутила его горячий язык, со всей силой оттолкнула его и подалась назад.
– Нет! Я не могу!
– Ты прекрасно знаешь, что неизбежно должно произойти этой ночью, – проговорил он вкрадчиво. – Как морю не помешать бить волнами о берег, так и ты не можешь помешать мне сделать тебя своей женой.
– Я тебе не жена! – Джулия хотела соскочить на пол, но он не дал, крепко держа ее за талию.
– Мы законно повенчаны по христианскому обычаю и высокому соизволению Вильгельма, короля Англии.
– Ха! Уильям никакой не король!
– Завтра, в Рождество, он будет коронован в Вестминстерском аббатстве.
Джулия тихо ахнула, неотрывно глядя на Фалька.
– Ну… тогда… я не люблю вас! Я презираю вас! Я ненавижу вас! Я не подчинюсь вам, норманн, никогда!
– Я не прошу у тебя любви, англичанка, небось, с ней хлопот не оберешься.
– Ах ты! – Джулия в бешенстве замахнулась и ударила Фалька по щеке.
Он выдержал удар без единого слова, потом улыбнулся и сказал:
– Мне нравится, с какой страстью ты ненавидишь.
С этими словами он еще глубже запустил пальцы в волосы Джулии, заставив ее придвинуться еще ближе, и впился в губы. На нее накатила слабость, закружилась голова, а губы, вместо того чтобы сурово сжаться, почему-то предательски поддались бесцеремонному нажиму чужих, мужских губ. Джулия вздрогнула, бросив баночку с мазью на пол, она почти бессознательно прижала руку к его небритой щеке, ощущая пальцами жесткую щетину.
Фальк развязал завязки на вороте ее платья, и она слабо вскрикнула, почувствовав холод на обнажившейся груди, и сразу же – горячее прикосновение его руки. Джулия попыталась сбросить руку, но он был сильнее, и как она, ни старалась, рука его не дрогнула. Пальцы его нащупали сосок и стали ласково гладить его. Внезапно он поднял голову, оторвавшись от ее вспухших губ, и хрипло произнес:
– Разденься.
Джулия залилась краской. Первым ее желанием было сказать что-то резкое, отказаться, но, наткнувшись на его взгляд, она поняла, что все бесполезно.
– Позвольте мне сначала встать.
Фальк разжал руки, и Джулия неуверенно встала на ноги, высматривая какой-нибудь темный угол, где можно раздеться, однако он остановил ее, схватив за подол платья.
– Здесь, миледи, у меня нет настроения гоняться за вами по комнате.
Стараясь оттянуть время, Джулия сняла туфли и носки, стоя на одной, потом на другой ноге, но упорно стараясь не опираться о колено Фалька. Потом она спустила с плеч платье, стащила его с бедер. Оно упало на пол, и Джулия осталась в одной рубашке, робко глядя на не сводящего с нее глаз мужчину. Дрожащая рука Джулии замерла у плеча, не решаясь снять последнее, что прикрывало ее наготу.
– Подойди. – Фальк обнял ее за талию, притянув к себе, спустил с ее плеч лямки рубашки, являя взору ее маленькие белые груди с розовыми сосками. Рубашка упала, смявшись, к ее ногам.
Джулия, опустив глаза, увидела, как рядом с ней упало полотенце Фалька, и краска стыда волной спустилась с ее лица вниз по шее. Фальк снова усадил ее себе на колени. Джулия дрожала, точно в лихорадке. Какое-то время он ласкал ей рукой грудь, а потом наклонил голову и приник губами к соску, водя по нему языком.
– Твоя кожа бела, как снег, а твои рыжие волосы как огонь. Ты лед и пламя. Растай для меня, моя маленькая жена, – пробормотал он, приподнимая голову.
Он раздвинул ей колени и, бормоча что-то успокоительное, положил руку на вожделенное место мягкого женского тела, которого так давно не касался. И встал, не отпуская от себя Джулию. Она вскрикнула, потеряв опору под ногами, и обхватила руками его шею. Фальк отнес ее на кровать и положил. Постель показалась Джулии очень холодной, но это длилось лишь мгновение, потому что он, горячий, лег на нее сверху. Джулия изо всех сил старалась взять себя в руки, и это стоило ей такого напряжения, что на лбу выступила испарина.
Когда он наклонил голову, чтобы поцеловать ее, Джулия резко ударила его по губам. Он был так поражен внезапным переходом от покорности к непослушанию, что в ответ хлопнул ладонью ее по щеке, не больно, но достаточно чувствительно, так, что Джулия даже вскрикнула.
– Вы ударили меня!
– А ты ударила меня два раза.
– Но вы мужчина, такова ваша доля – принимать удары.
– А ты женщина, и твой долг – спать с мужем. А теперь хватит глупостей, я не хочу делать тебе больно. Но клянусь всем святым, моя жена не останется девственницей до рассвета.
– Я ни за что тебе не подчинюсь, – выпалила Джулия.
– Ну, тогда ты не оставляешь мне выбора. Я все равно получу свое.
Он шире раздвинул ей ноги коленом, и Джулия закрыла глаза, чтобы не смотреть на его красивое лицо и черные глаза, потому что один-единственный взгляд мог ослабить ее решимость, и она сдалась бы ему, словно какая-нибудь глупая служанка. Она будет лежать точно неживая, ему не удастся одурачить ее.
Фальк хотел еще немного поласкать жену, чтобы подготовить к тому, что ее ждало, однако, взглянув на ее каменное лицо, почувствовав ее неживое напряжение, понял, что это бесполезно. Уж лучше покончить со всем разом. Со стоном, чувствуя, как от острого наслаждения он весь покрывается гусиной кожей, Фальк двинулся вперед.
Джулия лежала, крепко сжав зубы, полная решимости не закричать, как бы больно ей ни было. Она вдыхала его запах, потому что ее нос был прижат к основанию его шеи. Стоит ей чуть повернуть голову, и она коснется губами его кожи. Нет! Она не смогла сдержать короткого вскрика, когда острая боль пронзила ее насквозь и она почувствовала что-то внутри себя. И только в этот момент до нее дошло, что отныне она всегда будет принадлежать этому человеку, их жизни неразделимы.
Фальк почувствовал, как тело под ним расслабилось, посмотрел в лицо жены, на ее закрытые глаза, на ярко-красные губы, слегка вспухшие от его поцелуев, и медленно начал двигаться.
Кровать заскрипела и затряслась, когда ритм участился. Наконец он издал громкий возглас и упал на грудь Джулии, хрипло, натужно дыша ей в ухо. Потом приподнялся на локте и посмотрел ей в лицо. Она не открыла глаз, тогда он осторожно высвободился и, когда Джулия повернулась на бок, посмотрел на простыню, хотя и так уже знал, что она была девственницей. Знаки были там, где и положено, – несколько капель крови на белом полотне. Довольный, он лег на спину, прикрыв рукой глаза. После испытанного наслаждения Фальк чувствовал приятную слабость. Он услышал, как Джулия отодвинулась от него подальше, повернулся на бок и уснул.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Рыцарь для английской леди - Марч Кэтрин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Рыцарь для английской леди - Марч Кэтрин



Хорошее произведение,но слишком затянутое
Рыцарь для английской леди - Марч КэтринМагдалена
4.11.2010, 9.14





это один из самых классных романов которые я когда либо читала
Рыцарь для английской леди - Марч Кэтринпатя
6.07.2011, 18.14





Как восхитительно описана любовь героев.Гл.герой мечта.такой мужественный и благородный.Мне понравился роман,написан красиво и не затянута.
Рыцарь для английской леди - Марч КэтринАлёна
29.11.2011, 19.29





Не могу понять причины восторга предыдущих комментаторов. Книга из разряда тех, когда автор не имеет представления об описываемой эпохе. ГГ-й- никакой, ГГ-я- дура. В 11 веке 22 года -почти старуха. И никакого феминизма. А тут: "ах, варвар", "ах, дам- не дам". Короче, роман на 2.
Рыцарь для английской леди - Марч Кэтринморин
13.01.2014, 16.11





Роман дочитала только из-за уважения к Главному Герою.Столько терпения в нем!Героиня-ДУРА!В других романах,которые читала о том времени,английские леди вели себя гораздо мудрее,здесь же ослица!Ещё есть несколько не раскрытых моментов в романе.
Рыцарь для английской леди - Марч КэтринLera
19.02.2014, 16.52





Ничего себе, можно почитать. Во-первых, в таком простецком изложении есть своя прелесть. А то всюду роскошные туалеты, рыцари и дамы благоухают вереском, беседы изысканные ведет. А тут герои незамысловатые, ведут себя натурально во всех смыслах. Он ей - "ты кувыркалась с двуногой бестией!" Она ему - "Я никогда не лежала с мужчиной, норманн. Я не тяжелая" Она маме плачется - "Боюсь я, маман, мужчин" Маманя ей резонно вполне - "Веди себя хорошо, не опозорь дом своего отца" В других романах чуть не в джакуззи совместно ванны принимаю, а тут благоверный говорит прямо - "Помой меня. И голову, она так чешется" Ну она и пошла "поискать частый гребень" Молодца автор! Путешествует королевский двор, останавливаются в замке каком-то. Все по правде: свечка сальная, тюфяк с комками в общей комнате, рядом парочка совокупляется, уборная вонючая. Пошла героиня тогда к ручью, присела гигиену соблюсти, ан какой-то ухарь подглядывает. Ну муж, конечно, строго спрашивает - "Ты мылась выше пояса или ниже?!" А раз ниже, побег мстить и мечом махать. Силен бродяга! Король тоже хорош. Видит жинку вассала и первый вопрос: "Она уже понесла?" Нет, мне понравилось, восьмерочка
Рыцарь для английской леди - Марч КэтринАлина
17.03.2014, 19.38





Спасибо, Алина. Благодаря вашему комментарию хорошо посмеялась, читая этот "шедевр".
Рыцарь для английской леди - Марч КэтринОля
16.10.2015, 21.03





Очень интересной и вдохновляющий роман, мне очень понравился. Я хочу продолжение или посоветуйте мне похожие романы, прошу!
Рыцарь для английской леди - Марч Кэтриннадя
1.11.2015, 20.29





как-то слишком простенько,без интриги и какого-то огонька. а ггероиня просто что-то с чем-то, не часто таких дурынд в романах встречала.
Рыцарь для английской леди - Марч КэтринЮстиция
30.03.2016, 14.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100