Читать онлайн Очищение огнем, автора - Марч Джессика, Раздел - ГЛАВА 33 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очищение огнем - Марч Джессика бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очищение огнем - Марч Джессика - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очищение огнем - Марч Джессика - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марч Джессика

Очищение огнем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 33

Те несколько часов, когда Сильвия была уверена, что съемки прекращены, наполнили ее душу таким ужасом, которого она никогда не ведала раньше. Она знала: как только кинокомпания внесет ее в черный список, работы больше не видать. И это еще не все. Студия наверняка подаст в суд, требуя вернуть неустойку, уже выплаченный гонорар и все расходы, обвиняя ее в срыве съемок. И факты будет трудно опровергнуть. Много лет она беспечно нарушала все правила. И неважно, сколько бы раз ни предупреждали ее агенты и менеджеры, что возмездие не заставит себя ждать, неважно, сколько раз она твердила себе, что пора взяться за ум. Вся беда в том, что она ничего не могла поделать с собой. Сексуальный голод для нее был тем же, чем для других желание досыта наесться. Она охотилась за мужчинами так же походя, как обжора лезет в холодильник, ища, чего бы перекусить, или алкоголик опрокидывает стакан за стаканом. Это было ее единственным удовольствием, наградой за все перенесенные в молодости невзгоды, ее способ временно забыться, но, сколько бы мужчин у нее ни было, Сильвия все равно оставалась в одиночестве. Правда, она не обвиняла в этом никого, кроме себя. Зачем каждую ночь видеть одного и того же мужчину? Ей все время был нужен кто-то другой.
Год от году, однако, эта жажда становилась все более нестерпимой и неуправляемой. Сильвия изобретала любой предлог, чтобы ее оправдать. В конце концов, еще находились мужчины, желавшие заняться с ней любовью, да и у зрителей она пользовалась популярностью.
Но банкиры и администраторы, от которых зависела судьба Сильвии, терпеть ее не могли. Поэтому решили избавиться, или так, по крайней мере, казалось, пока ей не решили дать еще шанс. Всего один день. И пока Сильвия постоянно будет приходить на съемки вовремя и профессионально относиться к делу, она может работать, но при малейшей ошибке ее без сожалений выбросят на улицу. И карьере придет конец.
Ужас, который почувствовала Сильвия при мысли о том, что может все потерять, заставил ее, в конце концов, согласиться на предложение Кей. И хотя она злилась и всячески сопротивлялась, считая, что Кей наняли студийные боссы, стоило Сильвии увериться, что Кей искренне хотела помочь подруге, она мгновенно успокоилась.
– Только объясни, что делать, – попросила она, когда подруги наконец уселись на диван. – Скажи, и я все сделаю.
– Начнешь с того, что забудешь о сексе.
– Все, что угодно, кроме этого, – полусерьзно выпалила Сильвия.
– Послушай, в этом вся твоя проблема, – объяснила Кей. – Тревожный симптом. Собственно говоря, нет ничего плохого в том, что человек любит секс. Но то, что делаешь ты, Сил, не имеет ничего общего с твоим отношением к сексу, это просто способ выразить, как ты относишься к себе. Уважай ты себя, считай, что мужчины могут любить тебя – ни за что не стала бы повторять раз за разом эту шаблонную схему.
– «Схема» – уж очень ученое понятие для такой простой вещи. Почему бы просто не сказать «трахаться?»
– О, это гораздо сложнее; то, что ты делаешь каждый раз, по-моему, попросту поиски чего-то недостающего в душе. Ожидаешь, что эти мужчины вернут тебе целостность, и снова и снова надеешься найти истинную любовь.
– Господи, Кей, видела бы ты некоторых из тех мужиков, что я подбирала, тебе и в голову бы не пришло такое!
– Ошибаешься, – объявила Кей, намеренно игнорируя легкомысленный тон Сильвии. – Ты ищешь любви, но одновременно пытаешься убедить себя, что тебя обязательно постигнет разочарование, поэтому не стоит и стараться. Мечешься от мужчины к мужчине, не брезгуешь самыми мерзкими типами, это дает тебе шанс одновременно и надеяться, и терпеть неудачу.
– Ох, Кей, как тебе такое в голову приходит?!
– Ты не первая, у которой подобные проблемы. И поверь, выход легко можно найти. Если поверишь, что достойна любви, значит, дашь кому-то возможность полюбить себя, остаться с тобой. А до той поры придется держать себя в железной узде.
Последующие пять дней Кей оставалась с Сильвией, оберегая ее, даря моральную поддержку, пока съемочная группа перебиралась с места на место в окрестностях Санта Фе. Кей объяснила ситуацию Элен и Майку и, забрав вещи из их дома, переехала в отель Сильвии; она обедала с подругой, не отходила от нее во время перерывов.
– Почему ты все это делаешь для меня? – спросила как-то Сильвия.
– Я часто думала о прошлом и о том, как не смогла помочь тебе тогда. Но я ничего не знала, а у тебя просто не хватало воли. Теперь, когда мы обе можем сделать что-то, я не желаю упустить такую возможность.
Однако Сильвия не угомонилась. Наконец Кей, потеряв терпение, закончила разговор, сказав:
– Потому что мы друзья.
Однако программа, разработанная Кей для Сильвии, включала в себя не только воздержание от секса. Кей советовала также медитировать два-три раза в день по нескольку минут и научила Сильвию, как это делать. Сильвия, потеряв всякую чувствительность после многих лет грубого обращения, призналась Кей, что теперь не способна получить удовлетворение. Кей пообещала, что медитация поможет слить воедино ум, душу и тело.
Сочетание ужаса, пережитого Сильвией, и строгого режима, введенного Кей, дало немедленные результаты. Каждое утро она первой появлялась на площадке: роль выучена, ни одной жалобы на утомительные дубли, что особенно ценилось в подобных обстоятельствах. Сюжет фильма был довольно замысловатым: танцовщица в Лас-Вегасе срывает банк в казино, играя по системе, подсказанной застенчивым ученым-специалистом по компьютерам; за парочкой по всей стране гоняются различные игроки, гангстеры и агенты ФБР, пытающиеся выкрасть деньги или систему. В последней сцене Сильвии приходилось взбираться на высокий колючий кактус, чтобы скрыться от гангстеров. Реквизиторы срезали почти все шипы, но поскольку в комедийной сцене требовалось, чтобы героиня впопыхах села прямо на колючки, часть все-таки осталась. Сильвия вся исцарапалась, из ранок сочилась кровь, но режиссер, потребовавший сделать несколько дублей, не услышал ни слова протеста. Когда съемки закончились, съемочная бригада устроила Сильвии овацию.
– Ну как? – гордо спросила Сильвия, шествуя мимо смеющихся, хлопающих в ладоши людей. – Я неожиданно сделалась всеобщей любимицей.
– Если бы ты не сделала все возможное, чтобы оставить их без работы, они бы с самого начала тебя любили. Дело в том, Сильвия, что тебя очень легко полюбить.
– Ну да, конечно, возможность перехватить деньжат и теплое местечко, куда можно сунуть свои причиндалы! – Немного помолчав, Сильвия объявила:
– Ну что ж, может, я сегодня и ублажу кого-нибудь. Не считаешь, что одна ночь из пяти…
– Ты возвращаешься на студию и работаешь еще шесть недель, – перебила Кей. – Не позволю потерять все, чего ты уже достигла.
– Но я, черт побери, не могу больше, завелась как не знаю что! Мне нужен мужчина!
Сильвия театрально закатила глаза, но Кей уловила за игрой нотки искреннего отчаяния.
Сильвия жаловалась и ныла почти каждую ночь, но Кей была неумолима. Сильвия сама могла доставить себе то сексуальное удовлетворение, которого искала, нужно только знать необходимые приемы.
– Ради Бога, – стонала Сильвия, – в конце концов, палец вовсе не то же самое!
– Верно, но если ты научишься быть чуть поласковее к себе, тогда поймешь, чего желать от парня, чтобы быть счастливой.
Кей объяснила, что умение сознавать собственные потребности, обнаружить, чем можно наслаждаться больше всего и сколько времени требуется, чтобы достичь оргазма, поможет достичь удовлетворения.
Когда Сильвия поймет, как доставлять себе наслаждение, она начнет его ожидать и сможет получать его от мужчины.
После окончания натурных съемок подруги возвращались в отель в лимузине.
– Тебе понравится в моем пляжном домике, Кей. Это…
– Полегче, – перебила Кей. – Я остаюсь здесь. За все это время я едва успела поговорить с Элси, познакомиться с крестницей и…
Огромные голубые глаза Сильвии панически заметались.
– Господи, Кей, я никогда не смогу справиться без тебя…
– Но, Сил, мне же нужно зарабатывать на жизнь!
– Ради всего святого, деньги не проблема!
– Но я не могу позволить тебе платить за дружбу!
– И вместо этого собираешься бросить меня? Черт, детка, если меня вышибут, я потеряю все, а без тебя меня как пить дать вышибут. Не будь тебя, я не протянула бы и этих пяти дней, а если нас будет разделять тысяча миль, мне конец!
Благодарность Сильвии была тем более искренней, что она не знала всей правды. Кей ни словом не обмолвилась о том, что картина была спасена, только когда она уговорила Джима Болтона вмешаться. Поскольку задача заключалась в том, чтобы восстановить в Сильвии утраченное чувство собственного достоинства, ничто не должно было поколебать уверенности в том, что администрация студии просто решила дать ей еще шанс.
– Пожалуйста, Кей, умоляю, – зарыдала Сильвия. – Я буду платить – и не спорь! Это ведь твоя работа, не так ли? Ремонт сексуальной машинки, верно ведь?
– Я никогда не думала об этом в таких выражениях, – засмеялась Кей, – но, видимо, тут ты права.
Однако Кей не могла не сознавать, что без ее постоянной поддержки падение Сильвии неизбежно. Но ведь она обещала Джиму через три месяца встретить его в Сан-Диего!
Пришлось пообещать Элси в скором времени приехать еще раз. Кей той же ночью уехала с Сильвией в Лос-Анджелес. Несмотря на все протесты и отказы брать деньги, Сильвия настаивала, и Кей в конце концов согласилась принять любую сумму, назначенную самой Сильвией.
Сильвия жила в Малибу в современном пляжном доме из белого бетона, стекла и хрома, выстроенного на обрывистом берегу, прямо над Тихим океаном. Не успев войти, Кей сразу поняла, что приехала не зря. У двери подруг встретил привлекательный молодой человек в белой тунике, который поздоровался по-испански и тут же взял чемоданы. Сильвия представила его как Панчо, слугу-мексиканца. Против этого красавца со смуглой кожей кофейного цвета, густо-черными волосами и прекрасными темными глазами не могла устоять ни одна женщина. Хотя в присутствии Кей он был вежлив и почтителен, как подобает слуге, та почти физически ощутила, как атмосфера, окружающая его и Сильвию, буквально заряжена электричеством.
– Немедленно уволь его, – заявила Кей, когда Сильвия повела ее на плоскую крышу, чтобы показать оттуда вид на океан.
– О нет! – завопила Сильвия. – Он настоящее сокровище! Белье у него всегда белоснежное! А гладит?! А уж ласкает…
– Сегодня же заплати ему за две недели вперед, – перебила Кей, – иначе ничего не выйдет. Хочешь вылечиться или нет?
Сильвия глубоко вздохнула и на несколько минут исчезла в глубине дома.
– Надеюсь, теперь ты счастлива, – мрачно объявила она, вернувшись. – Угрызения совести обошлись мне в пять штук зеленых!
– Сама сказала, если твоя карьера будет спасена, денег будет сколько угодно!
Через неделю Сильвия прекратила постоянные жалобы на строгость установленного Кей режима и начала распространяться насчет того, насколько лучше себя чувствует. По вечерам после съемок она не вышагивала взад и вперед по комнате, словно тигр в клетке. Теперь Сильвию не приходилось уговаривать совершать длинные ежедневные прогулки по пляжу, предписанные Кей вместо зарядки. Она ела простую здоровую пищу, отказалась от спиртного и рано ложилась спать.
– По-моему, я поняла, – сказала Сильвия как-то вечером, когда обе бежали трусцой по песчаному берегу.
– Секс – один из видов гимнастики, и если тратить энергию на что-то другое, по нему не очень-то скучаешь.
– Ты слишком упрощаешь, – засмеялась Кей, – и не вспоминаешь о сексе потому, что почувствовала себя лучше и больше увлекаешься работой.
И это было самой большой переменой в Сильвии. Она вновь обнаружила, какое наслаждение может доставить работа, – а ведь именно так и было в начале ее карьеры в кино. Сильвия больше не жаловалась на безжалостных режиссеров, недружелюбных членов съемочной бригады, некомпетентных продюсеров, – теперь, когда кинозвезда вела себя вполне профессионально, все были только рады помочь и делали для нее все возможное.
Первые несколько дней после приезда в Калифорнию Кей ездила на студию вместе с Сильвией и наблюдала за ее работой, точно так, как в Нью-Мексико. Но съемки – процесс утомительный, быстро надоедающий посторонним, и, убедившись, что Сильвия вошла в ритм работы, Кей, оставшаяся в одиночестве, не находила себе места. Она отправилась в музей Гетти, ездила в долгие автомобильные прогулки, как-то добралась даже до Родео-Драйв, но ничего не помогало. Становилось все тоскливее сидеть, ничего не делая, и ждать приезда Джима. Именно такое будущее ее ожидает, если немедленно не найти себе работу.
За время их разлуки Джим звонил несколько раз. Когда он говорил, что любит ее и хочет провести с ней остаток жизни, Кей умирала от желания быть с ним всегда. Но разговор рано или поздно подходил к концу, и каждый раз Джим звонил из разных мест. Кей представляла, какое будущее им предстоит – Джим будет метаться по свету, продолжая расширять границы своей империи, месяцами оставляя Кей одну, тосковать и ждать звонков. Особенно ее потрясло, когда Джим позвонил из Европы и сказал, что вынужден на неделю отложить свидание в Сан-Диего, потому что должен лететь в Австралию, заверить сделку, позволяющую расширить сеть спутникового телевидения.
Задержка только еще больше укрепила решимость Кей подумать о собственной карьере, устроить свою жизнь. Как только съемки фильма закончатся, она вернется в Санта Фе и займется преподаванием.
Но к концу второй недели ее осенила новая мысль. Все началось во время традиционных занятий бегом. Каждый раз подруги забирались все дальше и дальше и на этот раз пробежали почти три мили, миновав ряд пляжных домиков, которых раньше не видели. Сильвия, как обычно, объясняла, кому из знаменитостей они принадлежали, и рассказывала последние сплетни об очередном владельце.
На этот раз им оказался актер, снявшийся в боевике, имевшем огромный успех у зрителей.
– Несколько лет назад, как раз после того как его бросила четвертая жена, мы начали встречаться, – небрежно бросила Сильвия. – Никуда не годен в постели. Не стоит у него, что поделаешь! Ничего не мог тогда, и, скорее всего, сейчас тоже. Что мои проблемы по сравнению с его?! Если у него и выходит что-то, так только со шлюхами. Нанимает их дюжинами, заставляет ложиться в кружок и мочится на них!
Наконец, когда они остановились, чтобы перевести дыхание, Сильвия сказала:
– Ты себе не представляешь, Кей, как много здесь таких несчастных. Если бы ты захотела им помочь, в работе недостатка не будет, уж поверь!
Кей полночи думала об этом. Если подходить к делу не из дружеских побуждений, как с Сильвией, а чисто профессионально, получит ли она те же результаты? Размышляя о том, возможно ли открыть здесь психотерапевтический кабинет и попытаться лечить людей с извращенными сексуальными наклонностями, Кей поняла, что желание добиться успеха всегда возникает из чего-то более глубокого и более мощного, чем обыкновенное стремление хорошо выполнять свои обязанности. Что ни говори, до сих пор любая дорога, выбираемая ею в жизни, каким-то образом была связана с мучительной потребностью понять причины навязчивой мании, уничтожавшей мать, простить себя зато, что не знала, как спасти ее, и убедиться, что сама не станет жертвой разрушительных сил. Поэтому в основе ее работы всегда будут лежать преданность делу и энергия, приносящие пользу другим.
На следующий день Кей позвонила агенту по продаже недвижимости и сказала, что ищет офис, подходящий для психотерапевтического кабинета. Ей показали просторные помещения в сверкающих хромом и никелем современных зданиях, с арендной платой от пяти до двадцати тысяч в месяц.
– Мне это не по карману – объяснила Кей агенту, элегантной женщине лет сорока пяти.
– Вы психолог, – заметила агент. – Неужели ожидаете, что люди будут прислушиваться к советам, если не убедятся с первого же взгляда на ваш офис, что у вас огромная практика?
– Думаю, мне скорее придется полагаться на результаты лечения, – сухо ответила Кей.
Пришлось прибегнуть к помощи объявлений, и через два дня Кей сняла одну комнату на втором этаже уже не нового здания на бульваре Сансет. Ее позабавило, что офис как две капли воды походил на бюро частных детективов в старых фильмах.
Кей согласилась отдать деньги сразу за три месяца плюс залог.
– Из тех денег, что ты мне заплатишь, – сообщила она Сильвии, – я отложу на аренду, а остальное будем считать, что взяла у тебя взаймы.
Сильвия выписала чек.
– Никаких взаймы! – предупредила она.
Кей ошеломленно уставилась на листок бумаги. Двадцать тысяч долларов.
– Это уж слишком! – воскликнула она, собираясь разорвать чек.
– Постой! – резко сказала Сильвия. – Лучше скажи: сколько ты собираешься брать с пациентов?
– Семьдесят пять долларов в час – обычный гонорар.
– А ты возишься со мной уже две недели, день и ночь – это больше двенадцати тысяч в неделю! Я уже тебе задолжала, и кроме того, сколько времени еще понадобится, пока окончательно приду в себя! Поэтому бери деньги и без возражений!
Кей не стала спорить. Позже она все отдаст, но пока нужно было обставить офис, нанять квартиру, взять напрокат машину и как-то прожить первые несколько месяцев. Вряд ли пациенты с самого начала будут выстраиваться к ней в очередь. Сильвия сказала, правда, что всем на студии расскажет о своем «возвращении из мертвых», как она это называла, и все благодаря советам Кей Уайлер. Но какой человек легко признается в таких деликатных вещах, как проблемы с сексом, особенно знаменитости, как огня боявшиеся разоблачения?! Кей понимала, что успех придет нескоро. Несколько дней перед встречей с Джимом она провела, обставляя новый офис, – купила мебель, ковровое покрытие, жалюзи, выбрала, в какой цвет окрасить стены, велела установить книжные полки и телефон, заказала визитные карточки и табличку на дверь.
Когда все было готово, Кей уселась в своем красиво меблированном офисе, размышляя над тем, откуда взять пациентов.
Джим пообещал Кей, что, когда приедет в Сан-Диего, они все время будут проводить вместе, за исключением нескольких часов в день, когда он будет готовить яхту к гонкам на Кубок Америки. Они собирались встретиться в последнюю пятницу апреля на верфи, где строилась яхта.
В пятницу утром Кей отправилась в трехчасовую поездку вдоль побережья и, сверяясь с картой, добралась до Шелтер-Айленд, искусственно насыпанного острова-курорта в середине залива Сан-Диего, по берегам которого выстроились катеростроительные заводы, пристани для яхт и отели.
Судостроительное предприятие «Викинг Боат компани» занимало небольшой полуостров, с выходом на Тихий океан. Добравшись туда, Кей сразу заметила изящную гоночную яхту, пришвартованную в конце длинного пирса за зданиями завода. На палубе копошилось несколько человек, но Джима среди них не было.
Она оставила машину на большой пустой автостоянке и направилась к доку. Только теперь Кей заметила название, нарисованное большими красными буквами на борту яхты: «Рилайебл».
Кей мгновенно вспомнила рассказанную Митчем историю об отце Джима, мошеннике, выпускавшем бракованные артиллерийские снаряды, унесшие жизни многих американцев. Название этой компании было «Рилайебл Инкорпорейтид».
Мужчины на палубе, молодые, загоревшие дочерна под апрельским солнышком, как по команде, бросили работу и уставились на Кей. Хотя она, собираясь выйти в море, оделась просто, в джинсы и свободный свитер крупной вязки, все же была сегодня еще красивее обычного – кожа цвета меди, слегка потемневшая за последние недели под жаркими лучами, резко контрастировала с сиянием бирюзовых глаз.
– Мистер Болтон приехал? – спросила Кей.
– Пока нет, мисс, – отозвался один из мужчин, обнаженный, как и остальные, до пояса – бугры мускул перекатывались под блестящей от пота кожей.
– Нам сказали, что он сегодня приезжает, но мы не впервые такое слышим, только он еще не показывался.
– Мы должны были встретиться здесь.
– Если вы назначили ему свидание, бьюсь об заклад, он скоро будет. Хотите пока подняться на борт и посмотреть яхту?
– Нет, спасибо, – отказалась Кей, посчитав, что Джим сам захочет показать ей свою драгоценную игрушку. Кроме того, ей хотелось немного прогуляться, поглядеть город.
Но не успела она сделать и шага, как послышался громкий рокот вертолетных винтов, и Кей, подняв глаза, заметила огромную машину, медленно опускавшуюся на большое открытое пространство на другом конце пирса. Открылась дверца, выдвинулась лесенка, и по ступенькам спустился Джим. Он махнул ей рукой и помчался навстречу. Какие бы сомнения ни мучили Кей с того дня, когда они расстались, все смыло волной радости встречи. Она бросилась ему на шею, и оба замерли в страстном поцелуе, от которого опомнились, только услышав с палубы доброжелательные вопли и свистки мужчин.
Джим повел Кей на яхту и познакомил со всеми – большинство мужчин оказались не просто рабочими завода, а членами судовой команды.
– Давайте-ка возьмем ее на прогулку, – предложил Джим после того, как все освоились друг с другом.
Через десять минут яхта уже шла под парусом в открытый океан, разрезая воды залива Сан-Диего. Джим отвел Кей местечко в углу кокпита
type="note" l:href="#n_43">[43]
недалеко от штурвала, поближе к борту, и велел не двигаться. Команда рассыпалась по палубе, с давно отработанной согласованностью поднимая и опуская множество различных парусов, в зависимости от изменения направления ветра, и выполняя все требующие мгновенной реакции маневры, необходимые для получения максимальной скорости во время гонки. Только теперь, наблюдая Джима за штурвалом, отрывисто выкрикивавшего команды, она поняла, что делало его истинным командиром – именно люди такого типа могут создать финансовую империю.
Когда наконец яхта вырвалась на безбрежную водную гладь и полетела вперед, резко кренясь на бок, у Джима наконец нашлось время рассказать о гонках на Кубок Америки. На последних гонках, в 1983 году, победителями вышли австралийцы, закончив длинную полосу удач американских гонщиков. И теперь строилось несколько яхт, из которой только одной выпала честь представлять Америку в борьбе за Кубок этого года:
– У меня серьезные соперники, – признался Джим, – но я надеюсь быть именно тем парнем, который вернет Кубок в страну.
Он стоял у штурвала: волосы разлетались от ветра, нос и щеки чуть поблескивают от высохших брызг морской воды, и Кей подумала, что никогда не видела более привлекательного мужчины. Но был ли он пиратом или крестоносцем? Построить и финансировать подобную яхту, по его же словам, стоит тридцать миллионов, которые Джим должен выложить из собственного кармана. Как можно быть уверенным в человеке, который выбрасывает деньги подобным образом?
Кроме того, может, с ее стороны и мелочно так думать, но он пролетел полмира не только для того, чтобы увидеться с ней, но и провести испытания яхты.
Когда они причалили, Джим повел Кей к вертолету, они взлетели, оставив завод далеко внизу, и вскоре оказались над огромным живописным белым деревянным зданием с башенками на крыше, протянувшимся вдоль побережья океана. Вертолет опустился на большое поле, расчищенное, очевидно, в ожидании их приземления. Джим сказал, что они добрались до отеля «Дель Коронадо» и что в 1888 году, когда он был построен, считался лучшим в мире, оборудованным лифтами и электрическим освещением.
– Сам Томас Эдисон руководил работами по проводке электричества, – объяснил Джим, пока они, обнявшись, шли к входу. – Не мог придумать лучшего места для свидания, потому что хочу, чтобы наше электричество… горело так же долго.
Кей засмеялась и еще крепче сжала его плечи.
– Я не знала, что мы сразу отправимся в отель, и оставила чемодан с вещами в машине.
– Попрошу кого-нибудь из команды привезти его. У входа он остановился и притянул ее к себе.
– Но, думаю, одежда нам не скоро понадобится.
И хотя Кей понимала, что это всего-навсего лишь шутка, она вновь почувствовала знакомый толчок страха, боязнь повторить судьбу матери, ставшей игрушкой богатого развратника.
Однако сомнения были почти мгновенно забыты, как только они вошли в отель. Страстное нетерпение отдаться пиршеству чувств охватило обоих, и не успели они оказаться в роскошном номере, выходящем окнами на океан, желание, мучившее влюбленных последние несколько недель, вырвалось наружу, грозя захлестнуть бурными волнами. И снова, когда Кей льнула к стройному мускулистому телу, все глубже втягивая его в себя, слизывая океанскую соль, тонкой пудрой покрывшую шею, наслаждение, испытываемое в эту минуту, превосходило все, что она знала с другими мужчинами. Они быстро достигли одновременного сокрушительного взрыва страсти, и прошло совсем немного времени, прежде чем пламя разгорелось снова, но теперь они не спешили, противясь завершению, чтобы продлить экстаз. Наконец она оседлала его и забилась в экстатическом ритме, а он целовал ее, сосал груди и, задыхаясь, шептал ее имя, пока оба не погрузились в ничем не замутненное блаженство, еще более острое, чем в первый раз.
Никто не хотел покидать номер. Джим заказал шампанское, и они долго лежали в постели, рассказывая друг другу о том, что случилось за время разлуки. Кей хотела слышать о людях, с которыми Джим встречался по делам. Оказалось, что его принимали премьер-министры Германии и Австрии. И Кей была поражена умением Джима предвидеть выгоду – ведь он одним из первых решил вложить средства в глобальное спутниковое телевидение.
– Технология достаточно надежна, – объяснил Джим, – и теперь мы можем объединить весь мир. Как только из любой точки света можно будет увидеть по телевизору другие страны, все границы рухнут. Мы выучим языки друг друга, станем более терпимы к чужим обычаям.
Но Кей была разочарована тем, как воспринял Джим ее новости.
– Ты сняла офис? – удивился он, приподнявшись на локте, чтобы взглянуть на Кей. – Собираешься начать свое дело?
– Ну не совсем так… Это профессия. Я могу помогать людям своим опытом.
– Уверен, что можешь. Но почему начинать сейчас… здесь?
– По-моему, это самое подходящее место для того, что я хочу делать.
Джим подвинулся, обнял ее, прижался обнаженным телом.
– Кей, я хочу, чтобы мы были вместе. Неужели не желаешь того же?
– Наверное, да, – искренне ответила Кей, обводя пальцем его лицо. – Но на определенных условиях. Назови это старомодным, но, если мы собираемся быть вместе, я хочу быть уверена на сто процентов.
Джим резко отстранился, внимательно оглядывая Кей.
– Не могу предложить тебе больше того, что уже предложил. Я хочу жениться на тебе.
Хотя Кей была глубоко тронута, она все же не могла скрыть сомнения.
– Но после свадьбы! Готов ли ты быть со мной? Джим недоумевающе поморщился, и Кей поспешно продолжала:
– Какое это замужество, если придется проводить большую часть времени, ожидая, пока ты явишься с какого-нибудь очередного уголка света.
– Но так не всегда будет.
– Я никогда бы не увидела тебя снова после той, первой встречи, если бы ты не путешествовал по всему миру в поисках очередной компании, которую можно купить.
Лицо Джима чуть расслабилось.
– Но нам не нужно разлучаться. Ты повсюду будешь ездить со мной.
– По твоим делам, – подчеркнула Кей. – И что я буду делать? Джим, я не желаю быть украшением, сидеть в гостиничных номерах или обходить модные магазины всех стран мира, пока ты озабочен очередной сделкой. Хочу жить своей жизнью. Не могу… дожидаться, пока ты найдешь для меня время.
Джим, словно все поняв, кивнул, но по-прежнему был глубоко озабочен. Поднявшись, он сел на край кровати.
– Но как же все это решить? Я ничего не сумею сделать, сидя на одном месте. Мой бизнес – спутниковая связь, Кей, а это значит, что я должен соединять людей и различные страны – чертовки важная работа! Думаю, мы все-таки сумеем скрепить этот мир воедино. Но я должен проложить дорогу для этих коммуникаций, путешествовать, встречаться с людьми, иначе не смогу расширить свое дело.
Кей глядела на его сильную спину, бугры мышц, едва заметные в приглушенном свете, проникавшем сквозь прозрачные занавески. Так хотелось протянуть руки, обнять Джима, но Кей горела желанием выяснить все до конца.
– Почему тебе нужно все больше и больше?! Разве ты уже недостаточно имеешь? Радиостанции, кабельное телевидение. Неужели требуется еще и киностудия, и поездки по всему свету, чтобы создать спутниковое телевидение? Тебе не хватает денег?
– Дело не в деньгах, Кей…
– Тогда в чем? Что тебя подстегивает?
Джим ответил не сразу. Он встал, покачивая головой, надел брюки и прошагал через комнату к окну.
– Я сам не вполне уверен, – вздохнул он, отодвигая штору, чтобы взглянуть на океан.
Наступило долгое молчание.
– По-моему, я поняла, – сказала наконец Кей. Джим обернулся.
– Ты все время стараешься доказать, что ни в коем случае не можешь повторить судьбу отца?
– Какое отношение имеет к этому отец?! Я работаю не только на себя, сама знаешь… У меня обязательства перед акционерами.
– Конечно, отчасти это верно. Ты чувствуешь себя в долгу перед ними из-за того, что твой отец обманывал людей. Он сидел в тюрьме, но ты по-прежнему пытаешься вернуть этот самый долг обществу, вместе с потерянной честью, даже участвовать в битве за свою страну, растрачивать себя и свои деньги, лишь бы отдать то, что… взял твой отец. Это чувствуется во всем, что ты делаешь…
– Откуда ты всего этого набралась?
– Поняла, когда увидела название яхты.
– «Рилайебл»? Хорошее название…
– Особенно для компании, производившей ненадежные артиллерийские снаряды.
Джим молча уставился на нее. Потом рассеянно потер лоб.
– Иисусе. Ты знаешь, я никогда не думал об этом. И, улыбнувшись, добавил:
– Все равно, чертовски хорошее имя для яхты. Он снова подошел к постели и сел.
– Послушай, дорогая, как бы ты ни пыталась анализировать мои поступки, ситуации это не изменит. Кажется, Фрейд сказал, что хорошая сигара может быть фаллическим символом, но все равно остается сигарой.
Из нас психолог ты, поэтому, возможно, говоришь правду. Но что бы ни являлось причиной моего честолюбия, оно не изменит значения того, что я делаю. И не остановлюсь на полпути, по крайней мере, сейчас. Кажется, легче попросить тебя не начинать ничего нового – во всяком случае пока.
Кей выскользнула из-под простыни и начала одеваться.
– Еще легче вообще ни о чем не просить друг друга, – бросила она через плечо.
Джим ошеломленно уставился на нее.
– Ты уходишь?! Кей…
– Сейчас, кажется, у меня нет выбора. Мои психологические прогнозы не начались с тебя, Джим. Помнишь как мы встретились? Я разыскивала человека, который сказал, что любит мою мать, женился на ней, а потом бросил. И я убегала от того, чем она стала, от того, что убило ее… от боязни стать женщиной, не имеющей ни собственной жизни, ни своей личности, существующей только ради тех мгновений, когда богатый человек пожелает ее. Я не могу принять твое лестное предложение – не стоит и… пытаться…
– Иисусе! – взорвался Джим, – ты не считаешь, что между нами все-таки нечто большее, чем…
Кей взглянула на смятую постель.
– Я никогда ни с кем не чувствовала того, что испытываю с тобой, – кивнула она, подняв глаза. – Но если все сводится к тому, что происходит между этими простынями, то для меня этого недостаточно.
Джим подошел к кровати, сжал ее плечи.
– Ну что ж, конечно, ты проводишь много времени, изучая секс под микроскопом, но не можешь ощутить волшебство, происходящее каждый раз, когда любовь настоящая. Таких, как мы, больше нет, Кей, и ты ни с кем не сможешь найти того, что со мной.
– Я не ищу никого другого, – покачала головой Кей, – но и с тобой не смогу быть до тех пор, пока не захочешь моей компании больше, чем купить очередную компанию.
Джим знал, что бесполезно пытаться остановить ее сейчас, и молча наблюдал, как она идет к выходу и открывает двери.
– Я люблю тебя, Кей.
– Я тоже тебя люблю, – ответила она. Но ни один, прежде чем ушла Кей, не попытался пойти на компромисс.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очищение огнем - Марч Джессика



Этот роман нельзя назвать любовным, так как в нем любви в романтическом понимании этого слова практически нет. Очень много разговоров и размышлений о сексе - гг-я сексопатолог, но это произведение помогает лучше понять психологию американцев. В общем, если хоите легкого чтива, вам не сюда.
Очищение огнем - Марч ДжессикаИрина Р.
19.11.2016, 7.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100