Читать онлайн Очищение огнем, автора - Марч Джессика, Раздел - ГЛАВА 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очищение огнем - Марч Джессика бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очищение огнем - Марч Джессика - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очищение огнем - Марч Джессика - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марч Джессика

Очищение огнем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 27

В пятницу, во второй половине дня, Элси и Кей выехали из Балтимора и, следуя подробному описанию Лоры, отправились на Южный полуостров Мэриленд. Пол уехал на день в Нью-Йорк на переговоры с издателем учебной литературы насчет переиздания книги по искусственному оплодотворению, написанной несколько лет назад, и собирался вернуться позже.
По дороге девушки обсуждали неожиданный финансовый кризис, бывший причиной поездки.
– На этом все может кончиться, – предрекла Элси.—
Если этим богачам надоело швырять денежки, вряд ли они изменят решение, посмотрев наше небольшое развлекательное шоу.
Они успели смонтировать нечто вроде двухчасового фильма, по ходу которого Лора должна была давать объяснения, а также собрали другие данные, объясняющие мотивы сексуальной деятельности человека.
Кей ничего не сказала о связях Лоры с Джерронами, поскольку считала, что не имеет права открывать доверенную ей тайну.
– Вряд ли это легко, – вздохнула она. – Но разве хоть один ученый, не считая, конечно, тех, кто изобрел средство от рака, может надеяться убедить спонсоров, что его работа имеет важное значение? Ни Пастер, ни Кюри, ни Зигмунд Фрейд не получали особой помощи. Повезло, что мы успели сделать так много.
– Ты в самом деле веришь, что нашу работу можно поставить в один ряд с открытием радиации или пастеризации молока? – удивилась Элси.
– По-твоему, чего стоили труды Фрейда, когда тот начал исследовать сны и на их основе лечить людей от страхов и различных фобий? Вспомни, он был уверен, что многие болезни мозга и души вызваны сексуальными проблемами. Его идеи долго осуждались, потому что никто не желал открыто признать вещи, о которых мы предпочитаем мечтать, но не говорить вслух. Вероятно, во всем, что касается секса, положение так и не изменилось. Но, если мы сумеем объяснить так и не понятые до конца явления, думаю, наша работа окажется не менее важной.
Они почти добрались до цели своего путешествия – сельской местности, округ Святой Марии. Стояла прекрасная погода – один из дней теплого бабьего лета, когда осенний холодок лишь чувствовался в воздухе. Зеленые холмистые гряды расстилались до самой реки Патуксент, где еще с тех времен, когда Америка была английской колонией, находились обширные плантации. В полях, окружавших фермы и дома, пестрели островки последних полевых цветов, в небе тянулись черные треугольники – стаи канадских гусей, прилетавших провести в заливе Чизапик холодные месяцы. Кей, очарованная невиданной красотой окружающего пейзажа, молча смотрела в окно, когда Элси снова заговорила.
– Хотела бы я быть так же уверена, как ты!
– В чем?
– В том, что мы делаем. Иногда я просто не могу понять, имеет ли все это какой-то смысл. А может, это только для меня ничего не значит?
Услышав надломленные нотки в голосе Элси, Кей взглянула на девушку.
– Иногда это так больно, – продолжала Элси. – Знаю, я сама виновата, слишком разборчива относительно мужчин, с которыми хотела бы проводить время. Но я по-прежнему одна, и с каждым днем все труднее наблюдать и опрашивать людей, занимающихся любовью… а потом возвращаться домой и ложиться спать в одиночестве.
Но Кей знала, что за два года, проведенных в Балтиморе, Элси не вела монашескую жизнь, а если и была по-прежнему увлечена Полом, то никак этого не показывала, и во всяком случае, ничто не помешало ей подружиться с Кей или пытаться вступать в связи с другими мужчинами. Элси могла казаться привлекательной, когда хотела этого. С одним мужчиной-агентом по продаже недвижимости Элси встретилась, когда искала квартиру; связь продолжалась пять месяцев. Остальные продержались всего по несколько недель, и отношения обычно кончались ссорой по поводу ущемления прав женщины, обычно начатой Элси. Но, истинная беда, по мнению Кей, конечно крылась не в ее воззрениях, а в том, что Элси высказывала их так безапелляционно-яростно. Напуганные мужчины попросту исчезали. Боясь повторить судьбу матери, погрязшей в домашнем хозяйстве, Элси громко объявляла в начале каждого нового знакомства, что не желает быть покорной женой – овечкой, и даже мужчинам, сочувственно относившимся к подобной точке зрения, вряд ли приходились по душе такие «предупреждения».
Кей хотела было посоветовать Элси несколько утихомирить свои воинственные замашки, но решила не делать этого. Они и раньше спорили по поводу феминистских лозунгов, не потому что Кей не соглашалась с основными положениями, а потому что считала: равенства можно достичь не в постоянных сражениях и битвах с мужчинами, а посредством долгих мирных переговоров.
– Ты не всегда была одинока, – наконец сказала Кей, – и нет причин считать, что останешься одна.
– Разве что, возможно, сама захочу, – объявила Элси. – Эту проблему пока невозможно решить. Черт возьми, мне нужен мужчина, но совсем не нравится мысль, что придется пожертвовать своими принципами, если пожелаю найти себе кого-нибудь.
– Но почему обязательно необходимо жертвовать или сдаваться?
– Кей, ты, как и я, видела отснятые пленки. Насколько я понимаю, если партнеры сходятся вместе в одной постели, пусть даже на чисто инстинктивном уровне, мужчина выступает в роли агрессора, а женщина вынуждена покоряться и играть по его правилам.
Кей не согласилась, но и не стала спорить, поскольку эта тема уже обсуждалась на бесчисленных совещаниях сотрудников. Верно, в большинстве случаев схема была одна и та же – мужчины брали на себя инициативу и были доминирующей силой на раннем этапе сексуального сношения, но это, казалось, зависело от того физиологического факта, что мужчина возбуждается быстрее, более нетерпелив. Женщинам почти всегда необходимо больше времени для достижения оргазма. Следовательно, женщине, чтобы получить удовлетворение, приходилось вначале подлаживаться под мужчину, хотя потом для того оказывалось совершенно необходимым подчиниться требованиям партнерши.
Видя, что Кей молчит, Элси продолжала:
– Есть еще причина, почему работать становится все тяжелее. Я совсем не могу сосредоточиться на проблеме извлечения удовольствия из секса, потому что сама жду от него совсем другое.
И, смущенно улыбнувшись, призналась:
– Единственное, о чем я могу думать, когда наблюдаю, как трахаются все эти люди, – беременность, рождение ребенка. Не спрашивай, почему меня это так задевает. Мне только тридцать один год, но словно чувствую, как биологические часы бьют полночь. Во всяком случае, какова бы ни была причина, я только об этом и мечтаю. Разве не сумасшествие? Мне как-то все равно, будет ли в моей жизни мужчина, но мысль о том, что я не смогу стать матерью, просто ужасает!
Она нетерпеливо стукнула ногой по акселератору, и «фольксваген» рванулся вперед.
– Не обижайся, Элси, но думаю, ты была бы гораздо счастливее, если бы ушла с этой работы.
– Возможно, – с сожалением вздохнула Элси, – только тогда придется возвращаться в химчистку.
– Только не позволяй сразу взять над собой верх. Исследования всегда требуют предельного напряжения – из-за трудностей самой работы или людей, с ней связанных. Многие этого не замечают, и мы не полетели бы на Луну, если бы не было людей, готовых преодолеть силу притяжения. Но не все способны на такое.
Кей сверилась с нарисованной от руки картой, где указывалось, что нужно свернуть с шоссе у ворот Блуфилдс. Они были еще в районе реки Патуксент, когда появились ворота, высокий портал из литого железа в прочной кирпичной ограде, простиравшейся почти на милю вдоль дороги.
Элси свернула, но тут же была вынуждена остановиться у шлагбаума около небольшой каменной сторожки. Оттуда вышел охранник в мундире, проверил их имена по списку и только потом поднял шлагбаум.
– Что это за место? – удивилась она. – Я думала, мы едем в загородный дом Лоры.
Кей не отвечала, глядя в окошко автомобиля. Дорога вилась среди деревьев, и расстилавшиеся направо и налево пейзажи, казалось, словно явились из волшебной сказки. Неужели все это действительно принадлежит Лоре?
Расчищенная площадка была превращена в небольшое летное поле, где стояли два самолета компании. Дальше виднелось поле для гольфа; на небольших холмах зеленела трава – рощицы сменялись прудами. Дорожка поднялась вверх; далеко впереди еще на одном холме, в полумиле, возвышался огромный белый особняк с длинным портиком по фасаду и дюжиной взметнувшихся вверх колонн. Кей заметила раскинувшиеся фруктовые сады, конюшни, верховые тропинки, озеро со стеклянными павильоном на берегу и бассейн, окруженный статуями.
– Что же, дьявол побери, это за место? Курорт? – повторила Элси.
– Во всяком случае, похоже – согласилась Кей, не уверенная, что знает правильный ответ.
Дворецкий в ливрее встретил их на крыльце, поздоровался, взял саквояж и проводил через просторные, роскошно обставленные комнаты, под аккомпанемент шепота Элси.
– Ты же не считаешь, что она действительно живет здесь. Не может это быть ее…
Они оказались на большой задней террасе, выходящей на отлогие зеленые газоны, сбегающие к берегам Патуксента. Остальные сотрудники уже толпились около буфетного стола, на котором стояли чайники, пирожные и сэндвичи. Рядом суетились слуги в ливреях. По взглядам собравшихся, бросаемым на Кей и Элси, было очевидно, что они также потрясены происходящим.
Лора, в элегантных белых слаксах и красной шелковой блузке, украшенной золотой цепочкой-колье, отделилась от группы и пошла навстречу Кей. Рядом шагал мужчина лет тридцати пяти, одетый, пожалуй, слишком формально для обыкновенной домашней вечеринки – черный кашемировый блейзер, голубовато-серые слаксы, белая сорочка и репсовый галстук. Узкое лицо под шапкой тщательно причесанных блестящих светло-каштановых волос казалось красивым, почти приторно-идеально безупречным. По-видимому, он был прекрасно осведомлен о впечатлении, которое производит на женщин, потому что ни на миг не терял победоносно-самоуверенного выражения. Кей услышала восхищенный вздох Элси, хотя незнакомец не обращал никакого внимания на девушку – он не сводил глаз с Кей.
Лора поздоровалась и представила своего спутника.
– Это мой брат, Эндрю Джеррон.
– Энди, – поправил он, вежливо кланяясь сначала Кей, потом Элси.
Элси громко втянула в себя воздух.
– Джеррон, – повторила она и, вытаращив глаза, обернулась к Лоре. – Ваш брат? Значит, вы…
Голос ее сорвался. Лора пожала плечами и улыбнулась, очевидно, не собираясь объясняться, почему не захотела все рассказать раньше. Одной из привилегий огромного богатства была возможность никогда не оправдываться в собственных поступках.
– Значит, – охнула Элси… – это в самом деле… ваш дом?!
– Элси, дорогая, – посоветовала Лора, – почему бы тебе не съесть что-нибудь?
И, взяв девушку под руку, повела к столу. Маневр явно был задуман с целью оставить Энди наедине с Кей.
Оба молча оценивающе глядели друг на друга. Первым заговорил Энди:
– Лора мне все уши прожужжала о вас.
– Странно, о вас она никогда не упоминала, – отозвалась Кей.
Энди расслышал иронию в голосе девушки, хотя знал, что старшая сестра не любила распространяться о своих родственниках и никогда раньше не приглашала коллег в фамильное поместье.
– Вы не должны обижаться на Лору, если она не всегда и во всем откровенна. Богатство зачастую накладывает множество ограничений. Лора всегда боялась, что излишняя известность и ненужная слава могут стать препятствием на… скажем просто, к обычному существованию. Она нашла способ оставаться в тени, позволяющий вести жизнь нормального среднего человека и не чувствовать себя словно в капкане из-за всего этого.
Он широким жестом обвел окружающую их красоту и роскошь.
– Ничего себе капкан, – покачала головой Кей. – А вы? Как вы пытаетесь ускользнуть из вашей позолоченной клетки?
Они направились через всю террасу к буфетной стойке.
– Я? Обещайте, что никому не скажете… Эндрю понизил голос.
– По ночам я надеваю плащ и маску и выхожу бороться с силами зла.
Он надвинул на лицо воображаемый капюшон и театрально сверкнул глазами.
– И это все? – рассмеялась Кей. Энди внезапно стал серьезным…
– Богатство по-разному воздействует на всех нас, – жизнерадостно объявил он, словно давно свыкся с «несчастной» судьбой, и, устремив на нее прямой взгляд холодноватых ярко-синих глаз с зеленоватым оттенком цвета октябрьского неба, признался:
– Лично у меня оно вызывает неутолимый голод. Кей вопросительно подняла брови.
– Ко всему, – продолжал Энди, – что, как мне кажется, не могу получить. Впрочем, подобных вещей очень мало.
Он продолжал смотреть на нее, и Кей невольно задалась вопросом, какие слова выбрать, чтобы поколебать его решимость завладеть ею.
Но прежде, чем она сумела найти подходящий ответ, рядом появилась Лора, уже успевшая найти Элси подходящую компанию.
– Рада, что вы успели познакомиться. Знаешь, Кей, Энди очень много внимания уделяет фонду. Именно он настоял на том, что нам пора встретиться с правлением фонда и показать, чем мы занимаемся за закрытыми дверями.
Она кисло улыбнулась брату.
– Хочет убедиться, что не зря тратит деньги.
– Фонд тратит не мои деньги, Лора, – холодно бросил Эндрю. – Но моя обязанность следить, чтобы миллионы не были выброшены на очередную безумную идею.
Кей решила, что погода в этом маленьком уголке мира решительно испортилась. Она уже хотела извиниться и отойти, предоставив родственникам улаживать свои разногласия наедине, но Энди заговорил первым:
– Рад буду увидеться с вами, Кей… попозже. Сейчас нужно заняться делами. Лора привезла много материалов и новых данных, и я хочу успеть все прочитать.
– Он собирается прикрыть работу, – резко сказала Лора, как только брат отошел достаточно далеко. – Поэтому и затеял всю эту историю.
– Но разве он имеет право единовластно сделать это?
Кей знала, что такими благотворительными фондами, имеющими в своем распоряжении громадные средства, управляют совет директоров и профессиональные администраторы.
Лора подтвердила, что формально брат не является единоличным распорядителем, но как председатель правления, имеет решающий голос, а кроме того, остальные директора – еще худшие консерваторы, чем он. Практически Эндрю мог выдавать субсидии, кому пожелает. Другой брат Лоры, Чарльз, большую часть времени проводил за границей, где у него были деловые интересы, и предоставил Энди голосовать за себя.
– Так что, если он решит не давать нам больше денег, это конец. Мы не сможем продолжать работу, – мрачно объявила Лора.
Но Кей осмелилась возразить.
– Вовсе не обязательно. У тебя достаточно своих денег…
– Ты не понимаешь, Кей. Мои споры с Энди вовсе не из-за того, откуда поступают деньги, нет, речь идет о том, кому принадлежит власть в этой семье. Мужчины всегда считают, что имеют право принимать важные решения, и не думают, что я имею такое же право поступать, как захочу.
– Но как сможет Энди остановить тебя?
Лора, не ответив, уставилась на группу вновь прибывших мужчин, и Кей не поняла, то ли она отвлеклась и не слышала вопроса, то ли намеренно предпочла не отвечать.
– Это члены правления фонда, – сказала она наконец. – Мне лучше пойти и, как послушной девочке, поздороваться с добренькими дядями.
Глядя на Лору, с застывшей улыбкой шагавшую к гостям, Кей поразилась, что такая умная, независимая женщина, и к тому же сказочно богатая, может чувствовать себя столь неуверенной и запуганной. Видимо, унижения и страдания, которые ей пришлось перенести в браке, оставили в душе слишком глубокий след.
Завтрашний день планировался Лорой как рабочий – ученые должны представить достигнутые результаты и определить цели будущих экспериментов. Сегодняшний вечер предоставил возможность наведения мостов. Ужин был сервирован в величественной, отделанной зеркальными панелями столовой «Блуфилдз». Кей, предупрежденная о необходимости надеть вечерний костюм, привезла с собой черное платье без плечей, державшееся на тонких лямках, к которому обычно надевала единственную жемчужную нить.
Но на этот раз, повинуясь некоему странному импульсу, девушка вынула из букета в спальне белый пион и приколола к поднятым вверх медно-золотистым волосам. Все сотрудники, кроме Пола, еще не вернувшегося из Нью-Йорка, вместе с членами правления и администратором фонда – всего тридцать восемь человек – сидели за длинным столом, уставленным тем же фарфором, хрусталем и серебром, которые приобрел старый Натэниел Джеррон, чтобы принимать за ужином Морганов, Вандербильтов и Асторов.
С потолка свисали две огромные хрустальные люстры; множество мерцающих свечей отбрасывали на все окружающее романтический отблеск. Атмосфера королевской роскоши еще более усиливалась при виде четырех ливрейных лакеев, застывших, как статуи, по углам комнаты и выходивших из транса, только когда нужно было подавать блюда или уносить пустую посуду.
Привыкнув считать Лору современной практичной женщиной с хорошим вкусом, но без особой тяги к излишествам, Кей могла чувствовать себя сконфуженной и сбитой с толку такой старомодной расточительностью. Но в комнате для гостей, где ее поселили, Кей, от нечего делать, поскольку горничная распаковала и аккуратно повесила ее вещи, – начала листать найденную на полке изданную в нескольких десятках экземпляров книгу об истории «Блуфилдз» и наряду со многими деталями о постройке дома, материалах, декораторах, привезенных со всего мира, в ней было написано, что Натэниел Джеррон, умирая, оставил по завещанию деньги на поддержание дома в точно таком же состоянии, как при его жизни, и все последующие четыреста лет его воля свято исполнялась. Прочитав книгу, Кей заподозрила, что Лора именно поэтому не любила приглашать посторонних в «Блуфилдз» – ее слишком смущала назойливо бросающаяся в глаза роскошь. Должно быть, она согласилась проводить совещание именно здесь, только чтобы умаслить Энди, явно гордившегося поместьем.
За ужином, где гостей рассаживали на определенные для каждого места и карточки с их именами были разложены заранее, Кей обнаружила, что ее соседом оказался Эндрю Джеррон. Он был прекрасным собеседником; хорошо разбирался в политике, знал множество забавных анекдотов и историй из жизни знаменитых людей, с которыми знакомился во время частых путешествий, деловых совещаний, на заседаниях фонда или просто потому, что носил имя Джеррон. Его интерес к Кей не оставлял сомнения, что он не желает ограничить их знакомство только одним уик-эндом, – каждый раз, когда она восхищалась его рассказами об экзотических поездках – красотой диких цветов и необыкновенных птиц, виденных во время путешествия по Амазонке, великолепием фотоохоты на равнинах Кении, – Эдрю предлагал в ее распоряжение личный самолет и выражал готовность показать Кей все, что она пожелает. Несколько раз он намеренно упоминал о жене, с которой развелся четыре года назад, явно давая понять, что сейчас свободен.
Кей невольно спросила себя, уж не желает ли Лора привлечь его на свою сторону тем же способом, по которым когда-то «завербовала» Пола, однако не могла не гадать, каково это будет – принять приглашение Энди. В конце концов, она тоже ничем не связана. Два года Пол был ее любовником, но не предъявлял никаких требований, никогда не говорил, что любит. Между ними всегда существовал безмолвный уговор, что, если кого-то поманит новое увлечение, оба расстанутся без слез и упреков.
После ужина Кей немного побродила среди собравшихся, пожимая руки и знакомясь с другими директорами фонда. Но когда гости постарше и посолиднее начали поговаривать о том, что время позднее, Лора повела остальных в большой солярий, увитый и уставленный тропическими растениями, служивший еще и дискотекой с каменным полом, великолепно скрытой системой усилителей и цветомузыкой, – яркие огоньки то и дело вспыхивали в зеленой листве.
Энди и Кей танцевали один танец за другим – лучшего партнера у нее еще не бывало. Двигаясь в такт грохочущей музыке, она почувствовала нарастающее возбуждение, неотвязное желание более близкого физического контакта с Эндрю Джерроном. Кей танцевала все самозабвеннее, вынимая по одной заколке из волос, так что длинные медные пряди шелковистой вуалью разлетались по лицу и плечам. В мерцающем, постоянно меняющемся свете их скрестившиеся взгляды посылали друг другу безошибочные импульсы. Остальные танцующие постепенно отходили, и вскоре на площадке остались только Кей и Энди. Расстояние между ними сократилось настолько, что тела по временам дразняще соприкасались, изгибаясь в такт нервным ритмам, словно невидимые магниты притягивали их все ближе. Когда музыка смолкла, и они остались стоять в центре зала, его ладони сами потянулись к обнаженным плечам девушки, поползли вниз по рукам, теплые, сильные, нежные. Он был готов завладеть ею! Кей резко отступила, зная, что Энди Джеррон, который мог получить почти все, не проявляет интереса к тому, что достается без боя.
И в этот момент она заметила Пола, стоявшего у входа в солярий. Приехал ли он только сейчас или видел, как она танцует с Энди?
Кей, извинившись, поспешила к Полу. Хотя все сотрудники знали об их отношениях, по неписанному правилу они никогда не позволяли себе никаких нежностей па людях.
– Как прошла поездка? – спросила Кей.
– Хорошо. Правда, я устал. Иду спать. Завтра увидимся.
Но Кей расслышала в сухом голосе не усталость, а напряжение, и не задумываясь объявила:
– Нет. Я иду с тобой.
Он бросил быстрый взгляд в сторону Энди, по-прежнему стоявшего в одиночестве и словно ожидавшего, что Кей вот-вот вернется.
– Ты не обязана делать это, – выговорил наконец Пол.
– Знаю.
Она взяла его под руку и увела из комнаты. За спиной вновь послышалась музыка. Оглянувшись, Кей заметила, как из тени появилась какая-то женщина и подошла к Энди. Тот позволил увлечь себя в танце, но, даже держа ее в объятиях, смотрел вслед Кей.
Когда они очутились в спальне, Пол молча притянул ее к себе и впился в губы долгим, требовательным поцелуем. Кей ощутила грубую настойчивость в этом внезапном взрыве страсти, но не противилась – она все еще была возбуждена танцем и чувствовала в стремлении Пола немедленно обладать ею, уничтожить воспоминания об Эндрю Джерроне первые признаки каких-то собственнических эмоций. Они два года пробыли вместе, и Кей всегда была твердо уверена, что ей все равно, любит он ее или нет, но теперь отвечала все с большей пылкостью на внезапное, хоть и безмолвное признание в любви.
Они молча срывали друг с друга одежду, оставляя ее, беспорядочно разбросанную на полу так, что к кровати протянулись две неровных дорожки, и, сплетясь, рухнули на постель. Каждое прикосновение, каждая ласка воспламеняла их все сильнее. В Кей разгоралось безумное желание принять его в себя, поглотить, слиться воедино. Она впилась ногтями в его спину, оставляя кровавые борозды, пока Пол врезался в нее снова и снова, а когда наконец взорвался глубоко внутри, Кей словно взлетела в небо на гребне волны наслаждения, помедлила несколько мгновений и уплыла вдаль по длинной сверкающей реке ни с чем не сравнимых ощущений.
Утром, когда они еще лежали обнявшись, Пол признался:
– Пока я не увидел тебя с ним… готовую отдаться… не сознавал, как много ты значишь для меня! Я уже перенес одну потерю и так и не сумел оправиться. Если потеряю и тебя, Кей, не смогу этого пережить.
Кей слишком долго была без любви и отчаянно хотела верить, что наконец нашла ее.
– Даже если бы я провела с ним ночь, это еще не значит, что ты меня потерял.
– Значит, ты была готова спать с ним. Кей вовсе не собиралась лгать.
– Эту ночь? Если бы ты не приехал? Скорее всего. И думаю, что знаю, почему.
– Его деньги.
Только сейчас, объяснясь с Полом, Кей поняла сама, что могло толкнуть ее в объятия Эндрю. Танец в темноте, среди тропических зарослей, воскресил давно похороненные воспоминания о ночи, когда Трейн подверг мать невыносимым унижениям. Кей подозревала, что неудовлетворенная жажда мести в отношении богатого человека, превратившего мать в рабыню, вызвала желание взять верх и покорить Энди Джеррона.
– А возможно, – добавила она, – я считала, что должна переспать с ним во имя науки. Лора ужасно боится, что Энди закроет тему и, кажется, надеется, что я могу заставить его выписать чек на кругленькую сумму.
– Точно как ты очаровала когда-то меня, – небрежно бросил Пол.
Кей пропустила реплику мимо ушей.
– Не могу понять лишь одного – почему Лора настолько не уверена в себе? У нее так много собственных денег!
– Но она не имеет права единолично ими распоряжаться. Все расходы должны быть одобрены братьями. В этой семье у мужчин полный контроль над всеми средствами. Так было всегда с тех пор, как первый Джеррон написал завещание.
– И она не может его оспорить? Это, по-моему, вообще незаконно.
– Лора пыталась. Но, к несчастью, условия завещания не могут быть нарушены, и ей приходится смиряться.
Кей почувствовала прилив жалости к Лоре, вспомнив, как они были близки в первые месяцы дружбы. Несмотря на материальное благополучие, у Лоры было нечто общее с матерью Кей – обе могли жить спокойно и без забот, только подчиняясь мужчинам.
Совещание началось после завтрака и продолжалось весь день и половину следующего. Были показаны километры черно-белой пленки; демонстрация сопровождалась пояснениями Пола и Лоры относительно целей работы, достигнутых результатов и способов изучения сексуальных взаимодействий мужчин и женщин. Среди наиболее консервативных членов правления послышалось потрясенно-брезгливое перешептывание, как только на экране появилось изображение молодых пар, занятых любовными играми или сплетавшихся в страстных объятиях, но поскольку показ то и дело прерывался сухим изложением научных фактов и описаний обычных физиологических реакций, связанных с сексом, а также потоком данных относительно температуры тела, частоты пульса, гормонального равновесия или измерений энцефалографической активности, впечатления чего-то непристойного быстро рассеялось. То, что сначала казалось порнографией, быстро превратилось в контраст света и теней, связанный с черно-белыми таблицами и сухими выкладками.
За обедом и ужином Кей виделась с Энди Джерроном, но тот не делал попыток заговорить и все время проводил с Элси. Кей была рада за девушку, хотя сомневалась, что эти отношения разовьются во что-то более серьезное.
В воскресенье, после того, как весь материал был представлен, Лора подвела итоги, заявив, что настал час, когда нельзя больше замалчивать проблемы, связанные с сексом, и необходимо изучать их наряду с другими аспектами человеческой биологии и поведения.
Конференция закончилась, но никакого определенного решения вынесено не было. Ученым объявили, что правление фонда вновь собирается на следующей неделе, чтобы обсудить, стоит ли выделять дополнительные субсидии. Кей считала, что совещание прошло успешно. Замечания большинства членов правления доказывали, что те отринули пуританские предрассудки и признали законность научных целей работы. Однако последнее слово по-прежнему оставалось за Энди Джерроном, а он в своем выступлении ничем не выказал своих истинных намерений, просто поблагодарил всех за то, что нашли время приехать, и сказал ученым, что их усилия высоко оценены.
Но когда Кей отправилась в свою комнату, чтобы собрать вещи, Энди успел перехватить ее.
– Жаль, что у нас не было времени лучше познакомиться. Такое хорошее начало и потом… ничего.
– Еще успеем, – пообещала Кей, – если не закроете работу.
Энди медленно, широко улыбнулся.
– Пожалуй, только это и может повлиять на мое решение, хотя я был бы еще более расположен к проекту, знай, что после того, как вы найдете все решения проблем секса, устроите еще одну демонстрацию… – Он наклонился ближе. – Лично для меня. Трудно сосредоточиться, когда вокруг так много людей.
– Энди, – искренне ответила Кей. – Я не свободна.
– В ту ночь, когда мы танцевали, так не казалось.
– Простите… если… ввела вас в заблуждение. Я… думаю… мы с Полом… вместе…
Энди понимающе кивнул.
– Ну что ж, пока вы еще раздумываете, так ли это, может, у меня есть шанс.
– Сначала дайте шанс Лоре. Потом ваша очередь. Через десять дней Лора торжествующе объявила на совещании сотрудников, что фонд решил выдать дополнительную субсидию в размере четырех миллионов долларов на покрытие расходов по экспериментам в течение следующих двух лет.
Позже Лора позвала Кей к себе в кабинет и сказала, что Энди проявил такую щедрость только потому, что увлекся ею.
– Сказал, что не хочет оставить тебя без работы, и еще заявил, что готов побиться об заклад, будто ты и Пол не сможете выдержать вместе еще два года – и тогда дверь для него будет открыта.
– Боюсь, он может проиграть, – бросила Кей, отнюдь не в восторге от того, что ее личная жизнь выставляется напоказ.
– Но я этого ему не скажу, – засмеялась Лора, – по крайней мере, пока не превратим чек в наличные.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очищение огнем - Марч Джессика



Этот роман нельзя назвать любовным, так как в нем любви в романтическом понимании этого слова практически нет. Очень много разговоров и размышлений о сексе - гг-я сексопатолог, но это произведение помогает лучше понять психологию американцев. В общем, если хоите легкого чтива, вам не сюда.
Очищение огнем - Марч ДжессикаИрина Р.
19.11.2016, 7.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100